МЛП

Автор:
Green_tea
МЛП
Текст:

Рояль в кустах

Алексей Петрович, интеллигентный, среднего возраста, несколько седоватый, но еще весьма моложавый мужчина, принципиально не любил кошек. Не в том смысле, что не умел их готовить, а просто - недолюбливал. Считал, что от них только грязь и лишние хлопоты. Думал, что если завести кошку, то потом непременно привыкнешь к ней, привяжешься, и уже придется за нее переживать, «быть в ответе за того, кого приручил». А ведь известно, чем меньше привязанностей в жизни, тем легче жить. Поэтому-то он и не любил лишних привязанностей, они сковывали свободу, диктовали свои правила игры. А он предпочитал играть только по своим правилам…

В этот весенний вечер Алексей Петрович задержался на работе и, чтобы сократить путь домой, пошел напрямик через пустырь. У одной из куч с мусором увидел стайку подростков, которые восторженно и с азартом швыряли камни в какую-то мишень. Приглядевшись, он увидел маленького черного котенка, который был изрядно напуган и жалобно пищал. Совершенно не задумываясь о последствиях, повинуясь какой-то неведомой силе, Алексей ринулся на помощь беззащитному созданию, раскидал хулиганов и взял в руки этот теплый, пушистый и едва живой, черный как смоль, комочек.

Принес котенка домой, искупал его с шампунем, обработал ссадины йодом, благо был доктором. Жена тут же прибежала на невиданное зрелище. Как же, этот известный ненавистник всех кошек, ласково что-то приговаривая, поил молоком из блюдечка маленького черного котенка.

- И что это такое?

- Ты что, не видишь? Котенок.

- И что он будет здесь делать?

- Жить…

Котенок оказался мальчиком, сразу возник вопрос с именем. Посыпались предложения от жены и дочерей: Уголек, Пушок, Чертенок и другие в том же духе. Но все эти попытки обозвать его питомца Алексей Петрович бесцеремонно оборвал и сказал, что имя у котенка уже есть, и все должны называть его не иначе как Рояль.

- Поясняю тем, кто не понял. Как видите - он черный, пищит очень музыкально, а по грации я вижу в нем существо явно королевских кровей – вот вам и Рояль.

На этом все прения прекратились: Рояль, так Рояль.

Встреча

Счастье или муки адовы?
Будет что, не знаю, с нами…
Жизнь разбилась строго надвое,
После чуда, встречи с Вами…

Сначала эта встреча казалась ему совершенно случайной. Но это только на первый взгляд. Потом он стал думать иначе, здесь явно чувствовалась рука провидения. Посудите сами. Она жила в одной стране, а он в другой. Он должен был приехать в этот город зимой, но не захотел и не поехал. Она появилась в этом городе в конце зимы и поступила работать именно в ту компанию, с которой он только начал сотрудничать и получил приглашение приехать в головной офис для ознакомления с их продукцией. Как уже было сказано выше, зимой он не поехал и уже стал постепенно забывать о приглашении. А вот весной его вдруг как будто током ударило, и он лихорадочно засобирался в путь. Напомнил фирме о давнем приглашении, и оно было вновь с готовностью подтверждено. Мало того, менеджер компании, с которым он непосредственно контактировал, буквально накануне визита внезапно перешел работать в другую фирму. Но как человек порядочный, сообщил об этом заранее и просил не переживать, так как передаст гостя под опеку другому специалисту, некой симпатичной девушке. И вот они встретились. Она везет его на своей машине, они разговаривают ни о чем, он украдкой рассматривает ее. Он еще не понимает всей грандиозности события, просто смотрит, просто изучает…

Она о чем-то увлеченно рассказывает, смеется серебристым смехом, как маленький колокольчик. «Профиль твой триумф гармоний», у нее правильный точеный носик, верхняя губка вздернута и по-детски пухлая, завораживает и магнитом притягивает внимание. А родинка на правой щеке окончательно делает портрет неотразимым. Она зябко кутается в черный шарф с красной отделкой. Звонит мобильный телефон, она что-то отвечает, спрашивает, смеется. Включает навигатор, ссылаясь, что недавно в городе и еще плохо его знает, мило иронизирует по поводу его ошибок. Все ее движения необыкновенно элегантны и красивы. Грациозность гипнотизирует, она сродни грациозности пантеры. Сообщает, что много лет провела заграницей, сначала училась в английской школе, затем университет, работа. И только несколько месяцев назад вернулась в страну, приехала в этот город. Страстно хотела поступить на работу именно в эту компанию, и многое пришлось преодолеть, чтобы мечта сбылась. И когда казалось уже все потеряно, она вдруг получает долгожданное приглашение на собеседование…

