Вслед за тенями

Автор:
Антураж
Вслед за тенями
Текст:

Всякий живущий на Земле должен чем-то питаться. Такова суровая необходимость. Кто-то мясом, иные травой, а ульфы, похожие на сгусток пульсирующего лебяжьего пуха - человеческой радостью. Детский смех для них деликатес. Если в доме появился младенец, значит точно - рядом ульф. Не все люди способны его увидеть, только младенцы, до того как произнесут первое слово. Порой взрослые не могут понять причину заливистого смеха ребёнка, а на самом деле ульф пускает радужные пузыри. Эти существа весьма изобретательны в искусстве получения пропитания. В совершенстве владея веселящей магией и щекоткой человеческого подсознания, они умело создают атмосферу радости, устраивая повседневную трапезу.

Миска никогда не мешал процессу. Лёжа на мягком пуфике, он в полглаза наблюдал. Покончив с едой, ульф молча кланялся и исчезал. Миска вяло отмахивался хвостом и спокойно засыпал. Опасности не было.

Миска был обычным серым котом, не породистым и без родословной. Он появился в этой квартире четыре года назад, маленьким и неуклюжим. Кириллу тогда было три года. В первый же день котёнок уснул в жестяной тарелке. Кирилл показал пальцем и закричал:

- Миска!

Было ли это детским «мишка» или его впечатлило, что новый питомец уснул в миске, никто не знал. Котёнок же, услышав заветное слово, открыл глаза и, приподнявшись, блаженно замурлыкал.

- Ну всё, - шепнула хозяйка. – Он уже отзывается.

Ему было чему радоваться. Он получил имя. Теперь у него есть своя территория и смысл жизни. Мать Герда говорила ему:

- Ты почувствуешь, когда тебя назовут. Это великая честь, получить имя от человека. Носи его с гордостью. Лишь после этого ты станешь прарителем.

* * *

Тревожные ледяные искорки прочертили воздух. Миска приподнялся на передних лапах и быстро определил направление. В том углу комнаты портала не было. Он расставил знаки против всех известных ему визитёров. Исключение сделал только для ульфов, которым выделил крохотную площадку у телевизора. Зоркий глаз выцепил бродяжника – странного существа, их ещё называют мохнатыми гномами. Бродяжники – не безвредные ульфы, Пользуясь тем что люди не могут их видеть, они испускают низкочастотные звуки, не улавливаемые человеческим ухом, но постепенно разрушающие разум и с удовольствием наблюдают за тем, как люди становятся раздражительными, слабыми и безвольными. Зачем гномы так делают, непонятно. Ведь ни безумием, ни раздражительностью они не питаются. Одним прыжком кот достиг нарушителя.

- Стоять! – громко зашипел он, вычертив магический знак. – Ни шшагу большше. Стой где стоишшь.

Бродяжник взмахнул булавой, но Миска увернулся от удара, нырнул под руку и резанул снизу вверх острыми когтями. Доспехи спасли незваного гостя. Его отбросило в сторону, но он резво вскочил и повторил выпад. Кот перевернулся через себя и нанёс удар задними лапами. Ударившись о стену защищённую знаками, бродяжник взвыл от боли. Оно и понятно. Никакая кольчуга не сможет спасти от направленной мощи прарителя. У бродяжника наверняка останется ожог в полспины. Стерпев боль, нарушитель вновь бросился на противника, но получил отпор. Ещё выпад – снова отпор, Прыжок сверху – подсечка за ноги. Ещё движение - прямой встречный и, отлетев, гость запутался в невидимой паутине.

- Чего ты хочешь? – взмолился он, поняв, что побеждён.

- Зачем пришшёл сюда? – грозно прошипел Миска. – Разве ты не знал, что эти люди под моей защщитой?

- Когда я был последний раз, тебя не было.

- Врёшшь, знаки отражаются при переходе.

- Но они остаются и после тех, кто ушёл вслед за тенями.

В понимании многих существ смерти нет. Есть места, куда уходят тени. Только они определяют время и способ каждого перехода. Кого – то бережно переносят окружая ласковым светом, а кого – то силком волокут за конечности. Всё зависит от пройденного жизненного пути. Только польза и цель - имеют смысл.

