Улыбка незнакомца. Глава 6. Город-крепость

Автор:
Jouster
Улыбка незнакомца. Глава 6. Город-крепость
Аннотация:
Крупнейший оплот людей на новой Земле - город, получивший имя в честь знаменитого предка. Рим. Год за годом о него разбиваются волны машин, пытающихся сокрушить человечество.
Текст:

Прошло несколько дней – мы все шагали и шагали по пыльным дорогам и широким полям, не зная усталости. С тех пор, как мы уничтожили солдата, нам не встретился ни один робот – то ли вся армия ударила по островам, то ли они решили, что тылы прикрывать нецелесообразно. Тракт змеился по долине, провожая нас в крупнейший оплот человечества. Если ударный отряд плато добрался до побережья, значит, они смогли преодолеть лес и долину незамеченными. Как? В любом случае, это означало, что машины вновь перешли в наступление! Обойти Рим и напасть на островное государство… Раньше такого не случалось, роботы с завидным постоянством пробовали на прочность стены человеческой столицы, но не заходили дальше оборонительных рубежей. Что дальше? Выжгут болота мертвецов? Наверное, Весельчаку пришла в голову та же мысль, потому что он хмурился и молчал всю дорогу.

- Магнус… Мне жаль, что так все вышло. Я, конечно, не знал никого из этой деревни, но…

- Их уже не вернуть, так или иначе. Сбылся мой худший кошмар.

- У тебя есть план? Что будем делать?

- Если машины зашли так далеко и вырезали сотни людей за спиной Рима, то у всех нас большие проблемы. Значит, Рим окружен, а его жители об этом даже не догадываются. Нам нужно предупредить их! Чтобы жертв не стало намного больше. Что же насчет Зеленого плато – я думаю, что, раз армии машин вышли из-за стен своей цитадели, то наши шансы донести вирус возрастают – встретим меньше сопротивления. Конечно, это идеальный момент, чтобы атаковать плато целой армией, но тогда столица людей лишится защиты. А она и так теперь очень уж хлипкая. Я помогу тебе проникнуть к Устам – с меня хватит! Этой бойне пора положить конец. Роботам нет места в новом мире – по крайней мере, не таким.

Наконец, лучи восходящего солнца осветили грубые, сколоченные из чего попало стены. Рим. Громадный человеческий улей среди полей и холмов, обдуваемый вольными ветрами; узкая речка протекала в каких-нибудь трех сотнях метров от южных окраин – местные называли ее Гневливой за то, что она частенько выходила из берегов, пресекая всякие попытки соорудить огороды и пашни на плодородных землях. У столицы было два входа со стороны тракта – широкие ворота для техники и куда более скромные для пеших путников.

- Стой! – из-за парапета стены высунулся человек в сварочных очках. Остальная часть лица была замотана грязной тканью. – Кто идет?

Весельчак сделал несколько шагов вперед.

- Ты что же, не узнаешь меня, Юрий? – мертвец раскинул руки в дружеском жесте.

- Дери меня черти, Весельчак? Я думал, ты погиб! Давай, заходи, и друга прихвати своего!

Рядом с Юрием показались еще несколько человек с оружием – патрульные на стенах несли вахту даже в редкие мгновения мира.

- Полезные у тебя знакомые, - шепнул я Весельчаку на ухо.

Створки ворот с лязгом растворились, принимая нас в мир суеты, торговли, знаний и машинного масла. Шум, доносившийся и за стены, теперь превратился в настоящую какофонию – жизнь огромного города никогда не бывает тихой. Грузный Юрий спустился со стены по приставной лестнице и сжал Весельчака в объятиях – мне даже показалось, что у мертвеца затрещали кости.

- Эх, приятель, рад тебя видеть! А ты кто такой? Друг Весельчака – мой друг! Только чего это ты в одних штанах? Хоть майку бы надел какую! – охранник затряс мою руку. – С какой целью в Риме?

И в самом деле, за всеми недавними потрясениями мы совсем забыли про одежду; хорошо, что раны давно затянулись, и теперь на моем торсе не осталось и следа от выстрела принудителя.

- Юрий, у нас срочное дело. Надо к Ульриху.

Привратник, подняв сварочные очки, переводил взгляд голубых глаз то на меня, то на Весельчака.

- Все так серьезно?

- Магнус, покажи ему.

Я достал из вещмешка разбитое лицо робота-солдата и поднял перед собой, держа за провода. Глаза охранника округлились. Он развернулся и, сложив руки рупором, крикнул куда-то в сторону поста охраны:

- Франсуа, подмени меня на стене! У нас тут ЧП!

Гибкий юноша, как обезьяна, влез на стену.

- Идемте, - Юрий кивнул мне, - я сам провожу вас во дворец. Хотя шансов, откровенно говоря, немного – правитель не захочет поднимать панику, у нас тут давно отвыкли от постоянной стрельбы. Ульрих скорее махнет на роботов рукой, чем поднимет зад со стула.