Подъехали к высотному зданию, в недрах которого размещался офис этой известной компании. Она уверенно вела машину по лабиринтам подъездов к зданию и подвальных паркингов. Поставили машину, поднялись на первый этаж, пообедали в кафе. Перед тем как зайти в офис, предложила перекурить. Он не курил, стоял рядом, вдыхал сладкий, пьянящий дым и любовался спутницей. Она увлеченно рассказывала о компании, о своей жизни, о родственниках. Казалось, он внимал каждому слову, даже задавал заинтересованные вопросы, но на самом деле ничего не слышал и ничего не понимал. Вошли в офис и обосновались в комнате переговоров. Она с неподдельным энтузиазмом описывала все достоинства и преимущества продукции компании, показывала видео и слайды, а он неотрывно смотрел на нее. Он не верил своим глазам, ну неужели это возможно, ну неужели такие девушки бывают в реальной жизни? Несомненно, она пришелица из космоса, инопланетянка, по крайней мере, чужестранка и полностью оправдывает значение своего самого красивого женского имени… Ксения.

Наваждение

Врагу такой не пожелаю доли!
Я многих женщин в жизни знал и дев,
Но разве я кричал тогда от боли,
С мольбою руки к небу так воздев?

Через четыре дня его командировка закончилась, и они расстались. Он думал, что скоро забудет Ксению, как раньше забывал многих других. Однако неделя шла за неделей, месяц за месяцем, но ничего не забывалось. Напротив, не было дня, наверное, даже часа, чтобы он не вспоминал о ней. Чувства только крепли, захватывали целиком, заполняли каждую клеточку организма, парализовывали все мысли и волю…

Он писал ей почти каждый день трогательные электронные письма. Сначала ответы тоже были очень теплыми, сердечными и почти такими же частыми. Он помнит их все наизусть. Вот однажды она написала: «Какое сегодня замечательное утро - на улице светит солнце, пробок было мало, пришла в офис, а тут чудесное письмо от Вас! Чего можно еще желать?!».

Между ними за тысячи километров установилась какая-то мистическая связь. Он какими-то неведомыми путями ощущал ее, чувствовал настроение, старался уберечь от неприятностей. Ксения это тоже заметила и отметила в письме: «Кстати, о мистике... Вы вчера в Вашем письме первый раз за нашу переписку спросили, как я добралась до офиса... Вы как почувствовали, что именно вчера по пути в офис у меня случилась небольшая авария. Ничего страшного, слегка прижались друг к другу - на моей машине даже царапины нет, а на другой машине тоже только мелочь, но все же мистика!». Особенно теплые слова были в поздравительном письме ко дню его рождения: «Оставайтесь таким же великодушным, оптимистическим и очаровательным человеком!». Он радовался им как мальчишка, посчитав их лучшим подарком.

Он как будто физически ощущал перемещение электронных писем в пространстве. Его просто бросало в дрожь, когда после неотрывного в течение нескольких минут созерцания монитора, вдруг появлялось ее письмо. У него даже зародилась крамольная идея, что это именно под действием его мысли рождаются ее письма. Как же он жестоко ошибался…

Как-то на одной из деловых встреч познакомился с коллегой Ксении. Когда женщина услышала о нем, то обрадовалась и сказала, что хорошо знает доктора по рассказам Ксении, которая называла его не иначе как «мой любимый профессор». Это обрадовало и одновременно озадачило, он то думал, что об их «электронном» романе никому неизвестно.

