Я обязательно вернусь. Глава шестая.

16+
Автор:
Иоанна Кот
Я обязательно вернусь. Глава шестая.
Аннотация:
Хрупкая, юная Люсиль, после трагической гибели отца, вынуждена устроиться кухаркой в далёкое поместье. Остальная прислуга приняла её очень радушно, но всё же Хиллхоум не так прост как кажется. Почему никому нельзя подниматься ночью на второй этаж? Насколько опасен мрачный нелюдимый хозяин? Какие тайны хранит бескрайняя тоска в его глазах?
Текст:

Люсиль сидела на плетёном диванчике у дома и задумчиво провожала взглядом последние лучи заходящего солнца. Её душа была неспокойна. Уже больше недели от мистера Нойда не было никаких вестей. Он уехал, никому ничего не сказав. Тётушка решила, что он отправился навестить виноградники. Но в субботу как обычно оттуда приехал управляющий и сказал, что хозяин не появлялся. Тогда Нинель догадалась, что он поехал искать напавших на него охотников. Остальная прислуга если что и подозревала, виду никто не подавал. Так здесь было принято. Лишь Люсиль не находила себе места. Она подолгу сидела на улице и вглядывалась в змейкой вьющуюся просёлочную дорогу.

- Господи, только бы он вернулся,- взывала она изо дня в день,- сохрани его для меня, умоляю.
Улыбка давно не касалась её губ. Зато частыми гостями стали непрошеные слёзы. Девушка старалась не подавать виду, но очень сложно было скрывать свое беспокойство. Благо в душу ей никто не лез. Только миссис Фокс порой вечером, закутывалась в шаль и присоединялась к ожиданию. Она ничего не говорила, лишь гладила по руке. Однажды Люсиль было особенно грустно, она не сдержалась и расплакалась, уткнувшись в плечо старушки.
- Не волнуйся девочка,- успокаивала её тётушка,- Бастиан вернётся. Всегда возвращается.
И он вернулся. Под конец второй недели, в серый дождливый вечер. Люсиль и миссис Фокс сидели в гостиной и коротали время за вышивкой. Он вошёл промокший и грязный. Волосы облепили худое лицо, с одежды капало. Хозяин бросил взгляд на встрепенувшихся женщин и молча поднялся к себе, оставляя на ковре мокрые следы.
Люсиль вопросительно посмотрела на тётушку, но та лишь пожала плечами и пошла, позвать Марту прибрать за хозяином. Люсиль же не зная, что делать, ходила по кухне. Ей очень хотелось сейчас быть с Бастианом, но никак не могла решиться подняться к нему. Не в силах больше терпеть, она заварила чай, чтоб отнести хозяину с дороги. Дверь в спальню была приоткрыта, но на стук он не отозвался. Люсиль помедлила, но всё же вошла.
Мистер Нойд сидел на краю постели, упёршись руками в колени и опустив голову. Одежда на нем была уже сухая и чистая. На полу валялось влажное полотенце. Когда вошла кухарка, хозяин и не пошевелился. Она поставила поднос на широкий подоконник и опустилась на колени у ног Бастиана. Он невидящим взглядом прожигал ковёр на полу. Ещё ни разу в жизни он не чувствовал себя таким опустошённым. И ещё никогда не испытывал такую ненависть к себе. Он не мог посмотреть на невиннейшее сознание на свете, которое как верный щеночек сидело возле него. Ему казалось, что она увидит в его глазах то, что он сделал.
- Я так рада, что вы живы,- прошептала, наконец решившись, Люсиль,- я… мы так боялись что вы не вернётесь или вас снова ранят.
Бастиан поднял голову и девушка увидела на его лице страдание.
- Вас что-то мучит. Поделитесь своей болью, станет легче.
- Поделиться? Мне станет легче?!
От резкого возгласа, девушка отшатнулась.
- Я безжалостно убил трёх человек! Ты понимаешь? Я перегрыз им всем глотки! А ведь они просто защищали людей от таких монстров как я! Но монстр разорвал их раньше. У них, наверняка, остались семьи, дети. Чем я лучше любого убийцы? Это я должен был умереть, а не они. Мне следовало дать им меня убить.
Бастиан обхватил голову руками и заскрежетал зубами. Люсиль поднялась и обняла его. Прижала его голову к своей груди и гладила по волосам.
- Я сею смерть. Не заслуживаю жизни. Это всё так бессмысленно. Всё равно чудовище не может быть счастливым. Его никто никогда не полюбит.
- Я вас люблю. Для меня вы никакое не чудовище. Я отдам свою жизнь, чтоб вы были счастливы. Без вас она не имеет смысла.
Люсиль наклонилась и прижалась губами к его губам. Бастиан обнял её и ответил на поцелуй. Посадил к себе на колено и слушал, как бьётся маленькое, но бесконечно смелое, доброе и любящее сердечко. Щёки девушки горели от смущения, кровь прилила к её губам и они стали ярко-алыми. Бастиан любовался прекраснейшим в мире личиком и не мог поверить, что это нежное дитя смогло полюбить монстра. В её словах он не сомневался ни секунды. Сверхъестественное чутье всегда безошибочно определяло ложь. Впервые за долгую-долгую жизнь, его сердце наполнилось теплом и нежностью, вытеснив тоску и одиночество. Он целовал её руки и лицо, перебирал пальцами крупные локоны волос. Бастиана окутало восхитительное чувство спокойствия и умиротворения. Неужели израненная душа исцелена этой девочкой? Он не хотел выпускать это чудо из своих объятий. Боялся, что тогда всё исчезнет и вернётся тьма и безысходность. Но им обоим требовался отдых и он, наконец, поцеловал Люсиль в лоб и отпустил, пожелав спокойной ночи.
И ночь, правда, была непривычно спокойной. Даже без единого кошмара. Утром Бастиан наскоро привёл себя в порядок и почти бегом спустился на кухню. Люсиль как обычно хлопотала у плиты. Заключив в объятия, он закружил её по комнате. Потом долго и сладко целовал в губы. Наконец отпустил счастливую девушку на пол и тихонько сказал:
- Доброе утро, любовь моя, самое доброе в моей жизни. Хочу, чтоб теперь каждое было таким.
- Как пожелает мой господин,- личико Люсиль тоже всё светилось.
- Нет, прошу, не называй меня так больше. Я не твой господин. Теперь я слуга, моя принцесса. И тебе больше не следует гробиться на кухне.
- Нет-нет,- запротестовала девушка,- я не хочу ничего менять. Мне нравится готовить для вас и это совершенно для меня не в тягость. Пусть остаётся всё как прежде. Пожалуйста.
- Если ты так желаешь,- Бастиан только развёл руками.
- Да, мне бы так хотелось,- кухарка чмокнула его в щёку,- а теперь мне пора заниматься завтраком. Скоро уже все проснутся.
- Но ты хотя бы будешь составлять мне компанию за столом? Мне так надоело, есть в одиночестве.
- Если позволите, я буду как прежде завтракать со всеми, а обедать и ужинать с вами. Я бы не хотела отдаляться от моей новой семьи.
Хозяин ответил ей долгим поцелуем и удалился, чтоб не мешаться и никого не смущать.