Говорят, если один раз побывал в новом Риме, все остальные города кажутся скучными. Это так, если тебе нравятся суета и постоянный шум. Окраины Рима были похожи на крысиное логово – грязь, шныряющие туда-сюда дети, отвратительный запах… Настоящий лабиринт трущоб, через который нам пришлось пробираться никак не меньше часа. Квартал Воров – не самое лучшее место для путника. Зато – оазис для работорговцев и бандитов всех мастей. Лица, укрытые шарфами и масками, поворачивались нам вслед, а внимательные глаза впивались в сумки. Дома здесь больше походили на муравейники – нагромождение всевозможных обломков непостижимым образом складывалось в очередную человеческую берлогу. На пороге, заваленном ржавыми железками, вылизывался зеркальник – домашнее животное нового времени. Я читал в книгах о том, что раньше люди держали котов – нынешние же кошки были гордыми обладателями человеческих лиц. Выглядело жутко даже для меня; к счастью, они не умели говорить – интеллект остался на уровне кошки. Морда зеркальника была точной копией лица хозяина – поэтому их так и назвали.

Наш путь пролегал через рыночную площадь, которая уже в такой ранний час битком была набита продавцами и покупателями. Торгаши наперебой нахваливали свой товар, срывая голос. При желании здесь можно было найти все, чего душа пожелает – книги, еда, наркотики, медицинские препараты, развлечения… В том числе для взрослых. Прямо за рынком стояли «многоэтажки» - кучи металла и пластика, представлявшие собой нечто вроде кривобокого дома. Тонкие розовые занавески у дверей зазывно колыхались, обещая горожанам нескучный досуг. С площади открывалась прекрасная панорама на верхнюю часть города, которая медленно наползала на склон большого холма: аккуратные дома с опрятными хозяевами. «Мягкотелые», как звали их бандиты и военные. Местная знать и приближенные правителя. Те дома, что забирались почти на самый гребень холма, можно было даже назвать красивыми и оригинальными, разумеется, по современным меркам. Холм местные романтики сразу окрестили Олимпом - географию древнего мира мало кто знал.

- Кажется, давно вас не трепали роботы, - заметил Весельчак, оглядываясь по сторонам.

- Да, - отозвался привратник, - спокойно живем. Поэтому ваши новости Ульриху точно не понравятся.

Настала моя очередь вступить в разговор.

- А как у вас с оружием? Есть, чем отбиваться? – спросил я, разглядывая прилавок с жареными насекомыми.

- У Рима всегда клыки заточены, - ответил мне охранник, – конечно, не у всех есть нечто подобное, - он кивнул на мои револьверы, - но и мы в оружейном деле собаку съели.

Рим мог похвастаться внушительной армией, каждый солдат которой был ветераном многих боев с машинами. Человек – удивительное существо, способное приспособиться к любым условиям, даже из этого обреченного мира сделав себе уютное гнездо. Местные мастера из старых труб и металлолома варили оружие – от пистолетов до винтовок. До меня доходили слухи даже о луках с разрывными стрелами и пневматических метателях дротиков из гвоздей. Каждый житель Рима вооружался, как мог – не те наступали времена, чтобы надеяться на кого-то, кроме себя. Лишь в последнее время люди вздохнули свободнее – после грохота орудий настала долгожданная тишина. Покой укутал Рим своим одеялом, ослабив бдительность стражи. Знаменитые Стальные мастерские, когда-то выпускавшие не менее ста ружей в день, теперь крепко уснули – правитель города, Ульрих, закрыл их за ненадобностью, решив, что деньгам куда приятнее лежать в карманах знати.

Мы давно миновали рынок и шли по спальным кварталам выше на холм – туда, где высился шпиль «дворца». Шпиль представлял собой антенну – приказы правителя доставлялись прямиком в Квартал Пороха, грозную базу воинов, стрелков, дозорных и водителей бронированных машин войны. Серые стены все чаще демонстрировали нам красочные граффити – это считалось в Риме признаком зажиточности. Юрий заметно запыхался, поднимаясь в гору, и удивленно поглядывал на нас. Ни я, ни Весельчак не показывали ни малейших признаков усталости; мертвецы вообще были куда выносливее живых, а уж обо мне и говорить нечего. Улица вильнула еще несколько раз – и на верхних ярусах города показались зеленые газоны из безобидной травы, на которых сидели радостные дети. Ухоженные дамы шептались о чем-то за нашими спинами, тыкая пальцами в незваных гостей «снизу».

- Ну, вот и пришли.

Юрий подвел нас к дворцу - единственному кирпичному дому среди моря металла, дерева и пластика. Фасад был шикарен, украшен разноцветными росписями, яркими граффити и металлическими гербами кварталов. Посетителей встречал грозный взгляд двух статуй в два человеческих роста – по преданию, они изображали братьев, основателей города; а у их ног расположились стражи куда более скромные – пара скучающих верзил в стальной броне, выкрашенной в ярко-зеленый цвет. В Риме вообще было очень много зеленого – в тон флагу столицы. Юрий кивнул здоровякам – своим давним друзьям, - и показал пальцем на нас:

- Им нужно срочно к Ульриху.

