О счастье, что рядом и старике Игмире.

Автор:
Варзаев
О счастье, что рядом и старике Игмире.
Текст:

- Дедушка Игмир, ну расскажи, расскажи про приключения! - скандировали дети, рассевшись вокруг престарелого отставного капитана Игмира Грога, вынужденного променять покачивающуюся палубу на уютное кресло, тоже покачивающееся.

- Правда же, отец, расскажи нам. - Фрестина подкинула шишек в очаг, дом окутал неповторимый аромат. Поднеся чашку горячего чая своему отца, женщина присела на стул неподалёку, возвращаясь к своему шитью.

- Нечего рассказывать, любопытные вы мои. Хотите услышать сколько рыбы мы привозили? Или как продавали, ту самую рыбу, что не стухла, добравшись до берега? Рыболовное судно, как не странно, ловит рыбу. Нет у меня захватывающих историй… для ваших ушей. - старичок улыбнулся и сделал глоток душистого напитка, с ванильным послевкусием. За белесой пеленой тумана, с недавних пор осевшего в глазах старика, за этой непроницаемой ширмой, вновь вспыхнул яркий огонёк, возвращая мысли в закрома памяти, в те далёкие и… лихие годы.

...Яростный ветер играл безудержную свистящую мелодию на вантах, дополняемую аккомпанементом из скрипа палубных досок и зычных окриков капитана. Солёные брызги смешивались с проливным холодным дождём, обрушивая на измученных людей стену воды. Серое небо, вот-вот, готовое разродиться очередным смертоносным ураганом. Ветер гармонично вписывался в дьявольскую пляску непогоды, хуже неприятельской стали, рассекая и без того гротескные лица моряков.

- Навались, мозгляки сухопутные! Или решили Бездне душу отдать, задарма! Тяни шкоты, бездарность! Малыми галсами! - выкрикнул наперекор шторму Капитан Грог. Бравый моряк бесстрашно стоял на бушприте, вперив взгляд, предвещавший близкую смерть и наживу, в чёрную точку на неясном горизонте. Егоиссиня чёрные волосы, будто щупальца чудища, развивались мокрыми прядями из под серой треуголки, окантованной тёмными нитками. Губы кривились в хищном оскале, заострённый подбородок и всю челюсть покрывала короткая жесткая борода, прикрывавшая еще и шею, с нескрываемым шрамом через всё горло. Погляди со стороны, сам морской демон во плоти явился поживиться беспечными путешественниками. Впрочем, команда именно так и считала.

Сверкнула цепь молний, осветившая, на доли секунды, десятки кораблей карательной эскадры. Смертоносные корветы и фрегаты спешно разворачивали борт, готовясь дать прицельный залп и пустить ненавистного нарушителя на дно морское, в гости к морскому чёрту.

- Мистер Криспи, будьте добры, полный вперед! - Раздалась команда Грога, за пару секунд до раздавшейсяканонады. Ураган, проливной дождь, волны, качка корабля, совершенно не касались капитана Грога. Не напрягаясь, капитан спрыгнул на палубу и расслабленной походкой направился к штурвалу. Пару раз, в опасной близости от его головы пролетали пушечные ядра, а ему хоть бы что, идёт себе, да подгоняет команду, состоящую, по его словам, только лишь из «разгильдяев, крабов, мозгляков и криворуких неженок.». Исключением стал мистер Криспи — правая рука капитана.

- Капитан! Пробоина, вода в трюме! - матрос с выпученными глазами выскочил на палубу и чуть не врезался в капитана.

- Что за бездарности? Прикажите мне спуститься и собственноручно залатать пробоину? Акулы за бором соскучились до человечьего мясца. Сделайте так, чтобы рыбы сдохли от голода! или прыгайте за борт, будете за аперитив!

Капитан Грог взялся за штурвал.Бриг «Тёмное наследие», повинуясь властной воле, превратился в естественное продолжение капитана и его нерасторопной команды. Чутье редко подводило молодого и дерзкого Игмира Грога - надо плыть прямиком через армаду.

- Мистер Криспи, доложите нашим бездарностям, что сегодня, день их величайшего триумфа, — нарочито громко кричал Грог, - сегодня, дух океана пропитает этих мозгляков и воспитает внутри них железную волю Моря. Те, кто повинуется воле океана и не сломаются на пути — останутся жить, иные — падут с позором, не достойные упоминания от портовых красавиц.

- Вот так вот, Мистер Криспи, сейчас, молитесь своему богу, а можете и не молиться и сразу взяться за карронаду, думаю сэкономленные минута-другая в подготовке к абордажу нашего корабля, спасут вас более, чем пара сотен слов и разряженный мушкет. Не жалеть паруса! Не жалеть пороха! Не жалеть наших врагов,полный вперед, господа!

«Тёмное наследие» на всех парусах неслось над волнами, представляясь неприятелю волшебным кораблём-призраком, населенным, сплошь бессмертными душами грешников. Правильно выбранный капитаном угол атаки, позволял Тёмному наследию ускользать за гребнем волны, прежде, чем пушечные ядра вспарывали и без того трещавшие по швам паруса и стонущее от напряжения дерево. Матросы в молчаливом согласии, беспрекословно, напрягая рвущиеся мышцы, исполняли команды мистера Криспи.

Гнев бога морей, столь почитаемого моряками, плавающими под разными флагами, нашел своё воплощение в сегодняшнем шторме. С небес на землю закручивались водяные воронки, грозящие мгновенной гибелью нерадивому капитану, не сумевшему отвести корабль от беды.

