Нулевой симбионт (Егерь и Джинни)

Автор:
Егерь
Нулевой симбионт (Егерь и Джинни)
Аннотация:
Что делать, если от космического вируса нет спасения? Кто-то будет прощаться с любимыми, кто-то гулять на полную катушку перед смертью, а Витек Буян – бывший зэк, а ныне преуспевающий бизнесмен, решил сбежать… в будущее! Проснувшись от криозаморозки через сто пятьдесят два года, мужчина пытается разобраться, кто свой, кто чужой в новом мире.
Текст:

«Как сообщает «Прессинформагенство», со ссылкой на тиранийские источники, вирус «Нишани» продолжает стремительно распространяться. Власти страны призывают граждан не покидать дома и ни в коем случае не приближаться к обнаруженным на улицах коконам. Ученые утверждают, что вирус имеет инопланетное происхождение, а не очередное восстание природы, вроде «Эбола». При высокой вирулентности инфекции и стремительном протекании симптомов…»

Витек Буян раздраженно переключил радио на новую волну. «А то, типа, неизвестно, что тут повсюду заболевшие! Мир стоит на грани большого конца, а эти придурки высоколобые пока не нашли лекарство! И за что им только платят?»
Буян посмотрел в зеркало заднего вида. Шоссе пустынной серой полосой вилось среди домов с выбитыми стеклами очередного покинутого захолустья. Ну и хорошо, есть, где разогнаться на верной бентле. Именно «бентля», а не забугорное «Bentley».
Опять подкатила привычная головная боль и тошнота. Витек, не отвлекаясь от дороги, торопливо достал пачку таблеток. Истончившиеся, пожелтевшие пальцы ощутимо подрагивали, когда он выковыривал заветные капсулы из блистеров.
«Проклятый цирроз!» Темные будни, насыщенные постоянной болью в правом боку и кучей дорогих лекарств, только усилили желание выжить. Во что бы то ни стало.
Запив минералкой лекарство, он достал спутниковый телефон. Теперь, привычный сотовый превратился в бесполезную, дорогущую игрушку, валяющуюся на заднем сиденье, рядом с собачьим печеньем. Шнурок – старый мопс, – так и не вернулся, после утренней прогулки.
«… хотя, отмечается некоторая необычность в поведении воскресших. Они никого не пытаются укусить и убить, как боялись особо впечатлительные. Люди просто ходят и осматриваются. А в пресловутом Шкодере, где были зафиксированы первые очаги инфекции с упавшего спутника компании «Би-Бор», воскресший взял и улетел…»
Буян не выдержал и ударил кулаком по магнитоле. Коротко пшикнув, она замолкла. Следом замерли дворники. Видать, какой-нибудь контакт отошел.
«Достали уже! По всем каналам эту хрень гонят! И так очевидно, что миру не спастись от инопланетной инфекции».
— Здорово, Васильев! – громко и жизнерадостно поздоровался он, когда в трубке телефона раздалось осторожное «алло?».
— Добрый вечер, Виктор Михайлович, – робко поздоровался ученый.
— Я буду через десять минут, – сказал Буян. – Криокамера ваша готова?
— Конечно, а вы уверены, что стоит…
— Я тебе не за вопросы плачу такие бабки! – сорвавшись на крик, перебил Витек.
— Да, конечно…
Он выключил телефон и бросил его на соседнее сиденье.
«Не цирроз, так этот долбанный вирус «Нишани» прибьет! А криозаморозка даст новый шанс!» Умирать в планы пока не входило.

*

Николай отставил пустую тарелку в сторону и взял стакан сока. Можно конечно и не пить, но привычка – это серьезно. Немного резало глаза от недосыпа, но терпимо. Хотя… Усилив работу слезных желез, мужчина почувствовал себя лучше.
Мико, выросший в таламусе мозга благодаря симбионту, только к семнадцати годам, на грани чувствительности подал знак. Федька уже пытался выйти на связь.
Николай с неохотой подключился к игласу.
— «Привет, Скайпин!» – жизнерадостно поздоровался Федька, прогремев на всю голову. Мужчина от неожиданности подскочил, расплескав сок на штаны.
— «Сволочь, гад!» – отчетливо подумал он.
Хакеров довольно рассмеялся, заодно усиливая и псисвязь.
— «Я сейчас оффну иглас!» – не выдержал Скайпин.
— «Всё-всё, – успокаиваясь, доброжелательно ответил Федька. – Когда ты уже разовьёшь образы?»
— «Чтоб ты меня еще и дома своей фэйсой в голове допекал?» – недовольно, спросил Николай.
— «Допивай сок и мувом сюда! Мифодий нас только что вызвал!» – воскликнул напарник.
Николай второй раз от неожиданности разлил сок на штаны.
Чтоб шеф сразу с утра, пропустив плановую медитацию, вызвал двух, далеко не самых лучших сёрчеров, на ковер? Жди проблем. Может, пропустили кого? Из всех неясных была только пятилетняя девочка. Но у нее просто еще не накопилось нужное количество симбионта, а не то, чего боялись родители. Напарники несколько раз ее проверяли. Мать еще, перед уходом, спрашивала про мнимую инвалидность дочери.