Прислуга, наученная не лезть в хозяйское дело, не подавала виду, что их удивляет происходящие в доме изменения. Все были, несомненно, рады за влюблённых. Лишь тётушка Нинель решилась поговорить с Люсиль.
- Милая, не подумай ничего, я счастлива за вас с Бастианом,- начала она осторожно,- но ты же понимаешь, что всё будет непросто? Отношений как в дамских романах не получится. Несмотря на то, как сильно Бастиан в тебя влюблён, его натура… весьма непредсказуема. Ты всегда будешь в опасности.
- Не думайте, тётушка,- вздохнула Люсиль,- я не столь легкомысленна, как вам кажется. Я изучила книги о таких людях как он и представляю, чего стоит ожидать. Как лучше себя вести. Я знаю, что мне будет грозить. Но я люблю его всем сердцем и готова рискнуть своей жизнью. Думаю, у нас всё же есть шанс на счастье.
- Дай то Бог, девочка, дай то Бог.
Но романтическую идиллию нарушило совсем не то, о чем беспокоилась домоправительница. От миссис Монтин пришло письмо. Она писала дочери, что давний друг их семьи, после недолгих ухаживаний, попросил её руки. Дэвид Райтон занимался торговлей, как и её покойный муж и нажил весьма нескромное состояние. Не имея жены и наследников, он с радостью предложил записать на свою фамилию всех детей Монтин. И естественно включить их в наследство. В маму Люсиль он был влюблён уже много лет, но она была замужем за его другом и, следовательно, недоступна. Узнав же о том, что она овдовела, он немедленно вернулся в Лонвуд и стал за ней ухаживать. Ещё миссис Монтин писала, что Люсиль теперь не нужно работать и она должна вернуться домой. Мистер Райтон выделил обеим её дочерям хорошее приданое и пообещал найти им в мужья достойных джентльменов.
Несмотря на хорошие новости Люсиль немного расстроилась. Ей нужно было отпроситься у Бастиана на пару недель, чтоб помочь в подготовке к свадьбе. А ещё как-то объяснить семье, почему она не вернётся домой и что любимого она уже нашла. К тому же необходимо было придумать, почему они не могут познакомиться с мистером Нойдом. Ведь Бастиан не поедет в Лонвуд, а привозить сюда родных тоже не лучшая идея.
В раздумьях Люсиль провела весь день. Благо хозяин был тоже занят с управляющим виноградниками. Вечером чтоб немного проветрить голову она накинула шаль и вышла прогуляться вокруг дома. Прохладный осенний воздух освежил мысли, придал сил и Люсиль пошла в кабинет Бастиана, поговорить о письме.
Мистер Нойд сидел в кресле невероятно угрюмый. Его локти упирались в подлокотники. Он посмотрел на вошедшую девушку поверх переплетенных пальцев. Взгляд был тяжёлый как огромный валун.
Вся решимость Люсиль тут же испарилась. Она стала у дверей и растерянно теребила подол своего фартука.
- У вас есть, что мне сказать, мисс Люсиль?- прорезал тишину стальной голос.
- Я, да, хотела,- слова путались в голове девушки,- моя мама прислала письмо. Она выходит замуж. И я хотела отпроситься у вас на свадьбу.
- Вот как. Значит, вы пришли сюда за благословением?
- Я не понимаю…
- Зачем вам теперь моё позволение? Вы ведь теперь состоятельная леди и наконец, вам подберут «достойного джентльмена» для создания новой ячейки общества.
- Вы читали моё письмо?- изумилась Люсиль.
-Это… не специально,- смутился Бастиан,- я искал вас в ваших покоях и увидел на столе вскрытое письмо. Вы не говорили о нём и я решил узнать почему. Теперь всё встало на свои места.
Голос его снова стал жёстким как наждачная бумага. Бастиан встал, отвернулся к окну и положил ладони на подоконник. Люсиль уже знала, что он не зол. Когда его накрывал приступ гнева, то глаза становились черными, и он переставал себя контролировать. Сейчас же глаза оставались зелёными как весенняя листва, только немного грустными. Опасаться было нечего, девушка подошла к любимому и обняла его, прижавшись щекой к твёрдой напряжённой спине.
