Кототерапия

Автор:
НатаТворич
Кототерапия
Аннотация:
Зачем нам нужны другие? Почему мы так зависим от мнения окружающих? Что мы знаем о себе? Что другие знают о нас? Иногда неверные представления и домыслы ломают жизнь.
Есть отличный способ разобраться - завести себе кота.
Текст:

Рита плакала. Она так часто плакала, что уже перестала задумываться о причинах. Хотя причина, конечно, была. Она только открыла рот, чтобы сказать то самое важное, как тут же была перебита Виталиком. А ведь она даже думала, что нравится ему!

Слезы катились по набережной Фонтанки, сливаясь с потоком типичного питерского дождя. Типичный дождь, типичный плач, типичный день. Ее, Ритина, типичная жизнь. Такая привычно невыносимая.

Да, Рита была очень чувствительной девушкой. Ранили ее не только предательства и обманы, происходившие с завидной регулярностью, но и такие вот толчки: оборвали на полуслове, не по-доброму посмотрели, повысили голос. Рита не любила людей. Они казались ей слишком грубыми, прямолинейными, громкими. Она даже пыталась уйти в монастырь, но и там оказались люди, которые её с собой не взяли. «Даже бог отказывается от меня», – подумала Рита и скатилась в трехнедельную депрессию, самую настоящую, с больничным и лечением.

Часы, проведенные у психотерапевтов, понемногу складывались в годы.

Психолог Татьяна, уверенная и целеустремленная, говорила: «Ты – центр! Остальные не важны! Полюби себя, и люди вокруг почувствуют это. Не стесняйся своих слез – это твоя индивидуальность». Далее шли месяцы утренних аффирмаций: «Рита, я тебя люблю. Рита, ты самая красивая. Рита, все, что ты делаешь, правильно. Рита,…» Рита расправляла плечи, улыбалась, выходила в мир, уверенная и целеустремленная. Но услышав дружный хохот за спиной, убегала, еле сдерживая слезы.

Иван Павлович, психоэзотерик, мягкий и задумчивый, говорил: «Ты – вселенная. В тебе есть всё. Ты не нуждаешься в одобрении, ты вообще ни в чем не нуждаешься. Останови сознание. Соединись с абсолютом». Рита медитировала, соединялась, становилась мягкой и задумчивой. И сдувалась как лопнувший мячик от крика: «Куда прешь, лохушка!»

Петр Николаевич, психотерапевт классической ориентации, открытый и спокойный, пояснял: «Все проблемы родом из детства. Твои родители желали тебе добра. Прости их. Нужно научиться прощать. Обида разрушает». Рита прощала: отца, который все время ее обижал, маму, которая ее постоянно жалела. Открытая и спокойная она выходила к людям и тут же невыносимо обижалась на… Да на все и всех, на этих ужасных бесчувственных особей, таких как Виталик, который ей даже почти понравился!

«Не покончить ли с собой», – вяло, без энтузиазма подумала Рита. Она уже точно знала, что не сделает этого. Слишком страшно. Страшнее, чем жить среди людей. Во всяком случае, пока.

Из состояния тягучей горькой задумчивости ее вывело тихое поскуливание. Рядом, незамеченный, притулился котенок, который издавал очень странные для кота звуки, скорее похожие на собачьи. Котенок был очень страшный. Мокрая редкая шерстка скаталась в колтуны, приоткрывая тщедушное тельце, покрытое ссадинами. Один глаз был полузакрыт и полон гноя. «Наверное у него и внутри что-то поломано, раз он даже мяукать нормально не может», - подумала Рита и зарыдала. От жалости к котенку, от жалости к себе, от этой беспросветной безысходности.

– Чего ревешь? Возьми кота-то. Отмой да накорми.

Рита обернулась. На соседней лавочке сидела старушка отнюдь не интеллигентного питерского склада. Скорее она напоминала тетку, торгующую на базаре семечками. Точно, вон и семечки.

– Чего вылупилась? – сплевывая кожуру, сказала тетка, – Бери кота, говорю.

– Я не могу, – промычала Рита.

– Чего й то? Вроде на бездомную не похожа, – поинтересовалась тетка.

Рита не собиралась ей объяснять, что она не может взять ни этого кота, ни какого-то другого, потому что это слишком больно! У нее уже была кошка Марьяша, в которой она души не чаяла, которая разделяла все ее горести и переживания целых пятнадцать лет, а потом без предупрежденья, в одночасье, взяла и умерла. Предала ее, бросила. Тогда Рита впервые и узнала, что такое депрессия.

