Крестик. Менеджеры не потеют, История №2

Автор:
Александр Джеромович Добсон
Крестик. Менеджеры не потеют, История №2
Аннотация:
Второй рассказ из цикла "МнП", Рассказ был написан для дуэли, но с соблюдением всех правил Вселенной менеджера-неудачника Василия Колотыркина. В дуэли победил.
Складываю в папку публикации.
Текст:

«О, крестик! Хм, я о чем-то должен был не забыть. А о чём не помню! Ну вот, всегда со мной так! » — Василий разглядывал кисть левой руки, сидя в уютном офисном кресле.

— Василий, привет. Тебя Игорь Семёнович искал — зайди к нему. — обратилась к Васе голубоглазая блондинка с пухлыми губками и курносым носиком Кристиночка — сотрудница соседнего отдела.
Василий выглянул из-за монитора. «Ух ты, опять новый образ. Немного странный, конечно. Но это же Кристиночка!» — подумал Вася, рассматривая пёструю одежду и восточный макияж Кристины. Сегодня, видимо, она была гейшей.
— Тебе очень идёт.
— Что идёт?
— Твой наряд.
— Спасибо.
— Ну что, народ, на обед заказываем суши? Чувствую, доставят нам их быстро. — выкрикнул Василий, так чтобы весь офис услышал и подмигнул Кристине. Но почему-то никто не отреагировал.
— Ладно. А зачем шеф вызывал? О повышении зарплаты переговорить? — спросил Василий. Тишина — шутка снова не прошла.
— Не знаю. Странный он какой-то сегодня. Слушай, Вась, ты же у нас разбираешься в экселе. У меня там одна штучка не уходит наверх. Помоги пожалуйста.
— Хорошо, я сейчас к нашему вурдалаку, а затем к тебе приду. Ок?
— Ок, я тебя жду. — кокетливо отозвалась Кристиночка.
Василий взял с собой пустую папку «на подпись» для виду и быстро помчался по коридору в сторону кабинета начальника. Мысленно он был уже в соседнем отделе, представлял как бесстрашно укрощает ту самую штучку, отказывающуюся уходить наверх.

