Гнолл

Автор:
Ковалёв
Гнолл
Аннотация:
В древних землях есть звериный обычай. В клетку входят два раба, но выходит из клетки один бог... Бог битвы. Для зверя, лишенного всякого права, клетка, это способ обрести свою честь.

Рассказ писался два года назад для конкурса фанфиков по многим известной серии игр. Нет, не файтер. Кто играл, узнает сразу. Никаких мест не занял, но приз читательских симпатий взял. По этому я думаю, он не так уж плох, насколько это можно ожидать от фанфика.
Текст:
- Святые рощи! - Нар сплюнул себе под ноги, следя взглядом за движением всадников.

- Поклонись, ублюдок! - спутник Нара стукнул его когтистой ладонью по мохнатому загривку. Нар нехотя нагнулся и выставил вперед массивную шею, как бы открывая её для удара. Древнее волчье движение, сохранившееся у их расы еще с тех времён, когда они бегали на четырех ногах и отличались от волков Кревлода разве что цветом шерсти.

Тем временем группа всадников пересекла топкое место и достигла рисового поля у края, которого по колено в грязи стояли двое селян.

Предводитель верховых восседал на массивном извивающемся василиске, скользившем равно быстро, как по жидкой топи, так и по твёрдой земле. Гордо выпрямившись в седле, он презрительно сузил глаза, глядя на двух, вытянувших в поклоне псиные головы, мохнатых крестьян.

Уверенный в своём превосходстве, всадник подъехал прямо к ним и на полном разгоне осадил василиска. Кинжальные зубы клацнули перед носом Нара, но молодой парень даже не дернулся. Он, хоть и согнувшись в позе унижения, смотрел дико и злобно на гибкую ящероподобную фигуру всадника.

- Хочешь посмотреть мне в глаза, гнолл? - насмешливо спросил всадник, высунув раздвоенный язык, - может, посмотришь в глаза моему василиску?

- Простите его, лорд, - подал голос старый гнолл, - Опусти глаза в землю! - он снова стукнул Нара по загривку.

- Я видел, как он смотрел на меня издали! - прохрипел ящер, поправляя накинутую на лоснящееся тело леопардовую шкуру, и невзначай коснувшись, лука, притороченного к седлу, - Пёс не смеет так смотреть на ящера! Удел пса ковыряться в земле! В землю он и должен смотреть!

Нар опустил глаза вниз. Его невероятно злил этот франт, укутанный в ценные меха, купленные в Кревлоде и Северной Бракаде, но еще больше злило раболепие отца. Старый гнолл непрерывно извинялся. И Нар незаметно для себя стал скалить зубы.

Ящер продолжать орать на гноллов. И Нар это терпел. Всадник огрел его тетивой лука как плетью, и это он тоже стерпел. Но когда ящер погнал своего василиска в поле, намереваясь провести отряд всадников прямо по посевам, гнолл не выдержал. Он вскочил, погнался за ним, высоко подпрыгнул и, схватив за драгоценную накидку, рывком выдернул ящера из седла. Дворянин, пронзительно вскрикнув, упал в грязь.

Отец в ужасе что-то кричал, всадники спешились и стремительно бросились на помощь своему господину. Но нар не слышал и не видел этого, его мохнатые лапы сомкнулись на запястьях, а челюсти на горле врага. Ящер, задыхаясь, хрипел всё тише и тише. И, наконец, умолк. Раздался хруст перекушенной шеи. Его хвост конвульсивно забился в воде среди стеблей риса.

- Гнолл убил ящера! - в дикой ярости зашипели всадники. Они, остолбенело, вытаращились на убийцу, не веря в реальность происходящего. А Нар повернул к ним окровавленную пасть... Он улыбался…

После этого события прошло несколько дней. Округа цитадели Диракка полнилась слухами, произносимыми шипящим шёпотом. Селяне всё чаще появлялись группами у замшелых каменных стен. Злобно смотрели на стражников вверху, фыркали и исчезали в клубах болотного тумана. Мохнатые губы произносили:

- Он убил дворянина! Убил, и мир не перевернулся!

- Высшая раса, а шея такая хрупкая!

- Больше трёпа чем дел! Ящерицы просто запугали наших отцов, приучили их жить в страхе. Но они не бессмертные, особенно если стукнуть их головой об камень.

- А раньше говорили, что ящеру можно оторвать хвост или лапу, но они всё равно живут с такими ранами и сражаются! А потом конечности вновь отрастают!

- А ты отрывай им сразу голову! Посмотрим, как она отрастёт!

Молодой хранитель покоя - Визар слышал этот шёпот в зловонном ветре, приносимом с торфяных болот, в шелесте спелых побегов риса, в рокоте смоляных топей и скрипе строевых рощ. Везде где мохнатые лапы копали, сеяли, черпали, рубили…

Так не может продолжаться! Нужно украсить вершину мшистых стен пиками с головами болтунов, а вниз вместо знамён свесить шкуры снятые с ещё живых гноллов! Ящер посмотрел на кладку из крупных гладких камней. Большие массивные, обточенные водой глыбы известняка, потемневшие от грязи и дождя, позеленевшие от вросших в них водорослей и пушистого мха. Сама суть государства Таталии – простые, древние мощные и несокрушимые. Они сложены как пирамиды - с широким основанием и узкой вершиной. Вот почему они такие устойчивые, скреплённые не раствором, а кровью, потому что у этих стен прочный фундамент! Гноллы – это фундамент, ящеры – вершина стен. Государство будет стоять, только если массивный фундамент будет внизу, а легкая вершина вверху. Но если все перевернётся, станет с ног на голову – всё рухнет!

Войдя под своды врат, он очутился в темноте, тьма поглотила его. Так он шёл во мраке пока не очутился перед кругом света, в центре которого восседал правитель Дираки.

Визар склонился перед владыкой, опустил голову и начал свою речь:

- Псы не рождены в болоте. Болото это родина высшей расы - рептилий! А псы пришли к нам из Кревлода, вместе с другими варварами, во времена нашествия орды! Потомки волков и химер бракадуун! Все эти теплокровные, будь они лысыми обезьянами с востока, или зеленокожими с юга, они все чужаки! Но псы хуже их всех вместе взятых! Потому что в отличие от прочих теплокровных, они живут в наших болотах и похабят их своими полями! Вечно грязные, а в их мерзкой шерсти постоянно кишат паразиты! - молодой ящер задохнулся от гнева и ему пришлось замолчать. Визар сидел на корточках, опираясь на свой мускулистый хвост. Для ящеров эта поза означала то же, что и для людей стойка на коленях перед лордом, а для гноллов — наклон и выгнутая шея. Он говорил долго и, переводя дыхание, далеко высунул свой раздвоенный язык, чтобы охладиться. Придя в Зал Крови, он был абсолютно наг, чтобы подчеркнуть свое уважение к лорду Цитадели. Но как символ своего сословия, он принес с собой лук сделанный из влаголюбивой ивы и виверновой кости. Воин положил лук и колчан так, чтобы самому тянуться к стрелам было не удобно, но лорд мог выхватить их в любой момент. Манеры Визара были безупречны, и лорд оценил их.

Старый ящер встал с ложа устланного шкурами кревлодских волков и поднял с пола свою чашу. Её ножка и основание были из золота, но сама она сделана из материала похожего на кость.

- Мой благородный мальчик, - прошипел владыка, - праведный гнев вызывает жажду. Смочи свой язык в моем вине. Давай! Отпей из этой чаши. Она вырезана из черепа короля лысых обезьян. Еще в те времена, когда они с востока приходили в болота, охотясь на рабов. Вино из неё слаще, не правда ли?

Визар благодарно принял кубок и начал лакать языком рубиновую жидкость. А лорд меж тем продолжал:

- Говорят, что череп короля украл гнолл. Похоже на правду, в те времена гноллы часто нанимались в банды солдат, за право есть трупы после битвы. И кто-то из них решил полакомиться королевским мясом.

Сын короля лысых обезьян был нашим союзником в той войне, восстав против отца, лишившего его наследства. Он потребовал казнить того, кто надругался над трупом.

- И Вы, конечно, казнили падальщика? - спросил Визар.

- Нет, - оскалившись в улыбке, произнёс ящер, - и этого Нара, я тоже казнить не буду. Поэтому пей из чаши, она должна остудить твой гнев, и пробудить разум.

- Почему? - Визар вскочил от удивления.

Визар спохватившись вспомнил о своих манерах. Одного того, что он вскочил на ноги посреди приёма было бы достаточно для того, чтобы скрытые в темноте телохранители расценили это как угрозу. Однако прошло несколько секунд, а стрелы всё ещё не торчали из его грудию

- На то есть причины. Я поступлю иначе, и ты сможешь увидеть результаты такого решения.

Лорд поднялся со своего ложа и дал знак следовать за собой. Оба ящера вышли на вершину позеленевшей замшелой стены. И юный воин с удовольствием ощутил под ногами мягкость ковра из мха и лишайника. С туманных болот дул приятный прохладный воздух, принося запахи сырости и цветения горьких трав.

Стена словно разделила два мира каменной границей. С внешней стороны густая вата тумана и торчащие из неё верхушки мангровых и ивовых деревьев.

С внутренней - сухой внутренний двор посыпанный опилками, крупным песком и рисовой шелухой.

Воин с удивлением заметил, как много лучников на стене. Несколько благородных дворян с друзьями и родственниками. Всего не меньше трёх десятков.

