Наследие Айеролла

Автор:
Александр Террийский
Наследие Айеролла
Аннотация:
Уже много лет идет война между людьми и ящероподобной расой Аурикки. На фоне этого, юноша по имени Лионилл вступает в правящую религиозную организацию с целью получения доступа к библиотекам, ограниченного для простых людей. Но готов ли он заплатить требуемую цену...?
Текст:

Наследие Айеролла



I – Введение


– Властитель на небесах!– пронзил воздух своим старчески режущим тенором Посланник.


– И навеки в наших сердцах!– единогласным хором отозвались Носители первого уровня посвящения.


– Сын Нааба, создателя стихий и всего постижимого – Всесильный Айеролл, низвергнувшийся с небес чтобы дарить нам свет и любовь,– продолжал седовласый служитель храма.


Лионилл сидел на прохладных камнях и внимал. Если он перейдет на второй уровень, его допустят в первый зал библиотеки, ради которой он и стал Носителем, но об этом лучше помалкивать, ведь можно не только вылететь из числа служителей, но и пополнить число обитателей темниц Великого Князя. Не то чтобы вера Лиона не была достаточно сильна, просто он никогда не понимал: зачем всесильному и всезнающему существу нужно бесконечное поклонение жалких смертных и восхваления ими? Познавать мир – вот чего желал юноша – изучать старинные свитки, книги и фолианты, постигать тайны мироздания. Но для этого нужно быть верным Носителем, обычным людям не полагается доступ к библиотеке. Старик протянул еще несколько фраз основной молитвы, ученики исправно откликались. Далее он раскрыл Сказания Четырех и начал торжественно зачитывать. Когда прозвучал отрывок, где говорится, что Нааб создал все на свете для благоденствия человека, Лион не сдержался и выкрикнул:


– А как же проклятые аурикки, беспощадно нас убивающие? Они тоже творения Создателя?

Посланник поднял взор, на лице его отражалось удивленное возмущение человека не привыкшего к пререканиям.


– Кто посмел?– выпалил он. По интонации можно было понять многое об этом человеке – прожив немалую жизнь и добившись определенной власти он так и не поборол комплексы человека из низших сословий. Он был из тех, кто натерпевшись унижений в прошлом, воспользуется любой возможностью чтобы унизить других. Упиваясь превосходством, он будет втаптывать в грязь всякого, кто дерзнет приподняться. Но перед ним находилась лишь толпа подростков, хоть и из довольно уважаемых семей. Они никак не могли сделать всех этих выводов, а всего лишь испугались.


– Я,– несмело произнес Лион, скрываться не было смысла.


– А-а-а-а,– хрипловато протянул Посланник, щурясь и всматриваясь в сторону начинающего служителя Айеролла. – Отпрыск Логотара. Стоило бы приказать хорошенько отстегать тебя плетью, – он пробежал глазами по воинам, расположенным возле стен по всему храму. – Но из уважения к твоему отцу – отважному предводителю Защитников Веры, не стану этого делать. Аурикки… нет, они не созданы Великим Наабом, а являются порождением Тьмы. Но Творец допустил их в сей мир дабы испытать нашу стойкость и веру. А теперь поднимись, и процитируй нам Слово о Сошествии – истинный Носитель должен уметь выступать на публике и нести веру в массы.

Взоры сотни братьев-служителей устремились на мальчишку. Лион встал на ноги и нерешительно начал:


– 1227 лет назад, с неба на летающей ладье спустился Всесильный Айеролл – сын Нааба, чтобы проповедовать законы отца. Он научил людей письменности, обработке металлов, строительству крепких каменных зданий и многому другому. На голове он носил Алый Обруч, излучавший свечение и дававший несказанное могущество. Также Всесильный обладал восемью магическими Сигонами, которые в данное время принадлежат Великому Князю и семи Носителям пятого уровня. Айеролл прожил среди людей 314 лет, сотворив множество чудес и сделав немало предсказаний, в том числе и о нашествии аурикки из-за сильной засухи на юге – месте их обитания. На 312 году Властитель взял себе в ученики четырех людей: Вассуела, Алифа, Этифа и Одеманна. Однажды он заперся с ними в доме на два дня, после чего их глаза начали светиться лазурным светом. Вместе с этим они обрели возможность пользоваться силой Алого Обруча, чего не дано было ни одному человеку. Сигонами же мог управлять любой, хотя разрешалось лишь единицам. Спустя два года после данного события он покинул нас, улетев обратно на небеса и оставив только Сигоны. Алый Обруч он забрал с собой. Ученики продолжили его дело, проповедуя волю Нааба и используя Сигоны во благо. Также они написали книгу в которую включили историю пребывания Айеролла среди людей и основы его учения, мы называем ее Сказания Четырех. В 320 году группа людей предательски убили учеников Всесильного с целью захвата Сигонов. Но те заблаговременно передали данные артефакты верным сторонникам. Убив Четырех, предатели выкололи им глаза и одели на шею своим предводителям как амулеты, после чего стали именовать себя Орденом Лазури. Последователи же Айеролла, владеющие Сигонами, стали называть себя Носителями. Члены Ордена ушли в подполье и еще не раз пытались завладеть магическими артефактами, также постоянно предпринимая попытки подорвать веру в Нааба и сына его Айеролла. В 670 году началось нашествие аурикки. Орден Лазури вступил с ними в сотрудничество, соответственно и в войну против человечества, которая длится вот уже 557 лет.


– Хорошо, но я говорил процитировать, а не пересказать. Ладно, садись Лионилл,– сказал Посланник.– И помни: в следующий раз ты будешь сурово наказан за подобную наглость. Тебе не поможет даже честное имя отца!