В разгар этих событий ему пришлось ехать в командировку в древний азиатский город. Здесь, во время экскурсии, оказался в одном из многочисленных мавзолеев. Там растет святое дерево, на ветви которого паломники и туристы привязывают ленточки и загадывают желания, и они, по слухам, часто сбываются. Но после того, как желание сбудется, надо обязательно вернуться и отвязать свою ленточку. Он тоже загадал желание и подробно описал Ксении свое путешествие. Только не сообщил о сути своего желания, ведь даже ему оно показалось дерзким. Он сам себе удивлялся, что занимается такими вещами. Ну что ж, ему это было простительно, ведь всем хорошо известно, что у влюбленных крыша нередко едет. Однако у него она уж очень сильно поехала… Он практически забросил работу, свои научные изыскания, зато вдруг вспомнил увлечения далекой юности и вновь начал сочинять стихи. Благо, у него теперь появилась своя замечательная муза и неиссякаемая тема – это неизбывное наваждение, его бесконечная и может быть, последняя настоящая любовь...

Последнее письмо

И вот, надежды все оставив,
И красной обвязав тесьмой,
Сегодня Вам я вновь отправил,
Свое последнее письмо…

Это наваждение было сродни наркотическому дурману. Он жил лишь когда видел ее, да когда получал от нее письмо. Он ждал ее писем, как наркоман – очередной дозы. «Ну что за напасть такая, - сокрушался он, - столько лет жил спокойно и безмятежно и на тебе. Влюбился, как какой-нибудь прыщавый юнец». Умом он, конечно, понимал, что перспектив у этой любви практически никаких. И то сказать, он старше ее почти вдвое, его старшая дочь старше Ксении на два года, а младшая – младше тоже на два года. Иногда, мысленно, он называл ее «моя средняя дочь». Он счастлив в браке и разводиться, естественно, не собирался. Самое главное, он искренне желал Ксении только счастья, настоящего женского счастья, чтобы она удачно вышла замуж и родила любимому мужу детей, столько, сколько они пожелают. Поэтому он ничего ей не обещал, писал дружеские письма и лишь между строк отваживался намекать на свое истинное отношение к ней. Зато в своих стихах, которые он прикреплял к письмам, он уж давал волю чувствам, в тонкостях описывая все свои любовные переживания. Он справедливо полагал, что у поэзии свои законы, и после написания стихи уже, как бы, и не принадлежать автору, и все написанное в них существует само по себе.

Он не раз делал попытки покончить с этим наваждением, прекратить все контакты, переписку и телефонные звонки. Но как алкоголик, после длительного воздержания вновь и вновь срывался в «запой», опять начинал писать письма и звонить по телефону.

У Ксении тоже, по-видимому, были подобные переживания, потому что письма от нее приходили все реже и реже. Пока в один прекрасный (точнее ужасный) день она совсем не исчезла. Как потом ему удалось выяснить, она скоропалительно уволилась из компании по причине выхода замуж за иностранца и последующего за этим отъезда заграницу. Естественно, единственные ниточки, связывающие его с ней - корпоративные электронная почта и мобильный телефон, оказались оборваны. Все, финита ля комедия! Сбылась мечта идиота, и можно считать себя свободным. А вот радости не было, как не было и свободы… А была только боль в сердце и горечь в душе… И все также он каждый день думал о ней и мечтал о встрече…Но как ее найти, как встретиться с ней? Он не мог ума не приложить… Оставалось надеяться только на чудо, на какой-нибудь счастливый зигзаг судьбы. В конце концов, их встреча наверняка явилась промыслом провидения. Так пусть оно и расхлебывает эту кашу, которую само и заварило… Хотя, в глубине души он был искренне признателен тому же проведению за то, что в его жизни случилась эта чудесная, необыкновенная встреча. Ведь благодаря именно Ксении он как будто заново родился, очнулся от тяжелого сна обыденности и рутины, вдохнул жизнь полной грудью…

Рояль раскрывает свои секреты

Котенок рос не по дням, а по часам, постепенно превращаясь в роскошного, блестящего, антрацито-черного красавца. Очень выразительны были его изумрудно-зеленые глаза, пронзительные, все понимающие и видящие все насквозь. Рояль признавал только Алексея Петровича. Особенно он любил, когда хозяин работал на компьютере. Тогда кот взбирался на стол и методично ходил по нему и по клавиатуре, внимательно посматривая то на монитор, то на Алексея Петровича. Создавалось впечатление, что он не просто так смотрит в монитор, а с полным пониманием того, что делает хозяин. Иногда кот смотрел на Петровича подбадривающее, мол, все ты правильно делаешь, дружище, а иногда - с некоторой досадой, или осуждением, типа, ну что ты там городишь, ну вообще ни в какие ворота… Хотя такой променад явно мешал Алексею Петровичу, но он не раздражался и не прогонял своего питомца. Наоборот, ему казалось, что животное действует на него успокаивающе и даже вдохновляюще.

