Глава 2. Вайдел Трошш

Автор:
boris.kurchatov
Глава 2. Вайдел Трошш
Текст:

Я впервые мог ощутить всю прелесть возвращения с того света именно сейчас. Говорят, что возвращаться всегда тяжело. Что там хорошо, что с другой стороны черты есть ради чего существовать.

Не знаю правы ли они или нет, но мне и в правду было тяжело. Возвращение было резким, словно меня из пращи запустили в небо. Я открыл глаза и по ним тут же резанул свет, из рта вырвался глухой крик. Дальше я смог различить лишь деревянную дверь и жесткий удар по ней. Дальше боль в левом плече что опрокинула меня на бок и на пол. Голова кружилась, все сливалось в единое тошнотворное пятно, а дальше снова удар и я вываливаюсь уже на что-то мягкое.
- Парень! - воскликнул кто-то сбоку хриплым голосом пятидесятилетнего мужика, а повинуясь каким-то своим, давно забытым инстинктам пытался рваться дальше. - Да стой же ты!
послышались шлепки, а дальше снова окрик и чья-то сильная трехпалая рука ложиться мне на плечо и только сейчас я смог уже более осознанно взглянуть на то что тянет меня за плечо назад.
Дыхание мое учащённое, глаза наверняка ошалелые, а боль все равно разливалась по левому боку и правому глазу будто по нему заехали пару раз. Перед собой я увидел мужчину, нос, оттопыренный вверх и большой рот, говорили о принадлежности к Местиорскому народу. Легкая щетина на щеках переходила в козлиную бородку, а голова была лысой, глаза тонкой серовато сиреневой полоской. Глаза прищурены и внимательно меня осматривают.
- Эй… эй да прекрати ты ворочаться олух! Швы разойдутся! - вскрикнул он, беря меня обеими руками за голову и заставляя посмотреть себе в глаза. - Эй… парнишка, ты меня слышишь? Успокойся, ты понимаешь где ты? Как тебя зовут? Назови мне свое имя!
- Я… я… я- пытался выдавить из себя несколько снов, но они вырвались с трудом. Все было как будто в горле было у меня что-то, что-то не мешающее дышать, но тем не менее…
-Так… тьфу. совсем забыл про эту штуку. - сказал он и двумя пальцами залез мне в рот. Конечно же я, ошалелый и мало соображающий мало что мог поделать в такой ситуации. Во рту появился вкус земли и чего-то соленого, а дальше наступило жуткое чувство, которое поймет разве что неудачливый парень, которому делают гастроскопию.
Со скользким звуком из моего рта была извлечена трубка. С этим же я откашлялся, пытаясь прочистить горло. Тот навалил меня на одну свою руку, а дальше стал хлопать по спине помогая мне избавиться от остатков всяких ошметков слизи, мешающих мне дышать самостоятельно. Дальше эти сильные руки подняли меня на шатающейся ноги и повели. Я видел лишь его и свои стужи. Его в кроссовках, а мои так, босяком, ак сказать.
Спустя минуту грязная и хлюпающая глина с черноземом сменилась хлюпаньем и скрипом досок пола чужого дома. Хотя хлюпанье было от моих бесстыжих босых ног.
- Так, осторожно, порожек. - пыхтел мужчина, а дальше его голос был уже со звенящим эхом, раздаваемым от кафельных стен и пола. После нескольких шагов он подхватил меня на руки и ухнув положил в ванную. Холодная эмаль обожгла спину, а спустя полминуты послышалось журчание воды вместе с теплотой растекающейся по телу. Сначала плеснуло на лицо, дальше в рот затекло немного воды смочив его. Дальше потекло по спине и животу. Непонятный персонаж взял губку и стал натирать спину и прочее.
- Г… где я? - спросил я пытаясь удерживать связные мысли в голове. - К… кто вы?
- Потом, потом. - сказал он, снова подымая меня на руки и положив на пол. Стащил жесткое, старое полотенце с вешалки и стал вытирать меня. а после взвалил мою руку себе на плечо и как до недавно сделал повел куда-то. По всей видимости в помещение где я был до этого.
По пути я не отказал себе в удовлетворении чувства интереса. Как оказалось, дом выглядел вполне себе нормально. Облицованные почти блестящим от полироли деревом, на котором висели фотографии в рамках, пол паркетный ровный. На потолок белая побелка, а по углам светильники приятно и мягко освещали помещение и создавалось впечатление будто ярче они светить не могут, но я увидел на левой стене, на которой не было дверей небольшой тумблер с тремя режимами.
Дальше наш поход чуть приостановился, когда мы дошли до двери. Он второй рукой открыл дверь и завел меня внутрь держа на своем плече. Комната, из которой я сбежал, так же выглядела безобидно, не считая большой кровати возле которой стояли странные приборы. На арматурном стеллаже стояла коробка с зеленым экраном на которой была видна сетка. С интервалом в секунду по экрану пробегала бело-зеленая линия, явно показывая какой-то параметр. От прибора тянулись проводки, на концах которых были липучки.
Снизу же прибора были отделения для разных мелочей, сбоку стояла вешалка для капельницы. Он провел меня по полу, теплому от коврового покрытия и уложил в кровать. Я повернул голову влево и только сейчас заметил странную легкость в левом плече и отсутствие левой руки. Нахмурившись я посмотрел на мужчину слезящимися глазами.
