Бар Чеширски. История одного кота 3.8

Автор:
Владимир
Бар Чеширски. История одного кота 3.8
Аннотация:
История одного кота
Текст:

Сборы

Когда Чеширски открыл глаза, запах кофе вовсю гулял по комнате, раскрывая свой великолепный аромат. Он повернул голову в сторону кухни. Дверь была открыта и там явно кто-то был. Чеширски снова вдохнул запах кофейных зерен. Ох, как же приятно вот так просыпаться, ощущая всю прелесть нового дня. Он сел на кровати, вставил лапы в тапки и поднял валявшиеся на полу трусы. Всё-таки никто и никогда не сможет предугадать самку, которая ещё несколько часов назад проклинала его всеми угрозами мира, а теперь готовит вкусный кофе. Да ещё на его искрящейся кофеварке.
Потягиваясь, Бар медленно дошёл до кухни. В коем-то веке он выспался и понял, что на работу спешить не следует. С непривычки ему даже казалось, что он просто ещё не до конца проснулся, и вот-вот позвонит Милтон, вызывая его к себе. Но запах кофе был реален, да и звуки Бар явно не придумал. Слишком сложно для его фантазии. И, всё же, он очень будет скучать по былому распорядку дня.
— Сара, надеюсь, ты помнишь, что я люблю с молоком, — громко сказал Бар, входя в кухню.
— Конечно, любимый, — нежно ответил Джереми, снимая турку с горячим кофе, — всё, как ты любишь, солнышко.
Увидев трусы Чеширски, старик на несколько секунд замер, затем, немного отойдя, буркнул:
— Святой барсук, Бар, ну право, не стоит так буквально понимать нашу дружбу. Я же слишком стар для таких вещей.
— Да ладно, какой ты скромный, что ты тут делаешь, кстати? — деловито спросил Бар, присаживаясь рядом.
— Пью, сижу. А что, разве не видно? — пожал Джереми плечами, пригубив напиток.
— Что ты делаешь у меня дома?
— Ой, в самом деле, как же так? Я же такой любитель гостиниц. Ты издеваешься? Где мне ещё быть? Ты, кстати, мог бы и сам догадаться пригласить меня к себе. А не заставлять старика самому навязываться в гости.
— Черт, Джереми, завязывай с этим, что за беспардонность, а если бы я был не один?
— Ты сам-то в это веришь?
— А почему нет?
— Ты никого к себе не водишь, ты что, забыл? Бедной самочке надо самой к тебе в кровать залезть, чтобы тут очутиться. Боже, как же вкусно. Ты где эти зерна нашёл?
— Купил в универмаге на распродаже.
— Однако.
— И, тем не менее, к чему всё это? Ты раньше ко мне не приходил.
— Не бурчи.
— Хорошо. Я посижу и просто посмотрю, как ты пьёшь мой кофе. Кстати, а где моя кружка?
— В раковине немытая стоит.
— А? То есть мою ты мыть не стал? Боюсь спросить, в турке-то что-то для меня осталось? И, кстати, какого черта ты вообще кофе пьешь, ты уже у нас вроде чаем увлекаешься, — спросил Бар, поднимаясь из-за стола.
— У тебя просто ничего больше не было. А кофе, ну что ж, иногда можно и побаловать себя. Ты, кстати, сзади не менее отвратителен, чем спереди.
— Спасибо. В этом мы похожи. Я подумал, нам ведь понадобится оружие. У тебя есть кто-нибудь в Мексике по этому делу?
— Ну конечно, я же известный контрабандист, у меня в каждой стране по складу с оружием и припасами.
— Не утрируй, у меня от вас, умников, уже голова пухнет. Итак, значит, нам нужно будет придумать, как раздобыть оружие.
— Да, и ещё, не помешало бы зверей найти. Я, кстати, придумал, как потратить твои двести тысяч пенсионных.
— Наверное, всю ночь думал, — буркнул Бар, заглядывая в турку, кофе там было немного, — и как? Уложился в лимит?
— Нет. Ты не переживай, тысяч двадцать у тебя останется.
— Благородно.
— Мы ж друзья.
— И на что пойдут мои остальные деньги?
— На выплату зарплаты. Я ведь нашел нам попутчика.
— Попутчика?
— Да, зверь отличный. И с оружием нам поможет, и в Мексике у него есть контакты. Он работал по картелям, так что прекрасно ориентируется в Эль-Пасо. Был там несколько раз.
— Не томи уже, а, кто это?
— Ганс Хаски. Бывший агент ЦРУ. Сейчас в отставке, но, тем не менее, готов с нами поработать. За чисто символические сто тысяч.
— Ну не такие же они и символические, это, между прочим, ровно половина всей моей пенсии.
— Да что ты всё время за них цепляешься, прям как старуха за костыль. Всё, забудь уже, они пошли в фонд борьбы с международным терроризмом.
— Ох, как сейчас забавно было. Прям до слез пробрал.
— Всё для тебя, малыш. Да. И у него неплохая военная подготовка, и он также заинтересован в том, чтобы отправить Харчи на тот свет. Лично.
— Подожди, а это, случаем, не родственник того самого Хаски, которого Харчи прикончил в доках?
— Да. Родственник. Точнее родной брат.
— Да ты что, и ты додумался пригласить родного брата агента ФБР, чтобы он поучаствовал в нашей операции?
— Ну, во-первых, он из ЦРУ, а это совсем другая организация, я помню, даже написал несколько статей про них. А во-вторых, он уже не у дел, так что всё нормально.
