Вдохновение Бога

Вдохновение  Бога
Аннотация:
Писала на конкурс рассказ по теме Стереть и воссоздать, немного не уложилась в сроки.
Текст:

Он нанес лёгкий, почти невесомый мазок, еще один, отошел немного назад, любуясь искусно выполненной работой. Улыбка озарила доброе лицо. Бог молод, полон сил и мечтаний.

Когда-то отец подарил ему мольберт, холсты и краски, и предостерег, чтобы он понимал, что делает и не витал в облаках.

Ему было достаточно прикоснуться к холсту, чтобы начал рождаться новый мир. Разнообразие красок, фактур, точно всё подвластно его фантазии, каждое движение, каждая линия обретали жизнь. Это радовало Бога и он творил: планету за планетой, звезды большие и маленькие, яркие горячие, которые светили голубым, почти, что белым пламенем, золотые с ярко-красными протуберанцами и похожие на светящиеся рубины в огромном пространстве бесконечной Вселенной.

Шло время, и волшебные краски, унаследованные от отца, стали терять былой блеск и яркость. Бог загрустил, ощущая, что не может создать что-то важное, самое главное в жизни. Тогда он не был таким, каким мы его знаем сегодня. В те времена юный мечтатель, думал о прекрасном и верил в себя.

Старый Бог, его отец, давно умер, и юноше не у кого было спросить совета. В один из хмурых дней, когда на холсте темнело черное пятно, он водил кистью туда-сюда, незаметно для себя создав хищника Вселенной – черную дыру, которая была еще совсем маленькой, не представляющей угрозы. Вот тогда он узнал, что существует темная материя – сила, способная подчинить всё своей власти. Но Создателя невозможно заставить сойти с пути, отвернуться от истины. Он был просто художником, потерявшим вдохновение.

Сны стали темными, мрачными, точно он стучался в глухую дверь, не получая ответов, и в один момент, эта дверь отворилась. Змеёй вползла ложь, прятавшая за маской благочестия. Дьявол казался веселым, добрым малым. Он притащил интересные игры, шутил и сделал настроение Бога значительно приподнятым.

– У меня есть для тебя подарок,- хитро улыбнулся рогатый.

– Было бы интересно посмотреть,- искренне обрадовался Бог, ведь кроме отца ему никто не делал подарков.

Дьявол протянул большую коробку, в которой имелись такие прекрасные краски, о которых можно было только мечтать. И вот, снедаемый нетерпением, Бог затеял новую работу и рисовал шесть дней напролет, пока не решил немного отдохнуть. Мир получился прекрасным, самым лучшим его творением, как и люди, которых он полюбил так сильно, точно они были его детьми.

Не знал наивный Бог, что краски с изъяном, пропитанные пороками и черной ненавистью. Ведь все, к чему прикасается дьявол, превращается в гримасу, усмешку над Богом.

Создатель мог наблюдать часами, как оживает созданный им мир: огромные рептилии величественно шествуют по высокой траве, гигантские деревья, фантастические птицы.

Ему всегда претили убийство и кровожадность. «Но, что поделать», рассуждал Бог: « Это закон природы – выживает сильнейший».

Когда ему было скучно, он придумывал новых существ, а один раз, на холсте разлилась красная краска, превратившись в чудовищный метеорит, летящий сквозь пространство, рассекающий атмосферу Земли, точно нож, впивающийся в жертву. Бог не успел защитить свои создания, и эта ошибка стоила целой экосистемы, вида, мира динозавров. Люди выжили, как некоторые животные и все началось заново: рождение, познание жизни, смерть…

Одно печалило Художника, чем больше становилось людей на красивой голубой планете, тем меньше восхищали, больше ужасали его их деяния. Он пытался менять что-то, рисовал горы и леса, чтобы разделить воинствующие племена. Глубокие реки, наполненные чистой водой в засушливых местах. Срезал бритвой слишком густозаселенные места, что люди именовали трущобами, латал холст и рисовал заново леса, поля, города.

Но когда-то приходит предел всему, как и терпению Создателя. Рассердился он на жестокосердных людей. Сколько не пытался перекраивать мир, природу человека изменить невозможно. Не знал Бог, что во всем вина дьявольских красок. Ведь на других планетах жизнь развивалась в правильном русле. Никогда так не гневался Создатель, а, тут, бросил палитру и краски, забрызгав холст, и закрасил все, не понимая – слишком трудно уничтожить то, что не хочет умирать.

