Ангел-хранитель Вася

Автор:
Сергей
Ангел-хранитель Вася
Аннотация:
Как герой встретился со своим ангелом-хранителем.
Текст:

Ангел Вася

Шесть утра, суббота. На трассе М7 Казань-Москва несется «Лада-Веста». Зелень мая, теплый ветер. Настроение водителя, ну как у скалолаза, покорившего вершину. Эмиль никакой вершины не покорил, но чувствовал — точно покорит. И по инерции вслед за мыслями вдавил педаль газа. «Да разве может произойти неладное в такую-то погоду», — подумал он.

И правда, что могло произойти? Тихо, спокойно, в общем, благодать. Конечно же, парень не мог знать, что Федор Петрович в выходной день, поутру, с рабочего места решил для постройки собственного дома, мягко сказать, взять песочка, немного так, по-свойски, кузов КАМАЗа и, естественно, очень торопился.

«Поздно встал, поздно встал», — повторял и повторял как песню себе под нос Федор Петрович. И не заметил, выскакивая на трассу с карьера, темный автомобиль. Последнее, что видит Эмиль, огромный жёлтый грузовик. Боль. Он вылетает через лобовое стекло… темнота… резко свет… и плюхается на жгучий песок.

***

Шока не было. Страха тоже. Хотя ощущалось, что он просто где-то подспудно затаился и ждет своего часа. Как охотник. Эмиль поднялся, отплевываясь от песка. Ему казалось, что он весь в крови, но глянул на себя — ни капли. В каких-то лохмотьях. Видимо, разодрал в аварии. Но тогда почему нет крови?

Он медленно оглядывался, видя бескрайние барханы пустыни и думал: «Вот какая жизнь после смерти. Бродить, утопая в песке. Может, повезет встретить кого из знакомых и даже поговорить». Его мысли прервались неожиданно. В воздухе парило странное существо. Небольшого роста, карлик. С прозрачными крыльями за спиной. В нелепом наряде: зеленые вельветовые бриджи на подтяжках, рубаха в клетку, причем фланелевая в такую-то жару. Белые носки и кроссовки синие с полосками.

Лунообразное лицо его пыталось выглядеть важным. Но напоминало морду кота. Круглые глаза, большие щеки, маленький ротик, только усов не хватает.

— Я Васиириил, твой ангел-хранитель, — заявил он.

Нелепость этого… творения поразила Эмиля больше, нежели сама пустыня, невесть откуда взявшаяся. Может, это ад, а это летающее недоразумение будет меня мучить, терзать. Ему даже захотелось рассмеяться, но он сдержался, только хихикнул.

— Ангел-хранитель, — уже не так важно объявил котообразный.

Эмиль поморщился от сильного желания подшутить над ангелом. А лучше дать ему едкое прозвище. На языке вертелись пару вариантов, как толстячок снова добавил совсем уже сникши:

— Для своих просто Вася-ангел.

— Ладно, ангел Вася, можешь сказать, где я?

— Боюсь, на объяснение уйдет слишком много времени, и, в конце концов, ты вряд ли поймешь. Нам надо торопиться. Вон за тем барханом, — ангел махнул рукой в сторону, — можем отдохнуть и попить воды. К тому же там наверняка есть а…

Тут его прервал Эмиль:

— Карлсон зашарпанный, ты что несешь? Какой «идти»? Давай меня обратно, у меня дела. Никуда не пойду, — взорвался он.

