На 70% океан

Автор:
Сова_Сплюшка
На 70% океан
Аннотация:
Забыла перенести после "Синих занавесок" в профиль. Переношу сейчас)
Текст:

Жил-был один человек, а вокруг него плескалось море...

В водных глубинах жили удивительной красоты рыбы, кораллы, киты и множество других прекрасных созданий. Изумрудно-синие волны вспыхивали и гасли множеством солнечных отражений.

Да, это было просто море. Вода его тихо и мерно плескалась, не замечая человека. А тот смотрел вдаль, в васильковое небо, провожая глазами облака. Ведь человек — просто человек.

Сколько времени прошло, до того как море стало красным? Был ли у человека выбор?

И вновь: жил был один Человек...

Назовем его, Анимус.

Он жил на необитаемом острове. Тот был такой маленький, что занимал площадь, равную двум обычным ступням. У этого же Человека ступни были дли-инные, оттого большие пальцы ног всегда оказывались в воде.

Поначалу, когда Анимус только появился на острове, он совсем его не замечал. Ему всё казалось, что он океан и плывет словно волна. Но потом вдруг появился песок, травинка и вскоре Человек понял, что живёт на острове.

Жил он в непростом мире. Наверное поэтому, происходила такая интересная вещь: стоило Анимусу сделать шаг, как остров перемещался сейчас же с ним. Благодаря тому часто Человеку даже удавалось бродить по океану и наблюдать за рыбами. Порой доводилось видеть совершенно чарующие зрелища, а иногда - страшные.

В целом это было не плохо, кроме времени, когда начинались приливы: тогда Человека обступала тихая бескрайняя гладь бесстрастного, такого чужого и жуткого океана, грозившего вымыть весь песок острова до основания. И становилось нестерпимо. Анимус стоял по щиколотку, а иной раз и по колено в воде и не мог шагать без риска промахнуться, сорваться с крутых берегов острова и очутиться на самом дне. Тогда он истекал пОтом и старался не шевелиться: замирал, бледнея, и забывал дышать. Человеку казалось будто вода просачивается под кожу, заполняя нутро...

Приливы на многие дни глушили траву, меняли привычный песок на голые камни. И как гулять, как наблюдать за рыбами?

Даже в бурях бывало полегче: когда ветер рвал и трепал, грохотал гром и капли били по очереди - его клочок суши всё же оставался под ним. Пусть волны накатывали, сшибали с ног, старались утянуть вниз, а смелые травинки все равно щекотали икры.

Хотя не все такие же как он могли выдержать (а Человек, конечно не был единственным в океане). Анимусу случалось видеть, как ломаются люди, даже без хруста. Вот стоял, боролся, но волна прошла и уже никого не видно. В такие минуты он думал: «Странно, что океан сам по себе и волна как будто сама по себе, но вот она накатывает и вода красная, и ты уже часть океана. Вернее тебя уже и нет, и океана нет».

А волны бывали разные: большие и маленькие, синие, бирюзовые и черные. И даже без бури иной раз сшибали с ног. Но на то они и волны.

Анимусу случалось видеть таких любопытных людей, которые гнали от себя ураганы: они обегали их по кругу и, прячась, становились такими маленькими и тщедушными, что чуть не просвечивали.

А иные стояли под градом не сгибаясь, расправив плечи и будто даже пели. Такие удивительные, что хотелось от них прятаться. А потом вдруг раз, смотришь, а они сажают меж ступней крохотное, бог весть как, попавшее в волосы зернышко и выращивают тоненький росток, холят кустик и делятся потом семенами с проплывающими мимо. А остальные хватают подарок жадно: одно семечко, два, целый кулек вожделенных зернышек и бросают в воду, бросают блаженно улыбаясь!.. и смотрят потом раздосадованно, глядя как они уплывают, подхваченные волнами. Всякие бывают.

Анимусу, впрочем, повезло - была у него сила воли, фантазия и солнце. Конечно, порой их невидно, когда ноги по щиколотку в воде и нет ей ни конца ни края. Или когда еще чуть-чуть и накатит волна.

Или вот еще была напасть: подумал Человек, что устал и тут же на острове появляется ил. Падаешь на колени — и этот въедливый, вредный ил начинает тянуть ко дну. Обвивается вокруг лодыжек, цепляется гнилыми водорослями за руки. И кажется легче поддаться и упасть, сгинуть. А чтобы встать - нужно мужество.

Чтобы не уставать Человек старался много гулять, бегать, бродить, иногда даже полз. Естественно, во время прогулок он и встречал других.

Самыми диковинными были те, кто мог соединять свои острова в один большой. Получалось, чем больше человек в «союзе», тем больше остров. Но вот чего Анимус никак не мог понять, так это почему в итоге земли становился столько, что можно было гулять по ней, не перемещаясь по воде?

С этими союзами была и еще одна странность: вот отходит один из членов от острова, идёт куда глаза глядят, а остров меньше не становится! Как так?

Обычно на таких островах по два Человека, а бывает и больше. Но редко...

У одного такого острова, где жило трое, Человек и встал однажды. Долго стоял, походил вокруг, посмотрел, но близко-то не подойти...

Пытался Анимус шагнуть к ним на сушу, да никак! Не может. И перепрыгнуть пытался, и звал, и руки тянул, да только остров тот все ускользает и не дается.

Сел Человек, свесил ноги в воду и стал ждать, неизвестно чего. Смотрел, наблюдал за тремя «островитянами» - не мог уйти. Будто привязанный.

А те, в «союзе», знай себе смеются о чем-то, болтают, или вдруг гуляют совершенно порознь - странные. А иной раз спорят, трясут кулаками, а потом отчего-то обнимаются.

И вот однажды Человек увидел, как один из тех стоял на самом краю острова, стоял долго, не разговаривал, не смеялся, а всё смотрел в облака и васильковое небо. И никто не замечал будто, что он стоит там один, на краю. А Человек видел, следил неотрывно и как-то даже волновался. И облака над ним словно быстрее побежали, засуетились, запаниковали и кинулись на солнце.

А незнакомец вдруг рухнул. Просто. Словно молнией скошенный. Будто буря разверзлась и ветром шквальным, порывистым только ему одному видным, сбила с ног. Тогда остальные спохватились подбежали, стали тянуть его. А вокруг того ил аж закипел, и все крепче засасывает, будто трясина. И он не сопротивляется...

И уже выбились из сил остальные двое, и пот по лицу бусинами, а не отпускают, тоже не могут.

И тут Анимус не смог остаться безучастным. Подбежал, сел рядом и неуклюже, порывисто обнял того, тонущего. И в миг остров вырос. Поднялся из глубин за секунду, заполняя пространство между ними. И Человек оказался на твёрдой земле рядом с теми тремя. И пальцы его больше не свисали, не мокли в прохладной воде.

Поднял голову сломленный, посмотрел в глаза Анимусу и кивнул, приветствуя. Посидели они вместе. Долго, очень долго, может даже год. А потом оба встали и больше уже не были прежними, но пошли по воде вдвоем, пританцовывая на своем новом большом острове. И так гуляли пока не высушило их солнцем. И вот тогда-то больше уже не стало ни океана, ни островов.
Другие работы автора:
+1
59
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...