Алексей Петрович все чаще ловил себя на мысли, что Рояль не совсем тот, за кого он себя выдает. Внимательно наблюдая за ним, он стал замечать интересные вещи. Оказывается, Рояль дружит с компьютерной мышкой. По вечерам, в те моменты, когда хозяина не было за компьютером, а последний оставался включенным, кот подходил к мышке, мигающей разноцветными огнями, ласково гладил ее лапой и приглушенно урчал, как будто что-то шептал ей на ушко. Кроме того, в отсутствии хозяина кот частенько ходил по клавиатуре, да не просто так, а как будто сознательно наступая на конкретные клавиши.

Иногда, когда у хозяина находилась свободная минутка, Рояль устраивался у него на коленях, и они беседовали. Ну, как беседовали… Алексей Петрович, ласково поглаживая кота по спине, что-нибудь ему рассказывал, сетовал на какие-то свои проблемы, а тот, урча от удовольствия, что-то сочувственно мяукал. При этом Петровичу казалось, что в этом мяуканье проскальзывали какие-то вполне членораздельные звуки и даже отдельные слова. «Фу ты, черт, - чертыхался он, - померещится же такое! Видимо, я совсем заработался», - думал Алексей Петрович, подозрительно поглядывая на кота.

Но все сомнения развеял случай. Однажды, уже где-то в конце декабря, Алексею Петровичу ночью приснился какой-то кошмар, и он внезапно проснулся и обрадовался тому, что это был всего лишь сон. И уже хотел было опять погрузиться в сладкую дрему, как неожиданно заметил мерцающий свет, пробивающийся через стеклянную дверь из соседней комнаты. «Что это? - Недоуменно подумал Петрович - Или я забыл выключить компьютер? Но он же автоматически отключается. Так кто же там?». Он тихо встал, стараясь не разбудить жену, осторожно подошел к двери и немного приоткрыл ее. Представшая перед ним картина повергла его в шок. Компьютер был включен, на столе стоял кот и что-то активно набирал на клавиатуре, виртуозно работая всеми четырьмя лапами и хвостом, а иногда, вероятно в особо сложных случаях, помогая мордочкой. При этом он еще что-то приглушенно урчал, подавая, по-видимому, голосом команды мышке, которая тоже работала, это было видно по ее самопроизвольным движениям.

Да, это надо было видеть! Понаблюдав несколько минут за этим шабашем, Петрович плотно притворил дверь в спальную и прошел в комнату. Компаньоны так были поглощены своим делом, что не сразу заметили хозяина, а когда заметили, то он уже стоял у них за спиной. Правда, в последний момент кот успел нажать на клавишу и свернуть окно.

- Что это такое?

Грозным шепотом спросил Петрович.

- Что, что, работаем мы…

Спокойно, как ни в чем, ни бывало, ответил кот хрипловато-дребезжащим, словно простуженным, голосом.

- Ну, ты и наглец!

Петрович старался говорить, как можно строже. При этом он отметил про себя, что данный инцидент не особенно его удивил, он давно уже ждал от своего кота нечто подобное.

- Слушай, Док. Раз ты уже все знаешь, давай поговорим серьезно, по-мужски.

- Давай

- Так вот. Я не простой кот, а представитель некой цивилизации черных котов, живущих в параллельном измерении. И не надо ухмыляться. Почему, например, у тех же пельменей может быть своя цивилизация, а у нас, таких замечательных, умных и красивых котов – нет? А ты никогда не задумывался, почему так не любят черных котов? Так вот, нас не любят не потому, что мы хуже других котов, а потому что мы лучше. Мы, можно сказать, среди котов белая кость, извини за каламбур.

- Да я, в принципе, не против. А почему же ты, пришелец из другой цивилизации, вдруг оказался на пустыре, совсем один и такой беззащитный? Где же были твои соплеменники?