– Он же умрет, – промямлила Рита.

– Конечно, умрет, – заржала тетка, – все умрут. Так что ж теперь, не жить что ли? Или тебе чё, воды для кота жалко? Или еды?

– Да ничего мне не жалко! – возмутилась Рита, – Просто, если он у меня умрет, я буду сильно переживать. Я и так все время плачу. А тут вообще заболею.

– Аааааа… То есть на кота тебе плевать. Пусть умрет, главное, чтобы не у тебя?

– Нет, конечно, мне его очень жалко, но…

– Но себя жальче?

Рита не нашла, что ответить. Получалось, что семечковая тетка права…

– Ну я же не могу приютить всех бездомных котов?

– А кто тебе всех-то предлагает? К тебе вон один пришел. Его и бери.

– Но…

- Чего ты все нокаешь?! Но да ну!

– Варвара Сергеевна, Вы опять за свое?

Рядом с лавочкой неведомо откуда материализовалась совершенно иная старушка. Маленькая, опрятная, тихая. Сразу видны коления интеллигенции.

– Лизок, не лезь! – огрызнулась, как неожиданно выяснилось, Варвара Сергеевна.

– Деточка, – продолжала как ни в чем ни бывало новоявленная особа, – не обращайте внимания на ее грубость. В сущности, она милейший человек! Просто не каждому такой подход приемлем.

– Подход к чему? – поинтересовалась Рита

– К познанию, – спокойно уточнила «Лизок». – Кому-то нужны долгие разговоры. А кого-то мордой об стол. Увы, в Вашем случае, именно мордой поможет.

Из уст этого очаровательного «божьего одуванчика» слова «мордой об стол» звучали так противоестественно, что Рита совершенно опешила.

– Глянь, зенки-то выпучила, – захохотала Варвара, – А ну хватай кота и бегом отсюда. Пшла, говорю!

Она так грозно зыркнула на Риту, что та совершенно рефлекторно подхватила котенка и бросилась бежать.

Кактус, а именно так Рита окрестила найденыша, оказался нежнейшим существом. Сразу после первого умывания и расчесывания из страшного чудовища он превратился в милейшее создание. А уж после того, как в ветеринарке ему промыли глаз и обработали раны, он стал несомненным красавцем. Рита, которую врачи с трудом, но все-таки убедили, что внутри Кактуса него не сломано, была практически счастлива.

***
– Кактус, милый, ну выходи, пожалуйста! Я тебя очень прошу! Я тебе вкусненького принесла. Ну где ты, чудовище?

Рита паниковала. Уже битых три часа она пыталась найти котенка, а его нигде не было. Ну зачем, зачем она накричала на него! Если с ним что-то случится, она себе этого никогда не простит! В пятый раз она спустилась к подъезду, вдруг прыгнул в открытую форточку. Но под окнами по-прежнему никого не было. Девушка обессилено рухнула на лавочку.

– Бааааа, какие люди! Опять ревешь???

Рита открыла глаза и обнаружила, что рядом с ней с неизменным кульком семечек сидит Варвара Сергеевна.

– Ой, здравствуйте! – Рита даже непроизвольно улыбнулась. Как ни странно, она была рада увидеть эту странную особу.

– Во дает! Только что рыдала, теперь ржет! Истерическая что ли?

– Варвара Сергеевна! Перестаньте, видите человеку плохо!

Как и в прошлой раз материализация Елизаветы произошла совершенно незаметно … А вот отчество-то ее так и осталось неизвестным, Рита так и окрестила про себя струшку – Елизавета Неизвестная.

– Деточка, что на этот раз случилось? – мягко поинтересовалась Елизавета.

– Кактус пропал! Я накричала на него, и он пропал!

– А за что же ты кричала на такого милого кота?

– Да невозможно с ним. Он все время требует внимания! Ни на минуту меня не оставляет! Гладь его постоянно и гладь!

Бабушки переглянулись и одновременно усмехнулись каждая в своей манере. Варвара ощетинила рот во все тридцать два зуба, Елизавета лишь слегка приподняла уголки губ и поинтересовалась:

– Теперь ты понимаешь?

– Что? – удивилась Рита, – Что я должна понять?

– Да у нее мозг со слезами видать вытек, – подковырнула Варвара, - Лиз, может кого помозговитее поищем? Прям жаль время терять!

– Подожди, Варвара! Все она поняла, только не признается!

– Да что? Что я должна понять?! Кто вы вообще? Чего вам надо от меня! Сначала кота подсунули, теперь обзываются! – Рита вскочила, сжала кулаки и даже от возмущения перестала рыдать.

