Шатун ( рассказ из 3 глав)01

Автор:
Владимир
Шатун ( рассказ из 3 глав)01
Текст:

Я не мог оторвать глаз от кровавого снега. Казалось, он притягивает, обладает собственной волей, словно это магнит с элементами крови, шерсти и небольшими кусками вырванного собачьего мяса — единственного, что осталось от Саши и Каганыча — здоровенных алабаев, карауливших в ту ночь.

Спокойные, уравновешенные, примерно с рост среднего человека, они крайне редко лаяли, больше полагаясь на собственную силу и мощь. А ещё они никого не боялись и никогда не отступали, вступая в бой даже с матерыми волками.
— Кто же это мог сделать? — тихо спросил инженер Савелий, нервно доставая сигарету — это же двоих за раз вот так утащить. А ведь я даже лая не слышал.
— Я тоже — заметил я и почему-то сразу подумал, что кроме сигнальных ракет у нас ничего из оружия и не было, разве что петарды на Новый Год — как ты думаешь, кто это был?
— Медведь. Кто ж ещё может двоих утащить? — нервно ответил Сава, пытаясь разжечь огонь на ветру, правда, у него это не получалось — спички тухли одна за другой.
— Мишка, пожалуй, большой. Смотри вон, какая лапа — сказал я и указал на огромный след, четко прорисованный на свежевыпавшем снеге — я, конечно, не зоолог, ну тут как минимум килограмм четыреста, не меньше.
— Господи, это же надо, что же это за тварь такая, да ещё в мою вахту — начал причитать Савелий, выкинув сигарету, — надо срочно вызывать материк.
— Никого не надо вызывать — раздался голос сзади.
Я повернулся и увидел Семена, как обычно спокойного и слегка прищуренного. Семен был из местных и на нашей стройке занимался собаками. Раньше он, кажется, работал егерем, но после сокращения перешёл к нам. Мужик был высокий, поджарый, немногословный. Часто уходил в лес, и бывало, задерживался там на пару-тройку дней. Платили ему хорошо, и как я понял, он даже старался нам понравиться.
И, тем не менее, даже несмотря на всё это любезное поведение, производил Семен впечатление страшное. Бородатый, весь в шрамах, он, казалось, олицетворяет сам лес, саму дикую природу. Смотря на него, я понимал, что именно такой человек и мог стать царём в лесу — грубый, выносливый и жесткий.
Именно такой, а не то, что мы привыкли видеть в спортзалах. К слову, у нас тоже было достаточно здоровых парней, которые постоянно наращивали свою мышечную массу. Но и среди них не было никого, кто мог бы нагрубить Семену, который хоть никогда и не лез на рожон, но отражал что-то в своих глазах такое, что моментально охлаждало пыл любого дерзкого бойца.
Вот и сейчас он спокойно смотрел на снег, постепенно цепляя взглядом след дикого животного. И проблема даже не в том, что Семен был охотником, просто гость сделал самое страшное — он тронул собак нашего бывшего егеря, на которых не то, что руку поднять боялись, им грубили редко.
Был, правда, один случай, когда молодой инженер слегка пнул Сибиря — лайку. Пнул, да и забыл, ну как бывает это по пьяни. Казалось бы, чего там, лайки вообще твари безобидные, не то, что мстить, даже сердиться не умеют. Но только вот сразу же в тот день к нам в бильярдную впервые вошёл Семен. Вошел, осмотрелся немного и, подойдя к инженеру, сел рядом, внимательно смотря в его глаза, спокойно спросил: «Бил собаку?» А когда узнал правду, то попросил больше так делать. И всё, после этого инженер стал самым лучший другом порядком подуставшему от его заботы Сибиряку.
Так что вот такой у нас был охранник, если так можно выразиться. Опасный, немногословный, самая настоящая живая защита от непрошенных гостей. Только вот в основном это были волчьи стаи, с медведем нам сталкиваться ещё не приходилось.
— Семен, это медведь? — спросил Сава, нервно теребя новую папиросу.
— Да. У них не было места манёвра, они были на цепи. Вот тут он дернулся назад, но цепь помешала, и тут же получил удар лапой, затем он загнал второго. Всё произошло быстро, он знал, что они далеко не уйдут. Действовал умно. Планировал.
— Ты же вроде обходишь эти места, как ты его не заметил? — не унимался Сава.
— Теперь поздно об этом говорить, после крови его уже не выгнать.
