Азель

Автор:
Denis.Kolgatin
Азель
Аннотация:
Девушка, два года отработавшая наркокурьером, возвращается в родной аул, надеясь начать новую , счастливую жизнь, но сталкивается с последствием своих дел. Рассказ о том, стоит ли ради благих дел идти дурной дорогой.
Текст:

Азель

"Пазик", поднимая столб пыли и покрякивая своим ржавым, изношенным корпусом, держал путь по очередному серпантину, коих на Кавказе как блох у бездомной собаки. Уши закладывало у тех, кто не привык к горному климату, но все- таки назвать поездку, пусть даже “ультра эконом” класса, худшей в жизни пассажиров было нельзя.
Прохладный и свежий воздух гор очень кстати в разгар лета, а великолепные виды впечатляли не только туристов, но и местных, смотрящих на сопки каждый раз будто впервые.
В полупустом салоне старый грузин, со свойственной им эмоциональностью, распевал песни своего народа, а пассажиры, включая водителя, иногда подпевали ему. Среди самых разных людей особняком сидели две девушки в черных платках.

С перового взгляда казалось, что ничем они не выделяются среди остальных пассажиров. Молодые – никому из них нельзя было дать больше 20 лет, черные волосы и такие же черные глаза, джинсы и кофты спокойных цветов. Только вот ни практически не общались с другими пассажирами, не любовались красотами гор. Лишь полушепотом переговаривались между собой.

- Боишься? – обратилась одна из подруг, более высокая, к другой.

- Угу…страшно еще как!

- Держи себя в руках, все будет хорошо. Поверь сама в себя, тогда тебе поверят и другие.

- Чья это цитата, Азель?

- Моя. Придумала только что.

Автобус тем временем, преодолев крутой подъем, сбавил ход и остановился возле КПП.

- Давай, держись, ты справишься! – шепнула младшей Азель.
- Ассалам Алейкум! – постучавшись в окно, поздоровался пограничник.
- Алейкум Асалам! - отозвались пассажиры.

- Граница, граждане. Выходите, будем проверять документы.
Несколько военнослужащих обследовали автобус, в то время как офицеры осматривали документы и личные вещи каждого пассажира.
- Почему такая красивая девушка путешествует по горам одна? - не то с укором, не то с насмешкой, не то с отеческой заботой осведомился усатый, улыбчивый капитан.
- Я не одна, я с подругой... навещала свою больную тетю в Тбилиси.
- Азель Кабисова, значит - внимательнее покопался он в паспорте - вы, получается, не грузинка, ведь так?
- да, я из Осетии - не поднимая глаза быстро отозвалась девушка - из Нарского аула.
- Ну, хорошо - с улыбкой произнес он - Алла, осмотри ее.
Женщина средних лет ощупала одежду и личные вещи девушки и, удовлетворившись, что все в порядке, позволила Азели вернуться к остальным. Там уже ждала подруга с бледным от волнения лицом, успешно прошедшая подобную проверку.
Автобус отъехал от КПП десятка два метров, и девушки облегченно выдохнули. От сдерживаемого волнения они даже рассмеялась. Сняв с одной из ног туфлю, Азель удовлетворенно нащупала в каблуке, под стелькой, заветный пакетик. Проверив его состояние, она, воровато оглядываясь по сторонам, положила обратно. Никому не было по- прежнему до них дела. Теперь, когда самое опасное позади, можно было расслабиться.

- Ну что, какие у тебя планы, Азель?

- Я выхожу из игры, Юль. Ты будешь вместо меня.

- Что? Как? Я?

- Я тебе показала все, что умела, котенок. Ты смышленая девушка. Если не попалась ни разу я, ты не попадешься тем более.

- Да? Ну ладно. Так чем ты теперь займешься?

- Я заработала достаточно – она мечтательно откинулась на спинку кресла – и мать теперь вылечу, и свадьбу с Асланом сыграем!

- Получается ты ради этого, ну… пошла на такое?

- Отчасти. В деревне работы нет нормальной. Я не создана для того, чтобы пасти скот, Юль. Красивые девушки должны жить, не марая рук тяжелым трудом. Вот я якобы и поехала работать фотографом в Тбилиси. Не буду же я своим говорить, что стала наркокурьером?

