Трилогия времени: Плетение

Автор:
Рыжиковна
Трилогия времени: Плетение
Аннотация:
Первый рассказ о семье путешественников во времени, вошедший в цикл.
Лайонелл и Мира трепетно любят друг друга, но связанные единым договором с Бюро времени, вынуждены трудиться бок о бок. Это ли не прекрасно?
Продолжение -> "Трилогия времени: Снежный шар".
Иллюстратор - Дарья Дворцова.
Текст:

Ни одна мысль в голове человека не рождается сама по себе. К ней ведут события, поступки окружающих и совершенно незнакомых людей. Даже тех, кого он видит впервые и, казалось бы, мог забыть их образы уже на следующее утро. Так, правда, случается. Мы наблюдаем слишком часто, запертые в рамки обстоятельств, собственных надуманных страхов и писем. Варьируем, кружим, обходим, ищем себя и сравниваем. Мы живем.

Общество и время объединяют одни и те же нити. Кто-то путается в одном. Кто-то – в другом. Кто-то боится всего. Но есть люди, которые по долгу призрачности своей службы умеют распутывать узлы в обоих случаях.

И такое случается…

- Ты снова следишь за мной? – он недовольно опустил раскрытую газету, украдкой посмотрев на молодого человека, сидевшего через несколько столиков от него. – Мы же договаривались.

- Это ты сам с собой договорился, - собеседница, несколько минут назад севшая напротив, расправляла пышный подол юбки у себя на коленях. – Я соскучилась, - её взгляд цвета лесных туманов пригвоздил бы любого к стене, но не его.

- Что ты хочешь, женщина? - золотисто-синие глаза, смотревшие на неё из-под ранее нахмуренных бровей, теперь сияли теплом под опекой двух ровных полумесяцев.

- Вчера в две тысячи пятнадцатом я видела нас троих в саду, - она мечтательно закатила глаза к небу. Почти невесомая шляпка, прикрепленная к её волосам двумя булавками, слегка наклонилась влево. – Мы сажали кусты жасмина. Ты ворчал, что его запах будет смешиваться с запахом сирени, и толк эта затея не имеет.

- Сирень ты посадила годом раньше, - мужчина вернулся к чтению.

- Снова тебя не послушалась, - Мира смотрела на его руки. Сильные и заботливые. Она знает их тепло. И каждый раз узнает его будто бы заново. – На прошлой неделе, когда я и Аннелира гуляли в парке, ты следил за нами, - она лукаво улыбалась. – Позавчера я столкнулась с тобой в две тысячи восемнадцатом. Ты… Скучаешь, - он перевернул страницу. – Лайонелл, поговори со мной.

- Ты нарушила наш уговор, - пропел он, по-прежнему не отрываясь от заголовков газет.

- Мне надоело не совпадать с тобой, - ровным голосом женщина защищала себя. – С тех самых пор, как мы подписали контракт, нас будто растаскивает друг от друга время, и я…

- Я просил, - голос его стал грубее. – Тебя. Не делать этого, - она умолкла. - Мы творим судьбы, как ты не понимаешь? – её супруг отложил газету. – Даже эта встреча рождает расходящиеся круги на поверхности. Ты снова не встретилась с нужным человеком в указанное время. Пропустила, упустила. И так, как мы повязаны контрактом, то это повесят на меня.

- Тебе не известны мои маршруты, - обижено приняв его правоту, ответила Мира. – К тому же я выполняю все в срок, четко следуя инструкциям.

Он не ответил. И его молчание было сродни наказанию. Она ждала. Ждала ещё. Но её будто бы здесь и не было. Мира попыталась отвлечься на своих кружевных перчатках, да в один момент её укололо происходящее, и она сдернула их со своих пальцев.

- В этом времени молодой женщине не положено сидеть в обществе мужчины, не прикрывая белые кисти рук, - Лайонелл слегка улыбнулся, наблюдая за тем, как напротив него успокаивалась так и не родившаяся буря.

- Правило не действует, если молодая женщина и мужчина состоят в едином браке, - мягким сдержанным голосом парировала Мира.

- Об этом никто не знает. На нас не отпечатаны факты принадлежности друг к другу.

- Тогда плевать, - скорчила она гримасу. - Возможно, сейчас родился феминизм.

После мгновения тишины между ними раздался бархатный с легкой хрипотцой смех Лайонелла. Женщина выдохнула и улыбнулась, скосив глаза на юношу, который был явно действующим узлом в задании её супруга.

Молодой человек следил за ними до момента этого легкого взгляда рыжей особы. Но как только их глаза встретились, он покраснел, трясущимися руками собрал свои вещи, среди которых была толстая книга в кожаном переплете, пара тетрадей без обложек, несколько карандашей, и, поднявшись из-за стола, пошел прочь с террасы. На выходе он столкнулся с девушкой, запинаясь, рассыпался в медленных извинениях, и окончательно скрылся из виду.

«Он не так и запутан. Только боится внимания женщин. Внешне совершенно не подходит под направляющий тип», - Мира мысленно возвращалась за свой стол. Когда она обратила внимание на Лайонелла, он увидел пустующее теперь место, где минутой ранее сидел его узел.