- Я нашел тебя недели три назад. Услышал выстрелы, а после взрыв. Взрывают у нас тут редко, разве что рыбу таким образом ловят. Поэтому подумал, что рыбак какой пьяный не рассчитал и подорвался. Пошел проверить и увидел тебя лежащего метрах в десяти от взрыва. Там еще обломки такие были. - начал рассказывать он события что я пропустил. - нашел четверых. Одну женщину, двоих мужчин это считая тебя. У женщины… в общем все мертвы, я думал, и ты мертв пока ты не вскочил и не начал бегать по пустоши как очумелый. Я тогда жутко струхнул, думал ты в кукоро превратился, в ходячий труп. - говорил он, поджав губы. Он тактично остановился, рассказывая повреждения, нанесенные моей матери, может потому что увидел, как голова моя наклоняется, а взгляд тухнет. Снаружи это могло выглядеть именно так, а внутри все было пусто. - Кое как поймал тебя, не бросать же в таком состоянии и притащил сюда. Ты три недели провалялся беспробудно, а за это время я сделал что смог. У тебя была перебита кисть, пробито лёгкое и сломаны почти все ребра. В голове остался осколок, я не стал его трогать. Не в этих условиях его вытащить. Руку, спасти не удалось, но я и ее подлатал. И так… как тебя зовут?
Я смотрел перед собой слыша, но не слушая его. Смотрел перед собой пытаясь осознать все отстраненно, но когти эмоционального монстра впивались в душу делая все большее и больнее внутри. Это разгоняло сердце и заставляло желваки взбухать от напряжения сжатых челюстей.
-Эй, парень не падай духом, ты выжил и…
Я резко посмотрел на него. Снова те серо-сиреневые глаза смотрят на меня с сочувствием, оскорбляющим меня до глубины души. Сочувствие сейчас было не к чему. Было погано и гнусно выжить, при условии, что остальные погибли.
Он осёкся на полуслове, а после положил закутанную в перчатку безпацльвоку руку мне на плечо, а после чего ничего не нужно было говорить. Он открыл тумбочку, вынул оттуда шприц, достал ампулу, на этикетке написано “сомнукорпин” а ниже, более мелкими буквами пояснение к препарату “успокоительное снотворного характера”. Когда укол прошел мне в вену я не сопротивлялся. А какой смысл сейчас сопротивляться, даже если это может привести к моей гибели? В общем и целом, уснул я тогда снова и крепко, без сновидений про Зуни и прочих существ…



(Вайдел Трошш)

Меня зовут Вайдел Трошш. Местный колорит и медик по образованию. Еще до того, как Сдвиговый Сектор был окружен знаменитой “великой стеной” силами преступников и работников в кротчайшие пять лет, я был в составе первой военной экспедиции для зачистки Сдвигового Сектора. Тогда мы думали, что идем сюда для того чтобы зачистить это место, а оказалось, что пришли жить сюда.
Вторая и третьи экспедиции были лишь подкреплением нам. Боже, сколько ран я тогда перебинтовал, сколько операций сделал, сколько рук и ног ампутировал. Это была просто жуткая война и бойня. Монстры, коих никогда не видел мир, нелепые в своем воплощении и страшные как детские страхи.
С этими воспоминаниями, которые разбудил во мне вид этого нелепого мальчонки я прошел на кухню и сев за широкий стол на широких ножках, а дальше скрестив пальцы в замок упер в них свою голову.
Мне тогда казалось, что нет ничего страшнее этого. Что нет ничего страшнее этих монстров, которым мы не успевали давать названия, некоторые убивали нас с такой же неистовой поспешностью.
Я никогда не был на поле боя, но мог представить, что там творилось по ранам. Как сыщик видит картину преступления по уликам, так и я видел картину боя по ранам и это не было похоже на нападение квалицированных бойцов на орды безобразных тварей. Это было похоже на попытки защититься.
Встав я прошел к чайнику и включил конфорку, работающую на полимере, названном людьми “пугач”, на деле же просто комок грязи, испускающий горючий газ перерабатывая кислотными образованиями органическую материю. Я к нему подвел систему слива так что газом я обеспечен. Так же чаем который выращиваю на крыше. Местный сорт чая не отличается хорошим вкусом, но другого нет. Особенно все стихло после того как стену заканчивались строить. В общем поставил чайник на конфорку и включил газ.
Вспоминая прошлое могу сказать, что после того как основная война была окончена, а монстры побеждены мы обнаружили что в этом аду уцелели многие мирные жители. Там, где армия потеряла сотни бойцов, мирные жители смогли выжить и приспособиться. Они прятались во всех норах каких смогли найти. Организовывали оборону как могли и смогли выжить. Тогда и пришел тот приказ, который заставил нас остаться тут.
Мы воспротивились приказу. Мы пришли сюда защищать мир от угрозы, а не убивать мирных жителей из-за вируса, выдуманного глупыми чиновниками. Я был одним из тех кому самопровозглашенные главнокомандующие поручили выявить, есть ли вирус. До этого момента приказ от них был - организовать карантин.