– Мы – учителя. Мы все друг другу учителя, – спокойно, но твердо сказала Елизавета.

– Хватит уже этой философии! Слышала тысячу раз! И Кактус мне учитель тоже, так что ли?

– О! И правду догоняет вроде! – хмыкнула Варвара, – Ну так чему тебя Кактус-то научил?

– Вообще-то это был скепсис, – пояснила Рита, – Ну чему нас учат животные... Добру, милосердию, любви, ну и тому подобному.

– Нееееет, дура беспросветная. Без шансов! – вынесла вердикт Варвара.

– Подожди, – остановила подругу Лиза, – Риточка, ты слышала когда-нибудь, что животные похожи на своих хозяев? Кактус отражает тебя. Он – как ты! Он дает тебе возможность посмотреть на себя со стороны.

– И чем же мы, по-вашему, похожи? Вообще не похожи! Он ласковый, к каждому норовит на коленки залезть, трется о каждую ногу. А я…

– И ты.

– Да вы что! Я вообще к людям по доброй воле не подхожу! Да я их вообще терпеть не могу!

– А почему?

– Ну не знаю… Они обижают меня, мне сложно с ними, они бесчувственные какие-то, злые…

– А Кактус почему убежал?

– Потому что… Потому что… я обидела его, – Рита снова зарыдала. – Я как все люди, черствая! Я обидела единственное любящее меня существо!

– Нет, ну это невозможно! – возмутилась Варвара, – Как ей удается из очевидных вещей делать такие идиотские выводы! Лизок, объясняй уже быстрее, а то я ее сейчас стукну!

Елизавета вздохнула:

– Вообще-то объяснять не в наших правилах. Знание должно прийти в ощущениях. Только то становится твоим, что прожито. Давай, Рита, договоримся. Ты понаблюдай за котом, за собой. Подумай. Может чего и поймешь. А как захочешь поговорить, мы с Варварой Сергеевной и прибудем.

– Да где же кот-то? Он же пропал! И куда вы прибудете?

Однако на лавочке уже никого не было.

***
Совершенно обессиленная Рита поднялась в квартиру.

– Кактус, обещаю, я буду наблюдать и думать. Выходи, пожалуйста!

«Хорошо, что меня никто не видит, а то точно бы в психушку определили», – промелькнуло в Ритиной голове. Котенка по-прежнему нигде не было. Девушка рухнула на кровать.

Она изо всех сил гребла руками, преодолевая силу гравитации. Ноги почему-то в процессе полета участия не принимали, а руки были слабоваты, поэтому выше двух метров Рита никак не могла подняться. И скорость тоже не набиралась. Кактус бежал внизу по земле с высокозадранной головой, чтобы не потерять ее из виду. Время от времени он подпрыгивал, пытаясь достать до Риты. Один раз ему это практически удалось. Тем временем сил оставалось все меньше, высота полета начала снижаться. Еще чуть-чуть и Кактус ее достанет. И тогда всё пропало! Ей обязательно нужно вырваться. Это она знала абсолютно точно. Еще абсолютно точно, она безумно любила это существо и не могла его обидеть. От разрывающих ее противоречий Рита, не заметив препятствия, со всей дури врезалась в фонарный столб и шлепнулась на землю.

Кактус сидел рядом и довольно облизывался, будто ничего не произошло.

– Ты где был, эгоист проклятый! Я все глаза выплакала!

Котенок забрался ей на плечо и тут же замурчал. Рита улыбнулась: «Слава богу, нашелся». Она лежала на полу. Видимо сонное летание привело к реальному падению. Лежать было совершенно неудобно, но девушка боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть Кактуса.

«Наблюдать и думать… Он, как я…» Ну вот он ластится ко мне, а я к людям нет… Я даже заговорить-то с другим человеком первая не решаюсь, не то что забраться на грудь» – усмехнулась девушка. Почему-то ей казалось очень важным понять, что имели в виду старушки. Лежать было невыносимо, правая рука, на которой безмятежно почевал котенок, совершенно затекла. Рита попыталась пошевелиться. Кактус отреагировал мгновенно: возмущенно мяукнул и шнырнул под диван. «Ну вот, обиделся. Тут уж точно весь в меня», – улыбнулась Рита. Но что делать с этой информацией? «У меня обидчивый котенок, потому что меня постоянно обижают люди. И…?»

В дверь позвонили. На пороге стоял Елизавета, как ее там.. Неизвестная.

