Светец

Автор:
KakTyc
Светец
Текст:

Сухие ладони Врушки закрыли Злобню пасть и глаза. Она потащила своего сожителя в родную тьму леса. Трясло девчонку не на шутку, но Злобень был дорог ей не только как память.

Глаза слезились от яркого света, в носу зудело из-за странных запахов. Врушка носками осторожно нащупывала тропу. Двигалась медленно – боялась запнуться о корни деревьев и натворить ещё больше шума.

Светец пока не обращал на них внимания.

Фигура, сотканная из солнечных лучей, росла. Вот от прозрачного столба отделились тонкие руки, оформилась голова. Короткие космы волос разошлись в стороны светящейся дымкой. Ветер не трогал их, но негнущиеся пряди висели в воздухе, будто растрёпанные.

Ни плоти, ни звука - только свет и тепло.

Светец смотрел прямо перед собой: провал рта и пустые глазницы-тени отражали искреннее удивление. Существо набирало силу. Пока Врушка отволокла соседа на безопасное расстояние, под светцем успела проклюнуться и прорасти свежая трава вместо сухого былья.

Дух света повёл головой и дёрнул руками. Его старое положение отпечаталось в воздухе. Как жук в смоле замирает, так и размытый образ застыл, чтоб ожить спустя мгновение. Два лица и четыре руки из одного тела. Островок зелени под светцем разрастался. Внезапно от чужака стал облаком расходиться светящийся туман.

Сухостой отпрянул. Там, где гнилых остовов пней касалась светящаяся взвесь, начинал расти мох, а поверх него, нагоняя и обгоняя, выстреливала мелкая травка. Старые деревья уже вовсю перебирали корнями, стараясь убраться подальше. Земля закипела. Подул ветер, разгоняя родной гнилостный аромат и насыщая воздух противным запахом живой зелени.

Злобень перестал перебирать ногами и обмяк в объятьях своей неуклюжей спасительницы.

Тонкие ноги Врушки подкосились: сосед показался ужасно тяжёлым, ещё и под пятку залез чей-то корявый корень.

Она бросила Злобня и, не вставая, поползла спиной вперёд не в силах отвести слезящихся глаз от существа, обещавшего гибель ей и всем её друзьям.

Старик Дуб выпростал длинный корень и закинул его на добрых двадцать шагов. Врушка оказалась ровно под гибкой плетью. Когда Дуб подался прочь от светца и натянул свою оттяжку, девочку прижало к земле всей его тяжестью.

Отчаянный крик Врушки не остался без внимания. Головы духа света повернулись и уставились на неё провалами глаз.

Костлявые кулачки забили по толстому корню, но запаниковавшего Дуба собственная участь интересовала больше, чем судьба какой-то малявки. Ползущий корень разорвал истлевшую одежду на одеревеневшей груди, содрал изрядную долю коры, скрывающей отвратительно зелёное нутро. Врушка стыдилась своей природы с того мгновения, как поняла, что нутро у неё совсем не гнилое. Любой другой житель их топей ничего бы и не почувствовал, а потом так бы и ходил с дыркой в груди. Девочка же забилась в рыданиях от боли, но ещё больше её пугала абсолютная беззащитность.

Зло выпалив "Да чтоб ты расцвёл!", Врушка подогнала худые руки под корень и со всей силы толкнула вверх.

Оставляя за собой зелёный след, светец плыл к ней в облаке мерцающего тумана. Деревья расходились в стороны, но, когда сила светца настигал стволы, их корни замирали. Несколько чёрных облезлых осин развалилось прямо на глазах, их останки покрылись пятнами лишайника.

Дух замер рядом с бесчувственным Злобнем. Фигура склонилась над соседом Врушки, коснулась одной из своих рук. Серое пухлое тельце с пятнами грязной щетины вздрогнуло. Короткие скрюченные передние лапки подросли и пополнели, обвисшие уши встали торчком, чёрный сморщенный нос разгладился и блеснул влагой. От мордочки до кончика лысого длинного хвоста прошлась волной блестящая шерсть. И минуты не прошло, как бедный Злобень обратился в полосатого монстра.

Он резко подскочил на задние лапы, как обычно ходил. Долго на двоих пушистый устоять не смог – грудь перевешивала. Он бухнулся на четвереньки, удивлённо уставился на свои покрытые мехом лапы и, выдав протяжный вой, снова потерял сознание.

Закончив, светец будто забыл обо всём кроме Врушки. Теперь он смотрел только на неё.

Дуб паниковал не меньше своей случайной пленницы. Пока перебирался, старик накренился и навис голыми ветками прямо над ней.

Врушка почувствовала, как подогнутых ног коснулся жар светца.

- Нет, не хочу! Пожалуйста!

Узловатые ступни полнели и наливались зеленью. Вся её таким трудом нажитая гниль иссыхала, трескалась и сыпалась с неё чешуйками. И что дальше? Она тоже покроется отвратительным мехом и будет ходить на четвереньках, как несчастный Злобень?

«Дриада! Живая дриада!» - удивлённо зазвучало в её голове. – «Я не причиню тебе зла! Не бойся света!»

От такого Врушке стало только страшнее. Ведь слова эти никто не произносил: лес вокруг звучал шелестом и треском, но и только. Её тело становилось всё больше, на глаза навернулись уже полноценные слёзы. В ране на груди распустились мелкие белые, отравляя и без того отвратительный воздух своим сладким смрадом. А потом светец коснулся её лица.

