Змеиный узел.Эпизод 11

Автор:
Влад Костромин
Змеиный узел.Эпизод 11
Текст:

– Тут, похоже, массовое помешательство, – вслух сказал следователь. – Какой-то «Город Зеро».

Открылась дверь, вошли участковый и Слава.

– Андрей Иванович, вроде, как и правда окно открывали, – отрапортовал лейтенант. – Мы ключи у директора взяли, осмотрели помещение. Похоже, окно вскрывали. Я волосок налепил – если еще раз откроют, то будем знать.

– Что и требовалось доказать, – хлопнул в ладоши Андрей Иванович. – Могло быть так, что окно открыли изнутри, для имитации проникновения?

Слава и Владимир переглянулись.

– Знаете, – участковый снял фуражку и вытер лоб. На этот раз платок был в крупную синюю клетку, – и такое может быть.

– Да, вполне, – подтвердил Слава.

– Пока не будем на это отвлекаться. Теперь слушаю ваши версии. Начнем со Славы. Что написано в заключение насчет шрамов на теле Андрея, помните?

– Конечно.

– Странные шрамы, похожие на ожоги там были упомянуты?

– «Светлый ожог в форме креста на левой лопатке», – процитировал Слава.

– Отлично. Владимир Семенович, вы не знаете, у Чумы никаких похожих следов на теле не было?

– Типа ожога?

– Да.

– Были. Когда мы его вязали, то я на правом плече у него видел. Три треугольника вершинами по кругу смыкались – вроде как радиации знак.

– Чудненько. А как вы плечо разглядели?

– Он в тельняшке был.

– Понятно. Уточните по Чуме информацию: где он сейчас проходит лечение, каков результат.

– Будет сделано. Завтра же запрос пошлю.

– Про Краморева что можете сказать?

– Хороший дед, активист местный. Когда-то Карловским отделением при Серпковском сельсовете руководил. Тут после войны нелегко было. Мин и снарядов было полно на каждом шагу. Рассказывают, что трактористы крыши с тракторов срезали и сковородки под сиденья клали.

– Зачем? – не понял Слава.

– Вроде как при взрыве тракторист вылетал вверх из кабины на сковороде, – улыбнулся участковый. – Брешут, конечно.

– Барон Мюнхгаузен какой-то, – согласился Слава. – Полет на ядре, карловская версия.

– Хороший дед, и со штыком на поясе ходит? – спросил Андрей Иванович.

– Ходит и ходит – вреда же никому не делает.

– И ничего за ним не замечено?

– Самогон в лесу варит, но не на продажу, а для себя.

– Но все-таки штык, холодное оружие, – подал голос Слава.

– Вячеслав Ильич, ты прикажешь ему по лесу без оружия ходить? – спросил напрямую лейтенант. – А если волки?

– Много он штыком от волков отобьется?

– В войну он в одиночку целое пехотное отделение немцев этим штыком вырезал.

– Политрук? – удивился Андрей Иванович.

– Вот такой политрук. Разведчиком он был. И все медали у него в бою заслужены, а не юбилейные.

– А почему ключи от АТС у директора? – спросил Андрей Иванович.

– Он же на полставки электриком работает…, – ответил лейтенант.

– Почему? Не нашли электрика?

– Тут такая история… тут с электриками очень странная ситуация. Долгие годы электриком был Егор Ильич Людовкин. Несколько лет назад он умер от сердечного приступа. При этом не сказать, что бы сильно пил. Так, иногда, по праздникам позволял себе рюмочку накатить. После Ильича нашелся еще электрик – молодой, после армии только. Оформился электриком и в тот же вечер умер от сердечного приступа. Долгое время желающих работать электриками не находилось. Потом все-таки сманили, откуда-то со стороны, электрика. Оформился – в тот же вечер аналогичная картина. И тут уж точно никто не соглашался идти, пока азербайджанский беженец Генрих Семенович Семенов с семьей не приехал. Человеком он оказался не суеверным и на предупреждения наплевал. Оформился электриком – в тот же вечер инфаркт. А электриком на полставки оформился Виктор Владимирович.