"Странно!"- подумал ящер, - "Обычно, в спокойное время, для охраны довольно трёх четырёх дозорных из молодняка, обучающегося в цитадели, и дюжины таких же мальцов, дежурящих в казарме. Если старик ради усиления охраны попросил приехать в крепость окрестных дворян с опытными воинами, наверняка он задумал что-то что не кончится добром."

- Госссссподаааа! - шипящим окриком старик обратился к воинам на стене. Он тянул свистящие и шипящие звуки, такая старомодная манера речи считалась торжественной и официальной, - Сссегодня! Мы вмесссте... решшшим ссссудьбу двуххх пленников!

Взмахом когтистой лапы старик указал на жёлтый песок внутреннего двора.

По этой команде слуги отворили две двери закрытые плетёными из лозы решётками. И длинными палками с крюками и петлями на концах вытащили из камер узников.

Один небольшого роста, в изодранной в клочья одежде. Серо-зелёная кожа выдавала в нем уроженца северных склонов Бракадских гор, тех что граничат по линии холмов с пустошами Кревлода. Народец той же крови, что и зеленокожие варвары, но слишком близко живущий в соседстве с магами Бракады, чтобы оставаться частью дикой орды или кланом герцогства.

На его левой ноге звенели кандалы с длинной цепью и прикованным ядром. Он шел покорно, не сопротивляясь тащившим его крючьям и петлям.

Второй был сутулым рыжим гноллом. Зверолюд рычал, скалился, лаял и выл. Он бился в путах, вырываясь, ломая, разрывая и перегрызая узы и петли.

Четверо ящеров с большим трудом вытащили его из каменного мешка на середину двора. И в ту же секунду слуги поспешили исчезнуть, оставив пленников вдвоём.

- Эй, парень! - тихо позвал серокожий гнолла, - Ты тоже раб? Такой же как я?

- Не такой же! - огрызнулся гнолл, презрительно разглядывая сжавшуюся фигурку соседа, - Меня просто пленили, а ты... - гнолл сплюнул кровавую слюну, не пожелав закончить фразы. Проведя языком по крупным жёлтым клыкам, зверолюд нащупал шатающий выбитый зуб, и пальцами выдернув его из челюсти, зашвырнул его в ближайшего ящера!

- Хер вам собачий! - проорал вдогонку гнолл. Разозлённые ящеры на стенах вытащили стрелы и наложили их на тетиву.

- Не сссстрелять! - остановил их старик, сопроводив приказ властным жестом руки, - Пока не ссстрелять! Сссначччала я иххх предсссставлю!

По знаку старика вперёд вышел молодой герольд и начал читать с куска шкуры:

- Первый из пленников - назвавшийся Гнекусом, из народа гремлингов, младшего колена народа гоблингов и хоблингов. Раб, взятый в плен после набега варваров.

Был захвачен в обозе и не замечен в битве. Но не ясно был ли он среди мародёров, пленников или членом банды, а посему, представлен перед лицом благородных правителей на суд!

Глаза ящеров оставались безучастным, когда их взгляды скользили по гремлину, изучая раба. Был ли он виновен или нет, для владык было совершенно не важно, и если бы спор разгорелся, он был бы о том приковать ли раба к кузне или верстаку, если он окажется мастеровым, или же к кирке в шахте, или вороту на мельнице, а может к веслу на галере?

- Второй пленник Гнолл Нар, селянин из Канны, убивший благородного Ассписа!

- Что!? Это та самая мразь? Гнолл убивший ящера? Убить тварь! Скормить василискам!

Ящеры буквально взорвались. Они забыли о гремлине, уставившись на нового ненавистного врага.

Визар же лишь усмехнулся, услышав предложение бросить гнолла в яму с василисками. Он ещё очень отчётливо помнил минувшую ночь. И двоих неподвижных монстров смотрящих в глаза друг другу на дне ямы.

- Господа! - владыка вновь остановил гомон одним лишь властным окриком, - Вы думаете, этот Пёс боится смерти? Посмотрите на эти смеющиеся глаза! Думаете, он боится вас и ваших стрел?

Старик выхватил свой лук и выстрелил в гнолла. Молниеносное движение не смотря не кажущуюся дряхлость ящера. Стрела пробила ухо гнолла, разорвав его, пройдя на вылет.

Гнолл даже не дернулся, продолжая смотреть на врагов дерзким взглядом и скалясь во весь рот!

- Так вы убить его хотите? - обратился правитель к ящерам. Но теперь они молчали, внимая речи владыки.

- Послушай меня, мальчик! - обратился ящер к гноллу. Ты хочешь вернуться к своим полям? Что если я отпущу тебя?

- Ещё чего! Ваши ублюдки вытоптали мне поле! Без двух бушлей риса я никуда не пойду!

Ящеры по открывали рты. Даже старик не ожидал от пса такой наглости. Над внутренним двором повисла тишина. Но тут внезапно её прорвал смех. Владыка закатывался хохотом, схватившись за живот. Гнолл неуверенно посмотрел не него и покрутил пальцем у виска.

Ящер же, отсмеявшись, приказал:

- Ха! Принесите сколько он попросил!

Терпеть челюсть отвисла у Гнолла. Он увидел, как слуги вытащили два тяжёлых мешка с зерном. И поставили их за спиной гремлина.

- Не обмолотое. Ты ведь будешь его сеять, я прав?

- Ага! - только и смог выдавить из себя пёс.

- А чего хочешь ты? - спросил владыка у гремлина.

- Я могу просить чего угодно?

- В пределах разумного.

- Охранную грамоту до ближайшего порта и пятьсот золотых магнусов. Желательно бракадунской чеканки.

- Я дам шестьсот полновесных золотых таталийских монет. Думаю, разница в содержании золота между монетами перекрыта с лихвой.

- Да господин! - гремлин раболепно поклонился зверолюду.

И вновь слуги положили кошелёк с монетами, но теперь за спиной гнолла. Нар заподозрил что-то не ладное. Впрочем, сейчас его занимала другая мысль:

- Чёрт! Надо было тоже просить золотом! Ещё не поздно изменить...?

Но его мысли внезапно прервал голос старика:

- Что-то я расщедрился! Знаете, ребята, пожалуй, моя казна осилит просьбу только одного из вас. Может, вы сами определите кого именно. Даже не знаю, может, жребий бросите!?

- Ах ты сволочь! - взревел Нар, - Нет, ты слышал, гремлин? Он думает, мы за его подачку будем глотки друг другу...

Ядро, прикованное к цепи, просвистело прямо над головой гнолла!

- Ах ты мразь! - зарычал зверолюд и бросился на врага. У Нара не было никакого оружия кроме зубов и когтей. Гремлин же размахивал над головой своей цепью от кандалов.

В следующий миг ядро на цепи ринулось Нару прямо в голову. Слишком быстро! Гнолл не смог уклониться, успел лишь закрыться рукой, и в ту же секунду раздалось хлюпкое чавканье, и хруст сломанной кости.

Зверолюд выжил, но его левая рука превратилась в кровавое месиво с торчащими из мяса обломками кости.-Нельзя дать ему шанс на второй замах! - пронеслось в голове у гнолла, - Это смерть!

Гремлин отдёрнул цепь, чтобы вновь раскрутить ядро, но внезапно, цепь дернулась в другую сторону, правдив гремлина на землю. Это гнолл успел схватиться за неё здоровой рукой.

Не давая опомниться врагу, Нар кинулся на серокожего, и накинул ему на шею петлю раньше, чем тот успел подняться с земли. Нога гнолла уперлась в шею гремлина, а здоровая рука изо всех сил тянула цепь.

- Пощады! Пощады! Я уступаю тебе - прохрипел гремлин, но гнолл его уже не слушал. Нару было плевать на рис, золото... Он просто хотел убить этого ублюдка. Удавка из цепи сильнее затянулась на горле гремлина. Гортань и кости шеи хрустнули, и раб затих.

Нар устало поднялся, расправил плечи и посмотрел на владыку.

- Ну что? Мы позабавили тебя? Теперь я могу идти домой со своим рисом?

Старик ухмыльнулся:

- Так решили боги! Откройте ворота и выпустите его! Пускай убирается...

Нар сплюнул кровью под ноги. Перешагнул через труп гремлина и направился к своим мешкам. Ухватив из за свободный край, не в силах поднять тяжелые мешки, он тащил их за собой, роняя на песок кровавые кляксы из рваных ран.

- Он глуп, несдержан и не в меру наглый. Слишком злобный, но... - старый ящер усмехнулся, - Пёс невероятно живуч и упорен! Ты только посмотри на эту волю к жизни, Визар! Представь себе, что эти злоба, упорство и ярость служат тебе, а не против тебя!

- Но разве этого можно добиться? Гнолл никогда не будет служить кому-то по собственной воле!

- А я приручу его! Приручу одного, и он поведёт за собой остальных! Мы сможем не просто держать их в подчинении, работающими на полях, мы сможем создать из них армию! Ты только представь орды, состоящие из этих монстров! Такая армия, наконец, сможет дать отпор варварам Кревлода! Против дикарей должны сражаться дикари! А ты смотри и учись, тому, как это нужно делать, - и обернувшись к уходящему гноллу владыка крикнул, - Нужен будет ещё рис, приходи!

Гнол обернулся, на окрик, и проорал:

- Ловлю на слове, старик!