Николай, уже было вскочивший из-за стола, тут же уселся обратно. Если будут траблы, то зачем к ним спешить? Можно и расслабиться. Сок стал в разы вкуснее. Тем более банановый!
— Николяша, – протяжно позвала мама из своей комнаты, – не разбей посуду!
— Ну ма-ам! – прокричал в ответ Скайпин, при этом закрыв глаза, и воздев руки к потолку.

*
Буян с трудом открыл глаза и, тут же зажмурился от яркого света.
«Я выжил!» – радостно мелькнуло в голове.
— Профф, по-моему, объект подает признаки лайфа, – раздался молодой женский голос.
— Да, я в теме, – ответил более взрослый, мужской голос, – зацени его показатели.
« Как школьники разговаривают» – неохотно подумал Витек. Да и думать вообще не хотелось. Хотелось спать… и есть!
Последнее желание заставило снова открыть глаза. Справа шевелилась чья-то спина в желтой одежде, слева стояла брюнетка в блестящей рубашке и смешной фиолетовой кепке с сильно задранным вверх козырьком. Она внимательно рассматривала часы Буяна.
— Э! Эт… – попытался возмутиться Витек, но ничего не вышло.
— Может, тупой? – тихо спросил девушка.
— Вика, мэн только из крио вышел, адаптационка у него, – проворчала желтая одежда.
— И долго он так даунить будет? – сочувствующе спросила она, отложив часы в сторону.
Буян, заскрипев зубами, протянул руку, нащупал драгоценные «ролексы» на кровати и торопливо надел на запястье.
Вика с поднятыми бровями наблюдала за ним:
— Чего это он?
— Ты прикинь! – круто развернувшись, воскликнул мужчина в желтой рубашке, – этот мэн в крио сто пятьдесят два года пробыл!
Девушка выпучила глаза на Буяна:
— Ничего себе! Сидор, так он, может, помнит мир до катастрофы?
«Катастрофы? Так проклятый «Нишани» все же убил мир?» – Буян с горечью зажмурился и попытался встать и спросить про вирус, но смог только приподнять голову и еле слышно прошептать:
— Мир…
Сидор и Вика переглянулись.
— И тебе мир, мэн, – чуть кивнув, величественно произнесла брюнетка.
Буян тоскливо застонал.
— Может, не так надо было? – с сомнением спросил мужчина.
– Мира тебе, брат.
Витек захотел врезать обоим идиотам чем-нибудь тяжелым.

*

— Ты чего так долго? – вместо приветствия спросил Федор Хакеров.
Николай, только вышедший из портала в офисе, удивленно на него посмотрел:
— Мы с тобой поговорили десять минут назад…
— Я уже был у шефа. И сказал, что ты отчеты доделывал. Прикинь, он даже бровь приподнял…левую – произнес Федька, усаживаясь за свой стол.
Последний факт заставил сердце ускориться. Если шеф позволил внешнее проявление эмоций…
— Эта… – тоскливо начал оправдываться Скайпин.
— Да дэлеть! Нам тут экстренку подкинули! – возбужденно перебил напарник. Его, обычно темные волосы были соломенного цвета и ниспадали до плеч. Серые глаза блестели от радости.
— Экстренку? Нам? – не скрывая удивления, спросил Николай. –
Эти дела обычно Небоскребову и Бунраку давали.
— Ага, но сегодня же вручение нобелевки, – вот и весь оперативный состав в Великой Ратуше.
Скайпин тоскливо вздохнул и посмотрел на друга. Им-то нобелевки не видать. Еле на второй уровень выползли. Хотя, вон, Федька научился уже влиять на посторонние организмы. Месяц назад сдал зачет. А сам Николай еле смог чуять эмоции, и то у инвалида… у мамы.
— Ты хоть вчера медитировал? – с усмешкой спросил Хакеров.
— Да, – уверенно сказал Скайпин.
Федька прищурился и прыснул со смеху:
— Опять, небось, с Викой до ночи единением занимались?
— Так, что там за экстренка? – торопливо решил сменить тему Николай.
— Давно бы уже зачеты сдали на пару! – не прекращая смеяться, выдал напарник.
— Все, свернули окна! – воскликнул Скайпин. – Что там Мифодий дал?

*

Буян, наконец, смог приподняться и осмотреться, хотя голос все еще не возвращался. Только и получалось, что сипеть, да и то, с трудом. Постоянно щебечущие свои непонятные словечки Сидор и Вика, заботливо помогли ему сесть на кровати.
Палата исследовательского бункера выглядела удручающе: осыпавшиеся потолочные панели валялись на пыльном кафельном полу, вместе с осколками ламп. Новомодная прикроватная тумбочка лежала грудой трухи, проводов и микросхем. Буяну, перед усыпляющим уколом, очень понравилось нажимать на кнопки и наблюдать, как из тумбочки, по заказу выдвигались, дисплей с выбором фильмов и музыки и минибар с разными напитками.
