На здоровье...

Автор:
Вадим Ионов
На здоровье...
Текст:

Когда Господь Бог взял, да и отменил порядок насаждения человеческих болезней, решив прихлопывать подопечных по мере исполнения ими их предназначений, Самуил Осипович оставил врачебную практику, за неимением пациентов, закрыл на ключ дверь кабинета и стал вести оседлую жизнь в стенах своей квартиры. Как известно оседлая жизнь имеет свои плюсы и свои минусы – эти крестики и черточки, что в своей совокупности и определяют душевное состояние любого отшельника.

Сочтя количество положительных и отрицательных знаков, Самуил Осипович покачал головой, философски вздохнул и принялся себя жалеть, потому, как при почти равном соотношении противоположностей их сумма вовсе не давала желаемой нулевой комфортности. Причиной тому была жирная негативная черта, что перечёркивала собой скромные крестики и явно указывала на возможность греховного уныния.

И означала та черта вовсе не потерю дохода и интеллигентской сытости: коньячок под лимончик, балычок за щёчку, а полное отсутствие душевного эликсира, что изливался из уст в меру захворавших граждан. Вот этого магического и бодрящего, - Спасибо, доктор! Дай Бог тебе здоровья!

В те же славные времена, что имели место быть до высокой реформы, Самуил Осипович и вовсе считал, что звания врача заслуживает лишь тот лекарь, который слышит это самое «Спасибо» не менее пятидесяти раз за день. Тот же, кто удостаивался благодарностей в два раза меньше, причислялся им к клану ремесленников, коим, по большому счёту, всё равно, что чинить – ушибленную ли коленку охающего гражданина, или же треснувший маховик кривошипно-шатунного механизма.

На сегодняшний же день, как это было ни странно, в выигрыше оказались именно мало уважаемые Самуилом Осиповичем ремесленники, что подались во врачеватели двигателей внутреннего сгорания – радеть в лечении цилиндровой аритмии и артрозов опорно-колёсного аппарата. А он – врач самой высшей категории, который бывало, потреблял признательность посетителей и по сто раз на дню, оказался не у дел… да и не у тел.

Мало того – нависло над его головой это таинственное предназначение, после исполнения которого грозило ему то самое прихлопывание. И тут вон поди, разбери – может оно у него и было, и может быть он его и не исчерпал вовсе, и ему бы ещё долгие лета в гланды глядеть да пальпировать. А так…

А так – хлоп, как муху за тихую, а всё ж назойливость. Хлоп - и к Харону в матросы…

Утешало же Самуила Осиповича, пусть и самую малость, настроение окружающих его граждан, что бегали теперь по улицам бодрячками и живчиками, а головы всё ж таки в плечи втягивали, да тревожно поглядывали на непредсказуемые небеса. Состояние их было ему понятно, потому как все давным-давно привыкли к причинно-следственным наказаниям. К примеру, увлечётся какой недальновидный гражданин ковырянием в носу, а от чрезмерного усердия перст указательный возьмёт, да и переломится. И поделом! Не лезь зазря к мозговым полушариям немытым пальцем. Потому как полушария эти тебе в пользование дадены, так что и носи их аккуратно. Не балуй!

И все при этом довольны. И пациент – глупость свою осознавший, и доктор – благодарностям внимающий. И всем всё было ясно – за что, почему и откуда ноги растут… А при новых-то порядках – сплошная неразбериха. Одним словом – страх…

И непонятно, чем бы этот высокий эксперимент закончился – может быть безусловной покорностью, а может и каким сопротивлением подопытных. А только там – в космических кулуарах видимо кто-то, кому-то, что-то шепнул, а услышавший передал наверх по цепочке. Когда же возбуждение цепочки достигло её главного звена – реформу в одночасье и свернули. Потому как предназначенье штука тонкая и сугубо индивидуальная, а потому возни с ним - никаких херувимов не хватит.

Вот в связи с таким исходом событий Самуил Осипович вновь отпер дверь своего кабинета и принялся за приём посетителей.

Болезный люд пёр валом! Хворые и прихворнувшие были воодушевлены, азартны и радостно возбуждены. Они с довольной улыбкой заходили в кабинет, присаживались на стульчик и с удовольствием повествовали о своих недугах. А получив в ответ достойное внимание заслуженного эскулапа и листочек с перечнем необходимых пилюль, пациенты долго раскланивались и искренне благодарили «дорогого доктора». Бесценное «Спасибо» лилось на него Ниагарским водопадом. В ответ же Самуил Осипович довольно щурился, кивал головой и неизменно ответствовал, - На здоровье, голубчик! На здоровье…

Другие работы автора:
0
35
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...