Лило 25

Автор:
Владимир
Лило 25
Текст:

Лило 25

Леон

В квартире было чисто. Развеянный хаос, видимо недооценил возможности новой гости, бесследно сгинув за неполноценные сутки. Вместе с ним исчез и неприятный запах грязного постельного белья, уступив пальму первенства запаху жареного мяса.

Он посмотрел на Лило. Она была тут, в прихожей, стояла возле стены и мило улыбалась, ожидая заслуженных объятий. Прижав хрупкую фигуру к груди, он ощутил мягкое женское тепло и учащенный стук. Природная сердечная мелодия играла тихо и чарующе, словно просила прислушаться и осознать, всю глубину мудрого исполненья.

— Почему ты так долго?

— Строю планы на побег.

— Получается?

— Получается, но в принципе я больше решаю другую проблему, надо ли мне вообще куда-то с тобой бежать. Может, если я тебя пну под задницу на улицу, это будет не так уж и плохо.

— Я тебе мясо приготовила.

— Хитрюшка.

— Вкусное.

— Я же говорю хитрюшка.

— С кровью, как ты любишь.

— А как ты узнала?

— Ты же сам мне говорил.

— Прости, просто я когда тебя вижу, то забываю обо всём на свете.

— Давай раздевайся и проходи есть.

Дмитрий снял одежду и прошёл на кухню. На столе лежал неплохой говяжий кусок, хлеб и обычный огуречно-помидорный салат, приправленный майонезом. Пристально осмотрев приборы, Дмитрий отрезал небольшой мясной кусок и очень медленно прожевал. Это было действительно вкусно.

Когда желудок избавился от ноющей пустоты, мрачный реальный мир немного изменился, расправив задние скомканные крылья. Возникли любовные мысли, плотское влечение, привлекательные образы. Все это так сильно перемешалось, что в итоге вылилось в простое человеческое чувство, больше известное как страсть. Дмитрий протянул руку и коснулся её шеи, щеки, лба. Лило, не сопротивлялась, она вообще мало сопротивлялась при подобном, нежном подходе. В итоге, показательные ласки прошли достаточно успешно и после их окончания яркая холодная луна, смогла снова увидеть две обнаженные фигуры.

Сердца как всегда, брали свой природный спринт, и как обычно они не пытались обогнать, они хотели лишь быстроты и достойного исполнения, а не глупых гонок наперегонки. Ритмичное вдохновение, вот что было самым главным в этом скоростном забеге, когда один ступает вровень второму, ощущая одновременность движений. Это пылкое состязание было простым и красивым, виртуозно исполненное обоими участниками.

Закончив с обязательной программой, оба влюбленных слегка успокоились, использовав полученный перерыв для привычного созерцания ночного светила. Это было одно из их любимых занятий, оно всегда приносило обильные фантазийные плоды. После того как луна скрылась из виду, Дмитрий повернулся к Лило, жажда нежного поцелуя возникла спонтанно, поэтому он не смог ничего противопоставить.

Она спала. В ночном лунном безмолвии, её природное очарование приобретало дополнительную силу, разрушая великое чувство самосохранения и наводя на странную мысль о двоедушие. Представленное двоедушие существенно отличалось от привычного сочетания добра и зла, представляя из себя идею о том, что его душа была поделена две равные половинки, каждая из которых жаждала воссоединиться. Исходя из этого фантазии, получалось, что смерть не препятствие, а лишь долгожданный выход.

Поймав себя на смерти, Дмитрий невольно представил красивый пейзаж и волнующий, холодный, блуждающий ветер. Вся эта последовательность мыслей, была повторна и предсказуема, он не раз прогонял её в такие полнолунные ночи, предаваясь вольными размышлениям о собственном конце.

Дмитрий посмотрел на стекло, стремительные лица дождя были любопытны и навязчивы, они разбивались о невидимую преграду, стараясь заглянуть за отведенные судьбою рамки. Их короткая жизнь была не самым лучшим примером, для отчаявшихся людей, но это наоборот, только украшало их.

