По ту сторону клетки. Главы 13-15. Заключение.

Автор:
Jouster
По ту сторону клетки. Главы 13-15. Заключение.
Аннотация:
Разгадка тайн времени лежит перед Грегором. Одна беда - как такому примитивному существу обыграть саму Вселенную по ее же правилам?
Текст:

Глава 13. Горилла?

Меня разбудил шум машин – люди спешили на работу, по делам, в магазины, школы и университеты. Утро всегда приносит оживление на улицы большого города, которое затем сменяется сонным полуднем. Я размял плечи и хрустнул пальцами рук. Бросил взгляд на наручники, испачканные запекшейся кровью – пришлось попотеть, чтобы избавиться от человеческих оков. Что за изверг их придумал?

Я со смехом потер руки – теперь-то отыскать меня будет еще тяжелее. Ни одному агенту корпорации не придет такое в голову! Едва я собрался выйти в реальное пространство в одной из многочисленных городских подворотен, как вдруг в голову пришла любопытная идея. Я проверил ее, и удача на этот раз оказалась на моей стороне – прямо на крыше «Либерти Лабс» была точка выхода. Если быть точным, то даже не на крыше, а на техническом этаже. Двери были наглухо заперты и помечены пломбами, но в остановленном времени не составляет особого труда пройти через такое препятствие. Мне невероятно повезло – точка входа тоже оказалась здесь, хоть и далеко не в самом удачном месте, у маленького окошка, через которое солнце роняло драгоценные лучики. Отверстие в стене было зарешечено и так мало, что и кошка не пролезет. Мне скоро придется идти за продуктами – до этого времени нужно придумать, как все провернуть так, чтобы ускользнуть от камер и соглядатаев корпорации.

Весь этаж был похож на клубок искусственных змей – столько здесь проходило труб и проводов. Решив перестраховаться, я залез почти под потолок, на переплетение труб, чтобы никому не попасться на глаза даже случайно. Со своего «насеста» я слышал возню верхних этажей – приглушенное бормотание людей, стуки и шорохи, по которым было невозможно понять, что же там происходит. Места тут, наверху, было не так уж и много – изгиб трубы служил мне стулом; второй такой же – столом. С него на меня глядели наручники, как будто осуждая за побег. Сыщик это заслужил – он даже не желает включить мозг и немного подумать! Нужно быть слепым и глухим, чтобы добровольно работать на таких живодеров, как «Либерти Лабс». Каков план, Грегор? Ночью выбраться в город, набрать продуктов и немного разных деталей в каком-нибудь магазине радиоэлектроники, чтобы собрать устройство звукозаписи. Или, даже лучше, просто купить готовый диктофон. Помощнее… Я пошарил в карманах пальто и извлек на свет скомканные грязные купюры. Внимательно пересчитал – что ж, либо еда, либо диктофон. Разумеется, не еда! Ее я как-нибудь уж раздобуду. Нужно провести эксперимент с записью, который я задумал еще в доме профессора Делла Торре, а еще – спуститься вниз, в корпорацию, и выяснить наконец, что происходит за белыми стенами их лабораторий.

Я провел несколько часов в раздумьях, слушая завывания желудка. Ладно, пока жаркий день медленно накаляет город, повинуясь стрелкам часов, стоит выполнить вторую часть грандиозного плана. Я медленно подошел к окну и окинул взглядом свое новое убежище. Интересно, услышат ли звук прибора люди внизу? И как часто они совершают обход технического этажа? Временник закричал, как обычно, и меня окружила другая версия пространства. Я подпрыгнул и со всей силы ударил ногами в пол, просочившись вниз под обманчивую тишину безвременья. Люди застыли в самых разных позах. Я шел мимо них, как через музейную выставку, с интересом разглядывая занятых профессоров, нервно кусающих губы; подозрительных охранников, которые так сильно хмурили брови, будто хотели соединить их с носом… Компьютеры, приборы, толстые кабели рисовали мне узор современного мира. Люди посреди моря пластика, по которому, не спеша, бегут металлические волны. Я мельком глянул на расплывчатые мониторы – какие-то расчеты… Судя по всему, касающиеся способностей человеческого тела. Пределов восприятия или чего-то в этом роде…

А вот и холл. Даже в остановленном времени на лице администратора – молодой хорошенькой девушки – красовалась неизменная улыбка. От нее так и веяло фальшью и лицемерием, с таким же успехом можно просто носить театральную маску. Ниже! Наконец, мой этаж. Отсюда я сбежал когда-то, оставив позади озадаченную смотрительницу. Интересно, что эти жестокие люди в белых одеждах с ней сделали? Я посмотрел вверх. Камеры, камеры, камеры… Без конца и края. Даже сейчас, зная, что они меня не могут запечатлеть, становилось как-то не по себе. Клетка пустовала – видимо, дожидалась меня. Как бы не так! Я проделал тот же путь, что и несколькими днями ранее – постойте-ка, всего-то несколько дней? Казалось, что прошли уже месяцы с момента освобождения.

Передо мной предстала та самая дверь, за которой я увидел измученного человека, прикованного к креслу. Как в книжках об инквизиции – настоящая средневековая пыточная камера! Вздохнув, я просочился сквозь дверь, желая еще раз увидеть несчастного. Но его там не оказалось – только пустое кресло с отстегнутыми ремнями и ведро, полное красной жидкости. Хватило одного взгляда, чтобы понять, что это кровь. Как и моя старая темница, тюрьма, клетка – это кресло ожидает новую жертву. Кто знает, может, его приготовили для профессора Алексеева? Надеюсь, он уже далеко от этого кошмара и никогда не увидит больше стен проклятого здания. Пора было пройтись по оставшимся комнатам.

