Сочинение

Автор:
HEADfield
Сочинение
Аннотация:
Странный рассказ про странный рассказ.
Текст:

- Итак, дети, сегодня мы будем писать сочинение, - произнесла миссис Сэнд. - Это ваш первая подобная работа, поэтому тема будет свободной. Пишите, о чем захотите, ограничений нет.

Миссис Сэнд была молодой, но уже одинокой женщиной. С мужем произошел несчастный случай, попал в аварию со смертельным исходом. Эта трагедия произошла лет шесть назад, и женщина, чтобы пережить, углубилась с головой в работу. Она работала учительницей в школе, и сегодня один из младших классов сидел и смотрел на неё из-за парт.

Ребята здесь подобрались смышленые, хорошо усваивали школьную программу. И в плане творчества были тоже перспективные. На прошлой неделе все вместе занимались рисованием, работы получились очень неплохие, даже по сравнению с некоторыми старшеклассниками. И вот сегодня миссис Сэнд решила посмотреть на их творческие способности. Ну и еще плюс, конечно, что они займутся делом и не будут отвлекать её от раздумий. Сегодня была очередная годовщина гибели мужа, и ей хотелось остаться одной.

Учительница раздала им тетради, вернулась на место.

- Дети. Берем в руки ручки, пишем на обложке своё имя. Так. Теперь открываем первую страницу. Можете начинать. Тема ничем не ограничена. Можете сочинять о чем угодно, начиная от прошлогоднего отдыха и заканчивая планами на далёкое будущее. Или рассказать о своих родителях. Что вам больше нравится. Времени у вас ― до конца урока, то есть еще минут сорок. Если не будете успевать, ничего страшного. Это работа не для оценки, а для развития вашего воображения. Есть вопросы?

Все смотрели на неё, но никто ничего не спросил.

- Ну, раз вопросов нет, приступайте.

Дети склонились над тетрадями. Она сама села за свой стол, стала наблюдать за подопечными. Кто-то усердно вырисовывал слова, кто-то мечтательно пялился в потолок. Лишь один мальчик уверенно и быстро писал своё творение в тетради. Это был Дэннис. Из всего класса он несколько выделялся. Вроде и схватывал быстрее остальных, и был как-то смышлёнее. Но с другими ребятами общался мало, всё больше проводил в своих размышлениях.

Как и сама миссис Сэнд. Она присутствовала на уроке, но мыслями была где-то далеко. Как было бы здорово, если бы не пришлось ни с кем общаться. Хотелось придти домой, запереться на все замки, задёрнуть шторы. Отключить телефон, налить вина и напиться. Эмоций почти не было, лишь постоянная тоска и одиночество. Работа помогала не сойти с ума, давала хоть какой-то стимул в жизни. Вот уже шесть лет она жила одна. Ни один мужчина не появился в её жизни, и она не была готова кого-то принимать. Всё её существование превратилось в череду одинаковых серых дней и холодных бессонных ночей.

Время тянулось незаметно. В окна проникал свет, в классе стояла тишина, нарушаемая лишь скрипом пера по бумаге и звуками перелистывания страниц. До звонка оставалось лишь несколько минут. Этот урок был на сегодня последний, после ученики отправятся по домам, а преподаватели займутся другими необходимыми делами.

- Итак, дети, ― нарушила тишину миссис Сэнд, - Пора заканчивать. Еще пять минут. Если кто-то всё сделал, можете сдавать работы.

Дети начали по одному подходить и складывать на край учительского стола свои тетради. Вскоре прозвенел звонок. К этому времени стопка тетрадей заметно выросла, но Дэннис еще дописывал. Было видно, что он очень спешил закончить. Может быть, боялся упустить нить повествования, а может, просто не успевал перенести на бумагу свои мысли. Наконец он поставил точку, закрыл тетрадь, подошел к столу и положил её поверх всех.

- Ну что же. Вы все сегодня постарались хорошо. Я обязательно проверю ваши сочинения, и завтра мы их разберем, если захотите. Кто пожелает, сможет даже прочитать своё творение перед всем классом. Можете быть свободны. До свидания.

- До свидания, миссис Сэнд, ― хором произнесли дети, собрали вещи и двинулись из класса.

Спустя час молодая учительница закончила все дела и начала собираться. Читать написанные работы прямо сейчас у неё желания не было, это можно сделать и дома. А потому она спрятала стопку тетрадей в сумку, надела плащ и покинула школу.