Прошло всего неделя после того как мы с уверенностью сказали, что вируса, кроме простуды и прочих легких и легко излечимых вирусов и заболеваний не нашли. Тогда приказ был отдан, а чиновники из “внешнего мира” решили, что им не нужна честная армия. Им нужна армия, которая подчиняется приказам. Мы и подчинялись, пока приказы были в рамках нашей совести. Да армия и убивала, и грабила, но попадая сюда ты понимаешь, что на самом деле важно, что именно нужно спасать.
И дело тут не в стратегических ресурсах и прочим. А в том, что обычно человеку противостоит человек. Что в обычной войне мы деремся за идею, за веру, за другие эфемерные идеалы, а тут. Тут человеку противостоит опасность невиданная ранее. Тут мы деремся именно за безопасность своих домов и семей. Это было поставлено на карту. В одночасье поняв это мы не смогли бы вернуться домой и насладиться победой. Как мы бы посмотрели в глаза своим родным видя в них отражения мучительных корчей и криков убиваемых нами мирных жителей.
Мы отказались и официальные власти объявили, что зараза распространилась и на нас. Кордоны поставок закрыли. Перед этим мы смогли скупить многие необходимые вещи такие как сложные вычислительные машины, стоящие в лабораториях парящих островов. Культуры семян для жителей и себя. Главнокомандующие вскоре рассорились и стали предводителями новых кланов на этой земле. Самые рьяные, думающие что их отпустят если они положат конец монстрам, которые то и дело появлялись, но теперь, после более детального изучения были ничуть не опаснее животных, стали Опустошителями. Эти крепкие парни патрулируют сектор и уничтожают крупные логова монстров, мелкие же не предоставляют угрозы вовсе, но их трудно найти. Не позволяют мародерствовать и вообще делают полезные вещи дабы тут все не пошло кувырком. Самое мое любимое место на территории Опустошителей это завод “Рун”, переделанный в одноименной микро-мегаполис, этакий центр и столица нашей маленькой страны. Но они слепцы в отличие от раздолбаев Созидателей. Эти парни больше любят истории, выдумывать и изучать. Под их крылом находиться ученые умы и им принадлежат владения ближе к центру сдвигового сектора.
Заварив себе чай из мутировавших или просто неизвестных мне растений, я закончил приготовление напитка и сел на место думая о парнишке. О том, как он мог сюда попасть? Ведь детей не выпускают за пределы деревень или небольших городов в нашем околоде. Да и те двое мертвецов которых я нашел. Одна почти без головы, но с шубой. Как давно я не видел хорошей шубы? Не то чтобы я любитель, просто странно видеть такой дорогой предмет одежды в такой глуши. Да и мужчина был одет так, будто идет в театр, а не в сдвиговый сектор. Это было более чем странно.
Да и я провел свое небольшое расследование. Никто из деревень или городов по данным Опустошителей не пропадал. Да и не узнал парня по фотографии. Следовательно, он пришел из-за периметра? Но это невозможно. Там автоматические турели рядами и топи из крови и плоти. Там такой смрад стоит и ядовитые туманы что без мощного противогаза и защитного костюма не пройти. Даже если по воздуху решил спуститься на башнях и шпилях установлены противовоздушные пушки. Никто и ничто не может проникнуть внутрь и выползти. В общем мальчик-загадка. Загадка, которую мне бы очень хотелось разгадать даже больше, чем понимание того как он смог выжить после всего этого…



Борис Курчатов

Что удивительно, после первого страшного на слух пробуждения все пошло довольно гладко. Ну, на первый взгляд. Поднялся я с постели спустя неделю, но просыпался посреди ночи в холодном поту. Кошмары преследовали меня. В каждом темном углу, в каждой щели я видел картины того дня, когда потерял их, хотя прошло больше месяца. Я страдал от угрызений совести, хотя бы потому, что не смог их захоронить.
Но Вайдел догадывался о моем состоянии и постоянно давал мне не сложные занятия. Подай, принеси, разложи и прочее. Обычно это помогало, но в тот день что-то случилось.
- Борис, принеси пожалуйста из кладовки жидкость для стерилизации! - донесся его хрипловатый голос, отраженный эхом белого кафеля из операционной. Вайдел очень гордился этой комнатой и следил чтобы она была идеально чистой, поэтому всяческие чистящийся средства кончались с фантастической скоростью.
Я же в тот момент сидел на кухне и водил карандашом по бумаге рисуя всяческих персонажей по мере своих сил. Именно поэтому я легко встал и прошел в кладовку. Она находилась по правую руку от входа в дом. По левую же была кухня, в которой я и сидел. Открыв белую дверь с облезлой краской, я привычно увидел длинное из-за полок по обеим сторонам помещения. В конце темного помещения висело зеркало. Справа инструменты и разного рода одноразовые медицинские штуковины из пластика или железа вроде новых скальпелей или трубок вроде той что была в моем горле во время моего пробуждения. Слева же можно было наблюдать уже домашние продукты. Вроде самопальной туалетной бумаги, гречневой каши в целлофановых пакетиках и прочий хлам пригождающейся по мере надобности.
Проводя пальцем по стеллажам, я принялся искать необходимое. Обычно чистящие средства находились в дальнем углу справа, так как продукты питания сухого хранения наблюдались в начале слева. Вайдел видимо решил, что если хранить гречку подальше от химикатов, то будет лучше, с чем и я согласен.
