Не делай этого Глава 11

Автор:
Стефания
Не делай этого Глава 11
Текст:

СЕСТРЫ.

Проснувшись рано утром, Лиззи увидела рядом невозмутимо шьющую сестру, хотя рассвет только-только раскрасил стены комнаты розовыми отблесками.

- Мэри, - виновато всплеснула она руками, с сожалением отметив обведенные черными кругами усталые глаза своей сиделки, - неужели ты не спала из-за меня всю ночь?

Мэри холодно улыбнулась.

- А если бы болела я, разве ты не поступила также?

- Конечно, - поспешно заверила её Лиззи, и тут же смущенно добавила,- только я не знаю: хватило бы у меня терпения не заснуть?

- Тревога за любимых людей заставит забыть про сон!

- Ох, Мэри, - девушка с уважением посмотрела на миссис Харрис, - какая же ты все-таки ответственная! Мне повезло, что у меня есть такая сестра. Рядом с тобой я иногда чувствую себя неблагодарным поросенком!

Миссис Харрис снисходительно посмотрела на сладко зевающую девушку: молодая женщина свысока относилась ко всем своим братьям и сестре, прекрасно осознавая, что они беспомощнее, а значит, нуждаются в её опеке и покровительстве.

Вот и Лиззи. Нужно было чуть ли не за руку отвести сестру в церковь к дожидающемуся у алтаря Мэтлоку, даже против воли глупышки устроив её счастье.

И если дорогу к обеспеченной жизни преграждает такой джентльмен как Вудворт (даже при мысли о нем, у Мэри громко билось сердце), её долг - помочь Лиззи преодолеть это препятствие.

- Дорогая, - добавив голосу убедительности, обратилась Мэри к лениво нежащейся под одеялом сестре, - самое главное для человека – это семья. Мы живем не для себя, а для тех, кого любим и ценим, кто зависит от нас. И как только ты это осознаешь, жизненная цель сразу же станет ясна - сначала счастье близких людей, а потом весь остальной мир! И тогда бессонная ночь покажется тебе сущей мелочью.

Лиззи смущенно кивнула головой, с нескрываемым восхищением посмотрев на старшую сестру: ей никогда (хоть живи ещё сто лет!) не научиться так чётко излагать свои мысли.

- Я понимаю!

- Ты помнишь наш вчерашний разговор?

Сразу же погрустневшая Лиззи смущенно отвела глаза: она по-прежнему болезненно переживала случившееся на пикнике.

Меган Грэкхем целовалась с Вудвортом! Мэри сурово свела брови: теперь она была настроена более воинственно по отношению к юной бесстыднице.

- Ты - Кларенс, - жестко напомнила она сестре, - леди Элизабет, дочь виконта Кларенса! Твои предки высоко держали подбородок даже в присутствии королей, тогда как деды этой выскочки целовали испачканные грязью сапоги своих милордов. И ты не на секунду не должна забывать об этом, глядя на Меган.

Лиззи изумленно округлила глаза.

- Но разве ты не говорила мне раньше, что знатность рода ничто рядом с добродетелями людей?

- Важно всё! Но главное для девицы знатного происхождения – это честь её высокородной семьи. Сегодня ты окажешь особое внимание графу Мэтлоку, и Меган сразу же поймет, что дистанция между вами непреодолима! Поймет это и… - Мэри нервно облизнула потрескавшиеся от слишком страстных поцелуев губы, - сэр Генри!

ЗАВТРАК.

Мэтлок как и обещал появился в Кларенс-холле спозаранку и подоспел как раз к завтраку.

- Сестре гораздо легче,- любезно пояснила ему миссис Харрис, приглашая гостя к столу,- мы с мамой даже рассчитываем, что она сегодня выйдет к чаю!

Несмотря на бессонную ночь и общую усталость, она излучала приветливость и радушие, чего не скажешь об остальных домочадцах.

Виконт хотя и растянул губы в имитации дружелюбной улыбки, явно страдал с похмелья, с отвращением глядя на яичницу с беконом. Сурово сведенные брови матери мешали Кларенсу более резко высказаться по поводу меню, и он оживился только, когда лакей поставил перед ним графин с ледяной водой.

