Черная деревня (3 глава)

6+
Автор:
АндрейК
Черная деревня (3 глава)
Аннотация:
Увлекательнейшее повествование, закрученный сюжет, неожиданное окончание, прекрасный литературный слог - все это вы можете увидеть в произведениях других авторов :)
А здесь - 3 глава.
Текст:

Глава 3

Данила Ефимович в период летней страды, а также весеннего сева, осеннего сбора урожая и заготовки кормов редко высыпался. Вот и нынче: несмотря на возможность поспать короткой августовской ночью, он сидел у окна и курил. Сон не шел. Мысли вновь и вновь возвращались к комсомольцам-электрикам.

«Толковые ребята», - рассуждал председатель. Он высоко оценил их сноровку, умение работать со сложной техникой, воодушевление жителей Калиновки, услышавших радио. Но вот что-то не складывалось…

Какая-то деланность, наигранность порой проскакивала в их поведении. Были странности и в их действиях и манере речи – вели себя чересчур независимо, порой мелькали в речи какие-то непонятные слова: «хабар», «круто», «фак», «блин» и другие. Относительно «блина» - еще понятно – председатель как раз намеревался пригласить их к себе в гости, угостить отменным блинами… Но что насчет приборов, которые они с собой принесли? Мимоходом он видел, что один из ребят, Олег, прохаживался с этим устройством и что-то слушал в земле. «Надо будет спросить, - сонно думал Данила Ефимович. - А еще лучше – зайти к ним в дом, когда никого не будет…»

Предрассветный мимолетный сон председателя нарушил почтальон: в депеше из райцентра сообщалось, что трое электриков срочно переброшены в другую деревню, а в Калиновку они прибудут с задержкой в несколько дней…

- Тьфу ты, черт дери… - ругнулся Данила Ефимович, - опять что-то напутали там у себя! Хотя… Понаблюдать надо за ними…

Немного погодя утренние заботы целиком поглотили его мысли.

___*___

Почти всю ночь Саша с Игорем разбирали и рассматривали содержимое горшка: в основном, преобладало серебро Николая II – от мелких пятикопеечников до рублей. Попалось несколько рублей и полтинников с профилем Александра III. Был и один «юбилейный» рубль «300 лет Дому Романовых». Среди советской мелочи преобладали «полтинники» (около пятисот штук): наметанным взглядом Саша выделил монеты 1921 и 1927 годов, ценившиеся дороже. Встретился и единственный рубль 1922 года. Состояние монет в кладе было превосходным – они еще не успели покрыться характерной патиной. Вес тянул примерно на пять килограммов.

- Шик, блеск, - повторял Игорь, рассматривая монеты.

Как зачарованные, они перебирали клад при свете фонарика сотового телефона, плотно занавесив окно в сенцах.

Олег опять собирался ночевать у Татьяны. Словно замерев на пару минут, он осоловело посмотрел на россыпь монет на холстине, потом помотал головой, словно придя в себя, и удалился восвояси.

Бережно ссыпав клад в новую глиняную крынку, возбужденные, но счастливые, Саша и Игорь с трудом заснули. Перед этим единогласно решили закопать клад обратно, тщательно запомнив место.

Новый день начался со скрипа двери, извещавшем о приходе Олега. Через несколько минут после него, как по расписанию, явился председатель.

- Что, хлопцы, как спалось?

- Все нормально, Данила Ефимович, - отвечал Саша.

- А чего это у вас ночник горел в сенцах? Вот тут…- с этими словами председатель быстро вошел в сени.

Саша едва успел наступить ногой на валяющийся на полу полтинник с профилем последнего царя.

- Да забыли, видно… - промямлил Игорь.

- Эх вы, электрики чудовы… А чего это – все хочу спросить за эти приборы – это чего такое невиданное?

Не успели все трое ахнуть, как председатель уже крутил в руках Сашин Е-Трак.

- Проводимость почв изучаем, уважаемый председатель. Техника деликатная, импортная и дорогая, положите на место, будьте любезны, - нашелся Саша, но бледность лиц всех троих не ускользнула от внимательного взгляда Данилы Ефимовича.

- А научите меня, старого дурака, провода крутить, да радио ремонтировать? А то вы уедете, а тут поломка какая, и опять сиди, кукуй.

- Конечно, научим, покажем, расскажем, - почти хором ответили друзья.

- А тебя какая ячейка в комсомол выдвигала? – палец председателя смотрел в упор на Олега.

-Э-э-э, – не нашелся, что сказать на это Олег.

- Так институтская же, – бодро ответил за него Саша. - Как в институт поступили, так и выдвинулись в комсомол.

Неловкую беседу прервала Татьяна с чугунком ароматной каши.

- Данила Ефимович, прошу к нашему столу, – пригласил Саша.

