Грейм

Автор:
Лев Елена
Грейм
Аннотация:
Дуэль №52 Тема дуэли: Кадет
Текст:

Старшой жестом показал «полное молчание». Взвод немедленно затаился. Грейм ещё сильнее вжался в камни. Прикрыл глаза.

Впереди - молотильники. Будет хорошая драка. Надо сосредоточиться. Эх! Мервин мешает.

Не настроиться толком. Взвод собран из бывалых солдат и присланных с Земли молодых кадетов. «Пусть понюхают порох под боком опытных бойцов», — сказал Старшой.

Понюхают?! Обделаются и тогда все понюхают. Грейму стало смешно. У него острое чутье на изменения настроения всех во взводе. Грейм чует каждой клеточкой тела. Сопереживает. Только напарник Дэн не замечает этого.

А этот Мервин лежит справа на выпуклом куске скалы и боится. От него тонкой нитью исходит страх. Сердце Грейма сжимается.

Мервин — хороший парень. Делится последним куском. Держится молодцом. Но не вояка. Сколько раз Грейм замечал, молодой кадет тревожно вздрагивает при звуке хрустнувшего сталагмита. Сколько их было, сорвавшихся острых сосулек, случайно сбитых каской неосторожного солдата! А сколько гремучих камней, раздавленных высокими ботинками! И всякий раз Мервин едва заметно дёргается.

Казалось бы, никто во взводе не замечает этого, но Грейм знает — Дэн следит за Мервином. Садится всегда рядом с ним. Один единственный из взвода отечески похлопывает Мервина по плечу в минуты отдыха. Помогает сворачивать непослушный защитный комбез после переходов через кислые ручьи.

Не то, чтобы Грейму это сильно не нравилось, но раздражает немного. Дэн — напарник Грейма, а высказывать кому-то ещё явные симпатии — несправедливо.

Да, кадеты молоды. В большинстве своём глупы. Но они скоро будут вести бойцов за собой. Почему их отбор так очевидно не состоятелен?

Дэн лежит слева от Грейма. От него ничего не исходит, кроме полной сосредоточенности, уверенности и спокойствия, которые так нравятся Грейму. С Дэном легко. С Дэном в бою… э-э-э… эффективно. Чёткие команды. Контролируемая ярость. Абсолютная взаимопомощь. С таким напарником и в кислый ручей, и в дымовую нору, и в логово шипастых молотильников.

Старшой наконец привстал с колена. Жестом показал — «всем лежать». Вместе с напарником медленно двинулся вперёд, в туманную дымку, затянувшую прорубленный молотильниками проход.

Старшой ничего не боится. Стержень группы. Но не замечает Грейма. Равнодушно глянет во время перекуса. Словно проверяет насколько полна тарелка Грейма. Ни разу не подходил, не протягивал руки. Его напарник точно такой же. Головы не повернёт зря.

Грейм не спорит. Они — главные. Служба тяжела и для бойцов и для их командиров.

И сейчас задание не из лёгких.

Старшой с напарником ушли и не оставили за собой тонкие нити страха.

Там за дымкой основательно грохнуло. Вибрация прошла по стенам пещер. Молотильники.

Металлические черви, созданные первыми поселенцами для поиска ископаемых. Монстры, прогрызшие верхние пласты планеты вдоль и поперек. Саморегулируемые, самовосстанавливающиеся…

Удобно. Запустил червя в скальные пласты — вот тебе и подземные проходы, и пещеры для проживания, и складские помещения, и цитадели, и воронки для сбора влаги. Наверху, над поверхностью, ураган сеет песком, швыряется камнями, пляшут смерчи, идут кислые дожди. А тут, в подземелье, тишь, гладь, тепло…

И совсем не ожидали — черви наткнулись на что-то, не предусмотренное людьми. Стали это что-то защищать. Стали «думать» и «принимать решения». Поняли каким-то образом, что челюсти, запросто крошащие камень, могут запросто крошить обшивку вездеходов, стальные листы перегородок, бетонные укрепления и мягкотелых человечков.

Червей надо отключить. Такое задание. Найти в темноте под землёй и вырубить. Ещё никому сделать этого не удалось. Пока умудряются на секунду обездвижить электромагнитным резонансом, а потом взорвать. С огромными потерями, огромными усилиями.