- Я отпущщу тебя, - сдался Миска. – Но знай, в другой раз пощщады не будет.

После снятия чар, гном вмиг исчез, а Миска пожалел, что не успел спросить, зачем они вмешиваются в рассудок людей. Должна ведь быть тому причина? Хотя, возможно, они сами того не ведают. Глупые мохнатые существа, без дома и без цели.

  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *

Два человека молча наблюдали за действиями своего питомца. Он подпрыгивал, отскакивал от стены, вертелся волчком и крутил сальто. При всём этом грозно шипел и размахивал лапами с выпущенными когтями. Кирилл бросился было к любимцу, но мама, Александра Ивановна, полноватая женщина средних лет, схватила его за руку и приложила палец к губам. Мол, не надо ему мешать.

- Он играет, - шепнула она сыну.

- С кем? – удивлённо прошептал тот.

- С самим собой. Животные так часто делают.

Кирилл верил маме, хотя такое видел впервые. Он продолжал недвижно сидеть на диване до тех пор, пока кот, вконец обессилев, не удалился под шкаф – место, где ему никто не мешал. Александра Ивановна не на шутку перепугалась, но вида не подала. Она давно знала, что с этим углом, справа от окна, что-то не так. Кириллу не было ещё года, когда он впервые обратил на него внимание. Он смотрел в угол, не двигаясь с места, и истошно кричал, сжав крохотные пальчики в кулачки. Сначала она списала всё на детский каприз, но когда спустя несколько дней всё повторилось, забеспокоилась. Причём стоило ребёнка отвернуть в сторону или прикрыть ему глаза, истерики прекращались. Вызов медиков и специалистов из санэпидстанции мало что прояснил. Обряд, проведённый священником тоже ничего не дал, лишь бабка-ведунья присыпала угол травами и посоветовала завести кошку.

- Нечистый не выносит их запаха, - пояснила она.

Потом всё прекратилось, само собой. Кирилл перестал пугаться злосчастного места и жизнь наладилась. А кошку, вернее, кота, они завели спустя два года. Он сам появился у их порога, серенький с белой грудкой. Кирилл был в восторге, а Александра Ивановна колебалась, пока соседи не сказали, что видели в тот день Герду. Это обстоятельство убедило её оставить котёнка. Историю легендарной кошки, лично разносящей котят будущим хозяевам, знали все.

Герда жила в соседнем доме на втором этаже. Хозяйка её, Лиза, девушка лет двадцати, души в ней не чаяла, баловала, играла с ней… Но однажды Лизу сбила машина. Непонятно как, но Герда почувствовала это и, выпрыгнув с открытой форточки, бросилась в сторону дороги. Она пробежала восемь километров и едва успела застать Лизу живой. Бросилась ей прямо на окровавленную грудь, и даже медики не смогли её оттащить. Поговаривают, девушка успела что-то шепнуть ей.

Когда Лизу похоронили, Герда долго не уходила с могилы. Соседи решили забрать её себе, но она сбежала, вырыла нору под мраморной плитой на могилке, да так и жила там. Её пробовали прогнать, увозили в другой город, но всякий раз она возвращалась.

- Надо же, - восхищались люди. – Поразительная верность!

У наиболее впечатлительных на глазах выступали слёзы, а некоторые, приносили к норе еду, избавив кошку от необходимости охотиться.

С тех пор многие стремились завладеть котёнком Герды, но она никого не подпускала и хозяев своим детям выбирала только сама. Её часто видели во дворе с котёнком в зубах, когда она придирчиво оглядывала соседние дома, словно решая, кого осчастливить сегодня. Возврата не было ни разу. Такая кошка никогда не ошибалась.