- Старик? - Визар вспыхнул, - Наглость этой псины не имеет границ! Но я думаю мы его больше никогда не увидим. Даже тупая мышь не сунет голову дважды в одну и ту же мышеловку.

- Ага, - усмехнулся старик, и уходя в свои покои бросил Визару через плечо - От этого гнолла ужасно воняет. Завтра, когда он придёт, хорошенько искупайте его, прежде чем проводить ко мне.

- Что?! - от изумления Визар, чуть было не выронив свой лук, -Господин мой, Вы серьёзно? И с чего вы вообще взяли, что он придёт?

- Визар, ты слышал мои распоряжения?

- Да, мой владыка.

- Если, он придёт, выкупать, и привести ко мне. Я же говорю, у меня есть на него планы.

Следующее утро выдалось холодным и мглистым. Влага болот сохранила тепло вчерашнего дня, и встретившись с холодным воздухом утра, опушилась белым мехом тумана. Туман сползал из зарослей плакучих ив в котловину рва окружающего цитадель, и от того, казалось, что замок стоит на облаке.

Как и все ящеры, Визар с трудом переносил холод. Он смог проснуться, только приняв горячую ванну в солдатской бане. Тёплая вода даровала блаженство, постепенно приводя температуру его хладнокровного тела в норму и заряжая бодростью.

Солдатская ванна представляла собой квадратный маленький бассейн в кармане каземата. Внизу под полом располагались кухня и очаг, прогревая каменную кладку и воду.

- Если он вдруг придёт, его же тоже нужно будет где-то искупать, - подумал Визар, - А потом после него придётся выдраить все, и слить воду. Иначе солдаты побрезгуют вновь пользоваться ванной в которой купался гнолл. Хотя о чём это я? Он не настолько глуп, чтобы...

- Хозяин! - в ванный покой зашёл мальчик дворянин из числа тех, кто обучался при замке воинскому ремеслу, - Хозяин Визар, там у ворот гнолл...

Всплеск воды окатил юношу с ног до головы чуть не сбив своим потоком. Визар одним движением выскочил из воды в раздражении размахивая хвостом словно бичом.

- Мою одежду вождя. Одень меня! Быстро!

Мальчик послушно убежал в казарму и вернулся с шерстяной вощёной рубахой, золотым поясом, капюшоном из меха выдры и плащом из кревлодского леопарда подкладка которого была сшита из змеиных кож.

Кольнула неприятная мысль: «Боги, что я делаю? Пытаюсь шокировать роскошью какого-то жалкого гнолла? Ну да ладно! Он с первого взгляда должен понимать насколько пёс далёк от представителя высшей расы.»

Выйдя в след за мальчиком на надвратное укрепление, Визар увидел именно то, что и ожидал увидеть: нагло скалящегося в ухмылке, виляющего хвостом, гнолла с рваным ухом. Его вчерашние раны были неплохо обработаны руками не врача, но умелого знахаря. Сломанная рука зафиксирована грубо сработанной шиной их двух прочных веток и грязных от крови полотняных бинтов. Гнолл посмотрел на Визара, принюхался, и сощурив глаза спросил:

- Эй, а где старик? Он обещал дать мне ещё зерна. Кстати, а можно взять не зерном, а золотом? Или хотя бы часть деньгами, чтобы я мог нанять волокуши...

- Кого другого мы бы тут же пристрелили, - оправдался начальник поста часовых, - Но вчера владыка... Вы сами помните... по этому позвали Вас...

- Пропустите его, - раздражённо приказал Визар, - И шесть лучников пусть немедленно возьмут его на прицел и не отходят, не теряют из видимости. Если он что-то вычудит — стреляйте.

- Будет исполнено!

Часовые сняли засов, и ворота замка из толстых сбитых брёвен медленно опустились на латунных цепях, образуя мост через затопленный туманом ров. За воротами гнолла уже ждал Визар в своих роскошных меховых одеяниях и полудюжина лучников, выстроившаяся полумесяцем с натянутыми луками.

- Я тут за рисом пришёл... - гнолл помахал пустым мешком прежде перекинутым через плечо.

- Хочешь зерна, иди за мной, - ответил Визар, и прошёл сквозь расступившийся строй лучников. Гнолл пожав плечами направился за ним.

- Ты совсем не боишься смерти? - обернувшись спросил Визар, - Один раз ты чудом её избежал, пёс.

- Если получилось один, глядишь и другой получится, - ответил Нар, - Всё равно ваши ящерицы вытоптали наше с отцом поле. Какая разница от чего сдохнуть? От голода или от стрелы ящера?

- Ну смотри...

Они зашли в помещение казармы. Нар подозрительно покосился на лучников, идущих по пятам с готовыми к стрельбе луками, на увешанные оружием стены, сундуки для личных вещей солдат и вождей, соломенные постели.

- А спите то вы, на соломе из нашего риса, - усмехнулся гнолл, - Только это место не очень похоже на овин или амбар...

- А ты прав, - усмехнулся Визар, остановившись у ванны в которой недавно купался, и в ту же секунду он резко обернулся вокруг своей оси, ударив мускулистым хвостом гнолла в живот. Пёс отлетел к противоположной стене и ударившись об неё упал в воду, беспомощно барахтаясь, чуть ли не идя ко дну в панике. Но наконец он нащупал пол ванны и поняв, что тут не так уж глубоко успокоился.

- А ты оказывается не так храбр, как кажется! - под смех других ящеров произнёс Визар, - Но я даже не ожидал, что пёс настолько боится воды. Ты же вроде говорил, нет разницы от чего умирать?

- Какого чёрта? - взвыл Нар, ударив лапами по воде и выбив фонтаны брызг, - Так значит слово ящера пустой звук? Я так и знал, что вы пустозвоны, не способные отвечать за собственные слова!

- Следи за языком, щенок! - прикрикнул на Гнолла Визар, - Если бы я хотел тебя убить, ты был бы мёртв ещё у ворот. Мы обещали тебе зерно и ты его получишь. Но сначала тебе придётся встретиться с нашим владыкой, а для этого тебе придётся вымыться, вонючая псина! Дайте ему мыла и полотенце. И побольше мыла... С лавандой... нет, с полынью! Эту вонь может перебить только полынь!

Наконец Нар покончил с баней. После купания его шерсть ещё была сырой и далеко не такой пушистой, как прежде. От чего он казался ещё более худым и жалким. Но зато, от мыла она освежила красивый рыжий оттенок и обрела блеск, такой же, как и драгоценные меха на Визаре.

Вдвоём они вошли в зал наполненный непроницаемым мраком. Лишь посредине небольшое ложе было высвечено кругом яркого света. И на этом ложе покоился ящер-старик с чашей из человеческого черепа в руках.

Нар недовольно оглянулся. Запах преследовавших его шести лучников остался в комнате, но к нему примешались запахи ещё сорока ящеров. Кажется, они прятались в темноте, охраняя безопасность владыки замка.

Визар подвёл гнолла к ложу и присел на корточки в ритуальном поклоне, положив перед собой лук и колчан со стрелами. Нар последовал его примеру и пригнулся в гнолльей позе унижения.

- Ты пришел, мальчишка, - прошипел старик, лакая раздвоенным языком вино из костяной чаши, - А Визар не верил, что ты придёшь, но я знал. Я знаю вашу натуру и душу.

- Что ящер может знать о душе гнолла? - вскрикнул Нар, забыв о приличиях. Это могло бы стоить ему жизни, но старик предусмотрительно поднял лапу вверх, запрещая телохранителям стрелять.

- Достаточно много, - ответил старик, - Когда-то, во время войны с лысыми обезьянами из Эратии, во времена когда эти дикари ещё устраивали в наших болотах охоту на рабов, я сражался вместе с твоими собратьями. Может отец рассказывал тебе? Или дед? Раньше, гноллам разрешали следовать за армией, и даже ставили их в арьергарде, чтобы после преследовать бегущих врагов, а в обмен на это, гноллы просили у нас разрешения пожирать тела убитых врагов. Вроде как, у вас считается за честь, сожрать мёртвого врага, даже если это гнолл?

- Не буду врать, у нас есть такой обычай, - фыркнул гнолл, - Мы поедаем врагов. Сильных врагов, чья сила и жестокость нас восхищает, чтобы самим стать такими же... Вот только отец рассказывал мне совсем другое. Ваши хвалёные ящерицы командиры не могли командовать даже горсткой гноллов, настолько вольными мы были. И по этому нас ставили не в арьергарде, а в авангарде. На перовой линии, и чаще всего, гноллы сокрушали врага первым же ударом, пока вы трусливо отстреливались из-за наших спин!

- Вот значит, какие предания передаются в ваших семьях? - задумчиво произнёс старик, - А отец тебе не рассказывал, как из-за вашей тупой дикости и неспособности слушаться команд ваши шайки терпели разгром за разгромом? Да, я слышал, что гноллов иногда ставили на первую линию, потому как вас хватало только на один приказ: "в атаку!" Если вы побеждали, то этого удара действительно хватало для победы, но если враг оказывал сопротивление, вы разбегались как свора побитых собак. Без командиров, ваши своры вырезали, и уже нам приходилось начинать настоящую битву.

Нар недовольно ёрзал. Ему не по душе были эти разговоры о былых днях и истории его народа. Тем более так испохабленной, как ему казалось, словами ящера.

- Я пришёл за рисом, - напомнил гнолл.