— Да что ты говоришь.
— Да, и знаешь, что самое главное?
— Ну?
— Я прекрасно понимаю методы их работы. Как я уже сказал, я написал несколько статей.
— Действительно, как же я могу беспокоиться насчёт этого парня, ты же писал про них репортажи.
— Не юродствуй. К тому же, этот тигр мне понравился.
— Может, это просто потому, что ты падок на кошачьих? Черт, Джереми, ну как так, вот что ты умеешь, так это успокоить. Неужели ты не понимаешь, что родственники — это вечная проблема?
— Когда я ошибался, Чеширски?
— Горилла.
— Ладно, хорошо, ошибался. Но здесь точно всё нормально. Да и какие у нас ещё варианты? Этот и берет недорого, и подготовлен, и личная заинтересованность есть, что тебе ещё надо? Не, если ты хочешь, можешь сам зверей поискать, их же вон целая площадь. Все так и рвутся поквитаться с картелем.
— А, всё, затарахтел, Джереми, я же не отказываюсь, просто выразил озабоченность, я же имею право знать, куда пошли мои сбережения.
— Твои копейки, Чеширски, двести тысяч за все годы службы. Да постовой больше насобирает. А ты лейтенанта получил ещё за крысу. Это, кажется, лет двадцать назад было?
— Я просто не беру взяток.
— Нашел, чем гордиться.
— Так, всё, хватит. Когда мы встретимся с этим прекрасным зверем?
— Когда прилетим в Эль-Пасо. Он встретит нас в аэропорту. Точнее на выходе.
— Так, где он нас встретит-то? В аэропорту или на выходе?
— Возле аэропорта, вроде так.
— А может он ещё и задаток попросил?
— Попросил, пятьдесят тысяч авансом. Так все работают, пятьдесят процентов сначала, пятьдесят потом.
— Только не говори, что ты отдал мои пятьдесят тысяч, — Чеширски поставил кружку с кофе на стол, — даже не думай мне это сказать.
— Подожди, это серьёзное дело, так устроены все крупные сделки. Он должен поверить нам. Должен понять, что мы настроены серьёзно. Это серьёзная игра, малыш, здесь без доверия никак.
— О святая кошка, то есть ты отдал пятьдесят тысяч какому-то левому агенту ЦРУ, который сказал, что лучше всего воюет против картелей? Джери, что ты делаешь? Ты же вроде не дурак, как ты вообще мог так со мной поступить?
— У него честные глаза, а я в этом никогда не ошибался. Подожди, а где же у тебя сахар?
— Какой сахар?
— Обычный. Смотри, в сахарнице сахара больше нет.
— Сахар тебе нужен? — Чеширски поднялся, открыл один из верхних ящиков и вытащил небольшую металлическую банку, которую с грохотом поставил на стол. — Вот, пожалуйста, угощайся.
— Спасибо. Кстати, дрянной сахар, ты его, поди, развесной берешь?
— А ты видишь, что он в кубиках?
— Причем тут это, на развес — это на рынке, а в пакетах — в универмаге.
— Ты сейчас издеваешься? Я что, похож на кота, который бегает по рынкам и берет там, где дешевле?
— Ты какой-то взволнованный стал. Успокойся.
— Ты только что отдал пятьдесят тысяч непонятно кому, точнее, прости, непонятно кому с честными глазами. Как я могу успокоиться? Возвращай деньги обратно.
— Подожди, — Джереми полез в карман и вытащил два билета.
— Что это?
— Билеты на самолёт. Как видишь, эконом, первый класс брать не стал.
— Ты что, хотел взять билеты первым классом?
— А почему нет, может это наша последняя поездка, это же картель, а они ребята суровые. Да и к тому же я лет двадцать не летал первым классом.
— Что-то у тебя всё в двадцать лет измеряется.
— Увы, я стар.
— Ох, Джереми, как я от тебя отвык, ты меня вместо Харчи в могилу сведешь. Стой, это же на сегодня. На вечер.
— Ну, так поэтому я и приехал с утра. Хотел тебя подготовить, а ты вон как с цепи сорвался.
— Боже…
— Ну что такое, хватит ныть уже.
— Послушай, а если он нас там не встретит?
— Ну, тогда у нас останется сто тридцать пять тысяч. И мы сможем сами поискать что-нибудь.
— Но двести минус пятьдесят, это сто пятьдесят.
— Ну да, но это если не брать оружие. А оно тоже стоит денег, так что.
— Всё, ничего не говори. Но если он не приедет, я лично сожгу твой домик.
— Какой ты беспощадный. Я же сказал, всё будет отлично. Значит, всё так и будет.
Джереми поднялся и хотел было забрать второй билет из лап Бара, но тут же неловким движением зацепил его чашку с кофе, вылив все содержимое Чеширски на трусы. Прикусив губу, Бар закрыл глаза и, промычав что-то нечленораздельное, вышел из кухни. Джереми аккуратно отряхнул намокший билет и невольно вспомнил мысль старого мудрого барсука, своего отца: «Главное не то, как ты начинаешь дело, а как ты его заканчиваешь».
Жаль вот только он помер рано, не успел подтвердить идею на практике.

по ссылке можно купить всю книгу
https://ridero.ru/books/bar_cheshirski/

0
58
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Дарья Кулыгина №1