Не делай этого. Глава 4.

Автор:
Стефания
Не делай этого. Глава 4.
Текст:

Сэр Сидней мчался в Хошем-корт, не помня себя от смятения. Только отмахав по солнцепеку несколько миль, он остановился у ворот собственного поместья, с удивлением почувствовав, как невыносимо ноют переутомившиеся ноги. И тогда до Мэтлока дошла очевидная глупость его поведения: имея конюшню на сотню скакунов, пройти пешком почти шесть миль! Эта безголовая девчонка со своим Диком Слаем умудрилась свести с ума и его!

Кто бы мог подумать, что он, столь долго избегавший брачных сетей и дьявольских ловушек многочисленных, куда более опытных хищниц, так глупо попадется на примитивную уловку едва покинувшей детскую девицы! Впрочем, Лиззи вскружила ему голову, даже не заметив этого.

Всякое случалось за тридцать семь лет его жизни. И, честно говоря, Мэтлок был виноват в исковерканных судьбах многих женщин. Но, во-первых, этот грех остался в далеком прошлом, когда его отношения с противоположным полом складывались несколько специфически. Во-вторых, Лиззи была дочерью его давнего приятеля, к тому же давно умершего. И разумом она была практически ребенком, как бы соблазнительно не округлялись её грудь и бедра.

Вдобавок, у девицы был совершенно невменяемый брат вкупе с ухажером, который не мог на ней жениться, а вот подставить лоб под пулю – всегда, пожалуйста! Да и вообще, они в сельской местности, где невозможно ничего скрыть. В случае скандала и без того далеко не безупречная репутация Мэтлока окажется настолько изгаженной, что перед ним закроются двери всех лондонских гостиных.

Казалось бы, избежать этой головной боли довольно просто: приказать запрячь экипаж и навсегда покинуть пределы графства, передоверив все дела управляющим. Однако сэр Сидней отдавал себе отчет о впечатлении, которое произвела на него юная нимфа. Он настолько сильно хотел её, что был немало поражен самому факту возникновения такого страстного желания. Давно с ним такого не происходило, а уж если быть объективным, то в последний раз Сидней так «завелся» от простого поцелуя ещё в юношеском возрасте, когда в первый раз вкусил запретного плода в объятиях симпатичной вдовушки, живущей по соседству с родительским имением.

Порядком измученный, пропыленный, истекающий потом от жары и волнения Мэтлок приказал приготовить себе ванну. И лишь облегченно опустившись в горячую воду, мужчина откинул голову на медный подголовник и глубоко задумался.

За годы сумасшедшей, нищей, полной авантюр и опасностей молодости он привык принимать быстрые решения, но не в том случае, когда дело касалось будущей матери его детей. Спешка в этом деле не просто не уместна - преступна, как бы истерично ни диктовал свои желания предмет, который мужчины обычно скрывают в штанах. Нужно было тщательно обдумать сложившуюся ситуацию: взвесить все «за» и «против».

Если он вообще собирается жениться, то не нужно это откладывать. Можно, конечно, вступить в брак и позже, но сейчас у него достаточно сил и на продолжение рода, и на ублажение жены, а вот быть дряхлым мужем при юной жене графу представлялось, по меньшей мере, глупым. Корми потом неизвестно чьих ублюдков, да натягивай поглубже шляпу, пытаясь скрыть развесистые рога!

Лиззи была девушкой с хорошей родословной и привлекательной внешностью. Мэтлок возбужденно вздрогнул даже в горячей воде, вспомнив сводящий с ума вкус её нежных губ.

Но, увы, брак - это всегда сделка, и жениться на нищенке, вообще-то, верх глупости!

Сэр Сидней с большим уважением относился к деньгам, потому что знал историю каждого пенни в своем кармане.

Да ещё кровь папаши – сумасбродного гуляки виконта Кларенса вместо приданого. Было о чем задуматься!

Кандидатка в графини Мэтлок не умела вести себя в обществе, была своенравной и упрямой простушкой, бредила скакунами и скачками, отличалась кругозором десятилетнего ребенка – не такой он представлял себе будущую мать своих детей!