Лион занял свое место на полу, пока Посланник, он же Носитель третьего уровня, продолжил свою религиозную проповедь. Юный служитель церкви погрузился в раздумья. В этот раз дерзость сошла ему с рук, но однажды за такое можно серьезно поплатиться. Отец неоднократно его предупреждал, да и не только отец. Все, кто только мог, советовали парню быть кротким. Они неустанно повторяли, что Айеролл любит покорных. Тщетно. Лион просто не мог изменить свое нутро. Он всегда хотел докопаться до сути, узнать истину, но чаще всего получал взбучку. Поддерживала и поощряла его любознательность одна только старуха Панарейя, да и та призывала учиться благоразумию.

По истечению учебного времени, подростки юрко рассыпались во все стороны от храма. Лионилл, как всегда, вышел последним. Преодолев несколько сотен метров, он остановился на площади Благодати у фонтана. Присев на край чаши, юноша вытащил из котомки кусок копченого козьего сыра, две рисовые лепешки и принялся перекусывать. Стояла изнуряющая жара. Неподалеку, уличный музыкант вяло перебирал струны кифары. Вокруг находилось полно народу, все по разным причинам вносили свой вклад в общий шум и суету. Кто-то пытался что-то продать, иные купить, некоторые искали развлечений, просили милостыню, или просто проходили мимо. Лион любил за всем этим наблюдать: изучать прохожих, рассматривать строения, что-нибудь лениво пожевывая. Когда находишься среди сотен людей, но при этом один. Он умел наслаждаться одиночеством и считал это своим преимуществом. В такие моменты можно ностальгировать или жалеть о прошлом, мечтать о будущем, или опасаться его. В конце концов, пообщаться с самым умным и понимающим собеседником – собой, и взглянуть на свою жизнь как будто со стороны. Сейчас Лион размышлял о своем городе – Урлессе, одном из пяти основных городов людей. Поистине величественное место! Глаза поражает красота храма Айеролла, акведуков – чуда инженерной мысли. Пышность и мощь замка, в котором проживает Куиата – один из семи Носителей пятого уровня, владеющий Сигоном – вызывают восхищение и благоговение. На каждом шагу позолоченные памятники Всесильному и выдающимся Носителям прошлого, фонтаны и обелиски. Лион не мог примириться с тем, что в таком богатом городе большинство жителей очень бедные, если не сказать нищие, немало даже голодающих. Закон, описанный в Сказании Четырех, обязывающий людей отдавать три четверти урожая, домашних животных и прибыли от торговли и услуг на благо Носителей и Великого Князя, в понимании Лиона – противоречил сути религии. Как может Айеролл, бесконечно заботливый покровитель людей, допускать такую несправедливость?

Размышления Лионилла прервала серия коротких гудков боевого рога, требующая дать дорогу Защитникам Веры. Приученная и боязливая толпа расступилась. Через минуту показались первые всадники. Они двигались колонной по четыре, ровным отточенным строем. Ухоженные, лоснящиеся лошади, ярко красные плащи, с нашитым золотой ниткой гербом городского гарнизона, и блестящие доспехи еще больше подчеркивали оборванность общей массы людей вокруг.

Когда первые солдаты миновали Лиона, в середине колонны показалась телега с огромной клеткой, запряженная шестью лошадьми. В клетке находилось несколько десятков отвратительных существ. Аурикки. Раньше Лион видел их только на картинках. Однажды отец дал ему посмотреть свое трофейное ожерелье из их зубов, но на этом знакомство со смертельными врагами человечества закончилось. И вот предстала возможность рассмотреть мерзких ящеров вживую. Юноша попытался подобраться поближе, но толпа сомкнулась слишком плотно. Люди что-то выкрикивали в сторону пленников, потряхивали кулаками, кое-кто бросал камнями. Лион видел телегу только фрагментами, да и в тесной клетке тяжело было рассмотреть отдельную особь. Виднелась пестрая пятнистая кожа, массивные хвосты и бегающие желтые глаза. На мгновение Лиону показалось, что среди аурикки промелькнула тонкая, человеческая рука. Далее еще несколько рядов всадников и колонна скрылась из виду. Люди заполнили дорогу, встревожено переглядываясь и обсуждая происшествие.


– Спаси Нааб, зачем Защитники притащили сюда этих монстров?– выкрикнула седовласая торговка вениками.


–Тебя забыли спросить, старая карга, коль притащили, значит – так надо!– отозвался худощавый мужчина с гнилыми зубами.


– Они же заколдуют всех животных Урлесса, превратят их в демонов,– вставил свое замечание толстый продавец еды из лавки возле дороги.


– Ты и вправду такой тупица? Не все аурикки умеют заклинать животных, а только некоторые шаманы. И они не превращают никого в демонов, а лишь управляют их поведением, – насмешливо ответил человек с массивными руками кузнеца. – Но ящеры не прочь будут полакомиться жирным жуликом, который, видимо, скрывает часть доходов.


– Я…я честный человек! – пропищал истерическим голосом лавочник.


– Их везут в темницы Великого Князя,– выкрикнул еще кто-то в толпе. Споры продолжились, но юноша уже убежал.


Спустя каких-то двадцать минут, Лионилл уже стучался к Панарейе – старой подруги его матери, чья хижина расположилась невдалеке от их с отцом владения. Он наведывался к ней каждый день.


– Это ты, мелкий недотепа?– послышался голос старухи.


– Мне уже пятнадцать лет,– отозвался Лион, пробираясь внутрь.


– Присаживайся, на столе пирог с грибами и рисовое пиво, – крикнула Панарейя с другой комнаты, точнее из-за перегородки, которую с трудом можно было назвать стеной.


– Спасибо, я только перекусил, – сказал мальчишка, уже наливая себе теплого, специфически пахнущего, пьянящего напитка. Стряпню соседки он избегал, даже будучи чертовски голодным.


Панарейя вошла, села на лавочку возле Лиона, потрепала его по голове и принялась теребить у себя на шее дешевое ожерелье, что являлось ее неизменной привычкой.