Вот шприцы, скальпели - взял один ради интереса, не задумываясь зачем - салфетки, пачки влажных уже салфеток с ароматом полевых цветов, таблетки медицинской хлорки для еженедельной уборки и вот он… в самом дальнем конце внизу в большой бутыли стоял концентрат для стерилизации медицинского оборудования. Я нагнулся дабы взять эту бутылку и хотел было уходить как взгляд мой зацепился за зеркало. В нем отразилось нагловатое и пухлая рожа с черными волосами и желтоватой кожей. Дыхательные вены по бокам были ярко фиолетового цвета, а глаза зеленые. Большой рот и крайне маленький оттопыренный нос. Волосы скрывали каплевидные ушные раковины.
Проявляя чудеса раннего нарциссизма, я опустил взятую только что бутылку, не отводя взгляда от своего отражения, будто видел его впервые в жизни. Отошел на шаг назад как бы увеличивая изображённого в нем юношу. Шрамы на груди и обмяклый повисший рукав как бы напоминающий мне о том, что случилось. Я долго смотрел на это зеркало, темнота становилась будто гуще уводя меня за собой куда-то дальше чем зеркало.
После, я мог поклясца в этом, я увидел, как темнота на той стороне зеркала парнишка высунул руку в рукав обвисший, будто разыгрывал кого-то до этого момента будто у него нет руки. На лице появилась насмешливая улыбка, а сзади к нему подошли…
Я потерял дар речи смотря на это чудо. В зеркале что стояло перед мной стоял уже будто не я, а кто-то другой, тот кто никогда не покидал отчего дома, кто не сбегал в другой город дабы пробраться на запретную территорию. Будто не попал под ложное обвинение в причинение вреда здоровью по неосторожности, будто у него были родители.
Мать с отцом вышли из тьмы за мальчишкой и отец, положив руку ему на объемное плечо повернул к себе. Сердце что сейчас начало заходиться в безудержном волнении забилось еще чаще. не ровно, пропуская удары и будто проваливаясь куда-то вниз. Мальчишка повернулся на них, а я уже стоял вплотную к зеркалу смотря на него как на окно, а они - я, отец и мать в зеркале - повернулись ко мне спинами и стали уходить.
Мне не суждено было вытерпеть такую картину и позабыв про то, что перед мной зеркало стал лупить по нему кулаком.
- Отец!!- кричал я будто это могло помочь ему услышать, в тот момент я хотел чувствовать себя запертым в ином измерении, будто тот, кто был с родителями по другую сторону зеркала на самом деле какой-нибудь злой дух вырвавшийся по глупости моей из заточения и заменил меня собой наведя чары на моих родителей. Хотелось верить, что сейчас как в мультиках отец заподозрит неладное и сразиться с монстром в моем обличии и победив меня вернет себе сына, а я в таком случае перестану быть виновным в их гибели, так как гибели никакой и не было. - Отец я здесь! Ответь! Мама!!
Внезапно послышался грохот сзади. Дальше в комнате посветлело, а я стоял возле разбитого в дребезги зеркала жадно глотая воздух. В руках у меня скальпель, а взгляд очумелый как у только что пойманной рыбы.
- Эй, Борис? Борис ты меня слышишь? Положи… положи скальпель... - послышался голос Вайдела который приближался, а я смотрел на зеркало, не понимая, когда успел его разбить и почему на нем моя кровь?
Вайдел подошел ко мне и медленно вытащил из моих рук опасный предмет говоря
- Вот так… во-о-от так. - растягивая два слова говорил он, а после резко выбил скальпель из руки и развернул меня к себе.
Первым что он сделал это провел взглядом по запястью и горлу, а после чего взглянул на меня вопрошающе.
- Что случилось Борис? - спросил он, а я стал сползать вниз, закрывая лицо оставшейся ладонью. Слова застряли в глотке и говорить было трудно. - Не бойся, я ничего не сделаю…
-Не… не в этом дело. - не с первого раза, но у меня вышло совладать с накатывающим страхом и комком в горле. - Я… я увидел их… там.
Вайдел посмотрел на зеркало, а после на меня и нахмурившись спросил.
- И ты решил покончить с собой? Дурак, ты думал хотя бы что творишь?
- Да не хотел я.- сказал я уже почти спокойно с накатывающимися на глаза слезами. руке было больно, а кровь на ладони теперь была у меня на лице.
- А скальпель тогда зачем взял, а? - сказал он, подымаясь и беря с полки бинт и перекись водорода. Вскрыл бинт и налил на рану перекись проверяя на свету нету ли там осколков стекла. И убедившись, что там их не предвидеться просто промыл мою рану и приложив сложенный в четверо кусок бинта стал обматывать остатками ладонь.
- Скальпель? - по началу не понял я, а после чего заметив инструмент на полу пожал плечами. - Просто… клёвый маленький ножик.
Тогда Вайдел будто чуть сдулся, расслабился и заулыбался, смотря на меня.
- Понятно все с тобой, дурила. - сообщил он мне, а я ничуть не обиделся. - Значит говоришь, кто-то в зеркале привиделся? И кто же?
- Я привиделся в зеркале. - ответил я, а тот заулыбался шире. - Нет… вы не поняли Вайдел, я увидел себя, но с двумя руками… а после подошли родители и…
- Ты решил, что можешь достучаться до них? Будто зеркало — это не зеркало а окно?