- Вот и заработай его, - ответил старик.

- И что это за работа? И сколько мне заплатят.

- Сколько заработаешь, - оскалился ящер, - Ты слышал о «Клетке Богов Войны»

- Да, в Канне есть такая.

- В Канне? - переспросил старик.

- Это главная деревня гноллов в округе, - напомнил Визар, - там пункт сбора налогов.

- А! Ну да, ну да! - засмеялся владыка, - Значит в Канне есть такая клетка. Это хорошо. Тут, знаешь ли, после того как ты случайно убил благородного Ассиса на охоте, в вашем народе ходят неприятные волнения. Тебе не кажется, что рас уж ты стал их причиной, тебе и следовало бы с ними покончить.

- И причём тут клетка? - спросил Нар.

- Гноллы любят зрелища. Им нравится смотреть как двое воинов голыми руками убивают друг друга в клетке. Им нравится, когда кровь капает между прутьев вниз дождём, это в вашей дикой натуре. В клетку заходят двое — выходит один. Заходит безвестный боец, а выходит бог битвы! И я хочу, чтобы ты сражался за меня.

- Вот как? А сами то не хотите в клетку эту залезть? - скривился Нар.

- Ты же понимаешь, что ящер не опозорит себя подобным, а для гнолла это может оказаться путём к славе.

- Или путём в могилу, - скептически фыркнул Нар.

- Разве ты боишься смерти?

- Если умирать, то хоть ради чего-то...

- Двадцать бушлей риса за бой. Можешь взять золотом, если хочешь.

Нар закашлялся от неожиданности и жадности. Такая сумма на дороге не валяется. Если выиграть хоть один бой, можно взять деньги и сбежать... Он колебался.

- А если я умру... мой отец...

- Я выплачу аванс вперёд, как только ты зайдёшь в клетку. Так ты не сбежишь с деньгами, а твой отец не умрёт с голоду в случае твоей смерти.

- И что? Вы думаете пара битв и игры успокоят гноллов?

- Да. Я это знаю. Во-первых, вы насытитесь кровью, и это усмерит вашу жажду убивать, а во-вторых, ты вызовешь на поединки всех зачинщиков бунтов, и убьёшь их в клетке. И тогда бунт утихнет сам собой, а ты станешь героем толпы! И получишь по двадцать бушлей риса за каждый бой. То есть по меркам гноллов, ты станешь богачом.

Нар, долго чесал мохнатый загривок и наконец спросил:

- Кого я должен убить первым?

- Об этом не беспокойся, список у Визара. Он займётся организацией боёв. Твоё дело просто побеждать и убивать. И да... как тебя зовут?

- Нар, моё имя Нар, Хозяин.

- Я не Хозяин, а Владыка. Хозяева сами подчиняются мне. А если ты переживёшь все битвы и станешь богом «Клетки Войны», ты и сам можешь стать Хозяином в своей Канне. По крайней мере, деньги тебе это позволят, как и слава. Вот только Нар — слишком деревенское имя. Я предлагаю сменить его на более звучное имя для будущего героя. Например... да! Точно! Это то, что нужно! С этого дня, тебя будут звать Дракон! Именно под этим именем ты войдёшь в клетку! У тебя есть талант и характер, я это вчера видел. Всё что тебе нужно это стать моим гладиатором, и принести славу мне и себе. Но для этого тебе придётся мне подчиниться. Я даже найму специально для тебя учителей боя. Так что скажешь? Ты подчинишься мне?

Наступила продолжительная пауза в течении которой Нар постоянно чесался, сопел и напряжённо думал. Это продолжалось несколько минут, и наконец, он хлопнул лапами по каменному полу и сказал:

- Хорошо! Дракон, так Дракон! Я должен где-то на бумаге оставить отпечаток своей лапы?

Старик широко улыбнулся, и склонившись к Визару прошептал:

- Вот видишь? Я почти приручил его. Да, работы ещё много, но он наш, и будет служить очень полезную службу на благо Таталии. Найди хороших учителей и мы сделаем из него героя гладиаторских боёв.

- Но если он и вправду выиграет все поединки? Неужели вы действительно сделаете его Хозяином в Канне? Это было очень излишнее обещание! Ведь вы же уравняете его с ящерами!

- Только с низшими из нас, к тому же ему предстоит около полусотни поединков... В одном из них он наверняка погибнет...