Повисла тишина. Василий явно не был готов к такому повороту. Он завертел своими глазами, наверно, напрягал всю ангельскую мудрость. Наконец его глаза просияли, видно, наскреб ответ:

— Послушай, выход отсюда один, и он вон там, — существо указало в сторону солнца, вернее, за горизонт, и продолжило, — и он ведет в совершенно разные места. Тут ангел опустил голову, задумался, скрестил руки на небольшом животе, шевеля пальчиками и бормоча:

— Или не место, состояние, или переживание, нет, погружение, может растворение, не-е-е-т трансцендентное воплощение, — он бы так и продолжал, если бы Эмиль снова его не прервал:

— Такое чувство, что ты мне мозг паришь, шизанутая гномобочка, — Эмиль подскочил ближе, подпрыгнул, чтобы схватить ангела за кроссовку и вытряхнуть ответы на все свои вопросы, но неудачно — «гномобочка» ловко поднялся выше и удивленно спросил:

— Эмиль, что ты делаешь?

Парень тяжело дышал, упершись руками в коленки, и соображая, как это силы так быстро ушли на один только прыжок.

— Ты потерял столько сил не от прыжка, а от злости.

— Ах ты, кукла тряпичная, да еще с крыльями, да где тебя такого надыбили? За что мне все это? Какого рожна я здесь делаю! У меня столько дел. А тут клоун в воздухе несет невесть что. Заманивает в какую-то тьму. Я до тебя доберусь. Врешь, не возьмешь, — погрозил кулаком Эмиль ангелу.

— Я, конечно, слышал что дети Божии, — тут он опустился на песок и преклонил колено перед Эмилем и снова взмыл на пару метров, — тупят, но такой тупости я не ожидал. Неожиданно Васиириил заверещал: «Господи, прости», бахнулся на песок на колени и снова взмыл на пару метров вверх. Эмиля это как-то подбодрило. Он уважаем. И это существо служит Богу. «А я ведь крещённый, значит, в рай или обратно, как в кино показывают», — думал Эмиль уже с надеждой.

— Ладно, крылатый чел, погнали, — и Эмиль зашагал в сторону, куда указывал ангел. Васиириил летел над ним и бормотал молитву.

— Слушай, ангел, а почему ты так одет?

— Это модно.

На это нелепое, как показалось Эмилю заявление, возразить было нечем. Вася не дружит с головой. Среди людей таких полно.

— В смысле, это мне понравилось, — добавил хранитель.

— Понял, в смысле, понравилось, значит модно, — сказал Эмиль, а про себя подумал: «Мне достался сумасшедший карлик-ангел. Видимо, нехватка у них там».

— Да, ты не глуп, — довольно улыбнулся Вася.

Ещё Эмиль размышлял о пути. Куда, зачем это делать? Словно кто-то направлял его мысли или подталкивал. Оборачивался назад к жизни, которую он почему-то не помнил, но знал: мысли о пути и смысле происходящего, не были ему присущи. Изредка, и то под страхом неизвестного, особенно в тяжёлых обстоятельствах, а их было немало, он думал о сути своего бытия. В принципе, поэтому и крестился в свое время. Прошлое было как в тумане. Лишь яркие отрывки событий вспыхивали и угасали, как свет фар несущегося автомобиля в ночи выхватывает куски дороги.

Вот он в детском саду стащил игрушку у своего приятеля, а дома сказал, что ему ее подарили. Потом в школе происшествия. Издевательства, насмешки, трусость, унижения, оскорбления. Появился ком, который подступил к горлу и застрял. Стало так тошно, что кончились силы на ходьбу. Он остановился. Теперь не до шуток. И ангел не выглядел таким нелепым. Вообще плевать, как он выглядел, главное, что Василий на его стороне. И это было приятно, единственное, что давало ему надежду на лучшее. Он закрыл глаза и заплакал. Слезы катились, и ему не было стыдно. Он не хотел их прикрывать, прятаться или отворачиваться, боясь, что его увидят. Эмиль ощущал прохладу, утешение и поддержку от каждого взмаха крыл ангела. В нем даже появилась добрая дерзость дойти до конца, несмотря ни на что, найти выход и будь что будет.

Они поднялись на очередной бархан и там, в дали, уже на ровной пустыне стояло ветвистое дерево. Скорей всего, оно было сухим, не видно листьев, но с такого расстояния и не рассмотреть. Было ясно: им туда.

