Нестандартное происшествие

Автор:
Сергей Аретинский
Нестандартное происшествие
Аннотация:
Ночь странное сочетание игры тьмы и искусственного света в наши дни, но не всегда так правильны бывают, и они....
Примечания автора:
Эта история правдоподобна, если считать правдой происшествие, о котором мне поведал один человек. По понятным причинам я не могу назвать имя.... Но у меня нет никаких оснований не доверять этому рассказу.... Впрочем, судите сами....
Текст:

1

Не чувствую, не слышу, не дышу,

Черствею от убогой жизни,

Пред Богом и людьми грешу,

Купаясь в спектре бесполезной призмы.

Не стал язык, как прежде мой остёр,

Не чувствует в словах он мыслей пребыванье,

Так видимо недолжное старанье

Вновь внемлет мой уставший монитор.

2

Опять сентябрь, унылая погода

Чуть прибавляет в депрессивность суть,

И повинуясь страсти кукловода,

Я снова встал небрежно не на путь.

В деревне, в городе – всё скука,

А осень не торопит снег,

Зовёт привычным на ночлег,

Во всяких мыслях вплоть до звука,

Не чуя рифм стремительный разбег.

Нет, упоительность не слишком выступала,

Желая окунуться в сумасбродство карнавала,

Где ждать, когда же Новый год

С надеждой свежею на взлёте

В жизнь чуть усталую вдохнёт,

(А, впрочем, вы меня поймёте),

Ведь тело снова не умрёт.

3

Ну, что, лукавый лицедей,

Пора к героям…. Не мешало б

Акценты сделать для людей,

Пока светило чуть ещё дышало….

Да, сумерки, вступив в свои права,

На фоне солнца здесь уж загорали….

Читатели, должно быть, и не знали:

Мои…., закончились права.

Но впредь нужны ль они, едва ли….

Я шёл, унынием томим….

Она небрежно как-то парковалась,

И в заднем зеркале одно, лицо, должно быть, узнавалось….

Нет, я не чувствовал сомненья иль подвоха,

Стихи смешав, словно колоду карт,

Я выровнялся до удара или вздоха,

Почувствовав в крови безудержный азарт.

Вы помните, бывает так с мужчиной,

Иль с кобелём…,

Как самка в нём нуждается игриво,

Не оставляя женственность без смысла на потом.

А он как конь копает земь ретиво,

И рвёт удила пенною слюной,

Так ревностно и будто похотливо,

Рванув в штанах сознание рукой….

4

Тебе ещё смешно? Но время уж заплакать,

Нет, не смешно, что может разрыдать,

Опять вином все строки вдруг закапать,

Прервав весь строй и рифм блаженных рать.

Нет…, скверный я поэт, но вот, метнулся к диве,

Учтивость пригласив в слова свои игриво.

Но не вершит изысканный манёвр,

Должно быть, мозг и ум мой не остёр.

Но вот водителей «послы»,

Что женщин в них вдруг сразу признавали,

Сбив кости здесь, мои мослы,

Должно быть, душу вдруг и тело отпевали.

Но та красотка, не впивая жар,

В биенье сердца неумело,

Она готовила пожар,

В груди моей чуть ласково теплело.

«Вы не ушиблись, Боже мой», –

Сказало божие творенье.

Я в норме, дева, чёрт с тобой,

Не придавай тому своё значенье.

«Как вас зовут»? – устали очи

Здесь созерцать и боль, и стыд,

Я чуял преступленье ночи,

Как пошлый может быть пиит….

Она способствовала в этом,

Чтоб с лужи снять, посредством стукнув плоть,

Мне бы понять и точку в этом

Поставить вновь и похоть уколоть.

Но верны лиры: самца в груди уж не унять,

Сопутствовать и, стало быть, принять

Небрежно прошлые уроки,

Но самку надобно узнать,

Ведь тянут вздыбленные сроки.

5

«Простите, я не знала», –

шумм-аромат вдруг врезался мне в грудь. –

«Таких ещё я не встречала».

Уже простил, закончим как-нибудь.

Не всякий раз вот так вот под машиной

Бываешь…. Но если так, то не забудь,

Как стал вдруг ты там смертной тиной,

А, впрочем, это лишь…., лишь жуть….

Должно быть ревностный читатель

Меня распнёт на волнах бытия,

Я скверный нынешний стяжатель,

И песнь моя не про тебя.

Что ж муза в строки не пытливо

Врезает браво своей силы суть,

Должно быть даже горделиво,

Вздымая рифмами вас чуть?