- Любовь моя, ты самый достойный из джентльменов во всем мире и моя жизнь принадлежит только тебе. Письмо принесли сегодня утром, у меня не было времени о нем рассказать.
Тело в бесконечно нежных объятиях немного расслабилось.
- Ты ведь понимаешь,- продолжила девушка,- она моя мама и я не могу не поехать. Я должна быть сейчас рядом с ней. Но как только пройдёт торжество, я сразу же приеду. Хиллхоум теперь мой дом, а вы моя семья. Я обязательно вернусь. Обещаю.
Бастиан повернулся и погладил Люсиль по щеке.
- Ты не оставишь своё чудовище, моя принцесса?- в словах проскользнули нотки мольбы.
- Никогда.- Девушка обвила его шею руками.- Без тебя теперь нет меня.
Она закрепила свои слова поцелуем, и Бастиан отпустил её собирать вещи. Утром, пока мистер Фокс готовил повозку, Бастиан взял со своей принцессы обещание, что она непременно сообщит, каким именно поездом вернётся. Чтоб её обязательно встретили. Люсиль пообещала, и с трудом выбравшись из крепких объятий, отправилась на станцию.
Прибыв в Лонвуд, девушка наняла извозчика, который отвез её по адресу указанному в письме миссис Монтин.
Особняк мистера Райтона поражал роскошью и размерами. Сделав миссис Монтин предложение, он сразу забрал её с детьми к себе. Его фамильный особняк был гораздо больше, чем тот, в котором они жили с отцом. Люсиль, мистер Райтон встретил как члена семьи. Ей выделили покои рядом с покоями Мари. Младшая сестра вечерами пробиралась в её комнату и они болтали до поздней ночи, а потом засыпали в обнимку как в детстве.
В предсвадебной суете, Люсиль не стала огорчать маму новостью, что она не останется в Лонвуде. Но миссис Монтин не могла не заметить перемен в дочери и решила поговорить с ней наедине. Она пригласила её на послеобеденную прогулку и осторожно поинтересовалась планами на будущее. Люсиль не стала ничего скрывать и рассказала об отношениях с Бастианом. Конечно, эти новости обеспокоили миссис Монтин:
- Доченька, надеюсь, этот мистер Нойд соблюдает приличия, а ты ведешь себя целомудренно? Я знаю, как любовь кружит голову. И ещё знаю, как коварны мужчины.
- Мамочка, для волнений нет повода,- успокоила её Люсиль,- Бастиан уважает меня и дорожит нашими чувствами. Он никоим образом не посягает на мою невинность.
- Надеюсь так и есть дитя. Всё-таки он взрослый мужчина. Не случилось бы дурного…- миссис Монтин вздохнула,- это значит, что ты вернешься в то захолустье и оставишь нас? Ты уверена в своём решении?
- Уверена, мам. Там моя жизнь и моё сердце осталось с ним.
- Ах, милая, всё же у меня дурное предчувствие. Может это всё моя впечатлительность. Я очень люблю тебя и желаю только добра. Но это твоя жизнь и я не вправе решать за тебя.
- Я тоже вас всех люблю! И буду очень по вам скучать. Но Хиллхоум всего в пяти часах езды от Лонвуда, я буду навещать вас.- Люсиль крепко обняла маму, и они обе не сдержали слёз.
Пока в доме молодожёнов царил предпраздничный хаос и веселье, в Хиллхоуме время тянулось как древесная смола и превращало жизнь Бастиана в пытку. Часы неимоверно медленно складывались в дни, что просто невыносимо было терпеть. Он ходил по дому из комнаты в комнату не находя себе места. Бесцельно скакал верхом по окрестностям. А возвращаясь, каждый раз, спрашивал, нет ли вестей от Люсиль. С каждым днём мистер Нойд становился всё более угрюмым и злобным. Почти не ел и мало спал. К концу второй недели он превратился в беспокойного призрака и был уверен, что возлюбленная к нему больше не вернётся. Два дня он вовсе не вставал с постели, придумывая способы покончить с собой.