На следующий день Нар и его отец проснулись от настойчивого стука. Кто-то упорно стучал чем-то вроде дубины по сваям на которых стоял дом посреди заболоченного озерка. Недовольно рыча отец слез с соломенной лежанки и отперев засов посмотрел вниз. вяло зевнув, он вернулся обратно, улёгся рядом с сыном и проворчал:
- Нар, там кажется к тебе.
- Ну их псу под хвост! - огрызнулся парень, - У меня от сырости перелом ноет. Пол ночи не спал...
Назойливый стук повторился. И теперь он был более громким и настойчивым.
- Нар, или выйди к ним, или прогони! - рявкнул отец и дёрнул сына за хвост, стаскивая с кровати. Нар взвизгнул ударившись сломанной рукой о край кровати, и злобно шипя направился к двери. Выглянув из неё и свесившись по грудь вниз, он увидел тростниковую лодку и полдюжины гостей в ней. Три ящера, среди которых Нар никого не знал, один гнолл с отрезанными ушами и обрубком хвоста, и двое каких-то лысых уродцев похожих на мангровых обезьян.
- Чё, надо, сволочи? - рявнкул Нар, пытаясь быть как можно более злобным и грозным на вид.
- Закрой пасть, псина! - ответил с лодки один из ящеров, - тащи свою задницу сюда. Визар приказал доставить тебе домой припасы, а тебя самого притащить в цитадель.
- Погоди, я сейчас! - отозвался Нар и исчез в глубине дома. Через секунду он вернулся с каким-то ведром и тут же окатил всех кто был в лодке стоялыми помоями и фекалиями.
- Проваливайте! Я сам приду к Визару, когда высплюсь. Ещё солнце не встало и птицы не пели, а вы припёрлись, гады! - и Нар снова скрылся в доме, на этот раз захлопнув за собой дверь хижины. Отчётливо раздался глухой звук запираемого засова.
"Обрезанный" гнолл фыркнул, отряхиваясь от дерьма, и пытаясь смыть грязь зачерпывая ладонями воду из озера. Он посмотрел на взбешённого ящера, предводительствовавшего их группой и успокаивающе произнёс:
- Не переживайте, мастер Кор. Сейчас я его приведу.
После этих слов, гнолл вцепился когтистыми лапами в промасленную сваю и полез вверх. Гноллы строят дома посреди открытой воды на высоких сваях, чтобы защититься от болотной живности и воров. Естественно на ночь, они затаскивают лестницы наверх, а пропитанные битумной смолой сваи дополнительно поливают скользкой ворванью из масляных торфяников. Но Обрезанный не соскальзывал, он глубоко вонзал когти правой руки, помогая себе коротким кинжалом в левой. И через три минуты ему удалось добраться до помоста, служившим внешней террасой и полом для хижины. Терраса нависала на добрых три локтя, так что сидя на свае, было трудно дотянуться до края, чтобы забраться на верх, по этому Обрезанный стал искать слабую доску, стуча по настилу торцом кинжала, и обнаружив её, ударом кулака выломал край. Теперь он мог без труда залезть на помост, что он и сделал, спрятавшись за косяком двери.
Услышавший треск ломаемого дерева, Нар выскочил из двери, с серпом в руках, но звук отбрасываемого засова предупредил Обрезанного и он был готов. В ту же секунду, когда голова Нара показалась в дверях, Обрезанный схватил его за загривок и со всей силы толкнул. Нар вылетел за пределы настила и полетел в воду, смешно размахивая серпом перед собой.
- Мы вернём его к ужину, - бросил Обрезанный оставшемуся в хижине отцу Нара, - и сам прыгнул вслед за своей жертвой в воду.
Нар не умел плавать, и в панике барахтался в воде, постепенно уходя на дно. Обрезанный попытался всплыть вместе с ним, но получив два удара локтем и коленом был вынужден отпустить Нара. Резко всплыв, он выхватил из лодки весло и вновь нырнул за утопающим. На этот раз, не дожидаясь, когда Нар его отмутузит, Обрезанный стукнул его веслом по затылку. Гнолл сразу вырубился и обмякнув раскину руки. Обрезанный воспользовался этим моментом, чтобы схватить Нара за загривок и всплыть с ним к поверхности.
- Чуть не утопил меня, тварь! - сплюнул Обрезанный затаскивая нахлебавшегося воды Нара в лодку.
- Ты его не убил? - презрительно шипя спросил ящер.
- Я что врач? Вон у неё и спрашивай! - отозвался обрезанный показывая на одну из лысых обезьян.
- Вердишь, приведи его в чувства! - огрызнулся ящер, - Да быстрее же ты, уродина!
Не обращая внимания на угрозы ящера молодая женщина из человеческого рода приблизилась к Нару и осмотрела его.
- Ганнек, можешь ещё разок его ударить? - спросила она у Обрезанного.
- По голове?
- Да нет, вот сюда, - она показала место не груди, - сильно но не резко, чтобы не сломать рёбра.
- Так? - Ганнек саданул кулаком.
- Да. Еще. Еще, Ещё раз...
Нар внезапно дёрнулся и начал блевать водой, откашливаясь. Вердишь и Ганнек перекинули его туловище за борт лодки, чтобы он не загадил дно. Откашлявшись и проблевавшись, Нар вытер слюни и ошалело посмотрел на своих пленителей.
- Как болотник может не уметь плавать? - фыркнул Ганек.
- Иди ты псу под хвост! - задыхаясь огрызнулся Нар, и больше ничего не произнёс. Все, кроме старшего ящера, Нара и девушки взялись за вёсла, и направили лодку к небольшому но судоходному ручью, питающему озерцо.
Они плыли мимо хутора гноллов землепашцев в котором жил и Нар, и их заболоченных рисовых полей. Нар с завистью смотрел на изумрудные побеги молодого риса торчащие над гладкой поверхностью мутной воды. У соседей ростки уже выгнали колоски. Он посмотрел на свои с отцом поля. Там больше половины места было пустым. Уцелевшие растения поспевали так, же, как и у соседей, но на то, чтобы из семян появилась рассада нужна неделя, а потом ещё неделя, и только затем проросшие ростки риса можно из кадок и горшков пересаживать в землю на поле. Если зима придёт хоть на неделю раньше, всем усилиям Нара и отца придёт конец. Он тяжко вздохнул. В то, что он сможет победить в Клетке, гнолл не верил.
Вчера вечером, посовещавшись с отцом, они пришли к выводу - живым Нара не отпустят. Ящеры будут загонять его в клетку, пока тот не умрёт. По этому, они решили тайно продать свою землю и дом вместе с зерном соседям за золото. И при первой возможности, получив монеты или их часть бежать на юг к Кревлодской границе. Между Таталией, Кревлодом и Эрафией есть что-то вроде ничейной земли. Этакий буфер, который по сути никто толком не контролирует. Там можно будет спрятаться и осесть. Туда не дотянутся руки не только Визара, но даже Владыки. Нужно только придумать, как сбежать из всей этой заварухи.
Тем временем, их лодка вышла из устья ручья и миновала проток, где река разделялась на два рукава. Теперь лодка шла не против течения а по нему. По этому гребцы кроме рулевого достали вёсла и поставили их сушиться.
Нар редко покидал свой хутор или его окрестности. Разве что в базарные дни, когда одновременно со сдачей оброка в Канне проводился большой осенний базар. Вполне удобно. Всё равно все крестьяне с округи приезжают в Канну c полными возами риса, чтобы заплатить зерном и прочей данью аренду за землю, почему бы и не провести базар в те же дни?
Но сейчас Нар наблюдал странно оживление на дорогах и речных путях, хотя никакого базара не намечалось.
По реке сплавлялись в огромном количестве тростниковые лодки набитые ящерами в полном вооружении, словно они собрались на войну. Не только меленькие челны рассчитанные на шесть -десять человек, как лодка в которой плыл Нар, но и огромные по меркам Канны тростниковые барки на тридцать-сорок гребцов, по бортам которых были приторочены колчаны наполненные дротиками и стрелами, а посреди плоской палубы возвышались груды припасов.
Вдоль берега отталкиваясь от мелководья шестами на самодельных плотах плыли гноллы, сплавляя по реке связки просмоленных бочек. Судя по клеймам, в бочках были закупорены меды, браги, пиво, вино, солёные рыба и мясо, квашенная капуста и яблоки. На обоих берегах ручья тоже было много гноллов спешащих куда-то целыми семьями, по левому берегу, где была проложена гать через болото и хорошая покрытая гравием дорога тянулись гружёные караваны. Крупные гноллы-крестьяне на коромыслах тащили огромные плетённые из соломы мешки риса, весом не меньше бушля, и связки сушёных грибов или копчёных лягушачьих лап.
- Что происходит? - изумлённо спросил Нар, озираясь на окружавшую его вакханалию, - Владыка собирается на войну? Что это за приготовления?
- Войну? - усмехнувшись переспросил обрезанный, - Можно сказать, что войну. Только не настоящую.
- А какую? Игрушечную?
- Игрушечную! - продолжая противно хихикать кивнул обрезанный.
- Это подготовка к играм, - произнёс старший в лодке ящер, - Владыка решил устроить большие игры. Даже больше чем в столице. Говорят, что даже зять короля Тралокса со своей супругой прибудут посмотреть на бои в клетке богов и празднества в честь Бога Крови. Так что не разочаруй нас, пёс.
Ящер смерил Нара презрительным взглядом, и продолжил:
- Смотритель Визар нанял для тебя обслугу. Это очень дорого стоящие услуги, надеюсь ты оценишь, оказанные тебе почести, как представителю Владыки.
- Ого! У меня будут слуги? Я смогу им приказывать? - Нар расплылся в самодовольной наглой улыбке.
- Даже и не думай! - рыкнул Ганнек, и стукнул Нара по загривку, - Мы твои учителя, а не мальчики на побегушках. Я буду твоим тренером по кулачному бою и партнёром для тренировок. Вердишь - вот эта девушка, врач. Она позаботится чтобы ты был в форме, когда придёт время, а вон тот пузатый человек - Бард, повар. Он будет составлять для тебя диету вместе с Вердишь и кормить на убой, но так, чтобы у тебя росли мышцы, а не брюхо. Кстати, как его рука, Верд?
- На удивление хорошо обработана, - откликнулась девушка, - Знахарь правильно сложил кости и они быстро срастаются. Но ко дню боя рука будет оставаться слабой. Слишком мало времени.
- Ты левша или правша? - спросил Ганнек у Нара.
- Кажется правша, - неуверенно ответил гнолл пробуя по очереди сжимать в кулаки обе ладони.
- Значит тебе повезло...
- Кстати, я хочу спросить... - Нар вдруг стал серьёзным, его нагло шутливый тон пропал, - Уши обрезают тому, кто выдал чужую тайну, а хвост, тому кого изгнали из общины... Так кто ты такой, Ганнек?
Обрезанный злобно улыбнулся, но не ответил. Вместо него сказал ящер:
- Он охотник за беглыми крестьянами. Служит в цитадели уже много лет, и прекрасно знает своё дело. Его не просто так поставили тебе в учителя. Ты не сможешь сбежать. Не делай такое удивлённое лицо. Владыка и Визар предвидели, что ты захочешь сбежать сразу как только получишь аванс. Если это случится, Ганнек притащит тебя обратно в колодках. Учись у него хорошо, он лучше всех знает, как избить гнолла до полусмерти и при этом не убить.
- У нас мало времени, - произнёс Ганнек, - До твоего первого боя меньше недели. Нужно многое успеть освоить и подготовиться.
- Уже известно, кто будет моим противником?
Ганнек продолжая скалиться в улыбке молча кивнул.
- И кто же он?
- Кист.
- Кист? - Нар вскочил на ноги так резко, что лодка закачалась грозя перевернуться, - Кист Кистень из Канны? Этот каннибал убивший собственного брата? Да он же чудовище!
- Кист негласный лидер группы гноллов подбивающих крестьян Канны к бунту против ящеров, - произнёс Ганнек, - Если мы просто убьём его, это может спровоцировать его последователей на открытое вооружённое восстание. Я мог бы и сам, не без труда конечно, удавить его петлёй и утопить тело в болоте. Я уже предлагал это Визару, но он запретил, ссылаясь на Владыку. Владыка преследует сразу две цели устраивая эти игры.
Во-первых, селяне отдохнут и повеселятся на празднестве. Это снизит накал недовольства, игры и зрелища лучший способ отвлечь толпу от проблем. И за одно, это отвлечёт крестьян от желания бунтовать.
А во-вторых, мы сможем убить Киста твоими руками. Причём убить честно и публично. По возможности унизив и растоптав перед публикой. Если ты победишь его, то навсегда сломаешь авторитет этой твари среди крестьян, и возможно сам станешь героем толпы. Владыка надеется на это и ставит на тебя как на козырную карту.
- Чёрт! - Нар лёг на дно лодки и закрыл глаза ладонями, - Теперь ещё и политика... Лучше бы меня сослали на рудники...
- Не бойся, ещё успеешь там побывать... Если конечно выйдешь из клетки. Ты же знаешь правило. В клетку заходят двое, а выходит только один...
Через пол часа лодка достигла цитадели. По небольшому каналу через бревенчатые шлюзы охраняемые молодыми ящерами, она прошла в окружающий стены ров, и юркнула в потайной тоннель. Когда судно подплыло к перекрывающей проход старой решётке, старший из ящеров отбил по стене рукояткой кинжала хитрый ритм. Нар прислушался и постарался запомнить комбинацию. Два быстрых, один короткий, один быстрый, три коротких...
Очевидно, что кто-то услышал этот стук, так как решётка поднялась, словно зубы громадной твари, проглатывая лодку целиком с сидящими в ней. И маленькое судёнышко растворилось во тьме подземелья.