* * *

Миска дождался, пока хозяйка заснёт, и решил:

«Пора»

Он заметил, как женщина проглотила сонную таблетку и легла в кровать. Так она делала, когда её мучали боли в голове. Но праритель знал, в чём дело. Это мотыльки проникли в её тело. Они возникали из ниоткуда и искали живую влагу. Миска научился их различать. Те, которые бледные, были неопасны, тепло людей уносило их вслед за тенями. Куда страшней сияющие. Человек не мог выделять столько тепла, чтобы выдавить их. Но кот мог. Когда мотыльки вселялись в Кирилла, Миска также ждал ночи. Тело мальчика поддерживало максимальный жар, затрудняя движение мотылькам, но ресурсов организма едва хватало. Приходили люди в белых халатах, помогали, делали уколы, поили горькими жидкостями и таблетками, но праритель понимал: такой способ долгий и мотыльки могут отложить яйца. Когда Кирилл засыпал, Миска запрыгивал к нему на кровать и прижимал передние лапы к его груди, выпуская свет, который непременно привлекал мотыльков. Изменив угол зрения, кот мог видеть все пути внутри тела мальчика. Свет от подушечек лап достигал мотыльков, и те, сами того не подозревая, следовали за ним и оказывались внутри животного. Сделав дело, Миска убегал под шкаф и нагревал свое тело до губительного для чужаков тепла. Процедура неприятная, но такова доля прарителя. Утром Кирилл просыпался бодрым и здоровым, а люди наивно полагали, что это пилюли ему помогли.

Мотылёк был бледным, но засел в голове у хозяйки, у правого виска, создавая тем самым маленький бугорок. Находись он в другом месте, организм легко бы его вытолкнул, но черепная кость мешала и бугорок давил на нервные волокна. Это и создавало боль. Миска осторожно положил лапу прямо на бугорок и выпустил свет. Пульс, ещё, ещё…Всё, мотылёк извлечён. Пусть теперь тени решают его судьбу. Хозяйке он угрожать больше не сможет. Как всегда в таких случаях, Миска связался с матерью:

«Я справился, мать».

«Молодец! Ты всё правильно сделал».

Ещё в детстве, на стадии подготовки к становлению прарителем, Миска спрашивал у матери:

- Почему мы должны служить людям?

- Это слабые существа, - отвечала она. – Многое скрыто от них.

- А мы здесь при чём?

- У кошек особая миссия. Многие считают, что мы бесполезны и годимся разве что для ловли мышей или быть для людей живыми игрушками, но наше существование наполнено иным смыслом.

- Каким?

- Кошки не только защищают людей от невидимых для них опасностей, но и являются глазами и ушами повелителя теней. Что видим мы – видит и он, что слышим – слышит он.

- Зачем ему это?

- Он изучает людей и наблюдает за ними.

- Поэтому нам нужно постоянно находиться рядом с людьми?

- Конечно.

- Но ведь есть и бродячие семьи, которые не служат людям.

- Они тоже вылавливают мотыльков, способных нанести вред человеку. Так свободные семьи помогают прарителям – защитникам высших существ.

* * *

Начало мая выдалось солнечным, и Миска часто убегал в подвал, где обитала семья, состоящая из тех кошачьих, кому не нашлось места рядом с человеком. Дворовые коты относились к нему с уважением и никогда не прогоняли. Он чувствовал себя совершенно свободно и мог оставаться там сколько хотел. Заводилой в семье был Пушок, мощный сибирский кот, который некогда служил охранником на продуктовом складе. Потом склад перенесли, а Пушок остался не у дел. Впрочем, он не единственный, кто в своё время жил рядом с людьми. Из тридцати членов стаи добрая половина имела подобную историю. Одни чем-то не устроили хозяев, другие ушли сами, посчитав жизнь на воле более привлекательной. Семье постоянно приходилось быть начеку, территория подвала привлекала других кошек, и они нередко совершали вылазки и набеги. Миске также доводилось участвовать в сражениях, где ему очень помогали навыки прарителя.

В тот день, поднявшись на трубы теплотрассы, он столкнулся с Машкой, кошкой сиамской породы.

- Я иду прогуляться, - игриво сообщила она. – Хочешь со мной?

- Конечно, - радостно согласился Миска и повернул за ней.

Они бегали друг за другом по крышам гаражей, носились по двору, играли в прятки, а потом долго беседовали о пустяках, сидя на ветке одинокой яблони.

- Смотри, - кивнула она. – Опять ребёнок ротвейлера выгуливает.

- Собаку зовут Герцог, - напомнил он.

Она усмехнулась.

- Я помню. Видел бы ты его зубы. Однажды он меня едва не догнал. Только благодаря этой яблоне я и спаслась.

- Да, - согласился он. – С бойцовским псом шутить не стоит.

- Намордник ему нужен. Пусть знает своё место.

