Полчетвертого

16+
Автор:
alisa.lokalova
Полчетвертого
Аннотация:
Вы проснулись неизвестно где, неизвестно, с кем, но известно - когда. Вы последовательно отвечаете себе на все вопросы, и лишь один из них остается загадкой до самого конца.
Что вы за человек?
Текст:

На часах полчетвертого. Утра? Ночи? За окном брезжат первые неуверенные отблески восходящего солнца. Я смотрю, как серое окружение постепенно окрашивается в рассветных лучах. Заснуть не получается. Меня мучает один-единственный вопрос. Кто я такой?

Что ж, начнем с малого. Я встал с постели, прошел по коридору и наугад открыл одну из дверей. Отлично, с первого раза нашел ванную. Включил свет и открыл воду. В зеркале отразилось смуглое лицо. Я бы сказал, что неплохо выгляжу, но под глазами мешки от бессонницы, на щеках — небрежная щетина. А еще я, судя по всему, давно не стригся.

Я не сразу обратил внимание на батарею тюбиков на раковине и полке. Я живу с девушкой? Нет, зубная щетка всего одна. И нет ни бритвы, ни лосьона. Я в гостях, наверное.

Наскоро умывшись, я пошел на кухню. Если я в гостях у девушки, то где же хозяйка?

Хозяйка лежала прямо посреди кухни. Под затылком растеклась темно-бордовая лужа; во лбу алела маленькая дырочка. Запястья синие от следов веревки. Это я сделал?!

Несколько минут я тупо пялился на труп девушки в тонкой ночной рубашке. Сердце билось так, будто я пытался угнаться за гепардом. Черт возьми, что с этим делать? Первым порывом было, конечно, позвонить в полицию. По-честному признаться, что ничего не помню, и принять наказание, если виновен я. Потом мне пришло в голову, что моя амнезия тоже могла быть делом рук нападавшего. Значит, меня могли таким образом подставить.

В квартире нашлись кошелек и заначка с наличными. Странно, но на вешалке в прихожей не было мужских вещей. В комнате, где я проснулся, тоже. Только в шкафу, в самом дальнем ящике, я нашел кое-какую мужскую одежду. Через полчаса я оделся и приготовился спасаться от подставы.

Еще какое-то время я потратил на походы по магазинам. К вечеру у меня были скотч, моющие средства, пачка латексных перчаток, здоровенные мешки для мусора, большие коробки, какие обычно используют для переезда, обезжириватель для ногтей и взятая в аренду газель.

Я протер все поверхности в квартире обезжиривателем для ногтей, а потом еще прошелся обычным средством для уборки. Труп бедняжки легко поместился в два мешка для строительного мусора, один надет с головы, другой — с ног. Мешки я на всякий случай упаковал в длинную коробку и замотал скотчем. Место, где она лежала, я тоже тщательно отмыл. К счастью, пол был отделан плиткой, так что смыть кровь оказалось не слишком сложно. Коробку с трупом погрузил в газель и поехал к реке. Банально, правда? Зато достаточно эффективно.

В голове продолжали роиться вопросы. Ни моей одежды, ни документов я не нашел. Как я попал в квартиру к молодой девушке — тоже загадка. Я что, пришел к ней сразу голым? Входная дверь была в полном порядке. Никто не вламывался, пока я спал, чтобы убить девушку. Оружия, из которого это мог бы сделать я, тоже найти не удалось.

А самое главное, что мне делать потом? Где мне жить? Есть ли у меня родственники, друзья, хотя бы знакомые?

Я заставил себя прервать эти размышления. Лучше решать проблемы по мере их поступления. Тем более, что я наконец-то доехал до безлюдной части берега и мог выполнить задуманное.

Я вытащил коробку из кузова, подтащил ее к обрыву. Несколько камней потяжелее положил в мешок с телом. И столкнул коробку вниз.
— Ты еще кто, на хрен, такой?! — раздался за моей спиной мужской голос.

Я повернулся, пытаясь понять, где я мог уже слышать этот голос. Озарение вспыхнуло, как только я увидел говорившего. Так вот я какой! На меня смотрела моя точная копия: смуглое лицо, легкая сутулость, телосложение… Я не видел в сумерках его глаз, но был уверен, что это — я. Так узнают любимую девушку по походке задолго до того, как можно разглядеть лицо.

Мой двойник не утруждал себя подобными размышлениями. Едва я собрался с ответом, как он поднял руку и выстрелил мне в голову.