Сама же леди Кларенс нервно покосилась на будущего зятя и невнятно пробормотала приветствие. Мэтлок тяжело перевел дыхание и через силу пригубил предложенный чай.

Если бы не полученное от Хошема согласие на брак, то пережитые в общении с этой дамой минуты стали самыми неприятными в его жизни. Леди Кларенс категорически не желала отдавать свою дочь замуж за Мэтлока .

- Лиззи совсем ребенок, - горячо возражала она. - Вы на двадцать лет старше её, и умнее раз в сто! Что останется от вашего чувства после окончания медового месяца? Вы безжалостно бросите мою дочь ради более интересных и значительных женщин, и жизнь бедняжки превратится в адский кошмар унижения! Да, у меня нет денег, чтобы сделать Лиззи достойное приданое и вывозить в свет в поисках подходящей партии, но чтобы обречь невинное дитя на такую муку, нужно иметь сердце волчицы!

Вся история брака Дианы и виконта Кларенса предстала перед Мэтлоком настолько ярко, словно он побывал на исповеди этой супружеской пары.

- Я не похож на вашего покойного мужа, - резко возразил он. - И если я почти в сорок лет собрался жениться, то явно не для того, чтобы изменять своей жене. Мне нужны семья, дети, крепкие доверительные отношения, устойчивый быт!

- Только не надо меня жалеть! - женщина неожиданно вспыхнула гневом. - Кларенс был не так плох, как принято о нем думать. Если бы вы знали, каким мог быть сэр Джордж – ласковым, внимательным, весёлым! А как он любил Лиззи! Кларенс мог часами сидеть с дочерью в детской, развлекая играми и читая с ней книги.

- Нисколько не сомневаюсь, - сухо согласился сэр Сидней, - что покойный был прекрасным отцом, но я хочу устроить свою жизнь в собственном понимании супружеского счастья, а это предполагает любовь не только к детям, но и к жене!

- Это я во всем виновата,- неизвестно в чем повинилась взволнованная виконтесса, - не смогла сделать сэра Джорджа счастливым: была слишком скучна и незатейлива для такого блестящего денди, поэтому столь быстро прискучила ему!

Никто не ждет логики от женщины: любой здравомыслящий мужчина знает, что это несовместимые понятия. Но всему же есть предел!

- Я люблю вашу дочь, - вышел из себя Мэтлок, - и хочу, чтобы она всегда была рядом со мной. Это ответственный и обдуманный шаг с моей стороны. Неужели вы считаете, что я не смогу разобраться в собственных желаниях, если не буду их сверять с выходками покойного виконта? И я не понимаю, какого же жениха вы предполагаете отыскать своей дочери, чтобы полностью защитить её от неизбежного, с вашей точки зрения, адюльтера? Семидесятилетнего немощного старца?

На глаза леди Кларенс набежали слезы: он загнал её в тупик, но женщина все равно упрямо продолжала отстаивать свою точку зрения:

- Лиззи не готова вести светскую жизнь, она типичная провинциальная барышня. Любит животных и сельскую жизнь! Не будете же вы всю жизнь прятать жену в деревне?

- Леди Элизабет говорит, не коверкая слов, умеет правильно пользоваться столовыми приборами, обладает приятными естественными манерами, и если поблизости нет лошадей, с ней вполне можно общаться. На худой случай, просто помолчать! Многие лондонские барышни не могут похвастаться даже этим! – граф гневно перевел дыхание, а потом уже тише добавил. - Я вас не понимаю. Какого будущего вы хотите для своей дочери?

Леди Кларенс нервно сглотнула, в отчаянии глядя на мрачного, но исполненного решимости до конца защищать свои интересы мужчину.

- Возможно, какой-нибудь молодой человек из небогатых джентри, - неуверенно пробормотала она, - тоже любящий лошадей и собак. Им было бы интересно вместе.

Мэтлока чуть не разорвало от злости.

- Ни один «молодой человек из небогатых джентри», - язвительно перефразировал он даму, - не женится на девушке без гроша в кармане и с громкой славой двоеженца отца вместо приданого. Да его живьем сожрут близкие за такой мезальянс! Только хорошо обеспеченный джентльмен может позволить себе эту слабость, и этот человек - я!

