Плохая привычка. Глава № 4. Прячем труп

Автор:
Мидари Гром
Плохая привычка. Глава № 4. Прячем труп
Аннотация:
К сожалению, не каждый может похвастаться хорошими родителями. Иногда среди них встречается настощая нечисть. Что делать, если твой отчим - дьявол? Смириться или послать его к чертям в пекло? У Килла Воллорфа своё мнение на этот счёт.
5 глав.
Текст:

«Полночь. Пора».

На улице было тихо. Свет фонаря выхватывал из темноты заснеженный пятачок перед домом. Подсвеченные бледным светом, в воздухе кружились снежинки. Впервые за этот год он был рад холодной зиме. Она разогнала молодежь по домам и клубам. Они были готовы идти куда угодно, лишь бы не мерзнуть под холодными порывами ветра. Меньше людей - меньше потенциальных свидетелей.

Килл ненавидел холод и предпочитал проводить зимние вечера, вроде этого, в хорошо отапливаемом помещении с кружкой горячего чая или цикория с имбирем, но дьявол не оставил ему выбора. От тела нужно было избавиться, пока его не хватились.

Он собрал деньги в стопку и спрятал их обратно в тайник, прикрыв сверху неизменным изображением двух мальчиков плывущих в каноэ по залитой солнцем синеве. Оно напоминало ему о его детской мечте иметь брата. Он никогда не говорил об этом матери, потому что боялся, что она действительно захочет сделать ребенка с дьяволом. Он не хотел, чтобы его маленький братец пережил то же, что и он или даже хуже. Килл терпеливо ждал случая, когда мать наконец разойдется с ним и встретит адекватного человека, который подойдет на роль отца. Этот момент так и не наступил.

Задумавшись, он незаметно для себя внес в приложение на телефоне - «переклеить обои рядом с картиной». Это был не первый раз, когда он уходил в себя, оставляя своё тело без контроля. Иногда, когда он задумывается, оно в свою очередь решает, что ему тоже стоит чем-то заняться. Именно поэтому он изредка, но находит расческу в морозильной камере или ключи от машины в шкафчике в ванной комнате. Все-таки без контроля мозга тело может совершать лишь необдуманные движения…Это как ненастроенный аппарат для приготовления мокачино. Он выдает порциями молоко, эспрессо и горячий шоколад, но не тогда, когда ты подставляешь стакан под краник, не в той последовательности и не в том количестве.

Сквозь распахнутое окно внутрь ворвался ледяной ветер, полный белых хлопьев, похожих на те, что когда-то засыпали Помпею. Полумрак, царивший в комнате, окрашивал их в серый цвет, а отблески языков костра из камина отдавались в них бледным свечением лавы.

В комнате, которая находилась прямо под ним, был выключен свет. Обычно в это время ещё мало кто спит, но в ней определенно было темно.

Килл покопался в памяти, пытаясь вспомнить, кто живёт под его квартирой. Кажется, в одной из квартир по левую сторону, если спускаться, проживает семья с грудным ребёнком. Он ни разу не видел, в какую квартиру они входят, потому что за ними всегда затворялась дверь тамбура, а по звяканью ключей об обшивку двери трудно было сделать хоть сколько-то логичный вывод.

Если так, то ему несказанно повезло. Даже если ребенок что-то увидит, он никогда не догадается о том, что это было, а с возрастом этот эпизод вообще сотрется из его памяти.

Кольцо из пододеяльника крепким узлом сомкнулось вокруг трупа. Килл соединил пододеяльник с простыней, а затем с ещё одной и ещё одной. Должно хватить. На всякий случай он положил рядом покрывало. Проверив узлы, он перетащил тело на подоконник и стал медленно его опускать.

- Какой же ты…жирный…- с трудом произнёс Килл, когда труп повис в воздухе и простыни затрещали от натяжения. Словно бывалый альпинист, он уперся ногами в батарею и начал осторожно продвигаться к концу импровизированного троса.

«Кто бы подумал, что мне он когда-нибудь пригодится».

В следующий раз, когда Килл окажется в магазине товаров для экстремального спорта и отдыха, он обязательно купит надувную лодку на случай, если океан снова выйдет из берегов. Или даже не надувную, а целый катер. Вместе с океаном из берегов выходят и акулы, для которых надувная лодка запросто может показаться большим и сочным морским котиком – именно тем, чего так не хватает для идеального акульего ужина. Это как домашняя аджика без чеснока и…

Оглушительный детский плач сжал его сердце до размера сливы. По крайней мере, ему так показалось. Если бы сердце продолжало сжиматься, то, вероятно, его плотность стала бы настолько большой, что оно превратилось бы в маленькую черную дыру, которая поглотила бы все его внутренности и выплюнула этот суповой набор где-нибудь на другом конце вселенной.
Он выглянул из окна. Тело безвольно висело напротив верхней части окна на первом этаже.