***
На часах полчетвертого. Утра? Ночи? Освещения хватает, чтобы понять, что я не в гробу. Но где тогда? Поднимаюсь, оглядываюсь.

Не может быть. Я в той же квартире, где проснулся вчера. Почему я жив? Последнее, что я почувствовал, — это жжение во лбу и рывок головы. Я понял, что умру, еще в тот миг, когда он поднял пистолет. Но вот он я, здесь. Это мой ад?

Встал и прошел прямо на кухню. Девушка в тонкой ночнушке лежала на кафельном полу с дыркой в голове. Проклятье. Наплевав на возможные последствия, позвонил в полицию.
— Алло, здравствуйте. Я не помню, как меня зовут. Я очнулся в чужой квартире, на кухне труп, — докладываю оператору. — Адрес… Кажется, улица Алма-Атинская. Номер дома не знаю, номер квартиры, э-э-э… сейчас посмотрю.
— Ожидайте, наряд выехал, — услышав сухой женский голос оператора, я положил трубку.

Вот и все. Я просто подожду, пока за мной приедут. Может, все вчерашнее — всего лишь сон? Меня ударили по голове, у меня отшибло память, потом мне приснился странный кошмар. Ну, подумаешь, тут нет ни моей одежды, ни белья, ни документов. Замок не сломан, а девушка мертва — так, наверное, она знала убийцу и сама открыла ему дверь. Он меня и тюкнул небось. Притащил сюда, чтобы на меня подумали.

Но не оставил оружия, не оставил моих документов, чтобы полиция могла записать меня главным подозреваемым по имени и фамилии. И решил, что мне лучше ехать в участок голым? Что ж, предположим, убийца — имбецил.

Одеваться к приезду полиции я не стал. Не знаю, почему, может, из глупого бунта. А может, надеялся, что так я выгляжу беззащитнее, и меня не станут бить.

Ага, как же. Не станут. Догонят и еще раз не станут.
— Вставай, паскуда! Руки за спину! Руки за спину, я сказал! — лысый оперативник, только что лупивший меня резиновой дубинкой, рывком поднял меня на ноги и ловко заковал в наручники. Ну и пусть. Зато хоть узнаю, кто я такой.

В участке я просидел несколько часов. Мне несколько раз повторяли одни и те же вопросы, а я давал одни и те же ответы. В конце концов меня отправили в изолятор. Спина дико болела, правая щека распухла. В изоляторе воняло так, будто черти устроили здесь сортир для прокаженных.

Самым отвратительным было то, что меня так и не опознали. Нигде не было совпадений по фотографии или отпечаткам пальцев. В списках пропавших меня тоже не было.

Ничего, думал я, засыпая. Время еще есть. Меня найдут.

***
На часах полчетвертого. Утра? Ночи? Почему я все время просыпаюсь в этот паскудный час, черт возьми?

Встаю, уже догадываясь, что увижу вокруг. Чужая квартира, мертвая девушка на полу. Мистика какая-то! Может, я просто рехнулся?

Просидел весь день, пялясь в телевизор. Хоть раз проснусь там же, где уснул.

***
На часах привычные полчетвертого. Пусть будет утра. Пару часов делаю всякие физические упражнения, приседаю, отжимаюсь, делаю наклоны и прочую чепуху. Сполоснувшись под душем, ложусь обратно в постель, пытаясь забыть о мертвой девушке на кухне.

Просыпаюсь в полдень. Не выдерживаю и иду на кухню. Вижу ту же картину. Нахожу в шкафчике справа от холодильника бутылку коньяка. Пью, пока снова не засыпаю.

***
Полчетвертого. Это который день? Девятый? Сорок девятый? Я всегда просыпаюсь разбитым и усталым, что бы ни делал накануне. На кухне всегда ее труп. В квартиру никто не приходит.

Чем я только не занимался эти дни. Снова звонил в полицию, многократно обращался в скорую и психбольницу, перезнакомился с соседями. Несколько раз ходил в темноте по улицам, нарываясь на встречу с бандитами или хулиганами. Пару раз подрался. Пьянствовал, читал книги, учился всему подряд. Пытался поймать момент, когда день запускается заново — естественно, без толку.

Только одно я боялся снова делать. Пытаться избавиться от тела. Я боялся снова встретить самого себя, который меня застрелит. В итоге я пришел к выводу, что именно это мне и нужно сделать.