- Юр, просили не тревожить…

- Роботы.

- Что, снова? – страж закатил глаза. – А я уж надеялся на спокойную старость…

Ульрих Дастан I, «император», сидел за узорчатым деревянным столом из самой старой хищной сосны в округе, подперев голову кулаками. Это был мужчина в летах – я бы дал ему на вид лет шестьдесят.

- Чем обязан? А тебя кто сюда пустил в таком виде? – правитель неприветливо посмотрел мне в лицо.

Я бросил взгляд на стол – в маленькой тарелке лежали недоеденные яйца куриц-костоломов. Значит, прервали обед августейшей особы. Ульрих вытер губы салфеткой:

- Быстрее, выкладывайте свое дело и проваливайте.

- Вот наше дело, - разбитое лицо робота-солдата опустилось прямо по соседству с яйцами.

Ульрих откинулся на стуле и, прищурившись, посмотрел на нас внимательнее.

- И где вы это нашли?

- Я не нашел. Я этого робота уничтожил. Войска плато добрались до островного государства к западу от тракта. Островитяне убиты, деревни, думаю, уже сровняли с землей.

- Чушь собачья! Не тратьте мое время попусту! Я тоже могу на полях восточнее Рима насобирать деталей… Заберите это с моего стола и убирайтесь к черту!

- Ну уж нет! Не для того я смотрел на горящие тела друзей! – я упер руки в стол. Весельчак посмотрел на меня с опаской – многие плохо заканчивали, когда позволяли себе так обращаться с Ульрихом. – Вас обошли с тыла! Как только они покончат с островами, Рим окажется в клещах! Мы пришли вас предупредить, рисковали жизнью, а вы не желаете ничего слушать, как последний кретин!

Лицо государя оказалось в сантиметре от моего.

- А как же доказательства, а? Нам нужны доказательства, иначе все это – пустая брехня. Я и пальцем не пошевелю, имея на руках только деталь робота, которую мне притащил какой-то голый молокосос-оборванец с улицы! Мы живем спокойно уже несколько лет – паника и недовольство мне в городе ни к чему! Если бы нас обошли и ударили по островам, мои воины давно бы заметили это со стен в подзорные трубы! Не знаю, что ты задумал, но ничего не выйдет. Роботы оставили нас в покое – и, я полагаю, так и будет впредь!

- Ваши подзорные трубы давно слепы, а стражи спят днями напролет! Нужно быть не просто слепым, но и глухим в придачу, чтобы проморгать отряды машин, которые вас трепали столько лет!

- А ты вдруг решил, что знаешь город лучше меня?! Нет никаких роботов и точка! И не будет – они ушли давно и навсегда! С тех пор мы не потратили ни единого снаряда!

Несколько секунд мы молча смотрели друг другу в глаза.

- Ну а ты, Весельчак? – Ульрих перевел взгляд на мертвеца. – Зачем явился? Я же ясно тебе сказал прошлый раз – держись от города подальше!

- Этот… Человек, - Весельчак замялся, - говорит правду. Я своими глазами видел трупы островитян и обломки робота.

Ульрих хлопнул в ладоши. Два дюжих охранника ввалились в зал.

- Выведите этих клоунов отсюда!

Нас грубо подхватили под руки и потащили к выходу.

- Узнаю, что вы рассказываете о «нашествии роботов» на улицах – вздерну на виселице! – донесся нам вслед негодующий крик.

Я упал в дорожную пыль. Весельчак приземлился рядом. Какие-то девицы в сторонке увидели, как нас выбрасывают охранники и принялись звонко смеяться, тыкая в нашу сторону пальцами.

- Весельчак! Что, он не поверил? – Юрий подбежал к нам и помог встать на ноги.

- Конечно, нет. Но попытаться стоило. Ладно, Юрий, спасибо за помощь… Будь начеку! Ты знаешь, я зря панику поднимать не стану.

- Разумеется. Но, приятель, мы и правда никого со стен не видали, - улыбнулся привратник. – Нужно назад, нести вахту. После смены заходите ко мне, в Квартал Пороха – так и быть, накормлю-напою!

- Спасибо, Юрий, ты – настоящий друг, - Весельчак с неизменной улыбкой похлопал знакомого по плечу.

- У этого Ульриха голова засунута в собственную задницу, - проговорил я, как только Юрий отошел на достаточное расстояние, - не хочет верить, что его драгоценной особе грозит опасность! Что же делать? Они ведь сомнут город!

- Переночуем, а завтра отправимся в казармы. У меня есть знакомые среди военных – поспрашиваем, может, они что-то да видели и подтвердят наши слова. Предупредим Линфельда – он главный в отряде «Носорогов».