– Голубушка, у нас в некотором смысле отчетность. А Вы совершеннейшим образом топчетесь на месте. Так и до какого-нибудь смертоубийства дойти может. У нас это не поощряется. К тому же столько страждущих, а мы, пока с Вами не закончим, не можем брать следующего. Поимейте совесть, милая, включайте мозг! За буквой А следует буква Б, так произнесите ее.

– Бэ, – безропотно сказала Рита.

– Сейчас подоспеет Варвара Сергеевна и случится страшное, – вздохнула старушка.

– Ясен пень, случится! – закричали где-то в районе первого этажа, – Ща скину с балкона, чтоб поняла, кто такие жестокие люди!

Запыхавшаяся Варвара со сжатыми от ярости кулаками вполне производила впечатление человека, способного кого угодно куда угодно скинуть.
Рита захлопнула дверь.

– Эй, ты че, ваще! Открой сейчас же! С ней тут вошкаешься, пешком на пятый этаж бегаешь! – орала Варвара.

– Риточка, имейте уважение к старости, – вторила Варваре Лизавета.

– А пусть она меня не пугает! Я вообще не понимаю, чего вам от меня нужно, – парировала Рита.

– Так ведь ты жизнь свою уникальную в унитаз спускаешь! – закричала Варвара.

– Конечно, каждый человек сам распоряжается своей жизнью. И Вы, Рита, вольны хоть в унитаз ее спустить, хоть в мясорубке провернуть. Но наше ведомство наделено правом наставления на путь истинный. Увы, мы не можем просто прочитать Вам лекцию. Да Вы их уже и так наслушались немало. Мы можем только попытаться направить ваше сознание в нужное русло, – пояснила Лизавета.

– А мне говорили, нужно вообще отключить сознание.

– Вот оно и видно, что с этим ты справилась. Теперь попробуй включи его для разнообразия, – буркнула Варвара.

– Все, что Вам говорили, Рита, в какой-то степени имеет место быть. Но ни одно из этих знаний Вы не сделали своим. Собственно поэтому мы и здесь. И Кактус тоже. Давайте предпримем еще одну попытку. Представьте, что Кактус – это Вы, а Вы – это люди, с которым Кактус, то есть Вы, взаимодействуете.

– Вы меня совершенно запутали, – вздохнула Рита, – но я попробую. Честное слово, попробую. Только подскажите…

Рита распахнула дверь, но на лестничной площадке не было ни души.

***
Рита сидела в кресле, Кактус, как обычно, свернувшись калачиком на коленках, издавал равномерное убаюкивающее потрескивание.

«Итак, я лежу на чужих коленях и мурчу… Да ну! – Рита мотнула головой, – Это невозможно!» Но перед глазами возник образ укоризненно покачивающей головой Елизаветы. «Ну предположим… Лежу, мурчу, хорошо мне. Лежу, мурчу, хорошо мне…», – как мантру повторяла про себя эти слова Маргарита, и сознание понеслось в какую-то дальнюю даль, в летний солнечный денек, где она полусидя-полулежа притулилась на отцовских коленках. Вокруг был абсолютный покой и счастье. Где-то рядом позвякивали тарелки. «Это мама посуду моет», – догадалась девушка. Тело затекло, но ни та десятилетняя девочка, ни эта повзрослевшая Рита не могли пошевелиться. Так страшно было спугнуть такое легкое и невесомое, такое хрупкое счастье. Все решил отец. Аккуратно приподнял Риту, погладил ее по голове, встал и как ни в чем ни бывало пошел куда-то по своим делам. Обе Риты чуть не разрыдались. Ну почему он так? Почему он всегда уходит? Почему он совсем ее не любит? Почему ему все равно?

Тем временем день сегодняшний настоятельно напоминал: Рита, вставай, пора на работу, тебя итак там практически из милости держат. Девушка вздохнула, аккуратно приподняла Кактуса, переложила его на кресло, погладила по голове, вздохнула и направилась в ванную. «Опять я ничего не поняла…» И вдруг остановилась как вкопанная, повернулась, взглянула на кота. В зеленых бездонных печальных глазах животного, ей-ей, стояли слезы. Рита бросилась к котенку:

– Кактус, милый, да я люблю тебя, конечно. Просто нужно на работу. Нам же надо что-то есть. Просто жизнь такая…

«Просто жизнь такая» – эта фраза из ритиного детства, которую она слышала тысячи раз. Когда ее оставляли одну дома, когда почему-то отменялась поездка в зоопарк, когда вместо долгожданного велосипеда она получала на день рождения очередного плюшевого медведя, и, в конце концов, когда папа собрал вещи и ушел от них навсегда.

