Эпизод 3

Автор:
Влад Костромин
Эпизод 3
Аннотация:
Прошу честно высказываться, понравился ли вам кусок, интересен ли, и имеет ли смысл для вас читать (а мне, соответственно писать) продолжение?
Текст:

К четырем часам вернулся из Чаек Слава.

– Все тщательно осмотрел, как вы велели, – бодро входя в комнату и распространяя сильный запах свежих березовых веников, сказал он.– Действительно, колышки вырублены там. Экспертов будем вызывать?

– Что толку их вызывать? Неделя прошла, никаких следов там уже не будет. Эксперт из райотдела у меня лично доверия не вызывает. Из области дергать на такое? Смысл? Ты протокол осмотра составил?

– Да.

– Образцы взял?

– Так точно.

– Фотографии сделал?

– Да.

– Вполне достаточно. Пускай участковый отвезет в райотдел. Мне нужно совпадение орудия на колышках и на образцах. Где, кстати, лейтенант?

– Встретил по пути директора. Разговаривает с ним. Потом обещал зайти.

– Ты его предупредил, чтобы не болтал про Чайки?

– Так точно.

– Молодец.

– Змей видел?

– Полным полно! И все какие-то откормленные.

– Х-м…


Раздался стук в дверь.

– Войдите.

В комнату вошли участковый и директор, одетый в коричневую пиджачную пару и ядовито-зеленый галстук.

– Здравствуйте, – поздоровался директор, протягивая руку.

– Здравствуйте, – следователи по очереди пожали ему руку.

– Помочь в расследовании этого кошмарного преступления это мой священный долг! Я выделю в ваше полное распоряжение автомашину с шофером. Василий его зовут – надежный малый. Все наши машины радиофицированы, и если что, то вы всегда сможете связаться со мной. Мой позывной – Первый.

– Спасибо.

– Вот возьмите – свежая пресса, – директор сунул Славе в руку несколько газет, – «Комсомольская правда», «Труд», «Правда» и наша районная – «Дроновская правда». Когда прочитаете, то можете вместо туалетной бумаги того. Еще я распорядился и к вам в номер поставят телефон. Список деревенских номеров вот он, – директор протянул пару отпечатанных на машинке листов.

– Спасибо.

– Межгород, к сожалению, надо заказывать через девятку, но в случае переговоров совхоз берет их оплату на себя. Питание в столовой для вас тоже будет бесплатным, как и бензин на поездки.

– Вы очень любезны, но не стоит. Мы получаем командировочные и суточные, так что прошу все документы к оплате подготовить и передавать мне.

– Как скажете. Помощь следствию я готов оказать всегда! Мне Андрей, между нами говоря, был как сын… Все, не буду вам больше мешать. Машина у крыльца, водитель ждет указаний в холле. Зовут его Василий – надежный человек. Я откланиваюсь. Если что, то звоните мне в любое время дня и ночи.

– Виктор Владимирович, мне бы хотелось еще раз поговорить с Виталием…, – сказал Андрей Иванович.

– Еще раз допросить?

– Нет, просто поговорить. Неофициально.

– Я так понимаю, что без меня?

– Совершенно верно. Думаю, вы не будете возражать?

– Ну… ладно, надо так надо. Я позвоню домой, скажу, и он подойдет. Сегодня?

– Я хотел бы позвонить сам, если можно?

– Хорошо, звоните – он придет. Еще что-то?

– Нет.

– Тогда до встречи, – развернувшись, директор вышел.

– Здравствуйте еще раз, Владимир Семенович, – Андрей Иванович посмотрел на участкового, – присаживайтесь.

– Да я постою.

– Присаживайтесь, в ногах правды нет, а правда нам сейчас ох как нужна. Не так ли?

– Так, – участковый присел на предложенный стул.

– Давно вы тут участковым?

– Два года уже почти.

– Почему в деревне не живете?

– У меня помимо этой еще четыре на участке. А живу я в Марьино. Дом там у меня, жена…

– Жена это хорошо. Как часто тут бываете?