А теперь… эх…
Кровать, на которой лежал Витек, была застелена чистой белой простыней. Сам же Буян был одет в какую-то серую робу. Черные носки завершали нехитрое облачение.
Вика – невысокая брюнетка, лет семнадцати, почесывая прямой нос, с сочувствием разглядывала Буяна. Сидор же изучал древние бумаги, прикрепленные к пластиковому планшету. Лысый мужчина, лет тридцати сосредоточенно хмурился над записями.
— Вот, любопытно, – произнес он, опуская планшет, – у Виктора Дятлика диагностировали цирроз, но к процедуре он был допущен.
Буян зарычал и попытался встать на ноги. Упоминание фамилии всегда приводило его в бешенство. На зоне, один фраер, так передних зубов лишился. Витек еще хотел его сделать своей «Федькой», в назидание другим, но смотрящий тогда не позволил.
Сидор отошел на пару шагов и удивленно посмотрел на Вику:
— Может, крэйзи от крио?
— Может, – согласилась девушка. – Или ему не понравился ваш голос?
— А так лучше? – сказал мужчина детским голосочком.
Буян почувствовал волну ужаса. Следом накатила ярость.
«Да это же мутанты!»

*
Хакеров на секунду замолчал. Николай тут же подал голос:
— Ты хочешь сказать, что посреди города в древних тоннелях на километровой глубине, нашли запечатанный бункер? А там еще и крио был?
— Да, и теперь этот древний, схватил заложницу и что-то кричит про мутантов. Профф убежал и тут же подал сигнал, – закончил Федор.
— Прям фантастика в стиле дешевых пси-образов, или черных снов! – воскликнул Скайпин.
— И не говори, – поддержал напарник. – Ладно, пошли.
Портал вывел сёрчеров в центр мегаполиса. Прорезиненная мостовая приятно пружинила под ногами. Двухсторонний поток разномастных людей тихим гомоном спешил мимо парней. Федор и Николай торопливо отступили на спортивную дорожку, вьющуюся между тротуаром и скоростным шоссе с редкими парящими серебристыми карами. Возвышающиеся по обеим сторонам жилые небоскребы зеркальными рапирами тянулись к чистому голубому небу. Вдали сверкала золотым Главная Ратуша – огромный шестигранный небоскреб с покатой крышей. Это там сейчас около полутора миллионов людей с нетерпением ожидали результатов комиссии.
— Вон, смотри! Профф нам машет, – воскликнул Федор, указывая на до боли знакомого мужчину. Скайпин подозрительно прищурился и поспешил за Хакеровым.
Рядом с открытым люком, обозначенным предупреждающими голограммами, на самом краю шоссе, стоял пресловутый Сидор. Николай шесть лет и три месяца назад видел его на дне рождения у Вики. Нехорошее предчувствие заставило Скайпина поёжиться.
Профф поздоровался и начал торопливо, без предисловий рассказывать, одновременно спускаясь в люк по небольшим, складным ступенькам:
— Мы нашли одного крио в запечатанном бункере на почти километровой глубине, хотели обследовать и потом в распределитель…
Сёрчеры переглянулись и последовали за ним. Привычный гомон города сначала превратился в отдаленное эхо, а потом совсем исчез. Ступеньки светящейся зеленым спиралью уходили в глубину древней шахты.
— Проф, мы же не будем… – начал настороженно говорить Хакеров.
— Нет, что вы, мы только к портативному лифту спускаемся, – перебил его Сидор, – до пятидесяти метров запрещены монтажные работы, поэтому лифт закрепили ниже. Кстати, не переживайте, когда мико потеряет иглас. На глубине нет связи.
Николай поджал губы и промолчал. Оставалось только догадываться, как здесь работают дипперы и сами ученые.
— Ну так вот, этому крио больше ста пятидесяти лет и заморозка была гораздо раньше две тысячи двадцатого года! Он сначала мычал и экал, а потом, когда я поменял голос, ударил меня кулаком… понимаете, кулаком! – профф даже остановился и наглядно показал, как это сделал крио. – В скуловую область! Схватил Викулечку и приставил к ее шее острую железку.
«Викулечку?» – повторил про себя Николай, чувствуя, как нечто горячее полыхнуло в груди.
— И кричит такой: «Мутанты проклятые! Да я вас всех как Федьку нагну…» – дальше я не буду повторять его примитивную речь, – скомкано закончил Сидор.
— Как кого? – брови Хакерова взлетели вверх. – Не было такого!
— Там внизу кто-нибудь дежурит? – спросил Николай, сдержав смех.
Освещаемые зеленым мрачные стены тоннеля влажно блестели и заставляли инстинктивно пригибать голову.
— Да, конечно, – отозвался профф, – три вооруженных штатных диппера первой группы. Караулят у двери бункера.
— Так у них и оружие есть? – спросил Николай.
— Конечно! – подтвердил профф. – Иногда в тоннелях мэйби банды диких инвалидов. Все пытаются до Ратуши пробраться.
— А зачем? – удивился Федька.