И в этом Семён был прав, вокруг была Тайга, до ближайшего города — Нового Уренгоя километров пятьсот. Из живности зимой только мы, да олени, которых мы уже несколько месяцев не видели. Если шатун объявился, то после столь легкого мяса он не уйдет добровольно. А нас на
НПС довольно много, человек двадцать пять, плюс собаки. Вполне приличный объём еды, учитывая безжизненное пространство вокруг.
Я ещё раз посмотрел на Семена, он стоял и почти не шевелился, уставившись в проломанный двухметровый забор. Достаточно крепкий, чтобы удержать собак и не дать им возможности его перепрыгнуть. Кое-где на нём была колючая проволока, но так как её было мало, попадались участки без неё, как например этот. Хитрое животное не зря пролезло именно здесь — и к собакам поближе, и без колючки.
— Что делать будем, Семён?
— Как что, убивать.
— Ты про свое ружьё?
— Там дробь, она только разозлит. Здесь медведи редко бывают, крайне редко. Если бы он ходил рядом, то для того, чтобы отогнать — хватило бы, но теперь, когда почувствовал кровь… Да к тому же, это необычный зверь. Он выслеживал, ждал, он точно знает, что ему надо. Мое ружье не поможет.
— Звучит жутковато.
— Так и есть. Я пойду собираться. Возьму двух лаек, а вы постарайтесь никому об этом пока не рассказывать, не надо паники.
— И чем ты его брать будешь? — спросил Савелий.
— Мозгами. Да и если через два дня не приду, тогда всё, вам стоит уезжать — Семён посмотрел в лес и задумчиво добавил — одну он точно закопает.
Я вернулся в свой барак. У меня была отдельная комната как у инженера, с этим, слава богу, у нас проблем не было. Ровно, как и с едой и оборудованием. Вообще, у нас было всё, кроме женщин и оружия, даже алкоголь был. Но мало, без злоупотреблений. Примерно по бутылке на человека. Соответственно, каждый берег как мог. В ту ночь, я помню, открыл свой вискарь, уверен, Сава сделал то же самое, ведь он тоже был инженер, да и к тому же трусливее меня.
Само собой разумеется, ни я, ни Савелий и не собирались убирать следы и вообще держать такую информацию при себе. Ведь если медведь и вправду был хотя был наполовину таким, каким его описал Семен, то надо было как можно быстрее дозваниваться до своих. Наш главный инженер наверняка был проинструктирован насчёт такого форс-мажора.
И тут я не выдержал и рассмеялся — алкоголь уже ударил в мою голову, и мне показалось, что всё это какой-то веселый забавный случай, о котором можно совсем не беспокоиться. Я встал и выглянул в окно — там, по снегу, медленно уходил с двумя собаками Семен, укутавшись в свою поношенную зимнюю шубу. Скорее всего, он делал это вовсе не из желания как-то помочь нам, нет, я был уверен, что он просто мстил за своих собак.
* * *
Прошли ровно сутки. В комнате был я, Фёдоров, Наумов и Капотня — почти весь персонал четвертого участка, ну разве что Егора и Сани не хватало, они как раз чинили главный насос. Бильярд, DVD — все, вроде бы, были заняты вполне привычными делами, но в тоже время среди нас висел один и тот же вопрос — когда вернётся наш собачник? Наконец двери открылись, и на пороге появился Савелий, рука у которого была в крови и, подойдя к аптечке, он стал шарить по полкам.
— Чёртовы собаки, совсем взбесились, скоро нападать начнут, твари — зло бросил он, сняв перчатку, обнажив свежий укус — ненавижу эту дрянь, чёртов медведь явно знал, что делает.
— Ты осторожней, Сав, если бы не бедные псины, может быть, это бы ты валялся где-нибудь в лесу и ублажал живот этого гризли — заметил Наумов, не отвлекаясь от игры в бильярд — ведь это же ты их первый нашел, не так ли?
— Ты опять за это? Да мне срать на этих собак и на этого чертова егеря, ваши бабки не стоят того, чтобы я тут инвалидом стал.
— Началось нытье. Что ты себя как телка вечно ведешь? — буркнул Капотня, ставя стакан на край бильярдного стола. Он проигрывал Наумову два шара, и настроение у него было ни к чёрту. А если учитывать, что ростом он был под два метра и весил порядком сто двадцать килограмм, то к словам его стоило прислушаться.
— Я не веду себя как телка, ты не видишь, что меня укусила собака — обидно, но явно тише заметил Сава.