- Ты права. Каждый…

Миска замер, устремив взгляд на худощавого школьника с русыми волосами и ранцем за спиной. Он узнал Кирилла, возвращавшегося из школы.

- Прости, - шепнул он подруге и собрался бежать домой, чтобы встретить хозяина.

Но в этот миг Герцог вырвал поводок из детских рук и понёсся навстречу школьнику. Кирилл остолбенел и неуверенно попятился назад. Миска рванул наперерез. Он не знал намерений пса, но рисковать не хотел. Он мчался что было сил и, когда, человека от собаки отделяло несколько метров, оказался между ними. Едва притормозив, Миска взмахнул лапой, попав собаке по носу, и тут же отскочил, отвлекая пса на себя.

- Я разорву тебя! – взревел Герцог и бросился на кота.

Миска припал к земле и, в момент полёта над ним чёрного тела, перевернулся на спину выставив лапы перед собой. Острые когти процарапали живот противнику, но тот стерпел боль, развернулся и вновь бросился на врага. Миска ударил пса чуть ниже глаза, но острые зубы успели зацепить его за плечо. Кот увернулся, не позволив им сомкнуться, и поддел передней лапой за подбородок. Тут подоспел маленький хозяин ротвейлера, рванул его за поводок и потащил за собой.

- Фу, Герцог! – закричал он, оттягивая собаку от Миски. – Фу, я сказал!

Пёс послушно поплёлся за хозяином.

- Я с тобой ещё рассчитаюсь! - пообещал он, завывая от боли.

Кирилл подскочил к Миске и поднял на руки. Прижимая к груди истекающего кровью питомца, он заплакал и поспешил домой.

Три старушки на лавочке, ставшие невольными очевидцами происшествия, откровенно возмущались.

- А кто собаку без намордника выпустил? Судить таких надо, - ругалась одна. – Не можете смотреть – нечего собак заводить.

- Вот это кот! – восхищалась другая. – Сразу видно, котёнок Герды.

- Псина ведь могла мальчонка покусать, - вторила третья. – Куда только милиция смотрит?

- А кот-то как вступился! Прямо лапами его, лапами…

Миска наслаждался всеми прелестями положения раненого героя. Ему меняли повязку, укладывали на мягкую подушку, кормили разными вкусностями… Но больше всего ему нравилось когда детские руки почёсывают его за ушами. Он закрывал глаза и блаженно урчал. Однако не забывал о своих обязанностях. Спустя несколько дней под окном появилась Машка.

- Ты навестишь нас? – спросила она.

- Конечно, - ответил он. – Вот только хозяева пока не выпускают. Считают, что рана недостаточно затянулась.

- Ты у нас герой. Сразиться с самим Герцогом! Знаешь, ты здорово его отделал. Он весь в бинтах.

- Сам виноват. Не нужно было с поводка срываться.

- Его теперь только в наморднике выгуливают, - ехидно сказала Машка. – А члены семьи постоянно напоминают ему о тебе. Он злится, а сделать ничего не может.

Позже, когда Миска встречал Герцога, тот злобно отворачивался и молчал. Миска тоже молчал. Не может быть общих дел у прарителя и глупой псины.

Воздух у телевизора задрожал. Праритель напрягся. Если ульф появляется днём когда хозяев нет, это к несчастью. Ульфы заранее предупреждают прарителей о грядущих бедах, не столько из доброты, сколько заботясь о сохранении кормушки. В последний раз он приходил полгода назад, зимой, и предупредил о выбросе орклами новых мотыльков, проверяющих на прочность обитателей нашего мира.

Происходит своеобразное противостояние: орклы скрещивают мотыльков, а люди создают уничтожающие их препараты.

Зимой было нашествие, которое люди назвали вирусом гриппа. Масштабы его разноса были настолько огромными, что отменили занятия в школе. Люди в итоге справились, но многие тяжело болели, а вот подопечные Миски избежали такой участи. Благодаря своевременному предупреждению ульфа, кот успел сплести магические паутины и спасти своих хозяев от напасти. В летнее время большая часть орклов впадает в спячку и не доставляет особого беспокойства. Хотя случаются исключения.