— Взорвать хотят «оплот зла», – пояснил Сидор.
Хакеров не сдержался и хихикнул:
— Они бы еще в четвертое измерение на ускорителе попытались прорваться!
Профф на секунду обернулся и продолжил:
— Вы понимаете, этот крио очень ценен для нас. Его знания и воспоминания прольют свет на жизнь людей до катастрофы!
— Да не парьтесь, профф, – уверенно сказал Хакеров. – Усыпим крио, запихаем в лифт…
— Что вы! Такое воздействие на организм может его убить! – перебил Сидор, – да и резкий подъем со сменой давления после крио тоже, верная смерть.
— Нормально, – тихо произнес Николай.
— Ну и как нам тогда обезвредить крио, не воздействуя на него и постепенно поднять на поверхность? – спросил Федька.
Профф остановился и внимательно посмотрел на сёрчеров:
— У вас какой уровень?
— Так, расскажите с каким интервалом его нужно поднимать? – спросил Скайпин, торопливо меняя тему.
— « Ты прикинь, ждут кого-нибудь типа Небоскребова и Бунраку, а спустимся мы. Ты хоть в курсе, что надо делать? Ситуация-то внештатная», – раздался в голове голос Федьки.
— «Будем действовать по обстановке, Хотя, у меня появилась одна идея», – ответил Скайпин.

*
Дятлик посмотрел на связанную найденными проводами заложницу и, заложив руки за спину, прошелся до входной двери бункера и обратно.
Ситуация получалась скверная. Мутанты его по-любому не выпустят. Слышно, как что-то там делают за бронированной дверью. Оставалось надеяться, что эта Виктория имеет для них хоть какую-то ценность. Можно, конечно, рискнуть и попытаться, прикрываясь заложницей, вырваться… а дальше? Витек совершенно не представлял, куда пойдет дальше. Что там сейчас наверху? Может, как в фильмах показывали, радиоактивная пустыня и бегающие падшие – одичалые люди, которые жрут падаль? А все этот проклятый вирус с космического спутника! Что же делать?
Буян, когда врезал проффу и связал девушку, решил обследовать бункер. Все три помещения – и палата, и лаборатория, и комната персонала пребывали в плачевном состоянии. Только автономная криокапсула более менее выглядела нормально. Оставалось радоваться, что она не нуждалась во внешнем электропитании. Витек смог оторвать от нее кусок метровой медной трубки. Если что, в качестве оружия сойдет.
Связанная, с кляпом во рту, заложница, выпученными глазами наблюдала за размахивающим палкой Дятликом.
Вдруг, за дверью послышались стрельба, взрывы и крики людей. Витек лихорадочно перевернул стол с пыльными склянками и, схватив девушку, спрятался с ней за столешницей. В дверь бункера с оглушительным грохотом что-то врезалось. С петель и косяка посыпалась ржавая крошка. От следующего стука вылетела одна из клепок и ручка. В бункере от ударов поднялась пыль. Буян испуганно сглотнул и, поудобнее перехватив медную трубу, приготовился чуть что, врезать пленнице по голове.
От следующего удара бронированная дверь с грохотом многовекового дуба рухнула на пол.
— Стоять! Бояться! Череп откушу! – истошно заорал Дятлик.
На пороге возвышался рыжий бородатый детина под два метра ростом с какой-то серой штукой, отдаленно напоминающей миниган, только раза в три меньше. Черные куртка и штаны были сплошь в грязи. Позади него, в коридоре, что-то горело и дымилось.
— Виктор, пойдем со мной! Если хочешь жить! – басом прогремел мужчина и, положив свое оружие на плечо, протянул затянутую в черную перчатку руку.
Буян от неожиданности громко пукнул и нерешительно встал в полный рост:
— А ты кто?
— Я? – переспросил грозный гость. – Я этот… инвалид!
Дятлик удивленно осмотрел явно не больного здоровяка:
— По тебе не скажешь.
— Дикий я! – воскликнул детина.
— Кликуха такая? – переспросил Буян.
Рыжий наклонил голову и через секунду кивнул:
— Да, нам пора уходить! Скоро нагрянут эти… мутанты!
— А что с ней делать? – Витек поднял под локоть девушку.
Гость подошел и приставил свое оружие к голове заложницы. Буян коснулся плеча Дикого:
— Эта… браток, нам, как бы, не стоит ее убивать. Все ж таки заложница.
— Ее нельзя оставлять в живых! – зарычал рыжий. – Она мутантша. Так что, убьем.
Глаза заложницы широко раскрылись, брови взлетели вверх. Если бы такое произошло в прошлом, то Витек решил бы, что девушка удивлена. Ну а тут будущее, да и она мутант. Они, наверно, как-то иначе эмоции проявляют…
— Пришло твое время, злодейка! – грозно воскликнул Дикий.
Заложница моргнула два раза. Видать, не поняла, что сейчас произойдет. Оружие в руках рыжего тихо загудело. Блок стволов закрутился и начал мигать зелеными искрами по краям. Дятлик с сожалением посмотрел на девушку. Красивая мутантша.