- Что еще за «Носороги»?

- О, недавнее изобретение Рима. Еще не видел? Тебе понравится. Давай не будем терять времени. Раз мы здесь – вернемся на рыночную площадь. Продадим, что нашли, получим несколько динариев и потратим их с пользой. У меня есть маленький план.

Мои звуковые ресиверы натужно пытались снизить уровень шума до приемлемого. Все звуки сразу врывались в голову – крики, ругань, звон и лязг, чавканье, стрекот кур-костоломов… Загоны с этими тварями стояли среди прилавков – это минимизировало затраты на доставку товара. Яйца и туши лежали прямо здесь, а некоторые куры бегали с прицепленными ценниками. Поразительно, как люди умудрялись держать столь опасных существ прямо на рынке, где ходят женщины и дети – стоило человеку отвернуться, как это создание, больше похожее на маленького динозавра в перьях, молниеносным ударом правой ноги ломало бедняге лодыжку. Правая лапа курицы-костолома была куда мощнее и толще левой – если «слабая» нога оканчивалась обычными коготками, то правую венчало мощное копыто.

- Прекрасные детали медицинского оборудования, а вы только посмотрите на этот блок батарей! – сладкие речи лились изо рта Весельчака, как мед из пчелиных сот. – Такой прослужит долгие годы! Что? Нет, конечно, я искатель, а не бандит! Как можно!

Торговец закусил губу.

- Даже не знаю… Что просишь взамен?

- Сказать начистоту, мне не нужна еда, - Весельчак с видом заговорщика облокотился на прилавок, – я бы хотел посмотреть ваш «особый» товар.

- А вы поглядите вот сюда, - заулыбался продавец.

Перегнувшись через прилавок, Весельчак разглядывал оружие, которое продавец мяса прятал под брезентом. Его взгляд упал на прекрасный автоматический дробовик.

- Хочу вот эту штучку.

- Металлолом и блок батарей за дробовик?! Извините, он не продается, - с равнодушным видом торгаш замахал руками, - Мясо! Свежее мясо! Покупайте мясо!

- Вот черт, - Весельчак хотел уже было уйти, но я остановил его.

- Эй, торговец. Возьми вот это в придачу, - на стол легла книга о сельском хозяйстве.

- О-о-о!.. – продавец завертел ее в руках. – По рукам! Он ваш!

Весельчак поспешно скрыл дробовик под плащом.

- Не жалко такую книгу? Это же настоящая редкость!

- Того, кому я хотел ее отдать, уже нет в живых. Мне она ни к чему, может, хоть здесь кому-то пойдет на пользу. А почему торговец прятал дробовик? – поинтересовался я.

- Это очень редкий образец. Он даже не знает его истинной цены… Это тебе не наспех собранные однозарядные пистолеты римлян! Но пользоваться мы им не будем – это для Линфельда…

- Взятка?

- Вроде того. Нам нужно уговорить его устроить разведку на юг, за лес. А топлива для машин в ангарах днем с огнем не сыщешь! За такое оружие Линфельд может себе не только топлива достать, но и снарядов для орудий. Видишь ли, когда в городе воцарился мир, деньги из ангаров и военных складов потекли в карманы знати. Чтобы привести «Носороги» в боевую готовность, понадобятся средства. И этот дробовик хорошо подойдет. Не знаю, как эти ротозеи могли не заметить дым из-за деревьев, но теперь Дастана иначе не убедить. Каким бы подлецом он ни был, римлян надо предупредить.

- Тогда почему мы не можем просто купить топлива, чтобы не устраивать оружейный бартер?

- А вот тут и загвоздка – нужное Линфельду масло и бензин хранятся на складах, которыми управляют прикормленные Дастаном администраторы. Просто такое топливо на рынке не найти – либо давать взятку, либо долго писать рапорты на получение, по которым выдадут литр на весь ангар.

- Понял. Куда теперь?

- Зайдем к Владимиру Солнечному. Это местный главный добрый доктор – он по достоинству оценит остальные наши находки.

Владимир встретил нас в светлой операционной, не отрываясь от работы.

- О, кого я вижу! Весельчак! Принес что-то новенькое? – пациент дернулся и застонал.

- А ты сам погляди! – на стол легли хирургические инструменты и шприцы с сыворотками, а я добавил к ним наборы таблеток.

Владимир поспешно передал бразды правления операцией своему ассистенту, а сам хищной птицей накинулся на сокровища.

- Ну, Весельчак! Сейчас что, Новый год? Откуда такие богатые подарки?!

- Мы с другом нашли заброшенный госпиталь. Но… - Весельчак сгреб медикаменты в охапку, - в том-то и дело, что Новый год еще не скоро. Так что это не подарок, а ценный товар.

- Сколько просишь?

- Скажем… Тридцать тысяч динариев.

Доктор практически позеленел. Я видел, что он всем сердцем желал обладать этими препаратами, но сумма была названа куда как серьезная.