— Послушай Эмиль, — заговорил ангел, — здесь полно сущностей, которые не хотят, чтобы ты дошёл, более того, они вообще ненавидят, когда ты идешь. Они не сильней тебя. Их сила в страхе. Чем больше тебя запугают, тем они и сильней. Он опустился к Эмилю и, глядя ему в глаза, произнес:

— Эмиль, не бояться — это не эмоция, это выбор, решение.

— Ладно, понял.

Ангел вытащил светящийся меч. Поднялся в воздух и скомандовал:

— Пошли.

— Вася, а где мой меч?

— Мы потеряли время в начале, и не успели добраться до озера, там для тебя твое оружие.

— А где озеро? — не унимался Эмиль.

— Его не видно, оно скрыто от врага. Иначе он расхитит и осквернит его.

— Понятно, что нечего непонятно, — пробурчал Эмиль

— Пока и не надо понимать, оно само придет. Главное верь: ты смелый, сильный, добрый и находчивый.

Эмилию хотелось сказать: «Ты сбрендил», но он просто спросил:

— Это разве я?

— Конечно, и даже не сомневайся, ты образ и подобие Всемогущей Любви.

— Ты всегда загадками говоришь? Я вообще не догоняю, — проворчал парень.

— Главное верь, — повторил ангел.

Они спустились с последнего бархана и ступили на иссохшую землю.

Дерево было действительно далеко и казалось миражом. Земля была твердая, изрытая глубокими трещинами.

— Надо бежать, — резко сказал ангел.

По тону голоса Эмиль понял — возражать не стоит. И он побежал. Действительно чувствуя всем своим существом опасность.

Неожиданно рядом с Эмилем появился человек. А Василия окружила в воздухе толпа не то ангелов, не то людей. Они оттеснили хранителя от парня на небольшое расстояние.

— Дорогой друг, — с очень серьезным видом обратился человек, худой, невысокий, к Эмилю, — понимаете, это мир супергероев. Здесь есть, конечно, обычные люди, но это те, кто не хочет учиться. Вы хотите быть супергероем и служить обществу своими подвигами?

«Этот мир не так уж и плох», — подумал Эмиль:

— Конечно, хочу!

— Ну, тогда идите за мной, — уверенно и серьезно проговорил человек, повернув в сторону, и стал подниматься как по лестнице в небо.

«Это круто, он точно супергерой и я тоже буду таким же. А там, в прошлой жизни меня считали неудачником и дураком. Вдали он увидел современный мегаполис. С машинами, зеркальными небоскребами, с поездами на монорельсах. Даже услышал городской гул оживлённых улиц. Скорей учиться». Он сделал шаг на невидимую ступень, потом на вторую, на третью и уже намеривался догнать человека, который запросто шел по небу как по тротуару, но вдруг услышал голос ангела: «Эмиль, а как же Иисус?»

Эмиль остановился, но лишь на мгновение, вспомнил, что совсем недавно, правда, в прошлой жизни, он крестился. Как священник нараспев, поливая его водой, говорил: «Крещу тебя во имя Отца, Сына и Святого Духа!»

А причем здесь Иисус? — то ли вслух, то ли про себя проговорил Эмиль, — Иисус здесь ни при чем, я же учиться буду на супергероя, это не противоречит вере. И пошел дальше по небу.

Неожиданно человек повернулся к Эмилю, со страшным лицом проревел: «Ты мо-о-ой!» и швырнул его вниз с неистовой силой. В мгновение ока он оказался лежащим на дне ямы и неспособным встать. Люди с отвратительными оскалами бьют его по лицу. Голова от каждого удара ударяется о землю и так снова и снова. Сердце сковало невыносимой безнадёгой и страхом. Мысли, что нет выхода, словно гвозди с каждым ударом вбивались в него. И это длится вечно.