- Шесть воронок, капитан! - мистер Криспи, бывалый моряк, ничему не удивлявшийся, достигнув своего теперешнего возраста, чуть не выронил искусственный глаз из черного стекла, заменявший ему свой собственный, потерянный много лет назад, то ли в бою, то ли в объятиях роковой женщины.

- Боги любят нас, мистер Криспи, а иначе, зачем им пытаться поскорее забрать нас в свою обитель! - хохотнул капитан и резко крутанул штурвал. Корабль, лавировал в бушующем лабиринте, несущем смерть, зашедшим слишком круто под водяной вал. - Поскорее ухватитесь за что-нибудь, мой дорогой друг, не хочется наблюдать ваше невеселое падение со ста футов!

Капитан не шутил, «Тёмное наследие» оседлало гигантскую волну и над кораблём нависла опасность стать погребенным заживо тоннами ледяной морской воды, на выходе из маневра.

Славненько, а теперь вниз! - Корабли армады расступались прочь, дабы не попасть в водяной плен раньше дерзкого пирата, возомнившего себя… дерзким пиратом.

Наконец, Тёмное наследие, с болтающемся на ветру такелажем и покорёженной бизань-мачтой, юркнул меж передовых фрегатов, пользуясь замешательством противника, вызванного надвигающейся воронкой смерча.

Свистел ветер, свистели пули и картечь. Ядра не свистели, ядра делали своё дело быстро и с еще большим шумом, ломая перегородки, срывая с гнёзд мачты. Самые удачливые попадали чуть ниже ватерлинии, превращая подводную часть корабля в решето.

Чаще всего выстрелы раздавались со стороны пиратов. Пираты боролись за свою жизнь, за свое существование. Неприятельские солдаты поглядывали одним глазом на пиратов, вторым на чертову воронку, отчего то решившую полакомиться именно их кораблём, а внутренним чутьем проклинали весь белый свет с пиратамидрянной погодой инапыщенным капитаном, решившим отличиться перед генерал-губернатором.

Сквозь бесконечные потоки воды, показались первые языки упрямого пламени, слизывающего с корабля мало-мальски горящий материал. Огонь шипел, но медленно расползался по внутренней палубе фрегата с гордым именем «Неукротимый», окутывая верхнюю палубу клубами едкого дыма, проникающего в лёгкие, заставляющего скручиваться пополам, тереть покрасневшие, слезящиеся глазаи ловить, ловить вражеские пули. Но недолго осталось претерпеть мучений исполнителям воли Его величества. Раздался взрыв, то пламень добралась до вожделенной добычи — порохового погреба. Неукротимый разбрызгивая огонь и пуская в небо фейерверки, пуще праздничного салюта, скоропостижно отправился на дно, к демонам моря. Один из тех самых демонов, видимо вселившийся в капитана Грога, наделил того отвагой и безрассудством. Игмир Грог оскалился, сквозь дырку в щеке, от щепы, просматривалась еще целая, не съеденная цингой челюсть.

Кровь стекала и с бортов Тёмного наследия, когда пройдя две линии неприятельских фрегатов, корабль пиратов встал борт к борту с флагманским кораблём.

- На абордаж! - крики заполнили палубы двух кораблей, рёв, почище звериного.ю издали загнанные в угол пираты, вторили им и противники.

Возникло тогда море, посреди океана, море от края до края красное, отливающее тягучим серебром, при лунном свете. Тела валились за борт скошенные более удачливым финтом рапиры, что проткнула грудь; ярость переполняла пространство, превращаясь в осязаемую завесу, еще более густой тьмы облепивших сражающихся.

Секунды спустя, когда Игмир Грог ввязался в дуэль с главнокомандующим с неприкрытым страхом пялящегося на открытую рану лица, позади раздались вопли Ужаса. Мгновения хватило, чтобы бросить взгляд и понять, как два корабля противника постигла участь Обреченных на жертву. В пылу сражения, капитаны спеша на помощь флагманскому кораблю, сцепились парусами, и неумолимый смерч настиг трепыхающихся жертв.

Смерч вгрызался в первый корабль, откусывая и проглатывая целые куски палубы, вместе с бедолагами из членов команды и солдат. Мгновение прошло, а вместе с ним ушла и жизнь из тела главнокомандующего, от неожиданности не успевшего прикрыть горло, рассеченное сейчас точным ударом. Командующий упал на палубу булькая кровавой пеной, а Грог уже дал команду жечь корабль и отступать.

- Руби! - пираты скидывали мостки и абордажные крючья. Уцелевший неприятель сигал в воду, в напрасной надежде найти спасение в морской пучине.

Тёмное наследие с изрядно поредевшей командой отошло на два корпуса от флагмана и раздался взрыв, то работа пиратов, пустивших огня к запасам пороха.

Тем временем, смерч, разбрасывая обломки, лакомился вторым кораблём, не задерживаясь и секунды, продолжая своё движение сквозь мольбы и подсердечные проклятия умирающих.

Гремучая смесь из талантов капитана, удачливости и чуда, помогла увести Тёмное наследие из под чар Бога океанов и, уж тем более, подальше от незадачливых преследователей морской вольницы….

Игмир усмехнулся. Сидя в своём удобном кресле, Пожилой моряк взглянул на резвящихся внуков и красавицу дочку.

О судьба! величайший постановщик пьесы, длиною в жизнь - Так долго гонявшийся за богатством по морям, обрёл его, лишь сойдя на сушу!»

- Нет у меня своих историй, детишки, разве, что могу поведать одну легенду, о бравом капитане, что океан исходил... и богатство нашёл.

Другие работы автора:
0
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Дарья Кулыгина №1