- Вы, хлопцы, завтракайте да приступайте к работе, а у меня – дел невпроворот, спасибо за приглашение! – скороговоркой выпалил председатель и был таков.

Затянувшуюся паузу прервала Татьяна:

- Долго мне тут с чугунком стоять? Ну-ка, за стол, каша стынет!

Молча и почти нехотя позавтракали. Татьяна ушла, неодобрительно хмыкнув.

- Ты, ловелас хренов, чего тут языком лишнего треплешь? Какого ляда председатель пришел, вынюхивать начал про нас? – набросились на Олега Саша и Игорь.

- Вы чего, ребята, у вас крышу повело от клада, что ли? Каким языком, что я треплю? Да мы вообще не разговариваем почти с ней, не до бесед нам…- Лицо его приобрело идиотско-мечтательное выражение.

- Втюрился, мистик,– констатировал Игорь.

- Это самое, мужики, а может, мы того…тут и останемся, – невольно вырвалось у Олега.- Подадимся в город, обзаведемся семьями…

- Фляга свистит у человека, – с сожалением произнес Саша.

- Причем капитально, – подхватил Игорь.

Оба хмуро и жалостливо смотрели на Олега, как доктора на консилиуме у постели неизлечимо больного.

- А что, мужики, вот вам хорошо – у вас жизнь стабильная, семьи, даже дети есть, а у меня что? Перекати-поле, ни жены, ни родственников толком. Никто меня ТАМ не держит! Мне ничего не нужно от вас, отпустите меня, оставьте тут, пожалуйста! Тут все настоящее, понимаете, мужики, тут! А не там! - он мотнул головой в сторону, где почти восемьдесят лет спустя они оставили «Ниву». - У меня тут наконец-то любовь появилась; мне нравится воздух, люди; меня все тут устраивает!

Саша слегка приобнял Олега за плечо.

- Ты пойми, друг, все просто: скоро нас «раскусят», я чую. Что дальше? Дальше – мало приятного. Но могу сказать одно, что с Татьяной ты - так или иначе - расстанешься. Либо тебя возьмут тепленького, из постельки, да сразу на допрос. Либо, если повезет – уйдем отсюда живые-невредимые да еще с хабаром! Третьего не дано: у тебя нет документов, ты не можешь ответить даже на элементарный вопрос о том, что происходит в этом времени. В общем, неприятной беседы в ЧК тебе не избежать. А дальше – либо дурка, либо что похуже… Допустим, ладно… Миновала тебя эта участь, так через десяток лет с большой вероятностью сгинешь на фронте.

- В общем, парни, я так мыслю, – вмешался Игорь.- Кто-то из нас накосячил, вольно или невольно. Из-за этого – мы здесь.

Его суждения и выводы порой отличались простотой, лаконичностью и логической неоспоримостью. Очевидно, что эта мысль его посещала и ранее, только не было повода ее выразить вслух.

- Я взял кольцо… - потерянным голосом, с удивленно-утвердительной интонацией произнес Саша.- Парни, простите, попутал нечистый. Как сюда шли в первый день, нашел кольцо и оставил себе. Вот оно…

«Моей Оксане…» - прочел вслух недостающие буквы Олег.

- Я, конечно, смотрел «Властелин колец», но не знал, что такая херня и в жизни может случиться.

- Какого хрена сразу не сказал? – не находил нужных слов от гнева Игорь. - Ладно, ты признался, раскаиваешься, что скрысил колечко. И что? Разверзлись небеса? Какой год на дворе? – громко крикнул он.

- 1932, – раздался за окном громкий насмешливый женский голос. С этими словами в дом впорхнула рыжая молния; вернее, за рыжую молнию можно было по ошибке принять невысокую бойкую девушку лет двадцати пяти от роду.

- Меня Оля зовут, вы к нам вечерять заходили.

Из молодой особы жизнь била ключом – такая за словом в карман не полезет, издалека слышно ее задорный смех. Саша и вчера замечал ее заинтересованный взгляд, когда она крутилась возле места их работы.

- Какое колечко! – восторженно закричала Оля, ловко перехватив кольцо из руки Олега. - А мне вот никто не подарил кольца! Жениха, Лешку, закололи кулаки, а с тех пор больше никто и не сватался ко мне, такой старой!

Непослушная юбка ее то и дело оголяла загорелые крепкие ноги почти до бедра.

- Ты что, рыжая-бесстыжая, тут ошиваешься, ну-ка, ухват возьму да огрею тебя по башке непутевой! – через окно закричала на нее Татьяна. Вероятно, она вернулась полюбопытствовать, что здесь «забыла» Ольга.

- А ты тут, я смотрю, прописалась, жалмерка? – пошла та в ответную атаку.