В конце концов, после долгой прогулки, можно даже сказать, экскурсии, я понял, зачем все это было нужно – «Либерти Лабс» явно работало на военных. Или спецслужбы… Или какие-то закулисные человеческие силы, названия которых я не знал, потому что их не открывали книги. Животные, дети, взрослые, старики – всех, кто обладал хоть какими-то необычными умениями или способностями, свозили сюда, чтобы выжать, как спелый цитрус, а потом выбросить шелуху. Корпорация стремилась сделать из человека монстра – сверхбыстрого, сверхумного, лишенного страха и бесконечно преданного – и я, чувствуя животный ужас, смотрел прямо на него. В самой дальней лаборатории, за толстыми железными дверьми. Существо плавало в физрастворе, за стеклом высокого резервуара, к которому, как пиявки, прикреплялись множество кабелей самой разной толщины. Здесь было много людей – все, без исключения, в стеклянных масках. Мускулатура их ручного чудовища была развита непомерно сильно – мышцы, бугрясь, едва не рвали серую, грубую кожу. Лица у бывшего человека не было – абсолютно ровную поверхность головы испещрили швы. Только рот, лишенный губ, демонстрировал мне острые, как иглы, зубы. Жиденькие волосы росли лишь на затылке. Я мог только догадываться, что это такое и как оно себя поведет. Видимо, из него делали идеального хищника – если наручники мне показались ужасным изобретением, то каким целям должно было служить это… Не хотелось и представлять. Все с приставкой «сверх» в одном флаконе – чтобы люди могли уничтожать себе подобных.

Всех пленников нужно освободить. Этой мой долг как жителя планеты! Единственная цель корпорации – научить мир, как пытать и убивать всех вокруг. Насколько же глубоко скверна и алчность пустили корни в человеческие сердца, если на такие зверства закрывают глаза? «Либерти Лабс» должна быть разрушена, выжжена дотла! Как? В этом-то и проблема - я не знал. Вечер сжимал город в объятиях, пока я рисовал на пыльной стене технического этажа план здания – по памяти, как успел понять. Экран временника давал мне немного тусклого света. Настал час первой вылазки в город – как же не попасться под внимательный взор камер? Очевидный ответ – не прятаться, а слиться с прохожими, которых вечером будет очень много.

Я шел, как обычно, низко надвинув шляпу на лоб, чтобы никому и в голову не пришло заглянуть мне в лицо. Прохожие не обращали на меня внимания – просто еще один уставший мужчина, плетущийся в бар после тяжелого трудового дня. Магазин электроники – то, что нужно! Я внимательно посмотрел по сторонам – камера на углу, камера перед входом… Наверняка и внутри их тоже полно. Пара зевак у дороги выглядела подозрительно – слишком уж часто они вертели головой. И взгляд чересчур внимателен и сосредоточен для обычных гуляк. Нужно держаться от них подальше… Покупка прошла без происшествий – вскоре я уже вертел в руках новенькое устройство для записи звука, не самое хорошее, но зато осталось немного сдачи. В кармане бряцали кое-какие детали и простые наушники – чтобы собрать прибор, который позволит слушать страшные завывания безвременья «вживую». Консультант исправно выполнял свою работу и увлеченно рассказывал мне о всех достоинствах фирмы-производителя диктофона; мне, разумеется, было совершенно все равно, но из вежливости я молча его выслушал. Пересчитал оставшиеся деньги – всего несколько монет! На нормальную еду уже не хватит. Я решил не заходить в крупные продуктовые магазины – наверняка их будут проверять в первую очередь, не говоря уже о том, что камеры наблюдения просматривают агенты корпорации день и ночь… По крайней мере, я бы сделал именно так. В придорожном ларьке скучающий продавец торговал какой-то уличной едой, которую я и решил приобрести – для меня такое было в новинку. Попробовав, сразу пожалел, но есть-то хочется…

Технический этаж встретил меня напряженной тишиной. Это все равно, что отдыхать в гамаке над минным полем – только еще хуже, ведь «мины» могли меня услышать. Каждый шаг надо делать с осторожностью. Дожевав скудный ужин и забыв на мгновение о том, что придется без денег добывать завтрак, я достал диктофон. Пора. Я подошел к окошку и снова остановил время. От страха и волнения подкашивались ноги. Диктофон включился – я откашлялся и окинул взглядом размытые трубы, окружающие меня паучьей сетью.

- Мое имя – Грегор. А вас как зовут?

Молчание. Неловкое чувство, будто говоришь сам с собой, а никакого бормотания и в помине не было – меня так захватила идея разговора с другим измерением, что я даже не стал модернизировать наушники. Не хватило терпения.

- Что вы такое? – продолжил я, чуть погодя.

Мне кажется, или я услышал что-то? Отдаленный шорох на самой границе слуха…

- Что это за место?

Несколько мгновений ожидания, и я щелкнул по кнопке «стоп». А потом активировал временник и вернулся туда, где царила людская жадность. Интересно, эти три фразы опять займут все свободное место?.. Я плюхнулся на свой импровизированный «стул» и запустил файл с записью. Звук выкрутил на полную мощность – к счастью, усилитель ему не требовался; реакция не заставила себя ждать – волосы на спине зашевелились, и знакомое ощущение липкого ужаса поползло по позвоночнику. Прошло уже несколько минут, но я так и не услышал своих слов на записи – все тот же шепот, пугающий и чуждый нашему миру. Когда диктофон воспроизвел половину файла – я услышал собственный голос, искаженный и смятый до неузнаваемости:

- Мое имя – Грегор. А вас как зовут?

Сердце ушло в пятки – звуки безвременья затихли. На секунду настала абсолютная тишина. А затем бормотание изменилось, как будто я получил ответ. Еще одна секунда молчания, и прежние последовательности звуков донеслись из динамика. Второй вопрос – и снова «ответ». На третий вопрос безвременье отозвалось щелканьем и свистом. Я стер пот с лица – опять ночь без сна. Какой там сон! Я должен все расшифровать. Сомнений не было – кто бы это ни был, он мне отвечает. Или это все же реакция другого измерения на звуки моего голоса?..