Юля усмехнулась.

- Да уж, фотографом… А мне есть совсем нечего было. Я не хочу заниматься таким…- она отвернулась.

- А что такое?

- Меня выгнала из дому моя мачеха. Сначала жила у знакомых, но вечно же не будешь попрошайкой, да? У меня был выбор – или в шлюхи, или возить герыч. Я выбрала второе.

- Знаешь, я не думаю, что мы делаем что-то чересчур плохое – чуть подумав, произнесла Азель - торчки и так найдут способ ширнуться - Зато я вылечу больную маму, помогу родственникам, расплачусь со всеми долгами семьи, заведу детишек…

Они засмеялись и отвлеклись на другие разговоры. Время текло быстро, возможно даже слишком быстро. Азель и Юля только сейчас смогли нормально познакомиться не как “сотрудники”, а как люди, и вскоре общались как старые подружки. Однако дорогам их суждено было разойтись. Когда автобус остановился на остановке, и Азель, поцеловав на прощанье спутницу, направилась к выходу, та ей сказала в след:

- Азель, все же это грех.

Девушка повернулась к ней и лишь кивнула. Так они и расстались.

Осетинка решила не медлить с последним этапом своего задания. Ей хотелось скорее избавиться от своего груза и получить деньги.

На часах 13.59. Азель в хиджабе и длинном платье стояла на безлюдной остановке и ждала его, нервно оглядываясь на часы и смотря по сторонам. Это была далеко не первая их встреча, но этот человек был по-прежнему для нее загадкой. Он приходил внезапно, а иногда и вовсе ограничивался телефонным звонком с указанием места, куда класть товар и где брать деньги.

Наконец, послышался звук, и из-за поворота показался черный тонированный джип, являющийся чем-то средним между инкассаторской машиной и броневиком. Он остановился, и из его бронированного корпуса откинулось маленькое окошко, откуда высунулась рука. Получив два заветных пакетика, рука выбросила в лицо девушке перемотанную пачку купюр, после чего машина укатила прочь.

Вот и все. Стрелка на часах не успела даже достигнуть первой минуты. Подобрав купюры, Азель поспешила удалиться с места сделки.

Путь в родной аул был не близким по меркам городского жителя, но для жителя гор – легкой прогулкой. Как козочка, она прыгала с камня на камень, преодолевая ручьи, ущелья. Дикие леса и овраги вскоре сменились родной рощей со знакомыми с самого детства тропами. Родина! Как много в этом слове!

Вот уже показалась та самая сторожка, где жил старый Ибрагим, который когда-то был ее школьным учителем. Ей не нужно было приглашение, чтобы войти в дом этой семьи. Окрыленная предстоящей встречей, она широко улыбалась, забыв все строгие нормы приличия женщин Ислама. Старик был рад ее приходу и расцеловал как родную дочь, но что-то в его старом морщинистом лице показалось ей тревожным. Было видно, что он что-то хочет ей сказать, но боится.

Сперва Азель не придала этому значение. Житейские проблемы, или очередная ссора с престарелой супругой, да мало ли? Но когда девушка засобиралась было бежать дальше, он вдруг произнес:

- Азель, родная. Ты ушла из дома по нужде, и здесь нет твоей вины, но… - он осекся. Холод пробежал по спине девушки. “Неужели он знает? Неужели меня сдали?”. Между тем старик продолжил:

- Нар сильно изменился за то время, что тебя не было. И это вряд ли тебе понравится. Ты добрая, умная девушка и пусть Аллах, да славится имя его, обережет тебя от того греха, в который впали наши люди…

- О чем вы? Что случилось? Это касается мамы? Или Аслана? Ну, говори же!

Старик пропустил мимо ушей ее слова.

- Возьми все, что можешь унести и уезжай в Москву. У тебя там есть дядя. Он добрый человек, тебя не оставит.

- О чем вы? Какая Москва? Меня жених ждет! Он писал мне недавно!

Она не стала даже дожидаться ответа и бросилась бежать в деревню. “Пожар? Эпидемия? Война? Боже, что случилось?“. Добежав до окраин, она облегченно вздохнула.

