ЭПОС

Автор:
Сарвин
ЭПОС
Аннотация:
Удивительные приключения Дедала.
Текст:

С утра позвонил гонец от Миноса. Этот звонок ни с каким другим не перепутаешь: наглый, требовательный, такой, что и мертвого разбудит. Дедал, шаркая босыми ногами по полу (от страха ступни пересохли), обреченно пошел открывать. В приоткрытую дверь сразу сунули официальный пергамент, который предписывал строго и неукоснительно явиться к Миносу во дворец.

«Да иду я, иду! Дайте хоть дверь-то закрыть» - ворчал Дедал, одевая сандалии.

Трясясь в прокуренной общественной рикше, Дедал всю дорогу люто ненавидел потных сограждан, навалившихся на него, но бережливость, доведённая до жадности, не позволяла ему шиковать в индивидуальной рикше и посему он терпел все прелести выбранной им поездки.

«Возле дворца!» - громко крикнул Дедал.

Кибитка резко притормозила, затем пробежала ещё несколько шагов и после серии рывков и подергиваний рабы все ж таки опустили её на землю и Дедал, грязно ругаясь на древнем наречии, полез к выходу. Прошагав в мрачных раздумьях до фигурной ограды, опоясывающей дворец, Дедал натолкнулся на охранника, который перегородил ему дорогу. Высокомерно сунув пергамент стражу в ярких доспехах, Дедал хотел продолжить движение, но страж жестом остановил его, начав с нарочитой внимательностью изучать документ. Делал спокойно ждал от охранника разрешения войти в парадную арку от которой словно артерии разбегались красные дорожки ведущие ко дворцу. Но охранник подозрительно смотрел на Дедала, снова читал его документы, морщил лоб, шевелил губами. Про себя Дедал решил, что страж вообще не умеет читать и только делает вид, что обучен грамоте, чтобы придать себе значимости, или хочет взять измором. Стоя на солнцепеке, Дедал перебрал в голове все известные ему ругательства, мысленно и очень жестоко надругался над охранником и теперь перешёл к перечислению всех богов греческого пантеона. На богине плодородия Деметре охранник наконец-то соблаговолил пропустить Дедала на территорию дворца. Радостно зашуршав сандалиями по красной гранитной крошке, рассыпанной и утрамбованной для удобства хождения, Дедал резво двигался к дворцу Миноса. Пока на его пути опять не появился другой страж королевской охраны, который потребовал документы. Получив разрешение, Дедал продолжил путь. Пройдя ещё немного, был остановлен и вновь с пристрастием проверен. На очередном, уже трудно сказать каком по счету охраннике, Дедал вскричал: « Да сколько же вас?!!»

И при этом очень театрально воздел руки к раскаленному небу.