- Кларенс не был двоеженцем, это клевета! Он мне всё объяснил: имела место шутка, а та женщина поверила…

- Эта шутка могла закончиться для Кларенса виселицей! Ему просто повезло, что его любовница умерла. И вообще, - прервал он рвущиеся с губ леди Кларенс очередные возражения, - я затеял этот разговор только из уважения к вам: сэр Арчибальд ответил согласием на моё предложение.

Больше всего на свете леди Кларенс боялась вызвать недовольство благодетеля семьи мистера Хошема, поэтому ей только и осталось, что прикусить язык да смириться с неизбежным. Понятно, что она всё равно осталась при своем мнении, поэтому весьма уныло наблюдала, как граф вежливо пригубил чай.

Но прохладное отношение будущих родственников к новоявленному жениху не шло ни в какое сравнение с тем, что Мэтлок испытал, когда столкнулся взглядом с Вудвортом.

По ряду вполне объяснимых причин мужчины с самого начала невзлюбили друг друга. И дело было даже не в соперничестве за симпатию Лиззи: они были людьми разных поколений и разных жизненных установок. Мэтлок пробивался к обеспеченной жизни, не особенно разбираясь в средствах. Вудворт же предпочёл пусть и не особо успешную, но достойную и опасную карьеру морского офицера. К людям подобным сэру Сиднею он относился с презрением, считая их классическими негодяями. Граф же в свою очередь думал о молодом человеке, как о вздорном и амбициозном мальчишке.

И вдруг такой разящий ледяной ненавистью взгляд!

Мэтлок один раз уже видел такой, когда стоял на дуэли под дулом пистолета обманутого мужа. Тогда ему повезло больше, чем противнику, но ещё долго пробегал мороз по коже при одном воспоминании о сузившихся нечеловеческой злобой глазах.

Поневоле вздрогнув, Мэтлок в задумчивости уставился на мало аппетитное содержание тарелки (жареный бекон кухарке Кларенсов явно не удался), подумав, что кажется ошибался относительно этого молодого человека.

Во-первых, перед ним находился явно не наивный юнец, которым он всегда считал Вудворта, а уже сформировавшийся мужчина, раз он способен на такую холодную ярость. Во-вторых, становилось очевидным, что леди Кларенс разболтала о предполагаемой помолвке всему дому. А чего иного ожидать от женщины?

Мэтлок сурово стиснул зубы и послал противнику ответный недоброжелательный взгляд. Итак, они соперники, и что же собирается предпринять этот задира? Неужели, Вудворт отважится на дуэль?

Сэр Сидней знал жизнь гораздо лучше, чем Мэри, поэтому ему и в голову не пришло, что молодой человек может расстроить помолвку, воспользовавшись чувствами девушки. Ведь самому Вудворту было нечего предложить будущей невесте. Нет, на такую выходку, сэр Генри никогда не отважится, тем более по отношению к сестре ближайшего друга. Но вот придумать какую-нибудь пустячную ссору и устранить соперника при помощи пули - это было бы как раз в его стиле!

Мэтлок давно вышел из того возраста, когда охотно хватаются за пистолеты, но когда дело касается будущей жены, пасовать нелепо. За свою женщину нужно сражаться.

Ну что же, его рука по-прежнему тверда, а глаз меток. Дуэль так дуэль! И в его взгляде блеснуло грозное предупреждение.

Пока соперники вели молчаливое сражение над тарелками с остывающим пережаренным беконом, был ещё человек, мимо которого не прошел этот поединок враждебных взглядов.

Это было самое кошмарное утро в жизни миссис Харрис. Молодая женщина в панике наблюдала за происходящим, чувствуя себя окончательно сбитой с толку и настолько несчастной, что впору было умереть прямо за столом.

До Мэри вдруг со всей очевидностью дошло, что она ничегошеньки не понимает в мужчинах, и вообще в жизни. Выходит, эта жаркая ночь чудесных открытий ничего не изменила, и Вудворт по-прежнему убивается по Лиззи? Неужели она значила для своего любовника не больше, чем какая-нибудь похотливая служанка, удовлетворяющая каприз хозяина за пенни на новую ленту? Может, сэр Генри презирает её за допущенную слабость? И его чувства к Лиззи не только не прошли, а наоборот, окрепли после столкновения со столь развратной особой?

