Забытые сказки

Автор:
Интгарт Сойрин
Забытые сказки
Аннотация:
Сказки Апокалипсиса
Текст:

– Папа, расскажи сказку! – прощебетала дочка, залезая ко мне на колени.

С несчастным видом смотрю в спину выходящей из палатки супруги.

– Сергей, не смотри так! — говорит Анюта, не оборачиваясь, – это всего лишь сказка! Если хоть на минуту задержусь, на смену опоздаю.

Сказала и упорхнула на свою грибную ферму. Через четыре часа любимая вернётся, а мне пора будет идти на службу. В это время дочка сладко спала, а я следил, чтобы не сползло одеяло, поправлял по необходимости подушку и обеспечивал «режим тишины» рядом с нашей палаткой. Бывало, Настя просыпалась до прихода Анюты. Тогда я играл с дочерью, рассказывая ей истории собственного сочинения типа шёл-шёл зайчик и заблудился, а потом раз и нашёлся. Я изображал зайца, ребёнок смеялся. Время пролетало, как один миг.

– Папа, расскажи сказку! – повторил ангельский голосок дочурки.

Вот за что мне такое наказание? Сказки – определённо не моя тема. Мне было четыре года, когда погибли родители. В прессе написали: «В Баренцевом море зафиксирован мощный взрыв. Причина устанавливается. Данных о жертвах и разрушениях нет». Вырезки из газет мне показала моя бабушка Анастасия Павловна. Приехав из Омска, она взялась оформлять надо мной опекунство. Документы в суд у Анастасии Павловны не принимали, мотивируя: «Подтвердить смерть родителей мальчика невозможно из-за отсутствия тел». Бабушка, показав сибирский характер, все же оформила какие-то бумаги. И вот мы едем в метро на Ярославский вокзал, чтобы сесть на поезд «Москва-Омск».

В тот год я последний раз видел, как бабушка улыбается. Когда мы собирались подняться на эскалаторе вверх, прозвучала сирена. Началась термоядерная война. Она обрекла нас на годы подземной жизни, годы страданий, лишений и бед. Впереди у нас были тяжёлые времена. Голодными вечерами я слушал рассказы о полноводных сибирских реках, тайге и людях, что называли себя сибиряками.

В те времена взрослые много всего рассказывали истории из прочитанных когда-то книг, просмотренных фильмов и мультфильмов, а один парень, лет двенадцати, даже компьютерную игру описать пытался. Редкие детские сказки заставляли учить наизусть. Мы со сверстниками переделывали их в истории-страшилки о мутантах и загадочных туннелях. Правда, мутанты оказались реальностью, появившись на поверхности несколько лет назад. Какую из них рассказать дочке?

«Жили-были у синего моря дед с бабкой…» Определённо нет. До утра не уснёт, будет расспрашивать: «А что я знаю?» Море, много воды… А вот какого дед с бабкой метро покинули, я и сам не представляю. Про золотую рыбку? Подумает, мутант редкий и опасный. Иначе с чего он такие дурацкие желания выполнял. С корытом все понятно – вещь нужная. А вот остальные желания явно бред, полученный от испарения заражённой воды. Лучше что-то другое вспомнить…

Посадил Дед Репу... Странно для сказки. Что такого сделал Репа, что Дед его посадил. На станции Деда уважали. Толковый мужик и беспредела за ним не наблюдалось. Репа понятно – сталкер с большой черепушкой. По-другому трудно объяснить данную ему кличку. То, что люди за него вступились – хорошо. А вот зверье непонятно зачем его на поверхность тянуло. Нет, не для детских ушей эта история. К тому же главный персонаж крыса, что само по себе вызывает массу вопросов. В чужие разборки лучше не встревать, да и дочери о них знать не нужно. А Репе поделом. Бабуля говорила: «Не тот умный, у кого голова большая, а тот, кто в метро выжил».

Дальше вспоминались: белочка, грызущая орешки, пацан деревянный с ключом, муха с патронами, зелёный мутант и мутант с ушами. Последних двоих недели две назад на поверхности встретил недалеко от входа на станцию. Наша станция «Таганская» сразу такой родной и близкой для меня стала, что и словами не передать. Еле ноги тогда унёс. Семеро козлов – понятно про нацистов. Правда, непонятно, почему семеро. Видно, опять что-то мерзкое задумали фашистюги. Вспоминалось про три свиньи, но еда – это свято.

Можно попробовать про Красную Шапочку рассказать. Девочке про девочку в самый раз будет. Другого ничего все равно не было и я решился:

– Жила на одной станции девочка…

– Маша? – с интересом спросила дочь.

– Пусть будет Маша. Отправилась она, значит, с «Повелецкой» на «Новокузнецкую». Идёт по туннелю и грибы собирает…

– И песенки поёт – вновь перебила меня дочь.

– Почему поёт? – спросил я.

– Мама говорит, что когда грибов переешь, то петь очень хочется. Ты что не знал?

– Знал, забыл просто. Ты лучше меня не перебивай, а то до утра не расскажу.

– А мама ещё говорила, что по туннелям детям не положено одним ходить. Ты куда смотрел? Ты же начальник охраны «Таганской».

Ординарец начальника и начальник охраны – это, конечно, не одно и тоже, но разубеждать дочку мне не хотелось и я продолжил…

Вернувшаяся со смены Анюта с улыбкой наблюдала,как отец и дочь спорят: умеют крысы говорить или нет. Потом были разъяснения: насколько огромная была встретившаяся Маше крыса, кто конкретно из «красных» гнал крысу до самой «Тверской» и успела ли Красная Шапочка донести горсть патронов сталкерам «Новокузнецкой».

Спас Сергея заглянувший вестовой.

– Александров, к командиру срочно!

– Уже бегу, – целуя жену и дочь ответил,пулей вылетевший из палатки, Сергей…

– Мама, расскажи сказку! – попросила дочка.

И рассказала ей мама сказку. Про поверхность страшную, да про богатырей-сталкеров, что покой станции стерегут, да с врагами-мутантами борются. Коварны и злобны те твари. Так и норовят на станцию проникнуть и непослушных детей с собой увести. Красная Шапочка жизнью рисковала, отправившись одна на чужую станцию. Тревожно забилось у Насти сердечко… Но, после слов: «…вот поможет наш папа Красной Шапочке и вернётся домой живым и здоровым», облегчённо вздохнула, крепко обняла маму и уснула.

Другие работы автора:
+1
81
15:42
Тревожно забилось у Насти сердечко… — хм, я, конечно, понимаю, что у Вас — цикл, но для особо запамятовавших неплохо бы имя дочери где-то в начале повторить, а не в последнем абзаце.
Увы не цикл, но замечание принимается. Спасибо.
Загрузка...