- Точно. - поразился я до глубины души проницательности доктора и с удовольствием отметил что повязка на руку сделана отлично и мешать особо не будет. Вайдел дальше задал другой вопрос.
- А завал тогда зачем устроил? - спросил он, указывая на открытую дверь, а возле нее лежало почти все содержимое кладовки. Будто я закрыл дверь, сложил там все дабы до меня не смогли добраться вовремя и принялся за гнусное дело. Но я ничего этого не делал.
- А сколько времени прошло? - спросил я у него обеспокоенным выражением лица. Тот же нахмурился, сведя брови. Губы напряженно сжались в задумчивости, и он сказал.
- Да минута. - ответил он и я округлила глаза. Ведь что получается, он попросил принести жидкость для стерилизации приборов, а через минуту услышал мой крик. Увидел закрытую дверь кладовки и парочкой ударов смог сдвинуть кучу хлама и пройти внутрь. Но я при всем желании имей даже две руки в распоряжении не смог бы сложить всю эту гору на двери. Как минимум я бы свалился прямо там на полу в корче от боли ведь мне пока нельзя таскать что-то тяжелое из-за швов. - Так это не ты свалил там весь этот хлам?
- А вы как думаете? - спросил я, а он встал и подав мне руку сообщил.
- Я думаю, что с полок свалился хлам, когда ты лупить начал. Надо проверить их на прочность и починить. - сказал он, но по глазам я смог увидеть, что он обеспокоен этим фактом не меньше меня. Но видимо решил не будоражить мое воображение словами сказал. - Ладно. ты давай на свежий воздух.
- И давай живее, а то сидишь тут тухнешь, надо свежим воздухом дышать. Только куртку не забудь, снаружи ведь губчатые топи...-он прошел мимо меня, взял жидкость, запрошенную ранее и двинулся прочь.
Эти самые Топи и в правду требовали особой амуниции, состоящей из сапогов и старой драной и штопаной перештопанной кутки. Я вышел из кладовки и левой рукой взял с крючка ту самую куртку, при чем не глядя. Дальше обулся правой, когда одел куртку и немного... немного притупил.
- "Я взял левой?"- подумал я, нахмурившись и повернул голову к обрубку на месте руки и задумался, нагнувшись и одевая сапог на правую ногу плотно взяв тот за край. Левый я уже успел натянуть и защелкнуть липучки.
В тот момент я встал в ступор от того что память шептала в ухо о том, что взял то я левой, но логика тормозила, не понимая, как такое возможно если левой руки просто нет. Пальцы отрастают довольно быстро, а вот потеряв руку назад ее не вернёшь. В общем я мотнул головой отгоняя мысли о непонятице и списывая их на галлюцинацию...
Движение вперед вместе с протягиванием правой руки, открывшей дверь, провели меня наружу, в объятия прохладному и влажному воздуху губчатых топей.
Территория к югу от центра сдвигового сектора неправильной кляксой, растянувшейся на добрых семь квадратных километров, была наполнена причудливыми конструкциями и малозаметными невооруженным взглядом гравитационными и магнитными сдвигами разных видов полей, зависящих друг от друга. Эти поля сформировали из глины, камня и просто грязи причудливую форму, состоящую из кругообразных отверстий разного диаметра возвышающихся скалами и уходящими под воду причудливыми остовами пост апокалиптического пейзажа с применением светофильтров высокой контрастности, когда все что светлое и темное отличаться настолько что подчеркивают четкость пространства.
Как раз возле такого вот чистого пруда и примостился домик Вайдел Троша. Вода в этом резервуаре всегда чиста и комнатной температуры. Вайдел рассказывал мне, что подозревает в этом некий тепловой сдвиг, разгоняющий молекулы воды до состояния кипения, но верхние и холодные потоки воды не дают воде бурлить и к петь повсеместно в этом пруде. При этом он думает, что такой сдвиг находиться на порядок ниже дна резервуара так что учитывая трубчатую и губчатую структуру почвы можно предположить, что холодная вода поступает со всех сторон, а горячая выходит вверх. Но из-за того, что все эти процессы задерживаются самой структурой почвы, то вода тут всегда теплая.
Я даже видел, как Вайдел мирно рыбачит в этом пруде. По началу я боялся есть то, что водиться в нем, но Вайдел воодушевил меня своим примером и не зря.
Но все это не относиться к настоящему и поэтому я спустился по лестнице вниз, на губчатый вид землю и просто сел на одну из ступеней крыльца…
Сейчас был конец полдня и поэтому небо было ясным, но солнце не жарило так как всего пару часов назад. Я смотрел на чистое небо и мысли мои неведомым образом возвращались ко снам что мне пришлось просмотреть еще совсем недавно.
-” Наличие или отсутствие какого-либо объекта физически это лишь иллюзия и не более.”- проносились слова Зуни в моей голове пока я смотрел на небо. -” Предметы двигаются не только потому что мы из берем, но и потому что мы можем задать движение какого-либо объекта. Главное верить в это больше всех других. Твое эго против их эго… и если твое эго выигрывает по силе, то они тоже увидят, как ты перемещаешь объект.”
Эти строки проносились у меня в голове снова и снова. Они переплетались с другими мыслями и воспоминаниями.
-” Вот если бы тогда, во время драки я бы смог остановить движение того парня”- сожалел я смотря вперед. дальше снова посмотрел на свою руку и продолжил созерцать небо.