- Ишь, перышки распустила, думаешь, людям неизвестно, что ты тут парням голову дуришь?

Ловко увернувшись от летящего полена, Оля выскочила во двор – только ее и видели.

- Вот стерва, – красная от гнева Татьяна проводила взглядом ее рыжую копну и удалилась сама.

- Это у нас весело день начинается…- ошалело пробормотал Саша.- Пошли, прикопаем кладик, и за работу. Сегодня должно все решиться…

- А колечко куда? – спросил Олег.

- Колечко пока тут полежит…

Выдвинув поддувало печки, Саша положил кольцо туда.

- Ну что вы на меня так смотрите? Попутал нечистый, клянусь, было в первый и последний раз.

- Профессор хренов,– пробубнил Игорь.

Несколько раз, точно вымерив шагами расстояние от ямки до обоих ближайших углов дома, тщательно и глубоко закопали клад. Потом заторопились в сторону склада, чтобы закончить работу.

___*___

Данила Ефимович удивленно извлекал на свет все новые и новые предметы, тщательно распотрошив вещи «комсомольцев». Металлоискатели поприветствовали его сигналами включения, мигнули и что-то сказали на своем иностранном языке мудреные коробочки

- «И-Рноне» - тьфу, буржуйское отродье, – ругнулся председатель.

Не миновал его пристального внимания и увесистый кошель с монетами – такие он регулярно находил у себя в огороде и прилежно сдавал в райцентр, в милицию.

«Шпионы», - крутилось в его голове единственное логическое объяснение происходящему.

«Понавешают радио, а потом будут в своей Америке слушать, что тут происходит, - посетила его голову следующая мысль.- Хотя, ребята не похожи на шпионов, по крайней мере, на тех, которых в газетках на карикатурах рисуют».

Мысли окончательно спутались в его голове. Единственно правильным решением, на его взгляд, был вариант немедленно доложить куда следует. А там разберутся.

В растерянных чувствах, не обратив внимания на свежий раскоп у дома, председатель спешно покинул дом.

В опечатанном сургучом пакете, отправленном с нарочным в райцентр, было описано происходящее, а также содержалась просьба прислать дознавателя.

___*___

Несмотря на утреннее происшествие, день прошел в рабочем режиме, практически незаметно. Не отвлекаясь на долгие перекуры, всё же откликнулись на настойчивое приглашение Оленьки отобедать у них. Сама она беззастенчиво флиртовала с Сашей – видно было, что всерьез им заинтересована.

- Саша, Сашенька, а подаришь мне колечко? - даже не спросив его, женат ли он, решительно наступала Ольга.

Лишь только вмешательство главы семьи прервало этот спектакль – все трое спешно собрались и продолжили работу.

День клонился к завершению, когда был прикручен последний репродуктор и подключена к сети последняя изба. Кабеля осталось совсем чуть-чуть: было понятно, что драгоценное импортное оборудование, щедро оплаченное Советской властью зарубежным производителям царскими червонцами, рассчитали впритык. Обессиленные и измотанные жарким солнцем, все трое поплелись к своей избе.

Обиженная Татьяна не составила им компанию за ужином, но оставила всю снедь, покрытую большим полотенцем на столе. Поужинали и завалились спать. Олег вяло порывался уйти, но его удержали.

На рассвете к Калиновке верхом приблизилась тройка милиционеров. Разбудив Данилу Ефимыча, выдвинулись в сторону дома Мекешкиных… Первым от лая соседской собаки проснулся Саша. Он увидел председателя, крадущегося вдоль плетня с наганом наперевес в сторону их дома. Совсем не отдавая отчет в своих действиях, Саша выставил металлоискатель в окно в одной руке, яркий фонарик на смартфоне - в другой.

- Оружие на землю, руки вверх! – громко закричал он.

Удивленный и испуганный, председатель с милиционерами послушно капитулировал. Проснулись и соскочили со своих кроватей Игорь с Олегом.

- Сашенька, не кричи, выйди ко мне, подари мне колечко! – жалобно и призывно зашептала Оля.

«Откуда же только ты взялась?» - едва успел подумать Саша. Словно во сне, он метнулся к печке, вынул из поддувала кольцо и надел его на палец Оли…

___*___

Перед рассветом природа замирает: ночные птицы замолкают, а дневные – еще только просыпаются. Тишина окружающей природы была взорвана криком из одинокой палатки рядом с «Нивой»: на одной ноте вопили трое здоровых мужиков. Продирая заспанные глаза, всклокоченные, они выскочили наружу и не поверили сами себе: все было на месте – палатка, «Нива» и тополя вдали, укрывающие канувшее в лету прошлое Калиновки…

КОНЕЦ

Другие работы автора:
0
10:01
85
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Кристина Бикташева

Другие публикации