Но ведь у нее, у Риты, все по-другому. У нее действительно жизнь такая. Это не просто пустая фраза, чтобы оправдать жестокость и нелюбовь. Или…? Или не только у нее? Или папа уходил не потому, что не любил ее, а потому что просто не мог иначе. Потому что были обстоятельства… Да просто потому, что даже не подозревал чаще всего как ранит ее?

От неожиданного открытия перехватило дыхание. В дверь снова позвонили.

– Откройте, телеграмма.

– Телеграмма? – удивилась Маргарита, – А что, еще есть такое?

– Маргарита Копосова здесь проживает? – голос за дверью оставил без внимания Ритино удивление.

– Здесь, – девушка открыла дверь.
– Распишитесь, – паренек лет восемнадцати протянул Рите бланк телеграммы и тут же испарился.

«ПРИГЛАШЕНЫ ЛЕКЦИЮ ПРОЕКЦИИ тчк АДЕКВАТНОСТЬ ПОНИМАНИЯ ПОВЕДЕНИЯ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ тчк СП ГОС УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ НАБЕРЕЖНАЯ МАКАРОВА, 6 тчк 13 АПРЕЛЯ 13.00», – гласил текст документа.

Рита постаралась собрать разъехавшиеся в разные стороны мысли. 13 апреля – это сегодня, в 13.00 у нее обеденный перерыв, до набережной Макарова три минуты быстрым шагом…

Когда Рита влетела в аудиторию, лекция уже началась. Окинув взглядом заполненный зал, она увидела Елизавету… «Надо все-таки спросить, как ее отчество», – промелькнуло в голове. Та махала Рите рукой, указывая на свободное место рядом.

– Вам, Риточка, заняла. Очень хорошо, что смогли выбраться. Варвара Сергеевна нынче особенно хороша. Проекции – ее конек, – шепотом сообщила старушка.

– Кто? – удивилась Рита в полный голос.

– Тише, деточка, имейте уважение к лектору.

Рита подняла глаза. На трибуне стояла гладко зачесанная, статная, одетая в элегантную темно-синюю тройку… та самая «семечковая» Варвара.

– Проекция – очень естественный процесс для человеческой психики. С самого детства ребенок приписывает человеческие черты неодушевленным предметам, в частности куклам. Да что там, во взрослом возрасте мы нередко разговариваем с теми, кто не может нас услышать. Ну-ка, поднимите руки, кто из вас хотя бы раз говорил своей машине: «Ну заведись, пожалуйста, миленькая!»

По залу пробежал смешок, и половина присутствующих подняли руки.

– Зуб даю, тот кто руку не поднял просто еще не купил себе машину, – хохотнула Варвара в уже более привычной для Риты манере. Девушке даже показалось, что старуха подмигнула ей. Ой, да какая старуха! К женщине, которая сейчас обращалась к аудитории, меньше всего подходило это определение. Скорее уж ее хотелось назвать… профессором.

– Варвара Сергеевна и кандидатскую, и докторскую посвятила темам проекции, – в подтверждение Ритиных мыслей прошептала ей на ухо соседка, – Конечно, в рамках одной лекции невозможно раскрыть эту тему полностью. Но Вам, деточка, будет полезно послушать. Тем более, что первый собственный шаг к осознанию Вы уже сделали. Теперь можно подкрепить его теорией.

Рита слушала.

– Сегодня мы поговорим о такой форме проекции, при которой человек приписывает свои чувства и мысли по отношению к себе же другим людям. Здесь парадоксальную роль играет эмпатия – способность к сопереживанию. Казалось бы люди с развитой эмпатией должны хорошо чувствовать реальные эмоции и настроения других. Однако именно эта способность порой играет злую шутку. Именно гиперчувствительные люди склонны чаще всего попадать в ловушку данной проекции. Якобы "угадывая" чужие чувства и мысли, они легко переходят черту между чужими эмоциональными реакциями и собственной низкой самооценкой. Такая форма проекции является защитным механизмом, позволяющим перенести негативные чувства по отношению к себе вовне, сняв с себя ответственность. Из всех видов проекций, проекция самооценки является самой разрушающей как для личности, так и для отношений. Поведение, возникающие в ответ на условно "прочитанные" мысли – постоянные подозрения, сомнения, обиды – в конечном итоге приводят к избеганию каких-либо отношений. Индивид утверждается в роли изгнанника, уверенного в своей отверженности. Как следствие рано или поздно его мысли становятся сбывающимися пророчествами – его действительно начинают отвергать.