– Владимир Семенович, у вас на участке сплошная мистика, – укорил Андрей Иванович.

– А что поделаешь? Это же Карловка, – вздохнул участковый. – Я вам больше скажу, тут у них еж живет, так его Генрихом Семеновичем зовут.

– Сюрреализм какой-то, – согласился Андрей Иванович, – но я этого ежа сам видел.

– Правда? – улыбаясь, смотрел на них Слава, подозревая, что его разыгрывают.

– Истинная правда, Вячеслав, – подтвердил Андрей Иванович.

– Мне пора, – попрощался участковый, – завтра постараюсь подъехать после обеда. До обеда не могу, в Чешуевке коза у бабки пропала – надо разобраться.

– Хорошо, будем ждать после обеда, – попрощался с ним Андрей Иванович.

– Слава, теперь подумаем над хронологией, – повернулся он к коллеге, когда за милиционером закрылась дверь. – Попробуй расставить значимые события по порядку.

– Сейчас, – Слава открыл блокнот, полистал страницы, – 22 декабря сгорел погреб Родиных, 15 января – убивают Юру Савкина; конец апреля – дохнет корова у Андреевых; 1 мая – пожар, убивший Фомичевых; 4 мая – сгорает Куприянов; 18 июля – дохнет корова Родиных; 20 июля – убивают Андрея; 27 июля – самоубийство Елизаветы Харитоновны. Я ничего не упустил?

– Поджог Киабековых, беременность Сапунковой и аборт.

– Точно! – хлопнул себя по лбу Слава.

– В целом верно. Итак, что мы имеем? Мы имеем двух сдохших коров, два случая поджогов со смертельным исходом, жесткое убийство и два подозрительных самоубийства. Что связывает всех этих людей?

– Все они жили в одной деревне? Хотя, Савкин из Афоньевки, он выпадает из системы.

– Пока выпадает Слава, пока. Пометь себе на завтра – выяснить у учителей и родителей, бывал ли Савкин в Карловке. Что еще общего?

– Предположительно, все они, кроме коров, в разное время были в заповеднике или Чайках.

– Верно, но пока лишено смысла. Какие еще зацепки?

– Змеи и Чайки в случае Юры и Андрея.

– Непонятно. Дальше.

– Странные шрамы.

– Хорошо, есть, но опять непонятно.

– Бант из вашего сна.

– Может быть, а может просто похожий.

– Если эксперт обнаружит на нем следы воздействия пламени или высокой температуры?

– Если похмелится, то может быть и обнаружит. Что это нам даст?

– Тогда, с высокой долей вероятности это бант с куклы Жанны Фомячевой.

– О чем это свидетельствует?

– Что у Елизаветы Харитоновны и Жанны была какая-то связь.

– Вопрос, какая и что нам это дает?

– Не знаю. А если Елизавета Харитоновна отомстила Фомячихе за не родившегося правнука?

– Притянуто за уши. Пошли дальше.

– Тут логичная цепочка: Андрей – Виталий – Юра – Танька.

– Почему немца и Виктора Пронкина не считаешь?

– Шнеппе стоит особняком, а Витя моложе, да и не было их при пожаре в погребе.

– Почему же Шнеппе винит Андрея в смерти Юры?

– Может быть, он себя выгораживает?

– Это легко проверить. Завтра ты будешь знать, был ли он в школе в тот момент или действительно болел. Еще неплохо бы встретиться с одноклассниками Андрея, живущими в Афоньевке и поговорить.

– Постараюсь.

– Что еще?

– Теперь по тому, что я называю мистикой. Виталий и Андрей пытались вызвать демона. Вскоре некое существо появляется на крыше конторы. Директор стреляет в него, оно исчезает. Далее, Виталий, Шнеппе, Андрей и Сапунковы идут из школы и видят странное животное. Елизавета Харитоновна из сна знает об опасности для внука и пытается его предупредить. Еще ваши странные сны можно сюда отнести.

– Ты забыл, с чего все началось – с того, что Виталий слышал голоса в заповеднике.