На крыше послышались глухие шаги. Едва я успел сгрести в охапку все свои вещи и спрятаться в сплетении труб, как на технический этаж, насвистывая какую-то песенку, вошел охранник. Лениво поводив фонариком туда-сюда, он не стал даже подходить к окошку – видимо, здесь никаких сюрпризов точно не ждали. Так же быстро, как и явился, мужчина ушел, закрыв дверь на ключ и обновив пломбу. Выждав на всякий случай минут с десять, я спустился вниз. Снова пыль помогла мне в исследованиях: на ней появились расчеты и алгоритмы, которыми я планировал расшифровать посланные мне звуки. Если, конечно, это была речь. Я разбил повторяющиеся сигналы на группы и приступил к анализу. И будь я проклят, если это были не осмысленные предложения! Все признаки налицо, язык был необычным, очень богатым на условные «буквы» и «слога», но определенная логика в нем все же просматривалась. Что это – живое существо? Обитатель безвременья? Запись, оставленная там кем-то для незваных гостей? Программа, робот? Некоторые «слова» отличались друг от друга всего лишь легкой вибрацией свиста или лишним тихим щелчком. Насколько я мог понять, шипение и булькающие звуки разделяли слова между собой… Чего-то не хватало. Я видел полную картину, но не мог вглядеться в детали, как будто пытался рассмотреть улицу через запотевшее окно. Мне не разгадать этих ответов, пока в руках не будет больше «ключей». Нужно хотя бы одно слово, значение которого я точно пойму, и от которого смогу оттолкнуться. Может, звук – не единственное, чем «общается» другое измерение? Вот тут я осознал всю величину проблемы, которая нависла надо мной, как тяжелый камень – что, если колебания воздуха – не все, чем может безвременье поделиться со мной?

Вновь я оказался там, где вещи больше напоминают фруктовое желе. Попытка номер два – мне просто необходимо какое-то слово, хоть что-то, с чего я смогу выстроить дальнейшую теорию! Диктофон включен… Запись пошла. Я указал на себя пальцем:

- Грегор.

Чуть подождал, подумал.

- Горилла!

Что-то не так… Я обернулся. Все предметы вокруг меня смазались, наклонились, будто по ним провели огромной ладонью. Трубы, кабели, стены, наручники – все наклонилось вправо. Чувствуя, как страх подкрадывается все ближе к сердцу, я снова произнес свое имя. Пространство вернулось к своему нормальному положению. Я тихо прошептал:

- Горилла?

Резко, как в прошлый раз, труба на моих глазах потеряла объем и накренилась вправо. Весь мир будто нагнулся, чтобы что-то подобрать. Весь мир, кроме меня самого и маленького диктофона.

Я провел часы в реальном времени, пытаясь понять, что же произошло. Теперь можно было с уверенностью сказать – мне отвечали. Я получал один и тот же набор звуков каждый раз, когда произносил определенное слово. Только на простое название «горилла» безвременье отвечало вдобавок искажением пространства. Невероятно!

Я сбился со счета – столько раз время остановилось за эту ночь. Раз за разом я нажимал кнопку временника, чтобы покинуть простую и понятную реальность, окунувшись с головой в чуждую логику. Составил целый список слов и подробно записал ответы на них – корпел над ними до самого утра, пока в голову не пришла одна простая идея. Если мне и в этот раз ответят одинаково – полдела будет сделано. Я вздохнул и окинул взглядом мир без времени.

- Как меня зовут?

Все здание, все пространство закрутилось в спираль. Каждый маленький проводок и пылинка – все обернулось вокруг себя. Воздух стал сладковатым – похоже, даже его молекулы претерпели какие-то изменения. Спустя несколько мгновений мир принял прежние формы. Я повторил вопрос… И, задержав дыхание, стал ждать реакции. Так и есть – материя завертелась и стала спиралью. «Оно» знало мое имя и называло его, обозначая звуком – его бережно сохранил диктофон. А кроме звука – изменением самой Вселенной.

Глава 14. Пес.

В конференц-зале было людно и душно, а камеры, торчащие отовсюду, как паучьи глаза, закрыли свои объективы. Сегодня им не разрешалось видеть и слышать то, что должно было произойти. Тридцать человек, чьи лица попадали в кадр очень, очень редко, собрались здесь, чтобы обсудить сложную и щекотливую ситуацию, поставившую под угрозу всю деятельность корпорации на этой стороне планеты. Угрюмые лица закулисных воротил смотрели друг на друга с немым вопросом. Над «Либерти Лабс» сгущались тучи.

Мистер Кенвуд стоял у самого важного места во главе стола, которое пока что пустовало. От постоянных льстивых улыбок его скулы болели, а по лицу тек липкий пот. Он то и дело нервно поправлял галстук – Кенвуду казалось, что полоска ткани сжимала его горло слишком уж сильно. Управляющий не привык к такому скоплению важных особ – тем более там, где он отвечал за все. Ему стоило больших усилий подготовить эту встречу по высшему разряду, чтобы ни один любопытный взгляд горожанина не упал на мистера Окумуру. Вскоре появился и сам глава корпорации; в один момент все разговоры и невнятный говор прекратились, а лица повернулись к вошедшему. Мистер Окумура окинул всех взглядом выцветших глаз и кивнул. На вид ему было около восьмидесяти лет; длинные серебряные волосы мягко опускались на плечи, закрывая лицо, покрытое старческими пятнами. Несмотря на преклонный возраст, глава «Либерти Лабс» был весьма подвижен и бодро зашагал к своему месту. В полной тишине скрипнуло кресло, и Окумура глубоко вздохнул.

- Мистер Кенвуд, все в сборе?

- Сэр, Возрок Талеш еще не явился…

- Ничего, начнем без него.

Все присутствующие завозились и достали дорогие записные книжки. Окумура сделал широкий жест рукой в сторону управляющего:

- Мистер Кенвуд, опишите нашим друзьям ситуацию, как вы ее видите.

Худощавый лакей откашлялся.

- Как вы знаете, господа, ситуация критическая. Из нашего здания, из лаборатории, сбежал один из главных опытных образцов – горилла по имени Грегор. Прошло уже очень много времени, а мы… Мы… Так и не смогли его поймать или обезвредить.

Тристан, который стоял у стены, скрестив на груди руки, хмыкнул. Управляющий продолжил:

- Ситуация усложняется тем, что Грегор является обладателем очень гибкого ума и невероятно развитого интеллекта. Именно поэтому мы и проводили опыты на нем… Чтобы выяснить, есть ли у него гены или какие-то другие природные «носители информации», отвечающие за гениальность, и привить их известному вам всем проекту «Пес».