Рита чувствовала себя совершенно разбитой. Еще день назад она бы не приняла на свой счет ни единого слова из этой лекции. Она – чувственная, легко ранимая, глубоко понимающая… Причем тут проекции? Но сегодняшнее такое, казалось бы незначительное открытие, параллель под названием «Такая жизнь» заставляло ее вслушиваться в каждое слово Варвары.

– Домашнее задание будет таково: найдите примеры данных проекций в собственной жизни. Я подчеркиваю – в собственной! Не то, как вам кажется, проецирует Иван Иваныч, а то, как это делаете именно вы! Зафиксируйте, проанализируйте, запишите и пришлите мне на мыло. Самые интересные и хорошо разобранные примеры посмотрим на лекции, а если будет что-то выдающееся, обещаю включить в свою книгу. На следующей лекции мы поговорим о проекциях, которые труднее всего осознаются человеком, – приписывание собственных мотивов и эмоций другим людям. Жадному кажется, что все люди жадные. Жестокому, что все жестокие и т.д. Конечно, если вы видите, что мир вокруг вас полон любви, вы – счастливый человек, которому легко будет признать свою проекцию. Хотя… признать, что любовь окружающих – только проекция, пожалуй, тоже не легко. Но, не волнуйтесь, опыт, а уж поверьте, он у меня есть, – ухмыльнулась Варвара, – подсказывает, что таких не будет. Итак, до следующей пятницы!

Студенты постепенно разбредались, в конце концов, в зале они остались втроем.

– Варвара Сергеевна, я поражена! Вы так потрясающе выглядите! – выразила свое восхищение Рита.

Однако Варвара ее восторг не разделила. Обращаясь к своей соратнице, как будто Риты здесь вовсе и не было, проскрежетала:

– Лизок, все-таки мы с тобой выбрали абсолютно бесперспективную дуру. Вместо того чтобы вникать в смысл, она скользит по поверхности.

– Риточка, урок о многообразии человеческой натуры, Вы, пожалуй, пока еще не в силах освоить. Это я к тому, что Варвара Сергеевна может так по-разному выглядеть. Вот ведь если я скажу Вам, что один и тот же человек во взаимодействии с разными людьми может быть то ангелом, то дьяволом, Вы ведь не поверите? У Вас ведь пока все злые и жестокие. Вы ведь пока не понимаете, что они злые и жестокие только с Вами? Вы ведь пока не можете осознать, что в любом человеке есть всё…

– Хорош, Лиз, – оборвала этот монолог Варвара, – Короче, не пришлешь до следующей пятницы осознание, мы отказную пишем.

– Деточка, Вам нужно вступить в активное взаимодействие с окружающими и понаблюдать его, - умоляюще пробормотала Лизавета, - Попробуйте, ведь что-то Вы уже поняли!

***
Лиза возвращалась на работу решительно настроенная. Ах, так! Ах, проекция! Ах, повзаимодействовать! Да пожалуйста!

Влетев на свое рабочее место, начала с места в карьер:

– А вы знаете, я котенка подобрала!

Сослуживцы удивленно обернулись.

– Он такой милый! Шагу без меня ступить не может.

– Как зовут, – без особого энтузиазма поддержала разговор сидевшая за соседним столом Светлана. Это ж надо, пять лет молчала, а тут вдруг решила про котенка поведать.

Рита, получившая неожиданную поддержку, ринулась рассказывать:

– Кактус. Он такой страшненький был, когда его нашла. Вся шерстка свалялась такими сосульками… Ну я его в ветеринарку. Там говорят, нормальный кот, просто заброшенный и истощенный. Я его отмыла, молочка, корма, витамины. Теперь спасу от него нет, – Рита засмеялась, – как веревочка за…

– Да что коты! Вот собака – это настоящий друг.

Рита вспыхнула. Виталик! Опять на полуслове! Комок уже привычно подступил к горлу, и Рита собралась ретироваться, как вдруг вспомнила, зачем она все это затеяла.

– Виталик… – Рита растерялась. Что дальше? – Виталик, а у Вас есть собака?

– Да, – гордо улыбнулся парень, – Кстати, я ее тоже на улице подобрал. Маздой назвал.

Виталик, вспоминая свою собаку, улыбался такой по-дурацки милой улыбкой, что невозможно было не растрогаться. «Неужели этот… этот хам способен подобрать бездомное животное?», – удивилась Рита. В голове не укладывалось одно с другим.