Я повторил все то, что делал в первый день. Даже полюбовался на себя в ванной. А вот коробку с трупом скидывать не стал. Подтащил к обрыву и стал ждать.

Ну, вот примерно в это время, кажется…
— Я три недели тебя караулил, — услышал я наконец. Второй я на этот раз не спешил стрелять. — Так и не узнал, кто ты такой. Все, с кем я говорил, на следующий день забывали о разговоре, — другой я хмыкнул. — Ты не первый, кто пытается избавиться здесь от тела. Когда-то и я сюда приезжал.
— На опознание? — догадался я. — Скольких тебе пришлось опознать?
— Троих, — ответил двойник. — Родители и младший брат. Я с тех пор решил, что всякий, кто приедет сюда с мешком, заслуживает немедленной смерти.
— Ты видел, как я упал в воду, — протянул я. — Но ведь ты не мог не заметить сходства. Я — это ты. И это все, что я о себе знаю.

Двойник нахмурился. Он явно не это ожидал услышать.
— А кто в коробке? — спросил он наконец.
— Я не знаю. Ее труп лежал в квартире, где я просыпаюсь уже три недели в половину четвертого, где бы ни уснул накануне. Я знаю ее имя и возраст, но это не значит, что я реально ее знаю. Понимаешь?

Другой я кивнул и заглянул в мешок. Дыхание у него участилось, лицо исказили ярость и горе.
— Ты! — он толкнул меня со всей силы. — Ты хоть понимаешь, кого привез в мешке? Хотя бы догадываешься?
— Я понятия не имею, кто я такой! — заорал я в ответ. — Расскажи мне хоть что-нибудь! Я впервые увидел себя и ее три недели назад! Три недели! Я даже не осознавал, сколько времени прошло, пока ты не сказал. Для меня они были как три года! Время не имеет значения, если ты никто.

Он молчал. Я тоже умолк.
— Кто она тебе? Ирина Кожевникова, кто она… нам? — спросил я тихо.
— Моя бывшая девушка, — глухо ответил двойник. — Она бросила меня, когда узнала, что я караулю тут по ночам убийц. Она пыталась уговорить меня перестать сюда ездить. Я месяц держался. А потом сорвался и поехал. И увидел тебя! — он сплюнул на землю, будто хотел выразить презрение ко мне.

У меня голова пошла кругом. Я был почти уверен, что мы двое — один и тот же человек. Это иррациональная уверенность, ни на чем не основанная. Разве что на том, что я тоже чувствовал гнев и печаль каждый раз, когда вновь видел ее труп на кухонном полу.
— Ты не можешь быть мной, — горько сказал мой двойник. — Я бы никогда так не поступил с ее телом.
— Поступил бы, — ответил я. — Если бы узнал, что она кого-то скинула отсюда однажды.

Другой я дернулся и зло посмотрел на меня. Мы оба знали, что я прав.
— Кажется, мы не очень хороший человек, — продолжил я. — Но ее ни ты, ни я никогда бы не убили, правда? Мы должны узнать, кто это сделал. Может, мы поэтому просыпаемся каждый раз в одно и то же время в один и тот же день? Чтобы узнать все по свежим следам?
— Не знаю, — ответил мой двойник. — Все это слишком дико. Но, может быть, ты и прав. Вот что, — решил он, — ты собери всю возможную информацию с ее компьютера, со всей квартиры, со всего дома. А я буду выяснять все по нашим общим знакомым. Завтра встретимся у меня дома. Вот адрес.

***
За следующую неделю я понял только одно. Ни у одной живой души на свете не было причин убить Иру. И никто не видел ни меня, ни других людей входящими в ее дом накануне. Другой я тоже ничего не нашел.
— Я сдаюсь, — сказал я своему двойнику наконец. — У нас даже зацепок нет. Ты знаешь больше меня, и все равно ничего не выяснил.
— Знаешь что, Колян-два, — так он стал называть меня, — я скорее умру, чем сдамся.
— Тогда давай попробуем иначе, — предложил я. — Осмотрим ее дом вместе.

Рано утром он приехал. Осмотрел тело, рану, поговорил с соседями — словом, делал то же, что и я. Безрезультатно.
— Не поеду домой, — сказал он вечером. — Мне уже все равно, где засыпать. Хоть посмотрю на нее перед сном.

***
Полчетвертого. Я проснулся и понял, что что-то не так. Я слышал чье-то дыхание.
— Коля? — позвал я.
— Отвали, козлина, — услышал я в ответ. — Дай поспать.