- Эх, черт с тобой! За такое можно и раскошелиться! Анна! – из другой комнаты выглянула скучающая медсестра. – Отсчитай этим джентльменам тридцать тысяч динариев из моего сейфа.

- Сколько-сколько?!

- Давай, шевелись! Все ты верно услышала!

Весельчак улыбнулся шире обычного, когда в его руку опустился тяжелый мешок монет.

- Рад иметь с тобой дело, Владимир! Ну, не болей!

- Скажешь тоже! Найдешь чего еще – сразу неси ко мне, - улыбнулся доктор; внезапно он посмотрел мне в глаза и, казалось, заметил что-то необычное. – С вами все в порядке? Что-то мне ваш взгляд не нравится… А это что за шрамы? – Владимир указал на едва заметные следы от выстрела.

Я поспешно ретировался:

- Все в полном порядке. Успехов с операцией.

- Господи, операция! – врач, казалось, забыл о том, что на кушетке лежит окровавленный пациент. – Так, на чем мы остановились?..

Мы вышли на шумную улицу, и Весельчак довольно потер руки:

- Ну вот, полдела сделано! Удивительно, как ценны стали лекарства прошлого – на вес золота, можно сказать! Теперь отдадим книги переводчику, а потом купим тебе одежду – чтобы меньше вопросов у людей возникало. Вечером пойдем к Юрию и продумаем, как нам попасть на плато. Закупим все нужные припасы…

- Удачу не купишь, - я покачал головой.

Переводчик жил куда дальше, чем я думал. В поисках старца мы прошли не один квартал. Со всех сторон на нас взирали дома – каждый сделан на свой лад. Самый настоящий улей, но вместо сот – металл и пластик, а вместо меда – грязь улиц, растоптанная сотней тысяч ног. Одежду я подобрал себе простую, но удобную и практичную – красную майку да добротную темную куртку.

- А-а-а, Весельчак! Да еще и с компанией! – улыбнулся старик-переводчик; целые зубы в его рту можно было сосчитать по пальцам. – Проходи, проходи… Надеюсь, в этот раз книги еще интереснее?

Квартира, которую занимал старик, была погружена в полумрак; только над рабочим столом, который венчала старинная печатная машинка, горела яркая лампа. Рядом, с кучкой книг в руках, стоял мальчик, едва ли пятнадцати лет от роду – судя по всему, работал у переводчика за еду или пару звонких динариев. Мертвец кивнул и показал на меня пальцем.

- Виктор, это Магнус. Магнус Кетера. Э-э-э… Островитянин.

- Рад познакомиться, - переводчик сжал мою ладонь. – Давайте ближе к делу. С чем пожаловали и как будете платить?

- У нас много разных книг, но больше всего меня интересует эта, – я продемонстрировал старику том «Древней истории».

У седовласого Виктора перехватило дыхание.

- Подумать только! Какой редкий экземпляр! С радостью возьмусь за него…

- И еще вот это, - на стол легли остальные книги и учебники, которые мы прихватили в университете.

Весельчак разжал ладонь, и звонкие монеты застучали по столу.

- Тысяча динариев. Справишься?

Мальчуган уселся перед печатной машинкой – видимо, понял, что работа начнется прямо сейчас.

- Обижаешь, - заулыбался Виктор. – За такую-то цену и не с такими книгами справлялись. Я перепечатаю их на нашем языке – заходите через неделю-другую.

- Отлично! Ну, удачи.

Вечер плавно опускался на город, но шум улиц лишь усиливался. К ночи он станет совсем нестерпимым – особенно в Квартале Воров... Наш же путь лежал в Квартал Пороха. Если рыночную площадь насквозь пропитала смесь запахов мяса, специй и брезента, то эти широкие улицы пахли оружием и бензином. Металл и порох – ничто не могло заглушить аромат войны. Редкие магазинчики и аптеки терялись в рядах кузниц и арсеналов; широкие ангары чередовались с небольшими гаражами, из ворот которых то летели искры, то доносился грохот инструментов. Огромный плац пустовал – лишь флаг Рима гордо реял над каменными плитами. На зеленом полотнище красовались перекрещенные белые гаечные ключи. Недалеко стояли запертые Стальные мастерские – словно поверженные гиганты, скованные кандалами. Огромные замки на их воротах успели покрыться слоем грязи и пыли.

- Дом Юрия совсем рядом, - заговорил Весельчак, с любопытством разглядывая дома, - но пока что нам нужен ангар номер четыре. Вроде бы я когда-то его видел здесь… Вот же он!

Я обернулся – действительно, на высоких дверях, что смотрели прямо на нас, была белой краской нарисована цифра «4». У входа поменьше, что с краю, стоял охранник, недоверчиво осматривая нас с головы до пят. Едва я приблизился, как он прицелился в меня, сжимая однозарядную винтовку:

- Стоять! Жителям Квартала Воров сюда нельзя.