— Умри! Зло! – величественно прогремел Дикий, и тут его оружие издало тихий щелчок. Девушка опять моргнула, потом зачем-то кивнула и медленно легла на бок.
— Я что-то не понял… – начал говорить Буян, показывая пальцем на подрагивающие веки убитой.
— Предсмертная агония, вызванная альфабетагаммаионизирующими лучами, – перебил Дикий, и выключил свой жуткий излучатель. Витек, тщательно скрывая испуг, авторитетно кивнул.
Вдруг, в дверях бункера появился какой-то парень со светлыми волосами до плеч. Его черная куртка была вся в грязи и саже.
— А это, блин, кто? – воскликнул Дятлик.
*
Николай резко развернулся и посмотрел на дверь.
— «Федька, ты чего пришел?» – отчетливо подумал Скайпин.
— «Так интересно же! Ты что, я крио ни разу не видел!» – раздался в голове ответ Хакерова.
— Кто это? – опять повторил Виктор.
Николай недовольно заметил:
— «Вообще-то, мы договорились следовать плану! Я изображаю дикого, а ты для достоверности…»
— «Там дипперы все устроят! Я договорился», – пояснил напарник.
— Это мой… – Николай замолк, быстро подбирая правдоподобные версии личности напарника.
— «Ну и кто ты будешь?» – решил он спросить совета у Хакерова.
— «Ну, так френд… наверно», – неуверенно ответил Федька.
— Это мой… – опять медленно повторил Николай.
— «А такое слово было сто пятьдесят лет назад?» – Скайпин, добавил в мысленную реплику побольше сарказма.
— «Да ладно тебе, ну скажешь «френд», если что уточнишь, да и я подтвержу, а он…»
— Федя! – не выдержав, перебил Хакерова Николай.
— Это твой Федя? – офигевающе переспросил Буян.
Николай развернулся и уже хотел пояснить, но тут подал голос напарник:
— Да, я его Федя!
Брови Витька взлетели вверх. Он наклонил голову и стал поочередно смотреть на напарников. Потом его лицо расплылось в какой-то странной ухмылочке. И тут он выдал:
— Я тоже себе хочу «Федю».
— «Что он имел в виду?» – удивился Скайпин.
— «Понятия не имею, но мне очень не нравится его лицо», – заметил Федька.
— «Так, я продолжаю, ты помалкивай!» – пригрозил Николай напарнику.
— Ты избранный! Мы ждали тебя! Только ты можешь уничтожить мутантов! Пойдем с нами в засекреченное место, и мы тебя подготовим! – уверенно пророкотал Скайпин.
— «Извините, Дикий, меня Вика своим хохотом сейчас достанет! Смеется, аж в голове звенит!» – воскликнул Федька.
— К-как подготовите? – втянув голову в плечи переспросил Буян.
— «Передай, пусть приготовит объяснения, почему ее Сидор «Викулечкой» зовет? Быстро замолчит», – мрачно заметил Николай.
— Мы обучим тебя всем важным навыкам, которые понадобятся в борьбе с кошмарными репликонами и кудзиямами! А учитывая твои знания по миру до катастрофы, ты будешь идеальным уничтожителем мутантов! – самозабвенно вещал Скайпин.
— «Спасибо, затихла! Причем сразу!» – с благодарностью отозвался Федька.
Буян несколько раз глубоко вздохнул, прикрыл глаза, а потом вдруг тихо ответил:
— Хорошо, Дикий. Я согласен. Видать, не уйти мне от смерти.
— «Я что-то не понял, он согласился?» – удивленно переспросил напарник.
— Ага, – ответил вслух Николай.
— «И что нам теперь делать?» – Федя пристально посмотрел на Скайпина.
— «Шоу маст гоу он! Передай дипперам, что мы готовы к побегу, пускай шумят побольше. Надо этого Воина Света как следует запугать и увести подальше от Вики… Ну или Викулечки», – ответил Николай.
*
— Пора уходить, – произнес Дикий и положил свою лапищу на плечо Буяна.
Витек кивнул и пошел к выходу вслед за Федей.
В задымленном подземелье воняло гарью и жженой резиной. Пепел минувшего пожара хлопьями оседал на плечи и лица людей. Темный коридор, слабо освещался каким-то зеленоватым светом от пола. Дятлик пригляделся к нему и увидел изумрудный песок.
Вдруг, в одном из ответвлений появился человек в черном костюме. Капюшон скрывал лицо метнувшегося к Дикому чужака. Рыжий детина зарычал и, схватив его одной рукой за грудки, кинул как тряпичную куклу в сторону бункера. Нападающий беззвучно исчез в дыму.
— Это мутанты! Уходим! Скоро их здесь будут тысячи! – воскликнул Федя и побежал вперед. Дикий согласно кивнул и припустил вслед за ним. Буян на секунду оглянулся и, увидав тени с длинными руками, испуганно рванул за людьми. Позади раздался зловещий, леденящий душу, торжествующий хохот. Появившийся следом грохот выстрелов добавил скорости.
