Город

Автор:
D.Rey
Город
Аннотация:
Гуляя по городу, можно увидеть столько всего интересного... Главное, смотреть.
Текст:

В ярких пурпурных лучах догорающего дня я смотрел, как уходит в завтра закат, сменяется мягким бархатным уютом сумерек. Звуки в такое время уподобляются струнам сизого, как небо, эхо и разносятся далеко вокруг – как вихри в сумеречном небе тишины…

В такое вот блаженное время ко мне в кабинет пришел Эмиль, непревзойденный лингвист при нашем маленьком загадочном деле. Состроил глазки моему коллеге, Дику, тот аж, бедный, сигарету уронил, и обратился ко мне:

- Привет, Джо! Пошли, прогуляемся? По городу, чё ты здесь-то…

Я выразительно посмотрел на него, типа «уйди и не мешай», и вообще, отвернулся к малость зависшему Дику. Бедный.

- Джо! Ау, как связь? – напомнил о себе Эмиль.

- Ну?

- Пойдем? – лицо Эмиля выражало некоторый намек на нерешительность: стоило ли ему вообще появляться? Он-то мой приятель, но иногда его приносит ой как не вовремя!

Я перевел взгляд на до сих пор обалдевающего коллегу – большие фиалковые глаза смотрят на меня растерянно: «А это вообще что за Экземпляр?!» Экземпляр, как экземпляр, по-моему. Ну и что, что махина в два метра небритая…

- Все в порядке, Дик, это наш лингвист, Эмиль.

Лингвист повернулся, опять состроил Дику глазки, понравился, наверное.

-Ладно, уговорил… Пойдем, Эмиль, а то можешь что-то плохое увидеть и услышать. – Я помахал коллеге ручкой и утащил Эмиля прочь, от греха подальше, пока Дик из ступора не вышел.

- Ну, – сказал я уже на улице. – Я тебя слушаю.

- Пойдем?

- Куда?

- На прогулку по городу? А то ты скоро заплесневеешь на своем сто четырнадцатом этаже!

- Не дадут. – Возразил я.

- Вот увидишь! Ты здесь давно уже? – Мы неспеша направились по улице.

- Да нет, недавно только приехал. А ты какими ветрами здесь гуляешь?

- А ты разве не помнишь, кто меня заставил в местном музее каракули какие-то разбирать?

- Не помню. Не я. – Честно соврал я.

- Конечно же, не ты, а я о чем! – Хмыкнул Эмиль. – Кстати, нужны твои инопланетные мозги, я Это своей суто человеческой логикой понять не могу и не смогу, по-моему.

- Ты бы так сразу и сказал, что помощь нужна. Ты, вон Скарлетт к работе приобщи, у нее гибкий ум и загадочная фантазия. – Я пожал плечами, не понимая сути проблемы.

- Приобщал. Но мы явно что-то упускаем из виду.

- Ладно, уговорил, я помогу, пойдем.

Эмиль заметно скис: судя по всему, ему очень не хотелось видеть свою работу. Догадываюсь, что родные стены ему так приелись, что он был готов идти куда угодно, лишь бы подальше от шифра. Следовательно, он взял меня за руку и потянул в противоположном музею направлении, что, впрочем, при его росте под два и моих полтора метра особого труда не составило.

- Э, не так быстро, я не успеваю! - я с сожалением посмотрел на как-то слишком быстро промелькнувшее мимо кафе, вспомнил, что пора б и ужинать, ну да ладно. – Эмиль, золотце, и что тебя сподвигло на прогулку со своим начальником?

- А? – Эмиль посмотрел на меня задумчиво: - ну, на прогулку я иду со своим приятелем, начальник в кабинете остался, верно, Джо?

- Я – Джонни!

- Хорошо. Пойдем, по городу погуляем, не все же тебе в кабинетах сидеть безвылазно?

- Уговорил. – Согласился я. В самом деле, почему бы и нет? Мягкий уставший вечер в янтарных, звенящих словно хрусталь, сумерках, пахнущих горячим асфальтом, бензином и совсем немного – привядшей листвой. Вечер в бесконечных городах без надежды на свободу долин и полей… Вечер.

…- Здесь открывается великолепный вид на город. – Эмиль остановился где-то посередине моста. – Мне здесь очень нравится.

Я достал из кармана пару пирожков:

- Хочешь? Угощайся.

- Где ты их взял? – не понял приятель: вроде бы и не останавливались нигде.

- Украл.