Логика была не только сильной стороной миссис Харрис, но и её проклятием. Выстраивая математически четкие, выверенные разумом цепочки рассуждений, она не могла осознать, что многое в этой жизни происходит вне всякого смысла.

Вудворт не считал свою случайную любовницу распутницей и уж тем более не презирал, скорее, чувствовал легкую вину за свою выходку. Будучи гораздо более умудренным в делах страсти, чем миссис Харрис, он сознательно соблазнил её на адюльтер, потому что с первых дней пребывания в Кларенс-холле не переставал любоваться редкостной красотой молодой женщины. Мэри его волновала и притягивала гораздо больше непосредственной Лиззи, хотя младшая Кларенс также внесла свою лепту в произошедший срыв, постоянно навязывая ему своё общество, то провоцируя на поцелуи, то признаваясь в любви. А что остается делать нормальному здоровому мужчине, когда прелестная девушка не дает ни минуты покоя? Вудворт терпел изо всех сил, но когда судьба столкнула его глубокой ночью с обворожительной миссис Харрис, мгновенно потерял голову. В конце концов, Мэри - не наивная девственница, и если даже попала ему под горячую руку, то от этого никто особо не пострадает! Честь викария Вудворта волновала мало, а вот от самой Мэри он был в полном восторге. Ну а раз ночь прошла великолепно, то зачем забивать себе голову никчемными упреками совести, особенно, когда перед тобой враг.

Мужчина, которого тебе предпочли - всегда враг! Так было изначала времен, и не Вудворту, и уж тем более потрясенной Мэри в этом что-то менять.

- Дорогая, - прервал внутренние монологи всех присутствующих лиц встревоженный голос леди Кларенс,- ты выглядишь такой усталой! Нужно срочно лечь в постель и отдохнуть.

- Да, пожалуй, - измученно улыбнувшись, подскочила из-за стола Мэри. - Пойду домой, но к чаю обещаю вернуться назад!

- Но, девочка моя,- возмутилась приемная мать, - зачем себя утруждать? Можешь прилечь у меня.

- Нет, нет! – поспешно отказалась дочь. - Мне нужно обсудить с кухаркой обед. Мистер Харрис всегда бывает сердит, если что-то ему не по вкусу, а Хилл как будто нарочно всё делает, чтобы досадить хозяину. До вечера!

И не дожидаясь следующей порции возражений, Мэри поспешно покинула комнату для завтрака. Вслед за ней сухо откланялся сэр Сидней, также пообещав прибыть к вечернему чаю. Хмурые домочадцы Кларенсов угрюмо склонились над почти нетронутыми порциями бекона.

- Что-то у меня болит голова, - пожаловался Джордж, раздраженно отодвигая тарелку, - не пройтись ли нам с тобой, Генри, до Липтона. Хочу поговорить с сэром Арчибальдом. Почему он дал согласие на брак Лиззи и Мэтлока, не посоветовавшись с нами? Мне хочется узнать, чем так пришелся по душе этот надутый индюк нашему добрейшему старику?

Леди Кларнес недовольно взглянула на первенца. Она знала, что Хошему вряд ли понравится допрос. И ещё неизвестно, что Джордж наговорит ему вгорячах!

- Может, не стоит?

- Отчего же? Все-таки речь идет о моей сестре! – повысил голос Кларенс.

- Тихо, - одернула его мать, - ведь помолвка пока не оглашена. Незачем кричать о ней на весь дом. Пойдут ненужные разговоры…

Конечно, она не могла сказать в присутствии Вудворта, что они с Мэри боятся реакции на предложение графа влюбленной в этого красавчика Лиззи. Мэтлок твердо пообещал дамам, что добьется от девушки добровольного согласия на брак, но только после отъезда сэра Генри.

Гостить же Вудворту оставалось всего три дня, поэтому и решили отложить заключение помолвки на неделю.

0
25
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...