Ребенок продолжал плакать. Внезапно сноп света осветил сугробы и кусты под окном. Его руки быстрыми движениями вцепились в простыни и потянули наверх. Тань трещала, трясь о край наружного подоконника. Труп был слишком тяжелым.

Килл замер. Ребенок всё еще плакал, но теперь к его плачу примешивался тихий голос то ли мужчины, то ли женщины. Он хотел было выглянуть из окна, но внезапно услышал треск. Мокрый от волнения и приложенных усилий, он попытался поднять тело ещё выше. Руки произвольно подрагивали от напряжения. Каждое его движение сопровождалось звуком рвущейся простыни.
Снова треск. Килл повалился на пол, увлекая за собой канат из простыней. Он вдруг стал очень легким, словно…оборвался.

Последовал глухой удар. Похоже, тело упало прямо в сугроб.
Он вскочил на ноги и перегнулся через подоконник. Кто-то явно отдёрнул штору и теперь стоял у окна - с одной стороны свет стал ярче, а с другой – ложился на снег чьим-то силуэтом. Затем он резко сбавил яркость. Через пару минут, когда ребенок замолчал, снова воцарилось ночное царство.


Дворники елозили по стеклу, раскидывая тающий снег в стороны. Снегопад постепенно сходил на нет. На смену хлопьям снега пришли мелкие снежинки, которые быстро таяли, соприкасаясь с лобовым стеклом.

Машин на дороге почти не было, поэтому он увеличил скорость. Килл машинально взглянул во внутреннее зеркало заднего вида, но сразу вспомнил, что на задних сиденьях никого нет, потому что он решил спрятать труп в багажнике. Он положил его прямо на набор хирургических инструментов и банку с серной кислотой. Они были закуплены специально для него – для дьявола.
Только он мог одним своим появлением испортить такой гениальный план.

- И почему только ты пришел сегодня? – спросил он, прекрасно понимая, что даже если бы дьявол сейчас был жив, он бы не услышал его из багажника. - Я же хотел заглянуть к тебе завтра. Даже узнал, где ты живешь…Черт. – он вытер щеку, которая была влажной от слез и снега, смешанного с тональником. – Все время ты все портишь. Я плачу из-за сильного ветра, не из-за тебя. Этого ты не дождешься…Больше нет.

Впереди проступали темные очертания реки, огражденной парапетом, рядом с которым обычно прогуливались все, кому не лень.

В летнее время это было отличное место для прогулок. Теплыми летними вечерами тут слонялись влюбленные парочки, семьи с маленькими верещащими детьми, любители пробежек с собаками. Сейчас же променад был пуст. Нужно было ехать дальше, прямо к месту, которое уже давно облюбовали местные рыбаки. Там они буравили лёд и усаживались рядом с лункой на табурет, чтобы прокрастинировать без претензий со стороны окружающих.

Ему вдруг показалось, что нога вибрирует. Он остановил машину. Нога продолжала раздражающе дребезжать. Точнее не она, а телефон, экран которого теперь просвечивался сквозь карман брюк.
8 пропущенных звонков от Эллы. Как он мог забыть об алиби! Вот что бывает, когда делаешь всё не по плану.

- Ну наконец-то! – закричали ему в ухо. – Куда ты пропал?
- Привет. – произнес он как можно мягче, так, словно, обращался к маленькому ребенку. – Извини, я заснул.
- Я уж собралась к тебе ехать. Уже оделась. Через минут 20 буду у тебя. Ты же помнишь, мы собирались вместе поужинать и посмотреть «Сияние». Это как минимум.
- Извини, так устал, что заснул и не успел ни убраться, ни приготовить нам ужин.

Он на самом деле хотел провести с ней вечер и не только, но теперь, когда в его багажнике лежит труп, это было…несколько проблематично.

- Эх ты, соня. – насмешливо протянула она, - Тогда езжай ко мне. У меня даже попкорн есть. Правда, неприготовленный, но это дело четырех минут.
Из этой ямы ему не выбраться. Если он ответит, что не может приехать, то получит целых два минуса – обиду Эллы и отсутствие алиби. Придется ускориться.
- Хорошо, с радостью. Тогда с меня…- в зеркале появилось отражение одиноко валяющегося банана. Кажется, он оставил его на кресле еще неделю назад. Как это ни странно, он хорошо сохранился. -…банан.

Он шлёпнул рукой по лбу, мысленно коря себя за оплошность.

- Банан? – хихикнула она. – Что за намёки, Килл?
- Я серьезно. У меня в машине лежит банан. Я сам только сейчас заметил. А если совсем серьезно, привезу ликер и каких-нибудь фруктов. Так что тебе придется подождать, пока я сгоняю в супермаркет.
- Хорошо. У меня возле дома есть, если помнишь. Там и купи.
- Нет-нет. Там нет того ликера. Я заеду в тот, что в центре. Я по-быстрому. Одна нога там, другая у тебя на диване.
- У меня разыгралась фантазия от твоего банана и пары оторванных ног. Очень в тему нашего вечера.
- Ты о чём? – насторожился он.
«Нет, она не может знать».
- Э…Что? А…Я имею в виду, сочетается с фильмом. Короче, приезжай поскорее, пока я тоже не заснула. Целую.