Когда туман достиг дубового корня, тот поднялся и закостенел петлёй, давая Врушке спокойно дышать, но девочка уже не двигалась.

***

Всё переменилось и в то же время осталось прежним. Зелёные глаза дриады смотрели сквозь редкую листву, обещавшую в скором времени стать сплошной зелёной крышей. Сейчас большинство стволов было повалено, их покрывали мох, трава и редкие грибы. Вместе они расщепляли гниль, спешили обратить её в перегной.

С жителями было то же самое: одни сородичи валились наземь, зеленели и рассыпались, другие - обращались в лохматых монстров. Трудно было сказать, кому повезло больше.

Врушка сидела на той самой полянке, где всё началось. В гибких руках её прибавилось сил. В скромной фигурке – роста. Она оттащила Злобня поближе к центру, чтобы его не завалили щепки разваливающихся деревьев. Пушистый дышал легко и ровно – близился час пробуждения.

«Здесь снова будет течь время: дни и ночи, новолуния и полнолуния, сезоны – всё вернётся на круги своя. Отныне ты не Врушка, ты – Стебелёк. Храни этот лес!» - так сказал светец, растворяясь в мерцающем тумане.

Вот только Врединки теперь нет. Олуха тоже не стало. И ещё неизвестно, что будет со Злобнем, когда он поймёт во что превратился.

Они так хорошо жили раньше.

Что будет теперь?

апрель 2015

Другие работы автора:
+6
14:07
139
14:41
+2
rofl
Это надо обязательно откомментить. Попозже.
15:39
15:21
+2
))) вот так вот выглядит, когда пытаешься насильно причинить добро!
«Да чтоб ты расцвёл!»

Ооо Это лучшее проклятье, что я слышала! inlove
15:39 (отредактировано)
+2
Беспощадно причинять добро!
16:02
+1
15:54
+2
Как эмоционально, как трогательно, какой накал страстей! Великолепно написано! Я испытала потрясение, словно сама стала Врушкой на несколько минут. Отличная работа! bravo
Спасибо!
16:20
Вам спасибо)
Врушка носками осторожно нащупывала тропу.
— в чем держала носки, если руками тащила сожителя или нет?
Светец пока не обращал на них внимания.

Фигура, сотканная из солнечных лучей, росла.
— а чья фигура, персонажи множатся как грибы.
Короткие космы волос разошлись в стороны светящейся дымкой. Ветер не трогал их, но негнущиеся пряди висели в воздухе, будто растрёпанные.
— как ни старался, не смог представить нормально. Короткие космы разошлись дымкой; короткие, дымкой? Ну с натяжкой. Но как висели негнущиеся пряди (они же дымка) будто растрепанные. По большому счету, тут два раза обозначено что волосы растрепаны. На мой вкус лучше оставить — дымка.
Светец смотрел прямо перед собой: провал рта и пустые глазницы-тени отражали искреннее удивление.
— вот прям так сразу понятно по пустым глазницам куда смотрит и что выражает, удивление, радость, тоску?
Как жук в смоле замирает, так и размытый образ застыл, чтоб ожить спустя мгновение. Два лица и четыре руки из одного тела.
— какой-то мутный процесс трансформации. В итоге оба два стали нормально отображаться или остались расплывчатыми. И тут скорее не эффект жука в муравейнике смоле, а эффект стробоскопа.
И кстати, там промелькнул дух света — это опять новый персонаж или продолжение старого Светца/Фигуры?
Сухостой отпрянул. Там, где гнилых остовов пней касалась светящаяся взвесь, начинал расти мох, а поверх него, нагоняя и обгоняя, выстреливала мелкая травка.
— Так все-таки, сухостой или гнилушки-мокрушки? Сухостой подразумевает суй стояк, деревья и кусты засохшие на корню и торчащие из земли, не пни, не валежник. Мох, насколько я помню, как раз и является признаком гниения, болта, сырости. И трава поверх него не растет, мне кажется. Хотя может экология и изменилась.
залез чей-то корявый корень
— Коряво, не побоюсь этого слова.
Злобень перестал перебирать ногами и обмяк в объятьях своей неуклюжей спасительницы.
— обмяк второй раз что-ли.
подался прочь от светца инатянул свою оттяжку
— светец разве не имя, там даже дуб это Дуб. И про оттяжку хотел поинтересоваться, что это?
Фигура склонилась над соседом Врушки,
— а был сожитель.
«И минуты не прошло, как бедный Злобень обратился в полосатого монстра.» — жаль, ведь мы так и не узнали, кем он был изначально.
«Вот только Врединки теперь нет. Олуха тоже не стало.» — а вот еще персонажи подкатили и исчезли.
Это какой-то эпизод из крупной формы да? В целом интересно, как представитель русского фэнтези. Может даже коалиция с фантастикой, вот Светец, кто или что такое? Мыслящий сгусток солнечного света, чистой энергии или биоэнергетический робот с искусственным интеллектом? И миссия у него вернуть экологию к равновесию?
Задумка интересная. Исполнение несколько колченогое. Предложения какие-то обрывистые. Не всегда понятно на кого перешел автор/текст и перешел ли. Что за лес такой, сухой или наоборот гниюще-заболоченный. Тогда откуда там дубы, елочки — осинки — кривые березки, да. И Врединка, кто она: врединка, дриада или стебелек. Мир этого леса выписан где-то в голове автора, мне он не дался, но показался интересным и заслуживающим внимания. Хочу полный метр или доработать это эссе до полноценного рассказа.
Спасибо.
Загрузка...
Эли Бротовски

Другие публикации