— Да они ОХРЕНЕЛИ! ПИД… СЫ! ВОЛКИ ПОЗОРНЫЕ! СУКИ!.. — Игорь Семёнович ходил от стены к стене и извергал огромное количество неформальных выражений. Василий стоял и смотрел на то, как отражение света от энергосберегающей лампы бегало взад-вперед по лысой голове начальника… — Нет, Мы этим гнидам покажем. Они ещё узнают по чём халва!.. — В строгом кабинете Игоря Семеновича Василий чувствовал себя не уютно, он не мог даже пошевелиться, будто через него пропускали ток.
— Так! Ты готовил тендер по тысяча девятьсот восемьдесят шестой служебке? — крикнул начальник в сторону Василия.
— А кто заказчик?
— Бл.! Ты их как «Отче наш» должен помнить!
— Ах, да, кажется, Я.
— Кажется ему. Тендер на сто миллионов, а ему кажется. Читай! — Игорь Семёнович дал Василию листок с надписью «Замечания». Ознакомившись с содержимым, Вася понял причину бурной реакции начальника. В «замечаниях» представитель заказчика — некий Снежный А.Л. предлагал снять предложение Василия с тендера по причине предоставления просроченных документов. В частности, была просрочена выписка из ЕГРЮЛ.
Сарделькоподобное тело Василия стало ему не подвластно. Его начало трясти. Сердце заколошматило в грудь так, будто пыталось достучаться до шумного соседа, начавшего сверлить в воскресенье утром. Василий подумал, что умереть от инфаркта в тридцать семь лет, да ещё и в кабинете босса — смерть не самая лучшая. Вот если бы он жил в Японии, то это было бы почетно. Такую смерть назвали бы «Кароси», его портрет в пиджаке украсил бы кабинет генерального директора и гейша Кристиночка каждую ночь видела бы эротические сны с его участием.
Но жил он в России, работал за оклад и прямо сейчас начальник покрывал его толстым слоем исконно русского мата.
— Короче, Вася — немного успокоившись, но не прекращая хождение взад-вперед, начал Игорь Семёнович. — Я этот тендер вёл целый год. Сегодня вечером я лечу в Москву договариваться с этим гадом — Снежным. — Игорь Семёнович ускорил темп ходьбы по кабинету. — Твоя задача — дуть к нотариусу, взять выписку из ЕГРЮЛ, вернуться в офис и передать её мне. На всё про всё у тебя есть два часа. Понял? — Василий кивнул в ответ.
— Нет, ну это ж надо ведь? ПИД… СЫ...- Игорь Семёнович вновь рассвирепел. Он приглаживал клочки волос, растущие на висках и продолжал хождение по кабинету. В очередной раз подойдя к стене, он неожиданно высоко задрал ногу, прислонил ступню к обоям и… Встал на стену второй ступнёй. Василий не мог поверить глазам — его начальник стоял на стене! Происходившее было неподвластно законам физики и пониманию Василия. «Бог, ты мой, что ж это такое?» — думал Василий и наблюдал за тем как Игорь Семёнович нервно ходит по белым стенам своего кабинета, оставляет на них следы и громко матерится. Затем Игорь Семёнович, видимо, не удовлетворившись стеной, тряхнул головой и ступил на потолок.
— И запомни, Василий — начальник шагнул по потолку и приблизился к младшему менеджеру так, что их головы были примерно на одном уровне. Глядя в глаза подчиненному он сказал: «Это твой последний шанс. Всё! Беги! „
Василий хотел было спросить начальника о его хождении по стенам: что это за фокусы, давно ли он это практикует и т.д., но в ситуации, когда ему светило в очередной раз вылететь с работы, счел это не уместным, да и боялся, что вновь нарвётся на безудержный гнев. “Чего злить человека?»- подумал он и выбежал из кабинета.
Василий метался по офису как ошпаренный. Он трясущимися руками брал какие-то бумаги со своего стола, рассматривал их и перекладывал в другое место. Пытался, что-то объяснить коллегам, но речь его была бессвязна и прерывалась. В конце концов нужные документы были собраны. Проходя мимо двери соседнего отдела Василий остановился. «А как же Кристиночка? Как же наши с ней будущие дети? — спрашивал он сам себя. И решил, что просто обязан заскочить в соседний отдел и помочь. Соседний отдел почти ничем не отличался от отдела Василия: те же желтые стены, серая офисная мебель, каждый сотрудник был помещен в серебристый короб из ДСП. Среди этой скучной обстановки рабочее место Кристиночки было словно битый пиксель на экране ЖК телевизора: было таким же ярким и назойливо привлекало внимание. Никто не знал точно, но многие догадывались, в связи с чем Игорь Семёнович разрешил Кристиночке, единственной из их подразделения, выбрать цвет короба. Естественно, это был розовый.
Василий подошёл к её коробу. Она сидела за рабочим местом.
— Ой, Вася, ты пришёл! — лучезарно улыбнулась Кристиночка.
— Я не мог не… – Василий посмотрел на Кристиночку и забыл о чем хотел сказать. Дело в том, что вместо цветного шелкового кимоно, традиционной обуви и макияжа, у нее теперь был другой образ: кроссовки, короткая юбка-шорты, голубая спортивная футболка, подчеркивающая два больших плюса её тела, а совершенную по форме голову венчала белая бейсболка сзади которой торчал хвост золотых волос.
— Тебе очень идёт.
— Что идёт?
— Твой наряд.
— Спасибо. Вась, вот смотри у меня эта штучка вот так вот не делается, а мне нужно чтобы всё красивенько было. Ты знаешь как это сделать?
— Конечно знаю. Плёвое дело.
— Ой, какой ты молодец, спаситель мой! Ну ты делай пока, а я пойду чай тебе налью.
«Молодец… Спаситель...» — отзывалось эхом в голове у Васи. Но надо было торопиться, ведь если его сегодня уволят, то он больше никогда не увидит Кристиночку-теннисистку. Он быстро справился с «штучкой» и свернул окно. Умилился идеальному порядку на рабочем столе компьютера и тут заметил файл «Стихи любимому».
«Вот оно! Она пишет мне стихи! Это так приятно, так мило. Но почему же она не шлёт их мне? Наверное, стесняется. Ну ничего, я сейчас их почитаю и скажу ей, что случайно открыл» — восторженно думал Василий и дважды щелкнул по найденному файлу.