— Сходи к доку, пусть зашьет твоё ранение — довольно сказал Наумов, загоняя очередной шар — ах, какой красавчик, смотри, как в лузу вошёл.
— Доктора нигде нет, я почти весь наш лагерь оббегал — простонал Сава.
— Как он ловко спрятался, наш Айболит, наверно, снова банку со спиртным нашел. Капотня, ты слышал, как Гаврилов к нему с плечом сходил? — указал пальцем на меня Федоров — Дим, поведай.
— Да ладно, не надо, что на дока наезжать. У всех бывает — попытался я замять тему.
— Давай, травани, что там у вас произошло, надеюсь не сексуальный контакт? — вмешался Капотня, смотря, как очередной шар от Наумова аккуратно заходит в дальний угол.
— Почти, но я слишком симпатичный, чтобы с этим чудовищем спать. Короче, ты помнишь, я плечо повредил? Так вот пять дней назад подхожу к Айболиту и говорю, мол, так и так, болит плечо. Он посмотрел, и начинает мне мерить давление. Я ему: «Стой, подожди, причем тут давление?». Но он молчит, лишь на стрелки смотрит. Затем попросил поднять майку и стал прослушивать сердце. Я ему: «Дружище, я ведь плечо подвернул в качалке, немного ноет, вот такие движения делал». И показываю, так вот, мол, и так. Он молчит, кивает, затем как даванёт: «Это хорошо, хорошо, но сперва надо кал сдать, мочу, кровь из вены» Прикинь, кровь и кал, я просто в шоке был. Больше я туда ни ногой, а то он опять до моего кала домогаться начнёт.
— Может, ему витаминов не хватает? — сухо заметил Наумов, вбивая очередной шар.
— Да ну тебя к чёрту, Наумов — кинул кий Капотня — что там со жратвой? Когда пожрать пойдем?
— Мы же час назад ели — сказал я, посмотрев на часы — к тому же они наверняка уже всё собакам отдали, разве что мороженой вишенки погрызть.
— Нет, сам свою вишню грызи, я жареной свинины хочу. Сава, пошли в столовку, он, поди, там сидит, ветеринар твой — гаркнул Капотня и пошёл надевать куртку.
Я лишь покачал головой и развернулся к ноутбуку. В последнее время я пристрастился к оригами и теперь уже стал замахиваться на двадцати трех страничные инструкции. Только вот пока не получалось, примерно на пятой странице я начинал по жесткому тупить.
— Не может быть — внезапно Сава прильнул к окну — это же та самая собака, что с Семеном ушла.
— Ты что, их различаешь? — улыбнулся Наумов, продолжая прицеливаться в шар — я думал, для тебя они все на одну морду.
Я встал и тоже подошёл к окну — было плохо видно, был сильный ветер, но я всё равно смог разглядеть, как несколько людей побежало к медицинскому бараку.
— Кажется, я догадываюсь, где наш Айболит — сказал я и поспешил на улицу. Вслед за мной туда же выбежали остальные.
Через пару минут мы были среди большой, громко бурлившей толпы. Казалось, что весь персонал собрался в мед отсеке, засвидетельствовать своё почтение вернувшемуся егерю. Используя Капотню как таран, мы постарались пробуриться к самому столу, где сидел наш следопыт. Получалось это медленно, народ никак не хотел сдавать свои позиции, не слушая даже доктора, который орал, чтобы все вышли.
Семен лежал весь крови. На лице было заметно несколько глубоких порезов, воротник был изодран, рукав тоже, штаны, правда, были целыми. Рядом с ним сидела его собака и лизала его руку. Выгнать её, ровно, как и всех нас, у Айболита тоже не получилось.
Семен был молчалив и лишь придерживал край кожи, над которым трудился наш доктор.
Вселовод — так звали нашего доктора — потел, как загнанный конь, и всячески старался не упасть в обморок от вида крови. Оно было понятно, парень рвался к нам за легкими деньгами, а потому, даже не смотря на весь свой непрофессионализм, пошёл сюда работать. Полагая, что сможет без особых проблем отбарабанить длительную вахту.
Но в этом был и большой плюс — явственно понимая, что тебя никто не вылечит, мы практически обходились без несчастных случаев, так как все знали, что если здесь попасть в чрезвычайную ситуацию, то скорая приедет не сразу, а доктор явно не поможет, вот и берегли себя, как зеницу ока.
— Осторожно, ещё пару стежков — успокаивал доктор сам себя — так, отлично, вот так. Ну, все, зашили.
