Нечистая, или сёстры Медузы. Глава № 6. Алиса почти в зазеркалье

Автор:
Мидари Гром
Нечистая, или сёстры Медузы. Глава № 6. Алиса почти в зазеркалье
Аннотация:
Казалось бы, эпохи охоты на ведьм, фальшивого коммунизма и манипуляций идеями о всеобщем равенстве остались в прошлом. Так было до конца ХXI века, пока к власти не пришли те, кто решил вернуть все и сразу.
Ульрих, как и многие в его время, боится, что люди будут истреблены теми, кто пришел им на смену, и поэтому считает, что лучший выход из ситуации – стать одним из них...
Текст:

Как только вороны вылетели из «гнезда», их карканье растворилось в глубине дома, будто бы их и не было. Все время, пока они осматривали дом, до них доносились какие-то шорохи. Иногда они сопровождались звуком, похожим на хлопанье крыльев. А пару раз Эвриала даже слышала мяуканье. Она утверждала, что слышала его и раньше, но не так отчетливо, и продолжала настаивать, что именно кот (или кошка) напал на нее в одной из комнат и пустил стрелки на её полупрозрачной юбке, накинутой поверх штанов.

- Возможно, какой-то кот и забежал в дом. Тем лучше для нас. Кошачьи хорошо отпугивают нечисть. Вот и помогут загнать нам её в угол. – крикнула ей Сфено из соседней комнаты. Эвриала рыскала по дому в поисках испортившего ей костюм существа. Это занимало её даже больше, чем какая-то нечисть.

Этот кот сводил ее с ума. Зайдя в любую комнату и прислушавшись, она начинала слышать шорох, к которому ее сознание тут же дорисовывало клубок шерсти, играющий с пакетом, катающийся по полу или - вариант, который пугал ее больше всего, - готовящийся к очередному нападению на ее костюм.

Ульрих тем временем стоял, обхватив себя руками, и наблюдал за тем, как Сфено мелким глотками пьет воду, то и дело поглядывая в кружку. Она выглядела раздраженной, что его ни капли не удивляло. Он и сам проходил через это. Теперь они тоже слышат шорохи, которые любого довели бы до белого каления. Сначала их реакция даже стала его немного забавлять. Они реагировали подобно обычным людям, а не роботам, лишенным функции «бояться», как ему показалось сначала. Однако вскоре он понял, что в них обеих больше раздражения, чем страха, будто бы речь шла о надоедливой мухе, а не об опасной потусторонней сущности.

Как только начался осмотр дома, до него дошло, что пока они будут изгонять нечисть, ему придется сидеть где-нибудь в уголке и не мешаться. Но тогда Ульрих снова останется один, а именно этого он и хотел избежать. Это было основной причиной, по которой он их вызвал. Ему не особо верилось в то, что кто-то придет и выведет из его дома всю нечисть, словно расплодившихся тараканов. И мало того, что выведет, главное – напугает ее до такой степени, что она решит в него больше не возвращаться. Всё лучше, чем в очередной раз страдать одному.

- Так и с ума сойти можно. – пробормотала Сфено. Её брови сошлись на переносице и не хотели расходиться, пока не вмешался Ульрих.
- Вы ещё даже не видели его или её… В общем, ту сущность. Так что, не спешите пугаться.

Если раньше в такие дни он чувствовал себя слабым, беспомощным трусом, то теперь, наблюдая за тем, как они сталкиваются со всем впервые, он вырос в своих глазах до уровня эксперта по части сюрпризов этого дома. Конечно, каждый год сущность вносила в репертуар новое номера. Например, раньше она никогда не хватала его за руку, когда он пытался положить что-то в шкафчик. Шорохи же стали чем-то вроде отличительной черты бренда.

Многие сочтут, что в этом нет ничего такого, к чему трудно было бы привыкнуть. По факту же они держали человека в состоянии вечно растущего напряжения. Лампочка в таком случае рано или поздно перегорает. С человеком действует тот же принцип. Каким бы сильным он ни был, наступает момент, когда в голову начинают закрадываться суицидальные мысли. Если бы все это продолжалось не один день в году, а происходило ежедневно, он бы давно пустил себе пулю в лоб…

- Его…её…Кто это?
- Я не знаю, кто это. Он или она. Внешне похож на мужчину, но голос…Чаще всего он женский, такой, что пробирает до костей. И что странно, он будто исходит из моей головы. Это самое неприятное. В такие моменты хочется ее себе размозжить и покончить с этим раз и навсегда. Один раз я почти так и сделал.

