Лифт

Пятница 13-е

Автор:
Андрей Ваон
Лифт
Текст:

Виталику жилось несладко. Он был изгоем.

В школе шпыняли, в подъезде – лифт, дома – злая бабка и никаких тебе родителей. При всём этом, был он не из трусливых. Но на улице их всегда было больше, а он был хилый и не умел толком драться. Когда мог, убегал, а чаще стоял, насуплено глядя на мучителей, и отбивался, как получилось.

Белобрысый, между бровей складка, вечно вихрастый, непричёсанный, всегда в одном и том же синем потрёпанном школьном пиджачке. А красные галстуки уже не носили.

В комнате у Виталика было своё царство. Бабка не совалась, ворчала чего-то за дверью, но не лезла.

Виталик фанател от Цоя. Всё собирал: пластинки, кассеты, вырезки, афиши, фотографии… Залепил Цоем Виталик все стены. Имелась и тетрадь. Виталик нацепит наушники, врубит "Кино" в плеере, и давай вырезать и вклеивать, дополняя коллекцию.

Хоть и не трусливым был Виталик, а перед лифтом пасовал. Как ни воспитывал в себе волю, не мог заходить в эту тёмную и тесную кабину. Маленький он тогда совсем был, и упустила бабка как-то с ним лифт, лифт застрял, а в нём Виталик одинёшенек. Натерпелся он тогда. А после этого случая по ночам стали сниться регулярные кошмары. В поту просыпался, с диким криком, бабка кряхтела за стенкой и приходила проведать.

Как двери лифта закрывались, сразу Виталик понимал, что всё не так. То безо всяких нажатий лифт стартует – куда, одному Богу известно. То кнопки с нужным этажом нет. То едет-едет, никак не останавливается, уж невесомость, кажется, начинается… Бывало, если от страха не просыпался, выдерживал долгую езду, отсутствие кнопок, тряску, то двери открывались. Тут, конечно, жуть прохватывала по новой. Все квартиры есть, а их квартиры нету. Если этажом ниже выходил, то, сколько потом ни бегал по лестнице, на свой этаж попасть не мог. Или двери в квартирах все открытые, а их заперта наглухо, никакой ключ не подходит… Но это редко бывало. Чаще прямо в кабине кошмаром придавливало, и просыпался Виталик, часто дыша.

И не было клаустрофобии, не боялся он ни метро, ни тесных каморок, ни низких потолков. Лифт и больше ничего.

***

- Э, дебилоид! – крикнули сзади. Голос был Дэна, из седьмого А.

Виталик обернулся, сжав кулаки. А то в спину толкнут, лежать об асфальт лицом.

Так и есть – Дэн с компанией. Крепкий, на турниках висит целыми днями, сплёвывает через выбитый в драках зуб, волосы сзади небольшим хвостиком, джинсовка с клёпками. Вокруг него кругом тоже рожи всё знакомые и неприятные.

Много, слишком много. Бежать. А они уже круг замыкают, знают, что этот будет рыпаться, и чтобы хорошенько развлечься, нужно задеть за живое и не дать убежать. Правда, и соваться первым никто не хотел, все знали про острые Виталиковы кулаки. Это потом, лежачему, ото всех доставалось.

- Куда, говорю, чмырь, собрался? А с пацанами перетереть? – начал свою гнусную песню Дэн.

Кольцо сжималось. Виталик, наступив на свою гордость и с размаху на ногу Дэну, кинулся бежать. Родной подъезд был близко. Сзади закричали, засвистели и организовали погоню.

Виталик ворвался в подъезд, рванув на себя дверь, кинулся к лестнице. Натренированный постоянной беготнёй на восьмой этаж, он мог спокойно обогнать и лифт. Что вниз, что вверх. Он уже почувствовал себя спасённым, когда увидел спускающегося дядю Борю со злющим Шерифом. Жил Шериф на втором, ходил с хозяином по лестнице. Шериф среагировал на метнувшееся тело, злобно рявкнул.

- Фу! – крикнул дядя Боря, вытягивая на себя поводок – мощная псина рванулась всем телом.

Как раз открылся лифт. Виталик замер на мгновение. Выбора не оставалось, и он юркнул в кабину, задыхаясь от бега и страха. Лифт послушно захлопнулся, раздался лай взбешённого Шерифа и крики пацанов, напоровшихся на пса. Потом всё стихло. Лифт вёз не чуявшего ног Виталика наверх. А куда вёз, Виталик и не знал. Кнопок никаких он не нажимал.

В ужасе он сполз на грязный пол. Кнопки восьмого этажа не было. После полусожженной семёрки сразу шла обгрызенная девятка. Лифт ехал, поскрипывая и пошатываясь. Ехал минуту, две. Пять минут прошло, кабина двигалась. Виталик закрывал и тёр глаза, но ничего не менялось. Он жмурился изо всех сил, но лифт лишь скрипел на его зажмуривания.