Однако (губы сэра Сиднея невольно тронула улыбка) судя по сегодняшней сцене, он будет иметь отличный секс, не покидая собственной спальни. Это дорогого стоило, потому что граф уже давно испытывал брезгливость к чужим женским телам, желая устойчивых отношений и порядка в собственной постели. Обычную среди людей его круга практику содержания наряду с холодными и лицемерно-жеманными женами пылких любовниц Мэтлок не то чтобы осуждал, но и не видел в этом ничего хорошего, потому что хорошо знал изнанку этого процесса. Он пресытился шлюхами в молодые годы, когда практически жил в публичном доме, занимаясь не совсем почтенным бизнесом, но об этом граф предпочитал не вспоминать.

Вода уже остыла, а сэр Сидней всё никак не мог сосредоточиться и прийти в себя, находясь то во власти вполне обоснованных сомнений, то грезя о легком соблазнительном теле в своих объятиях. Кто хоть немного знаком с мужской психологией, знает, что в таком случае только настоящий стоик может ради первого решительно отринуть второе! Мэтлок стоиком не был, но и безумством тоже не страдал.

Окончательно запутавшись в размышлениях, он вылез из холодной ванны, привел себя в порядок и направился к сэру Арчибальду. Вот кто знал о Кларенсах всё и мог поколебать чашу весов в ту или иную сторону.

Между тем и сама Элизабет находилась в не меньшей растерянности, чем граф.

Как только Мэтлок покинул конюшню, она словно очнулась от дурманящего сна и в ужасе застыла на месте.

До шокированной девушки не могло дойти: каким образом, пытаясь соблазнить на поцелуй Генри, она вдруг оказалась в объятиях Мэтлока, да ещё вела себя столь безобразно? Как будто какой-то проказливый и злой насмешник двигал ей как марионеткой: сэр Сидней целовал Лиззи по её же просьбе, и она нашла это приятным! Не иначе её бедная голова не выдержала отказа сэра Генри, и она в одночасье сошла с ума!

Девушке стало по-настоящему страшно, а когда малышке Лиззи было плохо, она бросалась за помощью к старшей сестре.

Мэри неприятно удивилась, увидев из окна, как к дому викария вышагивает чем-то взволнованная простоволосая сестра в скандальном костюме жокея.

Быстро отряхнув с рук муку (она как раз указывала кухарке, как нужно правильно замешивать тесто для сладкого пирога), Мэри выскочила из кухни, стремясь перехватить Лиззи, пока сестра ненароком не попалась на глаза преподобному Харрису.

- Что случилось, дорогая? - прошипела она, увлекая непоседливую девчонку в тень увитой плющом беседки, подальше от окон кабинета викария. - Ты хочешь оставить меня вдовой, появляясь здесь в таком обличье? Ты же знаешь, как мой муж…

Но Лиззи вдруг таким отчаянным взглядом посмотрела на старшую сестру, что та запнулась, заботливо осведомившись:

- Произошло что-то серьезное?

Девушка в течение нескольких мгновений и покраснела, и побледнела, и чуть не заплакала, а потом ошеломила сестру вопросом:

- Мэри, ты с кем-нибудь целовалась кроме мистера Харриса?

Хорошо, что в беседке стояла садовая скамейка, и миссис Харрис смогла на неё присесть.

- Нет, дорогая! Девушка может подарить поцелуй только жениху и после того, как он оденет ей на палец обручальное кольцо. Но и тогда этим лучше не злоупотреблять! Мистер Харрис впервые поцеловал меня во время брачной церемонии после разрешения священника. Но откуда взялись такие вопросы? Тебя поцеловал сэр Генри?

Лизи стала пунцовой от смущения.

- Нет! - с горечью отрезала она, и тут же встревожено осведомилась. - Это должно вызывать приятные ощущения?

Мэри надменно вздернула брови.

- Смотря с кем целуешься! - сухо заметила она. - Это очень интимный процесс, дорогая, и для истинной леди всегда связан с предстоящим браком. Девица, раздающая свои поцелуи кому попало, в глазах окружающих не выше блудницы. Верный способ потерять уважение джентльмена, это вести себя с ним вольно!

Лиззи стало настолько плохо, что её перестали держать ноги, и она в изнеможении опустилась на скамью рядом с сестрой. Так вот почему сэр Генри был так суров, вот почему отверг поцелуй – он посчитал её достойной презрения блудницей! Про Мэтлока Лиззи и думать боялась.