Ульф подождал, пока на него обратят внимание, и молча поклонился. В его тоненьких, как волоски, ручках появились два ярких фонарика. Он медленно размахивал ими, оставляя в воздухе едва заметные фигуры, восьмёрки, вензеля…Фонарики погасли, Ульф вновь поклонился и исчез. Кот замер в недоумении: что он хотел сказать? О чём предупредить?

«Мать, что мне делать?»

«Ульф принёс тревожную весть. Просто так они никогда не приходят».

«Как мне его понять?»

«Прими как помощь. Запомни все движения, думаю, скоро они могут понадобиться».

Прошла зима, но ничего подозрительного не происходило. Ульф, словно забыв о своём загадочном посещении, приходил как обычно, к вечеру. После ужина молча кланялся и исчезал. Неопределённость беспокоила Миску. Он чувствовал, что что-то должно случиться, и боялся, как бы событие не застало его врасплох.

Его опасения оказались напрасными. Знакомая вибрация воздуха появилась среди дня, когда хозяев не было, а Миска отдыхал. Одним прыжком он достиг места и до того как появился нарушитель, выставил магическую защиту. Мохнатое существо, завидев кота, криво усмехнулось, словно ожидало такого выпада.

- Как же вы предсказуемы, прарители, - сказал гном, вычерчивая жезлом знак противовеса.

Миска остолбенел. Гость только маскировался под бродяжника. Они не носят жезлы, только булаву или меч.

- Кто ты? – спросил кот, выставляя следующий знак.

- А ты подумай, - продолжал усмехаться гость, вновь преодолевая защиту.

- Стой, - грозно предупредил Миска. – Дальшше ни шшагу.

- И что ты мне сделаешь, праритель?

«Бродяжник» продолжал наступать. Миска отскочил в сторону и поддел его когтём. Тот упал, не удержав равновесия, но быстро вскочил и, взмахнув оружием, выпустил тонкий синеватый луч. Миска увернулся и уже двумя лапами бросился на противника. Ещё луч, и больно прожгло плечо. Но и удар кота достиг цели, отбросив нападавшего снова к стене. Они стояли друг против друга, и каждый готов был отразить нападение. Бросок – отскок, выстрел – уворот, взмах – уход, попадание лапой – жжение от луча… Когда сил почти не осталось, они перешли на магию: знак – обход, проход – блок…

Миска тяжело дышал. Тело жгло как от укусов целого роя пчёл, подняться не было сил. Гость, хоть и немало потрёпанный, держался лучше.

- Вот и всё, праритель, - хрипло сказал он. – Пришло твоё время.

- Заччем тебе люди? – не поднимая головы, спросил кот. – Поччему бродяжники вам служат?

Гном, торжествуя победу, произнёс:

- Все уходят вслед за тенями, а нам присылают сплошной мусор, который никуда не годится.

- Так ты оттуда? – испугался догадки Миска.

- Соображаешь, - просиял пришелец. – Бродяжники – лёгкая добыча. Нас непросто распознать.

- Но у людей другой проход?

- Верно. Пока их тени чувствуют разум. Но когда он затуманен, они не видят его и направляют к нам.

- Вот оно что, - понял Миска. – Вы убиваете в них разум, а затем используете как топливо.

- Вместилище человека – весомая сила. Каждый из нас пойдёт на всё, чтобы заполучить его. Никто нас не остановит.

Он подходил всё ближе и ближе к прарителю, у которого не оставалось ни сил, ни возможностей к сопротивлению. Гном разрывал все знаки и легко преодолевал любую магию. Лихорадочно размышляя, Миска вдруг вспомнил слова матери и фигуры, показанные ульфом. Кот запомнил их в строгой последовательности. Почему бы и нет. Что он теряет? Собрав остатки всех сил, он поднялся и вычертил первый знак. Эффект получился неожиданным: пришелец замер с занесённой вверх рукой. Второй, третий… всего девять. После седьмой фигуры гном взвыл и затрясся, словно в лихорадке. Глаза расширились, а уголки рта скривились от злобы и бессилия. Он не ожидал такого исхода. Последний знак - и гном вспыхнул ярким светом, ослепив прарителя. Миска закрыл глаза и уже не смог подняться.

«Мать, а за кем отправляются сами тени?»

«За призраками теней».

Немолодой ветеринар с жиденькой седой бородкой, внимательно осмотрел пушистый комочек.