Когда тебя я вижу,
То в жилах застывает кровь,
И легкие мои не дышут,
И сердце говорит, что это всё любовь.

Я для тебя чулки надену,
Ресницы, губки, брови подведу,
Дождусь я окончания рабочей смены,
И на минутку, можно? загляну.

Ты в офисе сидишь, такой красивый,
И властно смотришь на меня,
А помнишь наши поцелуи?
Игорь Семёнович, я люблю тебя!

«ЧТО? Игорь Семёнович?» — Василий не мог поверить и прочитал еще раз. «Бог ты мой! Она любит не меня, а нашего упыря».
Сердце вновь начало калашматить по рёбрам. А голове у Василия образовалась чёрная дыра, в которую сваливались все его мечты и фантазии о Кристиночке. Пропасть сожрала их трёхэтажный коттедж, дорогую мебель, велосипеды, на которых они с Кристиночкой катались по выходным, полные продуктов пакеты из магазина «АШАН», четверых их детей: Владислава, Евангелию, Василия Второго, недавно рожденную Кармелиту, их лабрадора Валерия, названного в честь любимого певца мамы Кристиночки, счастливые семейные фотографии. Когда черная дыра поглотила всё наступила абсолютная тишина. Прошло три секунды, а быть может несколько миллиардов лет и произошел Большой взрыв. Шум, стоявший в голове у Васи, заглушил все сторонние звуки. Василий поднял глаза, перед ним стояла Кристина и что-то говорила, но он некоторое время ничего не слышал.
— Вася, ну как ты всё сделал? – прорвалось сквозь шум лепетание Кристины.
— Да.
— Ой спасибо. Ты самый лучший, Вася. Вот тебе награда. – Кристина подала ему чашку с чаем и пирожное.
— Спасибо. Не надо. Мне некогда. — Василий отмахнулся от Кристины и направился к выходу. По щекам его текли слёзы.

По дороге он стрельнул у коллеги сигарету, вышел на крыльцо офиса и закурил. Офисное здание располагалось на окраине города и с крыльца открывался красивый вид на хвойный парк. Было еще только два часа дня, а на горизонте, чуть выше леса уже показалась большая блеклая луна. Василий стоял и курил, думая о том, что времени у него предостаточно и к нотариусу он точно успеет.
»О, крестик! Хм, я о чем-то должен был не забыть. А о чём не помню. Ну вот, всегда со мной так!" — рассматривал он левую кисть.
Затем он вновь посмотрел на луну и заметил на горизонте ещё кое-что. Василий перевёл взгляд вправо и увидел, что примерно на том же уровне, что и луна в небе висит огромная планета. Планета эта была раза в три больше луны, была красноватого оттенка и поперек её пересекали светлые и темные полосы.
— Твою мать! — выдыхая сигаретный дым произнес Василий.
Изумлению менеджера не было предела, и казалось, что происходит, что-то невероятное, но следом произошло событие, куда более поразившее его: откуда-то из-за горизонта выпрыгнул громадных размеров чёрный кит. Размером кит был сопоставим с полосатой планетой. Хозяин океана летел в воздухе огибая планету по дуге. Описав полукруг над планетой он нырнул обратно в горизонт и исчез.
— Твою мать! — повторил Василий.
— Да я вообще офигел! — произнес охранник, вышедший покурить на крыльцо. — Я только на прошлой неделе устроился и еще не привык к тому, что с крыльца Юпитер видать. И кит сегодня что-то рано. Два часа еще. Обычно он в три начинает прыгать. Это он из-за жары. Фух, свариться можно.
— Какой ещё Юпитер? — недоумевая произнес Василий и повернулся к охраннику. Перед ним стояло странное существо. С виду оно было похоже на речного рака, а точнее только его верхняя часть: большая рачья голова зеленого цвета с длинными усами и черными глазами, из рукавов спецовки, украшенной бейджиком «охрана», торчали массивные клешни. А снизу — обычные человеческие ноги, одетые в черные брюки и бесформенные ботинки. Рак-охранник держал в левой клешне сигарету и смотрел на планету, названную им Юпитером.
— Ну как это какой Юпитер? Ты что астрономию в школе не проходил? — с этими словами охранник повернулся к Василию и поглядел на него. Хотя Василий и не особо разбирался в мимике раков, но ему показалось, что выражение лица было раздраженно-вопросительным.
— Проходил. Юпитер — самая большая планета в солнечной системе — газовый гигант, состоящий в основном из водорода и гелия… Ну ладно мне пора, мне к нотариусу надо. — Василий решил не расспрашивать охранника о его внешнем виде. «Мало ли? Может это больная тема для него. Чего человека лишний раз расстраивать?». Васе, из доброты душевной, даже захотелось как-то помочь необычному охраннику, но ничего лучше не нашел, как дать банальный совет:
— Ты бы поменьше курил. А то ведь знаешь, рак может случиться.
«О Боже, что же я сказал? Так не удобно» — Василий от неловкости момента даже зажмурился и скорее стал спускаться с крыльца, чтобы не глядеть в лицо оскорбленному, как он считал, существу. Но рака фраза менеджера не расстроила. Наоборот, он стал громко смеяться, открыв свой большой рот. Смех его прерывался кашлем и хлюпаньем. Затем рак помахал уходящему Василию клешнёй и задом вернулся к входным дверям, открыл их и скрылся…