Тысячи тонн воды полились на головы ни о чем не ведающих людей. Они верили в своих Богов, которые, по сути, были одним существом и молились на разных языках, прося о спасении.

Кто сел на лодки, кто загрузил богатое имущество на корабли. Плоты и всевозможные самодельные плавательные средства ждали начало конца. И час пробил.

Вода бесновалась, ветер закручивался в огромные вихри, превращаясь в смерчи. Они пришли с океана и морей, чтобы выплеснуть тонны воды на побережье. Сорок дней и сорок ночей лил страшный дождь, и днем, и ночью. Солнце скрылось за темными тучами, холод и мгла окутали землю, слишком многие погибли, и слишком мало осталось в живых. Некоторые спасали животных, семена растений, старинные книги и предметы искусства. Для этого строились огромные корабли, похожие на гигантские ящики. Люди говорили, что выжили те, у кого были видения, с кем разговаривал Бог, предупреждая о потопе.

Бог, конечно, ни с кем не разговаривал, случайно прикасался кистью к тем, кому посчастливилось увидеть страшное будущее.

И вот дождь закончился, огромные просторы воды, и солнце, палящее точно раскаленное жерло вулкана. Медленно сходила вода, оставляя за собой страшную картину.

Создатель же решил отреставрировать полотно и оттирал засохшую краску с холста. Кое-где полотно рвалось, где-то краска отпадала, открывая взору художника страшную картину содеянного: мертвые города, миллионы трупов, зловоние и смрад.

– Что же я наделал,- горько вздохнул Бог и заплакал. Посмотрел на разбитые баночки с красками, которые смешались, превратившись в черную пузырящуюся лужу.

Он знал, кто поможет ему и, впервые за тысячу лет, вышел из своего чертога, спустившись на лифте в жаркую преисподнюю, где дьявол неплохо устроился. Столько душ, тянущих к Богу руки, которые не ведали, что в Аду встретят Создателя. Художника судеб, властителя Вселенной.

– Привет, друг,- улыбнулся хитрый дьявол,- прости, что давно не заходил. В последнее время столько работы. Ад расширять пришлось, ну и сам понимаешь…

– Я оказался не прав. Но люди, они ни в чем не виноваты, я сделал что-то не так.

– Отчего же? – удивленно приподнял густые брови Дьявол.

– Это я наслал на Землю дождь, расстроившись их безрассудством и грехопадением.

– Ничего, все они теперь отправятся в длинное путешествие.

– Но… теперь…теперь красок больше нет. Я достал отцовские, но они засохли.

– Я понял тебя,- Дьявол по-дружески похлопал Создателя по плечу,- понимаю, с этими людьми столько проблем и мне кажется, ты достаточно уделял им времени, а в итоге, они превратились в моих слуг.

Бог был слишком опечален и не предал словам Дьявола особого значения. А через несколько дней, старый пройдоха пришел к нему, не забыв о красках. Счастливый художник радовался, как ребенок, воссоздавая заново то, что предал воде. Мир оживал, пробуждался, точно покойник ото сна, который не должен был закончиться.

И снова и снова Бог латал дыры. Перекраивал старую картину, добавлял специй и чудный аромат, надеясь, новый мир сможет измениться. Забывая, что люди снова вылеплены из прежнего теста, из глины, что подсунул его коварный «друг».

Однажды, Создатель, решил прилететь на землю, чтобы полюбоваться красотой, в которую вдохнул жизнь. Как же стало ему горько, когда он смотрел на людей, и видел не только совершенство, а изъяны и пороки, которым наделили его творения дьявольские краски. Недостатки выпячивались наружу, неподвластные взгляду простого смертного. Бог понял слишком поздно, что мир, который он создал, полюбил всем сердцем, испещрен гнилью и пороками изначально. Он видел, что люди, не успев родиться, получив прежний мир и красоту, жаждут власти и богатства. Убивают и ненавидят. Не все, конечно. Но даже среди благочестивых, Создатель видел, как пороки кипят внутри, пытаясь вырваться наружу, сдерживаемый волей.

Слуги темных сил. Они делают всё, чтобы души отправлялись в преисподнюю, Дьявол ждет свою паству, насмехаясь над глупым Богом.