- Ну вот, - сказал он, улыбнувшись. – Раны затягиваются.

- Спасибо, доктор, - поблагодарила Александра Ивановна. – Мы уже и не надеялись. Три недели прошло.

- Ожоги необычные. Как будто его тело прокалывали раскалённой иглой.

- Но кто мог такое проделать? – недоумевала женщина. – Мальчишки не могут так издеваться. Да и нет в нашем дворе таких. Мы опросили всех соседей. Никто в тот день Миску даже не видел. Его все знают.

- Да, - кивнул доктор. – Героический кот. Удивляет, как он с такими ранами смог влезть в форточку второго этажа?

Женщина только пожала плечами.

- Ну, а успехи есть? – спросил доктор.

- Конечно, - просияла Александра Ивановна. – Он уже открывает ненадолго глаза и двигает лапами. Но поим его пока из пипетки.

- Он выжил, и это главное. Через неделю жду вас снова.

Лишь спустя два месяца Миска, к радости своих хозяев, смог поправиться окончательно, а вскоре после этого спуститься к семье, где его ждала Машка.

Несчастье случилось в начале лета. У Кирилла внезапно поднялась температура, и его увезла машина. Миска не успел выявить мотылька. Ему оставалось только броситься следом. Автомобиль ехал быстро, но Миска знал, куда нужно бежать. Вскоре он был у кирпичного здания с закрашенными белой краской окнами. Пробраться внутрь не составило труда, кошачьи лазы можно найти везде, сложнее отыскать Кирилла. Понадобилось время. Миска терпеливо выжидал, прятался, крался, но нашёл нужную палату. Дождавшись, пока женщина в белом выйдет, быстро проскользнул в приоткрытую дверь и затаился под кроватью. Ждать пришлось долго. Люди суетились, гремели стекляшками, что-то бурно обсуждали… Лишь к ночи всё стихло. Врачи ушли, оставив больного одного. Миска вышел из убежища и запрыгнул на кровать. Кирилл спал, но, почувствовав питомца, открыл глаза.

- Миска, - слабо прошептал он. – Ты вернулся ко мне.

Его тело обжигало лапы. Казалось, ещё немного - и оно загорится огнём. Нужно спешить. Миска напряг подушечки и сменил зрение. Пути и линии внутри тела окрасились тонким синим следом, по которому легко можно отследить пришельца. Вот он, устроил лежбище у самого сердца. Миска похолодел от увиденного. Это был светляк. Одно из самых опасных существ, маскирующихся под мотыльков. Кошки могут их распознать. Светляк питается жаром, чем горячее – тем он сильнее. А когда тело остывает, быстро находит другое. Отправить вслед за тенями его можно только в полной темноте.

«Мать, ты говорила, что им запрещён проход в этот мир».

«Кто-то нарушил закон. Повелитель разберётся с ним».

«Я пропустил нарушителя».

«Ты не виноват. Он проник, когда ты был слаб».

«Я понял. Повелитель узнает?»

«Непременно».

Миска знал, что делать. Прижав лапы к груди Кирилла, он создал жар сильнее чем у человека. Светляк стремится туда, где горячее. Понадобилось несколько минут на то, чтобы пришелец оказался внутри Миски. Спрыгнув с кровати, кот обернулся и взглянул на спящего Кирилла. Больше он его никогда не увидит. Боясь выпустить светляка, Миска не стал выбегать в коридор, а выпрыгнул в открытую форточку. Почти вовремя. Дверь открылась и, вошедшая внутрь врач заметила его.

- А ну, брысь! – пшикнула она и подошла к окну.

- Что там? – услышал Миска с карниза мужской голос.

- Вы не поверите, Геннадий Андреевич, - кот сюда залез!

- Как? Второй этаж всё- таки.

- Сама видела.

- Хмм, да бог с ним. Закройте форточку. Поглядим, что с больным.

Миска выждал затянувшуюся паузу.

- Температура спала, Геннадий Андреевич! – радостно воскликнула женщина.

- Ну, слава богу, - вздохнул мужчина. – Кризис миновал.