Родной аул жив и все с ним было в порядке. Из труб валил дым, а на улицах играли дети в салки. “Эх, бедный дедушка, похоже, тронулся умом. Впрочем, хорошо, если в свои почтенные годы он может похвастаться тем, что помнит свое имя. Есть люди, которых Аллах не наградил и такой милостью”.

Она шла по главной улице и пела своим ангельским голосом песни своего детства. Солнце на безоблачном небе ярко светило над деревней. Мысли о совершенном преступлении, бредни старика разбегались по углам, подобно тараканам при зажжённом свете. На дороге показался знакомый парниша в своей красной кепке.

- Дабе, Ассалам Алейкум! Давно не виделись! Как дела? Что нового? – подбежала она к нему и хотела обнять, но вдруг отшатнулась. Это был вроде бы и ее друг детства Лева, но боже, что с ним? Некогда пухлый веселый мальчик был бледен и едва стоял на ногах.

“Пьяный что ли? Да нет, не пахнет”. Дабе между тем без особых эмоций поздоровался и поинтересовался, как у нее шли дела в Тбилиси. Однако ответить ей не довелось. Беднягу вырвало и, пока тот приходил в себя, Азель поспешила в родной дом.

Едва увидев его, она ахнула. Дом, ее милый дом, был заколочен досками. Некому было ее встречать… Она попыталась открыть дверь.

- Ах вы, сукины дети, я вас как собак пере… - послышался голос у нее за спиной и девушка вскрикнула – а, это ты, Азель…

Перед ней предстал местный участковый. Невысокий молодой русский парень, не понятно, каким чертом сюда заброшенный несколько лет назад.

- Где мама???

Мужчина молчал. Девушка упала на колени и зарыдала.

- Как? Мне врач сказал, что болезнь не смертельна!

- Азель, - мужчина сел рядом с ней и обнял девушку – твоя мать умерла не от болезни. Ее кто-то убил четыре дня назад.

- Что? Как? Нет!

Она рыдала, сжимая руками землю. Участковый, между тем, не имея, вероятно, никакого опыта в утешении безутешных, продолжал:

- К сожалению, мы так и не установили тех, кто это сделал. Ясно лишь, что это была попытка ограбления. Она открыла сама им дверь, видно, это был кто-то из знакомых… Мне жаль.

- Мама… бедная мама...

- Азель, я обещаю, ублюдки будут наказаны!

Девушка не ответила ему, а лишь, сжившись, плакала.

- Мы заколотили дом с мужиками досками до твоего прихода. Но ничего, завтра соберу всех, кто еще не сторчался, и мы тебе поможем.

- Сторчался?

- А, ну да, тебя же не было столько времени… у нас настоящая эпидемия наркоты. Сволочи совсем борзеть стали, грабят людей, вот, убивают. А я всего один тут, что я сделаю?

Азель, казалось, не слушала его и лишь тихо плакала. Ее черные, не уложенные волосы, сбились комом.

- Завтра приедет юрист, оформит все документы на дом и иное наследство – сказал он и отечески похлопал ее по плечу.

Эту ночь она провела в своем родном доме, все еще заколоченным досками. Внутреннее убранство разграбленного жилища было еще печальнее, чем внешнее. Все, что можно было продать, унесли. Хорошо, что хоть кровать на месте. Будет на чем спать. Даже выковырнули дверные ручки, вероятно, приняв их за бронзу. Совсем идиоты.

Темнота рождала страх и тоску. ” Самый дорогой человек на свете убит! Ради чего? Старухе не хватало даже на лекарства. Вряд ли они сильно обогатились. Неужели для них доза выше человеческой жизни?! В родном же ауле живем! Мы же все, считай, родственники в том или ином колене!”

Она снова ударилась в слезы.

“Дед был прав. Бежать надо отсюда и как можно скорее!”. Но ведь здесь ее дом… Здесь она похоронила своего отца в 6 лет, брата в 14, а вот теперь ее лишили матери… “Нет, нет, нет, я не могу здесь оставаться! У меня же есть мой жених! Денег, что я получила, плюс деньги за продажу дома… мне вполне достаточно, чтобы начать новую жизнь с любимым человеком!”