Её рука, зажимавшая кружку с противоположной стороны от ручки, остановилась на полпути и резким движением вернула её на стол. Сфено внимательно осмотрела каждый миллиметр его лица. Глаза перестали блуждать и остановились где-то слева, в районе его правого глаза.
Она осторожно, еле ощутимо дотронулась пальцами до его виска. Её руки по-прежнему были обтянуты перчатками, отчего ему казалось, что всех кроме него предупредили о надвигающейся пандемии.

- Теперь вижу.
- Видимо, длинные волосы плохо выполняют свою функцию. Его недолжно быть видно. – ответил он, потирая шрам, занимающий всю височную часть и немного заходящий на скулу. Пока она рассматривала его лицо, Ульрих тоже кое-что приметил.

Из-под закрученных вверх коротких прядей выглядывала изогнутая змейка. Она скользила по её шее, уставившись прямо ему в глаза. Казалось, она шипит, показывая ему свой маленький раздвоенный язычок.

- Что-то случилось? – спросила Сфено, заметив, как его лицо на мгновенье перекосило, будто он увидел за ее спиной что-то страшное. Она оглянулась.
- Нет, ничего. Просто я подумал…Э…Что-то услышали?

Он решил не рассказывать, что татуировка на шее сначала показалась ему настоящей змеёй. Не хотелось казаться трусом, хотя он чувствовал, что вызвав их для выполнения грязной работы, он уже признал, что боится. Но трусость ли это или здравый смысл? По прошествии стольких лет его по-прежнему мучил этот вопрос.

- Вы первые люди, которые узнали о моей проблеме, и, скорее всего, вам придется разделить мою участь. Теперь вам слышатся шорохи, и кажется, что кто-то дышит вам в спину, что вас вот-вот накроет чья-то тень. Мне это знакомо. – Он прислонился спиной к шкафчику и тут же отпрянул, несколько раз оглянувшись назад. – Извините нервы ни к черту. Сфено понимающе кивнула. - У меня появилось одно предположение. – продолжил он. - Возможно, каждый слышит что-то своё. Я уже говорил, нечисть использует ваши страхи настолько, насколько вы ей позволяете. Эвриале мерещатся коты, а что слышите вы?
- Треск. Такой, который слышишь, когда пламя поглощает что-то…- она резко повернула к нему лицо. Сфено смотрела на него и не смотрела одновременно. Её сознание блуждало где-то далеко, возможно, в воспоминаниях, о которых она давно позабыла. -…или кого-то.
- Треск костра… Да вам повезло. Похоже, вы ему нравитесь. – сказал он, пытаясь разрядить обстановку.
- Вы не понимаете…

Она сморгнула то, что накатило на нее прочь, и её лицо снова приняло вид слегка надменного спокойствия, с которым она появилась на пороге его дома.

- Видимо, да. – заторможено ответил он, попутно обмозговывая, какая личная трагедия кроется в глубине её серо-зеленых глаз.
Ульрих шагнул в сторону коридора и тут же вздрогнул, застигнутый врасплох громким гулом. Сфено мигом выхватила из пояса модифицированную флешетту и завертела ею перекидывая с одного пальца на другой, как искусный фокусник. Ему даже показалось, что внутри неё что-то светится, причем это видение одолевало его, только когда стержень на доли секунды оказывался повернутым одним из концов в его сторону. Это напомнило ему о школьных временах, когда одним из его увлечений была астрономия. Все произошло так быстро, но в его голове это занималось, как минимум, минуты. Он даже успел подумать о том, как все эти фокусы Сфено напоминают ему о пульсарах.
Над их головами вертелись большие лопасти подвесного вентилятора.

- Что случилось? – в дверном проеме появилась Эвриала с водяным автоматом наизготовку.
- Кажется, приведению заказчика мы пришлись по душе. Сначала чай. – она подмигнула, - Теперь вот вентилятор включил, чтоб нам не было жарко.

Гул прекратился. Рука Ульриха лежала на выключателе. Лопасти снова завращались, громко рассекая воздух. Он снова нажал на выключатель.
- Теперь понятно, почему у тебя с ним проблемы. Ты же не даешь ему ухаживать за тобой. Оно просто пытается быть любезным. – с укоризной произнесла Эвриала.
- Ухаживать? – Ульрих ошалело глянул на нее через плечо, продолжая держать руку на выключателе. — Вас подкинет в воздух и исколошматит на мелкие кусочки. Зачем мне нужны мертвые экзо? Нет, ну если вы ведьмы, то сможете собрать свое тело заново. Только близко друг к другу не стойте, чтоб вы не перемешались. А то потом кому-то достанется чужая голова.

Он скривил губы в ехидной ухмылке, наблюдая за их реакцией.