- Чего сидим на пятой точке? - послышалось сзади. Вздрогнув и повернувшись, я увидел Вайдела что стоял, смотря на меня. - У тебя вид такой будто тебя отлили из бронзы. О чем задумывался?
Говорить об измышлениях по поводу пара нормальных способней было смешно, поэтому я лишь отмахнулся и сказал.
- Может я с ума схожу? Потерял семью считай, что на руках, калекой остался. Разве не причина? - спросил я у него, а тот шире улыбнулся.
- Нет, молодой человек. - он прошел ко мне и сев рядом положил руку мне на плечо. - Если бы ты сходил с ума, то не рассматривал бы даже возможность о том, что ты сходишь с ума. Но сегодняшнее пришествие меня напугало. - Ты действительно не хотел вскрыть себе вены?
- Да зачем мне?!- внезапно вскочил я, а он усадил меня обратно и уже без улыбки взглянул на меня от чего в груди у меня все похолодело и готовилось отправиться вниз к ступням.
- Успокойся, Вектор. - сказал он, а я нахмурился и решив уцепиться за это прозвище дабы отвести разговор в иное русло.
- Вектор, меня же Борис зовут. - сказал я, нахмурив брови. Вайдел же снова улыбнулся и сообщил.
- Ты, когда в бреду у меня там валялся, постоянно бормотал что выживешь. Шансов у тебя было так мало, что я лихим делом хотел применить эвтаназию. Убить тебя чтобы не мучался. - сказал он, посерьёзнев и отведя взгляд куда-то вниз. - Но ты в бреду постоянно говорил, что выживешь, что обязательно выживешь. Будто цель себе ставил какую-то. Бормотал это пока у тебя коллапс легких не случился, - я невольно сглотнул и прислонил руку к груди, в котелке которой и находились легкие. - Ну я инкубировал, трубку вставил, и ты задышал уже через нее подключенный к чему нужно. Если бы ты тогда не говорил я бы и совершил, то что хотел. Но видя это остановился. И ты выжил. - он нахмурил брови еще сильнее и посмотрев на меня спросил. - А ты точно не знаешь, что во сне говоришь?
- Нет. - честно ответил я, смотря вверх и пытаясь вспомнить. - Я не говорю во сне.
- Говоришь. - уточнил он и все же протянул руку в останавливающем жесте. - Ты разговариваешь во сне. И ты постоянно твердил, переживу, выживу. Вот постоянно. Так поставил себе цель прямолинейно. Вот я и называл тебя, пока не узнал твое имя - Вектор.
- А что… мне нравиться. - сказал я улыбнувшись. - Борис хоть и привычнее, но навивает воспоминания о корове.
- О Корове? - лицо до этого с чуть прищуренными глазами сейчас вытянулось в удивлении.
- ну да, Борька, буренка… Борис. - сказал я, нахмурившись уже я отвернулся.
- Вот как… комплексы, ясно. - сообщил он и после чего вздохнув сказал. - Ну что-ж, Вектор, давай уже пойдем домой. Завтра много, а готовиться к ним нужно уже сегодня...

День и в правду оказался тяжелым. В основной для Вайдела. За мной же оставалась роль ассистента. Подай, принеси, запиши, подержи - вот мои обязанности. Отрабатывал я, не ворча, но только с непривычки. Всё-таки не каждый день увидишь, как врач принимает пациентов.
Шли, как в рассказе про доброго доктора с болючим именем. Все, кому не лень. И с головной болью, и с поносом, и с грыжей финтеперсовой кишки. Апофеозом врачебной тайны оказались трое подростков. Два парня и одна девушка примерно моего возраста. Один худой, вертлявый и жилистый. Широкая улыбка и будто светящийся взгляд зеленых глаз. Смуглая кожа, щелки-ноздри и длинные уши, а венчало все это копна рыжих волос прямых и с виду жестких. Явно полукровка Местиоры и Ауль-Ривела. Второй еще стройнее чем первый, но не было в нем той силы и упругости что была в первом пареньке. Очки с толстым стеклом в купе с маленьким носом делали второго до смешного нелепым. Покраснения от раздражения кожи, так сказать, красовались на щеках, а на лбу даже виднелось несколько юношеских прыщиков. У парня явно что-то с гормонами. Но это нормально так как у любого подростка пляшут гормоны будь здоров.
А вот третья особа была просто чудом. Я даже потерял на мгновение возможность соображать, а в груди что-то екнуло. Нежно розовая кожа с румянцем на щеках, как-то по-особенному небрежно собраны в конский хвост волосы черного цвета, падающие ночным дождем на плечи с двух сторон и до самых ключиц. А глаза. Узор голубой радужки поражал воображение и хотелось просто закрыть газа и упасть в этот бездонный океан.
Правда наваждение было смыто разом, когда в след за одетыми будто для игры в страйкбол подростками вышли двое. Один громадный и широкий детина. Мне казалось, что весь мой объём с легкость поместиться в одной только руке. Увешенный броней, подсумками и оружием мужчина подошел к столику, за которым я сидел. Бестолково и неуклюже подошел, растолкав ожидающих приема посетителей. за ним шел человек во многом напоминающий Вайдела. Худощавое лицо с мужественным подбородком и героическими чертами бровей. На голове какой-то старый шлем, прицепленный хлястиком под подбородком. Этот был среднего роста, но сказать, что он был слабее верзилы я бы не сказал.
