Желание

Автор:
RedFox
Желание
Аннотация:
Играя в шахматы на желания, Анаэль предложила Деймосу пари: демон должен совершить маленькое доброе дело и при этом не получить никакой выгоды! Сумеет ли Темный выполнить это задание? И так ли плохи демоны, как о них говорят?
Текст:

«Однажды Солнце и сердитый северный Ветер затеяли спор о том, кто из них сильнее. Долго спорили они и, наконец, решились померятся силами над путешественником, который в это самое время ехал верхом по большой дороге.

— Посмотри, — сказал Ветер, — как я налечу на него: мигом сорву с него плащ.

Сказал — и начал дуть, что было мочи. Но чем более старался Ветер, тем крепче закутывался путешественник в свой плащ: он ворчал на непогоду, но ехал всё дальше и дальше. Ветер сердился, свирепел, осыпал бедного путника дождём и снегом; проклиная Ветер, путешественник надел свой плащ в рукава и подвязался поясом. Тут уж Ветер и сам убедился, что ему плаща не сдёрнуть.

Солнце, видя бессилие своего соперника, улыбнулось, выглянуло из—за облаков, обогрело, осушило землю, а вместе с тем и бедного полузамёрзшего путешественника. Почувствовав теплоту солнечных лучей, он приободрился, благословил Солнце, сам снял свой плащ, свернул его и привязал к седлу.

— Видишь ли, — сказало тогда кроткое Солнце сердитому Ветру, — лаской и добротой можно сделать гораздо больше, чем гневом».*

— Какая чушь! – мужчина, облаченный в черные одежды, с громким хлопком закрыл книгу и бросил ее на край стола.

Его собеседница, молодая и красивая девушка в длинном белом платье, в ответ лишь усмехнулась, приподняв уголки губ в подобие улыбки. Ее взор лучистых голубых глаз, подобных двум чистейшим сапфирам, был полностью сосредоточен на шахматной доске, расположившейся на маленьком столике между двумя креслами. Сейчас была ее очередь делать ход.

— Ты как всегда категоричен, Деймос.

— Позволь не согласиться с тобой, Анаэль. Эта история еще раз доказывает мне, что люди наивные и совершенно недалекие существа, – Демон взъерошил свои темные кудри, еще больше усиливая творческий беспорядок на голове.

— Как ты думаешь, о чем эта притча? – наконец делая ход ферзем, поинтересовалась Ангел и откинулась назад на резную спинку своего кресла.

Сегодня они встречались на территории Деймоса, и местом их очередной игры стал его кабинет в глубинах Чистилища. Никто из Ада и Рая не понимал этой странной дружбы между извечно враждующими между собой существами, но Анаэль и Деймос просто не обращали внимание на пересуды вокруг своего общения и раз в столетие устраивали игру в шахматы, во время которой то Демон, то Ангел предлагал другому пари. Играли всегда на желание, простое и безобидное.

В прошлый раз выиграла Анаэль, и ее желанием было, чтобы Деймос прочел хотя бы одну из притч, написанных людьми за долгие годы их существования. Демон исполнил загаданное, но то, что подсунула ему «подруга», когда он легкомысленно отдал ей право выбора, повергло мужчину в глубокое разочарование. Впрочем, чего еще можно было ожидать от людей?

— Добром можно добиться большего, чем силой, — демонстрируя кавычки пальцами при упоминании добра, ответил нечистый, и тут же скривился, — но ведь это чушь! Мне ли не знать, что смертные готовы на все, лишь бы заполучить желаемое, и именно потому многие из них продают души моим соратником в обмен на блага.

— Эта скользкая тема, друг мой, — не стала спорить светлая дева, но по ее глазам Деймос заметил, что Светлой было, что сказать в ответ, — однако вот что я хотела бы узнать… тебе хоть раз приходилось совершать доброе дело? Просто так, без контракта и выгоды? От чистого сердца?

Последняя фраза вызвала у Демона неконтролируемых приступ смеха, от которого все вокруг задрожало, и если бы не особая магия, призванная сохранять порядок в помещении, то наверняка их игре пришел бы конец, а бесам предстояло провести весь вечер за уборкой.

— Анаэль, будь так добра, обдумывай свои слова, прежде чем произносить их вслух! – наконец, выдавил из себя Деймос, вытирая выступившие на глазах слезы. – Тебе ли не знать, что МЫ никогда не делаем ничего «от чистого сердца». У демонов его просто нет.

— В таком случает твои слова про «чушь» не обоснованы. Не ты ли говорил мне: «не попробуешь, не узнаешь»! Так что… выводы делай сам.

— Это вызов, моя непорочная голубка?

— Называй это как хочешь.

— Значит очередное пари?

— Если ты готов к подобному испытанию, но я не настаиваю, — пряча хитрую улыбку за шелком золотых волос, обронила Ангел.

— Ты не умеешь лукавить, дорогуша, так и знай! – пожурил соперницу Демон, погрозив юной особе указательным пальцем, но по горящим алым блеском азарта глазам, девушка поняла, что он готов принять ее предложение. – Диктуй условия.