- По-твоему, современные ведьмы на это способны?
- Я с ними знаком…

По его лицу пробежала тень сомнения, словно он размышлял, стоит ли ему раскрывать все карты, или эта информация слишком личная. Он давно ни с кем не говорил по душам и привык, что у стен в прямом смысле есть уши и даже мозг, который записывает все, что бы он не произнес, чтобы позже использовать данные против него.

В комнате снова повеяло прохладой, слетающей с лопастей вентилятора. Девушки уже даже не вздрагивали, а просто поглядывали наверх каждый раз, когда он включался.

- Знал одну…Её фото на столике в зале.
Всё стихло. Лопасти замедлили свой ход и остановились. Ульрих медленно мотнул головой, отвечая на их немой вопрос, — он ничего не трогал.

***************************************************************
На полу в коридоре Эвриала нашла опрокинутое зеркало. Она хотела повесить его на гвоздик, который торчал из стены, но когда перевернула его отражающей стороной, поняла, что его лучше не трогать.
Оно было полностью покрыто копотью.

Она провела рукой. Ничего не произошло. Темные разводы, которые появились, то ли от костра, то ли от того, что кто-то усердно водил свечой по зеркалу, никуда не делись. Красная ткань на перчатках по-прежнему оставалась красной. Убедившись, что рядом никого нет, Эвриала сняла перчатку и провела пальцами по черному стеклу. Все чисто. Еще раз осмотрев его со всем сторон, ей пришлось сделать неутешительный вывод – зеркало было закопчено изнутри.

Может быть, дело как раз в нём? Сидит, понимаешь ли, внутри зеркала какая-то потусторонняя чебурашка и издевается над бедным самаритянином с большим сердцем на кофте, а, возможно, и не только на ней. У неё возникла идея попробовать разбить его, чтобы разгадать «технику копчения» зеркал изнутри, но побоялась, что оно окажется раритетом. Тогда ей придется отбиваться от заказчика чем-то посерьёзней водяного автомата.

Она нащупала за спиной щипцы, предназначенные для обезвреживания живых сущностей, будь то человек или собака, одержимых опасной идеей, вроде накинуться на кого-то с топором или позвонить ей в воскресное утро. И хотя одержимой собаке достаточно просто накинуться, некоторые недружелюбные сущности не от мира сего предпочитали выдумывать что-нибудь этакое, а не просто управлять чужим телом.
Достаточно нажать на панель на внутренней стороне ручек, чтобы активировать подачу электричества. Именно поэтому её перчатки были хорошо прорезинены. Но, чёрт, как же в них было жарко!

Её пальцы скользили по черно-серой поверхности зеркала. Оно было теплым, как кружка с остывающим чаем. Рука остановилась. На секунду ей показалось, что она начинает прилипать.

- Не паникуй. – прошептала Эвриала и опустила тепловизор на глаза. Зеркало было покрыто красными пульсирующими пятнами.
«Где обычно появляется сущность?..Да везде…А поподробнее…»

Она вздрогнула. Это были всего лишь голоса её ментора и заказчика, доносившиеся откуда-то со второго этажа.

Она отдернула руку, вернее, попыталась – та словно приросла к зеркалу. Эвриала встала на него ногами и попыталась оторвать руку от поверхности. В ладони покалывало. Под ней ощущалось какое-то движение. Кажется, стекло стало горячее.

- Раз, два, три-и-и…- она резко дернулась вверх, обхватив запястье приклеенной руки. Копоть пошла волнами. Эвриала сняла тепловизор и отпрянула. В черноте начали проступать красноватые оттенки, и чем ярче они были, тем горячее становилась поверхность.

Прихожая наполнилась запахом горящего дерева. Ноги тоже оказались прочно приклеенными к зеркалу.
- А вот теперь можно паниковать…- Она сняла сандалии и попыталась достать из-за спины водяной автомат. – Теперь я выгляжу как страус…Ай…
Чернота раскалялась. По краям появились маленькие языки пламени. Они стремительно охватывали все зеркало, разрастаясь вверх и вширь. Звать на помощь кого-либо она не собиралась. Если её застанут в такой позе, Сфено будет напоминать ей об этом до конца жизни. Если же она сгорит, никто не узнает об её позоре. Отличный план.