По пути зашла в маленький магазинчик, купила продуктов для ужина и, подумав немного, бутылку вина. Ведь сегодня был повод, да и переключиться всё же стоило. А через несколько минут она уже поднялась к себе в квартиру.

Здесь царил полумрак и тишина, лишь только в кухне негромко урчал холодильник. Сквозь тонкие стены можно будет услышать соседей, но чуть позже – они пока еще не вернулись. Девушка оставила продукты прямо на кухонном столе, не разбирая – мысли были не о том. Скоро будет вечер, тогда можно и заняться готовкой. А пока есть еще дела.

Она буквально заставила себя взять тетради и сесть прямо за кухонным столом, под светом одинокой лампочки. Лучше уже так, чем потом, поздно вечером заниматься проверкой.

За следующие пару часов она успела просмотреть почти все работы, но сочинение Дэнниса оставила напоследок.

Последняя тетрадь лежала на столе, но открыть её девушка не решалась. Что-то сдерживало, не позволяло прикоснуться. Как будто она знала, что внутри её ожидает нечто необычное. Пытаясь оттянуть время, она встала, сделала зачем-то пару кругов по кухне, после поставила чайник и, наконец, взяла тетрадь в руки.

«Сочинение на свободную тему», - гласил заголовок.

С первых строк казалось, что это писал не маленький мальчик, а кто-то другой. Уже взрослый, разумный человек, который всего лишь плохо умеет формулировать свои мысли.

«Я хочу написать сочинение о своей учительнице, миссис Сэнд. Она одна из моих любимых преподавателей. На её уроках почти всегда интересно, она хорошо рассказывает, понятно объясняет сложные моменты. Но на её уроках мне всегда грустно. Кажется, что эта грусть исходит от неё. Она всегда немного печальная, но не подаёт виду. Даже сейчас, когда я это пишу, то украдкой поглядываю на неё. Когда она думает, что на неё никто не смотрит, она как будто погружается куда-то глубоко, глаза становятся пустыми и очень растерянными.

Однажды я слышал, как мои родители про неё разговаривали. Они были знакомы еще до того, как я пошел в школу. Говорили, что раньше она была веселым и жизнерадостным человеком, но потом всё изменилось. Что произошло ― я тогда не знал. Но недавно мне рассказали, что у неё умер муж».

Засвистел чайник, девушка оторвалась от чтения. Заварила чай, положила сахар и вернулась к столу.

«Наверное, это очень тяжело, когда теряешь кого-то из близких. Я не могу представить, что это такое, и надеюсь, что никогда не придётся этого испытывать. Но надежда даёт мало успокоения, ведь всё происходит, как должно быть, люди умирают. И мне однажды придется пережить потерю родных, я это понимаю.

Я всегда пытаюсь представить, как живут другие люди. Вот миссис Сэнд, наверное, после нашего ухода не сразу идёт домой. Она, должно быть, остается в школе, ведь у учителей, кроме уроков, есть и другие дела. Разные документы, всякие бумажки, организационные вопросы. Опять же, надо проверить тетради. Таких учеников, как мы. Отметить ошибки, поставить оценки. Потом она, наверное, переодевается и идёт домой. Идёт не спеша, потому что торопиться ей некуда. Иногда встречает знакомых, останавливается, разговаривает о пустяках. Не спешит, потому что домой ничего не тянет. Живет она одна, а развлекаться в одиночку ― занятие неинтересное. Иногда заходит в магазин, купить что-нибудь из продуктов. А дома, наверное, ждут телевизор, душ, и иногда шумные соседи за стенкой.

……

……

……»

До конца страницы шли лишь точки. И это было очень странно. Вроде бы Дэннис начал излагать свои мысли, но вдруг прервался. Он совершенно точно успевал бы написать что-то еще. И даже по самому рассказу было ясно, что это еще не конец.