Время летит быстро для тех, кто бьет и издевается, они не могут насытиться, поэтому проявляют творческий подход, придумывая новые издевки, удары, насмешки. А для того над кем издеваются и бьют, время закончилось, оно просто ушло, хлопнув дверью. Ушли все: друзья, знакомые, ангелы и даже Бог. Нет никого, только кулак, боль, злобный оскал, жестокий взгляд и бе-е-езна-а-дё-ёга-а. Во рту привкус железа и стойкий запах смерти. Не той — раз и все, а той, у которой время отсутствует.

Лежа на земле в руках врага, как тряпичная кукла, Эмиль, ожидая очередного удар, увидел свет. Его бросили. В шоковом состоянии он боялся пошевельнуться, вертел глазами, с трудом дыша, и увидел ангела Васю, родного ангела Васю. Он размахивал мечем как воин. На него набрасывались толпы полулюдей-полуживотных. Эмиль не мог разобрать. Схватка была серьезная. И ангел не одерживал победу, а видимо, решил отдать жизнь подороже. Слышны были вопли, рев, хруст костей или крыльев, не разобрать. Эмиль решил встать. Хотя ангел проигрывал, у Эмиля появилась просто надежда на победу. Необоснованная, не подкреплённая фактами или опытом, та, которая просто есть и все.

И он встал. Считая, если хотя бы подойдет к схватке, это уже будет его победа. Шаг, еще шаг.

— Эй! Тварь, ты куда? Я сказал лежать, — рявкнул на Эмиля злобный учитель супергероев и направился к нему.

— Меня зовут Эмиль, и я сын Бога, так сказал мой ангел Васиириил! А ты убирайся вон! — прокричал Эмиль так, что у него самого заложило уши. Он блефовал. Кроме слов хранителя у него ничего не было, ни сил, ни смелости, ни оружия, ни умения противостоять этим существам, это был крик сопротивления своего достоинства.

Солнце, сухая земля, вдали дерево и рядом ангел Вася, родной. Все исчезло, как мираж. Остались боль, лохмотья, отсутствие пары зубов. У Васи не было одного крыла, одежда изодрана. Но прекрасное настроение.

— Ты победил, — сказал ангел.

— Мне казалось, это ты победил, — проговорил Эмиль.

— Не-е-ет, ты, все-таки ты одаренный, — улыбнулся Вася.

— Мне жаль, — сказал Эмиль, показывая на отсутствие крыла, — оно не вырастет?

— Честно говоря, не знаю, однокрылых ангелов я не встречал.

Они шли сначала не спеша, потом все быстрей и быстрей. Дошли до небольшого озерца, на берегу Эмиль нашел меч и одежду. Она была как у ангела в начале.

— Ты что издеваешься? Неужели у вас там нет нормальной одежды, хотя бы как у Иисуса, как на иконах, — проворчал Эмиль.

— Мне хотелось предложить тебе что-то модное, современное, Иисус был не против, — спокойно проговорил ангел. Они напились вдоволь. Эмиль скинул лохмотья, одел рубаху, бриджи, носки, кроссовки, засунул меч за пояс и они двинулись дальше.

Эмиль поглядывал на ангела: сгорбленный от боли, с одним крылом. «И что я к нему придираюсь. Он ради меня кинулся в самое пекло», — думал Эмиль.

— Мы идем в место под названием Давир! — объявил Вася.

— Я думал, мы идем на выход. И что такое Давир?

— Святая святых, это и есть выход. Ты идешь, чтобы встретится с Богом.

— Ты серьезно, а чтобы с Ним увидеться, надо обязательно подохнуть?

— Во-первых, ты еще не подох, во-вторых не нужно умирать, чтобы с Ним встретиться. В-третьих, после крещения ты так и не удосужился подойти к Нему, несмотря на все предоставленные тебе возможности.

— Какие еще возможности? Ты на меня наезжаешь что ли?