– Я только что видел аурикки, живых, городская стража везла их в клетке! – Принялся восторженно рассказывать Лион. Старуха как-то странно вздохнула, чуть помолчала и произнесла:


– У тебя еще есть глазные капли?


– Ты слышишь, о чем я говорю? Настоящих ящеров!– возмущенно крикнул молодой Носитель.


– Слышу, не глухая еще. Видел, так видел. Сынок, очень важно чтоб у тебя всегда было достаточное количество снадобья, ведь…


– Да знаю я, знаю: если я хоть один день не капну этой гадости в глаза, то ослепну навсегда,– перебил Панарейю Лион, выудив из котомки маленький пузырек, и потряхивая им в воздухе.– Но чем таким я болею? И почему я должен скрывать болезнь даже от отца?


– Настанет день, когда я отвечу на многие твои вопросы, любознательный ты дурачина, но этот день не сегодня. А теперь слушай: скоро состоится твое посвящение в число Носителей второго уровня. Инициация – дело не простое. Ты должен хорошенько анализировать происходящее, доверяй только рассудку и здравому смыслу. Малыш, я верю, что ты поступишь правильно…


II – Сражение


Солнце припекало как-то особенно нестерпимо. Пот струился по всему телу Логотара Достойного. Темноволосый предводитель отряда в пятьсот человек, недавно удостоенный титула Лорда, находился в авангарде колонны. Он предпочитал подавать пример своим воинам, прежде чем требовать от них храбрости. Сотня солдат, включая командующего, ехала верхом на магарах, вооруженная копьями и щитами, остальные четыреста в ножнах имели короткие мечи, а на плечах – длинные луки. Замыкали шествие телеги с провиантом и всем необходимым для перехода войска.

Пока Логотар обдумывал свое задание – мягкие лапы представителя семейства кошачьих несли его по песку с камнями. Сам он предпочитал послушных лошадей этим своенравным хищникам, но черные с желтыми пятнами зверюги, размером не уступающие тиграм – единственные животные, которых оседлал человек, не поддающиеся магии шаманов аурикки. К тому же в бою приносили немалый урон врагам. Магар, несущий Логотара, был самкой по имени Рык, принятой когда-то за самца, но все-таки сохранившей за собой удобную кличку.


– Сир, может быть стоит объявить привал и переждать до вечера в палатках? Войско изнывает от жары, кое-кто подумывает снять латы, – обратился к Логотару Эйвин – верный друг и соратник, негласный заместитель командующего.


– Никаких привалов, Окарра осаждена врагами. Это самое серьезное нападение на столицу за последние двести лет. Великий Князь ждет, что мы ударим по врагам с тыла, дабы пресечь их наступление с минимальными потерями. Остальные три города тоже отправили подкрепление. Мы должны прибыть туда как можно скорее. Те, кто снимет латы, или иным способом будет саботировать приказы – должны быть немедленно наказаны,– заключил Логотар.


Эйвин развернул магара и направился в гущу воинов, выкрикивая приказ командующего. Логотар любил и ценил его, еще вчерашнего юношу, а сейчас – неутомимого солдата, надежного товарища и харизматического лидера.

Внезапно, позади кто-то вскрикнул. Логотар оглянулся и увидел, что в ногу воина, неизвестно зачем слезшего с магара, вцепилась змея. Пострадавший не растерялся и спустя мгновение уже отрезал ей голову. Ближайший сосед спешился, чтобы высосать яд, но вынужден был отразить нападение еще одного пресмыкающегося. Через несколько минут земля под солдатами уже кишела змеями. Всадникам повезло – их магары принимали на себя большинство укусов, в частности на боковые металлические пластины. Огромные кошки перегрызали змей одну за другой. Гораздо хуже пришлось пехоте, и прежде чем они расправилась с гадами с помощью клинков – несколько десятков были укушены. Логотар не сомневался, что поблизости маг аурикки, посему, когда с последней змеей было покончено, он громогласно приказал:


– Приготовиться к бою, враг близко!


Среди войска началась суета – одни помогали укушенным, другие поправляли доспехи, третьи молились Всесильному Айероллу.

Вскоре, с северной стороны, из-за холма, на небе показались несколько быстро приближающихся фигурок. Командующий приказал сменить позицию, так как отряд направлялся на восток. Всадникам надлежало обогнуть колонну так, чтобы повернуться лицом к врагу и прикрыть собой лучников, выстроившись полукругом. Опытные солдаты провернули маневр буквально за одну минуту, а еще через одну, над войском пронеслись огромные тени и с неба посыпались острые камни. Несколько лучников и всадников упали замертво. Логотар впервые видел сразу несколько десятков атакоатлей – чудовищных птицеподобных рептилий размером с лошадь, если не больше, и размахом крыльев порядка пяти метров, на которых летали аурикки. Крылатые монстры редко встречались в бою, то ли из-за того что их тяжело объездить, то ли они просто малочисленные создания. Защитники Веры ответили залпом стрел, но внезапный порыв ветра отклонил их траекторию мимо цели. Наездники развернули своих летающих животных, сделали небольшой круг и повторили атаку. Лучники Урлесса снова выпустили шквал стрел. И опять их сдуло в сторону.

Тем временем с холма стали приближаться пешие Аурикки, они остановились на безопасном расстоянии от лучников – видимо ожидая, пока у летающих собратьев закончатся камни. После каждого налета атакоатлей Защитники Веры теряли около десяти человек, а сами ящеры – так и оставались неуязвимыми. Логотар, как и все его подчиненные, был в панике. Понимая, что налетчики под защитой шамана, невесть где находящегося.

Под ногами людей уже лежало около сотни убитых и несколько десятков раненых, везде растекались лужи крови. Солдаты развалили строй в попытках избежать смерти. Некоторые порывались бежать. После очередного нападения, атакоатли отлетели и начали кружить над своими. Отважный предводитель пробежал между Защитниками Веры, размахивая копьем и выкрикивая:


–Всем построиться, или я сам вас поубиваю! Этим чудовищам нас не победить! Нааб с нами!