Все присутствующие снова тихонько загудели, переговариваясь между собой. Я толкнул дверь в зал – десятки глаз сразу устремились на меня.

- А вот и мистер Талеш, - довольно сказал Окумура, - проходите, вот ваше место. Нам как раз только начали рассказывать о череде неудач с этим Грегором.

Я скривил губы. Да уж, было, о чем рассказать. Кенвуд почти прожег меня взглядом и продолжил рассказ:

- Каким-то образом горилла смогла сбежать.

- Простите, когда она сделала это? – раздался вопрос из толпы. – Во время перевода? Кормления?

- В этом-то вся и проблема. Грегор просто исчез из клетки, испарился, будто его и не было. Посмотрите, пожалуйста, на экран.

С потолка медленно, лениво, опустился экран проектора, и на нем стала воспроизводиться роковая запись камеры, запечатлевшая побег Грегора из лаборатории. Я вздохнул – пожалуй, из всех, кто здесь собрался, только у меня была реальная версия произошедшего. Впрочем, я пока не спешил ей делиться. Стоило ли? Сомневаюсь... В конференц-зале поднялся гам – все наперебой обсуждали увиденное.

- Немыслимо! С камерой что-то не то!

- Не может быть!

- Тихо, господа! – Окумура постучал ладонью по столу, и все вновь затихли. – Запись и камера, ее сделавшая, проверялись нашими экспертами. Все в полном порядке – мы столкнулись с чем-то действительно необычным. Продолжайте, мистер Кенвуд.

- Мы, разумеется, сразу организовали поиски. Прочесали весь город с помощью наших штатных охранников, - управляющий указал рукой на Тристана, а потом на меня, - и наемного сыщика. Двоим нашим подчиненным посчастливилось встретить Грегора на улицах города, но… Безуспешно, остановить не смогли. Горилла сбежала вновь. Мистер Талеш не так давно напал на след беглеца и, в конце концов, судя по его же отчетам, нагнал гориллу в загородном доме.

Мистер Окумура прервал речь подчиненного.

- Точно. И вы, мистер Талеш, доложили не только моему управляющему, но и мне лично, что Грегор пойман. Это было пару дней назад. В чем же дело? Почему мы сейчас не стоим возле клетки, где сидит пойманная горилла?

Я почувствовал себя неловко. Да уж, непривычно отвечать перед таким количеством высокопоставленных лиц.

- Что ж, э… - начал я. – Мне действительно удалось поймать его и заковать в наручники в загородном доме профессора Делла Торре.

- Знаменитого биолога?!

- Именно. Он прятался там. Я посадил его в машину и повез сюда. Но по дороге произошло то же самое, что вы все сейчас видели на экране – он просто пропал, как сквозь землю провалился. Вместе с наручниками…

- Есть у вас какие-нибудь идеи, как он мог это сделать? Что вообще произошло, когда он ускользнул? Заметили что-то необычное перед его исчезновением?

Я кусал губы. Заметил ли я? Конечно – более того, я даже смог понять, как он сумел сбежать. Кроме меня и Делла Торре никто и не знал, что я в курсе исследований гориллы об остановке времени. Мне все еще не представилось шанса проверить то, что было написано на рваных тетрадных листках, но и повода не верить в эти записи тоже не было. Я не спал уже вторую ночь, пытаясь разыскать Грегора – и все тщетно! Как в воду канул… Я прочесывал квартал за кварталом, но гориллы нигде не было – и я не имел ни малейшего понятия, где он мог быть, ни одной зацепки. Сказать им про все, что удалось узнать? Хм…

- Нет, я ничего не заметил. Сначала он был, а через секунду – испарился.

- И что же вы сделали после?

- Поехал сюда. Мистер Кенвуд звонил мне, он может подтвердить… Я второй день рою носом землю по всему городу. Пока… Что ж, пока все усилия зря.

- Все ясно, - мистер Окумура встал и, заложив руки за спину, посмотрел на экран, на котором все еще застыла картинка с опустевшей клеткой. – Как вы все слышали, этот побег принес нам уже немало хлопот. Стрельба, пострадавшие, а тут еще и этот… Как его?.. Профессор Алексеев. Опытный образец сбежал и носится по городу – одному богу известно, что он задумал и чем сейчас занимается. Вообще, можно было бы обойтись и без такого большого собрания руководителей «Либерти Лабс», если бы не одна тема, которую нужно обсудить. Раз наша охрана, - Тристан понурил голову, - и сыщик не смогли обезвредить гориллу, нам остается только один вариант. Поймать Грегора или убить его – приоритетная задача местного подразделения. Мы должны спустить Пса.

Все заговорили разом, и вскоре напряженное обсуждение переросло в ожесточенные споры. Кто-то кричал, доказывая, что Пес не готов, и выпустить его – куда опаснее, чем даже позволить Грегору уйти. Остальные вопили, что, раз наемники не могут поймать гориллу, есть только одно средство – и это именно Пес. В таком деликатном деле корпорация не могла обратиться ни к одной другой городской службе – надо было полагаться только на собственные силы.

Я с волнением вслушивался в аргументы сторон – к сожалению, я знал, что такое проект «Пес». Один раз даже видел его – и на меня это произвело самое неприятное впечатление. Именно в тот момент я и понял, что где-то моя жизнь совершила неправильный поворот и связала не с теми людьми. С «плохой компанией». Люди, которые создали этого современного демона, не могут быть нормальными. Каждый, кто сейчас сидел передо мной – маньяк-убийца с самыми разными психическими отклонениями. Но отступать было уже поздно – я слишком сильно связан с корпорацией. Сделал бы шаг назад – и меня уничтожили бы, как сейчас планируют загнать Грегора. Пса нельзя было создавать – все исследования корпорации воплотились в это чудовище, монстра, который насмехался над законами природы. Подумать только – направить такой потенциал «Либерти Лабс» в мирное русло… Кто знает – может, мы бы уже жили в утопии. Окумура, очевидно, не разделял моего мнения.

Разумеется, в итоге большинство голосов определило судьбу бедняги-гориллы – Пса решено было активировать и выпустить на свободу. На лбу Окумуры пролегли глубокие морщины.