- Не вопрос. Дело в том, что как раз над этим вашим распрекрасным пустырем периодически открывается коридор между нашими измерениями. Кстати таких мест на земле раз, два и - обчелся. Так вот, я с друзьями в своем измерении играл в догонялки рядом с этой прорехой в пространстве, а она возьми да раскройся, вот я и свалился через эту дыру на твой пустырь. Но сейчас - все нормально, со мной уже установили связь наши компетентные органы и теперь я здесь не просто так, не бью баклуши, а выполняю специальную секретную миссию. Но, об этом, давай не будем. Ты действительно совершил подвиг, и не спорь со мной. Ты спас меня от неминуемой гибели, и наше руководство решило тебя наградить. Как? Пока еще не решили. Есть несколько вариантов. Я, как раз сейчас, их и обсуждаю on line со своим региональным резидентом, а ты меня отвлекаешь.

- Ну, извини, брат. Я же не знал, чем ты здесь занимаешься. Но надеюсь, ты меня потом известишь о вашем решении?

- Само собой. Но у меня еще к тебе есть просьба. Не называй меня, пожалуйста, Рояль. Ну что у меня с ним общего? У нас даже количество ног разное.

- И как Вас теперь называть?

- РОял. А если коротко – просто Ро.

- Ну, как скажешь. Ладно, я пойду спать, а вы здесь особо не шумите. И еще, Ро, не хотелось бы, чтобы моя жена узнала о том, что ты говорящий.

- Аналогично.

Алексей Петрович направился в спальную, но, перед тем как затворить за собой дверь, он еще раз взглянул на сладкую парочку. Кот с мышкой вновь с головой погрузились в свою работу. «Ишь, как спелись, черти», - подумал он и улыбнулся…

Новогодний сюрприз

Так пусть уж все заветное случится!

Когда ж оставит наваждение меня?

А счастье, вдруг, еще к нам постучится,

И выпьем мы за встречу красного вина…

Тридцатого декабря Роял дождался, когда жена хозяина уснет, подошел к Петровичу и заговорил с ним шепотом.

- Послушай, Док. Решение принято. Мы хотим сделать тебе новогодний подарок, небольшое новогоднее путешествие. Мне кажется, оно тебе понравится.

- И что это за путешествие, куда?

- Но это же сюрприз!

- Хорошо, и что я должен делать?

- Слушай меня внимательно. Завтра ты должен ровно в одиннадцать часов утра быть на том самом пустыре, на котором мы встретились. В это время как раз откроется коридор между нашими измерениями, и можно будет очень быстро перемещаться из одной точки земли в другую. Путешествие твое будет продолжаться ровно сутки. В одиннадцать часов первого января ты должен будешь с точки прилета отправиться в обратный путь. И запомни, это никакое не волшебство, не чудо. Мы только создадим тебе определенные условия, а уж как ты ими воспользуешься, будет зависеть только от тебя. Форма одежды - парадная. И побрейся, пожалуйста. Да, и не забудь надушиться своим Фаренгейтом. Все остальные необходимые инструкции будешь получать через sms. Все ясно?

- А что я скажу жене? А как же работа?

- Жене скажешь, что у тебя внеочередное дежурство. Тем более, насколько я знаю, вы все равно собирались встречать Новый году у дочери. А с работой я улажу, не беспокойся.

- Раз так, я готов.

- Тогда открой мне дверь, у меня в городе есть еще кое какие дела. Ведь у нас, черных котов, сейчас начинается самая горячая пора.

Петрович открыл входную дверь, кот прошмыгнул в подъезд, взмахнув на прощанье хвостом.

Алексей Петрович пришел на пустырь без пяти одиннадцать, постоял, огляделся. Внезапно он почувствовал резкий порыв ветра, у него потемнело в глазах, и он словно куда-то провалился. А когда открыл глаза, то понял, что находится на какой-то площади в совсем другом городе. Но место было ему очень знакомо. Тут он заметил высокие столбы, со скульптурами сидящих на коленях мужчин. Ба, да это же Ницца, его любимый город! Площадь Массены. Он стал смотреть по сторонам, потом решил присесть на ближайшую скамейку. На скамейке сидела девушка, показавшаяся ему удивительно знакомой. Когда он подошел ближе, то остолбенел от неожиданности – это была его драгоценная, несравненная Ксения. Она его тоже узнала, встала и устремилась ему на встречу, они обнялись и обменялись поцелуями в щечку.