«Нас легион, не менее!» - театрально ответил охранник, прячась в кружевной тени баобаба. Теперь Дедал начал перебирать скандинавских богов, придумывать ещё более изощренные пытки, в которых он истязал весь охранный легион, приправляя все это хитросконструированными ругательствами. В результате он даже придумал несколько новых матерных выражений. Солнце лизнуло тёплым лучом горную гряду и стало клониться к закату, чтобы спрятаться за волнистые вершины низкорослых гор. Цикады словно по взмаху невидимого дирижера дружно вступили, начав играть вечернюю симфонию. Ветерок принёс прохладу, и мир блаженно погрузился в таинственный сумрак. Тем временем Дедал, пройдя все мыслимые и немыслимые проверки, оказался возле рабочего кабинета Миноса. Огромные резные двери из красного дерева уходили ввысь, теряясь в колоннах и балюстрадах дворца, переплетаясь с изысканной роскошью и невообразимой пошлостью. На фоне их темно-бордового величия Дедал смотрелся жалким белым плевком морской чайки на гладкой поверхности изысканно инкрустированной двери. Собравшись с духом, Дедал постучал. На той стороне что-то глухо щелкнуло и огромная створка начала приоткрываться. Яркий свет осветил далеко не греческий анфас, а затем и отклонившийся от света профиль зажмурившегося Дедала. Приоткрыв глаз, Дедал увидел, что перед ним стоит слуга с ярко светящимся фонарем и глупым выражением лица. Натренированным жестом Дедал подал ему документы, слуга кисло улыбнулся, отклоняя рукой пергамент и чинно поправив белую шапку парика громогласно объявил: «Вас ждут!». Эхо подхватило и понесло долгожданную фразу по анфиладам дворца. Дедал оправил тогу и шагнул в полумрак кабинета. Шагнул и встал как вкопанный. Посередине огромного овального кабинета громоздилась какая-то халабуда или безумный шалаш из стульев, подушек, одеял и стола. В спину довольно чувствительно толкнули и вкрадчивый голос слуги произнёс: «Вам туда!». Не дожидаясь второго тычка, Дедал пригнувшись полез в "туда". В глубине горел огонёк, делая окружающее пространство мистичным и загадочным. Стараясь ничего не свалить, чтоб не нарушить равновесия конструкции, Дедал, чувствуя себя мотыльком, пополз на свет. В центре халабуды "по-турецки" сидел Минос и что-то усердно писал на листе бамбукового пергамента. Он поднял голову и, увидев вползающего "мотылька" радостно вскрикнул: «Дедал! Ну, наконец-то!!! Присаживайся!». Дедал, пыхтя, присел возле низенького столика с рахитно согнутыми ножками.

«Ты почему так долго?» - начал Минос, и, не давая ответить Дедалу, продолжил.

«Дочь у меня на выданье...» - и сделал многозначительную паузу, во время которой Дедал усиленно боролся с подступившим воздушным комком, который мог разразиться несвоевременной громогласной отрыжкой. Тем временем Минос продолжил: « Я вижу по выражению твоего лица, что ты меня полностью понимаешь. Так вот, ко мне стали приезжать всякие напыщенные... напыщенные…» , и Минос скривив губы презрительно выдавил: «же-ни-хи». Мне нужно произвести отсев, причём очень жесткий. Я знаю ты мастер всяких приборов, приблуд и хитросделанных механизмов. Дедал потупил глаза и хотел добавить: да что вы, Царь Минос, я всего лишь ваш скромный слуга! И, открыв рот, громогласно рыгнул. Повисла секундная пауза, после которой Минос расхохотался и, вытирая слезы, сказал: «Вот за что я люблю тебя Дедал, так это за твою непосредственность!». Дедал подмочено улыбался.

«Ещё раз повторю техзадание - сказал Минос, - на входе жених, на выходе них... них... нихрена!!!!». Минос снова хохотнул, радуясь своему каламбуру: «Вопросы есть?».

Дедал помялся, прокашлялся и спросил: «О, великий и всемогущий, почему сидишь ты в гнезде этом, сделанном из одеял и подушек, стола и стульев, избегая покоев своих белокаменных? Али не радуют своды дворца очей твоих царских?!»

«Чё?» - и Минос вопросительно поднял бровь.

«Чё за фольклор?!».

«Я, я...» - залепетал Дедал.

Минос опять гоготнул и похлопав остолбенелого Дедала по плечу, наклонился к нему и, по-змеиному щекоча ухо, шепнул: « Я останусь для тебя, загадкой!»

«Ой, я так люблю загадки» - глупо пошутил Дедал, почему-то по-детски хлопая в ладоши. «Ладно, как ты любишь мне все равно, а вот через три дня смета и решение этого щекотливого для меня вопроса должны лежать у меня на этом столе, понял?»

«Понял!» - сдавлено пискнул Дедал. У него почему-то перехватило горло.

«Разрешите идти выполнять свой долг?»

«Свободен» - и Минос махнул рукой, словно отгонял от себя надоедливое насекомое. Дедал радостно пополз к выходу и, уже выбираясь из "гнезда", неуклюже зацепил стул, по всей видимости, являющийся несущим элементом и шумно обрушил всю конструкцию. Из-под завала тут же зычно заголосил Минос: «Дедал, сука ты толстожопая, не мог аккуратно вылезти!!?». Это последнее, что услышал Дедал, падая в обморок...