- Но мы не из…

- Считаю до трех.

Весельчак засмеялся.

- Послушай, друг, мы просто…

Пуля яростно вгрызлась в землю прямо у сапог мертвеца. С поразительной скоростью солдат загнал в винтовку следующую пулю.

- Эта войдет тебе промеж глаз. Идите, куда шли!

- Что тут за шум? – маленькая дверца позади охранника открылась, пропуская высокого и массивного мужчину.

Виски его были покрыты сединой, словно коркой льда, а в руках он держал внушительных размеров пушку, похожую на какой-то самодельный пистолет. Образ вояки дополняла повязка – воин был одноглазым.

- Мусор из Квартала Воров? Пошли прочь!.. Погоди-ка. Весельчак, ты ли это? Разрази меня гром, вы выглядите, как пара бандитов с тракта! Опусти винтовку, солдат, и пропусти этих людей. Это друзья Рима.

Мы вошли в огромное помещение ангара, и к нам моментально повернулись десятки лиц. Ветераны боев, солдаты – даже в мирное время они оттачивали свое мастерство, чинили снаряжение, готовились к худшему.

Весельчак с радостью пожал руку здоровяку-офицеру:

- Линфельд! Я и не рассчитывал тебя застать здесь сегодня. Все-таки в городе мир… А тут смотрю – охранник у ворот.

- Да, мы и не думаем отдыхать – «Носорогов» нужно еще объезжать. Проклятый Дастан приказал нам расходиться по домам – разумеется, никто и не подумал уйти. Помяни мои слова, старый друг, роботы ушли не просто так… А ты, парень, какими судьбами здесь? Как зовут?

Мы обменялись рукопожатиями.

- Магнус Кетера, я прибыл с островов. Весельчак нанял меня как стрелка – мы вместе исследовали руины.

- И как идут дела у островного государства?

- Сказать по правде, мы поэтому и пришли, - я нахмурился, – государства больше нет.

- Что?! В смысле – нет? Как такое могло произойти?

- Роботы. Они обошли Рим и напали на рыбацкие деревни, пока мы были в походе. Живых не нашли. Острова в руинах!

- Черт побери, как мы могли пропустить их мимо?! – вокруг нас уже собралась целая толпа воинов, все наперебой обсуждали ошеломляющую весть. – Вы точно не ошибаетесь?

- Я лично уничтожил робота-солдата. Весельчак подтвердит.

Мертвец кивнул. В ангаре разгорелся жаркий спор. В итоге Линфельд грохнул кулаком об стол и провозгласил, что нужно действовать.

- Если все это – правда, то мы в полной…

- Именно в ней! – вступил в разговор Весельчак. – И нам нужно убедить Дастана, что людям пора готовиться к новой войне. Иначе город падет! В этот раз роботы нападут со всех сторон – и без серьезной подготовки рубежи не удержать.

- Все это время на вас нападали только отдельные отряды машин, - я покачал головой, - никогда еще с плато не приходила целая армия. Если сейчас это так, то острова не спасти, как и все городишки на побережье. Нужно попробовать спасти хотя бы Рим.

- В том-то и дело, - сокрушенно ответил Линфельд, - Дастан и его «мягкотелые» и слушать ничего не желают. Даже ублюдки Квартала Воров чувствуют скорую беду – но не этот обжора. Все деньги текут мимо наших ангаров; машины стоят без топлива, патроны подходят к концу. Более того – недавно прошел слух, что Дастан решил снести большую часть кузниц и построить здесь, подумать только, публичные дома! Этот боров думает только о том, как заработать – и никто не смеет даже пикнуть в ответ. Большую часть офицеров он держит на коротком поводке – набивает их карманы динариями. И если роботы неожиданно ударят, даже не то что армией, а хотя бы сотней боевых единиц, то Рим рухнет. Мы пытаемся держать форму и тренируемся каждый день. Последние средства все до единого, - Линфельд обвел рукой присутствующих, - вложили в создание «Носорогов» по чертежам Хьюго, нашего ведущего инженера, – он сейчас дома, отсыпается. Но, боюсь, их слишком мало, чтобы отбить небольшое нападение. Чего уж говорить о настоящей осаде…

Я вздохнул. Ситуация действительно сложная. У роботов ведь есть не только солдаты с их копьями – за волнами черных машин двинутся орудийные платформы, артиллерия и штурмовики с оружием пострашнее.

- А что это за «Носороги»?

Один из солдат потянулся к пульту на столе.

- Смотри!

Ветеран ударил по кнопке. Мощные лампы осветили дальнюю часть ангара – вдоль стен рядами выстроились двадцать машин, подозрительно похожих на… Роботов плато. Трехметровое сооружение напоминало человека – у него были механические руки и ноги, кое-как слепленные из всего, что попалось под руку. В середине покоилась кабина, забранная сплошным щитом – лишь тонкая щель давала пилоту обзор. В одной «руке» был закреплен огромный топор, в другой – простая пушка.