- А что с гражданскими? Вдруг кто-то увидит его?

- Согласно последним тестам, Пес беспрекословно выполняет наши команды, никогда не сворачивает с намеченного пути. Все тесты выполнялись в специально оборудованных залах и лабораториях. Большую часть времени он будет перемещаться по трубам канализации – там его уж точно никто не встретит, кроме, может быть, пары бездомных, которые просто решат, что он – плод их воображения и застарелого алкоголизма.

Я поднял руку:

- А вы тестировали его в реальном окружении? Рядом с реальными людьми?

На секунду на меня устремились десятки маленьких злобных глаз. Я почти физически чувствовал, как толстосумы ощетинились, словно дикобразы – какой-то сыщик посмел задать вопрос!

- Нет, - процедил сквозь зубы Окумура, - исключено. Он прошел все наши тесты по программе ведущих ученых – Пес готов. Он послушен, ловок, быстр, силен и чертовски умен. В отличие от вас и этих жалких наемников, - Тристан весь подобрался, - Пес отыщет обезьяну в считанные часы. Максимум – день.

Я проглотил едкий сарказм, который подступил к горлу, как тошнота. Пожалуй, злить Окумуру не стоило… К тому же, разве он станет слушать такого человека как я?

- Итак, господа, - мистер Окумура встал и поправил галстук, - пройдемте. Мистер Кенвуд, покажите нам свое детище. Я надеюсь, все обойдется на этот раз без происшествий? Пес подготовлен к активации?

- Разумеется, - запричитал Кенвуд, - он в состоянии сна, ждет только команды. Нам сюда, вниз.

Уже выходя за дверь, Окумура повернулся ко мне – его широкая ухмылка растянулась от уха до уха:

- Составьте нам компанию, мистер Талеш. Посмотрите на того, чье умение находить, ловить и уничтожать врагов корпорации намного превосходит ваше. Вы долго служили нам и добились значительных успехов, но тут – увы – наука решила все за нас. Боюсь, это был наш последний с вами контракт.

Почему-то я так и думал. Оставалось только ухмыльнуться в ответ, чтобы, как говорится, проиграть не «всухую».

- Это вивисекция, а не наука.

- В современных реалиях – без разницы, - махнул рукой старик. – Можете называть это как угодно. Защитники прав животных и человека любят давать громкие названия моим научным экспериментам, они брызжут слюной, пытаясь заставить прекратить исследования, но вот беда – прогресс за мной, а не за ними. Так что, наука – это то, что я скажу. А вивисекция – всего лишь страшилка для обывателей.

Лифт доставил нас на один из подземных этажей – системы защиты здесь были такими продвинутыми, что и пылинке не пролететь без досмотра. Для прохождения каждой двери требовались как минимум отпечатки пальцев мистера Кенвуда. Важные шишки корпорации переговаривались между собой – кто глухо и настороженно, кто, наоборот, громко, прерывая фразы смехом. Наконец, перед нами выросла огромная колонна, заполненная густой, зеленоватой жидкостью. В ней, как в фруктовом кефире, плавал Пес – жуткое человекообразное создание из какого-то фильма ужасов. Он был отвратительнее, чем я мог описать; и ЭТО старые жирные богатеи хотели выпустить в канализацию города?! В таком случае, повезет Фрэнсису Делла Торре, что он живет далеко отсюда. Как звали это существо до «трансформации»? Чем он занимался? Кем был? Уже не узнать – все хорошее, новое, загадочное, жуткое, что корпорация смогла добыть из бедных испытуемых, слилось в этом теле воедино. Хорошо, что Грегору удалось улизнуть – иначе его гениальный интеллект наверняка поселился бы в уродливой голове с одним лишь ртом.

- Все готово? Господа, прошу сюда.

Вслед за Окумурой люди проследовали в хорошо защищенную комнатку, через бронированное стекло которой открывался прекрасный обзор на резервуар. Кенвуд отдал последние указания – в лаборатории остались только несколько охранников и ответственный персонал. Приборы пискнули – ученые вставили ключи-карты, отворяющие механизм колонны. Быстро физраствор просочился в пол, а мирное сопение Пса переросло в тихий рык. Монстр встал на четвереньки и выполз из своего «дома», поводя головой в разные стороны. Один из ученых нажал на кнопку какого-то сложного пульта – Пес сразу встал на ноги и вытянулся по стойке «смирно». Кенвуд удовлетворенно кивнул и вытер пот со лба, а Окумура и все остальные зааплодировали.

- Мистер Кенвуд, насколько силен ваш ручной зверь?

- Его удары так быстры и мощны, что последствия сопоставимы с… Скажем, будто вас сбила машина. К тому же, он обладает невероятной регенерацией. Пульт позволяет передавать ему прямо в мозг заранее запрограммированные сигналы. Сейчас Пес ожидает указаний… Желаете начать?

- Начинайте. Я хочу увидеть мертвое тело сбежавшей гориллы, чтобы наконец выкинуть из головы эту неприятную ситуацию.

Управляющий кивнул и включил микрофон. Динамик в лаборатории заговорил:

- Отведите его в клетку Грегора. После – отпустите. Пес пойдет по следу, а вы будете следить за его перемещениями.

Черт побери… По моим вискам текли капли холодного пота – они все-таки сделали это! Я судорожно нащупал револьвер – не хотелось бы оказаться на пути у этого демона. Интересно, остановит ли его пуля? Я должен что-то предпринять. Хоть раз в своей жизни сделать правильный выбор! Я не сомневался, что тварь найдет Грегора – а я последую за ней. Но не для того, чтобы помочь поймать беглеца – о нет; как только Пес найдет свою цель, я пущу этому мутанту пулю в затылок. А потом помогу обезьяне скрыться. Да, это будет правильно. Я не был слишком уж религиозным человеком – но такому существу место было уготовано только в аду.

Глава 15. По ту сторону клетки.