Вся процессия из почти человек во главе с верзилой спешно двигались к моему столику, перегородившему путь дальше в спальню где я спал. Хотелось вскочить и юркнуть туда подальше от этих амбициозных людей, но я знал, что будет неловко если они тут будут командовать. Поэтому я встал и:
- Э, тут очередь! - сказал я, думая, что сейчас верзила ворваться в кабинет, вытолкает оттуда наверняка успевшего раздеться для осмотра посетителя и меня ненароком пришибёт.
- Ча-во? - нахмурил брови мужик и его голос прозвучал так низко и смешно что я уверился в иллюзии что это большой ч4ловек с большим сердцем.
- Очередь. - сказал я, кивая на шеренгу людей выходящую за пределы дома. - Займите ее и вас примут.
- Слушай мальчуган. - насмешливо прыснул подошедший "Герой" и грубовато сообщил. - Мы тут с приказом от Мунстрайка, так что отойди.
Я не знал кто такой этот Мунстрайк, но это был не его дом и не он тут был хозяином. В сущности, и я не был, но жил я на харчи этого самого хозяина и этот самый хозяин доверил мне следить за порядком. Поэтому я считал себя полностью правым, когда говорил:
- Встаньте в очередь. Кто бы ни был этот ваш Мунстрайк, при всем уважении, но тут сидят и другие кто ждет дольше вашего.
Как оказалось, большой человек с большим сердцем имел небольшой размер оного, а скорее большой размер желудка, которым думал.
- А ну брысь с дороги шолупонь! - огрызнулся он и рванулся вперед. Такое чувство несправедливости вдруг обуяло меня. Кто такой этот Мунстрайк, чтобы его люди так себя вели?!
- Не пущу! - выкрикнул я и ногой отодвинул свой стол, да умудрился придавить мужику ногу. Сам же я неуклюже плюхнулся на пятую точку. Бойцом мне точно не стать, а вот клоуном в самый раз. Но никто не смеялся. Из-за запаха, жаренного что исходил от этой ситуации у всех пропало желание смеяться.
- Ах ты сученыш! - зарычал медведеподобгый а остальные вжались в стены. Трое подростков с интересом наблюдали за экзекуцией что близиться. "Герой" же просто стоял на мете.
Сильные руки схватили меня за грудки и подняли над землей. Ноги судорожно пытались нащупать опору, а мужик без задержи двинул мне в нос.
Круги поплыли перед глазами, а дальше пришла боль. Когда тот отпустил меня то я свалился на пятую точку зажимая расквашенный нос правой рукой.
- Вот и сиди сукин сын. - сказал громила. Я бы мог проглотить это оскорбление ведь боль от расквашенного носа была сильной. Я мог бы малодушно уползти за прикрытие двери. Но тут меня пробрало осознание. Я - калека вкруг люди, а этот верзила хохочет и оскорбляет меня и мою семью! А я, я настолько слаб что не могу дать ему задачи?!
- Ну уж нет. - буквально выкашлял я эти слова. Они как что-то мешающее вышло из меня дав чему-то непостижимому вырваться из груди и поджечь наконец огонь злости на дровах подначек который поливались дождем разумных аргументов. И вот искра проскочила и разгорелся огонь! А падающие на это капли аргументов будто потеряли вес, стали испаряться быстрее чем долетают до разгорающихся дров.
Движения были точными и быстрыми будто я тренировал их сотни раз. Подскочив как ужаленный, я сделал три шага в сторону комнаты своей.
- Ну да иди-иди! - хмыкнул здоровяк, пытаясь отодвинуть стол так некстати поставленный мной и зацепившийся за ручку, двери которую кто-то дергал с той стороны пытаюсь выйти.
Меж тем я, прислонившись к двери уперся в нее и ногой дал себе начальное ускорение. Его хватило чтобы разогнаться и наступив на стол правой, заехать коленом в рожу здоровяка. Попал точно в нос и продолжая движение круговое чья ось проходит через нос заваливающегося назад здоровяка.
Я не заметил, как в ход снова была пущена отсутствующая левая. Я будто снова забыл, что ее нет и пространство поверило мне. Я так отчаянно хотел засунуть их слова им глотку. Поэтому, когда обративший на падения приятеля "Герой" повернулся, то получил локтем левой руки в район груди. Я же неуклюже покатился дальше, свалившись к ногам трех очумелых от такого подростков.
" Герой" еще не успел очухаться от такой наглости снова оказался на полу, но уже с ударом ноги в живот, а когда поднялся и потянулся за монструозным пулеметом Громила я взял за грудки лежачего внизу парня за грудки и поставив упор швырнул его на уже подымающего ствол оружия громилы.
Он пролетел примерно пол метра, когда врезался в громилу и они вместе полетели вниз.
Палец мужика рефлекторно нажал на спуск... щелкнуло, и они оба завалились на пол.
В тот момент мне даже в голову не пришло что мне при всем желании не поднять героя и проделать то что я сделать. Моим уделом было бы жалкое дерганье его за воротник. Но я мало того, что поднял его, так еще и смог знать достаточный импульс чтобы он пролетел до здоровяка.
- Да что у вас тут твориться?! Минор! Булат вы чего стоите? Заводите Кет, Шамана и Чижа в кабинет!