– Виталик, у нас тут на углу кофейню открыли. Я хотела после работы заглянуть. Говорят, там пироженки очень вкусные. Не составите компанию? Заодно обсудим котов и собак.

Оторопели все. И Рита от своей неизвестно откуда взявшейся наглости, и Виталик, которого за всю его жизнь ни одна девушка в кофейню не приглашала, и еще десяток сослуживцев, которые от этой тихони за долгие годы и десятка слов не слышали, а тут такое…!

Оставшиеся до конца рабочего дня три часа Рита провела в полном смятении. Что она делает? Наслушалась каких-то полоумных старух. Что про нее подумают? Как она будет здесь дальше работать? Теперь же все только и станут обсуждать, как она вешается на шею Виталику. У девушки даже температура подскочила. «Вот и хорошо, – думала Рита, – есть повод отказаться». И тут же в памяти всплыло: «… мы отказную пишем». Нет, она пойдет до конца.

Виталик оказался премилым и довольно застенчивым пареньком. Они пили кофе, лопали пирожные одно за другим и без умолку обсуждали Кактуса и Мазду, а также все сообщество кошачьих и собачьих с их привычками, нравами и отношением к человеку. Сошлись на том, что звериный мир прекрасен и абсолютно необходим людям.

– Виталик, а почему ты меня все время перебивал? – вдруг спросила Рита
Парень поперхнулся, весь покрылся красными пятнами и замолчал.

– Так почему?

– Я? Да не перебывал я, – промямлил Виталик, – не помню такого, может случайно.

– Да как же, помнишь, на прошлой неделе обсуждали подарок шефу? А еще комедию как-то недели две назад. Да вот и сегодня! Я только начала про Кактуса рассказывать, а ты тут как тут, на полуслове.

– Ну это… Ты извини, я не хотел, – потупился молодой человек.

– Да я не обижаюсь, – соврала Рита, – просто хочу понять.

Виталик стал совершенно малиновым. Вдруг неожиданно поднял голову и посмотрел Рите прямо в глаза:

– Ты почему меня сюда позвала?

– Потому и позвала. Хотела узнать, почему ты так себя ведешь, – призналась девушка.

– Вооооот! Наглые всем нравятся. А я … Ну я не очень наглый… А ты…

– Что я? Да хватит уже мычать, говори внятно. Что я?

– Ну… как бы… это… Рита, не мучай меня! – взмолился Виталик.

– Нет уж! Каждый должен отвечать за свои поступки! – Рита была настроена решительна.

Виталик совершенно сгорбился над недоеденным пирожным и куда-то в глубину кофейной чашки промямлил:

– Нравишься мне.

– Что?????

– Нравишься мне, – Виталик оторвал глаза от пирожного, посмотрел Рите прямо в глаза и произнес, отделяя каждое слово друг от друга, – Ты мне нравишься.

Рита опешила. Она ожидала чего угодно, только не этого. Хотя нет! Неееет!!! Именно этого она и ожидала. Тогда, раньше. Ведь ей же казалось, что она ему нравится. «Есть все-таки у меня эмпатия», – с гордостью подумала девушка. Но потом она так горько разочаровалась. Какая глупость!

– Какая глупость! Если один человек нравится другому, он оказывает ему разные знаки внимания, а не наоборот. Не хамит и вообще.

– Я не умею знаки… – опять потупился Виталик, – и вообще я думал, ты смеяться будешь, если я знаки… А отец всегда говорил – женщины наглых любят, хотя и не признаются. Вот я и пробовал.

– Ну ты и дурак! – практически восхищенно воскликнула Рита, – Идиот, я бы даже сказала!

– Почему это? – слегка обиделся Виталик.

– Потому это, – передразнила его Рита.

Ей сделалось так легко, так свободно. Как будто долгие годы тяжелая болезнь отнимала у нее возможность дышать и в одночасье вдруг отступила. Рита вздохнула – глубоко-глубоко, полной грудью и огляделась вокруг. Вечная питерская морось показалась ей бесконечно прекрасной. Что может быть лучше, чем наслаждаться пирожными под кофейный аромат и смотреть, как по Неве курсируют разнообразные плавающие средства. И взрыв хохота за соседнем столиком – это не кинжал в ее, ритину спину, а чей-то удавшийся праздник.

– Виталик, я не люблю наглых. Я люблю фиалки, васильки люблю, – улыбнулась Рита.

– Понял, будет сделано, – парень подхватился и исчез.