- Красавцы, а? – Линфельд улыбнулся. – Мы решили, что попробуем дать отпор роботам их же путем.

Я присвистнул.

- Неплохо постарались. И как испытания?

- Вполне! Огневая мощь хорошая, ближний бой на уровне, маневренность страдает немножко… Но компенсируется опытом пилота.

- А чем стреляет?

- А вот этим, - еще один солдат поставил перед собой большую металлическую болванку.

Линфельд утвердительно кивнул.

- Грубо, но мощно.

- Я много знаю о плато, - я обратился ко всем присутствующим, - и могу поделиться этими знаниями. Но нам нужна помощь – во имя самого города, где вы живете.

- Погоди, - раздался голос из толпы, - а не тот ли ты самый стрелок с двумя револьверами… Помню, слышал басню несколько лет назад от одного торговца…

- Да, действительно…

- Тот, что сумел уйти с плато?

- Я и есть.

Солдаты зашумели. Вопросы посыпались словно град.

- Тихо! – Линфельд поднял руку. Ангар затих. – Какая помощь тебе нужна?

- Нам нужно, чтобы вы убедили Дастана в том, что опасность неминуема. Роботы никуда не уйдут – они рано или поздно ударят по стенам Рима. Если хотим его спасти – нужно, чтобы народ сплотился. Пошлите одного-двух «Носорогов» на разведку – вы сразу найдете подтверждение нашим словам! Правитель вас послушает! И тогда, надеюсь, вашим кузницам дадут все, что нужно для защиты от вечного врага. Если вы принесете достаточно доказательств, чтобы напугать этого осла.

- Дьявол, дело дрянь! Но тебе-то какая печаль?

- Я просто не хочу, чтобы вы повторили судьбу моей деревни.

- Разумеется, я помогу. Чего бы это ни стоило, ведь, если верить тебе, жизни всех нас под угрозой! - вздохнул Линфельд. - Но у нас нет топлива. Хоть алкоголь в баки заливай.

- Кхм, - Весельчак кашлянул, и все лица повернулись к мертвецу, – ты выписываешь топливо у начальника одного из складов, так? Он – прихвостень Дастана, но жаден не в меру. Мы можем купить у него это топливо… За небольшой подарок.

- Какой же?

- Вот такой, - в руках Весельчака блеснул новый дробовик.

Со всех сторон раздались вздохи.

- А ну-ка, дай посмотреть! – Линфельд сжал оружие в руках. – Вот это да! За такой я и сам готов отдать последний динарий. Что ж… Будь по-вашему! Иногда мне кажется, что только нам, воинам, небезразлична судьба города. Но сначала! – здоровяк повернулся ко мне. – Докажи мне, что ты и есть тот самый искатель, который бывал на плато. Видишь, вон там, на самой дальней стене, висит маленький листок? Расписание патрулей. Загонишь в него все шесть пуль – поверю!

Расстояние немаленькое, но перед моими глазами уже повисла прицельная сетка. Проще простого. Я с нечеловеческой скоростью выхватил револьвер, и эхо выстрелов прокатилось по ангару. Линфельд удивленно переводил взгляд с меня на «Ноктюрн». Один из молодых солдат вызвался проверить мишень. Спустя минуту он подбежал к своему командиру, протянув простреленный листок бумаги. Шесть дыр ровно в центре.

- Ну и снайпер, - присвистнул Линфельд. - А ну, ребята, готовьте снаряжение! Завтра добудем топливо и идем на войну! Машинам в наш город нет дороги!

Воины взревели, подняв кулаки.

- Понемногу все складывается так, как я и задумал, - шепнул мне на ухо Весельчак. – Уже стемнело, а дел еще полно. Пойдем к Юрию – он уже должен был вернуться с дежурства. Обсудим все детали и немного отдохнем.

Путь до небольшого домика стража не занял много времени. В окошке горел свет – значит, хозяин уже явился. Внезапно Весельчак ткнул меня в бок и кивнул куда-то в сторону. Недалеко, прислонившись к стенке, стоял подозрительный тип – в нем все выдавало жителя Квартала Воров. На плече незнакомца сидел зеркальник и ухмылялся точно так же, как и хозяин. Странно, что такого, судя по всему, закоренелого бандита военные не погнали прочь из квартала – зато Весельчаку даже выстрелили под ноги.

- Немало шума вы наделали своим появлением… - прохрипел бандит.

- А тебе какое дело? – ответил Весельчак, положив ладонь на эфес шпаги. – Только сунься – разговор будет короткий. Мы тебе не лопухи-«мягкотелые», церемониться не станем.

- Нам до всего есть дело. Не спеши хвататься за ножичек – ухожу уже, ухожу… - бандит скрылся в темном проулке.

- И что ему только надо здесь? – задумчиво проговорил Весельчак. – Обычно негодяи воровского квартала сюда редко заглядывают – тут, того и гляди, отстрелят загребущие руки, суд у Линфельда и остальных быстрый.