– Если ничего не случается, то где-то раз в неделю – полторы. А если случается, то мне звонят.

– Что тут обычно случается?

– Ну… драки бывают, куда без этого? Кражи – как же без них?

– Ничего серьезного?

– До убийства особо не было. Вот только два пожара с жертвами, но пожары везде случаются.

– Пожары?

– Сгорел на так называемой «старой деревне» дом. Бабка и внучка Фомичевы. Младшая внучка в ту ночь ночевала у дядьки, поэтому уцелела.

– Причина пожара?

– Замыкание электропроводки, – отвел глаза лейтенант, – дом еще до войны построен. Проводку в пятидесятые тянули – она открытая, на деревянных стенах, на фарфоровых изоляторах.

– Вы бывали в доме?

– Да, старшая внучка вела антиобщественный образ жизни. Приходилось бывать.

– Антиобщественный?

– Нигде не работала. С мужиками женатыми гуляла. Всего 18 лет ей было, а туда же. Когда из города «шефы» с завода приезжали, то некоторые к ней ходили и за деньги … Ну и выпивала, ясное дело.

– Понятно. Еще пожары?

– Да, через пару дней сгорел дом водителя ЗИЛа Александра Куприянова.

– Тоже проводка?

– Так точно. В этих домиках по финскому проекту… Там на чердаке стоит расширительный котел и когда его водой «подпитывают», то вода часто переливается и, бывает, попадает на проводку, и вполне может ее замкнуть. У нас в Колпино – село такое есть, так половина улицы выгорела. Такие же домики – щитовые, обложенные кирпичом.

– То есть, ничего подозрительного вы в этих пожарах не видите?

– Ничего.

– По-вашему, он летом топил котел?

– Не топил. Проводка могла быть повреждена раньше. А тут включил утюг или магнитофон и замкнуло, – лейтенант развел руками.

– У Куприянова был магнитофон?

– Был, «Электроника-302-1».

– На все у вас есть ответ, – уважительно сказал Андрей Иванович. – А вот что про Виталика Андреева можете сказать?

– Виталий, что про него говорить? Хороший парень, жизнь мне однажды спас. Знаете уже, наверно?

– Да, но хотелось бы услышать эту историю от вас.

– Что рассказывать? Чума, псих этот, тогда как раз после отсидки вернулся. Погулял с месяц на воле и с ума сошел. То ли белка, то ли еще что. Схватил косу и за женой гонялся. По деревне. Я тогда на дороге между домом Андреевых и Лобана стоял, собирался домой уезжать. Тут они бегут. Он, как увидел меня в форме, так и кинулся. Я в сеновал, благо он с открытой дверью стоял. Чума следом и дверь захлопнулась. А уже вечерело, внутри темно. Лежу в темноте на сене старом и слышу как над головой «вжик, вжик» – коса воздух нарезает. Дверь открывается и кто-то заскакивает. Чума к нему повернулся, а я под ноги метнулся, а Виталик – это он был, за руки его схватил. Вдвоем скрутили, выволокли наружу. Мне за этот случай лейтенанта дали. Чуму в психушку отправили.

– Почему не применили табельное оружие?

– Я тогда только стал участковым. «Зеленый» младший лейтенант. Не носил «макар», – рука лейтенанта нервно теребила ремешок потертой планшетки.

– Вижу, что с тех пор вы учли свою ошибку.

– Теперь таскаю. Своя ноша не тянет. Тем более что такие события…

– По Виталику то с виду не скажешь, что герой…

– Это с виду он такой, а сам жилистый. Районные и школьные соревнования по гирям всегда выигрывает. В этом году и на области первое место занял. Он и боксом занимается. Я раз, в шутку, попробовал с ним побоксировать, и…

– И?

– И чуть челюсть мне не сломал.

– Андрей тоже боксом занимался?

– Они все вместе и тренировались. Андрюха, правда, здоровее был и руки длинные, но боксировал похуже.