— Наезжаю что ли. Ты, братец, болван. На тебя целый поток благодати излили, а ты как… не буду говорить кто, возвращался в грязь. У тебя реально жизнь могла быть настолько прекрасной, что и не сказать.

— Да что ты знаешь, недоростышь ангельского происхождения. Там надо крутиться, семью кормить. Постоянные заботы. Проблемы как горох, а Бог молчит.

— Какой «молчит»! Ты свободный. Делаешь что хочешь, не спрашиваешь у Него, не доверяешь. А потом говоришь, почему не помог. У тебя суперскорость по убеганию от Бога. Он тебе постоянно говорит. А ты, как спортсмен, только услышишь Его и рвешь. А куда? Зачем? Несешься испуганным лошаком. Пока башкой не долбанешься о проблему, не остановишься.

— Ах ты, пузан воздушный, сейчас я тебе как дам, — Эмиль замахнулся кулаком на ангела, но тот даже глазом не повел:

— Ага, руки коротки!

До дерева оставалось совсем недалеко. Злость Эмиля проходила, и он уже сильно сожалел о сказанном. Да и ангел-то был действительно классным другом. «И что я так на него набросился».

— Слышь, ты это, прости. Не знаю, находит на меня временами, — пробурчал парень.

— Да ладно, понимаю, стресс и все такое. Я тоже не ахти. Ты прости меня.

Дерево оказалось ветвистым и почти сухим. На нескольких веточках на самом верху набухли почки. Должно быть, красивое в свое время было. Массивный огромный ствол поднимался на несколько метров.

— Пошли, — выдохнул ангел и начал обходить дерево, Эмиль думал, что Вася выйдет с другой стороны, но он не вышел. Не веря своим глазам, бросился за ним, и тут же оказался в странном, затхлом и темном месте. Глаза быстро привыкли. Ангел стоял рядом какой-то напряжённый. Было видно, ему здесь не нравится.

— Где мы, — спросил Эмиль, вглядываясь в затхлый полумрак.

— Это коридоры радости и счастья, — печально ответил Васиириил.

— Такое чувство, что ты мне постоянно морочишь голову, но мне все равно деваться некуда.

— Человек переменчив, постоянное в нем лишь то, что вечно.

— И что во мне вечно, однокрылый мудрец? — съязвил Эмиль.

— То, что наполняет пустоту твоего сердца. Эмиль, у тебя меч, если ты только прикоснешься к тому, что мешает тебе идти, оно сразу исчезнет. По крайней мере, не будет мешать. Не верь тому, что кажется, а тому, что знаешь. Ты понял? — очень серьезно проговорил ангел Вася.

Только сейчас Эмиль заметил, его друг светится странным нежным свечением.

— Ты светишься.

— Это моя природа, твоя природа — источник этого света, — сказал ангел и преклонил колено пред Эмилем. Затем скомандовал:

— В путь.

Они пошли, Эмиль еле поспевал за Васей. Не ориентируясь в полумраке, он давно бы сбился с пути, свернул не в тот туннель или упал в яму. Но ангельское свечение показывало направление и придавало ему отваги. Друзья вступили на мост, свитый из белых канатов. Он дрожал и шатался под каждым шагом путешественников. Ангел шел уверенно и быстро, но Эмиль начал отставать. Его наполняло беспокойство, с каждым метром все больше и больше. Стыд сковывал движения. Отчаяние, осознание, что он трус и слабак. У него гнилой характер, поэтому он ничего так и не добился в жизни, и эта ситуация лишь проявила, кто он на самом деле. Неудачник. Гневливый, раздражительный. Это правда, думал он, погружаясь в бездну отчаяния. Эмиль лег, свернулся в позу зародыша. Ему казалось, он летит или падает, его тело содрогалось в приступах отчаяния и страха пошевелиться, он должен просто умереть, даже если он уже умер. Медленно умирать, снова, и снова, и снова, и снова…

Удар был реально сильный. Эмиля словно вынесло из дремы. Боль прокатилась по всему телу, и было неясно, куда именно ударили. Казалось, он пришелся изнутри, но как это возможно? Он вскочил на ноги, но тут же упал на колени. Сильнейшая слабость была во всем теле. Как будто из него выкачали все силы. Рядом стоял ангел.