– Это если он не врет.

– Немец тоже рассказывал похожую историю.

– Возможен сговор.

– А смысл такого сговора?

– Запутать нас, отвести внимание. Хотя, согласен, в заповеднике, похоже, происходит что-то странное.

– Слава, странным должны заниматься КГБ и академия наук, а наше дело найти факты, которые помогут обличить убийцу. Фактов у нас с тобой полно, но нет общей нити, на которую их можно нанизать.

– Пока нет.

– Согласен.

– Андрей Иванович, как вы думаете, на каком месяце беременности сделала аборт Сапункова?

– Думаешь, она забеременела после вызова демона?

– Вы читаете мои мысли!

– Я сам про это думал. Аборт стоит где-то рядом со смертью коровы Андреевых.

– Вывод?

– Вывод такой: кто-то довольно ловко и безнаказанно убивает людей и наша задача остановить его. Кстати, июль 1947 ничего не напоминает?

– Нет, а что?

– В июле 1947 в городе Розуэлл[1] штата Нью-Мексико произошла авария странного летающего аппарата. Некоторые считают, что аппарат был инопланетного происхождения…

– Правда? – не поверил Слава. – С Марса?

– Не знаю откуда. Я же сказал, что некоторые.

– А другие что считают?

– Другие считают, что это СССР устроил для создания в США паники.

– Тоже верится с трудом, – скептически заметил Слава. – Еще версии есть?

– Метеорологический зонд, спутник-шпион, падение ракеты, – перечислил Андрей Иванович.

– Это правдоподобнее, – подошел к окну Слава. – Я схожу, попробую еще раз Фирса или Таньку найти, – поглядывая на легкие сумерки за окном, сказал он.

– Не поздно?

– Позднова-то, но зато должны дома быть. Если что, то записку оставлю, чтобы пришли сюда.

– Ты машину отпустил?

– Ничего страшного, пешком пройдусь – мысли упорядочу.

– Смотри аккуратнее, не нравится мне все это.

– Я буду осторожным, – достав из кобуры и проверив МП, сказал Слава. – Не волнуйтесь, – он спрятал пистолет обратно и вышел за дверь.

Прошел до перекрестка, повернул налево, пыльной улицей обогнул конторский сад, повернул на право, прошел по улице до конца, пересек посадку, дорогу, вторую повадку, прошел через сад, вышел на асфальт, по лугу дошел до дома Фирса. Только сейчас заметил на столбе ограды странный предмет. Подошел поближе, присмотрелся. Ржавая немецкая каска. Да и ограда местами оплетена сильно поржавевшей колючей проволокой. Хмыкнул. Открыл густо поросшую разноцветным лишайником деревянную калитку, вошел во двор, постучал в потемневшую деревянную дверь.

– Нету их, – внезапно раздался голос за спиной. – Заворачивай оглобли.

Слава, словно ужаленный, стремительно обернулся. Перед ним стоял заросший сизой щетиной крепкий загорелый дед. Под распахнутой засаленной телогрейкой пламенел пионерский галстук.

– Простите, что вы сказали?

– Нет их. Окна не светятся, значит, дома нет. А ты, небось, Жанку шукаешь? – дед улыбнулся одной только верхней губой. – Так нет ее больше…, – дедок по-плясовому переступил ногами, обутыми в кеды «Два мяча».

– Нет, я следователь, хотел задать пару вопросов. Вы тут рядом живете?

– Я? Я – нет. Я на «новой» живу, а тут проходил просто мимо, по асфальту. Гляжу, вы стучите, думал, кто Жанку ищет. Дай, думаю, скажу хлопцу.

– Часто к ней приезжали?

– А-то! Бывало, прямо скажем, не без этого.

– Не знаете, где хозяева могут быть в это время?

– Фирс в саду на яблоне, а Танька дома должна быть. Она, не в пример сестре, нраву была строгого, блюла себя, вольности не позволяла.

– Спасибо, я тогда пойду.

– Погодите, гражданин следователь… Я рассказать хочу…

– Что?

