Мария-русалка

Автор:
critic106
Мария-русалка
Аннотация:
Фантазия на тему "Дельфин и Русалка".
Текст:

Катит волны синее море, плещет о прибрежные скалы, рассыпает белой пеной. В шелесте волн можно услышать много историй, обычных и невероятных. Одна из них — о деревенской девушке Марии, что стала русалкой в морской глубине.

На скалистом берегу над самым морем раскинулась рыбацкая деревня Амбертана. Жили в ней люди мирно и счастливо. Рыбаки с утра в море ходили, жёны сети чинили, янтарь собирали и вели хозяйство. В хижине на окраине жила Мария со своим отцом. Была она послушная и работящая, отцу во всём помогала, в море с ним рыбачить выходила. Хороша была собою Мария: глаза цвета бирюзы, волосы рыжие, как заходящее солнце, кожа смуглая и гладкая, как обкатанный морем янтарь. Голос Марии — чистый и высокий. Стоило ей песню запеть, люди заслушивались, улыбались: «Ах, как славно поёт Мария!»

Очень нравилась Мария Питеру, соседскому парню. С детства они знали друг друга, камешками на морском берегу играли. И вот прошло время, стал Питер статным юношей, высоким, красивым. Предложил он Марии руку и сердце.

Все в округе радовались, свадьбу ждали — славная была пара! И чтобы устроить громкую свадьбу и собрать всех родных, решил Питер денег заработать — отправиться в плавание на торговом судне. Много янтаря в Амбертане было, хорошо шла с островами торговля.

Пришёл Питер накануне проститься с Марией и не застал её дома. Сказали соседи — на берегу она. Пошёл Питер за нею к морю, видит: ходит Мария сама не своя. Стал Питер утешать любимую:

— Не тревожь сердце, я вернусь к тебе целым и невредимым. Сыграем свадьбу и заживём счастливо.

Но Мария неспокойна, утирает слёзы, просит Питера дать клятву. И тогда поклялся он:

— Знай, Мария, так велика моя любовь к тебе, что нипочём мне морская стихия. Клянусь: вернусь во что бы то ни стало! Будем с тобою вместе навеки!

Ветер подхватил слова Питера, разнёс над волнами, смешал с солёной пеною, с шумом прибоя.

Услышал те слова Морской царь, рассердился:

— Как смертный смеет такую клятву давать? Я хозяин жизни людей, что по морю плывут! Захочу — потоплю в пучине, захочу — оставлю в живых!

Ушёл Питер в плавание, а Мария ждать осталась.

Вот плывёт Питер по волнам, исправно службу несёт, по любимой скучает. Их корабль быстрый и резвый, весело по морю вперёд летит — янтарь весь продали, сундуки деньгами полны, вот уже и берег родной показался.

Но не судьба было Питеру добраться до суши. Только заря полыхнула в небе в последний день путешествия — вздыбил Морской царь тёмные волны, закрутил водовороты и шторм поднял до небес.

Разбило корабль в щепки о прибрежные камни. Долго Питер боролся с волнами, пытался выплыть, но Морской царь простёр свои длинные щупальца и утащил его на глубину. Там, в подводном мире, превратил царь Питера в безмолвную рыбу и лишил воспоминаний о прежней жизни. Забыл Питер Марию и стал беззаботно плавать в синем море.

А тем временем ждёт Мария, но всё нет Питера, её возлюбленного. Беспокоится — каждое утро на берег приходит, вглядывается в горизонт, — нет корабля.

Ходит по берегу сама не своя, вдруг видит: волною обломки прибило. Заплакала Мария, запричитала:

— Затонул корабль! Нет больше моего любимого! Погиб в пучине морской!

И так плохо ей стало, так горько, что собралась она в море утопиться и уже в воду зашла. Но тут видит серую спину дельфина.

— Не плачь, Мария, жив твой любимый,— говорит ей дельфин. — Взял его в плен морской царь, лишил памяти. Рассердился царь на Питера за то, что он дал тебе такую клятву. Царь говорит, только он хозяин жизни людей, что на кораблях в море вышли. Только ему решать, кто вернётся, а кто нет.

Заломила руки Мария:

— Что же мне делать? Это я виновата! Это я просила Питера клятву дать. Милый дельфин, помоги мне. Донеси до Морского царя моё слово. Я вместо Питера в царских чертогах готова быть пленницей.

Дельфин кивнул и скрылся в волнах.