Медлить было опасно. Миска спрыгнул с карниза на дерево, оттуда вниз и опрометью бросился бежать. Нельзя останавливаться. Благо, темнота скрывала его. Он убежал за город, до заросшего бурьяном холма. Отыскав заброшенную лисью нору, кот устремился в неё. Перевернувшись на спину, он, орудуя когтями, завалил выход. Полная темнота. У Миски появилось жгучее желание вернуться в палату и прижаться к знакомой груди. Совсем немного, на миг. Услышать знакомый голос и увидеть блеск в детских глазах. Миска прикрыл голову лапами и сильнее прижался к земле. Он понимал, сделать это он уже не сможет.

«Мать, я справился».

«Ты всё правильно сделал».

«Не оставляй моих хозяев».

«Я позабочусь о них».

Миска был спокоен. Мать рассказала ему однажды, что когда хозяйка её уходила, успела шепнуть:

- Не оставляй меня, Герда.

И Герда не оставила. Она осталась преданной до конца, и всю свою жизнь посвятила выращиванию прарителей. Она сдержит слово.

«Спой мне, мать».

И Герда запела. Он пела долго и протяжно представляя, как тени осторожно поднимают её котёнка и уносят за собой. Кот молча слушал прощальную песню, туман в голове – Миска засыпал, но был счастлив. Он уходил вслед за тенями и уносил с собой смертоносное существо. Другого выхода не было.

* * *

- Сынок, на сегодня всё, - взмолилась Александра Ивановна. – Давай завтра продолжим?

- Ну мам, - настаивал Кирилл. – Ещё ведь не темно.

- Мы с тобой уже неделю до темноты ходим. Нет его нигде. Убежал.

- Он не мог убежать, я точно знаю.

- И где он, по-твоему? Будь рядом, давно бы сам вернулся.

- Может, он ранен, собаки покусали? - мальчик едва не плакал.

- Хорошо, - сжалилась мать. – На холм поднимемся и, если его там нет, вернёмся домой.

Они ходили по склону, раздвигали высокую траву, выкрикивали имя питомца в надежде услышать слабый отклик и не знали, что Миска находился прямо под ними. Но услышать их он уже не мог.

Поздно вечером, поднимаясь по лестнице своего подъезда, мать и сын увидели у двери маленького котёнка, серенького с белой грудкой. Кирилл взял его на руки.

- Мам, - растерянно сказал он, - Нам котёнка подкинули. На нашего похож.

- Давай его в дом возьмём? – предложила она. – Холодно здесь.

- А что будет, когда Миска вернётся?

- Пусть у него будет друг.

Пока Кирилл разглядывал подкидыша, Александра Ивановна отошла назад и, взглянув наверх, встретилась глазами с Гердой, сидевшей на подоконнике верхнего этажа. Женщина всё поняла: Миска не вернётся.

Девочка лет шести, в розовом сарафане и с красным бантом на голове, шла по тропинке, чеканя каждый шаг, словно считая их. Её мама шла следом, наблюдая за дочерью. Внезапно девочка остановилась и подняла с земли маленький пушистый комочек.

- Мама! – радостно закричала она, демонстрируя находку. – Смотри, какой красивый котёнок!

- Положи на место, - строго сказала девушка, брезгливо поморщившись. – На нём могут быть блохи.

- Мам, - умоляюще проговорила девочка. – Ты ведь обещала котёнка?

- Да, но не такого, кто валяется на улице.

- Его наверное потеряли. Смотри, он красивый, у него лапка белая.

Лёжа на тёплых ладонях девочки, котёнок приподнял голову и жалобно промяукал. Это растопило сердце девушки. Она взяла животное из рук дочери и внимательно осмотрела: серенький, одна лапка белая, ушки торчком, вроде не грязный.

- Хорошо, - смягчилась она. – Пусть поживёт у нас. Только дома хорошенько его помоем, а по дороге заскочим в магазин за кормом и кошачьим туалетом.

- Мамочка, - обрадовалась девочка. – Ты самая лучшая.

- Не подхалимничай.

- Можно, я понесу?

- Неси, это ведь ты его нашла.

Выйдя из укрытия, Герда долго смотрела им вслед. Последний детёныш нашёл хозяев. Из него получится хороший защитник. Теперь нужно заняться обучением детей Машки и Миски. Негоже потомкам лучшего прарителя жить в подвале.

+1
96
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Дарья Кулыгина №1