В коридоре за дверью раздалась какая-то возня, кто-то тихонько подёргал за ручку. Девушка подошла к двери, прислушалась. Она была осторожной, и на то были причины: дом этот, как и весь район, был не очень благополучным. То, что соседи иногда шумели, ещё не так страшно. А вот некоторые из жильцов – так с ними общаться было просто опасно. Один всегда проходил мимо, не здороваясь, хотя знал и её, и её бывшего мужа лично. Лицо у него было такое жестокое, к такому типу и подходить не хочется, даже когда что-то нужно. А другой, видимо, был наркоманом. Всегда одет кое-как, вещи грязные, голова не мылась неделями. Сам худой, бледный, под глазами темные круги. Но от него неприятностей было куда меньше. Этот парень всегда здоровался и пытался быть вежливым. Но такому поведению были причины: пару раз он занимал у неё деньги, небольшие суммы, не так жалко. Но ни разу не отдал. На что он их потратил, неизвестно. Хорошо бы, если на еду.

Она посмотрела в глазок, но никого не увидела, только плохо освещённый коридор. Вновь прислушалась, но в ответ донеслась лишь тишина. Постояла минутку, прижавшись ухом к двери, а после, немного успокоившись, вернулась на кухню.

«......

……

……

А дома, наверное, ждут телевизор, душ, и иногда шумные соседи за стенкой. Район, где она живет, неспокойный. По крайней мере, так говорят. Я сам там никогда не был. Слышал, как родители обсуждали, каково жить в таком месте. Сплошь разное отребье, так и норовят что-нибудь стащить. Всегда надо носить с собой газовый баллончик, не ходить по темным переулкам и дома надо ставить укрепленную дверь. »

Это было странно. Еще несколько минут назад здесь была пустая страница с рядами точек, а теперь вдруг оказались слова. И наоборот, то, что было написано в начале – бесследно исчезло, обратившись такими же точками. Она помотала головой, потом перелистнула страницу. Действительно, текст как будто испарился.

«Наверное, жить так очень тяжело. В воздухе всегда витает какой-то напряжение, не можешь расслабиться. По ночам тревожит каждый шорох, постоянно просыпаешься. А жить так в одиночестве ― еще хуже.

……

……

……»

Она в задумчивости встала со стула, прошла в ванную, и долго умывалась холодной водой. В голове был только одна мысль: что происходит? Может, это какие-то необычные чернила, которые появляются только спустя какое-то время. А потом так же исчезают. Такое бы сгодилось для шпионского фильма, но никак не для простецкого школьного сочинения. Наконец она закрыла воду, вытерла насухо лицо и вернулась к столу.

«......

……

……в одиночестве ― еще хуже. Никогда не знаешь, что может случиться в следующую минуту. Хорошо, когда рядом есть кто-то, кто сможет поддержать. А когда никого нет? Ведь нельзя знать заранее, не постучится ли к тебе сосед-наркоман, чтобы занять денег на еще одну дозу. А ведь ему не откажешь, это люди непредсказуемые, никогда не угадаешь, в каком он состоянии.

……

……»

В дверь постучали. Девушка вздрогнула, повернула голову и прислушалась. Кто это может быть? Ведь она никого не ждёт. Встала, крадучись, начала идти к двери.

Тетрадь осталась на столе, и на странице начали проступать новые слова. Если бы она задержалась хоть на секунду, то могла бы увидеть проступавшие на бумаге буквы. Одно слово, за ним еще, за ним еще. Будто кто-то сидит и выводит детским почерком её будущее.

«Если такое … случается, на двери... надо иметь цепочку... и не … открывать дверь … сразу … Может, вообще..., не подавать виду... что дома … кто-то есть...»

Она заглянула в глазок. За дверью стоял сосед-наркоман. Глаза смотрят вниз, руки видно плохо. Как будто прячет их за спиной.

Девушка замерла, решая, стоит ли подавать признаки жизни. Но, добрая от природы, она привыкла видеть в людях сначала только хорошее.

- Кто там? - спросила она.

- Миссис Сэнд, это Стэнли, ваш сосед напротив. - раздался голос, тихий сам по себе, и еще более глухой из-за двери. - Вы не могли бы открыть, я хочу попросить вас об одолжении.

«... Вот дверь … открывается, она отходит … в сторону, впускает … гостя в квартиру»

Он входит в маленькую прихожую, закрывает за собой дверь. Глаза всё так же смотрят в пол, он словно действует на автопилоте.

- Вы не могли бы одолжить мне немного денег. У меня пособие только через два дня, а денег на еду совсем не осталось, ― произносит он. Нет, голос и впрямь неживой. Как будто перед ней стоит ростовая кукла без души.

- Мне жаль, Стенли, что у тебя такая ситуация, но я сама стеснена в средствах. И если помнишь, ты и прошлые свои долги не вернул, ― отвечает она.