Эмиль же смотрит на меня и думает что это было: может шутка, может правда… Но пирожок взял, тоже, наверное, проголодался.

А он прав: с моста открывается чудесный вид на город – река, тонущая в последнем аккорде топазных лучей, вьется прозрачной лентой среди высотных домов, вилл и причалов, ныряет под кружевные занавеси мостов и, отсвечивая бликами солнца, теряется в дымчатой дали.

- Странное сочетание архитектуры, Эмми, ты не заметил? – я кивнул на сочетание улиц и домов, которые то громоздились друзами кристаллов, то вдруг открывали огромное пространство площадей.

- Нет, Джонни, присмотрись: это все один целостный проект, и даже стиль архитектуры один. Я, когда еще только приехал, тоже думал, что это странное сочетание старого и нового, но Каролин показала мне карты и планировку города, и я понял, что он строился как одна картина.

Город, как картина… Интересно, что она изображает?

Мягкие тона сумерек, заполонивших все улицы; ловящие окнами последние отблески дня небоскребы, шум проезжающих где-то далеко автомобилей…Узорные купола непонятно каких и кому храмов, редкий абажур из деревьев.

- М-м-м, Эмиль, можно взглянуть?

- На что? А, ты хочешь в моей голове покопаться… Ну взгляни, только осторожно, а то можешь увидеть там тако-ое! – ухмыляется этот паразит. Я только фыркнул:

- Ну, хоть посмеюсь с этого «такого», что мне.

Я притронулся к его виску – едва дотянулся: черная перчатка на белых, хоть и крашеных волосах. На западе догорает закат, а с востока приближается ультрамариновым покрывалом ночь, рассыпает по дороге бриллианты, ценнее которых ничего в этом вечере нет. Тишина и спокойствие сумерек.

Планировка города меня удивила: хотя некоторые детали в памяти Эмиля все же стерлись или изменились, но вся картина мне очень напоминала…э… микросхему? Возможно, но здесь что-то более грандиозное и сложное, но зачем рисовать орбитальную станцию на земле?

- Поаккуратней, Джонни! – возмутился Эмиль, - такое ощущение, что в голове танк прошелся!

- Прости, Эми, я нечаянно…- я убрал руку с его виска. Приятель косо на меня посмотрел, но что он мне скажет? Хотя в мыслях его было куча возмущений, похоже, сам того не желая, я причинил ему боль.

- Да ладно тебе, я же в самом деле вовсе не хотел причинить тебе боль. Прости, а?

- Знаешь что? – сейчас он меня бить будет.

- Знаю. Возьми конфетку? – протягиваю ему леденец. Взял, и обижаться перестал, вроде бы. Я снова повернулся к вечеру. Лето. Где-то взлетает самолет…

- Джо.

- Да?

- Как ты думаешь, кто построил этот город? Кто-то из твоих собратьев-хищниан?

- Из моих собратьев здесь только Лорант, но он слишком молод для этого города. Нет, эту картину нарисовал наверняка кто-то из местных: во-первых, хищниан здесь нет, во-вторых, во всем городе чувствуется воздействие довольно сильного разума. Я бы даже сказал, что здесь кроме людей кто-то есть.

- И что? – Эмиль с интересом смотрит на меня.

- И возможно, что они говорят на том языке, чьи каракули ты устал переводить. Если это вообще язык, а не шифр.

Долгая минута молчания…

- Пойдем дальше? – наконец нарушил тишину Эмиль.

- Пойдем. – Соглашаюсь, и вот мы перешли уже на другой берег. Бархат вечера окутывает меня шлейфом аромата цветущих растений - лиловые такие цветочки, их запах смешивается с шумом проезжающих мимо автомобилей и тишиной, прозрачным ковром растекшейся по речке.

- Я вот что думаю… - после недолгого молчания я вернулся к старой теме, - может, этот город никто и не планировал? Просто, строились отдельно дома…

- Да ладно? Джо, здесь же все в одну картинку сходится, с высоты так вообще прелесть. – Эмиль посмотрел на меня, достал сигарету. Вспомнил, что у меня на них аллергия, вздохнул обреченно, спрятал.

- Не спою, но знать бы мне историю планеты получше…

- Ха, она сама свою историю не знает, еще тебе бы! – Эмиль покачал головой. С широкой людной трассы, где проносятся запоздалые автомобили, мы свернули в один из переулков.

Счастливый смех детей в сумеречном воздухе – после жаркого полудня, перед прохладной ночью; сидящие на скамейках пожилые люди; мужики, играющие в настольные игры. Как и тысячелетия назад… Тысячелетие?