– А про то, что Виталик и Андрей в ИДН на учете состояли, почему молчите?

– Не успел. Да, состояли. Сначала вагончик взломали, потом трактор подожгли.

– Все?

– Нет. Виталик еще каток угонял.

– Каток?

– Когда дорогу строили к Карловке, то однажды ночью угнал каток.

– Зачем?

– Покататься… Доехал до поворота, где речушка, не справился с управлением и слетел с дороги.

– Почему об этом нет упоминания в справке?

– Дорожники не стали писать заявление.

– Отец замял?

–Да… Но это еще до меня было.

– Как говорится, если проблему можно решить за деньги, это не проблема, это расходы. Что еще за ним было?

– Погреб Родиных сожгли в прошлом году.

– Зачем?

– Говорили, что демона хотели вызвать…

– Ничего себе детишки, – вырвалось у Славика. – И вызвали?

– Не знаю, как сказать… спросите лучше его самого.

– Еще?

– Еще в прошлом месяце… такое дело. Приехали какие-то «дети гор» пустые бутылки на жвачки и подсолнечное масло на молоко менять. Начали обманывать народ: детей, бабушек. Виталик, Андрей, Витек и еще двое немецких ребят избили торгашей, забрали масло…

– Разбой?

– Масло обманутым людям раздали…

– Прямо Робин Гуды какие-то. У вас тут и немцы есть?

– Да, две семьи. Шнеппе и Финкели. Из поволжских немцев.

– Избили, а дальше что?

– Ничего. Те уехали, жалоб в милицию не поступало.

– Откуда тогда вам это известно?

– У меня есть человечек в деревне… Сообщает мне о происходящем…

– Я могу с ним поговорить?

– К сожалению, нет.

– Понятно. Еще что-то на совести есть?

– Виталик, вместе с младшим братом и его другом, залезли в старый детский сад и украли оттуда ночные горшки.

– Зачем? – одновременно вырвался вопрос у следователей.

– Я не знаю.

– Опять кража со взломом?

– Да…

– И?

– Дело повисло. Доказательств у меня нет.

– И желания тоже?

– Если честно, то да. Преступление это не бог весть какое, и портить детям жизнь ни за что, ни про что…

– Детям? Просто братья-разбойники какие-то! Хорошо, мы этого не слышали. Еще что-то?

– По Виталию?

– А есть по другим?

– Полно. Тут полдеревни «сидельцев». Много народа после «химии» на поселение сюда посылают. Многие уже рецидивисты. Один как раз перед убийством Андрея «откинулся»,

– Кто такой?

– Леня Бруй. Четыре ходки за кражи. Последняя – полтора года.

– За что?

– Мешок капусты с подельником украли. Точнее два… Там вообще забавная история была.

– Лейтенант, у меня складывается ощущение, что вы про Виталия не договариваете.

– Еще поножовщина за ним есть, – опустил голову участковый. – Весной, в Афоньевке, в клубе, подрался с одним местным. Тот за нож схватился. Виталий его этим ножом и того…

– Жив?

– Живой, что такому сделается? Два месяца в больнице пролежал и как с гуся вода. И Виталик месяц там пролежал – заражение крови. Тот дурак ему под левую ключицу нож загнал. Чуть выше и каюк бы.

– Везучий. Вернемся к нашему убийству. Лейтенант, какие ваши соображения по этому поводу?

– Места у нас глухие, тут вокруг леса. В этих лесах и раньше людям случалось пропадать. Труп, почитай, на опушке заповедника нашли. А дальше там лесной массив огроменный, в котором полно завалов, буреломов, болот, трясин, зыбучих песков и непроходимых зарослей, тянется.

– Не знал, что в лесу зыбучие пески бывают, – удивился Слава, – думал, что только в пустыне.

– Я, пока участковым тут не стал, тоже не знал. Редкое явление, но в заповеднике встречается.

– Не многовато ли получается? – спросил Андрей Иванович. – И трясины и зыбучие пески.