— Ну что же, раз ты согласен, тогда слушай. Ты должен подняться в Мир Живых, найти там человека или двух, как сам решишь, и совершить для них доброе дело. Помочь в чем-нибудь незначительном, но так, чтобы не изменить судьбу, уготованную ему Богом, справишься?

— Что считается за выигрыш? – дотошный во всем, что касалось сделок, Деймос всегда тщательно прорабатывал детали их пари, вне зависимости от того, кто являлся инициатором.

— Если справишься и не нарушишь ни одного из озвученных условий, то ты победил, причем главным пунктом будет то, что в итоге ТЫ не получишь никакой выгоды. Ну а если нет, тогда выиграю я.

— Идет! Итог все тот же?

— Безусловно. Проигравший исполняет желание победителя. Но, в рамках разумного!

— Ты не оставляешь попыток усомниться во мне даже спустя столько лет? – обиженно заметил Деймос в ответ на замечание Анаэль.

— Твоя дотошность в договоренностях передалась и мне, мой темный друг, только и всего. Ни о каких сомненьях нет и речи!

— Я сделаю вид, что поверил, голубка, — наклоняясь вперед и улыбаясь своей самой обезоруживающей улыбкой, какая только была в его арсенале, промурлыкал Демон, и не мог не отметить, как едва заметно покраснели щеки у светловолосой девы.

Ему так нравилось смущать ее улыбками и взглядами, но никогда Деймос не позволял себе чего-то большего. Анаэль была хорошим собеседником, достойным игроком, и даже тот факт, что она была порождением света, ничуть не портило впечатление от их общения.

Она никогда не лезла к нему со своими нравоучениями, не пыталась наставить на «путь истинный», как прочие ее братья и сестры, и он так же с уважением относился к ее страхам и правилам. Пожалуй, их взаимоотношения и впрямь могли подпадать под определение «дружба».

— Временные рамки?

— Думаю, в этот раз обойдемся без них. Задача итак не слишком простая.

Деймос смерил Анаэль скептическим взглядом, как бы намекая на то, что ему не нужны скидки и уступки, но девушка осталась непреклонной в своем решении. Обменявшись рукопожатием и тем самым закрепив очередное пари, они на время расстались. После того, как спор закончиться, им еще предстоит закончить партию в шахматы.

Демон не стал специально выискивать свою «жертву доброты», а просто перенесся в ближайший город. Выглянув из переулка и убедившись, что его перемещения никто не заметил, Деймос преобразился так, чтобы походить на местного жителя, и слился с толпой. Над его головой пронеслась стайка белоснежных голубей, и мужчина готов был поклясться, что на лапке одного из голубков блеснуло золотое колечко.

Анаэль приглядывала за ним, что не возбранялось их общими правилами.

Деймос и сам не брезговал понаблюдать за соперницей, и один раз это даже спасло ей жизнь. При всей своей могущественности, Ангелы являлись весьма хрупкими и неконфликтными существами, по крайней мере, такой была сама Анаэль. И когда в ходе выполнения очередного задания блондинка нарвалась на молодого перевертыша, решившего доказать своим соплеменникам, что он способен и Ангела одолеть, Демон не стал дожидаться развязки, а сразу, довольно прямо и доходчиво объяснил собрату в чем тот был не прав.

С тех пор он, всегда украдкой либо используя личину дворового черного кота, неотступно следовал за миниатюрной светловолосой девой, оберегая ее от непредвиденных обстоятельств.

Блуждая по улицам города, Демон выискивал того, кто мог бы подойти на роль нуждающегося, но пока все его поиски оканчивались неудачами. То проблемы оказывались «показательными», то люди реагировали столь агрессивно, что любое желание помогать отпадало само собой.

Промаявшись полдня в скитаниях по улицам, Деймос начал потихоньку закипать. Присутствие вокруг него людей действовало бессмертному духу на нервы, а сам спор уже не казался таким заманчивым, как раньше.

Да и на Анаэль мужчина тоже злился, правда, пока еще не решил за что именно: за то, что предложила саму затею или за то, что у него никак не получалось ее воплотить. В конце концов, Демон не любил проигрывать, да и после прошлого пари черная, как сама ночь, душа требовала одержать реванш в этой схватке.

Присев на одну из лавочек, разбросанных по всему городку, Деймос откинулся на изогнутую спинку скамьи и окинул безразличным взглядом ухоженные заборчики вокруг одноэтажных домов.

Пребывание в мире людей не слишком благостно сказывалось на его состоянии, поскольку этот мир был не родным для исчадия Ада, рожденного в недрах адского пламени, но тем не менее большого вреда данное путешествие не должно было причинить Демону. На крайний случай, он всегда мог шагнуть за Грань, чтобы набраться сил и продолжить игру.

Над ухом раздалось знакомое хлопанье крыльев и звонкое курлыканье, а в следующий миг рядом с плечом темноволосого мужчины опустилась голубка. Слегка покачивая головкой, птица пристально посмотрела в глаза Темному, на что тот в ответ наградил ее улыбкой и легким поглаживанием по белоснежным перьям на груди.