Ну, что ж, если судьбе постылой

Угодно вам разрезать лирой грудь,

Позволю я себе чуть отдохнуть

И может быть с упрямой силой,

Воспеть строфу ещё, ну как-нибудь.

6

Удар не сильный, в том спасибо

«Тойоте»; тоже так мила,

Как и хозяйка этой жести, либо,

Что парковаться всё же не могла.

Простим ей, приподнявшись с лужи,

Я ощутил себя беспомощным и злым,

Испачканным. Но что сейчас двоим

Нам делать, чтоб не стало хуже,

Ведь красоту всегда мы извиним?

7

Вот так здесь всякий ли мужчина,

Конечно если он для дамы джентльмен

Уступит, если половина

Устроит ему неудобность сцен?

Ну, право пошло предаваться

Избитым колкостям подчас

Я видел женщину не раз,

Какой никак припарковаться,

Так перекинем пару фраз.

8

Итак, она звалась Кристиной,

Своё я имя пропущу,

Вы впредь поймёте, что причиной….

(Я снова рифмы изыщу).

Она заботливо и смело

Предложив помощь иль себя,

Презренно может говоря,

Вдруг, даже как-то побледнела,

Что ж приключенье для меня.

9

Я не противился, ну что вы,

Почуяв лёгкости любви,

Во всякий раз стремимся мы

Узнать, что в мире не одни.

Но я отвлёкся, правы лиры,

Под гомон вздорной болтовни

Вода с брюк на мои ступни

Стекала будто сувениры,

Что дарят нам в такие дни.

10

Я отвлекусь от стройной речи,

Стихи метнутся как картечи;

В роскошных формах утопал мой глаз,

Позвольте мне представить их сейчас.

Я чувствовал в ней всё, что мне недоставало,

Что будоражит похотливо плоть

Ничто тогда во мне не замечало,

Что гонит в её теле кровь.

Она стройна, высока, величава:

Дыханьем тронет в восхищенье грудь,

И линий женских упоенных путь –

Души восторженной оправа,

К ней прикоснуться просто жуть.

Блестящим локонам на плечи

Спадать волшебно и легко,

Я вдруг терял с ней дары речи

Пока мы шли недалеко.

Вот и сентябрь, если ты помнишь,

В квартире душ, ну и камин,

Читатель, может быть, припомнишь,

Ещё мне этот родамин….

Я взором кинул; роскошь всюду,

Хоть и печально за окном,

Я вспоминал о том с трудом,

Какую всё же амплитуду

Я резал взбалмошным пером.

«Да как вы слышите себя?

Прошу, прошу ещё прощенья,

Поверьте, я и не могла

Узреть последствий всех теченья», –

Она мягчилась в жестах, взоре, в теле

Художники, увы, не смели

Здесь описать её на бис,

Где плоть и ум переплелись.

Умелым видом, разговором

Она смутить меня могла,

Я видел – в том моя вина,

И крался ненасытным вором

Сквозь рифмы злого барахла.

11

Уже, уже гудит камин устало,

И с плеч летит её жакет,

Мне так любви недоставало,

Я не готов противиться ей, нет….

«Снимите брюки, ну, смелее,

Вы так промокли», – Бог ты мой,

Примкнуть их к пошлой батарее,

Банальной, чем-то уж чужой.

«Вы так стеснительны, ну что вы

Примите новый свой наряд», –

Я не узнал его о, Боже,

В нём свежий стыд и пошлый смрад….

Прерву теченье мыслей снова,

Вы не подумали о том,

Что тот наряд и мыслей нова

Готовы меня справить в Ад.

Но нет печальней для поэта

Триумф постылости чужой

Не для страстей, не для портрета,

А, впрочем, это выбор мой.

Итак, она и без жакета;

Грудь выпирает, шутка ли сказать,

Что тут для дам, для туалета

Здесь впору что-то рассказать.

Мой взгляд скользит в сумбуре вдохновенья,

По складкам женского белья

Поверьте мне, мои друзья:

Она так славно и умело вдруг подчеркнуть его могла,

Так сладко и без умиленья

Вам тут же надо это знать

Так просто все его значенья

Мне было б надо прогрызать.

О, не спешите лиры, томно

Она чуть ножку ножкой мнёт,

Закинув на неё свободно

Капрон к капрону лихо жмёт.

Так нет предела женскому стремленью

Владеть мужчиной просто, незабвенно,

И ждать когда перевернёт,

Его пылающий исход….