Как только липкий ужас начал оставлять его, и он стал привыкать к тряской езде в тесной кабине, лифт вздрогнул, завибрировал и остановился. Со скрежетом отворились двери. Виталик, задержав дыхание, встал и выглянул наружу. Перед глазами была обычная лестничная площадка. Виталик осторожно вышёл. Сон наяву снова накинул на него парализующий страх. Двери кругом были незнакомые, номера квартир ни о чём не говорили Виталику, а соображать и подсчитывать он сейчас был не в силах. И ещё одно обстоятельство глушило волю и припечатывало к стене – не было абсолютно никаких запахов. Их подъезд, как и большинство других подъездов, пыхал обычно сотней самых различных ароматов. Но сейчас ничем не пахло. Пахло НИЧЕМ. Должно быть, так пахнет в космосе, судорожно подумал Виталик, прижимая портфель к груди. Лестница уходила и вверх, и вниз. Озираясь по сторонам, он стал спускаться. Лицо почувствовало движение воздуха. Двери этажом ниже были открыты, и сквозняк выдувал изнутри всё тот же стерильный воздух. Виталик не выдержал этого тихого, но настойчивого ветра и побежал наверх. Через этаж квартирные отсеки были задраены глухими стенами. Никаких дверей не было. Лишь гладкая светло-зелёная стена. Виталик, очумевший от страха, снова хотел кинуться вниз. Но тут открылись дверцы лифта. Виталик прыгнул внутрь, хватаясь за тесное пространство, как за соломинку. На кнопочной панели антрацитово блестела новенькая восьмёрка. Он ткнул кнопку изо всей силы и замер. Двери послушно закрылись и лифт тронулся. Куда он поехал, вверх или вниз, Виталик не понял, казалось, что он остался стоять на месте. Он не знал, сколько времени длилось это адское стояние, это мог быть и час, и несколько секунд. Но в конце концов двери открылись, Виталик обречённо вышел на площадку. Направо дверь с номером 78 – его и бабушки квартира. А рядом… А с соседних дверей в глаза лезли пятизначные номера. Всматриваясь в чужие двери, Виталик покрылся холодным потом. Не выдержав этого разглядывания, он толкнул свою дверь, и она легко открылась. Войдя внутрь, он остолбенел – это была чужая квартира.

Даже нет, никакая это была не квартира. Уши наполнили крадущиеся, скрежещущие звуки. Вместо дверей в комнаты, вместо комнат, вместо прихожей и ванной, вместо кухни, везде были лифты. Они открывали и закрывали свои обшарпанные двери, гудели своими внутренностями, громыхали, останавливаясь. Виталик с открытым ртом смотрел, как маленькое пространство перед ним сжимается, будто бы один из лифтов наезжал на него из глубины коридора, перепутав направления в пространстве. Виталик глотнул ком, и, сделав шаг назад, выскочил вон и ринулся по ступеням вниз.

Он бежал, прыгая через ступени, не чувствуя ног, не чувствуя ранца за спиной. Мелькали двери, калитки, решётки, стены. Лифт, будто преследуя его, разевал пасть при каждом приближении Виталика. Виталик бежал, глотая слёзы. Бежал в этом стерильном и бесконечном пространстве лестничных пролётов, с каждым шагом усиливая свой ужас.

Когда ноги начали подгибаться от усталости, он понял, что сейчас рухнет, и лифт заберёт его к себе. Навсегда. Он замедлил свои безумные прыжки и одеревенело присел на ступеньки. Сзади открылся лифт. Виталик страдальчески обернулся назад – чистая кабина чёрной глубиной призывала его в свои недра. Виталик послушно поднялся и побрёл внутрь. Тут его взгляд зацепился за стену. Что-то неровное, что-то негладкое и неидеальное мелькнуло сбоку. Виталик нервно дёрнулся, поворачивая голову, а тело его продолжало будто засасывать в лифт.

На стене кривела чёрная надпись: "Цой жив".

И сразу воздух наполнился шумами и запахами, в открытую форточку ветер донёс шелест деревьев. И когда старый добрый лифт кое-как раздвинул свои двери, Виталик смело шагнул внутрь. Куцая кнопка восьмого этажа была на месте.

***

Выйдя на своём этаже, Виталик ощутил знакомые ароматы: кошка напротив, Бабкина вечная жареная печёнка, старые смолистые лыжи соседа.

Квартира 78.

Виталик, шуранув ключом, ввалился в прихожую.

- Дверь закрывай, сквозняк! – сварливый бабкин голос показался Виталику лучшей музыкой. Он прошмыгнул к себе.