Настало время раз и навсегда выяснить, что скрывается за странными «словами» другого измерения. С самого утра меня не покидало необычное, томительное ощущение надвигающейся беды – то ли все эти игры в догонялки с корпорацией навеяли паранойю, то ли внутреннее «я» лучше знало, когда следует опасаться нежданных гостей. Я поправил наушник – пришлось серьезно его усовершенствовать, превратив в настоящее техническое чудо. Мне удалось расшифровать звуки и задать им соответствующие слова и слоги – по крайней мере, казалось, что все составлено верно. И теперь я мог слушать синхронный перевод жуткого бормотания, усиленного в несколько раз, чтобы можно было разобрать фразы. В дело пошло все, до чего мои цепкие пальцы смогли дотянуться, каждая деталь и винтик нашли свое место в новом устройстве, основной блок которого висел на поясе моих грязных брюк. Я очень не хотел воровать у честных горожан еду и всякие электронные приборы, но… Ради науки все-таки пришлось. Я запомнил все – каждую булочку, за которую должен был отдать деньги бедным продавцам. Как только я разберусь со всей этой ситуацией, все они получат заслуженные деньги – включая магазин одежды!

Я с беспокойством посмотрел на запертую дверь собственного убежища – что-то сегодня явно шло не так! Казалось, вот-вот замок со звоном упадет на пол, и на технический этаж ворвутся разом все охранники «Либерти Лабс». С ненавистными электрожезлами… Тряхнув головой, я отогнал мрачные мысли. Нужно было сосредоточиться на самой захватывающей части исследований – кульминации всей жизни, которая сделала резкий разворот с момента побега из клетки. Если повезет, и мой «словарь» верен, то сегодня я узнаю, кто населяет невозможное измерение без времени.

Пространство дрогнуло. Время унеслось прочь, оставив меня наедине с чем-то неизведанным. Так странно… Я стою на пороге крупнейшего открытия современности, но не могу заставить себя нажать кнопку, чтобы просто начать слушать. Груз знаний, нависший надо мной, слишком велик – того и гляди раздавит, не оставив и мокрого места. Сможет ли мой мозг удержать их в себе? Ладно, Грегор. Ты ловишь сам себя в капканы разума. Я закрыл глаза и вдавил кнопку активации. Одно ухо у меня оставалось свободным, в другое же заструились жуткие звуки. Они уже не вызывали такого страха, как в первые разы – всего лишь дело привычки. Осталось только щелкнуть по специальному рычажку, который включит перевод…

Я хранил молчание, а невнятное бормотание расшифровывалось как совершенно случайный набор звуков – гласных и согласных. Они не складывались в фразы или слова, а просто лились потоком, как весенние ручьи. Я прочистил горло и тихо произнес:

- Здравствуй.

Предметы вокруг меня не изменили очертания, но звуки затихли. Пару секунд спустя в наушниках раздалось:

- Что это значит.

Сердце забилось слишком часто – я сделал это! Первый контакт с другим разумом установлен! В голосе не было никаких эмоций, никакого выражения; как будто «кто-то» нехотя выдавливал из себя слова.

- Это значит, что я приветствую тебя. Хочу начать разговор.

Вновь секунда полнейшей тишины.

- Приветствую. Начнем обмен словами.

Я облизал высохшие губы. Мысли мешались, как путающиеся под ногами котята. Что я хотел спросить у этого «существа»? Вдруг оно не станет долго говорить? Нужно сперва задать самые важные…

- Кто ты?

- Что это значит.

- Что ты такое?

- Сущность. Разумный житель петли.

Петля? Что еще за петля?

- У тебя есть название?

- Мы не нуждаемся в нем.

«Мы»? Вот это да… Значит, это всего лишь один представитель вида? Расы? Столько вопросов, что пухла голова; мыслям было тесно в черепной коробке. У существа очень интересная манера ответа… Нужно подобрать такой вопрос, чтобы вытянуть из него как можно больше информации. Наконец, я щелкнул пальцами – хорошая идея вынырнула из омута моего сознания.

- Что я такое?

- Частица. Элементарная сущность. Я не понимаю – зачем ты спрашиваешь у меня это. Что тебе нужно.

- Я попал в это измерение, можно сказать, случайно. Я… Ученый. Частица, которая желает узнать больше обо всем вокруг.

- Зачем.

- Чтобы расширить, э… Знания людей. Частиц!

- Зачем.

Вот ведь…

- Чтобы понять, где я нахожусь.

- В моем отражении. Ты – феномен. Элементарные частицы должны быть там, где им положено мирозданием – в составе крупных сущностей. Ты – выбился из общего образа. И приветствуешь меня. Это… - на секунду существо замолкло. – Это феномен.

Мой разум носился от идеи к идее, пытаясь подобрать вопросы, которые заставят «сущность» еще больше разговориться. Мне начинало казаться, что моего собеседника тоже заинтересовала эта беседа – если он вообще знал, что такое «интерес».

- Значит, я вышел из общего образа? Где я сейчас?

- Да. Я не знаю, как тебе, частице, это удалось. Каждый из вас – часть нас, сущностей. Ты смог попасть в отражение, которое я оставил. Это феномен.

Пространство вокруг меня непрестанно менялось, подстраиваясь под слова сущности, а прибор на поясе натужно гудел, распознавая звуки и тип искажения. Я спросил:

- Что есть Вселенная? И время?

- Часть моего тела.

Я озадаченно сел на землю.

- Насколько крупная часть?

- У нас нет таких понятий.

- Что же тогда такое «отражение»? Версия планеты без времени?

- Время и планета – обозначения, которые используют частицы. Они относятся только к вашему микрокосму. Когда я совершаю движение по петле, я оставляю свою тень. Тебе удается попасть в нее. Это феномен.

Частички мозаики мироздания медленно собирались в моей голове в грандиозную картинку. Что же получается? Вся наша Вселенная, бесконечная и вечная – всего лишь атом в теле некоего существа? И время – только побочный продукт его жизнедеятельности, раз его нет в «тени»? Каким-то образом я, ничтожная частичка тела «сущности», чем бы она ни была, могу попадать за пределы тела «хозяина». Прямо туда, где он был только что и оставил тень – застывшую, прошлую и забытую версию состояния его организма. Это объясняло многое – отсутствие времени, искажение пространства… Даже саму возможность существования такого измерения! Что же такое «петля»? Истинный мир, состоящий из невообразимого числа галактик?

- У петли есть конец?