– Вам лучше егерей расспросить.

– С егерями мы пообщаемся, пока слушаем вас.

– Мелкие речки там петляют: то появляются, то исчезают. Говорят, что так бывает – идешь по лесу, а там речка, а через месяц ее уже нет в том месте, а на новом месте есть.

– Хлопотно?

– С лесами этими у меня хлопот особых нет, больше у лесников. Мужики деревенские лес приворовывают потихоньку, кто на баню, кто на дрова, не без этого, но воруют слева от дороги, в заповедник не лезут. Еще, случается, копатели всякие…

– Копатели?

– Местные их «черными следопытами» называют. Тут неподалеку бои в войну были сильные, рвы противотанковые и окопы до сих пор видны. Оружие по лесам еще встречается, вот и лезут всякие. Но местные их не любят. Дорога тут одна – проходит через деревню. Любой чужой сразу же на виду. Подходят к ним, спрашивают, кто и к кому. Бывает, что и учат…

– Значит, любого туриста или грибника должны были видеть?

– Да, пешком из другой области по лесам маловероятно сюда притопать. Значит, убийца, скорее всего, местный.

– Скорее всего?

– Тут же и приезжие бывают, гости. Сейчас лето – внуки из городов к бабушкам понаехали. Список всех приезжих, бывших на тот момент в деревне, я составил и передал Вячеславу Ильичу.

– Так точно, – подтвердил Слава.

– Вячеслав, а карту ты привез?

– Так точно, – Слава протянул свернутую карту, Андрей Иванович расстелил ее на столе.

– Владимир Семенович, посмотрите.

– Место преступления вот тут, – ткнул пальцем лейтенант.

– Хорошо. Вот карандаш – отметьте свой участок.

– Карловка, Борчанка, Заузье, Поляковка и Чешуевка тоже.

– Треугольник получается…

– Да, похоже… Вот асфальтовая дорога – двенадцать км от Карловки до центральной трассы, – карандаш уверенно двигался по карте, – вообще, по этой дороге машины редко ездят и в основном совхозные. Вот тут, на горке, развилка Карловка – Буково. Детей из Карловки возят в школу вот сюда – в Афоньевку.

– Не далеко, за двенадцать километров?

– В Карловке раньше была начальная школа – три класса. Но с прошлого года ее закрыли. Теперь и младшеклассников возят в Афоньевку на совхозном автобусе.

– Афоньевка не ваш участок? Почему?

– Так сложилось – в границах прежнего сельсовета.

– Вячеслав, запроси райотдел по всем происшествиям в школе и самой Афоньевке за последние два года.

– Про одно я вам сам могу сказать, – откашлялся участковый. – В этом году, весной, покончил с собой одноклассник Андрея и Виталика – Юра Савкин. Выпил формалин из кабинета биологии. Ослеп, пока везли в больницу, умер.

– Сам выпил?

– Весь класс сказал, что сам налил себе в компот в школьной столовой и выпил. Думал, что это спирт… Там гадюка была залита в банке, а он решил, что она заспиртованная.

– Весело тут у вас, как я погляжу. Он Карловский был?

– Нет, из Афоньевки.

– Рассказывайте дальше.

– Вот тут заповедник, – карандаш очертил большой кусок территории, – тут Борки – вымирающая деревня. Там всего два человека живет сейчас. Там, кстати, военный музей был – немец Володька, одноклассник Андрея и Виталика, с двумя младшими, в прошлом году взломали этот музей.

– Зачем?

– Хотели оружием завладеть. Их задержали и Володьке дали полгода условно. Остальным по малолетству ничего. Вот возле этих Борок летом «красные следопыты» раскопки проводят.

– А сейчас?

– В этом году еще не успели приехать.

– Точно?

– Точно, они у директора отмечаются. Тот печати ставит – это же официальные поисковые экспедиции.

– Получается, проселок в Борки это граница заповедника?