В комнате ноги его снова подломились. На стенах вместо Цоя висели плакаты Эйс оф Бэйс, Юритмик, Майкл Джексон и Мэл Гибсон…

+7
235
09:02
+1
Мне сегодня лифт приснился… wonder
13:10
Это к повышению. Или к возвышению?
13:41
Это к ужасу. У меня боязнь замкнутого пространства.
13:35
Ни разу не застревавший в лифте не поймёт всей боли Виталика… sorry
13:41
18:32
А ещё можно играть в крутилки. Мы в институте так делали. На пятом курсе.
12:27
Дело не в лифтах, а в стране (
13:13
Страна хорошая и нестрашная, да
13:51
У меня с лифтами норм, но в детстве страх подъездов был. Точнее, нет, не страх. Так, страшок. Он и сейчас в наличии, если честно (
15:24
Почти всегда есть лестница, как альтернатива)
15:29
+1
Зачастую, на лестницах гораздо страшнее, чем в лифтах. Это я точно говорю.
12:27
Сами там всех пугаете? ))))
19:08
О, да. Когда хорошее настроение, просто разбрасываю шприцы и использованную туалетную бумагу. Когда плохое, выхожу пугать сама ))
23:23
Вот я только недавно лифтов бояться перестала (ну как, почти). Езжу даже, если не одна. А тут…

Но Цой-то жив, но лифт всё-равно накуролесил.

Здорово же!
15:26
То ли лифт куролесит, то ли голова)
21:54
+1
Хорошая идея, из разряда «значит нужные песникниги ты в детстве читал» К вопросу о верном музыкальном вкусе. И хоть нам пытались рассказать о том, как значение Цоя преувеличено, мы этим россказням ответим наше безоговорочное НЕТ. Цой жив! И вообще это пароль.)))А плакаты и поменять можно, это все бабка понавесила.
15:26
А то ж! Бабка знает, что и как правильно
19:56
Самое страшное не лифт. А бабки у подъезда
20:30
+1
Бабки — это вообще зло! Инфернальные существа с сернокислотными языками;)
20:34
Бабки это что… Я тут вспомнила, у моего подъезда с ними дядя Миша сидел… НКВД на пенсии. Вот был главнокомандующий всех ядоплюек.
21:02
Если бы я был бабкой, возле подъезда сидел бы обязательно.
21:04
+1
А я бы на роликах гоняла.
21:07
А я бы в музее сидела смотрителем и играла бы в «шарики» в телефоне
21:30
+1
Это уже смотрительница шариков получается.
21:43
Чего-то я, наверное, уже бабка. Ролики в чулане, велик на гвозде, охота сидеть и судачить. Вот только «шарики» не понимаю пока.
21:44
а они уже пытались вам объяснять свою философию?
21:56
+1
На физике нам показывали — с одного края бьёшь, с другого через десять шариков отскакивает
06:31
14:03
+1
Втыкаю нож прямо в дверку лифта.
Дочитываю рассказ. Виталик думает, сходить ли ему с ума сейчас или немного подождать. А внизу фраза: это вы ещё в ракете не были. И стрелочка, по-видимому, к этой самой ракете.

«отбивался, как получилось» — как получится.
Про галстуки непонятно к чему.
«Виталик фанател от Цоя. Всё собирал: пластинки, кассеты, вырезки, афиши, фотографии… Залепил Цоем Виталик все стены.» — второй Виталик лишний. И дальше третий слишком, надо перефразировать.
Жалко парня, до сих пор никто его не надоумил найти секцию борьбы или хоть лёгкой атлетики. Сволочей надо долбать, чтобы они сами боялись подходить, даже толпой.
Ужастик что надо, даже заканчивается многоточием. Финал откровенно непонятен, понятно одно -приключения Виталика ещё только начинаются. За Цоя спасибо, по мне, он куда лучше названных иностранцев, какими бы знаменитыми они ни были. Хотя бы потому, что Цой наш и пел про свою и нашу страну. И пока Цой жив, будет светить звезда по имени Солнце и будут находить управу и лифты, и всякая школота, и будет находиться выход из любой ситуации.
15:27
Я так думаю, Виталик ещё научится. И боксировать, и бегать)
Gotima
22:24
А японцы мастера…
16:08
18:47
12:30
+1
Саспенса не хватает. Знаете, как лифты в японских ужастиках… Звуки, предвкушение чего-то ужасного… Сразу пошёл экшончик. Не хватило нагнетания и загадочности.
Написано в хорошем стиле, текст как-то гудит Виталиковой немощностью, затравленностью и сампосебейностью
13:12
Спасибо, но японских ужастики не знаю)
13:42
+1
А чего здесь боятся? Пацанов или лифта. Надеялся, что одна беда приведёт к другой ещё более жуткой. Ожидания не оправдались. И к тому же… к чему все пришло? Надо додумывать?
Мне понравилась последняя бабкина реплика. Она могла напугать. К тому же теперь у Павлика новое имя: «Сквозняк»
00:17
Полагаю, в виталиковом детстве играли в ножички?
Нож для него!
21:13
Загрузка...
Елена №2