Пока в мыслях рождается странная огненная схема какой-то орбитальной станции, я полез на фруктовое дерево своровать пару спелых сочных плодов, и поскольку бедный Эмиль за меня отбивается от воинственной старушки, с энтузиазмом рву сочные плоды. Спрыгнул на землю, и мы в ускоренном темпе скрываемся за смутными миражами летнего вечера.

- Она меня едва не убила! – пожаловался Эмиль и взял себе половину добычи. Я косо взглянул на двухметровую махину, и возразил:

- Да, Эми, тебя побьешь. Скорее наоборот, а?

- Ну что ты! Я ж безобиднее хомячка! – смеется приятель, на что я уверенно отвечаю: - Хомячок – жуткий зверь! Я знаю!

Едва не подавился, бедный. Пока мы жевали сладкие плоды, пропитанные запахом солнца и лета, картина сформировалась полностью: громадная орбитальная станция из синих лучей, в точности повторяющая очертания города. Или город повторяет очертания ее? Скорее всего…

- Ух ты! – только и мог сказать я, поряженный грандиозностью того, что выплыло из-за горизонта, стало в зените…

-Что там? – спросил Эмиль.

- Ты разве не видишь, Эмми? Вон там, прямо над нами?

- Прямо над нами – небо. Что я должен увидеть, Джо?

Я притронулся рукой к его виску. Я видел города, висящие далеко вверху – сверкающие, бледно-голубые здания, шпили башен и хрупкость мостов. На горизонте огромнейшим диском выплывает планета, увитая кольцами метеоритов, а прямо над нами…

…Если настроиться на определенную частоту определенного диапазона, то можно услышать разговоры тех, что там, в вышине. Но тогда исчезаем мы и все вокруг, наш мир. А вместо нас тогда появятся они.

- Как красиво… - восхищенно вздохнул рядом Эмиль. – Но почему мы ее не видим?

- А потому что. – Хмыкнул я. Меня давит зависть: я тоже хочу там жить, а не бегать постоянно непонятно где.

- А все-таки? Они от нас прячутся?

- Ага, специально от нас. Надо мы им. Нет, они просто другое состояние материи, скорее всего. Они не знают о нас, мы – о них. Только слова и мысли - иногда приходят во сны людей, и потому миры так похожи.

Частота найдена. Волна расшифрована: в голове тут же родились миллионы, миллиарды разных тональностей звуков, сливающихся в один огромный, всепоглощающий аккорд.

…Язык похож на хищнианский, только совсем другой…

Образ планетарной станции покрылся разными отметками и плавно угас. Колесо станции медленно, величественно вращается вокруг уже начавших проступать звезд.

Посмотрите на меня, вот я, смотрю на вас, разве вы меня не видите, не слышите, не знаете обо мне, как и моя далекая мечта, затерявшаяся в миражах? – но мне ответила только тишина низким, протяжным колебанием ветра.

- Джонни? – как-то неуверенно окликнул меня Эмиль. Я отстранил руку от его виска, и взглянул на реальный мир – здесь и сейчас. Здесь и сейчас к нам развязной походкой приближалось отребье количеством в три штуки – эдакие «хозяева жизни», с которыми как бы и здороваться мне, например, было б стыдно.

- У тебя, случайно, нет какого оружия? – спросил приятель.- А то мое еще в космопорту отобрали…

- Эми, не переживай, мы сами себе оружие, особенно с твоими габаритами.

- Ты не смотри, что я большой, я мирный. – Надул губы лингвист.

- Зато я маленький и концентрированный. – Осклабился я, наблюдая за приближающейся троицей. Вот испортит же всякая паскуда настроение, а?

- Какие люди и ходят бесплатно в нашем районе! – вякнуло одно. Ну правильно, хоть прелюдия к драке какая-то должна быть? Эмиль решил долго не расшаркиваться, состроил глазки и спросил:

- Натурой возьмешь, сладкий?

- Прикинь, блин, гомики!- заржали эти придурки. Учитывая габариты Эмиля, я б на их месте особо не радовался, ну да ладно: всегда полезно кулаками помахать, размяться немного. И здесь становиться понятно, почему Эмиль усиленно изображает из себя беззащитную девушку, да и вообще, божью коровку: пока я одного дебила воспитывал и рассказывал, как нехорошо к незнакомым людям цепляться… да и к знакомым тоже, мой невинный друг замесил двоих мужиков в тесто, раскатал и на асфальт тонким слоем выложил. Да … Чтоб у меня столько силы было! Аж завидно.