Василий добрался до остановки и сел в грохочущий старенький трамвай. На удивление в трамвае ехала только одна пассажирка и та сидела в задней части вагона. Василию нужно было проехать семь остановок, он сел в середине вагона к окну и стал разглядывать веселый весенний пейзаж: светило солнце кругом была вода, а кое-где под ней, прятался еще не растаявший лёд. Какой-то мужичок с тортом в руке, пытался перепрыгнуть большую лужу с разбега. После прыжка он как раз-таки и приземлился на скрытый под водой скользкий ледяной участок. Ноги его не нашли опору и, скользнув по воде, взлетели в воздух, а сам мужичок с силой плюхнулся в лужу, придавив спиной большую коробку с тортом. По воде пошли жирные круги. А мужичок продолжал лежать в луже на спине, задрав ноги к верху.
Мимо проезжала черная «Калина». На пассажирском сидении располагалась дама лет тридцати пяти. Короткая прическа, темные волосы, изящные черты лица, пухлые губы, мрачный макияж и притягательный магический взгляд. Дама посмотрела в глаза Василию и ему показалось, что они давно знакомы. Но он не мог вспомнить откуда. «Калина» обогнала трамвай и исчезла. А Василий всё вспоминал, где он мог видеть эту женщину.
— По-мо-ги-те! — вдруг справа от Василия послышался чей-то шепот.
Он повернулся. На соседнем ряду сидела та самая пассажирка с задней части вагона, но голова её была повёрнута к окну в сторону от Васи. На пассажирке было накинуто чёрное пальто, коричневые волосы её были средней длины и казались сырыми. Василий подумал, что ему почудилось и отвернулся к своему окну.
«О, крестик! Хм, да о чем же я должен был не забыть? Чёрт! Не помню. Ну вот, всегда со мной так!» — рассматривал он левую кисть.
— По-мо-ги-те! — шепот прервал его размышления. Он повернулся в сторону звука, вновь увидел затылок пассажирки и больше ничего.
«Странно» — подумал Василий и снова отвернулся к окну.
— По-мо-… — услышав шопот в очередной раз, Василий резко повернулся. На него смотрела симпатичная девушка лет восемнадцати и шептала. Пассажирка заметила, что Василий смотрит на неё, замолчала и отвернулась к своему окну.
— Прекратите — громко обратился Василий к соседке. Соседка повернула свое миленькое личико в его сторону и с недоумением спросила:
— Что? Это Вы мне?
— Да, Вам. Что Вы тут устроили за игры? У Вас всё в порядке? С головой. — добавил Василий и грозно посмотрел на соседку.
— У меня? Вы правы. Не всё в порядке, возможно и с головой. Подвиньтесь. — с этими словами пассажирка пересела на сиденье рядом с Василием.
— Как тебя зовут? — тут же перешла на «ты» соседка.
— Вася.
— А меня Роза. Понимаешь, Вася, я заколдована.
«Дело ясно! Наркоманка. А ведь такая красивая, на актрису одну похожа».
— Понимаю, Роза. От колдовства этого вполне можно излечиться. Главное обстановку сменить и ломку перетерпеть…
— Да послушай ты меня. Я из трамвая этого выбраться не могу уже двадцать лет. Вот уже двадцать лет по кольцевой здесь катаюсь.
— Ну давай я за тебя заплачу — попытался пошутить Василий.
— Очень смешно. В тот вечер, мы с девчонками на премьеру «Титаника» поехали в кинотеатр «Дружба». Мне семнадцать лет было. Сидели мы на этих самых местах. И тут на остановке зашла старуха. Дряхлая такая с виду, с клюкой. Место свободного кругом полно, а она ко мне подошла. «Уступи, девочка, старушке место» — говорит. Я ей в ответ сказала, что мест свободных в трамвае пруд пруди, выбирайте какое хотите. Нагрубила. А она мне так ласково: «Хорошо, внученька. Ну и сиди тогда тут вечно». Встала у двери и вышла на следующей остановке. С тех пор вот я здесь и сижу. Выйти хочу – не могу, будто в стену упираюсь…
Василий посмотрел на Розу. Она не была похожа на наркоманку или сумасшедшую. Девушке с глазами цвета моря хотелось верить. «Какая красивая! Не то, что Кристиночка» — подумал он.
Василию стало не по себе. Посмотрев за её плечо он вдруг увидел, что за окном плещется бескрайний океан и летают чайки. Трамвай плыл, погруженный в воду почти что по окна. Но отвлекать новую знакомую по такому поводу и в такой ситуации Василий счел не уместным и продолжил разговор.
— А почему ты к водителю трамвая или пассажирам не обратишься?
— Так они не видят меня и не слышат. Я для них как привидение.
— А я как тогда тебя вижу и слышу?
— Меня видят люди только в измененном состоянии сознания.
— В каком это смысле?
— Либо пьяные, либо под наркотиками, либо… — Роза замолчала и задумчиво посмотрела на Васю.
— Либо что? Я не пил сегодня и наркотиками не балуюсь? — спросил Василий.
— Неважно. Главное, что ты меня видишь, Васечка. Ну пожалуйста, спаси меня. — заплакала Роза.
«Вот оно! настоящее дело. А не то, что эти вам «штучки из экселя» — подумал Вася.
— Хорошо. Только как?
— Я знаю где она живёт! Недавно на той самой остановке, на которой двадцать лет назад вышла ведьма, в трамвай зашла хорошо выпившая компания бабушек. Они отмечали какой-то юбилей. Я представилась им соцработником и начала их расспрашивать не знают ли они мою ведьму. Одна из бубулек узнала по моему описанию свою соседку и сообщила её точный адрес. Понимаешь, Вася! Я знаю где она живёт. А это значит, что ты сможешь прийти к ней и снять моё заклятье! Кстати, сейчас именно та остановка.
— Конечно, Роза! Я спасу тебя.
Роза назвала Васе адрес и поцеловала его в щечку.
— Я буду ждать тебя! — кричала Роза.