– «Сухой закон» выдумали, чтоб им пусто было! Это все ЦРУ придумало!

– Не понял?

– Молния в печную трубу вчера ударила, чуете?

– И что?

– А-то! Вы же печника ищете?

– Фирса?

– А-то! И найти не можете.

– Вы что-то знаете?

– ЦРУ со спутников каким-то излучением действует!

– Какие спутники, какое излучение?

– Вы знаете, что со спутника можно газету прочитать? – несло старика.

– Допустим.

– Вот они и наблюдают за нашими лесами. Жить в лесу – видеть смерть на носу. К нашим лесам это относится особенно.

– Хорошо, при чем тут молния и печник?

– Фирс-то? Фирс просто свидетелем оказался, его и убрали. Тут другое интереснее – кто шпион.

– И кто же?

– Во-первых, немцы – не так просто они здесь; во-вторых – корейцы – тоже морды хитрые. Точно шпионят.

– Кто и за кем шпионит? – терпеливо спросил Слава. – Тут любой человек на виду, какие тут могут быть шпионы?

– Я же объясняю. Я еще с войны знаю, слышал краем уха кое-что. Тут и наши и немцы какие-то темные дела вершили…

– Все это интересно, но какое отношение это имеет к убийству Андрея Родина?

– Как какое? Как это какое?! Он был свидетелем, и шпионы его убрали! А еще тут летающие тарелки летают! Это тоже ЦРУ!!!

– Ели на время забыть про спутники, то зачем шпионам эти леса?

– Как зачем? Тут Наполеон золото спрятал. За это и Сашка Куприянов смерть принял лютую!

– Понятно, – с тоской посмотрел на него Слава, – вы уже не первый, кто про это рассказывает.

– А что, кто-то еще знает? – насторожился дед.

– Тайна следствия, сами понимаете. Вот что, вы возьмите бумагу и дома напишите мне все. Изложите все подробно, не торопясь. Я это потом к делу подошью.

– А-то! Хорошо, я напишу и принесу, – сказал дед, – а то, что Елизавета Харитоновна говорила, писать?

– Про что говорила? – насторожился Слава.

– Что если не принять мер, то весь Советский Союз окажется под угрозой.

– А какие меры надо принять?

– Про то не ведаю, но доподлинно так сказала.

– Пишите, все пишите. А что насчет Фирса, кстати?

– Харитоновна сказала, что Фирс скоро всплывет, – сказал старик.

– Это как понять?

– Я откуда знаю? Вы, гражданин следователь, сами разобраться должны. Как говорится, потей Ивантей. Ну, я пошел?

– Идите.

– Всегда готов! – бодро отдав пионерский салют, странный дед прошуршал лугом и, перевалив через асфальт, скрылся из виду.

К этому времени уже стемнело, и Слава решил вернуться по петле асфальта, чтобы не рисковать наткнуться на ветку в темноте сада. Слушая гудящие столбы вдоль дороги, дошел до клуба. Со стороны озера тянуло приятной прохладой. Следователь повернул направо.

– Эй ты, иди сюда! – в круг света, проливаемого на землю фонарем на столбе, вступила фигура. – Ты чего тут ходишь?

– А в чем дело? – подобрался Слава.

– Чего клуб закрыт?

– Я откуда знаю?

– Ты как разговариваешь? – человек шагнул вперед и, сильно замахнувшись, попытался ударить правой рукой.

Слава нырнул под удар, беря руку в захват, проскользнул нападающему за спину, заламывая руку, рванул вверх, впечатывая сельского гопника лицом в ствол одного из росших перед клубом деревьев. Сделал шаг назад, отпуская руку. Человек сполз вдоль ствола, оставляя на нем широкую полосу крови.

– Наших бьют, – раздался удивленный голос за спиной.

Слава стремительно обернулся, отшагнув назад, прижался спиной к шершавому дереву. Пятеро парней охватывали следователя полукругом, словно стая шакалов. Раздались щелчки. В руках нехорошо сверкали отраженным светом ножи-выкидухи. Слава потянулся к пистолету.