Еда Нару не понравилась. Нельзя было сказать, что она была плохого качества или не вкусной. Но Нар возненавидел стряпню повара. Вердишь заявила, будто бы обилие овощей и кальция ускорит срастание сломанной руки. И в итоге, первым, что Нару пришлось съесть вместо завтрака оказалась гора жирного творога с рубленой зеленью и овощами. Учитывая, что на болотах не разводили молочных коров, гнолл мог представить насколько это дорогое кушанье. И по началу он резво набросился на него, и умяв тарелку до половины, спросил: "А что ещё будет?"
Повар поставил перед ним крынку молока. Гнолл пожав плечами вылакал немного, и привстал со словами:
- Ну, если это всё, я пожалуй...
Но тут могучая лапа Ганнека усадила его обратно.
- Ты не доел, - прорычал охотник за беглецами.
- Но я больше не хочу...
- У тебя разве спросили чего ты хочешь? Ешь! Быстро! И что бы тарелку вылизал.
Нар нехотя продолжил есть. Какой бы дорогой и вкусной не была еда. Если запихивать её в себя насильно, она непременно будет казаться омерзительной. После завтрака Нар почувствовал себя не очень хорошо. Его подташнивало, а живот вздулся и казался слишком тяжёлым. После такого перекуса полежать бы чуток, но Ганнек погнал Нара на хозяйственный двор. Там позади цитадели находились две мельницы с ручными воротами. Одна мельница работала. В вороты были запряжены болотные быки горгоны. Другая стояла без дела.
- Она твоя, - произнёс Ганнек указывая плёткой.
- Это и есть твоя тренировка? - фыркнул Нар. Вместо ответа, Ганнек, подошёл к стене у которой стояли прислонённые соломенные мешки с не шлифованным бурым рисом. Он взял одной рукой мешок, который Нар едва бы приподнял обеими руками, и потащил к молотилке. Зубами разорвав солому, Ганнек высыпал зерно между каменной чашей и жерновом.
Отбросив пустой мешок к стене, он один взялся за ворот и со скрипом провернул его. Рядом тяжёлый жернов вращали двое крупных горгонов, а напротив точно такой же ворот Ганнек крутил в одиночку.
- Можешь так же? - спросил он у Нара с вызовом. Молодой гнолл сплюнул и, подойдя к вороту, оттолкнул Ганнека. Он хорошо упёрся в землю лапами, и взялся за ворот руками. Левая рука всё ещё болела, когда он её напрягал, пришлось сильнее налегать правой. Он сделал шаг.
- Твою мать! - прохрипел Нар через напряжение. Как же это было тяжело. Ганнек конечно тоже крутил с усилием, но со стороны в его исполнении это не казалось такой трудной работой. Нар сделал ещё один шаг. Тяжело. Рука болит. Но этот обрезанный стоит и противно хихикает. Нар не может ему уступить! И до скрипа сжав зубы, гнолл делал ещё шаг, и ещё. Снова и снова.
- Ого! - одобрительно взвыл Ганнек, - А у тебя есть клыки,щенок! Старикан не ошибся выбрав тебя!
Вдруг оба гнолла своим волчьим чутьём почувствовали чьё-то приближение. Они резко повернули головы в сторону внутренней стены, и через секунду на её вершине показались Визар с Владыкой.
- Я смотрю, вы уже начали, - прошипел старик, - что скажешь о нём, Ганнек?
- У парня есть зубы и он умеет их показывать. Из него выйдет толк, хозяин.
- Славно, Ганнек. Славно.
- Ты сможешь сделать из него бойца к сроку? - озабоченно спросил Визар.
- Он и так боец, хранитель цитадели! - отвечал гнолл, - Иначе я бы за него не взялся. Он не в лучшей форме, и хиловат от недоедания. Но за неделю мы сможем его откормить и нарастить немного мускулов. Но Вердишь считает, что сломанная рука не успеет полностью зажить к бою. Она будет его слабым местом.
- Но у тебя есть какой-то план? - настаивал Визар, - Ты же знаешь что делать.
Ганнек с наглой улыбкой развёл руками.
- Я сделаю всё что в моих силах и даже больше. Но я не могу выиграть бой за него. Или вы позволите мне самому войти в клетку?
В воздухе повисла тишина. Визар метался взглядами между Ганнеком и Владыкой. Наконец он прошептал на ухо Владыке:
- Ганнек прав. Этого мальчишку, каким бы талантливым он не был мы не успеем подготовить. А Ганнек наш лучший охотник за беглецами и убийца.
- Вот именно, Визар! - Владыка одарил своего хранителя таким взглядом, словно посмотрел на слабоумного или ребёнка, - Ты серьёзно думаешь, что я позволю своему лучшему ассасину покалечиться в чёртовой клетке? Найти нового гладиатора взамен щенку не будет проблемой, а где я найду нового ассасина? Знаешь сколько стоили его обучение и подготовка? Если этот щенок не победит Киста, то ничего особо страшного не случится. Да, неприятно, но не смертельно. А если Ганнек в клетке покалечится, это будет сильный удар по моей цитадели. Ты понимаешь это?
- Да. Вы полностью правы. Я сглупил, - так же шёпотом ответил Визар и обернувшись к гноллам громко крикнул, - Ну уж нет. Это должно быть хорошим и кровавым зрелищем. Если Ганнек зайдёт в клетку всё закончится слишком быстро. Пусть этот щенок готовится и не отлынивает. Мы уже потратили на тебя уйму денег, ты даже не способен оценить это, вшивый пёс!
- Ну... Спасибо! - Нар согнулся в издевательски фиглярском поклоне, раскинув руки. Визар зашипел от злости, но Владыка залился мелким смехом. Ярость Визара и издёвки Нара забавляли его. Он оттащил Визара от края стены, пока тот в припадке гнева не попытался застрелить Нара из лука. Когда ящеры скрылись, Ганнек с ехидной улыбкой посмотрел на Нара. И со всей дури хлопнул его кулаком по плечу рассмеявшись во весь голос.
- У тебя действительно есть клыки, щенок! Но будь готов, что из-за них в тебя однажды пустят стрелу.
- Уже было дело, - ответил Нар, коснувшись рваного уха.
- Визар? - спросил Ганнек.
- Нет. Старикан.
- Хм... - пробурчал гнолл, и больше ничего не спрашивал. До обеда Ганнек заставлял Нара таскать мешки, и крутить ворот мельницы. затем последовал осмотр Вердишь, и она заключила, что всё в порядке. Тренировка не повредила руке, здоровье отменное. Затем повар порадовал новым блюдом. Это было что-то мясное, что-то вроде густого гуляша из крупных кусочков мяса и овощей. Запах был омерзительным, но на вкус вполне не плохо. Вердишь сказала, что это какое-то целебное блюдо, которое умеет готовить только наш повар. Нар снова съел всё без остатка зажимая свой бедный нос и думая про себя: А точно ли он повар, а не отравитель или какой-нибудь алхимик-некромант? Если и правда повар. То мог бы готовить и повкуснее. Но видно вкус в этой еде был делом второстепенным. Главное, это дать телу всё необходимое для быстрого роста костей и мышц.
Дни шли за днями. Нар отъедался, лечился и тренировался. Домой к его отцу доставили первый задаток обещанной платы. Половина деньгами, а половина рисом. Сумма достаточно щедрая, но не настолько, чтобы с этими деньгами можно было куда-то сбежать. Нар всё это время жил вместе с Ганнеком в цитадели и не мог поговорить с отцом. Это очень сильно его тяготило. Ведь у них был план побега. Бежать в ничейные земли между Кревлодом, Эрафией и Таталией. Но слишком много пустых пятен было в этом плане. Столько обстоятельств изменилось. Столько нужно было обсудить.
А что если в вправду Нару придётся войти в клетку с Кистом? Он видел это чудовище в Канне, Громадный, сутулый с чёрной мордой. Однажды в драке он убил своего отчима чтобы завладеть семейным состоянием, и после потребовал свою часть наследства. Ему отказали, так как в нём не текло крови отчима. Тогда он пошёл на болото, где хоронили мёртвых, достал из трясины труп отчима, и притащив его на торговую площадь Канны публично сожрал его. После чего вновь потребовал своё наследство, утверждая, что теперь в нём течёт кровь отца. По обычаям гноллов этого было достаточно. И Кист завладел усадьбой и полями отца, выгнав мачеху, с начав жить со своими сводными сёстрами, как с жёнами.
Каста боялись и уважали. Для молодых гноллов он был примером удали и мужества. Самцом, который брал то, что ему хочется. И они следовали за ним толпой, как шакалы за вожаком.
Нар завидовал Кисту, восхищался, боялся и презирал его одновременно. Если бы он жил не на хуторе, а в Самой Канне, может быть он и сам бы бегал за Кистом в надежде получить себе часть его славы и удали. Но так получилось, что они стали соперниками. Вызов был брошен заочно. Если Нар просто откажется войти в клетку, Кист всё равно убьёт его. Просто не на публике а посреди безлюдного рисового поля. Такие вызовы Гноллы не прощают. Значит выхода всего два. Либо сбежать, либо победить...
В итоге Нар пришёл к очевидному выводу - Киста ему не победить. И тогда он начал обдумывать всевозможные детали побега. А главное, как увидеться с отцом до боя.
На пятый день, во время тренировки по кулачному бою, усталые и избитые учитель и ученик лежали на песке во внутреннем дворике. Оба выдохлись и тяжело дышали. Нар попытался завести разговор с Ганнеком:
- Давай будем откровенны? - спросил он у обрезанного.
- Попробуй, - предложил гнолл.
- Кист убьёт меня. Это очевидно.
- Да. С большой вероятностью.
- Честно мне не победить.
- Возможно.
- Но я хочу выжить.
- И что ты предлагаешь?
- Научи меня! Ты же убийца! Ты наверняка знаешь сотню грязных трюков.
Ганнек повернул голову к Нару и ехидно усмехнулся.
- Ну допустим ты прав. А значит, ты уже созрел... Хочешь учится у меня заплечному ремеслу? Я сделаю это только если ты поклянёшься стать моим учеником после боя. Сразиться с Кистом тебе всё равно придётся. Это будет посвящение. Но от остальных боёв я смогу тебя отмазать. Визар купит на невольничьем рынке Кревлода других гладиаторов.
- Так значит тебе нужен ученик?
- Я старею. Твой отец тоже стар. А старые люди надеются на помощь молодых. Если ты станешь ассасином Владыки, ты сможешь обеспечить и старость своего отца и мою. Это хорошая сделка.
Для вида Нар поколебался, но в конце концов согласился. Тогда Ганнек повёл его из внутреннего двора в свою каморку в толще внешней крепостной стены. Зайдя внутрь, Нарт тут же отшатнулся и чуть не завыл от страха, но Ганнек вовремя закрыл ладонью ему пасть. У стены напротив входной двери стояло чучело сделанное из настоящего некогда живого гнолла. В некоторых местах с него была снята кожа, а кое-где и мышцы удалены обнажая кости.
- Не бойся. Это Гац, мой старый добрый друг. Я вытащил его из смоляного болота, в котором Гац превратился в мумию. Минеральные масла хорошо забальзамировали его, превратив в идеальный анатомический препарат. Я специалист по убийству гноллов, по этому мне нужно в совершенстве понять устройство тела своей жертвы. Я знаю как мы выглядим изнутри даже лучше, чем это лысая обезьяна Вердишь. Может по меркам людей из Эрафии эта дура и хороший врач, но в знании анатомии гноллов ей со мной не тягаться. Ты тоже должен овладеть этими знаниями...
Нар скосил глаза на подвесные полки и дощатый стол у стены. Там в изобилии лежали всевозможные приспособления и пузырьки.
- До этого тоже дойдёт дело, - кивнул Ганнек, - Перед тем как запустить вас в клетку судьи будут осматривать вас. Спрятать оружие будет трудно. Вы должны сражаться голыми руками. Но способ улучшить свои шансы есть. Например можно на нитке привязать короткий наконечник стрелы, и спрятав его в кожаный чехол проглотить. Даже если ты откроешь рот и высунешь язык, судьи ни о чём не догадаются. А в нужный момент ты можешь отрыгнуть оружие и плюнуть им во врага.
Для этого нужно тренироваться, иначе ты можешь убить себя, особенно если нитка порвётся и ты на самом деле проглотишь наконечник.
- А это что? - Нар ткнул пальцем в другое приспособление.
- Это циста. простая перчатка для кулачного боя. Они разрешены правилами. Кстати, в цисте тоже можно спрятать оружие, даже более безопасным способом.
- Например, положить свинец?
- Нет, это слишком очевидно. Я бы воткнул швейную иглу, или несколько, в кожу перчатки на манжете, так чтобы их не было видно, а во время боя уже достал бы их и швырнул врагу в глаза. Кстати запомни - в первую очередь бей по глазам, ушам и носу. Все гноллы инстинктивно пытаются схватить противника зубами за горло. Это не правильно! Ослепи его! Бей в уязвимые места, и самые болезненные. Если ты сможешь ударить врага по носу - ты ошарашишь его не несколько секунд - нос это самое чувствительное место на теле гнолла. Боль неописуемая. Затем идёт пах. Бей его в пах и под дых, не жалея! Не брезгуй схватить его за яйца или за основание хвоста. Если получится, попытайся вспороть ему живот когтями или зубами. Рви внутренние органы... Ещё есть яды и зелья. Ты можешь перед боем выпить смесь из алкоголя, тростникового сахара, зелёного чая и хинина. Это снизит чувствительность к боли и повысит силу, но замедлит скорость реакции. А ещё можно принять одновременно яд и противоядие, и попытаться провернуть отравленный укус.
- Эти идеи с ядами скорее убьют меня самого чем Киста. А может спрятать что-то в самой клетке?
- Клетку тоже проверяют.
- Но если спрятать что-то в ней. Это же надёжнее, - Нар выразительно посмотрел на Ганнека. Обрезанный гнолл нахмурился но всё же кивнул.
- Да. Так надёжнее. Например отравленный гвоздь. Ты выдернешь его из дерева клетки и сможешь забить им врага насмерть.
- Значит нам всего лишь навсего, нужно подобраться к клетке, пока никто не видит и по колдовать над ней.
- Хорошо, - кивнул Ганнек, - Я сделаю это.
- Погоди! - остановил его Нар, - Мы оба должны пойти. Вместе. Я должен знать где будут располагаться секреты. Должен увидеть своими глазами.
Ганнек долго молча смотрел на Нара. Он прекрасно понимал, что здесь будет какой-то подвох. Нар хочет выбраться ночью из цитадели в Канну. Ганнек, решил - если Нар решился сбежать, из этого ничего не выйдет. Он легко вернёт его обратно. Ну что ж. Мальчик хочет поиграться. В этом не будет риска.
- Хорошо. Идём! - ответил он Нару. Они взяли с собой все инструменты какие могли пригодиться и дождавшись темноты тайно покинули крепость. На удивление, Нар не пытался бежать. Ганнек просто не давал ему и шанса. Вдвоём они хорошо подготовили клетку к бою.
Клетка богов войны состояла из пятиугольных деревянных рам, в которые были вделаны переплетённые толстые прутья лозы. Очень прочная конструкция. Её подвешивали на нескольких канатах в воздухе, над алтарём Обелиска Крови. Кровь поверженного врага стекала через решётку на алтарь кровавого бога. После победы победитель мог выбрать сам, сожрать ли мозг сердце и печень поверженного врага, или принести их в жертву на алтарь, ради благословения жестоких богов болот.
Ганнек и Нар, незаметно вбили в рамы несколько гвоздей, которые можно было бы при необходимости легко выдернуть и использовать в качестве оружия. Так же Ганнек попытался в щели между рамами спрятать маленький плоский нож. Кое где, он обмотал рамы кусками цепи, как бы для прочности. На самом деле эти куски были не настолько сильно закреплены и их можно было бы при необходимости вырвать, чтобы бить врага.
Довольные своим трудом и никем не замеченные, гноллы также тайно вернулись в цитадель до восхода солнца.
Пять дней прошли в усиленных тренировках. Благодаря диете повара, Нар прибавил в весе. А усилиями Ганнека весь этот вес пошёл в мышцы, а не жир. С утра до обеда он гонял молодого гнолла по двору цитадели заставляя его таскать мешки с рисом и солью, поднимать на осыпавшийся край стены брёвна строевой сосны и корзины с землёй и камнями для работавших там каменщиков, крутить ворот мельницы.
А после обеда они вдвоём пропадали в каморке Ганнека перед мумией Гаца. Ганнек показывал Нару где проходят жизненно важные артерии, вены и узлы, где самое тонкое место у костей, и где самые нежные ткани. Нар впитывал эти знания словно губка. Он изучал не только слабые места строения тела гноллов, чтобы бить по ним врага и защищать себя, но и так же познавал самые сильные стороны.
Ганнек показывал их Нару. Так гноллы часто слишком сильно полагались на мощь своих челюстей. Во время драки они пытались схватить противника в захват и укусить его. При этом совершенно забывая о силе своих кулаков и длине рук. А руки у гноллов свисали чуть ли не до колен, и так же как и у ящеров имели достаточно крепкие и острые когти.
- Попробуй ударить как ящер, - говорил Ганнек, когда они стояли на кухне перед висящим свинным окороком, - растопырь пальцы и согни их под углом, чтобы получилась кошачья лапа. Напряги пальцы, когти вперёд и бей. Только не пытайся вогнать когти на всю длину, бей вскользь по касательной.
Нар замахнулся и по широкой дуге обрушил свой удар на свинной бок, оставив четыре глубокие царапины. Ганнек ножом раздвинул край самой глубокой.
- Видишь? Так можно даже сухожилие перерезать. Да, это не смертельный удар, но очень болезненный. Представь, если ты ударишь его так по глазам, сразу проткнёшь глазные яблоки и враг навсегда ослепнет. А если под ногтями ещё и спрятать яд вроде яда мушки, тогда эти царапины ещё и адски будут болеть, гореть огнём, отвлекая его от твоих атак.