— Далеко нам бежать? – поравнявшись с Диким, задыхаясь, спросил Витек.
— Сейчас заброшенный подъем будет. Поднимемся метров на двести, потом передохнем, – ответил он. Здоровяк, при его внушительной массе, на удивление, бежал легко. Буян, борясь со слабостью, и подкатывающей тошнотой, еле поспевал за ним.
Через некоторое время, показавшееся для Дятлика адом, они с бега перешли на торопливый шаг.
— А что это за светящийся песок под ногами? – прервал затянувшееся молчание Витек. Отсвечивающие зеленым стены подземного коридора, внушали детский страх. А все эти фильмы про драконов и эльфов! На покрытом плесенью потолке, встречались поперечные бетонные балки-распорки, об которые Дикий иногда задевал макушкой.
— А это мутанты-патрульные здесь рассыпают, чтоб видно было, иди за мной, след в след, – охотно пояснил идущий впереди Федя. – Кистук, вообще, дешевый в производстве, а стружка потом выбрасывается, вот и придумали для нее применение.
— Кистук? Дешевый? В производстве? – недоуменно повторил Дятлик.
— Дык это мы его производим и среди своих продаем, – зачем-то торопливо пояснил здоровяк. – А злобные мутанты у нас его воруют.
— А-а-а, – только и произнес Витек.
— У нас, вообще, целые поселения-резервации есть, со своей промышленностью, экономикой, – произнес опять Федя.
— А мутанты как живут? – спросил Буян.
— Ну… как… Обычно, – протянул Дикий. – Отстроили города, заселились, правят миром, контролируют нас…
— Мутанты правят миром? – оторопело переспросил Дятлик. – Теперь они новые хозяева планеты, вместо человека?
— Ага, вот такие негодяи, – грустно подтвердил Федя. – А мы у них как опасные зверушки в клетках.
— Не бывать такому! – воскликнул Витек. Гулкое эхо унеслось вдаль лабиринтов подземных переходов.
«Показалось, или все же Федя хихикнул? Да не, показалось».

*
— «Ты чего ржешь?» – спросил Николай.
— «Ой, не могу я с этого крио! – ответил Федька. – Может, все же, свяжем его и с кляпом потащим наверх?»
— «Тогда сам тащи! Километр по вертикали с пятнадцатиминутным перерывом, через каждые двести метров. А еще и по тоннелям до ближайшей лестницы, – подумал в ответ Скайпин. – Пускай уж лучше трещит, но зато своими ногами идет».
Наконец, впереди показалась лестничная шахта. Николай скептически осмотрел ржавые скобы, уходящие вверх.
— Пошли, что ли, – нерешительно произнес Федька.
Витек задумчиво взглянул на Дикого:
— Слушай, давай ты последним полезешь?
— Почему? – удивленно поднял брови Скайпин.
— «Да потому что, если под твоим весом сломается лестница, то мы все, поднимающиеся следом, резко загрустим!» – охотно пояснил Хакеров. Вслух же любезно ответил:
— Ты у нас самый подготовленный, если что, тылы прикрываешь. Там ведь еще репликоны могут погнаться.
— Ага! – торопливо подтвердил крио и даже выглянул в коридор.
Федька подергал первую скобу и решительно полез вверх. Буян сделал виноватую физиономию и присоединился к Хакерову. Николай перевесил ценный анализатор с груди на спину и последовал за спутниками.
— «Кстати, а чего Сидор, там, в коридоре, на меня набросился?» – вспомнил Скайпин.
— «Дык, это, мутанта изображал… для достоверности», – откликнулся напарник.
— «А чего заржал?» – удивился Николай.
— «Да ты его прямо на одного из дипперов метнул!» – ответил Хакеров.
«Будет знать, как мою Вику «Викулечкой» звать!» – ухмыльнулся здоровяк.
— «А Сидор всех своих подчиненных ласково зовет», – вдруг ответил Федька.
— «Ты чего мои мысли подслушиваешь?» – возмущенно спросил Скайпин.
— «А ты чего так громко думаешь? Я и решил, что мне», – чуть виновато объяснил Хакеров.
Крио пыхтел на каждой ступеньке, и постоянно сплевывал на стены. Тонкие, длинные пальцы подрагивали, когда он хватался за очередную скобу.
— «Наш груз не загнется? А то Сидор говорил – с остановками, постепенно», – подумал Николай, с тревогой разглядывая мужчину.
— Буян, ты как? – вместо ответа спросил Федька, посмотрев на изможденное, усталое лицо Дятлика.
— Нормально, – прохрипел Витек.
— Там коридор метров через двадцать будет, посидим, передохнём, – решил Скайпин.
Когда путники сошли с лестницы в тоннель, Буян тут же сполз по стене, держась за правый бок. Лицо крио покрывали крупные градины пота.
— «Глянь состояние, что-то его печень, видать, беспокоит», – подумал Николай.
— Расскажите… что случилось… с миром… когда вирус уже не могли остановить? – прошептал Витек.