- Ксения, какими же судьбами Вы здесь?

- А Вы?

- Да вот решил встретить Новый год в своем любимом городе.

- А мы с мужем тоже приехали сюда встречать Новый год.

- А где же Ваш муж?

- Клауса срочно вызвали в Гамбург, там что-то с его мамой, но он обещал уже завтра вернуться.

- Ксения, мы с Вами знакомы уже полтора года, и я уже давно мечтаю выпить с Вами на брудершафт. Может, уже перейдем на ты, а выпьем позже?

- Давай, я согласна.

- Ксения, извини за нескромный вопрос. Ты счастлива?

- Да, я вполне счастлива. Клаус порядочный человек и очень любит меня.

- А ты? Любишь его?

- Не знаю. Наверное, люблю.

- Ксения, сегодня последний день старого года и возможно, мы уже никогда больше не увидимся. Давай говорить начистоту.

- Хорошо.

- Ксения, ты, наверное, знаешь, что я люблю тебя с того самого мгновения, как только увидел. И уже полтора года я ничего не могу поделать со своими чувствами. Это какое-то наваждение. Ты поистине роковая женщина…

- Знаю, ты мне тоже симпатичен.

- Я умом понимаю, что у нас, в общем-то, нет никакого общего будущего. Я не хочу портить тебе жизнь. Но сердце ничего не хочет понимать и не хочет тебя забывать. Я все время думаю, в чем же истинный смысл нашей встречи? Потому что я уверен, что она не была случайной. Но ничего путного не могу придумать. Если честно, то я хочу только одного, чтобы ты была счастлива. И я искренно рад, что ты вышла замуж, теперь у тебя будет нормальная семья, будут дети. А я буду только молиться за тебя.

- Ну, вот со счастьем, точнее, с детьми пока неувязка. Несколько лет назад я болела, у меня случилось какое-то осложнение, и врач сказал мне, что вероятно у меня уже никогда не будет детей. Когда я познакомилась с Клаусом, я хотела ему об этом рассказать, но все оттягивала, а потом уже стало поздно. Я постоянно корила себя за малодушие. Но вот на днях Клаус признался мне, что сам уже давно лечится от бесплодия, но безуспешно. Он предложил мне донорское экстракорпоральное оплодотворение. И вот я теперь ума не приложу, что же мне делать, как ему сказать, как жить дальше? А что ты скажешь? Ты ведь, как-никак, доктор, доктор медицинских наук, опять же - профессор.

Она замолчала и потом, почти шепотом, добавила:

- Мой любимый профессор…

- Да, вопрос не простой. Но в таких делах нельзя быть столь категоричным. Масса случаев, когда после вот такого приговора женщины успешно рожают. Еще не вечер. Я надеюсь, что все у тебя будет хорошо.

- Ну, ладно, что мы все о грустном. День-то какой сегодня замечательный, а через считанные часы наступит уже Новый год. Может, прогуляемся по городу, по набережной? Ты хорошо город знаешь?

- Конечно. Я тебе с удовольствием покажу мою Ниццу.

Ночь Клеопатры

Я бы выпил Вас всю без остатка,
И до самых познал бы ногтей…
Я б молился за Вас там украдкой,
От дурных заслоняя вестей…

Прогулка продолжалась уже добрых два часа. А когда Алексей с Ксенией стали подыскивать себе место, где бы им пообедать, раздался сигнал телефона, извещавший о поступлении sms. Она была следующего содержания:

«Как прогулка? Наверное, уже устали? Приглашаю вас на обед в отель Негреско. На ресепшене спросите господина Рояла. Вам все скажут. Приятного отдыха. Ваш R.».

Этот фешенебельный отель располагался как раз на Английской набережной, напротив Бухты Ангелов. Они зашли внутрь, где им сообщили, что господин Роял уже их ждет и в сопровождении служащего отеля они поднялись на лифте на третий этаж и подошли к номеру 327. Сопровождающий открыл перед ними дверь и предложил войти, известив, что господин Роял просил не беспокоиться и начинать без него.