- Зачем ты посмотрела на него? – резко, как пощечина, прозвучали слова.

- Я… - удивление. – Люди смотрят по сторонам. Это… Нормально.

- Он пугливый как оленёнок, на которого дома устраивается ежедневная охота собственной матерью! – буря теперь поднималась по ту сторону круглого стола. – О, боги - если вас этот мир уже придумал – мне же придется ждать его здесь ещё неделю. Я не могу в этом случае делать ещё одну временную петлю. Ми-и-ира.

- Подождём, значит, вместе, - понимая, что ответ никого не обнадежит, все-таки ответила женщина.

- «Подождём», - приглаживая волосы, спросил он. - На кого ты оставила ребёнка в этот раз?

- Предоставила себе бесценный опыт, - Мира путано попыталась избавиться от вопроса, смотря на лацканы своего супруга. – Перенесла в тринадцатый год.

- Хотя бы не превысила предел личных перемещений.

Женщина, прикрыв глаза, мягко улыбнулась, вспомнив свою первую ошибку с личным лимитом маршрутов. Бюрократия, процветающая в агентстве, в такие моменты становится весьма жестокой, и требует подписания документов не только в пространственных пределах, но и во временных, включая заверения объяснительных записок у нотариусов шестнадцатого века. Это было поистине забавное действо, учитывая легкое противоречие по части общих правил. Впрочем, подобное наказание напрочь выбивает желание ослушаться.

- П-простите, я… - пара подняла глаза на застенчивого юношу, выбежавшего с террасы кафе несколько минут назад. - Я н-не хотел напугать Вас своей реакцией, леди, - он смотрел в глаза Миры, тщательно подбирая слова. - Мне, право, неловко.

- Что Вы хотели? – по праву первым спросил Лайонелла.

- Мне только хотелось Вам преподнести вот это, - кажется, сидящего за столом мужчину никто не замечал, и его это начинало злить, но вида он не подал. – Прошу прощ… прощения заранее, если мой набросок Вам не придется по вкусу.

Молодой человек протянул Мире фарфоровое блюдце, на котором под гнетом кружки чая лежала салфетка и свернутый в два раза листок посеревшей бумаги. Когда он заметил её свободные от перчаток руки, юноша вздрогнул, и, придя в себя, посмотрел на Лайонелла, вопросительно следившего за каждым его движением.

- Извините мою навязчивость – озадаченное восклицание, с которым он и направился в сторону того же выхода.

- Подождите, - собрав множество юбок левой рукой, Мира вышла из-за стола.

- Что ты делаешь? – почти рыча, задал вопрос её супруг.

- Выполняю наше задание. Ты снова забыл прочесть условия мелким шрифтом? - и она легким шагом прошла за скромным юношей.

«Вот же упрямая. Хотел сам справиться. Конечно!»

– Постойте, пожалуйста, - сонную улицу разбудил легкий крик. Узел остановился, так и не обернувшись. Чай в кружке едва на расплескался на рисунок. - Простите, - мягко положив руку на его предплечье, улыбнулась женщина. – Имею я право узнать, как Вас зовут? – этот проницательный взгляд успокоил молодого человека.

- Бенедикт, леди, - испуганно глядел он на женские пальцы, прикасающиеся к нему так, что никогда не посмеют ранить.

- Бенедикт, - с улыбкой начала женщина. – Вы что-то хотели мне подарить, так ведь?

- Не знаю, имею ли я право на подобные подарки при вашем статусе, - он попытался отдать ей рисунок, но Мира остановила его.

- Попробуйте ещё раз.

- Извините? – щеки его налились румянцем.

- Я вернусь на своё место, а Вы подойдете снова к тому столу, и, следуя вполне нормальным правилам общества, вручите мне свою работу.

- О, это работой нельзя назвать, что Вы…

- Бенедикт, - она ласково улыбнулась. Наверное, впервые в жизни юноша ощутил тепло такого общения. Пусть оно даже и было совсем коротким.

- Да… Пожалуй. Нужно принести извинения Вашему спутнику.

- О-о-о, лишнее. Он этого страсть как не любит, поверьте, - женщина покачала головой. – Думаю, он уже не вспылит по такому случаю.

Мира дружески похлопала Бенедикта по плечу, что добавило ещё порцию румянца к его щекам, и направилась за стол к Лайонеллу.

- Ты снова чудишь, – недовольно прошипел мужчина.

- Тшш, он возвращается.

Спустя мгновения перед ними вновь появился молодой человек. На этот раз он обратился к главе стола.

- Прошу простить меня за то, что врываюсь в ход ваших бесед, но не сочтите ли Вы бестактностью и чрезмерной самоуверенностью мой подарок, который я хочу преподнести Вашей спутнице?

- Если Вы согласитесь разделить с нами ужин.

Бенедикт удивленно улыбнулся, и, отодвинув свободный стул, сел на него.

Почему-то ему хотелось доверять этим людям.

Июнь 2012

Другие работы автора:
0
144
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирина Коняева №1