Войско вернулось в прежнюю позицию – все уважали проверенного годами командира. Враги уже успели преодолеть часть расстояния. Огромная хаотичная толпа наводящих ужас существ, стремительно надвигалась на Защитников. Когда Аурикки бежали, их туловище, в противовес массивному хвосту, сильно наклонялось вперед, а короткие передние конечности подгибались. Лучники выпустили град стрел и в этот раз он достиг цели. Многие ящеры повалились наземь. По приказу Логотара, вдохновленные люди вложили новые стрелы и сделали еще один залп. Ряды врагов снова немного поредели. Часть стрел застревала в их защитных накидках – единственной одежде аурикки. Логотар всегда ими восхищался, меч и стрелы, забивались в них, как в дубовый щит, хотя сие чудо было сплетено всего лишь из каких-то растений. В магии ли дело, или в свойствах самих растений – лорд не знал.

По-прежнему стояла ясная погода – на небосводе ни единой тучки.

Буря развернулась на земле – рокот множества когтистых конечностей, грозовым фронтом двигался на скалу из плоти и металла, сотни стрел-молний со свистом рассекали небо, боевые кличи раскатами грома сотрясали воздух. Столкновение унесло несколько десятков жизней в мгновение ока. Сталь, когти и клыки слились в грандиозный, леденящий кровь макабр. Всадники Урлесса не смогли долго сдерживать натиск, и вскоре, дети человеческие перемешались с громадными рептилиями. Пешие солдаты Логотара уже во всю мощь орудовали короткими мечами, забросив луки за спины. Аурикки обходились оружием, которым их наградила природа: острейшие зубы, длиной около четырех сантиметров, врезались в шеи обреченных жертв, а передние конечности, оснащенные тремя смертоносными когтями-лезвиями, находили бреши в доспехах и настойчиво кромсали плоть. Даже хвосты двухметровых ящеров представляли собой грозное оружие – они с силой молота наносили удары по противникам, сбивая их с ног, а иногда и ломая кости. Аурикки имели численное превосходство, по оценке Логотара их было полторы-две тысячи. Сыны Нааба же имели боевой опыт, веру в покровительство Всесильного и желание выжить. На каждого убитого мужчину приходилось три мертвых пятнистых гиганта. Немалый вклад внесли магары, свирепо терзая врагов хозяев, как своих собственных.

Вскоре в битву снова вступили атакоатли. Они молниеносно пролетали внизу над войском, поднимали воинов высоко в воздух и сбрасывали обратно на землю, или просто наносили смертоносные удары своими крыльями, имеющими когтистые фаланги, подобно тем, что у летучих мышей. Но сейчас, чары шамана почему-то не подействовали и вскоре первый летучий убийца свалился наземь, утыканный стрелами. За ним второй, а потом еще и еще.


– Именем Айеролла! – кричали защитники Веры. – Не отдадим вам нашу землю, убирайтесь обратно во Тьму!


В какой-то момент стало казаться, что люди смогут одержать верх в смертельной битве, но судьба приготовила им сюрприз. Точнее, его приготовил шаман, которого рано сбросили со счетов. На отряд Логотара стали нападать насекомые. Муравьи-солдаты, осы, пчелы, москиты – десятки тысяч миниатюрных союзников аурикки стали нещадно жалить воинство Урлесса. Сначала солдаты в пылу сражения не замечали укусов. Но через некоторое время стало невозможно их игнорировать.

Логотар, прокалывая пресмыкающихся, с трудом отражая щитом их атаки и претерпевая укусы десятков насекомых, пытался придумать выход. Он должен спасти своих подчиненных, он просто обязан оправдать их доверие. Глаза пробежались по холму, со стороны которого нападали враги. Взгляд упал на скопление деревьев, в самой высшей его точке.


– Эйвин, чертов сопляк! Прими на себя командование. Если я не вернусь – не дай нашим людям погибнуть зря. Отправьте мразей в ад! – крикнул он другу, рьяно размахивающему копьем невдалеке – тот утвердительно прорычал что-то невнятное, казалось, даже не поняв, что предводитель куда-то собрался.


Логотар направил магара в сторону холма. Преодолев часть пути он сообразил, что надо было взять с собой несколько человек. Еще через сотню метров лорд пожалел что не отправил гонца с вестью о проваленном задании, бормоча под нос проклятия в собственный адрес. Не важно. Сейчас нужно было исполнить задуманное, ведь в противном случае у его отряда не будет шансов.

На расстоянии примерно пятидесяти метров он увидел среди деревьев движение. Через мгновение оттуда выбежали два аурикки и одновременно напали на Логотара. Первому он успел всадить копье в шею, послышался хруст и ящер издал странный звук, напоминающий скрипение несмазанных колес у телеги. Второй же противник умудрился схватить его магара за голову и запустить ему когти прямо в глаза. Рык издала звук агонии и начала бешено брыкаться. Логотар вылетел из седла. С трудом поднявшись на ноги, благо у него были легкие доспехи, и подняв голову, он увидел, что ослепленная Рык вцепилась в причинившую ей вред конечность обидчика. Не видя куда отлетело копье, мужчина выхватил из-за пояса кинжал, сделал шаг в сторону врага и всадил его по самую рукоять в глаз рептилии, в отместку за питомицу. Аурикки повалился в траву. Рык, скуля почти как собака, легла на бок, вместо глаз на морде красовались обильно кровоточащие раны. Логотар погладил питомицу. Он не любил животных, но Рык выросла у него на руках, верно служила ему пять лет и даже спасала ему жизнь. Потом он присел, вытащил кинжал из глазницы чудовища и всадил его в сердце Рык, магар за секунду замолчала. В груди что-то больно сжалось, но оставить ее в таком состоянии было бы жестоко.