- Все нормально?! - сквозь сгущающийся дым до нее донёсся голос Сфено.
- Да! Кхм-кхм…Все отлично! – ответила она, прикрыв лицо подолом накидки.
- Выглядит, как типичный дом с приведениями. Слишком мрачноват. – голос Сфено приближался в такт шагам.
- Ну спасибо…- обиженно буркнул Ульрих, спускаясь за ней следом. Он сам продумал дизайн в стиле минимализма. В нем не было ни намека на мрачность: светлые стены, украшенные картинами и фотографиями, диваны, накрытые пледом, светло-коричневый отполированный паркет и многое другое, никак не сочетаемое со словом «мрачность». Ну разве что теперь, когда в доме творится чертовщина, да еще и ночью, комнаты действительно кажутся слегка мрачноватыми.
- По мне так обычный дом! – крикнула в ответ Эвриала, наставив на охваченное пламенем зеркало водяной автомат. Получив обильную порцию воды, оно зашипело, испуская клубы пара. Ей удалось погасить пламя. Капли воды забегали, как на раскаленной сковороде. Через пару мгновений по краям зеркала снова появились оранжевые языки.
- Я могу делать это целую вечность... – прошептала она, готовясь выпустить очередь «выстрелов». В очередной раз потянув за руку, Эвриала обнаружила, что она больше не приклеена к зеркалу. Эвриала попыталась удержать равновесие, но ноги по-прежнему не двигались с места. Она упала на спину, перевернув зеркало вертикально полу. В глазах потемнело. Вздох облегчения был прерван огнем, охватившим ее ноги.
- Говорила мама, не носи синтетику. – буркнула она себе под нос.

Эвриала расцепила ремешки сандалий и отползла к ближайшей стене. Несколько огоньков стремительно поднимались вверх по её полупрозрачной юбке-накидке. Похлопав руками по ногам и туловищу, она покрутилась, чтобы убедиться, что больше не горит. Дымок витиеватыми струйками поднимался от огрызков накидки.

Бороться за свою обувь было бессмысленно. Эвриала была уверенна, что как только вода испарится, зеркало тут же наполнится пламенем. К тому же, оно уже наполовину сожрало её сандалии. Ей оставалось только выйти на берег моря и развеять пепел по ветру.

Как и ожидалось, как только с ними было покончено, огонь погас, словно его отключили за неуплату. Несколько ярко-оранжевых языков пламени изогнулись и начали шарить в поисках чего-нибудь съедобного в радиусе размером со среднестатистический тапок, и не найдя подходящей кандидатуры, стремительно всосались обратно в зеркало. Дым последовал их примеру.

Эвриала принюхалась. Прихожая снова наполнилась уже знакомым запахом чужого жилища. Она даже не могла ассоциировать его с чем-либо. Это была просто смесь запахов, на которую наталкиваешься в чужом доме.

Оперевшись на локти, она с жалобным видом взглянула на то место, где еще пару мгновений назад стояла её обувь и провела рукой по обугленным остаткам накидки.

- Цельность образа нарушена. – уголки её рта обиженно опустились, словно на огонь или на того, кто стоял за ним, можно было обидеться. Образ был продуман до мелочей и рассчитан на то, что пока она не уверена в своих силах и не знает, не удерет ли она от страха, встретившись с трудовой рутиной экзо, он будет играть роль щита. Говорят же, хочешь стать успешным, прикупи костюм успешного человека. И выплати за него кредит без задержек.
- Почему ты босая?
Рядом с лестницей стояла Сфено. Заказчик с любопытством выглядывал из-за ее плеча.
- Почему я лежу на полу, тебя не интересует?
- Ты решила отдохнуть. – подкинула ей идею ментор. Она подмигнула и продолжила. – Но почему ты босая?
- Уверена у тебя и на этот вопрос есть свой ответ.

Сфено отрицательно покачала головой и сложила руки на груди. Эвриала вздохнула.

- Спроси у этого зеркала, кто на свете всех милее, и узнаешь.
- А точнее? – вмешался Ульрих. Он вынырнул из-за плеча Сфено и протянул ей руку.
- Кажется, нечисть заказчика больше не питает к нам симпатии. Ко мне больше нет.
- А точнее? – голос менторши повысился на пару тонов, а её брови сдвинулись на пару миллиметров.
- А точнее... Она хотела сделать из меня удобрение для клумбы Ульриха.
- И какой из этого мы сделаем вывод? – строго спросила Сфено.
- Эм…- Эвриала потёрла переносицу и наконец ухватилась за руку Ульриха, которую он так и не убрал, игнорируя её игнорирование его руки.

Поднявшись, она оторвала часть остатков ткани, которые ещё минуту назад составляли переднюю накидку. Задняя оказалась почти нетронутой. К счастью, черные штаны под ними тоже не пострадали.

- Нечисть - призрак садовника, который ранее жил в этом доме? Видимо, кто-то растоптал его розы и теперь он мстит.
- Правильный ответ: правило № 3, пункт первый – если что-то пошло не так, всегда звать на помощь своего напарника.
- А если на кону репутация?
- Всегда звать на помощь…
- Да-да…Своего напарника.

Примечания:
Пульсар можно засечь на небе только тогда, если его луч направлен в сторону наблюдателя.

0
48
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...