Нинель влетела в его спальню без стука и радостно протянула конверт:
- Вот, только что привёз почтальон.
Бастиан схватил конверт… и застыл в нерешительности. Вдруг там написано, что Люсиль решила остаться с семьёй, и он больше её не увидит?
- Так и будешь над душой стоять?!- рявкнул он на старушку и ту словно сдуло ветром.
Когда дверь за ней закрылась, он взял со стола нож для писем, осторожно вскрыл конверт и развернул небольшую телеграмму:
«Счастье моё! Пишу, как обещала: ждите меня завтра вечерним поездом. Люблю. Всегда твоя Люсиль.» Перечитав слова 10 раз, Бастиан, наконец, убедился, что всё правильно понял и его принцесса возвращается. Его сердце колотилось, а внутри струйками тёплого мёда растекалось облегчение. Эта ночь снова прошла без сна, но теперь от радостного возбуждения.
Весь следующий день он суетился в предвкушении. Дал указания приготовить для Люсиль покои на втором этаже, в одной из гостевых комнат. Близняшки послушно перенесли все её вещи. Потом распорядился, что приготовить на ужин. В конце концов, сам оборвал в палисаднике оставшиеся цветы и расставил их по всему дому. К поезду он выехал за час, хоть до станции и было 10 минут верхом. В нетерпении он выхаживал по перрону, не обращая внимания на перешёптывающихся людей. Все гадали, кто этот господин. Ведь никто из селян не знал владельца Хиллхоума в лицо. Наконец чуткий слух уловил звук приближающегося поезда. Он был ещё довольно далеко, но волнение охватило Бастиана ещё сильнее и вызвало дрожь в руках. Состав прибыл ровно по расписанию. Люди выходили из вагонов, а золотоволосую Люсиль нигде не было видно. Но тут его обоняния коснулся такой родной аромат и едва он повернулся в сторону его источника, как ему на шею бросилось худенькое тельце в персиковом платье. Люсиль была счастлива вернуться к любимому и горячими поцелуями покрывала его лицо.
- Ты всё же здесь, душа моя. Как же я скучал.
- И я скучала! Сильно-сильно!- девушка уткнулась в грудь Бастиана.
- Поехали домой, любимая.
Вернувшись, они все вместе отпраздновали возвращение Люсиль, выпили вина за счастливый брак её матери. А после семейного застолья тётушка отвела девушку в её новую комнату.
– Слава Богу, ты приехала. Мы уж думали, совсем потеряли хозяина. Сначала он грустил, потом злился, а потом и вовсе впал в апатию.- Сетовала миссис Фокс.
- Но я ведь отсутствовала всего две недели, как и обещала. Неужели он не поверил в мои слова? Разве я похожа на лгунью?
- Я думаю, Бастиан уверил себя, что ты предпочтёшь жизнь с родными в городе полном развлечений, чем с нами в этой глуши.
- Ну что за ерунда. Я люблю это место. Люблю Хиллхоум и вас всех люблю.
- Девочка, чужая душа потёмки, а у Бастиана и вовсе кромешный мрак. Кто знает, откуда у него эти мысли. Но главное ты здесь и все счастливы. А теперь отдыхай. Доброй ночи, милая,- тётушка поцеловала её в лоб и вышла.
Люсиль тоже была рада вернуться. Она и не предполагала что так сильно по всем соскучится.  

+1
08:03
67
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Империум

Другие публикации