— Ну, у нас довольно скудные сведения, очень много прошло времени, – начал рассказывать Скайпин, усаживаясь напротив. – Но известно, что в то время существовали страны, и они имели очень грозное оружие. В попытке остановить сим… э-э-э… вирус, они его применили.
— Ничего себе, – медленно протянул крио. – И не остановили?
— «Николай!» – серьезно позвал Федька.
— Нет, – ответил здоровяк. – Вирус распространился по всей земле, заразив выживших. Лишь потом, спустя десятилетия, у детей падших начал появляться иммунитет. Примерно на тысячу у одного. Мы их потомки.
— «Слышь, потомок, у Витька цирроз!» – ошеломил Хакеров.
— «Он же умереть может!» – воскликнул в ответ Николай.
— «Не умрет», – уверенно отозвался напарник.
— «Почему?» – удивился Скайпин.
— «У него нулевой симбионт», – отозвался Федька.
*
Буян посмотрел на притихшего Дикого. Здоровяк наклонил голову, словно к чему-то прислушивался. Федя же, стоял в сторонке, притулившись к грязной стене.
Вдруг, на грани видимости, в тоннеле что-то мелькнуло. Буян смахнул пот со лба и пристально всмотрелся в зеленоватую полоску пола, уходящую вдаль. Метров через триста на ней мелькнула тень.
«Или показалось?» А может, пресловутые репликоны все же их нагнали?
— Дикий! – шепотом позвал Витек.
Здоровяк, казалось, не слышал.
— Мужики, – с трудом поднявшись, Дятлик тронул Федю за плечо.
Силуэты людей замелькали на светящемся полу, с каждой секундой становясь все ближе.
Парень встрепенулся и удивленно посмотрел на Буяна:
— Чего?
— Там кто-то есть, – показывая в тоннель, прошептал Дятлик.
Федька посмотрел на Дикого и тут они, не сговариваясь, схватили Витька и рванули за поворот. Вслед раздался грохот выстрелов.
— Там эти… злодеи! – воскликнул здоровяк. – Настоящие!
— Откуда они взялись? – спросил Федя.
— Да к Ратуши, наверно, шли, – предположил Дикий.
— Сдохните, твари! – закричал один из них детским голосом.
— Там же ребенок! – ошеломленно произнес Витек.
Федя серьезно посмотрел на Буяна:
— На войне детей нет. Они подделывают голос, чтоб нас выманить. Помнишь в бункере один из них так и сделал?
Буян кивнул и сильнее прижался к стене:
— А может на лестницу?
— Мы даже добежать не успеем, нас просто пристрелят, – перекрикивая грохот, произнес Федя. Репликоны приближались к перекрестку.
В коридоре все стреляли. Мутанты щедро поливали пулями, не давая ни на секунду выглянуть.
— Вали их своими лучами! – увидев пулемет Дикого, воскликнул Дятлик. Здоровяк достал свое оружие и задумчиво посмотрел на напарника:
— Готов?
Федя кивнул и зачем-то закрыл глаза. На его лице тут же выступил пот.
Здоровяк вытащил руку с пулеметом в коридор и воскликнул:
— Стреляю!
Федя качнулся в сторону, но Витек удержал его от падения:
— Браток, ты чего?
— Устал, просто, от подъема, – тихо произнес парень.
Выстрелы стихли. Дикий на секунду выглянул и тут же спрятался:
— Вроде все лежат.
Буян вышел в коридор и посмотрел на мертвые тела мутантов. Один резко всхрапнул и перевернулся на другой бок. Рядом с каждым лежал автомат Калашникова.
— Эта… – почесывая затылок начал говорить Дикий.
— Да понял я уже, последствия лучей, – перебил Витек.
— Ничего себе. Пятерых за один раз, – с ухмылкой заметил Дикий.
Федя встрепенулся и воскликнул:
— Их шесть было!
И тут из-за угла тоннеля выглянул шестой репликон. Мальчик, лет пятнадцати, держал в руках автомат. Дикий рванул к замершему Витьку. Буян видел здоровяка боковым зрением, все его внимание было сосредоточено на искаженном яростью лице мутанта и дуле «калаша». Автомат дернулся три раза. Что-то ткнуло в бок мужчины. Дятлик попытался посмотреть, но тут его сбил с ног Дикий, увлекая за собой в укрытие.
Буян оказался на спине. Над ним тут же склонились спутники.
— Николай, я же не знал, – сокрушенно запричитал Федя.
— Не знал он! – пробурчал Дикий, рывком разрывая серую робу Буяна. Витек попытался сказать что все, мол, нормально, но внезапно накатила слабость:
— Всё…
— Да молчи ты уже! – раздраженно воскликнул здоровяк.
— Слышь, Скайпин, он и в тебя попал, – заметил Федя.
Дикий отмахнулся от напарника:
— Да я себя залечил уже! Ты шестого усыпляй быстрее.
«Залечил? Усыпляй?», – Дятлик ничего не понимал. Он с трудом поднял левую руку к лицу. Почему-то ужасно зачесались пальцы. По всей кисти стремительно белел пот.
«Что происходит?»