Логотар встал, разыскал в траве копье и направился в место, откуда только что выскочили аурикки. Буквально через несколько секунд он увидел то, что искал – между деревьями, окутанный ядовито зеленой дымкой, в странной позе на земле сидел шаман. Глаза его были закрыты. Существо отличалось от других представителей своего рода только неестественной худобой. Логотар знал, что сознание ящера находиться на поле битвы, посему подошел на расстояние нескольких метров и с силой метнул копье. Оружие быстро рассекло пространство, но не долетев до цели, повисло в воздухе, точнее погрязло в нем, будто вилка в пудинге. Логотар оторопел. Маг открыл глаза, но воин подбежал, и отчаянно толкнул древко. Копье поддалось и медленно вошло в грудь ящера. С шаманом покончено. Оставалось только гадать, почему у него не было защитной накидки.

На деревьях пели птицы, с южной стороны доносились звуки битвы, а с северной – монотонный гул. Только сейчас Логотар понял, что слышал его все это время. Он быстро прошел сквозь деревья и оказался на обратной стороне холма. Внизу распростерлась огромная равнина. На расстоянии нескольких километров, Лорд увидел несметное войско – возможно десятки тысяч. Над ним кружило множество темных точек. «Всесильный Айеролл…помилуй детей своих!» – подумал он и побежал обратно.

На поле брани пред ним предстала жуткая картина – количество мертвецов многократно превосходило живых, земля под ногами сражающихся представляла собой одно сплошное пятно крови. Непрекращающийся реквием предсмертных криков проникал в самую душу и заставлял ее содрогнуться. Воины вынуждены были ходить по телам товарищей…

Предводитель буквально вклинился в битву, подхватил два меча погибших собратьев, предварительно выбросив копье и принялся рубить врагов налево и на право. Он впал в то неистовое состояние, которое подчиненные называли «аура ярости» - все вокруг исчезло, существовали только руки с мечами и тела врагов. Не существовало даже самих врагов – лишь плоть, которую нужно резать и колоть. Не надо было ни о чем думать, тело само принимало решения и воплощало их в жизнь.

Логотар пришел в себя лишь осознав, что больше некого убивать. Защитники Веры перебили всех чудовищ до единого. Но и сами почти все сложили головы. Осталось от силы пятьдесят человек – израненных, истощенных, искусанных насекомыми и потерявших друзей. Только сейчас Лорд осознал, что из его плеча обильно струится кровь, что Эйвин – его лучший воин и друг – мертв. Что сам он тоже мог умереть, так и не увидев сына – юного любознательного чертенка Лионилла.

Время для сентиментальности еще будет, а сейчас необходимо спешить в Урлесс, чтобы предупредить горожан о надвигающейся опасности…


III – Откровение


Лионилл стоял среди своих братьев Носителей, выстроившихся в ряд на площади Благодати, среди многотысячной толпы зевак. Перед ними по очереди выступали несколько учителей и Посланников из числа представителей третьего уровня, а также второго уровня, прошедших инициацию в прошлом году. Вокруг членов церемонии несли службу две сотни Защитников Веры, призванных сдерживать толпу, поддерживать порядок и репутацию Носителей. Последним слово взял Посланник четвертого уровня Сеон – самый важный гость церемонии:


– Сегодня особенный день, братья мои. Вы – пятьдесят лучших из сотни Носителей первого уровня, получивших право перейти на второй. Право сие – огромная честь и ответственность. Каждый из вас– представитель Нааба и Айеролла на Земле. Вы должны нести учение Всесильного в массы. Часть из вас в будущем перейдет на третий уровень, кое-кто, возможно и на четвертый. Может быть, среди вас есть даже тот, кто станет следующим Носителем пятого уровня и обладателем Сигона, – среди людей пробежала волна возгласов восхищения, – Но это все не главное, – продолжил Сеон Чистословный. – Главное то, что все вы уже являетесь частичкой Всесильного. И каждый из вас, на своем посту, каким бы он ни был, внесет вклад в очищение мира от порождений Тьмы – аурикки, а также окончательного уничтожения Ордена Лазури – предателей, убивших Четырех и выступивших против последователей Айеролла. – Сеон выдержал паузу, чтобы стихли одобрительные крики, и продолжил:


– Окарра, столица альянса пяти городов, осаждена врагами. – Толпа взорвалась единым возгласом удивления, Сеон продолжил. – Аурикки не знают мощи войск Защитников Веры. Чудовища, за двести лет забыли силу магии Сигонов! Сам Великий Князь выйдет на защиту Окарры, а посланные нами отряды из четырех городов не дадут врагам уйти безнаказанными! Мы говорим это только сейчас, когда подкрепление, должно быть, уже на подходе к столице, так как раньше этой информацией могли воспользоваться шпионы из Ордена Лазури. В связи со всеми этими событиями, сегодняшний обряд будет необычным. Вы должны доказать свою верность Айероллу. 1227 год от Сошествия станет знаменательным в битве против Тьмы. Властитель на небесах!


– И навеки в наших сердцах! – хором отозвались все присутствующие.


–А сейчас, – продолжил Сеон Чистословный. – Прошу номинантов пройти в храм для прохождения инициации.


Народ расступился, освобождая дорогу ведущую к храму. Защитники Веры сопроводили процессию, а когда юные и опытные Носители вошли в храм, они перекрыли вход для непосвященных.

Войдя в храм, Лионилл сразу догадался как они будут доказывать свою верность. И это понимание привело его в ужас. Посередине храма расположился длинный ряд деревянных столпов. К каждому из них был привязан тревожащий взор, мрачный, пестрый ящер аурикки. Те самые аурикки, которых парень недавно видел в клетке. Лион лишь на секунду взглянул на них и сразу потупил взор. Один из Носителей второго уровня раздал подросткам скомканные клочки бумаги.

– На каждом столпе есть порядковый номер, – проговорил Сеон после очередной нудной речи. – На ваших бумажках написаны номера, им соответствующие. Вы должны убить этих тварей – каждый своего. Так мы убедимся в вашей верности и храбрости.