— Здесь ещё одна, — указал Семен. Говорил он с трудом.
— Да, да, конечно, принесите ещё ваты и бинтов, надо промыть рану — попросил Вселовод.
Ребята тут же принесли всё необходимое. Никто не уходил, всем хотелось как можно быстрее узнать, что же там произошло.
— Так, расходимся, расходимся, за работу, черти — послышался голос нашего главного инженера Тимура Николаевича — это вам не шоу. Короче, если кто не уйдет, лишу премии.
Последнее подействовало. Тимур Николаевич был добрым малым, но денег лишал быстро. С этим у него никогда не ржавело. Поэтому народ быстро стал расходиться — всё равно информация дойдет да их ушей, просто, немного медленней.
Вернувшись обратно в зал отдыха, я там застал больше половины наших ребят. Все живо обсуждали возвращения Семена и то, что с ним произошло. Признаться честно, я никогда не был любителем большого количества народу, и я сюда попал больше из-за желания находиться подальше от городов, нежели из-за денег. Поэтому, я развернулся и ушел к себе в комнату.
Всю следующую ночь мне снились кошмары, где к нам приходил медведь и поочередно нас убивал, утаскивая к себе в берлогу. Одного за другим, пока нас не осталось три человека. А потом и нас сожрали.
Но, это было ночью, а день пролетел куда стремительней, так как мы заканчивали наш участок, и старались как можно быстрее довести до ума всю электрику и подсоединить электрические шкафы. К тому же, генератор давал хорошие сбои, и это тоже добавляло забот. Всё же прав был Наумов, что наш закупщик не гнушался откатами.
В общем, лишь к вечеру я заметил, как возле псарни опять сидит наш собаковод. Отбросив вечерние планы, я быстро оделся и вышел на улицу, где было на удивление безлюдно, а потому я мог спокойно поговорить с Семеном. Правда, странно, что его вообще выпустили из-за его-то ран. Хотя, в принципе, удержать его тоже невозможно.
— Семен, ты как? — спросил я, пытаясь говорить громче ветра, сильно бившего в лицо.
Он улыбнулся и пошёл внутрь собачника, махнув мне рукой. Там у него был небольшой уголок, где он любил уединяться. Стол, пару стульев, полки с лампочкой — всё по-спартански, но этого ему хватало. А ещё рядом со всем этим был небольшой спальный мешок — излюбленная вещь Семена.
— Проходи, попей чаю, он ещё теплый, с термоса — тихо сказал Семен, наливая мне в крышку.
— Спасибо — ответил я, наблюдая за паром изо рта. Обогреватель здесь был, но включали его редко — ты что, выздоровел?
— Не совсем, сильно потрепали, скоро опять на койку, так что я тут ненадолго, собак проведать — тихо сказал Семен, поглаживая лаек. Сейчас запру их по клеткам и всё.
Он улыбнулся. Я заметил, что это даётся ему с трудом, так как свежие шрамы доходили почти до самой шеи.
— Это он меня лапой так. Очень быстрый. Я еле отскочил. Я ему ловушку приготовил, хотел добить и вот извернулся, гад. Едва собак моих не порвал.
— Ты что? На него с ножом пошёл? Ты как его вообще убил? — не удержался я.
— Да есть уловки, мы ведь тоже не дураки, только вот странно, он по следу шёл почти как собака. Никогда такого не видел, он меня кругом обошёл и в хвост уперся, по моим следам шёл. Не спеша так, ночь выжидая. Собак, кстати, он так и не съел, спрятал где-то.
— Ты как это узнал?
— Да просто, брюхо вспорол. Я замерзать начал, надо было отогреться. Вот кишочки и сгодились.
— Значит ты снова с нами?
— Да, но неделю я думаю, ещё с доктором побуду, он всё же достал меня, пусть и легонько, но надо подождать, пока швы заживут. Вы молодцы, ночь выждали.
— Это Семен потому, что напились в хлам, что я, что Сава. Да и потом это всё равно известно бы стало.
— Не виню, я ожидал этого. Теперь всё хорошо, шатун мёртв. А собак больше привязывать нельзя. Пусть бегают.
— Ладно, поправляйся. Семен, лихой ты, однако, парень, первый раз такое вижу — вот так в ночь, с двумя собаками и с ножом, по мне, так это вообще фантастика, просто космос какой-то.
— Да какое-то там. Ты просто моего деда не видел — снова улыбнулся Семен.

Другие работы автора:
0
53
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Васек Ахотелоев №1