- Док! - тот, кого Вайдел назвал Минором и тот, кого я бросил подскочил очумело и уставился на меня. - Да мы и хотели зайти!
- И что же вам помешало?!- всплеснул руками Вайдел переводя взгляд то на меня, то на двух виновников и мимолетом окидывая взглядом людей, которые заблаговременно ретировались на улицу и на кухню. Троица пришедших с Булатом и Минором - явно говорящие имена- обоих выглядывала из двери кладовки. - Я вас спрашиваю!
- Дык, этот парнишка помешал. - как-то неловко краснея сказал Булат тоном жертвы. Доктор, нахмурив свои брови посмотрел на творившейся тут бардак, но переспрашивать ничего не стал.
- Ладно, вояки. Давайте сюда оба. - сказал он, указывая на меня и Булата. Громила хотел было противиться, но Вайдел сообщил что он со своего места видит, что у Булата сломан нос. Я же прошел без возражений. Ведь, если честно, боялся, что повредил что-нибудь. Ведь как не печально, но восстановиться я не успел.
Я и Булат вошли к ожидающему нас Вайделу, и он осмотрел нас. Булату вплавил нос и налепил пластырь вставив в ноздри две плотные ватки, скрученные валиком. Вид был у Булата в этот момент потешный. Мне же досталась обычная ватка дабы залепить кровоточащую ноздрю.
Дальше мы вышли, а в кабинет вошла та самая девчонка. Снаружи кабинета все было прибрано. И постарались оставшийся там двое пацанов и Минор, который хихикнул в кулак увидев двух выходящих нас с Булатом.
- М-да, Булат тебя пацан побил. - подтрунил минор смотря на здоровяка Минор. Дальше он посмотрел на меня хмуро сверлящего пол и пошедшего к столу и севшего за него подобрав разбросанные бумаги. Других посетителей как ветром сдуло, хотя предполагалось что работать это заведение будет до поздно. - А ты пацан...
- Вектор...
- Что? - спросил перебитый бессовестным мной Минор.
- Вектор Аммадей. - сказал я и показал два пальца. - Через двойное "М".
- Ах вот оно что... ясно. В общем, Вектор ты не так прост, как кажешься. Странно что я впервые о тебе слышу...
- А чего бы тебе обо мне слышать? Я бычиный парень и все тут.
- Хорошо... в какой деревне ты жил? - спросил меня приподымая одну из бровей. Я же, не видя подвоха пожал плечами и сообщил.
- Не в деревне. В столице жил. А потом по глупости своей сюда рванул. Как видишь - неудачно.
- Постой, из Местиоры, что одноименно с этим материком?!- Булат нахмурился и стал теперь похож на злого боксера-тяжеловеса, который напряженно смотрит на противника перед боем. - Ты же в курсе о том, что проникнуть сюда в принципе легко, но вот только пройти больше ста метров от стены нельзя?
- В курсе. - сказал я, смотря на того с обидчивым спокойствием. Другие сидевшие тут в лице тех двух парней пришедших с Булатом и Минором просто восседали на свободных стульях с отвисшими челюстями. Правда челюсти встали на место и те стали суетливо и тихо что-то обсуждать. - Это должно меня волновать?
- Как ты прошел сто метров болот из крови и плоти? - спросил Булат снова. - Там утонуть в две минуты, а трупный яд не даст тебе пройти и десяти метров без смертельной дозы. Так как ты попал сюда?
- Да врет пацан, наверное, - хмыкнул Минор расслабившись. Теперь мои слова он не воспримет в серьез. Было видно по его роже, самодовольной и одновременно равнодушной. - Сбежал от мамки с папкой и попал в сдвиг. Доктор его приютил вот и сидит тут.
Предположение было на удивление точным и правильным. За исключением того, что не указывало откуда именно и куда я бежал. В любом случае я не хотел разговаривать с ними и лишь кивнул. Взрослые умолкли, а дальше и вовсе ушли на улицу дожидаясь пока Кет закончит с доктором.
Пока я Шаман и Чиж - кто есть, кто я догадывался только по внешнему виду- ждали рыжеволосый из них вдруг резко встал и звонким голосом, подойдя ко мне возвестил.
- Меня зовут Чиж! - сказал он чуть ли, не восклицая во весь свой голос протягивая мне свою руку. Я же, посмотрев на руку протяну правую руку и пожал протянутую мне ладонь. Дернули и рукопожатие окончилось. - А эт, правда, что ты… ну это с той стороны?
- Да, - пожал плечами я которую не имел желания скрывать. Чиж и Шаман переглянулись и теперь Шаман заговорил, а Чиж сел на ближнее ко мне сиденье лавочки.
- Но извольте, господин Булат абсолютно прав. Пройти наружу изнутри невозможно по причинам уже перечисленным господином Булатом. Как, собственно и обратно. - заговорил очкарик, то и дело поправляя свои большие очки. - Как же вам это удалось?
- Шаман? – спросила я, а тот кивнул. - Так вот Шаман. Я понятия не имею. Просто я совершил большую глупость. А после из-за этой глупости совершил еще большую. Итогом этого стало то что я здесь и без руки. - я подпер лоб рукой и после чего сказал. - Давайте просто помолчим. Голова болит...

0
157
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Елена №2