Наконец настал день игр. Нар уже больше десяти дней не видел Канну при свете солнца. И вот они выстроились во внутреннем дворе цитадели. Весь цвет армии Старика. Несколько сотен укротителей тварей и лучших лучников со знамёнами своих семей. Все в роскошных одеждах. На них в лучах солнца сверкали драгоценные меха, плюмажи перьев, золото и самоцветы. Даже Ганнек и Нар по случаю были одеты в специально сшитые для них кожаные рубахи тёмно-зелёные с золотыми шнурами в одних цветах со знаменем владыки. Над готовой для парада колонной подняли пурпурный штандарт с золотом и чёрной змеёй готовой для броска - герб дома Тралосска, королевского дома Таталии.
- Это значит они прибыли, - прошептал Ганнек указывая на флаг.
- Кто? - не понял Нар.
- Флаги дома поднимают только тогда, когда кто-то из него находится рядом. Это значит что прибыли члены королевской семьи.
- В наше захолустье? Что им тут делать?
- А ты видел флаг нашего хозяина? Зелёный с золотом. Золото означает родство с королевской семьёй. Наш старикан не последняя вода на киселе.
Врата замка распахнулись и войска вышли в сторону слепящего солнца вышагивая под стройный ритм барабанов и труб. Медленно колонна выдвинулась на парад по главной дороге из замка в Канну.
Нар был ошеломлён ударившим со всех сторон великолепием. Он никогда не видел Канну такой. Она словно распустилась, как бутон белой кувшинки на поверхности стоялой воды. Деревня и хутора утопали в флагах и украшениях. Базары и торговые палатки гудели. В ревущей толпе сновали лоточники продавая закуски, напитки, сладости и памятные безделушки. Таверны не справлялись с наплывом посетителей, и жители за плату пускали приезжих на постой в свои дома, готовили прямо на улице в огромных казанах рис с мясом и специями на продажу. Да, расходы на игры были огромными, но вместе с ними в Канну пришло и богатство, какого прежде никогда не видели местные жители.
Наконец парад завершился когда они подошли к Обелиску Крови, стоящему у берега небольшого озера. Клетку подвесили высоко в воздухе прямо над водой. Колонну встречал совет старост Канны с ритуальными дарами. Нар заметил своего отца под охраной четырёх ящеров. До боя он так и не смог с ним встретиться. Даже когда они с Ганнеком шаманили над клеткой.
- Твоему старику дали телохранителей, чтобы никто из людей Киста не мог навредить ему, - сказал Ганнек.
- Они охраняют отца от других гноллов, или от меня? Ты уверен?
Ганнек расплылся в ехидной улыбке.
- И от тебя тоже. Если решишь сбежать, тебе придётся бросить своего отца здесь. Хотя я не удивлюсь, если ты решишься на это. Одному молодому бежать легче, чем вместе со стариком.
- Я всё равно сбегу. Но только после боя, когда мне заплатят всю сумму.
На ступенях пирамиды Обелиска Крови как на трибунах расселись высшие вожди общества ящеров. Нар узнал Визара и Владыку. Ещё нескольких местных аристократов. А Ганнек указал ему на молодую пару справа от Владыки.
- Это они и есть. Лорд Вистан, зять короля. И его жена Леди Шрива, одиннадцатая дочь короля Тралосска. У короля нет сыновей, только дочери, по этому трон унаследует кто-то из его зятьёв. Вистан лишь одиннадцатый в очереди, но он главный маршал Таталии, и многие ящеры поддерживают его.
- И зачем же он прибыл сюда? У главного маршала нет дел важнее, чем игры в Канне?
- Он хочет заручится поддержкой местной аристократии. Может Канна и окружающие её деревни не такие большие и могущественные, как другие. Но мы довольно близко находимся к границе с Эрафией, и это делает нашу цитадель стратегически важной, а ещё... у нашего Владыки лучшие во всей Таталии ассасины, которые могут значительно сократить очередь к трону. Тебе ведь уже не привыкать к убийству аристократов? А?
Кист и его банда находились в лагере за местами совета старост, а Нара Ганнек отвёл в противоположный лагерь, где помог ему раздеться и подготовиться к драке. Визар разрешил отцу встретиться с сыном перед боем и охрана привела старика к лагерю ящеров. Стоило Нару вблизи увидеть отца, он понял, что что-то случилось, пока его держали в цитадели. Шерсть отца была опалена во многих местах.
- Что произошло? - только и смог промолвить Нар.
- Нашу хижину... - начал было отец, - Когда объявили, что ты будешь защищать ящеров, они подожгли её.
- Быстро же они забыли, что это именно я убил того ящера, - закипая злобой прохрипел Нар, - Это сделал Кист? Его работа? Наверное решил, что меня такое сломит перед боем, мразь. Да я убью его!
- Сын, - прошептал отец на ухо Нару, - забудь его! Беги! Забудь меня! Это никогда не кончится, нас будут травить либо ящеры либо гноллы. Что бы ты ни сделал. Беги сразу! Прыгни в воду и беги! Или умри в клетке.
Нар всё время оглядывался на противника. В сегодняшнем вызове Кист защищал честь Канны, и выступал от лица крестьянских общин. Пусть он и ублюдок отцеубийца, но гноллы поддерживали его как защитника своих интересов, и готовы были многие недостатки прощать ему.
- Вот так убийцы и предатели и становятся лидерами и правителями, - подумал Нар, - Если я убью его, я не испытаю жалости. Да, я сбегу... но после того, как убью его, Отец.
Но тут Ганнек отвлёк Нара:
- Смотри! Клетку меняют.
- Что?
Действительно, Кист объявил, что хочет сделать подарок деревне в честь первого дня игр, и подарил новую клетку в замен старой. Старую же тут же сбросили в воду. Ошарашенные Ганнек и Нар наблюдали как все их тайники с оружием уходят на дно.
- Ты же говорил, что подкупишь судей, чтобы они проверили клетку и ничего не нашли.
- Так и есть. Все эти старпёры взяли деньги. Они действительно проверят клетку и ничего не найдут. Нас провели!
- Но он тоже не будет драться честно, - сказал Нар.
- Конечно не будет. Яд под ногтями спрятал?
- Да.
- Иголки в шерсти?
- Спрятал.
- Лезвие во рту?
- За щекой.
- Главное не проглоти, если по морде получишь удар. Ты готов?
- Да.
- Тогда убей его!

