Тонкая грань

Автор:
Карвальо
Тонкая грань
Аннотация:
Писатель. Она. И тонкая грань, которую Писатель пересек ради Нее.
Текст:

- И о чем ты решил писать? – спросила Она, перепрыгивая лужу.

- Еще не решил, - ответил Писатель, поеживаясь.

Утро после дождливой ночи было прохладным. В воздухе неуловимо ощущалась надвигающаяся осень. За спиной, в одном из окон десятиэтажного жилого дома кто-то неистово, с яростным воплем чихнул. Звук эхом разнесся по тихой, пустынной улице.

- Напишу про человека, который чихал, - предположил Писатель.

- Ага, вот, значит, как работает уважаемый автор, - заметила Она. – Что вижу, то пою.

- Да нет, - Писатель чуть смутился. – Я ведь здесь каждое утро слышу, как он чихает. Прохожу и представляю, как у него в квартире после такого чиха сносит со стола тарелки или вещи летят по комнате… А его жена… У нее, наверно, беруши в ушах, дергается глаз…

- И дрожащей рукой набирает в стакан валокордин, - поддержала тему Она.

- А кем вообще может работать такой чихальщик? – задумался Писатель.

- Хирургом! – выпалила Она и звонко рассмеялась.

- Сапером! – воскликнул Писатель и тоже захохотал.

Степенно плывущая в нескольких метрах от них грушеобразная женщина полуобернулась и строго взглянула на Писателя.

- Простите, это мы не Вам, - чинно раскланялся Писатель сквозь смех.

Чуть покачав головой, женщина отвернулась и ускорила шаг. Хихикая, Она ткнула Писателя локтем в бок, а потом сказала:

- Дурацкая тема. Напиши лучше что-нибудь про Париж.

- Я там не был, - Писатель пожал плечами.

- А я была, - напомнила Она. – И могла бы тебе помочь. Передать дух города, его настроение.

- Тогда ты бы стала моим соавтором, - улыбнулся было Писатель, но улыбка тут же сошла с его лица. – Но они этого не оценят.

- Не оценят, - согласилась Она и быстро сменила тему: - Тогда пусть герой будет французом.

- И, конечно, без конца будет вставлять французские словечки? – ехидно осведомился Писатель.

- Ну, если можно, - по-детски поджав губы, попросила Она.

- Так и быть, - смилостивился Писатель.

Она на миг прижалась к нему и чмокнула в щеку.

- Ладно, - Писатель по-кошачьи улыбнулся поцелую, продолжая рассуждать, - герой будет французом. Но о чем будет книга?

- О счастье, - просто предложила Она.

Они зашли в только что открывшуюся кофейню, уютно спрятанную в подвале дома.

- Девушка, стаканчик капучино, - попросил Писатель и повернулся к Ней. – А ты что будешь?

- Нет, я ничего, - смутилась Она и потупила глаза.

- Один капучино, - уточнил Писатель и зачем-то добавил: - Она у меня попьет.

Девушка за стойкой нерешительно улыбнулась и робко передала ему бумажный стаканчик.

- О счастье, - повторил Писатель, когда они вышли на улицу, и в его голосе мелькнуло раздражение. – Да уж! Тот, кто по своей вине потерял самое дорогое, что имел, много знает о счастье.

- Ты был не виноват, - быстро сказала Она.

- Виноват, - упрямо возразил Писатель. – А если бы и не был? Тогда бы я больше знал о счастье?

- Если ты не знаешь о счастье, я тебе расскажу, - Она решительно взяла его за плечи и развернула лицом к себе. – Счастье – это не жить без потерь. Такого не бывает. Счастье – это суметь смириться с потерей и жить дальше.

Она выпрямилась и пошла вперед. Сутулый Писатель, зажав в руке стаканчик с капучино, затрусил следом.

- А я сумел? – спросил он.

- Более-менее, - уклончиво ответила Она, не оборачиваясь.

* * *

В метро даже в такой ранний час было людно. Особенно это стало заметно после перехода на Кольцевую.

- Когда ты снова начнешь ездить на машине? – поинтересовалась Она у Писателя, когда они, наконец, втиснулись в вагон.

- Никогда, - он насупился и покачал головой. – Никогда больше не сяду в машину, а тем более за руль.

- Уважаемый автор собирается до конца своих дней кататься на метро и автобусах? – уточнила Она.

- Вообще мне больше нравятся трамваи. Но в целом – да, - согласился Писатель.

Огромный верзила протолкался через толпу и втиснулся прямо между Ней и Писателем.

- Любезный, - Писатель деликатно коснулся массивного локтя верзилы.

- Чего? – совсем не любезно покосился тот.

- Мы вообще-то вместе едем, - Писатель указал на Нее.

Бабушка в клетчатом платке, стоящая за Ее плечом, растерянно захлопала глазами. Верзила что-то буркнул и протиснулся вглубь вагона. Писатель притянул Ее к себе, придерживая рукой за талию. Какое-то время они молчали, окруженные ревом несущегося по тоннелю поезда.

- Станция «Белорусская» - объявил громкоговоритель.

Двери открылись, вагон опустел и тут же заполнился снова. Спешащие на работу служащие в белых рубашках. Старички, активно орудующие железными локтями. Непривычные к давке и потому испуганные приезжие с огромными затертыми сумками.

- Смотри, та вроде ничего, - вдруг шепнула Она на ухо Писателю.

- О чем ты? – не понял он, морща лоб.

- Я о том, что тебе пора уже с кем-нибудь познакомиться, - Она кивнула в сторону длинноволосой девушки в облегающем белом платье, что стояла спиной к ним у самых дверей.

- Что за глупость?! – Писатель нахмурился.

- Да, ты прав, - согласилась Она. – Нельзя со спины знакомиться. Может страшилкой оказаться.