— Решила мне помочь, моя милая голубка?

Голубица мелодично закурлыкала в ответ, вспорхнула с насиженного места и переместилась на ближайшую калитку с ромбовидным узором. Деймос проследил за ее полетом, не переставая улыбаться, плавно поднялся с лавки и подошел к тому дворику, на который указала ему Анаэль.

Картина, представшая его взору, поначалу не показалась особо интересной. На зеленой лужайке, прижав к себе потрепанного игрушечного зайца, сидела маленькая девочка и кулачком размазывала по лицу выступающие на глазах слезы. Из дома доносились крики ее родителей, и, судя по всему, ругались они довольно давно.

— Эту девочку зовут Эльза, — мелодичный голос Анаэль, прозвучавший в голове Деймоса, заставил мужчину оторваться от созерцания плачущей девчушки и обратить свой взор на голубя, – ее отец и мать живут небогато и из-за этого часто ссорятся, а страдает в итоге ни в чем не повинный ребенок.

— И что мне сделать? Даровать им богатство? – спросил Демон, так же не произнося ни слова вслух.

— Это уже решать тебе, Деймос.

Голубица вспорхнула с забора, сделала кружок вокруг Эльзы, роняя на землю крохотное белое перышко, и исчезла, оставив Демона в раздумьях.

— Что же мне с тобой делать? – сам у себя спросил шатен, продолжая наблюдать за Эльзой.

Притаившись в тени густых каштанов, он долго размышлял над тем, как помочь девочке и ее семье, пока в голову ему не пришла одна идея. Улыбаясь одному ему известным мыслям, Темный в последний раз взглянул на игравшую сама с собой девчушку, а потом растаял в черном облаке.

На следующее утро Деймос вновь появился возле дома Эльзы. Обернувшись пушистым черным котом с белым воротником, он протиснулся в незаметную дыру между досками, проделанную кем-то из прочих зверушек, и притаился в густых зарослях шиповника, ожидая, когда девочка вновь выйдет во двор.

Долго ждать не пришлось. Из открытого окна вновь раздались крики, а задняя дверь дома тихонько хлопнула, выпуская Эльзу на улицу, подальше от ссорящихся родителей. В руках у девочки по-прежнему был зажат игрушечный заяц без одного глаза и с порванным ухом.

Примостившись на привычном месте, недалеко от укрытия Демона, Эльза зажала ладошками уши, чтобы не слышать ругани, и запела простую детскую считалочку, раскачиваясь на месте. Пора, решил Кот и вышел из своего укрытия.

В два прыжка преодолев разделявшее их расстояние, Деймос подскочил к малышке и громко замурлыкал, не забывая при этом тереться о коленки девочки своими пушистыми боками.

Появление незваного гостя, да еще и такого ласкового, застало Эльзу врасплох, и та тут же перестала всхлипывать и обратила свой взор на черного кота.

Завладеть вниманием ребенка оказалось довольно просто, и уже спустя пять минут вместо слез на лице девчушки сияла радостная улыбка. Пушистый зверь делал все, что только мог: играл с девочкой, мурлыкал ей, когда та чесала его за ухом, носился за бантиком на веревочке и просто смешил малышку, носясь за бабочкой или стрекозой.

В конечном счете, Демон сам так увлекся, что опомнился лишь тогда, когда мать позвала дочку ужинать.

Эльза обняла своего друга на прощание и умчалась в дом, заливаясь звонким смехом. Мать не смогла не заразиться детским весельем и после ужина вручила девчушке сочное красное яблоко, чем еще больше усилила счастье дочери. Концом замечательного дня стала сказка, прочитанная в кои-то веки вернувшимся трезвым отцом.

Деймос дождался, пока девочка крепко уснет, сидя на краю ее постели в кошачьей шкуре и громко мурлыкая, а после спрыгнул на пол, а оттуда вскочил на подоконник и был таков. Уже на улице он принял свой обычный облик, стоя под сенью раскидистого дерева, и продолжил наблюдать за тем, как гаснут окна в спальне родителей Эльзы.

Анаэль появилась тихо и бесшумно, шагнув из белой дымки прямо на лужайку, и замерла подле Демона, так же смотря в сторону коттеджа.

— Из тебя получился бы отменный ангел.

— Я этого не слышал.

Звонкий смех Ангела переплелся с перезвоном «музыки ветра» и умчался вдаль вместе теплым весенним ветерком.

—Ты выиграл пари, Деймос.

— Вот только я совсем не чувствую себя победителем, — шатен склонил голову набок, чуть развернувшись лицом к собеседнице, и подарил подруге ехидную улыбку, — а даже наоборот.

— Не спорь, тебе удалось сделать эту девочку счастливой, так что я готова выполнить твое желание.

— Тогда сделай так, чтобы она больше никогда не плакала.

— Как скажешь, Деймос, как скажешь.


* Константин Успенский "Притча о Солнце и Ветре"

Другие работы автора:
0
89
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...