- Кто знает, - ответил я, - искал-то именно нас. Что-то не нравится мне это – почуяли чужаков и решили, что мы – желанная добыча?

- Ну, денег-то у нас собой и впрямь немало, - засмеялся мертвец, - они еще не знают, как метко ты стреляешь, иначе даже не сунулись бы сюда.

Я лишь пожал плечами и постучал в дверь дома. Юрий, измазанный какой-то стряпней, улыбнулся нам и пропустил в теплую комнату, насквозь пропахшую чем-то вроде мясного концентрата.

- Заходите, заходите! Ужин уже вот-вот будет готов.

Весельчак непринужденно упал на просевший диван и забросил сапоги на стол. Видимо, раньше он был здесь частым гостем.

- Как служба?

- Потихоньку, - одетый в фартук Юрий поставил перед нами дымящиеся тарелки с похлебкой, - сам знаешь, последние годы вокруг города тихо. Так что просто хожу каждый день туда-сюда по стенам. Иногда только в лес посматриваю через подзорную трубу с западной вышки – выискиваю муравьев между деревьев.

Блюдо, которое приготовил Юрий, называлось «Римская особенная». Густая похлебка из мяса курицы-костолома с хищными травами. В дополнение к такому щедрому угощению привратник подал кружки с кофе.

- Ну, чего стесняетесь? Угощайтесь!

Весельчак схватил кружку и проглотил сразу половину. Мне показалась, что даже его улыбка немного померкла – видимо, вкус был просто отвратительным.

- Кофе хороший? – улыбаясь, спросил Юрий.

- Великолепный! – булькнул Весельчак, отставляя напиток подальше.

Я ел похлебку, пополняя запасы энергии. Весельчак, как оказалось, мог чувствовать вкус, поэтому некоторые блюда ел не только из вежливости, но и из любопытства или простого удовольствия. Юрий без остановки, даже с набитым ртом, рассказывал о всех и вся: о путниках у стен, далеких выстрелах у тракта, о бездельнике Франсуа и подозрительных бандитах с жуткими зеркальниками. Я был занят своими мыслями, а Весельчак поддакивал своему другу, даже не следя за разговором.

- Ну, а ваш день как прошел?

- Продуктивно, Юрий, - ответил Весельчак. – У нас осталась еще пара незавершенных дел – поэтому мы уйдем на рассвете, может, даже раньше тебя. Ну, - мертвец хлопнул по столу ладонью, - а теперь к главному. Магнус, у тебя есть какой-то план? Насчет плато? Как нам осуществить задуманное?

- Плато? Что это вы затеяли? - Юрий приподнял одну бровь.

Едва я открыл рот, как обычное стекло, служившее Юрию окном, разлетелось вдребезги. Весельчак прыгнул на пол, закрыв голову, и утащил за собой незадачливого привратника. Я же моментально оказался у окна, целясь в ночную тьму. Я заметил, как какой-то человек забежал за угол – успел только разглядеть одежду. Тот же самый вор, которого мы встретили пред домом! Никак не отстанет - просто решил разбить окно? Это он что, нас так запугать пытается? Бессмыслица какая-то.

Я обернулся и посмотрел на пол. Увесистый камень, обернутый бумагой, лежал среди осколков. Мой спутник резво поднялся на ноги и подобрал его. Булыжник полетел назад за окно, а Весельчак развернул лист бумаги. Юрий подошел ближе. Посреди листа чернело несколько слов: «Мы все знаем. Бар «Рыжий зеркальник». Сейчас». Весельчак озадаченно крутил бумажку в руках. На другой стороне листа красовался странный символ – человеческие губы, зачеркнутые крестом.

- Это что еще такое?.. – Весельчак повернулся к Юрию.

Тот, увидев знак, задрожал от страха.

- Это… Это знак Безымянных. Самая опасная банда во всем Квартале Воров – о них даже говорят шепотом! Знаешь… Знаешь, Весельчак, тебе лучше уйти. Прости, но для меня это слишком. Я не хочу, чтобы эти отморозки появились у меня дома!

Суетясь, привратник вытолкал нас на ночную улицу. Я услышал, как щелкнул замок его двери, а разбитое окно прикрыли занавески.

- Вот же трусливый сукин сын! Тоже мне, воин Рима! – проворчал Весельчак.

- Что там было на листке? Бар «Рыжий зеркальник»?

- Да, а ты что, решил туда пойти?! Это же бандиты и головорезы! Ночью на улицах Квартала Воров ходят либо его жители, либо дураки! Брось ты, какое нам дело до них?

- Просто так такие письма не доставляют. Что значит «мы все знаем»? Вдруг они знают что-то о роботах?

- И поэтому разбили окно, чтоб об этом сообщить? Не дури. Тебя там разберут на детали.

- Вот и посмотрим. Мне кажется, не пойдем к ним в логово – они нас сами отыщут.

0
24
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...