– Да, но в заповедник местные не ходят. Считают «нехорошим местом». Да и в Чайки, куда мы сегодня ездили, забредают редко. Кстати, Чума перед тем как свихнуться, там заблудился и два дня шатался. Хотя так посмотреть – где там два дня ходить можно?

– Точно, – подтвердил Слава, – место небольшое.

– А что про младшего сына Адреевых молчите, про Колю?

– А что Коля?

– Помимо непонятной кражи горшков что за ним водится?

– Ребенка хотели отдать в интернат – плохое зрение и левша, но стал отличником и остался в школе. Еще в детском саду проявил асоциальные особенности – украл у мальчика зонтик, а когда воспитатели поставили ему на вид, то стал регулярно замазывать замок комнаты, где они жили, глиной. Вот такой фрукт.

– Чудо, а не ребенок. Еще что-то?

– Мелочи. Эти братья воруют по ночам заборы.

– Зачем?

– Топят ими печку на летней кухне.

– С ума сойти. А в лесу дров нет?

– Дрова они экономят.

– Лейтенант, в этой деревне все такие, со странностями?

– Примерно. Тут, в глуши, жизнь другая.

– Вижу, как будто марсиане какие-то. Кафка в гробу ворочается.

– В школе милиции Кафку не преподавали.

– Так, Владимир Семенович, вы перед отъездом позвоните и пригласите мне этого немецкого Вильгельма Телля на восемь утра завтра. Хорошо?

– Володьку?

– Да. Кто еще контактировал с убитым?

– Он гулял с Иркой Сапунковой, а перед ней с ее старшей сестрой – Ленкой.

– Пригласите обеих. Елену на десять, а Ирину на двенадцать. Я вот тут списочек набросал – пригласите завтра, – протянул лейтенанту вырванный из блокнота листок. – Кстати, – Андрей Иванович посмотрел на часы, – вам уже пора ехать, а то не успеете. Жду завтра, – он пожал руку участковому, – часикам к девяти утра и подъезжайте.

– Слушаюсь, – козырнул лейтенант, пробежался глазами по списку, – без проблем, только Пронкина не смогу.

– Почему?

– Он ногу сломал и сейчас в Дроновке, в больнице, лежит.

– Как сломал?

– Поскользнулся на мокрой траве и все дела.

– Точно сам?

– Сам, полдеревни видело, – и вышел.

– Слава, а ты бери машину и проверь здешний магазин.

– Их тут два.

– Проверь два. Меня интересует молоко в пакетах.

– Понял.


Вернувшийся из инспекции магазинов Слава был доволен собой и показал товарищу авоську.

– Смотрите, что у меня есть, – он выставил на стол жестяную банку растворимого кофе.

– Ничего себе. А заваривать его в чем?

– Василий обещал привезти нам кипятильник и банку.

– Отлично. Еще бы стаканы найти. Может, в столовой попросим?

– Все продумано – стаканы он тоже привезет. Я еще консервов прикупил, – потряс он авоськой. Вынул банку, протянул Андрею Ивановичу.

– Слава, что это, – Андрей Иванович рассматривал жестяную банку. – «Трубач в собственном соку» – это что такое?

– Вроде как рыба такая, – неуверенно ответил Слава, – что было, то и взял. Тут еще «Салат из морской капусты». Есть же что-то надо.

– Тогда ладно, – Андрей Иванович поставил консервные банки в тумбочку, – они же есть не просят. Сахара купил?

– Да, – Слава достал из авоськи пакет с сахарным песком, – на первое время хватит

– А что по молоку?

– Молоко покупают некоторые переселенцы, у них пока коров нет. Список мы с продавщицей составили, обещала, если еще кого-то вспомнит, то позвонит. Местным молоко не интересно, тут почти все коров держат.

– А те, у кого коровы сдохли?

– Нет, я проверил: ни Андреевы, ни Родины молока не покупали.

– Пакеты посмотрел?

– Пакеты такие-же, Дроновского молкомбината.

– Ладно, будем думать.