Другой я повернулся на другой бок и засопел. Я пошел проверять кухню, как обычно.

Тела не было. Тела Иры здесь не было!
— Колян! — завопил я. — Просыпайся, скотина!

Я-один мгновенно оказался на кухне.
— Твою мать! — он сразу понял, о чем я. — Так нам нужно было заснуть в одном месте, чтобы все закончилось?
— С чего ты взял, что все закончилось? — мрачно ответил я. Коля покосился на меня, но не прокомментировал.

Ее телефон был здесь. Все ее вещи были здесь. А ее самой нигде не было, и никто из ее друзей не знал, где она может быть. Вечером я-один уехал к себе домой. Кажется, он собирался напиться.

В полчетвертого мы проснулись оба в квартире Иры.
— Жеваный крот, — резюмировал Колян, глядя на меня. Мы что-то сделали правильно, чтобы вырваться из временной петли. Но понятия не имели, как это работает.

Расследование превратилось в квест. Мы никак не могли понять, что сделать дальше. Коля сходил с ума от того, что Иры нигде не было. Даже из-за ее смерти он переживал меньше.
— Осталось только камень на шею и с обрыва, — сказал он как-то вечером, допивая коньяк из ее шкафчика.
— Это, кстати, хорошая идея, — неожиданно для себя ответил я. — Мы попали в петлю, когда ты застрелил меня у реки. А что если мы оба там умрем?

Колян поперхнулся коньяком. Он прокашлялся, покрутил пальцем у виска и глотнул еще. Несколько секунд он смотрел в одну точку перед собой, потом сказал:
— А давай. Лучше мы, чем она.

Мы поехали к обрыву над рекой, тому самому, где выловили семью Николая, куда я сбросил тело его любимой. Мы смотрели на мутную воду внизу. Обоим было страшно. Так страшно, что он даже взял меня за руку.
— Давай вместе, Коля-два, — сказал он. — Будет обидно, если это не поможет.
— Поможет, — ответил я, вытащил пистолет и выстрелил ему в лоб.

Повернулся спиной к обрыву и пошел прочь. Я не хотел быть человеком, который подстерегает убийц, чтобы стать подобным им. Я сел в его машину и поехал к нему домой. В его постели я уснул крепко, как ни разу за последний месяц.

***
Я проснулся около девяти утра. Солнце ярко било в глаза. Блин, хотел же шторы купить, все время забываю. Пришлось встать и пойти умываться. Етить твою мать, опять горячей воды нет! Хоть бы объявление повесили. Интересно, у Иры тоже отключили?

Я застыл. Ира. Обрыв. Кухня в крови. Другой я, падающий с обрыва с дыркой во лбу. Проклятье!

Я собрался быстрее пожарного и через двадцать минут уже был у нее. Я звонил в дверь, как ненормальный, боясь, что мне откроет дверь другой я.
— Коля? — Ира выглядела заспанной. И вполне живой.
— Я целый месяц видел твой труп на полу, — выпалил я.
— Логично, — ответила она. — Ты ведь меня убил.

Наверное, я мог бы и догадаться. В тот момент, когда проснулся с другим собой в одной кровати. Неужели и этот бесконечный день устроила она?
— Мне приснился такой страшный сон… Я хотела вразумить тебя, понимаешь? — Ира всхлипнула, прикрыла ладонью рот. — И поехала туда, к реке.

Мне хотелось провалиться сквозь землю. Чушь, конечно. Это просто Ира — моя Ира, добрая и наивная. Не могучий экстрасенс, не страшная ведьма.
— Ты принял меня за одного из бандитов, которые избавляются там от трупов, — она продолжала рассказывать. Протянула руку, погладила по щеке. Она всегда меня жалела. Вот такая я, значит, паскуда… — Я надела тот огромный плащ, помнишь, ты смеялся, что я в нем на мужика похожа?
— Помню, — сглотнул я.
— Ну вот ты и выстрелил, — Ира закусила губу. — Я успела подумать: вот бы ты посмотрел на себя со стороны…
— Я посмотрел, — скривился я. — Мне не понравилось. Позавтракаем где-нибудь?

Другие работы автора:
+3
10:28
153
Ох, как всё запутано и переплетено… Не дай бог такое наяву случится)) Прочитала с удовольствием, вам плюсик rosesmile
14:18
+1
Благодарю inlove
12:01 (отредактировано)
+2
Круто замешено! thumbsup
14:19
Спасибо! blush
Загрузка...
Аня Долгова