Миносу очень нужен был агрегат для отбора женихов и поэтому Дедала пожурили, взяли подписку о неразглашении и немного побили. Уже на другой день, после всех вышеперечисленных событий, Дедал, прикладывая лёд к подбитому глазу, приступил к работе.

Дневник Дедала (желтая тетрадь " Лабиринт").

День первый.

Минос снова дал задание и не дал времени на подготовку. Нужно будет обязательно отразить это в смете (вся эта фраза зачеркнута, чтобы не давать повода шпионам Миноса и тайной канцелярии). Есть вариант создать говорящую голову, которая будет задавать хитроумные вопросы. Придумать придумал, а как сделать? Нашёл профессора: умный, головастый, зовут Доуль. Теперь осталось сделать ящик с дыркой, посадить старца внутрь и высунуть его голову наружу... Элегантно! А вдруг старый хрен заснёт или отбросит копыта в самый неподходящий момент? За такое сразу голову с плеч... И ладно если у старца, так ведь и мне достанется... Что делать..?

Решил своять непобедимого война, которого нужно будет сразить, чтобы получить расположение Миноса и руку и сердце его дочери. С этой мыслью пошёл спать.

День второй.

Прежде чем подавать смету решил создать прототип, чтобы исключить все ошибки. Сделал стальной остов, нашпиговал его шестерёнками, снабдил системой масляного орошения, залил оливкового масла в специальный резервуар (старая амфорная полтарашка), а поверх корпуса натянул бычью шкуру. Затем в тонкостенном железном листе гвоздем наделал дырок и эту стальную пластину вложил в голову прототипу. Я назвал это "перфокартой", она будет задавать железному болванку программу его действий. День подходит к концу, солнце садиться за Олимп, а я, используя ручной инерционный генератор, заряжаю батарею прототипа. Ох уж этот физический труд... Позвал Икара помочь мне, так он сказал, что, дескать, не раб, что корячиться здесь он считает ниже своего достоинства и вообще он выше всего этого. Он, видите ли, свободный человек. А затем ушёл с племянником Геракла, Толстым Лыпой, в сторону Агеевых конюшен. Я подозреваю, что он решил подзаработать, убирая навоз. Идиот! Вот разберусь с этой работой и задам ему!..

Злость прибавила силы, и Дедал зарядил стального война так, что даже в воздухе потрескивало статическое электричество. Подойдя к своему созданию, он щелкнул тумблером, который находился в затылочной части его стальной жбаноподобной головы. В теле андройда загудели, нагреваясь, кремнёвые камушки, зажужжали шестеренки, зачавкали насосы, перекачивая масло по телу механоида. Жбаноголовый посмотрел вправо, затем влево, потом, не мигая, уставился на Дедала. Затем он изрёк: «Мне нужна твоя одежда...».

«Ага, и ключи от дома где деньги лежат.» - ехидно парировал Делал.

Механоид, не раздумывая, выбросил свою стальную клешню, намереваясь схватить создателя за бородёнку, но не рассчитал и его кистевой манипулятор клацнул, ухватив воздух в сантиметре от Дедала. Не задумываясь, он сделал новый выпад вперёд, стараясь исправить свою неудачу второй попыткой, но совершенно не учёл, что хитроумный Дедал не создал ему ноги. Стальной воин с грохотом рухнул на пол, увлекая за собой стол, на котором был инструмент, запасные детали и шестерни. Дедал отскочил в сторону и сразу понял, что выбрал неверную позицию, ибо оказался отрезанным от входной двери и окна. Механоид угрожающе пополз вперед, желая заключить мастера в свои смертельные объятия. Дедал решил вырубить машину и, подхватив с пола увесистый молоток, с размаха хряпнул взбунтовавшегося андройда по стальной башке. В комнате загудело, как будто ударили в колокол. Дедал понял, что сделал это зря, так как рубильник вмялся, и выключить механоида не представлялось теперь возможным. А механоид не на шутку разозлился. Дедал отступал, а за ним как неотвратимость, поскрипывая суставами и оставляя масляный след, полз железный монстр, жаждущий смерти своего создателя! Дедал пятился, пока не наткнулся спиной на что-то холодное.