— Смотри! – воскликнул Федя, показывая на руку Витька. – Нулевой симбионт!
Спутники медленно встали.
Буян где-то на грани сознания почувствовал разливающуюся по животу тупую боль.
«Ничего, во время обострения цирроза болело и посильнее».
Вдруг, боль ушла. Полностью.
«Наверно, так и умирают! с галлюцинациями и без боли…»
Витек закрыл глаза и провалился в мир теней.
*
— Ну что? Может, сегодня пустят? – с надеждой спросил Федька.
— Ага, – согласился Николай.
Напарники медленно подходили к зданию реабилитационки.
Двухэтажное оранжевое здание выделялось среди небоскребов. Сам глава Великой Ратуши три дня назад создал его прямо на центральной площади. И все ради одного пациента. Буян, после того как покрылся пленкой кокона, вылупился только через сутки. За это время напарники успели его поднять на поверхность и связаться с Мифодием. Через час Дятлика увезли в это здание.
Когда Федя и Николай следом выскочили из портала в реабилитационке, то сразу побежали в палату. Их остановила профф Тэнни. Брюнетка с большими зелеными глазами просто подняла обоих в воздух и пролевитировала на улицу. На возмущенные крики протеста девушка только произнесла: «Рано, завтра приходите».
Федька еще долго смотрел ей вслед с глупой улыбкой, сидя на тротуаре. Когда наступило завтра, напарники по знакомой схеме пролевитировали обратно за порог реабилитационки. На следующий день все повторилось.
Симбионт Дятлика оказался очень активными и плодовитым. Меньше чем за сутки, проффы вывели сыворотку и укололи первых инвалидов. Результат ошеломил всех. Кокон появился у каждого через несколько часов. А следом и первые результаты. Люди уже не были инвалидами.
Друзья прошли мимо огромной голограммы с новым пси-образом – «Человек ночи» – и зашли в холл.
— Вчера, кстати, первый инвалид вылупился, – сказал Николай.
— И что говорят? – спросил Федя.
Николай хмыкнул, скрыв зачатки легкой зависти:
— Он уже освоил физиологию своего тела. Проффы говорят, за неделю поднимется на третий уровень.
— Ничего себе! – восхитился напарник. – Может и нам вколоть себе сыворотку Тэнни?
— А кто тебе даст? – скептически спросил Скайпин. – Она же только для инвалидов. Нам надо самостоятельно развиваться. С нашим, менее активным симбионтом.
— Ну что, готов? – спросил Федька, несколько раз глубоко вздохнув. По коридору к ним шла профф Тэнни. Длинные черные волосы развевались на каждом шагу. Решительная походка руководителя реабилитационки не предвещала ничего хорошего. Красивые губы сжались в тонкую красную полоску.
— Понятно, – лаконично заметил Николай, начиная разворачиваться к выходу.
— Пускай пройдут, – раздался спокойный голос Дятлика под потолком.
— Уже на четвертый уровень поднимается, – констатировала Тэнни, пропуская напарников. Николай с Федей зачем-то кивнули и опасливо прошли мимо девушки к дверям лифта.
Федя с улыбкой послал проффу воздушный поцелуй. Девушка вздернула прямой носик и отвернулась. Когда двери лифта почти закрылись, Николай заметил, как Тэнни с улыбкой поправила волосы.
Лифт поднял друзей на второй этаж. Николай и Федя вышли в огромный зал. На маленьком столике стояли три чашки кофе. Маленькие ложечки сами размешивали ароматный напиток. В углу тихо гудел пси-модулятор. Сам Буян, одетый в салатовый халат, стоял у окна и смотрел на улицу:
— Сволочи, – беззлобно произнес он.
— Привет, – несмело поздоровался Николай.
— Мы это…. Извиниться пришли, – произнес Федя.
Буян повернулся к ним:
— Уже понял.
На лице Витька расплылась счастливая улыбка. Напарники улыбнулись в ответ.
— Ты что, нобелевку хочешь получить? – кивнув на пси-модулятор, спросил Федя.
— Уже получил, – огорошил друзей Дятлик. – Третью работу доделываю.
— Ох ты ж… – только и выдавил Николай.
— Вы что там мне за пандемониум устроили? – наконец спросил Витек.
— Так Сидор же сказал… – начал торопливо Федька.
— А там моя Вика была, а ты… – перебил Николай
— Ну а потом, эти инвалиды же накинулись…
— Мы же не спецом…
Напарники наперебой затараторили. Замолкли только когда увидели хитрую ухмылку Буяна.
— Я все понимаю. Просто на вас хотел посмотреть, когда отмазки лепить начнете, – уже открыто улыбаясь, сказал Витек. – Как там вакцинация инвалидов продвигается?
— Все хорошо. Практически все получили твоего симбионта, – ответил Николай. – Тэнни еще сделала запас на будущее, когда через поколение начнут появляться дети с иммунитетом.
— Хорошо, – одобрил Дятлик. – В новом мире, не стоит быть инвалидом. Это очень… грустно.

Другие работы автора:
+1
81
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Васек Ахотелоев №1