Сначала скорбь поселилась в душе, потом отчаяние, затем гнев разрывал сердце Создателя. Он не мог снова стереть этот мир. Парадокс, но каждый раз это было делать так больно.

Бог закрылся в своих чертогах, забросил краски, а когда ему стало легче, посмотрел на холст. Приподнял покрывало. Теперь там шла своя жизнь. Люди строили города, сами творили историю, став хозяевами судьбы. Так они думали, посмеивался Дьявол, подливая масло в греховный огонь.

Никто не знал, о чем думает Бог, одни верили в него, другие нет. Большинство считало, что он давно умер, раз позволяет твориться такой несправедливости на Земле. Но ведь никто не догадывался, что все дело в красках.

Об этом знал только сам Создатель.

Больше не брал он в руки ни карандаша, ни красок, уныло глядя в бесконечность Вселенной. Задавался вопросом, почему ему так дорог этот мир, отчего благополучные планеты не бередят так душу.

Он мог бы всё забыть, но что-то мешало. Это как жалость или чувство ответственности перед своими ошибками, которые вечным напоминанием обитают рядом.

Бог вытащил коробку с красками, покрывшуюся пылью, улыбнулся, вспоминая отца, его советы и тепло, исходящее от синих глаз. Повинуясь какому-то неясному чувству, он раскрыл отцовский подарок, бережно погладив разноцветные баночки с красками. Открыл любимую зеленую, улыбался, точно мальчишка, ощущая давно забытое, когда что-то щекочет кончик носа, и вот-вот чихнешь…

Он не сразу понял, что произошло, но когда слеза, скатившаяся со щеки, проделав странный путь, попала в баночку с краской, та засияла изумрудным сиянием, точно вдохнув жизнь. Создатель окунул палец в зеленый цвет, переливающийся разными оттенками, понимая, старые краски вернулись. Он открывал банку за банкой и плакал от счастья, понимая, что теперь-то он все исправит.

Когда же подошел к холсту и увидел, как там все изменилось, задумался, а стоит ли менять ход вещей? Так просто стереть, но воссоздать такой мир, пусть со своими изъянами, но, сколько в нем жажды жизни, силы и какой-то собственной мудрости.

«Возможно, стоит дать им шанс самим все исправить»? – задумался Бог: « А если придет время, и они не справятся, я подлатаю его и нарисую снова правильными красками, что завещал отец».

«Тогда эта картина утратит свою неповторимость», - попытался поспорить внутренний голос.

Создатель улыбнулся и оставил мысли, вытащил новый холст, решив нарисовать что-то необыкновенное и прекрасное. Хотя взгляд всегда возвращался к любимой работе.

Как часто и мы любим воспоминания: кривые скворечники, фартук сшитый маме к восьмому марта, рисунок « Самому лучшему папе»…

Мечтатели, как просто заставить вас поверить в чудо, и пусть это нечто другое, безликое и опасное, мы верим, как художник, плачущий над красками, что подарил отец, отправляясь в далёкий путь в один конец, мы продолжаем верить в светлое и доброе. Потому что одиночество сделало его сначала наивным и искренним, потом замкнутым и подозрительным, а дальше просто счастливым, рисующим Создателем.

Другие работы автора:
0
778
18:36
Образ Бога-художника оригинален. Сам процесс создания мира, который появляется на холсте, безусловно, кажется волшебным. Интрига с «фальшивыми» красками, что подсунул дьявол, придумана неплохо. Концовка логичная, добрая.

«Змеёй вползла ложь, прятавшая за маской благочестия.» — не прятавшая, а ПРЯЧУЩАЯСЯ.

«Змеёй вползла ложь… Дьявол казался веселым» — нет логической связи между предложениями. Сначала говорится о какой-то змее, потом — о дьяволе.

«Не знал наивный Бог, что краски с изъяном» — Бог вряд ли наивен. Обмануть таким подарком можно, кого угодно, а Создатель, судя по всему, не знал, на что способен Дьявол.

Согласно мыслям автора, рептилии мирно прогуливаются по траве, деревья и птицы ведут себя нормально, и вдруг — строки о кровожадности, о том, что выживает сильнейший.

«тем меньше восхищали, больше ужасали» — можно ограничиться чем-то одним — восхищением или ужасом.
Спасибо, интересные замечания, посмотрю.
Загрузка...
Илона Левина №1