Заставить червя проглотить взрывчатку — тоже самое, что и принудить человека наесться камней. Возможно. Но под очень настойчивым давлением. Грейм усмехнулся.

Дэн утверждает, что планета — важный форпост и терять его командование не намерено. И шёпотом добавляет: «Что-то с этой планетой не так, раз примитивная техника начинает думать». Снова грохнуло. Уже ближе. Эхо от ультразвукового резака скакануло по стенкам прохода и ударило по ушам. Грейм болезненно переносит такие звуки. Зажмурился. Принюхался. От молотильника всегда пахнет жжёным маслом. С метров ста запах становится невыносим. А тут тонко и настойчиво струится по проходу.

Грейм многозначительно смотрит на напарника: «Молотильник направляется сюда!»

Это Старшой ведёт его. Как приманка. Один человек ничего не сделает. Резак только царапает обшивку червя. Но, если попасть между колец — червь злится. И ещё как! Тут и надо подсунуть взрывчатку.

Грейм толкает Дэна в бок.

«Что?!« — оглядывается напарник. Вскидывается, поняв наконец.

Несколько солдат подскакивают. Начинают в спешке снимать с себя заряды, распаковывать красные пакеты со взрывчаткой, вязать ловушку. Мервин едва телешится, всё поглядывает в сторону прохода. Дымка начинает дрожать и клубиться. Молотильник гонит перед собой пробку уплотнённого воздуха.

Грейм подходит к Мервину. Они стоят и смотрят в темноту. Как только плотность и температура воздуха возрастает, Грейм бросается к Дэну: «Быстрее!»

Дэн отмахивается: «Делаю, делаю!»

Ловушка — это висящая на тросах в проходе конструкция из множества пакетов и гранат. Готова.

«Только бы заглотил!» — шепчет Дэн в ухо Грейму.

Сейчас важно спрятаться в одном из боковых ответвлений.

Сила потока воздуха возрастает. Даже приходится цепляться за выступы, чтобы не свалиться с ног. Включаются обманки — фонари, изображающие бегающих в панике людей. По проходу разбрасываются вещи. Уходить по прямой от молотильника бесполезно. Лишний груз в узких провалах и отводах не нужен.

Дэн толкает в спину последнего бойца по направлению бокового прохода. Сейчас нырнёт в проход и Грейм, но чувствует чью-то беспомощность. Он перехватывает взгляд напарника.

Мервин! Стоит окаменевший, как сталагмит, там, у начала пещеры. Прижался спиной к выступу. Пялится на несущуюся на него пыль.

«Мервин!» — кричит Дэн, но ветер глушит его голос. Из напарника рвётся столько печали, что Грейм не выдерживает. Тело само бросает его к Мервину. В два прыжка Грейм настигает кадета, хватает за шиворот, и рывком тянет к первой же щели в стенах пещеры.

В пылевом облаке проявляется фигура человека. Она несуразно катится по проходу, вращаясь. Словно кто-то пинает тряпичную куклу перед собой.

Это Старшой. Мёртвый. Пустой. Без жизни. Без силы. Грейм спиной чувствует ужас Мервина, зажатого в щель. «Игра» молотильника. В пыли проносятся лафтаки кожи и окровавленные ремни. Напарник Старшого.

Их смерть напрасна?

Ветер стихает. Пыль оседает. Из прохода видна морда остановившегося червя.

Тяжёлые челюсти молотильника чуть подёргиваются, ощупывая стены. Воронёный металл, поблескивающий в свете обманок. Между челюстями распускаются светящиеся цветы. Это анализаторы, похожие на облепившие камни актинии. Они колышутся, выпуская длинные усы. Исследуют состав среды.

Грейм и Мервин, вжатые друг в друга, не дышат. Кажется, они срослись в единое целое. Стук сердец выравнивается и бьётся, как одно. Мервин неожиданно спокоен. Сосредоточен.

Молотильник медленно протискивается в проход, полируя стены кольцами тела.

Одно за другим кольца проплывают перед самым носом Грейма.

Чует. Червь чует ловушку. Старшой говорил: «Они умнеют. Каждый раз приходится всё придумывать с чистого листа». Этот молотильник слишком осторожен. Жаль.