Среди юношей начался шум: одни испугались, другие задавали дополнительные вопросы, а некоторые и вовсе ликовали. Лион был в числе первых. Мало-помалу галдеж прекратился, и Носители стали разворачивать бумажки, затем подходить к своим столпам. Лиону выпал номер «49». Он поднял голову, нашел свою жертву и побледнев замер. На парня смотрели не желтые с вертикальными зрачками глаза, а карие – человеческие. Испуганные, в слезах, глаза девушки едва старше самого Лионилла. Ото рта по подбородку тянулась запекшаяся струя крови – ей отрезали язык, как это всегда делают с членами Ордена Лазури. Намертво привязанная к столпу, бедолага не могла даже пошевельнуться. Нож, предназначенный для ее казни был заложен за веревку у ее бедра.

Один за другим послышались высокие, скрипучие крики умирающих аурикки – более проворные собратья Лиона уже справились с заданием. Лион понимал, что предателей надо убивать. Его с детства учили, что «Лазурные» хуже ящеров, ведь они пошли против своего же народа, отреклись от Всесильного. Но что-то в этом всем тревожило юношу. В Сказании Четырех написано, что Айеролл любит всех детей своих. Что он прощает все грехи. Что никто не имеет права забирать жизнь у человека.

Лион дрожащими руками взял нож, поднес его к горлу девушки и… бросил на землю. Со слезами он выбежал из храма.

Его не остановили, но он прекрасно понимал что наказания не миновать. Про переход на второй уровень не может быть и речи. Да что там – его вовсе лишат звания Носителя. Никаких библиотек, никаких перспектив, к тому же он будет проверяться на причастность к Ордену. А самое горестное во всем этом то, что девушку все равно убьют. Лион ненавидел и презирал себя, ненавидел всех Носителей. Ненавидел даже безъязыкую девушку…

В считанные минуты парень прибежал к Панарейе и без стука ворвался в ее лачугу. Старая соседка стояла среди комнаты служившей прихожей, кухней и гостиной, опершись на стол и как всегда теребя свое ожерелье. Лионилл подбежал к ней, обнял и принялся всхлипывать.


– Ну-у-у, ты чего соплями то прыскаешь, Малыш? Что случилось? – спросила она.


– Они… хотели…– хныкая начал Лион.


–Чего? – с нетерпением перебила старуха.


– Хотели… чтобы я убил «лазурную» девчонку, – наконец проговорил юноша. – Теперь я…буду…


– Я поняла, успокойся. Я знала, что ты поступишь правильно. Ты должен был увидеть их истинное лицо, – опять перебила Панарейя, вырываясь из его объятий. – А сейчас, садись за стол и выпей стакан вина, а после – у меня к тебе есть разговор.


Лионилл был ошарашен спокойствием вечной подруги, но подчинился. Вино сразу же притупило сознание легким опьянением. Старуха медленно начала:


– Ты помнишь, о чем я тебя вчера просила?


– Да, – ответил Лионилл, после небольшой паузы. Будучи сильно взволнованным, он не сразу понял о чем идет речь. – Я вчера не обработал глаза твоим снадобьем. Если я не сделаю этого в течение нескольких часов, то ослепну…


– Не ослепнешь, Малыш, – Панарейя погладила мальчишку по голове. Тот непонимающе уставился на нее и приготовился говорить. – Давай договоримся, Сынок, – быстро продолжила старуха. – Я расскажу тебе много всего, что тебя шокирует. Ты должен выслушать до конца и не перебивать. Лион, если ты мне доверяешь – прими истину, какой бы чудовищной она тебе не показалась.


– Конечно я верю тебе, Панарейя. Ты для меня родная. У меня никого нет кроме вас с отцом, говори же, – сказал взволнованный и заинтригованный Лионилл, позабыв на миг о своих злоключениях.


– Начнем с того, что Айеролл не был богом. – Лион выпучил глаза еще больше и широко вдохнул, собираясь задать вопрос. Но вспомнив просьбу Панарейи, сдержался. – В это трудно поверить, но сам он говорил, что прилетел в наш мир случайно. Тот, кого мы именуем Всесильным – был всего лишь гостем у людей. Бесспорно очень могущественным, но все же… Айеролл и вправду пробыл среди людей 314 лет, многому нас научил. Иронично, но не будучи человеком, он все время проповедовал человеколюбие. Взяв себе в ученики четырех наиболее достойных, по его мнению, людей, он наделил их властью вершить судьбы с помощью Сигонов и Обруча. Айеролл понимал, что скоро умрет и хотел оставить после себя приемников. Но кучка проходимцев, после его смерти убили четырех учеников и захватили Сигоны. Сейчас их последователи зовут себя Носителями, но об этом знают только начиная с четвертого уровня, поскольку туда попадают лишь потомки предателей. Алый Обруч Алифу удалось передать друзьям, хотя Носители все равно не смогли бы ими воспользоваться, так как это могли делать лишь ученики могущественного мага – четыре обладателя светящихся лазурных глаз.

Убийцы потопили в море летающую ладью Айеролла и выдумали историю о его уходе на небеса к Наабу. Исказили Сказание Четырех до неузнаваемости, добавив туда надуманный закон о пошлине на благо Носителей, создав культ поклонения и многое другое. Тех, кто действительно был верен Айероллу и его ученикам, Носители объявили изменниками. С помощью силы Сигонов и многолетнего запугивания они заставили народ поверить во все это. Прошли сотни лет и сейчас почти невозможно убедить людей, что их обманывают.

Орден Лазури называется так в честь прекрасных глаз Четырех, потому что они их последователи, а не убийцы.

Величайшая ложь также кроется в том, что нам говорят об аурикки. На самом деле не они пришли с юга из-за засухи, а мы с севера. Люди, под предводительством Носителей перебили тысячи аурикки, вырубили их леса и построили на их месте свои города. С ящерами вполне можно договориться, не убивая их и выучив немного их язык, что собственно и сделали члены Ордена. Неужели ты думаешь, что будь Аурикки порождением «Тьмы», желающими истребить человечество, люди бы стали с ними сотрудничать?