– А что это вы тут делаете? – на сцене появился новый персонаж – в круг света шагнул крепкий подросток.

Слава узнал Виталия.

– Мы? Мы… это…, – неуверенно промямлил кто-то из парней. – На танцы…

– Танцев не будет. Валите отсюда.

– Не понял? – нагло удивился кто-то.

– Объясню, – Виталий шагнул вперед, стремительный взмах руки, парень молча рухнул лицом в траву. – Катитесь в свою клоповку, пока я добрый. Хотя нет, – Виталий, не обращая внимания на шарахнувшихся в стороны парней, подошел к двум стоявшим напротив клуба мотоциклам, молниеносно выхватил из кармана охотничий нож, присел на корточки. – Долг платежом красен! Четыре быстрых взмаха и освобожденный воздух радостно засвистел из пробитых колес. – На себе понесете, уроды! – Виталик встал, пнул мотоцикл «Ява-350-638». Тот с грохотом упал, свалив второй, «ИЖ Планета-4». В свете фонаря блеснул бензобак, оклеенный изображениями девушек. – Если через пять минут не уберетесь, то свистну ребят, и вас тут закопают. Ясно?

– Да, – стушевавшись, отарой робких овец отозвались парни, пытаясь привести в чувство двух выбывших.

– Пойдемте, – подошел Виталик к Славе.

Слава двинулся за ним в сторону общежития, невольно вдыхая одуряющий аромат распаленных дневной жарой лип.

– Ловко вы его. Самбо?

– Да, у меня первый разряд, – ответил Слава. – Ты тоже ловко. А если бы остальные полезли, то что же, ножом бы бил?

– Не полезли же.

– Колеса зачем пробил?

– Я когда маленьким был, то мы как-то вчетвером приехали на мотоцикле к ним в Серпковку. Там нам толпой наваляли и колеса порезали. Пришлось катить мотоцикл до дома, а тут почти шестнадцать км по проселку.

– Понятно.

– Мы назавтра с Афоньевскими пацанами поехали туда большой толпой. Всех девушек из клуба выпустили, а остальных под молотки, чтобы знали. Надолго нас запомнили.

– Жестко.

– Как аукнется, так и откликнется, – за разговором дошли до общежития.

– Зайдешь? – спросил Слава.

– Нет, спасибо, хочу по деревне пройтись перед сном.

– Не боишься опять на этих напороться?

– Не боюсь, они уже свалили, и думаю, не скоро здесь появятся. Этот, Рома, которого вы об дерево, вроде как девочку несколько лет назад хотел изнасиловать. Не любят его тут.

– Какую девочку?

– Я точно не знаю, врать не буду. Просто краем уха слышал.

– А чего они вообще сюда приехали?

– На танцы. К нам приезжают иногда. Часто потом драки.

– Штакетником деретесь? – вспомнил полуразобранный забор сбоку от клуба Слава.

– Бывает, что и штакетником. Ладно, доброй ночи.

– Доброй.



[1] Розуэлльский инцидент(англ.Roswellincident, такжеРозуэлльский инцидент с НЛОангл.RoswellUFOincident) — предполагаемое крушение неопознанного летательного объекта около города Розуэлл в штате Нью-Мексико, США в июле 1947 года. 

+1
90
14:17
+1
Жанр и стиль повествования мне не слишком по душе, но объективно скажу так — хорошо. Добротно, читается легко, вполне интересно, хоть я и не читал из этого произведения других глав. Единственное, за что глаз цепляется — помарки (ошибки в формах слов, например) и повторы, но это все исправляется простым вычитыванием. Особенно много повторов здесь:
– Тут такая история… тут с электриками очень странная ситуация. Долгие годы электриком был Егор Ильич Людовкин. Несколько лет назад он умер от сердечного приступа. При этом не сказать, что бы сильно пил. Так, иногда, по праздникам позволял себе рюмочку накатить. После Ильича нашелся еще электрик – молодой, после армии только. Оформился электриком и в тот же вечер умер от сердечного приступа. Долгое время желающих работать электриками не находилось. Потом все-таки сманили, откуда-то со стороны, электрика. Оформился – в тот же вечер аналогичная картина. И тут уж точно никто не соглашался идти, пока азербайджанский беженец Генрих Семенович Семенов с семьей не приехал. Человеком он оказался не суеверным и на предупреждения наплевал. Оформился электриком – в тот же вечер инфаркт. А электриком на полставки оформился Виктор Владимирович.