Василий быстро нашел дом. Это была обычная панельная пятиэтажка. Квартира ведьмы находилась на пятом этаже. Постучавшись в серую металлическую дверь и не обнаружив внутри движения, он дернул дверь за ручку. Дверь оказалась не заперта. Внутри было темно и сильно пахло вьетнамской мазью. Василий, стараясь не шуметь, пересёк прихожую и оказался в зале. Свет так же не горел. Старухи нигде не было видно. Зато был включен телевизор, к которому был подключен видеомагнитофон. На телевизоре воспроизводились последние кадры того самого злополучного фильма «Титаник»: главная героиня Роза дула в свисток, находясь по пояс в воде. Фильм закончился и видеомагнитофон начал мотать кассету на самое начало. Фильм начался вновь.
«Ага. Вот оно, заклятье. Пока проигрывается фильм, Роза не сможет выбраться из трамвая. Нужно остановить воспроизведение» — подумал Василий.
Он подошел к телевизору и стал искать кнопку стоп на видеомагнитафоне «Грюндиг».
— Не трогай! — вдруг из противоположного угла комнаты послышался страшный крик.
— Ох ты ж, твою мать! — испуганно заорал Василий.
В углу зала в кресле сидела седая старуха в белой ночнушке. Глаза у нее были настолько впалые и кожа на лице такой тонкой, что казалось будто в кресле сидит скелет в ночнушке с цветочками.
— Оставь в покое моё кино! — выкрикнула ведьма и с невообразимой скоростью набросилась на гостя.
Она повалила Василия на пол, села сверху и впилась ему в нос оставшимися сверху и снизу двумя зубами. Василий кричал от боли и от отвращения. Слюни старухи, перемешанные с его кровью покрыли его лицо и затекали ему в нос и рот. Он пытался оторвать её от себя, но ничего не получалось и становилось только больней. Старуха злостно рычала, а её костлявые пальцы залезли под рубашку Василию и начали давить на рёбра. Тогда он, поняв, что дело худо, еще чуть-чуть и она проткнет ему легкие, принялся стучать кулаком ей по голове. Но она не разжимала челюсть и еще сильнее надавливала пальцами на ребра. Василий стал шарить руками по полу в поисках чего-нибудь тяжелого. Но его рука нашла какой-то лёгкий продолговатый предмет. Он ударил им старуху, затем еще раз и неожиданно старуха разжала челюсть. Затем она встала с Василия и глядя в экран телевизора попятилась назад к креслу. Василий, ничего не понимая, посмотрел на предмет в руке. Это был телевизионный пульт. Затем он вновь посмотрел на ведьму. Она спокойно сидела в кресле и, не обращая внимания на своего недавнего врага, смотрела телевизор.
Оказалось, что Василий в пылу борьбы случайно нажал кнопки переключения из режима воспроизведения видеокассеты в режим обычного телевидения. На телевизоре был включен Первый канал. Шло ток-шоу «Пусть говорят» Андрея Малахова.