Вечером снова пришла на берег Мария, а серый дельфин её уже поджидает. Поднял из волн острую морду и кинул ей перстень с камнями.

— Царь согласен, надень этот перстень — и превратишься в русалку. А я провожу тебя в подводный замок.

Надела Мария перстень, и потемнело у неё в глазах. Очнулась на прибрежном камне, видит: вместо ног хвост сверкает, играет на солнце серебро чешуи.

Страшно к Морскому царю отправляться, пленницей быть, но слово есть слово.

Серый дельфин повёл её в замок. Много чудес повстречали они по пути. Плыли навстречу большие медузы, светились огнями; плыли рыбы всяких цветов и размеров, плавниками махали; плыли кальмары, смотрели на них, косили глазами. Сердце Марии сжималось при виде чудовищ, но дельфин ободрял её:

— Не бойся, не тронут.

Тянулись к ним ветви кораллов, морские цветы распускались навстречу. Много красот есть в подводных глубинах.

Царь восседал в тёмной пещере среди морских звёзд и был похож на спрута. Свирепо сверкал золотыми глазами, шевелил бородой.

Долго Мария стояла пред ним — ни жива ни мертва, даже слова вымолвить от страха не могла. А царь ухмылялся:

— Так-то, смертные, знайте! Плохи шутки с властелином стихии!

Слово своё царь сдержал, вернул Питера суше — выбросил с первым прибоем на берег. И даже вернул ему память, но коварно — не всю. Всё, что было связано с Марией, Питер забыл.

А Мария осталась в замке, стала служанкой: убирала покои, на трапезах подавала, пела порою, слух гостей ублажая.

Пение её пришлось царю по душе.

— Ни у кого в море нет такого чистого голоса! — хвалился он перед гостями и снова просил её петь.

Шло время, и служила Мария царю, кротка и послушна. Дружила с дельфинами, привечала русалок. Полюбили её все за золотое сердце, но не знал никто, как оно о доме болит.

* * *

Стал царь засматриваться на Марию. Песни её слушать стал часто, задумываться. И надумал жениться. Но призналась девушка, что всё ещё любит Питера, навеки юноша покорил её сердце.

Услышал царь, рассердился, глазами сверкает:

— Да как ты смеешь отказывать мне, владыке морскому? Питера любишь? Знай, он тебя больше не помнит, уж я постарался. Свадьбе — быть! А если упрямиться будешь, погублю твоего Питера, когда выйдет в море.

После слов таких сердце Марии стало тяжёлым, как камень. Так жестоки порою удары судьбы.

Но недолго девушка горевала и слёзы лила. Они в морском царстве совсем не видны, всё равно всё вода.

Накануне свадьбы Мария разговорила одну из русалок, с которой дружила, и узнала, что царь не бессмертен: есть верный способ его погубить — надо проткнуть ему сердце.

Сердце царя билось в ларце из кораллов в глубокой пещере, что начиналась за замком и уходила вниз в морское дно. Там, в тёмных покоях, где парили медузы и странные рыбы, сторожил ларец Чёрный Спрут, брат морского царя и преданный страж. Сердце это было у них одно на двоих: если убить его, то умрут они оба.

И ещё сказала русалка по большому секрету, что всего две минуты есть за целые сутки, когда дремлет тот страж и можно тогда проскользнуть незамеченной внутрь тайной пещеры.

И когда всё затихло в подводных чертогах на ночной отдых, Мария нашла острый нож и решила изменить свою судьбу.

Незаметно покинув замок, она устремилась туда, где билось в ларце ненавистное царское сердце.

Вдруг кто-то окликнул её по дороге:

— Мария!

Она обернулась и видит — серый дельфин приплыл проститься.

— Прости, что не в силах я помешать этой свадьбе, Мария. О, если бы царь наш не был бессмертным, я бы сразился с ним за свободу твою!

Тронули сердце Марии эти слова, и раскрыла она свой замысел.

Обрадовался дельфин, вызвался помочь — защитить, если надо, от стража. А по дороге позвал своих братьев — только ему одному слышимым зовом. Те вмиг примчались, им тоже владыка морской был ненавистен — слишком он притеснял дельфиний народ.

И вот углубились они в морскую пещеру, где холод и мрак, только медузы мерцают молоком куполов и узкими лентами вьются водоросли, цепляя дельфиньи хвосты.

Тут и пригодился русалочий навык Марии — видеть во тьме.