Тогда, тогда она умело

Вдохнёт в безумье волшебство

Затмит все помыслы всецело,

Приняв их все за баловство.

12

Готовься, призрачный герой,

Быть может не к своей уж доле,

И вот семья как геморрой

Болезненной уж повинуясь воле

Всё рвёт безудержность наверх,

Что над тобой вздовлеет вскоре

Как над добычей дикий стерх,

И вспашешь ты чужое поле.

Ах, как удачно признавать

Судьбы безликой извращенья

И слышать может приращенья,

Но только в мыслях это презирать,

Придав страсти иные назначенья.

Я чувствую, вы слышите, мужья,

Строфа опять сменила все свои теченья,

Так я согласен, может быть ничья

Отвергнет все нравоученья.

Но вот в соблазне времечко не ждёт

Строфа к строфе опять нейдёт

И с силой плоть к сей плоти прижимает

Возможно, кто-то и не знает

Как жажда плоти воспаляет

Во всяком равенстве полов,

Ты скажешь мне: «Так не бывает»?

Опять отвлёкся, чёрт меня дери,

Я весь дрож….ж…у…,

Уж теребит меня свобода,

Какую встретить я у входа

Как затхлый раб уже готов,

Презрев израненность часов.

Идеология, как впрочем, и не раз

Сыграет с нами свою злую шутку,

Но как ни странно, только лишь сейчас

Мы узнаём в ней прячущую утку.

Но, несмотря на всё, мы верим в важность дел,

Которая казалась нам с размахом,

Что благосклонностью отметит финотдел,

Померив нас всех своим пошлым «трахом».

Но в ту начальствующу ночь,

Чтоб ложью правду превозмочь,

Чтоб заработать нам уже без меры,

Мы ведь поставим мышцы в дело.

И силой к силе прижимает плоть,

Я повторюсь в строфе чуть неумело.

Ну что ещё опять вколоть

Мне стоит здесь в немое тело?

Чуть жиже делая дерьмо,

Что плоть вдруг к плоти прижимает,

Что вновь смывается легко,

Для тех, кто смысл в том понимает.

13

Я рвал уж похоть с её платья,

И волосы своей груди,

Если расти бы там могли

В пылу безумного проклятья

Пока бы вместе с нею были мы.

Но чёрт всё проклял, радуйтесь и вы,

Подвох таился в том мероприятье,

Что впору рвать измятые листы,

Когда любовь совсем не для зачатья.

Не пошло пошлостью писать,

Поверьте, для поэта трудно,

Но это нужно вам наверно знать,

Пусть в этих строках не совсем уж людно.

Любовный пыл совсем меня затмил

Из страстных ласк до умопомрачения,

Всё то, что я старательно забыл,

Уже не слыша большего влеченья:

Сплетенье рук и верность плоти вздохов,

Что грех воздвиг фундаментом пороков,

Что тенью лиры я у неба взял,

Чтоб зачеркнуть их вечный мадригал.

Ого…, моя рука всё ниже, ниже,

Устроены так мы. Что с нас ещё всех взять,

К заветной цели приближаясь ближе,

Чтоб там невесть что делать, вытворять.

Ах, чёрт, мне мат употреблять,

Теперь совсем уж не с руки,

Но как об этом вам сказать,

Чтоб нам не лезть здесь в дураки.

Бог мой, она вдруг не она,

Одна на целый миллион,

А я натянут как струна –

Она наполовину ОН….

Я бросился бежать,

бежать оттуда вон,

Запутавшись в штанах;

в её, а не в своих,

Издав стыдливостью непроизвольный стон,

Как крик людей глухонемых.

Не так ли забывается порыв,

Не так ли рвётся страсть исписанной бумагой,

Как вскрытый скальпелем болезненный нарыв,

Сконфузился я здесь исторгнувшейся влагой.

Меня заждались ночь и чувство омерзенья,

В главе сумбуром колотился звон,

Но рад был я внезапному спасенью,

Надеясь лишь на то, что всё – кошмарный сон.

ХХХ

Как всё же скучно запечататься на догмах,

Иной раз хочется чего-нибудь не в такт.

Все приключения символикой подобной

Не заключат с поэзией контракт.

С тех пор я не встречался с ней

иль с ним,

Как будет вам угодно.

Так что же во грехе извечно, первородно?

Уж если он с тобою не шутил,

То верно в жизни ты блудился, а не жил.

26 марта 2014 года 13-50

Сергей Аретинский

0
94
Idx
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Дарья Кулыгина №1