“Надеюсь, он не забыл про меня за эти два года?” –пронеслось в голове у девушки. И парень не забыл. Уже через пять минут после звонка, любимый был на месте.

- Азель, родная, неужели это ты!?

Очутившись в его объятьях, она вновь дала волю чувствам. Ее горе, ее мечты и планы, ее тоска по нему сплелись в не контролируемом потоке фраз. Она целовала его, спрашивала о том, что происходит в деревне. Ее мозг, уставший от негатива, дал ей возможность выпустить весь этот пар последнему близкому человеку на этой земле.

В его глазах она читала восторг и искреннюю радость, и это воскресила ее умирающую душу.

- Аслан, мы убежим отсюда! В Москву! Заживем как люди!

- Да, но может не стоит? Все- таки здесь наше с тобой место.

- Да у меня мать убили! В ауле, где живет человек 50! Бежать надо отсюда, правильно мне говорил Ибрагим об этом!

-Ибрагим? Этот старый ишак? Послушай, полиция поймает скоро тех, кто это совершил! А мы сыграем свадьбу, будем жить здесь с тобой, вместе! А твоих денег нам хватит на долгое время!

- Нет, нет, ты не понимаешь! Я не хочу быть здесь! Это место испортилось… я его испортила.

- Азя, дорогая, успокойся. Мудаков везде хватает. Неужели ты не будешь скучать по Нару?

- Буду…

Они долго спорили как быть и сошлись на том, что будет лучше подождать пару дней и подумать как жить дальше. Разговоры о будущем сменились разговорами о прошлом. Они вспоминали то, как с детства были неразлучны. Интересовались жизнью друг друга последние два года. Азель ничего не соображала и лишь говорила все то, что прокручивалось в ее усталой голове.

Она терлась головой ему о грудь, как вдруг… ее глаза стали широкими от ужаса. Его вены…

Она подняла голову и схватила его за плечи.

- Ты что, на иглу сел???

Аслан закатил глаза в потолок и лишь ответил.

- Да так, попробовал разок…

- Ты дебил? У тебя вся рука в уколах!

Девушка отшатнулась от него.

- Слушай, ты прям как моя мама, ей богу! Ну да, грешен я, баловался “крокодилом”. Но все в порядке, я могу контролировать себя. Обещаю, теперь больше ни-ни! Слушай, а знаешь, ты права. Свалим отсюда завтра же! Дай мне только косарик, чтобы расплатиться с долгами.

Глаза Азель налились гневом.

- Ах ты мразь… Пошел отсюда вон!

Он схватил ее за руку.

- Я сказал, все будет хорошо, просто дай мне шанс – он надвинулся на нее, отрезая путь до двери, ведущей на улицу. Но Азель и не думала бежать из своего дома. Нащупав правой рукой оторванную ручку двери, она со всего размаха ударила Аслана по лицу.

Он охнул и скрючился от боли. Из носа потекла кровь.

- Прости, я не хотела…

- Сука ты! – кинул он и поспешно ретировался на улицу.

Она рухнула на кровать без матраса. Надо было бы поплакать, все- таки свадьба с ним была совсем недавно смыслом ее жизни. Но сил плакать уже не было. Она, свернувшись комочком, просто скулила.

В доме было темно как в гробу. Электричества в ауле никогда не было, а свечей не нашлось. Но более всего угнетала эта тишина вокруг. Будто бы весь мир умер.

Организм не мог выдержать такого наплыва стресса и девушка провалилась в дрему на пару часов. Прошедшие события одно за другим проплывали у нее в голове. Ее мать, ее дурак-возлюбленный, что сел на иглу, хрупкая девушка Юля… Проплывали в голове их слова: Осторожней, доченька, береги себя и помни о своей чести… все же это грех… беги отсюда…так сколько денег ты заработала? Они у тебя с собой?

“Так, стоп!” Она проснулась в холодном поту. “Он говорил такое? Или мне приснилось? Боже, ведь это так, он говорил! Так вот почему он так обрадовался моему приезду. Вот почему не бросил меня за два года! Вот почему он так скоро пришел ко мне! Ему нужны мои деньги!”