Он подошёл к окну и открыл его. Ночной дождь требовал быстрых, безрассудных решений, ведь он взывал к отчаянным, отчаявшимся людям, которых покинул безмятежный сон. Дмитрий сделал глубокий вдох и выдох, душевность этого воздуха была настолько могучей, что даже он ощутил её. Подойдя к перилам, он подставил лицо и принял холодный, влажный душ, смывший последние разумные участки.

Дальше было просто, ведь только так и творится всё гениальное. Легким движением руки, он разбудил Лило и вкратце пояснил простой и надежный план, первая часть которого начиналась с того, что они должны немедленно одеться. После того как на изящном женском теле появилась одежда, а в спонтанном объяснении пошла вторая часть, в её глазах, проявилась некая хладнокровная фаталистичность, придавшая особенное очарование, этому хрупкому существу.

Дмитрий замолчал. Мысль о том, чем он сейчас рискует, остановилась, растаяв перед робким отчаянием девушки. Она была готова на всё, в её понимании любви, границ для жертв, просто не существовало. Ни чуждый мир, ни внезапная смерть, ничто не могло испугать или остановить её. Он нежно погладил её щеку, нежный бархат был как всегда приятен.

Закончив с приятными ласками, Дмитрий взял небольшую сумку, кинул туда пару летних вещей, деньги и кассету с фильмом «Леон», так как они оба любили романтичные, взывающие к глубоким чувствам драмы. Закрыв двери на несколько оборотов ключа, он невольно посмотрел на пальцы, они дрожали, это было довольно редкое явление, особенно в последние годы.

Спустившись вниз, Дмитрий проводил Лило до портальной после чего запер двери на ключ, это будет последняя комната, куда он пойдет после установки всех бомб. Дальше было сложнее, минирование проходило очень медленно, так как Дмитрий крайне неохотно постигал азы подрывного дела. Потратив около двадцати минут на закладку всей аппаратуры, он вытер пот и вернулся к любимой.

Лило, смотрелась в зеркало. Большое, цельное, монументальное, оно влекло её, завораживало и околдовывало, словно мотылька летевшего на свет. Она даже не расслышала его шагов, всецело погрузившись в глубокое созерцание отраженного мира. Поддавшись мимолетному искушению испуга, Дмитрий тихо подкрался, и резко коснувшись маленьких плеч, присвистнул. Лило, вздрогнула, мелко, испуганно, совершенно не защищаясь, полностью отдавшись в страшные неведомые руки.

— Прости — он нежно подхватил её — я не хотел тебя напугать.

— Ты меня обманываешь, ты только этого и хотел.

— Да согласен, я хотел тебя напугать. Но это так подготовка. Впереди нас ждут еще большие неприятности.

— Какие?

— Нам надо будет заново обустраивать нашу жизнь.

— Ничего я справлюсь.

— Я знаю человечек, я знаю, что ты справишься, и я помогу тебе в этом, я уже заминировал этот подвал, так что моя помощь будет очень даже ощутима.

— А дом провалиться?

— Ты хочешь, чтобы и дом провалился?

— Нет, наоборот не хочу.

— Я не думаю, что дом провалиться, этот подвал был построен очень дальновидными людьми, так что вряд ли дом провалиться. Больше того, по моим скромным предположениям, даже эти стены не обрушаться.

— Только оборудование.

— Только оборудование.

— Значит, они могут всё восстановить и вернуться за нами.

— Могут, но после взрыва это будет второстепенная задача, на реализацию которой уйдёт слишком много времени. Вполне возможно, мы успеем не раз состариться и умереть.

— Ты взял свои волшебные таблетки?

— Нет, я ничего не взял, зачем портить славные дни, ты так не считаешь?

— Считаю — она нежно прижалась к его плечу — просто мне страшно, хотя я и понимаю что единственно верное решение.

— Ты у меня умничка.

— Самая красивая?

— Единственная и неповторимая.

— А еще.

— Добрая, обаятельная, исключительная, богиняподобная, потрясающая, воздушная, ну ты понимаешь.

— Не совсем.

— Хитрюшка — он нежно потрепал её по голове — я знаю все твои ходы.

— А какое кино ты выбрал?

— «Леон».

— Мы превратимся в цветки, которые никто не найдёт?