«Он пришел с … конкретной целью, и … постарается сделать … всё, что потребуется для … её достижения. Выставить … его за дверь уже ... не получится, он внутри. … Рядом. А кроме … него, рядом нет … никого, кто бы ... мог заступиться.»

Наконец гость показывает свои руки, которые до этого держал за спиной. В правой - короткая бейсбольная бита. Он начинает приближаться, угрожающе смотрит исподлобья. Даже ничего не говорит. В глазах пустота, одержимость. Это уже не человек, это зомби. Он размахивается, удар приходится в висок. Женщина падает на пол.

«Как бы мне … хотелось, чтобы … с ней кто-то был. Кто-то, кто … смог бы защитить её, вселить … уверенность, просто быть … рядом. Я надеюсь, появится … человек, который сможет дай ей ... покой.»

Стенли торопится, он с трудом осознаёт, что натворил. Начинает копаться в её сумочке, находит несколько купюр и поспешно уходит, даже не закрыв за собой дверь. Из разбитой головы начинает расползаться большое тёмное пятно. А слова в тетради постепенно бледнеют и исчезают, превращаясь в пустые линии точек.

«…...

…...

…...»

+3
141
10:42
+1
Круто) Очень тревожно и интересно. И здорово, что до конца не ясно, в чём соль: то ли мальчик — ясновидец, то ли воплощает собственные мысли. В любом случае, задумка «вкусная»

Маленький вопрос-иголочка: действие в Америке происходит? Если да, то начиная с 80-х годов (а может и раньше) в школе для письма используют листы А4 и карандаш…
Блин, или используют тетрадь) ушла проверять)

П.С.: таки в большинстве школ на листочках и карандашом) но некоторые школы практикуют тетрадки и ручки (у них там всё забавно с местным школьным управлением), так что вопрос снимается)
11:21
+2
Я даже как-то напрягся от этого возможного явного огреха… Даже в голову не приходило, что может так случиться (про тетради).

Спасибо ) блин, надо лучше матчасть прорабатывать
11:41
Вообще, у этих забугорных запутаться можно в укладе жизни) а если ещё погружаться в конкретику какого-нибудь отдельно взятого города, то мама дорогая…
11:44
У них там Демократия настоящая. Каждый сам себе господин, и местных различий очень много, это да.
Не то, что у нас раньше. Было всего два вида тетрадей. Одна — в клеточку, с таблицей умножения на обороте. А вторая — с двойной горизонтальной линейкой. И все чертили поля от руки ))
11:22
+1
Оч круто! Напомнило Сумерки Глуховского


11:28
+1
Спасибо ) эт из неопубликованного 2012 года
11:32
+1
ахахах не каждый поймет, точнее не только лишь все буду сидеть на крыше и ждать новый год
11:41
+1
гыгы )) Кличко продолжает брызгать афоризмами?
11:42
ну может самую малость, ехех
кст когда у вас новые произведения ждать, в бумаге?
11:46
+1
Как только что-нибудь напишу путёвое. или хотя бы хоть что-то. мда… Действительно, надо хоть книжку дописать.

Спасибо, что напомнили )
11:49
МНЕНУЖНАТРЕТЬЯКНИГА ой, кхм мне нужна третья книга. Заметил за собой что у меня почти всех писателей по 3 произведения
11:53
+1
*голосом_чебурана_Йоды_использующего_силу* КНИГУ ЖДЁШЬ ТРЕТЬЮ ТЫ, ДОЖДЁШЬСЯ СКОРОно эт не точно
11:55
ладно, но я слежу за вами, мои глазища не моргают О_О
11:56
+1
хехе… И в награду получаем!: *барабанная_дробь* СУХОСТЬ РОГОВИЦЫ!
12:01
+2
я водичкой изпод крана на них побразгаю, хехехе
12:04
хехехе… сухость роговицы и коньюктивит от хлорки. Браво! thumbsup
12:06
мама говорит я не очень умный©️
12:07
Вообще, эксперимент получится занятным… Я не уверен, что такое сочетание диагнозов вообще возможно
23:19
+1
У меня мурашки бегали, значит ужас удался.
Хорошее начало для цикла рассказов про Денниса — управляющего судьбой через творчество. Своеобразный дар и проклятие.
23:26
о_О! Мурашки — это хорошо… Это по-нашему )) а я еще думал, выкладывать иль нет
Загрузка...