Пещера уходила вниз цепью тоннелей и комнат. Страж был в самом последнем чертоге. Чёрный, огромный, с несметным количеством щупалец, он сторожил тайную дверь, зыркал сердито глазами по сторонам.

Мария притаилась с друзьями за рядом дальних колонн и стала выжидать, когда страж задремлет.

Как только смежил он чёрные веки, она проскользнула в тайник, а дельфины остались ждать её снаружи.

Увидела Мария ларец в густом ковре из растений, рвёт на себя тяжёлую крышку — но напрасно. Его не открыть.

Снова и снова пыталась Мария поднять крышку — всё напрасно. И вдруг видит: на ней зажигаются красным пламенем письмена: «Хочешь открыть меня? Дай ответ на загадку: что для смертных дороже всего, но не все это ценят. Есть у тебя две попытки, иначе вовек не откроешь».

«Что же это такое? — подумала Мария и тут же вспомнила о Питере. — Конечно, любовь!»

— Это любовь! — произнесла она вслух и снова потянула тяжёлую крышку.

«Нет. Ты исчерпала попытку», — высветился ответ.

У входа в пещеру послышался шум. Это очнулся спрут — потянул к Марии щупальца чёрными змеями, хочет вытащить её из тайника. Дельфины бросились на него, бьются не на жизнь, а на смерть, не пускают к ларцу. А спрут изловчился и обвил Марию за хвост.

— Это жизнь! — закричала Мария в последний момент. — Жизнь нам дороже всего, но её мы порою не ценим!

Вмиг распахнулся ларец: алое сердце бьётся, мерцает рубиновым светом. Немедля Мария занесла кинжал — и пронзила его.

* * *

Около года прошло. Говорят, время, будто река, уносит печали. Может, и так.

Мария живёт с отцом в Амбертане — в достатке, почёте. Много сокровищ из моря она принесла.

А женихам всем отказывает. Любит ли Питера? Может, и так. Но примирилась с судьбой.

Стал для другой Питер мужем, отцом своим детям, лелеет и холит другую семью. Марию не вспомнил, как та ни старалась. Не оставили царские чары разум его до конца.

Часто Мария ходит по берегу, слушает волны и дышит солёною пеной.

Как-то вечером, только окрасило солнце горизонт багряной вуалью, в дверь постучались.

Мария открыла: стоит человек, статный, высокий, богато одетый, с серым пронзительным взглядом. И взгляд этот ей как будто знаком. Растревожилось вдруг её сердце.

— Кто ты? Где я встречала тебя?

— Вместе с тобою мы были в морской глубине. Я — тот дельфин, что проводил тебя в замок подводный. Я тот, кто Морского царя убивать помогал.

Чувствует правду в словах незнакомца Мария, но не верит глазам:

— Как такое возможно?!

— Чтобы стать человеком и быть к тебе ближе, я обратился к чарам русалок. И пришёл сказать, что нет для меня на свете никого милее. Долго мы с братьями наводили порядок в царстве подводном, правили мудро, и времени много прошло, но нет лекарств от любви. Стань мне женою, Мария! Если откажешь — не разлюблю, но докучать перестану. Вернусь назад, в море.

Мария застыла на миг, а потом разрыдалась и заключила в объятия вновь обретённого друга.

— Согласна! Рада тебе! И буду с тобою всегда!

Сыграли они славную свадьбу и стали жить в Амбертане. Лишь дважды за лето надевает Мария на палец волшебный перстень — возвращает русалочий хвост, а её любимый вновь становится дельфином. И уплывают они проведать собратьев или резвятся в волнах — только сверкают на солнце хвосты.

Катит волны синее море, плещет о прибрежные скалы, рассыпает белой пеной. В шелесте том — много историй. Эта была о Марии, которая стала русалкой в морской глубине.

Другие работы автора:
+2
00:00
491
05:28
Приятная сказка, спасибо)
Читается легко, красочно, как и положено. Очень понравилось, как закончилось.
Только иногда проскальзывало «не верю», но наверное, это из-за возраста) Своей дочке распечатаю, пускай читает)
13:28
Спасибо за отзыв, рада, что понравилось)
А чего не верю — это же сказка. Я так и знал, что дождется своего капитана Грея.
Интересно, необычно. Вы прям разрушительница канонов. Дельфин и русалка — пара. Лягушка и соловей — друзья. (+). С удовольствием!
23:33
Благодарю) Иногда разрушать каноны так весело!
Империум