Девушка не знала, кто такие блудницы, но догадывалась, что это самое худшее, что может произойти с женщиной, и вот, пожалуйста! Горю несчастной Лиззи не было предела: она настолько расстроилась, что даже не заметила мимолетную улыбку, скользнувшую по губам сестры.

- С кем ты целовалась, Лиззи? – после небольшой паузы осведомилась Мэри. - Уж не с Мэтлоком ли?

Девушка съежилась от стыда и, понурив голову, заплакала. Она не могла солгать Мэри, но и правду сказать язык не поворачивался. Между тем миссис Харрис облегченно перевела дыхание.

- Дорогая, - её голос зазвучал непривычно ласково, - в жизни случается всякое. Мэтлок слишком джентльмен, чтобы воспользоваться доверием невинной девушки. Думаю, он из тех людей, которые отвечают за свои поступки!

Лиззи ни слова не поняла из заявления сестры относительно Мэтлока: граф девушку интересовал мало. Другая проблема теперь одолевала её голову: как пояснить сэру Генри, что пытаясь его поцеловать, она не собиралась становиться блудницей?

Вся во власти горестных мыслей, Лиззи поплелась обратно в Кларенс-холл.

Мэри проводила задумчивым взглядом пониклую от чувства вины фигурку сестры и поторопилась в дом, снимая на ходу фартук. Теперь ей было не до пирогов: появилась необходимость действовать и действовать стремительно!

- Мистер Харрис, - ворвалась она в библиотеку, где её супруг старательно корпел над составлением воскресной проповеди, - извините, но я вынуждена срочно удалиться в Кларенс-холл! И не ждите меня ни к обеду, ни к ужину!

- Но, милая, - попытался возразить викарий, явно не довольный таким оборотом дела, - а как же пирог? Хелен опять все напутает и получится неудобоваримая дрянь!

- Дорогой, решается судьба всей семьи!

Мистер Харрис раздраженно вздохнул и окинул разгоряченную супругу проницательным взглядом.

- Опять какие-то идеи?

Мэри в затруднении прикусила губу. Провести мужа ей почти никогда не удавалось: он видел её насквозь.

- Ты решила свести свою дурочку сестру с графом? – моментально догадался мистер Харрис.

- Лиззи - не дурочка! – хмуро возразила она.

- Ты единственная, кто так считает! - насмешливо хмыкнул викарий, посыпая лист бумаги песком. – Я слышал от одной прихожанки, что нянька юной виконтессы любила заложить за воротник, и часто в пьяном угаре роняла младенца на пол.

- Злые языки! Но даже если подобное имело место, почему Мэтлок не может на ней жениться?

- Потому, дорогая, что только полностью безмозглый человек захочет жениться на глупой деревенской замарашке, имея в кармане около сорока тысяч в год чистого дохода. Оставь его в покое! Лезть в чужие дела - это большая ответственность. У тебя же своя семья и заботы!

- Я всего лишь хочу помочь матушке,- поневоле оправдываясь, пробормотала молодая женщина, - ей и так приходится несладко!

Викарий вновь склонился над работой.

- Не делай этого! – жестко посоветовал он. – Устраивать судьбы людей - прерогатива Всевышнего!

Но Мэри даже на секунду не задумалась над его предупреждением – уж слишком напыщенными показались ей слова мужа. Видимо, Джон настолько свыкся с ролью пастыря, что из любой ситуации всегда пытался извлечь мораль. А вот для неё выгоды союза между Мэтлоком и Лиззи были столь очевидны, что молодая женщина пропустила мимо ушей недовольное брюзжание супруга и поспешила в Кларенс-холл.

Леди Кларенс занималась привычным делом: сидя в одиночестве в кабинете, меланхолично сортировала счета на три кучи. Первая - срочно нужно оплатить, вторая - могла немного подождать, и третью – эти счета пока можно было проигнорировать. Занятие, прямо скажем, не из веселых!

Она окинула недоуменным взглядом раскрасневшуюся от волнения приемную дочь.

Женщины были нежно привязаны друг к другу с тех пор, как ветреный супруг привез в свой дом троих детей от любовницы. Глянув на шестилетнюю синеглазую кроху, насмерть перепуганную гибелью матери и переменами в своей жизни, сама немало потрясенная подлостью супруга леди Кларенс тем не менее приласкала сироту, постаралась заменить мать и её младенцам-братьям. Приемные дети всегда считали её своей матерью и были преданы не меньше родных детей.