Рита была счастлива. Она давно не чувствовала себя так безмятежно. Или никогда не чувствовала…

Они еще долго стояли под ритиной дверью, никак не решаясь проститься. И только жалобный писк Кактуса заставил Риту сказать решительно: «Ну всё! Пока! До завтра». Кактус кинулся в ноги и тут же замурчал, с укоризной поглядывая на хозяйку: «Как ты могла??? Я тут голодный и совсем один!»

- Ах, Кактус, спасибо тебе! Если бы ты знал, как я счастлива!

Кот уплетал корм, а Рита, присев в кресло, наблюдала. «Сейчас наестся и придет гладиться», – подумала она. Кактус, словно услышав ее мысли, оторвался от тарелки, облизнулся и… важно прошествовав мимо, запрыгнул на диван.

– Кактус…??? Что это значит?

Кот умывался и всем своим видом говорил хозяйке: «Если тебе очень хочется, ты, несомненно, можешь меня погладить. Но вообще-то, я – кот самодостаточный!»

Другие работы автора:
+5
162
17:10
Хорошо, хорошо, хорошо!
Очень приятный рассказ!
21:31
Ой, спасибо, спасибо, спасибо! Мой первый smile
12:24
Таак… А и действительно хорошо!
Мимимишно, розово, по-женски гипертрофировано, но хорошо! А если это первый опыт, то вообще прекрасно.
Теперь минусы. И самый жирный, это бабульки. Кто они? Откуда? Зачем? достаточно было бы намек дать. Было бы неплохо, если бы бабульки оказались плодом воображения, но это так, предположения. Второе — слишком уж резкий переход от мышки до решительной девушки. Я не прочувствовал её изменения, страхи, отчаяние. Так же портило повествование и сбивало с ритма долгое чтение психологии в лекции. Вот это всё надо сделать более живым, доступным слушателям, менее официальным и сухим. В общем, снижает интересность.
Хороший первый опыт (если он действительно первый ;))
15:30
О, спасибо! Да, это первый опыт в художественной литературе. Хотя коммерческих текстов написано за жизнь вагоны. Критику принимаю, спасибо, если и правда читабельно, буду пробовать еще.
15:33
Рад, если что-то вам помогло.
15:50
Я, знаете ли, что называется в поисках себя. Это была литературная попытка. Если нашелся хотя бы один человек, который это прочитал и оценил на «хорошо», значит можно пытаться. Тем более, что самой мне это интересно. А раз вас даже двое...!!! smile Чем черт не шутит… smile Хотя за бабулек обидно — мне казалось, что в недосказанности и есть их плюс.
Еще раз, спасибо :)
15:56
Насчёт бабулек. Одно дело недосказанность с последующей фантазией читателя, когда есть от чего оттолкнуться, и другое, когда бабульки «бог из лимузина». Стоит прописать хоть намеком, кто они.
16:18
ок, в следующем рассказе определю их принадлежность или кого-то другого…
Мне тоже показалось, что это их плюс. Поэтому я и выпустил эту лекцию: хотелось, чтобы они были ангелами хранителями, а не ангелами хранителями с докторской степенью на земле грешной))
12:16
увы, судьбу я их уже предрешила другим образом smile хотя, могу и передумать, конечно, пока следующий рассказ в процессе написания.
Удита
09:15
Где б взять таких бабулек
12:22
Да нужно только повнимательнее присмотреться, наверняка вокруг найдутся, может и не такие, а другие, те, которые именно Вам нужны.
Галина
09:31
+1
А мне понравилась очень, лежу улыбаюсь день прекрасный. Спасибо, Наташа.
12:20
Галя, спасибо! Кстати, тема эта навеяна мне высказыванием одной Галины… :)
11:00
+1
Мне понравилось, хотя я и не фанат мистики и бабулек, но тут персонажи особенно удались. И кот очень хорошо описан. Хотя сам бы я его не взял ни за какие коврижки – Риту стало жалко даже, когда ее заставляли взять )
Намеренно лишь выпустил часть с лекцией – к домашнему заданию вы потом в тексте так и не вернулись, а лишних объяснений от бабулек мне не требовалось – всё и так было ясно smile
12:19
Спасибо! Пишу-то для себя в первую очередь, а мне всегда важно, чтоб было какое-то теоретическое обоснование smile Но я поняла, лекция — слабое место…
Может она и хороша? и это и слишком нетерпелив был и зря не прочёл)
15:46
ну я и сама, когда читаю, больше диалоги люблю, и куски большого текста проскакиваю, особенно, когда хочется узнать, чем же все закончилось smile в любом случае, я рада, что персонажи получились живые, а смысл — понятным.
Загрузка...