Последний концерт

Автор:
Green_tea
Последний концерт
Аннотация:
Эта история случилась в Греции в черные годы правления хунты «черных полковников», захвативших власть в стране 21 апреля 1967 года.
Текст:

Элен идет по саду, вдруг вскрикивает и падает. У ее ног извивающийся жуткий змей, он мерзко хохочет и исчезает. Костас склоняется над девушкой – она мертва. Он горько рыдает и просыпается в холодном поту…

Кабинет был набит офицерами. Костас сразу узнал Панайотиса по черной повязке на глаз. Пробуравив гостя взглядом удава, майор спросил:

- Ты кто?

- Я Костас. Сын Димитраса Ксенакиса, он воевал вместе с Вами против фашистов.

- Не помню такого…

- А он Вас помнит и послал подарок.

Юноша протянул юбиляру семейную реликвию - массивный золотой перстень.

- А почему сам не пришел?

- Болеет, - Костас пытался быть предельно убедительным.

- А ты чего хочешь? – продолжил допрос Циклоп.

- Поздравить...

- На вот, выпей за мое здоровье.

- Да здравствует Греция! Да здравствует господин майор!

- Не слышу энтузиазма в голосе. Ну ладно, ты за меня выпил. А где подарок? Перстень – от отца, а ты что подаришь?

- Я могу спеть для Вас, - предложил Костас, хватаясь за последнюю соломинку.

- Валяй, но только пой наши, греческие песни. Хорошо споешь, выполню любую просьбу. Ты ведь сюда не из-за подарка пришел. Но если не понравится – пристрелю.

Он захохотал. Костасу показалось, что он уже где-то слышал этот гадкий смех. Принесли бузуки и Костас начал петь. Как в день знакомства с Элен, было ощущение, что он поет только для нее. Все перестали пить и есть, сидели, не шелохнувшись, завороженные его голосом. Заключенные в камерах прильнули окнам, даже сторожевые псы притихли. Прошло уже три часа, а он все пел, пальцы были стерты в кровь, голос охрип, а Циклоп с собутыльниками требовали продолжения. Наконец, Костас сказал:

- А это новая песня, которую я посвятил любимой жене, называется «К моей Эвридике».

И он вновь запел, как будто и не было тех трех часов. Он уже не чувствовал боли в пальцах и голос опять был свежим и звонким. Костас пел о том, как страдает и белый свет не мил, что ищет ее и будет искать всю жизнь, пока не найдет, и они непременно встретятся и будут вместе, если не на земле, то на небе… Будто разгладились грубые лица тюремщиков, просветлели, а их души унеслись далеко-далеко, туда, где они были молодыми, любили и были любимы, были полны надежд на добрую и светлую жизнь…
И уже совсем обессиленный и опустошенный замолчал, поклонившись. Слушатели, не сразу выйдя из транса, зааплодировали. Спирос тоже расчувствовался, по-отечески обнял Костаса:
- Молодец! Мне понравилось, ты как тот Орфей. И я сдержу слово офицера. Так зачем пожаловал?
Костас рассказал об Элен, как была схвачена на улице, что она ни в чем не виновата, и если господин майор будет добр, то разрешит свидание, а может быть, даже отпустит ее.
- Я отпущу твою жену. Но одно условие: ты пойдешь через плац к воротам, а она последует за тобой. Если оглянешься – её застрелят, согласен?

- Спасибо, я полностью полагаюсь на Ваше благородство.

Когда Костаса выводили из здания, он краем глаза увидел женскую фигуру в капюшоне, скрывавшем лицо. С надеждой подумал: «Это Элен!» Раздалась команда:

- Пошел!

Он, с трудом передвигая одеревеневшие ноги, вступил на плац. Заслышав легкие, явно женские шаги, обрадовался. Прикусив до крови губу, чтобы раньше времени не заговорить, шел по, казалось, бесконечному плацу, представляя, как совсем уже скоро обнимет жену. Вот и конец плаца. Вдруг услышал, как Элен вскрикнула, видимо, оступилась. Костас помимо воли оглянулся, в тот же миг оглушила пулеметная очередь. Женщина упала. Он бросился к ней, откинул капюшон и обомлел: это была не Элен! Костас стоял на коленях перед убитой, ничего не понимая. Конечно, было безумно жаль эту женщину, но с другой стороны, это значило, что Элен, возможно, еще жива…
Раздался лающий смех, он оглянулся. Там стоял пьяный Спирос с друзьями. И тут Костаса осенило, он вспомнил, где уже слышал этот мерзкий хохот.

- Я все понял - это ты убил Элен!

- Что? Да, как ты смеешь, сопляк?

Циклоп выхватил пистолет и разрядил в Костаса. Сверкая налитым кровью глазом и хрипя, стал топтать сапогами бездыханное тело. Но Костасу было уже все равно, его душа стремительно летела к Элен, к его Эвридике. Чтобы снова встретиться, пусть и на небесах, и уже никогда не расставаться…

0
26
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...