Килл облегченно выдохнул. Одной проблемой меньше. Он огляделся. В полночном сумраке деревья на другом берегу реки высились черными великанами, усыпанными таким же черным пеплом. Ещё чуть-чуть и они зашевелятся, чтобы стряхнуть с себя этот мусор, расправить спины и размять суставы. А потом, что они будут делать потом? Он бы с радостью продолжил фантазировать на эту тему, сидя в теплом салоне автомобиля, но труп в багажнике не давал ему покоя. Даже будучи мертвым, дьявол продолжал приносить ему одни неприятности. Конечно, теперь он не мог унижать его, избивать или портить его вещи, не мог и пальцем тронуть его мать. Хотя он и не верил в существование ада, ему вдруг захотелось, чтобы он непременно существовал.

«Возможно, мы бы оказались сидящими в соседних котлах, но его страдания сделали бы моё пребывание в аду почти безболезненным».

Он распахнул багажник и огляделся. Вокруг никого не было. На всякий случай, Килл закрыл шарфом нижнюю часть лица. Покопавшись в багажнике, он достал из-под трупа ледобур. Лед стянул реку от края до края, но это не было помехой для местных рыбаков-любителей помедитировать у проруби. Пройдя по земле, покрытой сухими, припорошенными снегом кустарниками, он оказался у ледяной кромки.

Килл сделал несколько шагов взад-вперед по льду, чтобы проверить его на прочность. Его пугали стянутые льдом реки. Тонкий слой замёрзшей воды – это всё, что отделяет тебя от бурного ледяного потока, который запросто поглотит кого бы то ни было и у несет под лёд без какого-либо шанса на спасение. Разве что ты можешь впасть в спячку до ближайшей оттепели.

Всякий раз, когда лед хрустел под его ботинками, у него подкашивались ноги, как если бы он переходил дорогу и внезапно увидел, что на него несется автомобиль.

Пройдя метров 15, он остановился. Нужно было выбрать место для лунки. Внезапно прямо под ним захрустело. Это не было похоже на то, как раньше под его ботинками хрустели ледяные крупицы. Звук был совсем другим – резким и громким.

Внутри все сжалось. Килл ощутил, как прямо под ним в разные стороны расходятся трещины. На каждое его движение они отвечали угрожающим треском.

Он вцепился двумя руками в ледобур и попытался повернуться, чтобы увидеть источник шума. В следующее мгновение его нога провалилась под лед. Вода тут же просочилась сквозь джинсы и затекла в ботинок. Он отбросил инструмент и уперся руками в обжигающую холодом поверхность.
Его охватил ужас. Руки дрожали не меньше ноги, которая, казалось, застряла в толще льда. Он осторожно оперся о ледяную корку, боясь, что ещё одно движение и по ней тоже пойдут трещины. Осторожно высунув ногу, он отполз сторону. Это была всего лишь стянувшая лунка. Видимо, недавно здесь сидел рыбак, поэтому она не успела покрыться толстым слоем льда. Он облегченно выдохнул.

Нащупав ледобур, он принялся откалывать куски льда, чтобы её увеличить. Оставалось дело за малым – скинуть в нее тело и отправиться за самым редким ликером, которого нет в магазине возле дома Эллы. Он даже не знал, продается ли там ликер. Просто ляпнул, не думая. Как бы он хотел, чтобы это было его главной проблемой за эту ночь.

Обхватив ноги дьявола, Килл потащил его к реке. Мешки он решил снять, чтобы руки не соскальзывали. Килл медленно продвигался к лунке, боясь, что из-за массивной туши дьявола они оба пойдут ко дну. Штанина на левой ноге стала стремительно схватываться на морозе, но он уже почти позабыл о ней.

Когда нижняя часть трупа оказалась погруженной в воду, он снова услышал знакомый скрип. Вспыхнул яркий свет. Он ударил ему в спину, поэтому Килл заметил лишь, что лед вокруг него вдруг стал видимым.

- Что вы здесь делаете? – спросил мужской голос.
Килл судорожно придумывал ответ, боясь повернуться и увидеть перед собой полицейского. Он толкнул тело, и оно полностью погрузилось в воду.
- Я? – с деланной беспечностью спросил он и обернулся. Его нижнюю часть лица по-прежнему скрывал шарф, а верхнюю он прикрыл ладонью под предлогом защиты глаз от яркого света.
На берегу стояла темная мужская фигура.
- Рыбу ловлю. Это незаконно? – Килл поднял вверх ледобур и отвернулся.

0
52
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...