Что-то послышалось в темноте мертвого дома. Азель сжала в руках одеяло и стала прислушиваться. Треск где –то в другом конце повторился и уже слышнее. Ужас наполнил ее сердце. “Они пришли за мной”.

В спешке трясущимися руками она надела джинсы и футболку. Вещи выпадали из ее рук, и она с трудом одолевала страх. Послышался еще более громкий треск и удар ботинок о пол. Схватив свой рюкзак, она рысью, стараясь не шуметь, чтобы раньше времени не выдать себя, бросилась в сторону выхода на задний двор. В кромешной мгле ориентироваться постороннему человеку было не просто, но в своем доме она знала каждый угол, каждую дверцу.

Азель слышала их шаги и тихие голоса в темноте. Кажется, нападавшие заметили, что жертва ушла. Теперь они уже без стеснения рыскали по комнатам. Азель распахнула выходную дверь… и та громко скрипнула

Уже в скором времени за спиной послышался топот – погоня началась. Она не помнила, как перепрыгнула, подобно планке на физкультуре, калитку и бросилась в сторону леса, пробираясь среди высоких кустарников. Самым логичным решением стало бы бежать в деревню, к соседям. Это ближе всего. Но помогли ли соседи ее матери, когда та кричала и звала о помощи? К тому же этот путь был самым очевидным для преследователей и, возможно, на том пути ее уже ждут.

Добежав до леса, она выбилась из сил и позволила себе немного передохнуть. “Я выиграла минут десять, прежде чем они поймут, куда же я делась. Надо бежать к деду Ибрагиму, у него дома обрез!”.

“Вон она, за деревом!” – услышала она до боли знакомый голос. Прятаться не было смысла и она, собрав последние силы, крикнула “Спасите! Убивают!”, чем вызвало у преследователей лишь смех.

Снова погоня. Азель была спортивной девушкой, но усталость, подобно тяжелым рыцарским латам сковывала ее движения. “Пом…помогите! Спасите!” – кричала она, сама не зная кому. Азель боялась оглядываться на преследователей. Лишь один инстинкт рулил ею. Но, увы, девушка спотыкнулась о корень дерева.

Три силуэта выросли перед нею. “Нет, только не они!” Лева, Аслан и какая-то не знакомая ей девушка.

- Держите, сукины дети! Подавитесь ими! – выкинула она из рюкзака пачку купюр.

Аслан с жадностью подобрал деньги.

- Ты пока единственный, на ком нет крови - повернулась девушка к Леве - Убей ее, не будем затягивать, мне уже холодно.

Лева вытащил из кармана нож и не спеша пошел к Азели. Та испуганно поползла назад и залепетала:

“Нет, нет, пожалуйста! Я все вам отдала! Я уеду отсюда, честно! Я не буду вас мстить за мать! Мы же друзья!”

Парень обернулся на свою спутницу, но та лишь с ноткой презрения ответила:

- Прости нас, если сможешь. Но свидетели нам не нужны, мы так один раз чуть не спалились.

- Азя, прости – сказал Лева негромко девушке - закрой глаза и не двигайся, я постараюсь сделать все быстро.

Он замахнулся и ударил ножом в нежную грудь девушки, но Азель обеими руками успела схватить его руку и заблокировать удар, после чего, ударив коленом в пах, скинула его с себя. Аслан подбежал и ударом ноги повалил ее на землю.

- Давайте, дети шлюх, неужели вы никогда не убивали куриц? – хохотала незнакомка и снимала происходящее на телефон.

Лева держал руки девушки, а Аслан нанес удар. Страшная боль пронзила ее. Она ощутила в себе холодную сталь. Кричать она уже не могла. Последовал еще один удар ножом, в этот раз еще больнее. Все перед глазами стало расплываться.

Раздались два выстрела. И все стало совсем тихо. Мир сливался во что- то черное, посреди которого ей мерещились лицо то лицо отца, то матери, то ангелов. Она слышала голос, будто бы из другого мира: “Прости, доча, не успел я. Стар я слишком… Спи, девочка. Вечный тебе покой.”

Подпишись https://vk.com/scriptorcreativity

Другие работы автора:
0
16:01
479
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Илона Левина

Другие публикации