Другие работы автора:
+6
303
20:53
по многочисленным просьбам читателей bravo — встречайте! crazy
21:41
+1
Ох, эмоции зашкаливают 😍😍😍
понравилось?
21:52
Очень! Столько новых лиц, событий) с первого раза тяжеловато разложить правда по полочкам 😋но это, лично для меня, ещё интереснее! Представляешь места, происходящее, людей… прям уууух dance
bravo так держать
новых лиц на самом деле мало — это взяты персонажи «НМК», в основном
22:11
Сорри за мой медленный газ 😅расшифруй НМК, плиз
мой, недавно вышедший, сборник «Наследники Мишки Квакина. Том I» 😊litclubbs.ru/posts/837-sbornik-nasledniki-mishki-kvakina-tom-i-dostupen-v-magazinah.html
22:18
Оу, с удовольствием завтра прочту!
но он в другом стиле написан — махровый реализм (хотя, есть несколько историй, отдающих мистикой — но это все реальные случаи)
21:48
Ага! Спасибо! Диалоги живые. Интересно выходит.
я стараюсь wink
21:51
+1
А вы сами знаете, что дальше будет, или ещё нет?
21:53
Плюсую к вопросу! smile
да, еще семь частей точно знаю quiet
и так сказать «полуфинал» quiet
21:55
Это обнадеживает!
таки да
21:58
+1
Целых 7??? О_о оболдеть!!! Сколько радости же ожидает...)
надеюсь, будет время написать еще
22:28
+1
Да, вопрос такой возник случайно по тексту. Это опечатка в тексте или нет, что сначала следователь предлагает выделить водителя с именем Василий, а в итоге предоставляет Николая?
опечатка. спасибо, что заметили
почему-то на автопилоте написал Николай — это другой человек
19:31
+1
Ошибочка так и не исправлена) с именами
не может такого быть!
я поправил еще вчера
в ворде вообще всего один раз Николай встречается
12:11
+1
1) Помочь в расследовании этого кошмарного преступления это мой священный долг! Я выделю в ваше полное распоряжение автомашину с шофером. Василий его зовут – надежный малый. Все наши машины радиофицированы, и если что, то вы всегда сможете связаться со мной. Мой позывной – Первый.
2) Как скажете. Помощь следствию я готов оказать всегда! Мне Андрей, между нами говоря, был как сын… Все, не буду вам больше мешать. Машина у крыльца, водитель ждет указаний в холле. Зовут его Василий – надежный человек. Я откланиваюсь. Если что, то звоните мне в любое время дня и ночи.
Или здесь разный смысл?
нет, вот это таки ошибка
19:01
+1
А я про нее и говорила smile
спасибо, сразу не понял про что вы
с меня +
03:54
Пожалуйста, обращайтесь ещё 😉😉
непременно -в список благодарностей по книге вы уже попали wink
10:29
Увау! Какая честь для меня:) нереально приятно. Спасибо 😋😊😙
19:09
+1
я всегда тем, кто приложил что-то — пишу
22:35
у нас уже ночь. Чего-то ещё по тексту смутило. Завтра отпишусь!
22:38
+1
таки давно ночь. доброй ночи
06:53
+1
Пишу по мере перечитывания текста 1) я бы все таки напомнила в самом начале кто такой Слава. И не лишним будет сказать типа вернулся обратно в комнату/общежитие/ну или куда нибудь. Потому как происходящий диалог с лейтенантом как бы непонятно где происходит. А информация как мне кажется не совсем лишняя
2) Потом когда уже происходит диалог с этим самым лейтенантом… слишком быстрый переход событий. Или написать мол в этот момент в дверь постучали и входят они, либо поставить три звёздочки дабы разделить одно от второго
хорошо, так и сделаю
23:13
Странный переход с повествования от первого лица — сына «не местного» председателя, к третьему лицу. Вероятно, это скоро прояснится, как и непрерывные диалоги скоро закончатся.
а что странного?
21:40
+2
Мне показалось маловато описаний. И эмоций. В плане — не понятно, кто как говорит, щевелятся ли они вообще во время разговора. Может кто-нибудь выдал бы себя каким неловким движением, так ведь нет. Не шевелится никто, даже не дышит.))) Мелких деталек в общем не хватило.