- Я не об этом, - Писатель тряхнул головой, отчего его очки сползли на кончик носа. – Зачем мне вообще с кем-то знакомиться? У меня жена есть.

- Прекрати, пожалуйста, - Она устало взглянула на него. – Или ты и дальше будешь убеждать себя, что все по-прежнему?

- А мне не нужно себя убеждать! – раскраснелся Писатель, повышая голос. – Я ЗНАЮ, что все по-прежнему! И ты это знаешь!

- Хватит кричать, - Она вздохнула и покачала головой. – На тебя смотрят.

Окружающие действительно беспокойно поглядывали на Писателя и даже пробовали расступиться, что в переполненном вагоне, конечно, было невозможно. Бабушка в клетчатом платке попыталась уйти вглубь вагона, но тележка, которую она везла за собой, завязла среди пухлых сумок приезжих, и бабушке пришлось остаться. Писатель смущенно оглядел окружающих и замолчал.

- Станция «Савеловская», - заявил громкоговоритель.

Поезд замедлял ход, Писатель взял Ее за руку и потянул к выходу.

- Ты куда? – воспротивилась Она.

- Ну… Я… - промямлил Писатель.

- Опять, - поняла Она.

- Пыль протру, сорняки уберу, - пояснил Писатель.

- Откуда сорняки?! Ты же каждый день туда ходишь. Как на работу! – воскликнула Она и тут же заявила: - Я не пойду.

- Ладно, - быстро согласился Писатель и чмокнул Ее в щеку, отчего бабушка в клетчатом платке испуганно покосилась на него. – Встретимся днем. В центре.

Он ловко пробился через встречный поток людей и успел выскользнуть в уже закрывающиеся двери. Многие в вагоне вздохнули с облегчением.

* * *

Ночной сторож уже переоделся в свою гражданскую одежду – линялую рубаху и затертые брюки. Медленно шаркая, он вышел из сторожки и, по-хозяйски окинув взглядом кладбище, заметил раннего посетителя.

- Эх, все-таки раньше люди другие были, - по-стариковски заворчал сторож, качая головой. – Душевней были. На кладбище приходили поплакать, погоревать, поговорить с покойным. А этот что?! Каждый день, как на работу: пришел, пыль вытер - и был таков. Все бегом. Без души. Вон еще и по телефону болтает.

- Я знаю, о чем будет новая книга, - говорил в это время Писатель, присев на корточки возле надгробья.

- О чем? – живо поинтересовался Издатель на том конце провода.

- О счастье.

- Хитрó, - согласился Издатель. – Такой темы от тебя сейчас, пожалуй, никто не ждет. Хитрó придумал.

- Это не я придумал, а Рита, - уточнил Писатель.

Издатель долго молчал, потом глубоко вздохнул и произнес:

- Игорь, ты, наверняка слышал поговорку о том, что гения от безумца отделяет тонкая грань. Так вот… Я бы очень хотел, чтобы ты оставался со стороны гения, понимаешь?

- Понимаю, - соврал Писатель. – Еще созвонимся. До связи.

Он поднялся на ноги и спрятал телефон в карман брюк. В это время, шурша подошвами по влажной земле, подошел ночной сторож.

- А на каком это языке, милчеловек? – поинтересовался он, указывая на надгробье.

Под крупной надписью «Хромова Маргарита Николаевна. 1985-2017» аккуратным мелким курсивом было выведено «Nous serons toujours ensemble».

- На французском, - ответил Писатель. – Она очень любит французский.

- Любила, - поправил сторож.

Писатель не обратил внимания.

- А как переводится? – решился еще на один вопрос сторож.

- Мы всегда будем вместе, - перевел Писатель.

Он придирчиво осмотрел надгробье, смахнул невидимую пылинку и, кивнув сторожу, двинулся прочь. Сторож, прищурившись, смотрел в сутулую спину Писателя, в его взгляде вдруг промелькнуло некое понимание пополам с испугом. А Писатель тем временем ускорял шаг. Ему нужно было торопиться, ведь он обещал Рите, что встретится с ней в центре. Только, кажется, не уточнил, где именно. Ладно, пускай это будет Кузнецкий Мост.

Другие работы автора:
+5
85
19:49
Ха))) у меня был здесь рассказ с таким же названием))))
20:30
+1
Надеюсь, что текст рассказа был другим) Иначе я испытаю невиданное смущение)
20:32
+1
Буквы те же.))) Ну… как ни странно и в смысле совпадения есть))))
Хороший рассказ. Грустный.
10:21
Спасибо) Надо теперь что-нибудь веселое написать))
11:06
+1
Если дочитать до самого конца, до самых последних слов, то понимаешь, что рассказ великолепен. Но у многих ли хватит терпения? Я вот Ваши работы очень люблю, только Вы их редко и мало выкладываете. Спасибо, в общем!
12:36
Спасибо большое Вам за такое повышенное внимание! За то, что редко выкладываю, искренне прошу прощения, но предпочитаю выкладывать рассказы на конкурсах ибо там обратная связь посильнее
12:16
+1
Очень трогательно вышло! Жалко главного героя
12:36
Спасибо за Ваши эмоции))
21:57
Очень чувственно и лирично. Прям, с любимыми не расставайтесь. Но и небольшая практичность имеется — снабжение идеями/сюжетами. Пе-ре-пле-те-но… Но (+).
Кстати, Вектор не совсем прав, меня захватило сразу.
17:08
Да мне и самому казалось, что начало скучновато. Рад, что это не так. Спасибо!
09:25
Сильно очень. Просто и сильно, я перечитала раза три и каждый раз что-то новое находила.
12:51
Отдельное спасибо Вам за каждое прочтение))
Загрузка...
Дарья Кулыгина №1