Лионилл потерял дар речи. Весь этот поток уличений Носителей, в числе которых он был еще сегодня утром, завел парня в ступор. А вино, необычным образом, расслабляло тело и частично парализовало сознание. В голове крутились обрывки образов. Все его мировоззрение было разрушено. В глазах потемнело. Лион только невнятно промычал:


– Ы-ы-ы…


– Так быстро? Ты, видимо, очень слаб – удивилась Панарейя.

Лионилл впал в забытье.


III – Завершение


Лион очнулся, сидя на каком-то камне, в прохладном, шумном помещении с сырым воздухом – это все что он смог понять, так как глаза его были прикрыты повязкой. Юноша попытался ее снять.


– Нет, пока не снимай, – нежно прозвучал успокаивающий голос Панарейи. Она взяла его за руки. – Все в порядке. Не бойся. Так надо.

В голове у Лиона гудело, этому способствовало множество эмоциональных голосов, переговаривающихся впереди него. Неожиданно все стихли и заговорил громкий, глубокий голос человека, умеющего выступать на публике:


– Братья и сестры! Сегодняшнее собрание членов Ордена Лазури – прелюдия к симфонии величайших перемен. – От этих слов Лионилла передернуло, но он не пошевелился. – Наступает новая эпоха. Правление нелюдей, именующих себя Носителями, подходит к концу. Наши союзники аурикки осадили столицу. Отряды Защитников Веры, посланные на подмогу Окарре – уничтожены.

Внутри Лиона что-то оборвалось. «Как же так? За что они убили моего отца? Он же ни в чем не виноват!» – подумал он. Панарейя, поняв состояние Лионилла, крепче сжала его руку и что-то прошептала, пытаясь его успокоить.


– Другие части войск аурикки, на подходе к остальным большим городам включая Урлесс. – Продолжил голос. – Наша задача – любой ценой открыть им ворота. Обладатели Сигонов разжирели и расслабились. Ходят слухи, что они не до конца понимают как применять в бою эти магические артефакты. С помощью нашей решительности и благодаря войскам аурикки, а также их шаманам – повелителям стихий, мы захватим власть и перебьем клятвопреступников. К сожалению, придется убить много невинных, ничего не подозревающих людей, но иного выхода нет.


– Есть! – выкрикнула Панарейя, поднимая за руку Лиона. Она помогла ему снять повязку. Юноше понадобилось время, чтобы глаза привыкли к свету. Он увидел, что находится в огромной пещере, освещенной множеством свеч и светильников. На него уставились сотни глаз. Люди переглядывались и шептались. Мальчика настораживали странные взгляды людей, некоторые из них даже можно было назвать испуганными. – Его зовут Лионилл, – продолжила Старуха. – Он прямой потомок Одеммана по маминой линии. И как видите – обладатель лазурных глаз, что позволит ему управлять Алым Обручем, если наши собратья из Окарры нам его любезно отдадут. Таким образом мы сможем мирным путем захватить власть, легко убедив людей в нашей правоте и раскрыв ложь Носителей, вместе с их «Великим Князем».

Люди, упавшие перед ним на колени, свидетельствовали о правдивости слов старухи. Это также объясняло необходимость капать в глаза снадобье – видимо, оно временно меняло цвет его глаз и подавляло их свечение. Но в голове Лионилла не помещалась мысль о том, что его предком был один из учеников Айеролла. И почему от него это скрывали? И неужели, даже его собственный отец не знал об этом? Возможно, покойная мать Лиона могла скрыть это от него, с помощью Панарейи, но зачем? И как Панарейя допустила вступление Лионилла в ряды Носителей? Мальчик подумал о своем отце, которого убили эти люди, а сейчас они хотели от него помощи. Что же делать?

Члены Ордена Лазури стояли на коленах перед растерянным юношей, в воздухе повисла тишина. Наступала новая эра…