- Что случилось, дорогая? – удивилась леди Кларенс необычному виду всегда сдержанной Мэри. - Твой супруг заболел?

- Нет, - присела миссис Харрис на продавленную софу, напротив заваленного бумагами рабочего стола матери, - все здоровы, но у меня есть новость. И это надо срочно обсудить!

Хозяйка Кларенс-холла, тяжело вздохнув, сняла с носа пенсне, раздраженно отодвигая от себя кипу бумаг.

- Новости? Какие у нас могут быть новости? Разве подскажешь, где взять пятьдесят фунтов для расчета с жадными кредиторами?

Мэри слегка улыбнулась.

- Нет,- торжествующе заявила она,- но я знаю, где взять значительно больше!

- Нашла клад?

- Клад у нас в доме! – Мэри чуть понизила голос. - У меня недавно была Лиззи, и по её словам я поняла, что сегодня утром она целовалась с Мэтлоком!

Леди Кларенс обладала железными нервами, закаленными восемнадцатью годами жизни с самым сумасбродным человеком в Англии. Её трудно было вывести из себя или поразить, и только благодаря этому она смогла сохранить ясный разум.

Но в этот раз глаза женщины расширились чуть ли не вдвое.

- Мэтлок? - пораженно протянула она. - Ты ничего не путаешь? Может, Вудворт?

- Нет, - отрицательно качнула головой Мэри, - именно Мэтлок!

Леди Кларенс недоуменно пожала плечами.

- Но ведь Лиззи - сущая глупышка, наивная девчонка! Зачем она такому интересному мужчине как сэр Сидней? Что ему с ней делать?

Мэри даже поморщилась от досады.

- Мама, ты не видишь очевидного! Лиззи выросла: у неё грудь больше, чем у меня, да и все остальное достаточно округлилось, чтобы привлекать мужской взгляд!

Но виконтесса только покачала головой.

- Ты ошибаешься, Мэри! Граф не желторотый юнец, который поведется на такую приманку. Если бы он был настолько глуп, то не оставался холостяком почти до сорока лет! Ты хочешь сказать, что его доход не привлекал внимание девиц и покрасивее нашей Лиззи? Я не знаю, что между ними произошло – скорее всего, какое-то глупое недоразумение. И нелепо надеяться на этом основании, что Мэтлок сделает предложение шестнадцатилетней девчонке, которая совсем недавно научилась мыть уши без скандала!

- Мэтлок такой же, как и все мужчины, мама! Всем им нужны юные смазливые дурочки, рядом с которыми они чувствуют себя невероятно умными и значительными. И почему не наша Лиззи? Возможно, граф и не собирается делать предложение, но почему не помочь им лучше узнать друг друга? Может, что-нибудь да получится?

Леди Кларенс снисходительно посмотрела на приемную дочь.

- Мэри, Лиззи не нужен граф! Она влюблена в молодого повесу Генри Вудворта - это чувство совершенно бесперспективно, но что поделаешь? Сердцу не прикажешь! Девочка так юна и наивна, что не подозревает, насколько мир жесток к бесприданницам. Как ты в условиях, когда ни одна из сторон не заинтересована в браке, сможешь осуществить задуманное?

Миссис Харрис немного помолчала, в задумчивости покусывая губы.

- Уж если я сумела женить на себе такого осторожного и недоверчивого мужчину, как мой Джон, то предстоящая задача мне не кажется особо трудной. Мэтлок поцеловал Лиззи? Значит, по меньшей мере, захотел это сделать! А остальное уже в наших руках.

- Джентльмены не любят давления, - вздохнула леди Кларенс, неохотно притягивая к себе кипу счетов и цепляя очки на нос, - особенно в матримониальных делах. Лиззи передала мне через Джорджа, что Мэтлок просит о встрече в четыре часа пополудни, но не думаю, что граф примчится с предложением руки и сердца. Какая из нашей Лиззи графиня? Как из меня гвардеец!

Но Мэри не убедили её доводы.

- Уверяю вас, матушка, что сестра может вскружить голову кому угодно! С некоторых пор я замечаю интерес к Лиззи в глазах многих знакомых джентльменов, но Мэтлок - единственный, кто сможет реально нам помочь. Мои братья на следующий год кончают Харроу. Что будет с ними без денег и нужных связей? Неужели Томасу и Эдварду придется идти за грошовое жалование клерками в конторы?