- Мирный, говоришь? – уточнил я. – Ну-ну.

А Эмиль еще и решил повоспитывать нещастные тела: пиная от всей души, рассказывает, что каждый имеет право спать с кем хочет, выглядеть, как хочет, и вообще…

- Ты им еще конституцию прочитай! Пойдем уже, а то, может, кто полицию вызвал, так я своего лингвиста лишусь еще.

- Хочешь сказать, меня арестуют? – удивился приятель, все-таки оставив в покое нападавших.

- Ага! Как же! К себе служить заберут, и не надейся! – и добавил уже «правильным пацанам»: - Слышите, хозяева этого района? Еще когда увижу – смело ройте себе ямки, я туда то, что от вас останется, прикопаю. Ага? – для доходчивости я пнул ближайшее тело. Тело среагировало, что поняло. И откуда только такие берутся – вроде бы и дети все хорошие, и мамы с папами хорошему учат…Н-да.

Драка окончена, и мы с Эмилем пошли дальше, потирая ушибленные места – после драки не очень-то и весело, когда адреналин отпускает, и слегка болит рука, ушибленная о морду, и нога, встретившаяся с ребрами противника – они что, из дерева?

Дом, где живет Эмиль. Точнее – гостиница. Одна из недорогих, хотя мы можем позволить себе селить сотрудников и в дорогих отелях, было б желание. Насколько я знаю, здесь довольно неплохое обслуживание, может, и себе сюда от своих двух друзей-тунеядцев съехать? А что, идея хорошая.

- Джо.- Нарушил тишину Эмиль, - завтра поможешь мне найти ключ к языку? Если это язык. Не сердись, но мне трудно…

- Не переживай, - отмахнулся я, - во-первых мне самому интересно, а, во-вторых, завтра с утра у тебя будет другая работа.

- Какая? – его профиль четко вырисовывается на фоне фонарей и светящихся окон. Вот уже и ночь…

- Завтра ты, как лингвист высшего класса идешь и роешься в документах Архива, причем в тех, что постарше, а затем, как тот же лингвист, на добровольно-принудительных началах будешь сопровождать меня по некоторым старинным катакомбам.

- А там я каким боком? – возмутился Эмиль.

- А у меня клаустрофобия!

- Но я-то тебе зачем, Джонни? Для поддержки штанов?

- Дурак! – только и фыркнул я, – тяжести переносить будешь, не беспокойся, ну, может, двери ржавые вышибать.

- Вот спасибо! – покачал головой приятель, - ну ладно, зайдешь в гости?

- Да ладно, я б с радостью, но мои друзья еще с обеда что-то празднуют, нужно поискать, притянуть. Не обижайся.

Эмиль понимающе улыбнулся, похлопал меня по плечу, и вошел в здание – несколько минут я вслушивался в волны тепла, уюта и счастья, исходящие из многочисленных светящихся окон, и пошел прочь. Наверное, следует сначала заглянуть домой, может, приполз кто, а потом уже…

Иду вечерними улицами, вдыхая летние сны домов. С неба в призрачном свете двух лун падают голоса космоса, в ярком ковре звезд медленно кружится вокруг своей оси планетарная станция, которую вижу только я да солнце.

Мне нравится вечер. Особенно летний.

Ладно, вечер - вечером, но нужно искать двух друзей: завтра рано вставать, нужно выспаться, а те – что они там отмечают? Праздник какой-то? – прилезут, и начнут выяснять у зеркала, уважает ли оно их. Странно, что зеркало до сих пор не послало их и не ушло из рамы в шкаф.

Сами ушли, меня с собой не взяли, хотя я бы и не пошел, - значит, домой дойдут и без меня, ведь пройтись по вечерним, уже почти ночным улицам, послушать голоса небес…

Чувствуешь себя по-настоящему живым, частью неба и времени, а дома, в четырех стенах…

…Если хорошо присмотреться к небу планеты Иллинара, можно увидеть много чего удивительного; смотреть нужно вечером, когда там, в небесах еще светит солнце, а здесь, внизу, мягким покрывалом уже потянулись туманы ночи – тогда можно увидеть мосты, города, корабли и планеты…

Ученые долго спорили по поводу этих миражей, но так и не пришли к единому выводу.

- Что же тут спорить? Я видел города, парящие высоко вверху.

Другие работы автора:
0
37
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...