- У нас нет такого понятия.

- А начало?

- У нас нет такого понятия.

- А в какую сторону вы движетесь по петле? Вас много?

- Я не понимаю твоих запросов. Движение относительно. Нас не много и не мало – это понятия элементарных частиц. Мы просто есть.

- Зачем… Зачем же ты существуешь?

- Чтобы двигаться по петле.

Логический тупик. Кажется, оперировать земными понятиями в разговоре с самой Вселенной – не самое верное решение. Раз так…

- Покажи мне петлю.

- Зачем.

- Просто потому, что я хочу ее увидеть.

Последовало продолжительное молчание.

- Интересный ответ.

Мое тело будто оторвали от земли. Я чувствовал движение, но не мог понять, куда оно направлено – словно летел сразу во все стороны. Мир быстро исчезал, превращаясь в белую точку где-то у моей правой ступни. Я повис в полной темноте, такой густой и непроглядной, будто пытаешься смотреть сквозь бетонную стену с крепко завязанными глазами. Страх, ужас, неверие и крики разума отгоняло мое ненасытное любопытство – и за это я был ему благодарен. К горлу подкатывал плотный ком, вестибулярный аппарат сходил с ума, но я силой воли удерживал себя в сознании, пока что-то не изменилось. Я не понимал, что и как, потому что не обладал органами чувств для таких вещей. Но спустя пару мгновений меня окружили… Геометрические фигуры. Неужели это и есть реальное, настоящее пространство? Не наша маленькая частичка тела кого-то чужого, а истинный мир? У фигур не было цвета – или был, но такой, что я не мог описать его словами. Они двигались вокруг меня, но меняли очертания таким странным образом, будто смещались не в знакомых трех измерениях, а в гораздо большем их количестве. С каждым движением моих глаз фигуры наращивали число граней – треугольники превращались в квадраты, квадраты – в пентагоны, а те – в гексагоны… И так далее, конца этой вереницы преображений не было видно.

- Ты видишь петлю, - раздался голос в наушнике. – Твое желание исполнено. Ты достиг другого энергетического уровня.

В мире геометрии играла музыка. Она не поддавалась описанию, я слышал и не слышал ее одновременно – просто ощущал ее каждой клеткой тела.

- Если ты можешь идти по петле, то и я могу?

- Можешь. Но этого частицы никогда не делали.

- То есть, ты не знаешь, что будет?

- Не обладаю информацией.

- Вернешь меня назад?

- Зачем.

- Мне нужно вернуться в свой мир, э-э-э… В свою частицу.

Меня выбросило в реальное пространство. Даже не пришлось использовать временник – я просто почувствовал легкий толчок и оказался на холодном полу технического этажа. Мысли были абсолютно пусты – среди них кружило лишь осознание, что все вокруг меня – ничтожная часть чего-то куда большего и загадочного. Я схватился за голову и заплакал. Слезы лились ручьем, и шерсть на лице повисла сосульками. В таком коматозном состоянии я и просидел пару часов. Наконец, мой мозг сумел собрать воедино все то, что удалось увидеть и познать – слишком много для такого ничтожества, как элементарная сущность…

***

Безумцы, окончательно потеряв голову от власти и ощущения собственного превосходства, спустили зверя с цепи. Нужно быть полным идиотом, чтобы просто отправить Пса в город! Но садисты из «Либерти Лабс», махнув на все рукой, позволили монстру обнюхать клетку Грегора, а потом выпустили в канализацию. Неужели, спустя столько времени, чудовище все еще смогло уловить нотки запаха обезьяны? Его обоняние настолько остро? Я, выхватив револьвер, мчался по улицам, стараясь понять, куда Пес мог свернуть. В этом районе только одна труба достаточно широка для него – магистральная, и я следовал ее изгибам. Жители города в ужасе шарахались в стороны и кричали что-то про оружие, но мне было все равно – голова занята куда более важными мыслями. Всего шесть пуль – сколько нужно выстрелов, чтобы повергнуть охотника? Кажется, Окумура что-то заподозрил – он видел, как я рванулся прочь из здания.

- Стой!

Крик сзади вырвал меня из окружения собственных мыслей. Не сбавляя хода, я обернулся. Конрад Тристан, сжимая электрожезл, бежал следом. Я все понял по взгляду – его послали остановить меня, убить, схватить – что угодно, лишь бы я не мешал их чудовищному творению. И Конрад с радостью ухватился за возможность показать себя, загладить вину… Наверняка по следу пустили еще и отряд наемников. Я показал Тристану неприличный жест и припустил еще быстрее. Снизу донесся странный стук…

Внезапно из переулка выскочил один из охранников «Либерти Лабс» - он со всего разбега ударил меня плечом в грудь, и я, оглушенный, рухнул на асфальт. Глаза заволокла тьма, а звон в ушах украл звуки улицы. Кажется, я упал головой в лужу?.. Нет, это кровь – вырвалась на свободу из моей головы. Видимо, из охранника это столкновение тоже вышибло дух. Я встал на трясущихся ногах и обернулся – в глазах плыло, весь город вокруг шатался и качался, как на детских аттракционах; расплывчатая фигура Тристана подбежала почти в упор. Сжав зубы, я поднял револьвер.

Канализационный люк между нами со скрежетом смялся и отлетел в сторону, выпуская на волю ревущего Пса. На секунду я увидел его будто в остановленном времени, подвластном горилле: напряженные мускулы, нити слюны, тянущиеся от острейших зубов… Пес тяжело дышал, но не от усталости – он чуял людей вокруг, их адреналин, страх. Улица людного города – совсем не то же самое, что тестовые лаборатории под землей. Поколебавшись секунду, чудовище все же поддалось инстинктам, чего я боялся больше всего. Взмах рукой – и Тристан, схватившись за горло, упал на дорогу. Пес прыгнул прямо в толпу людей. Я изо всех затряс головой, пока зрение и слух не пришли в норму. Ужасная картина – монстр рвал прохожих на части, крик звучал над улицей непрерывно, как сигнал тревоги. Я прицелился в спину Псу. Всего за секунду до выстрела монстр резко поднял голову – он учуял запах своей цели! Мощный прыжок в сторону, и пуля только царапнула стену, а Пес даже не обратил на меня внимания. Встав на ноги, он с невероятной скоростью бежал назад, к зданию «Либерти Лабс». Может ли быть, что Грегор спрятался… Там?!