Леди Кларенс поверх очков с жалостью взглянула на упрямо поджавшую губы молодую женщину. Ей были близки и понятны тревоги Мэри, ведь она заменила мальчикам мать.

- Всё это так, дорогая, - мягко согласилась она, - только вряд ли граф, задумывая женитьбу, будет руководствоваться подобными соображениями. Мне кажется не стоит их сводить с Лиззи, сделаем только хуже!

Мэри нервно хмыкнула.

- Ты говоришь в точности так же, как мистер Харрис. «Не делай этого!» - передразнила она супруга. - Но Джон терпеть не может, когда я отвлекаюсь от жизни нашего прихода, а вы, матушка, всё же должны меня поддержать. Проявите настойчивость и пригласите графа на чай.

Леди Кларенс надоел этот бесполезный спор, и она обреченно вздохнула:

- Скоро ты сама убедишься, насколько это никчемная затея. Мэтлок - птица слишком высокого полета для нашей простой как хлеб Лиззи. Но раз уж тебе что-то взбрело в голову…

И действительно, если Мэри что-то задумывала, то действовала безотлагательно и четко.

В первую очередь нужно было показать товар лицом. Спрятавшаяся от стыда в своей комнате и погруженная в отчаяние Лиззи подверглась со стороны сестры настоящему налету.

Не прошло и часа, как она была насильно усажена в ванну. И пока возмущенная горничная терла мочалкой безучастную девушку, бурча, что мода мыться каждый день приведет к чахотке, Мэри провела придирчивый осмотр нарядов сестры, хотя прекрасно знала историю каждого платья.

Перебирая скромные туалеты из батиста и дешевого сукна, она прикидывала с какой стороны выгоднее представить Лиззи взыскательному взору графа? Миссис Харрис была твердо уверена: нельзя пускать на самотек отношения между Мэтлоком и сестрой. Ведь речь идет о благополучии всей семьи.

Сэр Сидней в это время тоже занимался делом, касающимся непосредственно Кларенсов: он пытался выведать у сэра Арчибальда истинное положение дел этой семьи. Хошем был бесхитростным человеком, простодушным и далеким от всяческих интриг, но тут быстро смекнул, откуда дует ветер.

- Вам приглянулась наша Лиззи? – прямо спросил он.

От его благосклонного взгляда Мэтлока бросило в краску (а он-то был уверен, что лишился этой способности лет двадцать назад!)

- Разве леди Элизабет может не понравиться?- увильнул сэр Сидней от прямого ответа. - Очаровательная девушка.

- Да уж, - нежно пробасил Хошем, - как-то незаметно она выросла. Бесенок в юбке вдруг в одночасье превратился в прехорошенькую девицу! Я очень люблю девочку и хочу, чтобы она обрела счастье в браке.

Яснее высказаться было невозможно. Но хотя старик выжидающе смотрел на собеседника, Мэтлок не спешил раскрывать душу. Они сидели в курительной комнате, окутав себя клубами дыма за послеобеденной сигарой – процесс, располагающий к доверительной беседе.

- Что же, виконт оставил свою семью вообще без гроша? – поинтересовался сэр Сидней. - На что же они существуют?

Хошем улыбнулся.

- Этот вопрос задают себе все, кто знаком с Кларенсами. Но надо знать леди Кларенс: если бы она родилась мужчиной, мы имели сейчас гениального министра финансов. Дама на редкость разумный и оборотистый человек.

- Как же столь разумная леди связала себя с таким человеком, как Кларенс?

Сэр Арчибальд настолько тяжело вздохнул, что до Мэтлока моментально дошло - без романтической истории здесь не обошлось.

- Семья Дианы состоятельная: она из хартворширских Эйчемов. Грэма Эйчема - владельца судоходной компании «Эйчем и К» знаете?

- Знаком!

- Так вот, это родной брат леди Кларенс. Но так как сестра вышла замуж против воли семьи, они не знаются. Я не осуждаю Диану: Джордж был способен вскружить голову даже каменной статуе, что уж говорить о наивной девушке. Но я не склонен считать, что его привлекло только приданое юной Дианы! Не такой уж Кларенс был подлец, каким его считают, просто… - старик замялся, видимо, пытаясь найти деликатную формулировку, чтобы оправдать умершего друга, - он был натурой увлекающейся и пылкой!