— Вечно ты всё портишь. Неужели тебе не нравится Франция, Париж?

— Нравится, просто в фильме он превратился в цветок, значит и мы должны.

— Никто ни во что не превратится, останемся людьми.

— А ты французский знаешь?

— Да.

— Значит, ты будешь меня учить. Давно хотела обучиться этому языку.

— Можно и обучиться. Я думаю, что за пару лет ты его освоишь.

— А где мы будем жить.

— Слишком много вопросов, я не знаю, где мы будем жить, но на первое время денег нам хватит. К тому же качество моих знаний, позволяет ориентироваться на приличную работу.

— Работа. Дом. Семья. Неужели это реально.

— Вполне реально, только я в этом тоже сомневаюсь.

— Вот, вот, вот.

— Подойди лучше вот к той клавиатуре и нажми большую толстую кнопку — он указал рукой, точное расположение клавиши.

— Готово.

Привычное для одних, это зеркальное перевоплощение было целым событием для других. Дмитрий с интересом наблюдал за её реакцией, ведь для этой девушки это было новым, еще не виданным чудом.

— Да уж, — не отрывая взгляда прошептала Лило — наверно так себя и ощущала Алиса.

— Мне не нравится это имя.

— Зато мне нравится.

— Какие незнакомые нотки. Значит мое предположение верно.

— Предположение?

— Да предположение. Видишь ли, в этой кино реальности, мы как бы меняемся, но увы, это не у всех. Такие цельные товарищи, как Плеханов или Брутальный, изменениям не подвержены, а вот ты или Травкин, очень даже. В основном меняются те, у кого в реальной жизни присутствует некое раздвоение личности.

— А ты?

— Я о себе вообще молчу.

— А ты не молчи.

— Смотри — он показал на зеркало, портал открылся.

— Выходит я неуравновешенная.

— Это заблуждение, раздвоение личности бывает разным, да и проходит по-разному, но опять же это только теория. В нашем коллективе, слишком мало людей с раздвоенным сознанием, только я и Травкин.

— Я давно знала, что ты псих.

— Зараза — Дмитрий подошёл к ней, обхватил за талию и подведя к порталу, вытолкнул на небольшую зеленую лужайку, куда в дальнейшем приземлилась и сумка. На последней бомбе, которую он прикрепил непосредственно к порталу, он поставил самый маленький заряд, хотя этот взрыв был самым важным из всех.

Встав перед исчезнувшим зеркалом, он молча обернулся, на столь привычные стены. Он никогда не сможет забыть этот мир, тут прошло его детство, сознательная юность. Здесь он встретил первую любовь и первых друзей, здесь он познакомился с Аристократом. Здесь он получил большие возможности, затем породившие большие желания. Здесь останутся его родители.

Неожиданный звук из двери, отвлек его внимание. Он вышел в коридор. В конце, из открывающихся дверей выходили Диана, Плеханов и Травкин, точнее не выходили, а выбегали, сразу же обозначив цель. Этой целью был он, все трое смотрели только вперед, они знали, где и кого искать. Первым закричал Игорь, но Дмитрий быстро закрыл двери и быстро нажал на детонаторы первых двух бомб. Взрыва не произошло.

Он посмотрел в портал. Лило, безмятежно прогуливалась по лужайке. Она еще не посмотрела в его сторону, она еще не знала о его проблемах. Он подошел к порталу, если последняя бомба также была испорчена, то единственный способ закрыть проход — это из фильма повредить аппаратуру. Хотя с другой стороны, что им помешало бы снова вставить кассету или просто уничтожить её. Дмитрий посмотрел на дверь, времени на раздумья оставалось мало.

Понимая что медлить нельзя, он повернулся к её изображению, следовало войти так, чтобы он мог выдернуть несколько проводов, это их задержит, пусть ненадолго, но задержит. Жалко вот руку придется тут оставить,, но ничего наверняка поблизости от высадки окажется аптека.

Дальше был мощный взрыв, взрывная волна которого, снесла с петель двери, которые в свою очередь сбили его. Падая, он не увидел белый свет, он увидел только большие, наполненные ужасом глаза, перед которыми исчезал портал.
Другие работы автора:
0
37
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Зеркала №1