***

Из ступора меня вывел звук в наушнике. Я только сейчас понял, что забыл снять его, так и не отойдя от шока после того, что испытал. Сначала в ухо проникло тихое шуршание, будто шепот помех. А потом, ясно и отчетливо, безликий голос моего самодельного «переводчика» провозгласил:

- Опасность. Другая элементарная частица идет за тобой.

Что? Что это значит? Я вскочил на ноги – мозг снова заработал на бешеной скорости. Сущность из более высоких планов бытия могла общаться со мной и здесь? Кто идет за мной – неужели «Либерти Лабс» удалось меня найти? Должно быть, когда я вылетал из вневременья назад, на верхних этажах услышали шум… Значит, утреннее чувство тревоги меня не обмануло – сегодня должно было что-то произойти, и все мое естество кричало об этом. Я схватил скромные пожитки – оставил только наручники. Надо было убираться отсюда поскорее.

Дверь с треском слетела с петель, а на пол посыпались обломки замка и кусочки восковой пломбы. То самое искаженное корпорацией существо, человек, превращенный в нечто не из этого мира, ворвалось в мое убежище. Он был так быстр! Зубы измазаны в крови, как и когти – я видел, как он повернул ко мне голову и весь напрягся, готовясь к последнему прыжку. Так вот, что имела в виду Сущность… Монстра выпустили, чтобы поймать меня. Больше церемониться и играть в кошки-мышки корпорация не хотела. Я рванулся к маленькому окошку, где покоилась спасительная нестабильная область. Тварь прыгнула следом… Пуля пронзила ее бок, и, неуклюже извернувшись, чудовище приземлилось где-то в сплетениях труб и проводов. Я остановился у самой стены и поспешно извлек временник. На пороге технического этажа стоял сыщик, что нашел меня в доме профессора Делла Торре – в дрожащей руке он сжимал револьвер, а вся голова мужчины была вымазана кровью. Монстр «Либерти Лабс» рыкнул и повернулся к новой угрозе.

- Беги! Спасайся! – крикнул мне сыщик.

Неужели он понял? Еще один выстрел – мой неожиданный союзник целился точно в голову, но чудовище двигалось так быстро, что пуля только царапнула плечо. Палец вдавил кнопку временника, и мир застыл, как и прежде. Я сглотнул ком, подступивший к горлу, и сделал нерешительный шаг в сторону твари. Невероятно! Я увидел, как ее голова чуть шевелится, следя за моими движениями – чувства рукотворного демона были обострены настолько, что могли даже пробиться сквозь время! Из моего рта вырвался печальных вздох – когти монстра глубоко засели в горле сыщика, и капельки крови бусами повисли в воздухе. Я опоздал всего на секунду. В глазах человека не читалось ничего – кажется, он смирился со своей судьбой. Мог ли я его судить? Если он пришел сюда защитить меня от этого искаженного существа, значит, ему пришлось переступить через себя, через корпорацию и собственные жизненные устои.

Еще все можно исправить. То, что произошло за последние несколько дней просто… Просто неправильно! Прошел один миг по меркам Вселенной, а человечество пустилось под откос. Пока люди продолжают делать монстров, война и жадность будут слепо править этим маленьким измерением. Если я правильно понимаю то, что Сущность назвала «петлей», если я хотя бы капельку умен, то еще могу направить жизнь людей в нужное русло.

- Здравствуй.

- Приветствие принято.

- Покажешь мне петлю еще раз?

- Зачем.

- Пора творить историю заново.

Молчание. Понял ли он мой ответ? Не успел я подумать об этом, как снова проделал то же головокружительное путешествие, что и в прошлый раз. Геометрические фигуры передо мной плавно меняли число своих граней. Усилием воли я смог подвинуться к треугольнику. Чем ближе, тем больше фигура искажалась в моих глазах, а потом и вовсе подернулась рябью. Я уже не прилагал усилий, чтобы двигаться вперед – невидимая сила тащила меня прямо через центры фигур. Вот пролетел квадрат… Петагон… Гексагон… Я попал в сверкающий тоннель, в конце которого горел странный, призрачный свет. Может, именно об этом говорят те, кто вырвался из крепких объятий смерти? В ткани мироздания стали возникать неровные дыры, и в них я увидел… Себя. Мимо проплывали мгновения моей жизни. Почему именно они?

- Время, - раздался голос в наушнике. – Твое время. Пройдя по петле, ты выбираешь его. Оставь собственную тень, как все мы.

Все, как я и предполагал. Мне было страшно и весело одновременно – я уже даже перестал воспринимать происходящее всерьез. Слишком странно, слишком сверхъестественно… Я просто выбрал нужную дыру и прошел сквозь ее дрожащие границы…

… Чтобы оказаться в клетке.

- Здравствуй, Грегор. Как настроение? Понравился завтрак?

Женщина в белом халате. Дежа вю. Она странно смотрела на меня, а я улыбался во весь рот, и вскоре не смог сдержать смеха. Охранники в зеркальных масках ворвались в комнату, но я не обратил на них внимания. Они еще не знают, с кем столкнулись! Теперь у меня в руках были все козыри – я помнил абсолютно все, каждую прожитую секунду жизни после побега. Я знал, что они будут делать и кого выпустят на волю – теперь никто и ничто здесь не остановит меня! Наемники и смотрительница тихо переговаривались, кивая в мою сторону, а я подошел ближе к клетке. В этот раз все сделаю по-другому, так, чтобы никто не пострадал. Человечество больше не станет создавать монстров. Я положу этому конец. Предметы вокруг меня будто имели прозрачную кожу – сквозь их физические оболочки виднелось постоянно меняющееся сплетение геометрических фигур.

- Прошедший петлю всегда видит ее, - раздался голос в голове; наушников не было – теперь они мне были не нужны. – Постигший свой мир может влиять на него.

- Это точно, - тихо ответил я и щелкнул пальцами.

Время остановилось.

+1
35
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...