Номер поражал своей роскошью, был обставлен мебелью в стиле арт-деко. Состоял из гостиной и спальной комнаты с огромной кроватью, изголовье которой было выполнено в виде огромной фиолетовой бабочки. Из больших окон, украшенных шелковыми шторами, открывался чудесный вид на Бухту Ангелов. В гостиной большой стол был уже накрыт на две персоны и уставлен различными яствами, в том числе и так любимыми Ксенией морепродуктами. В ведерке со льдом охлаждалось шампанское Дом Периньон, в изящной китайской фарфоровой вазе благоухал огромный букет свежайших бордовых роз. На туалетном столике лежала красочная поздравительная открытка и две ювелирные коробочки. На одной из них было написано «Для Ксении», на другой – «Для Дока». В первой коробочке находился гранатовый кулон в виде подковки и с латинской буквой R, а во-второй – зажим для галстука, инкрустированный гранатами, также в виде подковки и с той же буквой R. Алексей открыл поздравительную открытку, где красивым готическим шрифтом было написано:

«Дорогие мои Ксения и Док! Поздравляю вас с Новым годом! Примите от меня эти скромные сувениры. Это настоящий чешский гранат, оберег для путешественников, чтобы вы, где бы не находились, всегда благополучно возвращались домой. Желаю вам удачи, счастья и любви! Целую и обнимаю, всегда ваш, Роял.»

- Кто такой этот таинственный Роял? Твой близкий друг?

- Да, можно сказать и так. Когда-то я оказал ему небольшую услугу, а пациент оказался на редкость благодарным. Ну, так что, проводим старый год?

- Уже давно пора.

Алексей с громким хлопком открыл шампанское и наполнил им хрустальные фужеры.

- Дорогая, моя любимая Ксения, давай выпьем за нас, до дна и на брудершафт.

- За нас!

Они выпили и поцеловались в губы. Первый раз за все время их знакомства. Он с плохо скрываемой дрожью в голосе, заикаясь, спросил:

- М-м-ожно, я еще раз тебя п-п-поцелую, что-то я не совсем р-р-распробовал…

Ксения стояла молча, лишь слегка прикрыла своими шелковистыми ресницами глаза. Ее пухлые, как у ребенка, с перламутровым блеском губы призывно алели в возбуждающем свете свечей. Он крепко ее обнял, поцеловал, потом бережно взял на руки и, не переставая целовать, отнес в спальную комнату на кровать. Захваченные взаимной страстью, лихорадочно помогая друг другу, они разделись и сплелись в жарких объятиях…

В эту ночь они оба были неутомимы. Словно пилигримы, долго плутавшие по пустыне и вдруг неожиданно наткнувшиеся на животворный источник, никак не могли утолить свою жажду, напиться и насытиться друг другом. Прерываясь лишь на краткие мгновения, чтобы выпить глоток шампанского, съесть пару устриц, они чуть не упустили приход Нового года. За окном, выходящим на Английскую набережную, послышались гудки многочисленных машин, радостные крики, небо озарилось праздничным салютом. Закутавшись в пледы, они вышли на балкон. Зрелище было фантастическим. Яркие, разноцветные лучи прожекторов освещали Лазурый берег с пальмами и многочисленными кафе и темную гладь моря. Вся набережная была заполнена шумными группами веселых, красочно одетых людей, играла бравурная музыка. Ксения смотрела во все глаза на это море веселья и улыбалась:

- Я еще никогда так не встречала Новый год.

- Я тоже…

Алексей принес бокалы с шампанским, они еще раз выпили за Новый год, и он вновь с нетерпением увлек ее в спальную. Они опять утонули в бездонном омуте любви.

Только уже перед самым рассветом они немного задремали, обнявшись и прижавшись друг к другу.

Утром он открыл глаза и увидел нагую Ксению, которая стояла у окна и задумчиво курила. Он не мог оторвать от нее глаз, до чего же она была восхитительна, как была прекрасно сложена, чистая богиня. Желание овладеть ею вновь захватило его, и он еле сдержался…

Живописца любого Вы восхитите!
Встреча та с Вами - неслыханный дар!
Я красавицу в Вас узнаю Нефертити,
Нахожу Клеопатру и Жанну Д’Арк…

- Ксенечка, как же я теперь понимаю тех чудаков, которые готовы были лишиться головы за ночь с Клеопатрой.