Василий вышел на улицу с видеокассетой «Титаник» в руках. Он выкинул её в урну и закурил.
«О, крестик! Хм, да о чем же я должен был не забыть? Блин! Не помню. Ну вот, всегда со мной так!» — рассматривал он левую кисть.
Возле подъезда копошился небольшой черный пёс. Его кудрявая шерсть свисала почти до самой земли так, что он был похож на оголовок чудо-швабры, рекламируемой в телемагазинах. Пёс пристально посмотрел на Василия и подмигнул ему. Василия это развеселило и он подмигнул в ответ. Пёс снова мигнул, но уже другим глазом. Василий ответил тем же. Пёс моргнул обоими глазами и улыбнулся. Василий сделал тоже самое.
— Таб-лет-ки. — протяжным низким голосом произнес кудрявый пёс.
— Что, простите? — поразился Василий.
— Таб-лет-ки. Ты забыл выпить таблетки. Крестик на руке. — сказал пёс и тряхнул головой в сторону левой руки.
— А-а-а, точно. А я то, думаю, что же я забыл сделать. Спасибо. — поблагодарил умного пса Василий и достал из кармана пиджака таблетки, прописанные ему накануне врачом.

Было уже пять часов вечера. Добравшись до трамвайной остановки, Василий сел на кольцевой трамвай. В тот самый. Розы в нём не было.
«Отлично! Значит я её всё-таки спас. Если, конечно, была она, Роза».
Затем он достал мобильник и увидел пропущенные вызовы от Игоря Семёновича и понял, что завтра его уволят…
…Где-то на крыльце офисного здания курил рак-охранник, наблюдая за тем как из-за горизонта выпрыгивает огромный черный кит, и огибая по дуге Юпитер, плюхается обратно.

0
47
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...