Даже если сделано намеренно, такое количество оправдать нельзя. Синонимов море — я бы заменил. А в общем — так держать, пожалуй, прочту еще несколько глав)) Вряд ли «русский детектив» меня зацепит, но произведение оценить хочется.
спасибо, переработаю
16:18
+1
Пора раскрывать карты.
Понемногу.
«Он в тельняшке был». — надо указать, что без рукавов.
И неубедительно Слава нарвался на драку. Не хватает ярких словечек сельских гопников и хорошей причины для драки.
на драку в деревне можно еще проще нарваться. сам много раз нарывался
22:16
тогда неубедительно написано))
почему же?
21:46
+1
Какой-то «Город Зеро» мог ли следователь в 91 году видеть этот фильм? вот в чем вопрос
похожие на ожоги зпт
Долгие годы лучше заменить на «много лет»
Долгое время желающих заменить на «долго»
Андрей Иванович, как вы думаете, на каком месяце беременности сделала аборт Сапункова?

– Думаешь,
думаете, думаешь подряд
достав из кобуры и проверив МП Влад, но твою же мать! ПМ!
мотоцикл «Ява-350-638». Тот с грохотом упал, свалив второй, «ИЖ Планета-4 читателям эти технические детали мало что скажут
В июле 1947 в городе Розуэлл[1] штата Нью-Мексико произошла авария странного летающего аппарата. Некоторые считают, что аппарат был инопланетного происхождения… следователь прокуратуры такие вещей в 91-м году вряд ли мог знать…
и вообще, резкий крен от мистики к фантастике
22:21
+1
А! Автор занимается самоедством? Это хорошо.
Если честно, то я уже забыл половину эпизодов, но читал, как будто это вторая или третья глава. На мой взгляд, это значит, что то что забыл, можно не вспоминать. Много слов, много новых, приходящих и уходящих, персонажей. Понимания не добавляет, к развязке не приближает. Если и есть где запрятанные ключики, то они тонут в море словесных эпизодов. Это как в рыночном гаме, пытаться отфильтровать связный разговор или узнавать новости из ребусов. Похоже змеиный узел переходит в ленту Мёбиуса.
Но написано вполне себе, читабельно.
А! Автор занимается самоедством? Это хорошо. сам себя не покритикуешь, так никто ен покритикует
ключиков полно quiet
в принципе, уже понятно, кто убийца pardon
персонажи вовсе не случайны
не буду спойлерить
22:30
Ну что же — будем следить дальше.
blush скажите честно, Вам еще не надоело это мое творение?
18:02
Да, полноте, батенька. Читаем ведь.
может чисто по долгу критика читаете? blush blush
17:51
На мой взгляд, рассказ можно и доработать. Мне в начале не всё было ясно, но в ближе к концу стало немного понятно, но всё равно остались непонятные места.
это вовсе не рассказ. это глава из романа blush
17:53
В рассказе много повторов слови выражений, хотя может это где-то и уместно, но не везде. Также хочется отметить, что язык и стиль в принципе читабелен. Есть небольшие ошибки. Думаю, автору не помешает проработать свой рассказ повторно.
так повторы для передачи характеристики разговорной речи
Дедок колоритный вышел.
Сдается мне, что россыпи диалогов не зря преследуют от эпизода к эпизоду, в них разбросаны подсказки. Хотя крупными буквами по русски написано — семья директора «ни при чем».
Дружище Влад, выкладывайте ежедневно, дабы люди не забывали своих любимых героев.
да какие там «любимые герои»? никто толком и не читает sorry
Вам спасибо, дед Феогнид действительно был очень колоритной личностью. Многому меня научил quiet
Загрузка...