- Что, и ты бы согласился лишиться головы?

- А ведь я ее уже лишился, полтора года назад…

После завтрака, доставленного им в номер, пришла пора расставаться. Они вышли из отеля. Накрапывал мелкий грустный дождик, как будто сама природа горевала над их расставанием.

- Алексей, мне уже надо спешить, Клаус обещал сегодня вернуться. Я не хочу, чтобы ты провожал меня до гостиницы, давай здесь и попрощаемся.

- Хорошо, как скажешь. Конечно, будь моя воля, я бы никогда с тобой не расставался, ходил бы по пятам, как верный пес…

Она стояла молча и слезы неудержимо катились по ее нежным атласным щечкам, она пыталась вытереть их платком, а они все катились и катились. Он взял у нее платок и сам попробовал вытереть. Потом сунул его в карман и стал лихорадочно целовать ее лицо, ловя слезы губами. Их солено-сладкий вкус так бередил душу, что и он тоже чуть не расплакался, и с трудом взял себя в руки.

- Ну, что ты, Ксенечка, милая, успокойся, все будет хорошо. Мы с тобой так прекрасно встретили Новый год, и теперь весь год для нас будет прекрасным. По другому просто быть не может! Поверь мне, я же тебя никогда не обманывал.

Ксения улыбнулась сквозь слезы, и словно солнце блеснуло во время дождя. Они поцеловались.

- Ну, я пошла.

- Мне тоже пора.

- Прошу тебя, только не оглядывайся, иначе мы никогда больше не встретимся.

- Хорошо, моя милая. Только ты помни, что я тебя люблю, и буду любить всегда!

Они пошли не оглядываясь, каждый в свою сторону…

Алексей посмотрел на часы, у него оставалась в запасе только десять минут, он ускорил шаг и ровно в одиннадцать уже был на площади Массена, у знакомого столба с истуканом. Подул холодный ветер, и Алексей опять как будто куда-то провалился…

Рояль почти не виден

Алексей Петрович вновь очутился на том самом пустыре, с которого и отправился на рандеву к Ксении. Он шел, не замечая дороги, и все не мог понять, наяву ли было это чудесное свидание или оно ему только привиделось. Дома было пусто. Жена еще не вернулась от дочери после встречи Нового года. Рояля, почему-то тоже не было. Заверещал мобильник, извещая об очередной sms. Там значилось: «Я надеюсь, что тебе понравился мой сюрприз. За сим прощаюсь, дела. Может когда и свидимся. Твой R».

Засовывая телефон в карман, Алексей Петрович почувствовал что-то мягкое и влажное. Это оказался платок Ксении, который он сунул себе в карман после того, как вытер ее слезы. Он поднес его к лицу и ощутил пьянящий запах Ксении, аромат ее духов. Опять его захлестнула лавина чувств, волшебные воспоминания минувшей ночи. Он развернул платок и увидел в углу три вышитые разноцветные буквы МЛП. «Мой любимый профессор», - расшифровал Алексей Петрович. «И все-таки это было, и все-таки она меня любит!» - радостно воскликнул Алексей Петрович и тотчас же подумал: «Надо будет обязательно съездить в тот азиатский город, отвязать ленточку с дерева желаний» …

Между тем рутина жизни брала свое. Дни шли за днями, недели за неделями. Но Алексей Петрович каждый день с трепетом и наслаждением вспоминал Ксению, их новогоднее свидание. Известий от нее с тех пор больше не было, Рояль тоже не объявлялся… «Бросили все меня…» - горестно вздыхал профессор. Но сладкие воспоминания придавали силы, заставляли жить, превращались в стихотворные строчки…

Где-то в первых числах сентября Алексей Петрович получил неожиданную sms, она гласила: «Поздравляю с рождением сына, назвали Алексом. Твой R.». Жизнь продолжалась…

Иллюстрация: Ницца, Площадь Массены, фото автора

0
160
Zinaida
10:12
+1
Очень занимательно и романтично. Чёрные коты, они такие — загадочные и мистические.
12:32
Zinaida, спасибо! Да уж… Кстати, черные коты встречаются у меня во многих рассказах, но как они туда попадают — ума не приложу.))
Загрузка...
Александра Черчень №1