Объявили бойцов. Кист сражался под своим именем. Нар пои именем - Дракон, - чтобы ящеры, многие из которых не знали кто такой Нар, не догадались, что это именно тот гнолл, который убил ящера.

В клетку вошли двое. Кист был на голову выше Нара, и гораздо сильнее физически, но координация у него была плоха. Клетка раскачивалась в воздухе на канатах, и здоровяк никак не мог попасть по юркому Нару. Тогда он попытался разом прижать Нара к стене клетки, и навалился на него всей тушей. Нар попытался уйти от лязгающей пасти Киста, и ему это почти удалось, но в этот момент, Кист успел схватить Нара зубами за левую руку. Гнолл взвыл от боли. Эта рука всё ещё болела после перелома. Кист почувствовал это и с плотоядной ухмылкой сильнее сжал челюсти, а своими длинными руками, схватил Нара за горло, одновременно пытаясь задушить и свести с ума от боли. Такого Нар не ожидал. Разум отказывался подчиняться ему. Паника! Это всё! Он сейчас умрёт! Всё зря! Но тут он вдруг увидел пульсирующую от напряжения вену на руке Киста. Она была скрыта шерстью, но шевелилась при каждом ударе сердца слегка приподнимая короткую шерсть. Нар вспомнил мумию Гаца в каморке Ганника. Вены... Жизненно важные сосуды...
Он перестал пытаться своими руками ослабить хватку Киста и вместо этого, полоснул когтями по вене. Кровь хлынула фонтаном, и рука Киста сразу ослабила захват. Нар снова ударил -на этот раз в сухожилие. Кисть Киста повисла мёртвой плетью.
От боли и ужаса Кист попытался перекусить руку Нара пополам, и изо всех сил замотал головой пытаясь сломать кости и оторвать мясо, но даже тогда, Нар не потерял сознание от боли, он просто увидел точку на голове Киста. Точку открытую для удара. Ганнек говорил, что там кость черепа очень тонкая, так как в этом месте срастаются три косточки, такое же слабое место, как родничок на макушке, но обычно по нему очень трудно попасть. А сейчас, Кист слишком увлёкся отгрызанием руки, и изогнул голову, подставив родничок Нару. И тот резко, сложив вместе три пальца ударил Киста точно в это место. От боли и неожиданности Кист выпустил из зубов сломанную и полуоторванную руку, а Нар снова ударил туда, словно цапля бьёт клювом, и снова. И снова. И... Кость треснула и когтистые пальцы ушли в мозг. Кровь ударила фонтаном, но тут же иссякла, и то что вылилось капало между прутьев решётки.


- А знаешь, что самое забавное? - спросил Владыка у Визара, - Наш Ганнек и был тем, кто поджёг дом этих двоих. Точнее, это он спровоцировал шайку Киста на этот шаг затесавшись в из банду.
- По вашему приказу, - уже не спрашивая, а утверждая произнёс Визар.
- Именно, и в итоге, мы получили нового отличного бойца преданного нам и королевскому дому. Нар и Ганнек не единственные гноллы, кто служат мне, но они самые талантливые. Думаю, я выполню своё обещание и поставлю этого мальчика Хозяином в Канне. Гноллы будут более охотнее следовать за одним из своих. Но он ещё послужит мне в качестве ассасина. Эти навыки и искусство рукопашного боя убийц пригодятся ему, когда он будет править. Лучший боец Канны!

Спустя несколько месяцев боец по имени Дракон, вопреки всем ожиданиям одержал несколько побед подряд. Он стал Богом Клетки. Его таки сделали Хозяином в родной деревне, и позволили войти в сонм героев Таталии. С тех пор он не раз водил в бой отряды из гноллов во славу своего Владыки, но это уже совсем другая история...

Другие работы автора:
+2
99
20:03
Хорошо, несмотря на юношескую небрежность текста. Вспомнилась старая добрая Эрафия и всякие аддоны к ней. Приятно было прочитать!
20:04
А когда будет продолжение Афродиты Сидонской?
21:19
После того, как я закончу другой рассказ, вернусь к ней. И скорее всего перепишу первую главу, чтобы она смотрелась более цельной.
12:05
В добрый путь! Вы интересно пишите, с удовольствием слежу за Вашими публикациями.
12:11
спасибо!
Загрузка...