— Ты что делаешь? — заверещал Эмиль — разве не видишь, какой я? Че ты возишься со мной? Брось, я плохой человек.

У ног ангела лежал большой предмет, он его поднял и повернул к Эмилю, это было большое зеркало.

— Смотри, — строго сказал он.

Эмиль с неохотой взглянул, и замер. Увиденное вызвало в нем отвращение до тошноты — Эмиль был покрыт отвратительными огромными слизнями. Они скользкими щупальцами проникли в его тело, медленно двигались по нему, выдавая свои чувства за его собственные. Ему было невыносимо терпеть эту гадость на себе, он взглянул на ангела и вспомнил про меч, нужно только коснуться его и все. Эмиль вынул оружие из ножен и срезал ту гадость, что была на груди, она тут же отпала как засохшая кора дерева. Свалились мерзости с ног, головы, шеи и спины. И даже со ступней. Он глубоко вздохнул свободной грудью. Ангела не было. «Видимо, пошёл вперед», — подумал Эмиль и двинулся дальше. Уже подходя к концу моста, он снова ощутил приступ отчаяния, тут же оглядел себя и обнаружил на животе червя, со всего маха рубанул его мечом, он отвалился, как кусок тухлого мяса.

Пройдя немного, Эмиль остановился, прислушался. До него донеслись глухие стуки бум-бум потом опять бум-бум, бум-бум. Решил идти на звук, все равно непонятно, куда двигаться. Звук становился громче, когда он подходил ближе. Даже увидел свечение, значит, Эмиль на верном пути. Если он правильно понял, то свет — признак истинного направления в этом мире.

То, к чему он пришел, оказалось большим предметом, размером с дом, он что-то напоминал Эмилю. Только никак не вспомнить что. От него исходил глухой отрывистый звук ударов, от которых стены сотрясались. Он даже разглядеть дверь и понимал, что должен войти. Эмиль огляделся в надежде увидеть ангела, но его нигде не было. Наконец он сделал шаг, потом другой, коснулся двери. И его пригвоздило к месту осознание того, где он. Дверь открылась. С выпученными глазами он вошел, даже не осознавая этого. Эмиль стоял в небольшой бедной комнате. В центре большой стол, над которым висит обычная дешёвая лампа. Тусклый свет освещает серость убогих деревянных стен, как бывает в старинных избах прошлого века. За столом сидел Он. Христос. Понимание как бутон под лучами утреннего солнца открывалось в нем. Это его сердце, комната в его сердце и есть Давир. Место куда они шли. Этот мир — он сам. Лицо Христа было плохо видно, но откуда-то он узнал того ангела, с которым прошёл этот путь. По-другому, как сделаться понятным и необычным другом, было не уговорить Эмиля пойти сюда. Он хотел бухнуться на колени. Его переполняло восхищение и благодарность, трепет, ради него был сотворен этот мир. Ради встречи с ним. Его окутало теплое чувство любви и радости. Он закрыл глаза.

Когда Эмиль пришёл в себя, голову жгла боль, грудная клетка ныла. Ног он не чувствовал, а руки горели. Вся нижняя часть загипсована. Он лежал в больничной палате. Но его переполняло чувство счастья и мира. Память вернулась: была авария.

Вошла медицинская сестра, увидела, что он очнулся.

— Ну вот, не прошло и трех дней. Вы крепкий, — улыбнулась и пошла за врачом.

А Эмиль закрыл глаза и отправился в путь сквозь пустыню.

Другие работы автора:
+1
91
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...