Другие работы автора:
+1
360
19:22
Классная повесть! Читается легко и с интересом.
Мешают радости прочтения только абракадабры, типа: "… предатели выкололи им глаза и одели на шею своим предводителям как амулеты". Как выколотые глаза можно одеть на шею?
"… обычным людям не полагается доступ к библиотеке". Кривая фраза, очень!
Потом, Логотар, как я понял, недолюбливал ездовых кошек laugh , но оказывается Рык была им воспитана с младенчества и спасала ему жизнь, как такое возможно, если кошки, как известно, отлично чувствуют настроение к ним, да и хозяина они не признают, только друга.
Перечислять можно еще много, но хотелось бы попросить автора, более продуманно подходить к написанию таких НЕ СЛАБЫХ вещей.
Спасибо большое за коментарий и особенно за указанные вами ошибки, постараюсь исправить. Продолжение планирую, но не знаю точно когда.
По поводу боевой кошки все же не соглашусь: у меня есть кошка, которую завела моя жена. Я не люблю этих животных, но отношусь к ней гуманно — кормлю, не бью. Никогда не глажу и не говорю ласковых слов, но, тем не менее она ничего «чувствует». Она относится ко мне так же как и к жене, которая души в ней не чает. С Логотаром то же — ему пришлось воспитать для себя магара, хотя он предпочитал лошадей, он относился к ней хорошо и она к нему тоже.
А по поводу глаз, как повар вам скажу: их возможно проколоть, чтобы сохранилась структура. А дальше ничего не мешает вам натянуть его на веревку — получается амулет. Я такого, естественно, никогда не делал)
13:40
Кошки вообще существа довольно противоречивые. Возможно более естественными, в качестве ездовых, смотрелись медведи или волки, или кто-нибудь из рода собачьих. А с глазами, может быть Вы и правы, но что бы нанизать на нитку требуется их аккуратно извлечь со штатных мест. А как такое можно произвести после выкалывания?
Вы правы: кошки противоречивы​ и своенравны, им часто приписывают паранормальные способности (хоть я в это и не верю), именно это и побудило меня выбрать их на роль существ, чью волю не может сломить шаман. Медведи не вписываются в жаркий климат, волки — банально, а гиены или лисицы было б смешно)
19:25
+1
Все равно, классный текст! Давай продолжение!
15:08
+1
Сначала по оформлению.
Текст сильно нуждается в редактировании — от мракобесия с запятыми и словоупотреблением до чудовищных стилистических стыков. Тщательнее подбирайте эквиваленты, ваш текст стилистически сложный, требует особенной манеры. Сказано в «о себе», что Толкина любите, мэтр жанра фентези, у него бы почерпнули по стилистике… Следите за падежами — очень много ошибок. Замены режут глаз, если уж употребляете их — следите, чтобы они совпадали: то гг юноша, то уже мальчишка, то опять парень, вы уж определитесь. Цифры в тексте пишутся словами, если это не указание года (сто пятьдесят лет спустя не указывают цифрой) и тем более в репликах. За запятыми\точками после реплик, маленькими\большими буквами тоже нужно следить. Текст оформлен очень неряшливо.
По содержанию…
Беглое вступление, почему-то называющееся введением, далее вывалили длинный обоснуй — я ждала романа страниц эдак на 300, а оказалось… Три вырванные сцены. Это лень или недооценка своих способностей? Оборванное повествование, впихнутые кое-как безликие персонажи, непродуманный, картонный ГГ, якобы «избранный», 15-летний здоровый пацан, которого автор почему-то показывается нам слабаком и нытиком, он совершенно не вызывает положительных эмоций. Девушку он отказался убить (как, возможно, задумывал автор?) по причине заложенных в нем правильных человеческих качеств, но описывается это просто слабостью. Непонятно, в принципе, чем он занят. Зачем он вообще так рвется в библиотеку, когда в стране идет война? Какова мотивация героя? Каков смысл сцены с битвой — я понимаю, если бы в ходе сражения отец гг сам узнал бы, что ящеры ему не враги, но она просто закончилась — сцена ради сцены.
Кроме того, самые важные моменты, моменты накала повествования: убийство шамана, попытка казни девушки — поленились писать и проскочили, убив всякое напряжение. Задумка с ложными идолами не нова, но из нее реально выжать нечто стоящее, только над любым произведением надо работать.
Вы вложили столько исторических справок и деталей, что они рябят в глазах, в то же время поленившись даже дать описание главного героя. Что это за артефакты, которые им передали? Как они выглядят, в чем их сила, а если объяснения всему этому нет — то зачем это в тексте?
И что это за мания выкалывания глаз?
В общем, этот отрывок даже рассказом не назвать, это просто трейлер к будущему роману, возможно, хорошему — но его пока нет. Если задумывался именно рассказ — то для такого короткого произведения слишком много почвы, композиционно выстроено оно неправильно и при любом раскладе оборвано. Если идея на самом деле идет от сердца — сядьте и работайте, халтуру скрыть не выйдет, в этом деле она всегда бросается в глаза.
Уважаемая/уважаемый Lisbone! Спасибо большое, что не поленились оставить длинный отзыв к работе, которая вам не понравилась. Именно ради критики я и опубликовал ее на данном сайте – надо же как-то начинать. По поводу пунктуации: я прекрасно понимаю, что она хромает и пытаюсь над этим работать. У меня почти нет опыта, данное произведение – это 80 % всего мною написанного. Под словом «введение», я имел в виду введение Лионилла в жизнь «носителя», а не введение к произведению, но сейчас понимаю, что это было глупо.
Коротко и оборванно вышло потому, что я писал специально для конкурса, с лимитом текста. То есть я сначала придумал концепцию, а после попытался уложиться в лимит. Сейчас хочу развернуть это в роман, но понимаю, что еще не дорос. Читаю критику и пытаюсь исправляться. Ваше замечание о Толкиене меня насмешило – если бы можно было, прочитав гениальное произведение, начать тоже гениально писать, то половина людей стали б таковыми. Кстати, в список «любимых писателей» я внес первых, пришедших на ум. Половина «ваших» могли бы там оказаться с не меньшей вероятностью – ценю их так же. Мой список вообще неправильный: Фреско, например, вообще не писатель, но ученый который написал несколько научпоповских книг. Персонажи: безликими они вышли (помимо лимита текста) в частности и потому, что я не ставил себе задачу раскрыть их, то есть фактически я не хотел, чтобы их полюбили, а лишь использовал оных как инструмент раскрытия темы. Я хотел дискредитировать понятие добра и зла в войне (знаю, что не я первый). Хотел показать, что люди, идущие в бой, как правило, не знают истинных мотивов войны и всегда верят, что сражаются за правое дело. Я пытался донести до читателя, что не стоит ненавидеть «врагов» на войне, ненавидеть надо организаторов и саму войну. Для этого я и написал главу «сражение» — чтобы показать, что люди, сражающиеся за интересы подлых «Носителей», ни о чем не догадываются и думают, что ведут священную войну за добро и судьбу человечества. Чтобы показать их искренность, самоотверженность и … наивность.
Лионилл получился нытиком – это правда. Но я и не позиционирую его, как избранного. Наоборот, мне хотелось показать обычного 15-летнего подростка, и, по-моему, его поведение совершенно естественно для такой ситуации. Да, он волей случайности оказался носителем очень выгодного ДНК, но все равно остался пугливым подростком. В библиотеку он рвался, потому что любознательный, потому что знания – его главный интерес. И что с того, что в стране война? Она длится уже сотни лет, несколько поколений уже живут при ней, для них это привычно. Война далеко не всегда отменяет мечты и стремления людей.
Еще раз спасибо за комментарий.
Загрузка...