Между кольцами зазор. Раскрошенные края. След резака Старшого. Раскуроченная зияющая дыра в теле молотильника.

Кто придумал прыгнуть внутрь червя? Грейму показалось, что Мервин. А может вместе подумали? Они, не сговариваясь, не подталкивая друг друга, вместе шагнули в зазор. Растеклись в узком пространстве между механизмами и обшивкой. Поползли под коленвалами, сплёвывая горячее масло, капающее сверху. Аккуратно раздвигали провода. Не говорили. Бесполезно в таком шуме.

У «головы» остановились. У них не было плана. У них не было взрывчатки. У них не было оружия. Грейму не полагалось. Мервин, растяпа, потерял.

Грейм почувствовал боль. Не свою. Мервина. Один из поршней подтекал. Горячая масса синтетического масла сорвалась с трещины и пропекла сквозь одежду плечо Мервина. Он застонал. Виновато глянул на Грейма.

«Подвёл»…

Грейм передал: «Этот почему то не спешит на ремонтную базу!»

«Да, странно!»

Оба переглянулись. Они понимали друг друга! Без слов! В шуме завывающих и стучащих механизмов!

Молотильник словно очнулся. Задёргался.

Мервин запыхтел.

«Рука отнимается… Смотри, Грейм! Там в глубине… Видишь… Нам объясняли их устройство. Будет внутренняя кабина… Там есть панели регулировки… Доберёшься, свяжись со мной… Придумаем…»

«Смотри моими глазами», передал Грейм.

Мервин зажмурился. «Я вижу!»

Грейм рванул вперёд. Зубами вскрыть панель, как открывашкой жестяную банку! Просунуться!

Сплошные сенсоры. Были бы кнопки! С сенсорными экранами Грейм не в ладах!

«Носом, Грейм, носом! Тёплым носом. Набирай код блока управления! Я диктую…»

Какая глупость! Тыкать носом в светящееся табло.

Блок обнажается. Кремниевые панельки отскакивают, как скорлупки ореха. Что это тут?!

Живое?! Живое, расположившееся в мозгу молотильника!

«Только осторожнее, Грейм! Он нужен».

Противно. Грейм мягко захватывает зубами белёсый комок. Слегка печёт язык. Но раздавить нельзя. Это живое — часть планеты и часть проблем. Грейм тянет на себя добычу, стараясь не раздавить живого. С противными шлепками оно отклеивается от панелей блока управления. Молотильник останавливается. Замирает. Затихает и… отключается.

Белёсый дрожит. Грейм посылает ему спокойствие. Баюкает его. Утешает. Или это Мервин делает? Вообще непонятно. В любом случае надо выбраться отсюда. И Мервина вытащить. За ногу, например. Грейм смеётся, но спохватывается. Не съесть бы белёсого. Но и Мервин смеётся. Даже можно сказать, хихикает.

Полный парад. Это такое действо, когда все собираются в самом большом зале. Взгляды бойцов, командиров и кадетов устремлены на высокое начальство.

Грейм немного возбужден. В эти дни кто только не протягивал ему руку. Даже главный повар. Неплохой человек. Смутился, когда Грейм послал ему через Мервина, что знает, чей запах с сиреневыми нотками пробивается сквозь румяную корочку преподнесённых Грейму мясных котлет.

Начальство с Земли долго топталось в Главной лаборатории. Разглядывали белёсого. Интересовались соблюдением его прав и условий содержания. Мервин и Грейм устали передавать ощущения странного живого и перед парадом их отпустили передохнуть.

Хорошо. Всё хорошо. Молотильники прекратили набеги. Переговоры с ними будут напряжёнными, но позитивными. Так считает Дэн. Он уже не напарник Грейма. Теперь он — Старшой.

Теперь Грейм и Мервин — команда.

Мервин отличный парень. Его раненая рука уже не будет двигаться как раньше. Но он по сто раз на дню протягивает её Грейму и шепчет: «Дай лапу, кадет!» А потом треплет холку и уши. Ласково и тепло. А хвост Грейма сам мотается из стороны в сторону.

Почему кадет? Потому что…
0
48
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...