Кларенс и его «пылкость» были знакомы Мэтлоку не понаслышке. Только он бы это назвал другим словом: переходящее все грани безрассудное распутство!

- Кларенсы провели медовый месяц у его друзей в Шотландии, откуда Диана вернулась уже беременной Джорджем-младшим. Собственно на этом её счастье и закончилось. Супружеская жизнь повернулась к молоденькой женщине самым непривлекательным фасадом. Муж откровенно бросил её в этом поместье, проводя в Лондоне жизнь мало подобающую женатому человеку. Диана всё безропотно сносила - она любила Джорджа и всё ему прощала. Хотя был момент, когда я думал, что всё - этого она уже не выдержит! – Хошем нервно и глубоко затянулся дымом.

Ему стало не по себе даже от воспоминаний о проделках любимого приятеля.

- Кларенс, будучи уже женатым, вдруг страстно влюбился. Маргарет была девушкой порядочной, из хорошего, хотя и обедневшего рода. Кто их познакомил, где и при каких обстоятельствах теперь уже никто не узнает, только Джордж из любви к этой девушке пошел на страшное преступление. Он каким-то образом скрыл от Маргарет и её престарелой тетки, что уже женат и обвенчался вторично.

Мэтлок поперхнулся дымом. Это уже переходило всякие границы!

- Это же верная виселица!

Хошэм только пожал плечами.

- Очевидно, его страсть к этой девушке оказалась настолько велика, что Кларенса не испугала даже угроза казни. Надо сказать, что для Маргарет он оказался лучшим супругом, чем для Дианы, полностью забросив несчастную жену. Джордж настолько потерял осторожность, что стал открыто появляться с любовницей в обществе, выдавая её за жену. Не знаю кто, в конце концов, разоблачил его, но только Маргарет, будучи уже во второй раз беременной, от потрясения родила раньше срока двух мальчиков и скончалась от родильной горячки. Её единственная родственница умерла ещё раньше, поэтому Мэри с новорожденными братьями оказались в Кларенс-холле. Бедняжка Диана! Я думал, что этого она уже не выдержит, но Джордж демонстрировал такое раскаяние: стоял на коленях, вымаливая прощение, клялся, что все изменится. Однако едва всё утряслось, умчался в Лондон, оставив свою жену беременной Лиззи. И всё вернулось на круги своя - разве только он больше не заводил постоянных дам сердца!

Мэтлок многое мог рассказать о «дамах сердца» Кларенса, но побоялся ещё больше расстроить старика.

- Как же ему удалось выбраться сухим из воды?

- За Маргарет некому было заступиться. Никто до сих пор не знает, где находится приход, в котором он уговорил её обвенчаться, и как это всё происходило. В общем… выкрутился! Одно время мы думали, что Джордж изменится. Относясь ко всем своим детям равнодушно, он без ума полюбил малышку Лиззи и ради дочери даже участил свои визиты в родовое гнездо, но…

Хошем обреченно махнул рукой, обмакнув платком разгоряченный лоб.

- … Кларенс так нелепо и странно погиб. И хотя положение семьи всегда было затруднительным, после его смерти обнаружилось немыслимое количество долгов. Если бы не разумность вдовы, они давно бы лишились крыши над головой.

- Так на что же Кларенсы все-таки живут? – этот вопрос по-прежнему интересовал Мэтлока, хотя он уже твердо решил, что только сумасшедший может жениться на девушке из подобной семьи. - Даже самый изворотливый финансист не сможет извлекать из пустого кошелька звонкую монету!

- После смерти отца леди Кларнес выяснилось, что на её имя оформлена часть акций компании Эйчелов. Вот на проценты от этой весьма скромной суммы они и пытаются как-то существовать. К счастью ни один из детей Кларенса не унаследовал его характера, хотя Лиззи внешне похожа на отца. Но девушка так добра, так чиста…

Мэтлок хмыкнул про себя, вспомнив утреннюю сцену на конюшне, но вместо раскаяния совсем некстати почувствовал себя вновь возбужденным. Даже здесь - в задымленной курительной комнате перед его мысленным взором предстало страстно запрокинутое лицо с сомкнутыми ресницами и чувственно приоткрытыми губами. Сэр Сидней в раздражении потушил сигару и крепко про себя выругался.

Пора было навестить Кларенсов.

0
25
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...