Ждем следующую часть ;)
еще больше описаний надо?
21:59
+2
Хм. Я их как-то вообще не увидела. Мне хотелось разглядеть героев, а не только их услышать. В этом отрывке их голос, как будто, безлик. Они сидят не шевелясь? Может начинают дрыгать ногой, раскачиваться на стуле, повышать понижать голос, делают задумчивые паузы?
Просто целый эпизод — сплошной диалог. А героев за ним не очень видно. Даже интонацию их не чувствуешь?
Может быть это было где-то, но я не заметила или почему-то не отложилось, но какой у них голос? Как мне кажется, это не лишне напомнить, потому что говорят они, правда, много.
понял. дальше я больше пишу про действия во время диалогов
спасибо за замечания
03:58
Какое верное замечание. Сидим мы тут такие и гадаем: кто же это? Обычно в таких делах уже на кого то можно подумать, но как правило этот путь оказывается ложным. Но, все же он есть!
06:14
+1
и какова ваша версия. кто убивец?
10:33
Хм, ну смотря насколько бабушка права в снах. А там фигурировало 2 человека. Думается девчонка эта и кто нибудь из следователей/органов власти)
интересная версия
07:44
Ага, ни одного подозреваемого))
почему же? полным полно wink
21:34
Мне отчего-то кажется, это не девчонка) Но вот на следователя немного подумываю.
на какого из них? там два следователя
22:41
тьфу, участкового!
интересная версия
21:49
кстати, всех желающих, призываю писать в личку, кто убийца — угадавшего обязательно упомяну в книге bravo
22:28
+3
Дворецкий, конечно
шутка? pitchup
10:30
Ну кто знает, мб он тоже всплывет через несколько частей jokingly
раздувшийся утопленник?
06:04
Не, ну действительно пока настолько развиваются события непонятно (для того, чтобы даже предполагать), что ждём с нетерпением продолжения с хоть какой-нибудь динамикой jokingly
продолжения? их есть у меня quiet
08:12
сейчас. погодите пару часов
15:07
В общем, многовато информации. И присоединяюсь к мнению о сухости части. Проблема даже не в том, что тут сплошной диалог, а в том, что он совершенно однообразен. Нет каких-то якорей по тексту, которые помогали бы информацию осмысливать. Я вот сейчас прочитал и помню только урывками какие-то моменты.
То есть понятно, что в реальности только из таких диалогов и будет расследование состоять. Но произведение живее должно быть.
сейчас. погодите пару часов
17:25
+1
Слишком много диалога и мало дополнительной информации. Приходится постоянно возвращаться обратно, чтоб разобраться в деталях и не запутаться. И героев ваших сложно представить — для меня они немного безликие. Вы не обижайтесь, я же говорила, что правду напишу. Больше всего мне понравилась первая часть. Пока в замешательстве. Читаю дальше.
спасибо за критику. если герои не представляются, то это плохо
23:56
Обращайтесь! К примеру, следователь — ни характера его не знаю, ни чувств — хотя бы промежуточных. Одни вопросы, вопросы, вопросы. Хмурит он брови? Пронзительный ли у него взгляд? Или наоборот — располагающий к разговору.
ежели бы взгляд был пронзительным, то допрашиваемые мерли бы пачками, взглядом пронзенные
21:23
Ух!!!
Прямо, не деревня получается, а целый рассадник подозреваемых, куда там Агате Кристи))
Сидельцы, сумасшедшие, черные копатели, красные копатели. Плюс зыбучие пески в заповедниках, простреленные вывески и малолетние расхитители ночных горшков!
Голова идет кругом от обилия возможностей)) Есть где разгуляться))
Интересно, спасибо)
С уважением
читайте на здоровье wink
Загрузка...