«Если это стена - то я пропал…» - пронеслось в голове Дедала! Но это был не конец этой истории и даже не конец комнаты, он наткнулся на гидравлический пресс...

Желтая тетрадь.

...Последняя фраза механоида была почему-то на иноземном: «I’ll be back». Затем пресс раздавил железного бунтовщика, которого я, используя себя как наживку, заманил под чугунную чашу. Остатки от механоида я переплавил. Созданную мной перфокарту, которая осуществляла и руководила алгоритмом его действий, нужно будет так же уничтожить! А пока пусть полежит в баночке на верхней полке с инструментами.

Итак, подводя итоги: хороших идей нет, эксперимент показал несостоятельность прототипа и у меня остался последний день!.. Нужно бежать (зачеркнуто). Нужно думать, как и куда бежать (зачеркнуто только "как и куда бежать"). Это тупик. Я словно крыса, попавшая в лабиринт, мечусь, скребу когтями, прыгаю на стенки не находя выхода... Лабиринт, лабиринт... Ну, конечно же, ЛАБИРИНТ!!! Ура! Есть идея! Нужно создать лабиринт, причём конфигурация его должна постоянно меняться, тем самым я оправдаю наше плохое строительство и постоянные доделки и переделки объекта! А ещё в лабиринт нужно впустить очень свирепого хищника, который сжирал бы каждого, кто заблудится и потеряет надежду. Итог: Дедал, то есть я - гений.

Так, теперь нужно перерисовать план китайского лабиринта (не зря я его скопировал, когда был в Китае на семинаре по вопросам авторских прав) и придумать что за зверюга будет жить в хитросплетениях переходов и темноте ярусов.

Варианты зверя:

- Медведь

Хорошо, но придётся ехать в Россию. Далеко, холодно и небезопасно. А ещё ведь могут подсунуть циркового. Так он же всех достанет своей игрой на балалайке, катанием на мотоцикле и беспробудным пьянством. Вывод: Медведь не подходит для этого решения.

- Тирейский Лев.

К сожалению, убит Гераклом.

- Гидру так же вычеркиваем.

- Может огромного Паука? Нет. С насекомыми сложно. Ещё расплодятся, вылезут, и проблем не оберёшься.

Нужен какой-то мутант. Что-то вроде Котопса, или ещё свирепее, например Лунтик... Хотя, думаю, что Лунтик слишком жестоко, тем более его страшно даже в страну ввозить... Нужна консультация специалистов или дельный совет...

Делал вышел на улицу и огляделся. Мегаполис был погружён в рутинные будни. Рабы бежали по делам своих хозяев, хозяева бежали на распродажу рабов, чтобы прикупить ещё дешевой рабочей силы и за счёт них успеть сделать ещё больше своих дел. Но от количества рабов дел, увы, не становилось меньше, и приходилось опять и опять докупать рабов. У некоторых рабов было столько дел, что им самим пришлось взять себе рабов, чтобы совсем успеть управиться...

«Что за жизнь? - думал Дедал, - у кого много рабов, тот попадает в рабство своей зависимости от рабов, а у кого их нет, то может в любой момент стать рабом, ибо как гласит негласный закон: только у свободного человека должны быть рабы». Но, эту неразрешимую дилемму, Дедал решил таким способом: он стал покупать накладные документы умерших рабов, которые ещё не прошли реестра, и выдавал их за живых. Тем самым, по документам, он был крупным рабовладельцем, на деле же он был абсолютно свободен от рабской зависимости. Когда же его спрашивали: «Господин Дедал, а где ваши рабы?». Дедал делал усталое лицо и говорил: «Работают на фазендах денно и нощно и ведь все равно ничего не успевают! Мне даже слуг пришлось отправить им в помощь.»

«А сколько душ у вас?»

« Душ тирса!..» - отвечал Дедал и все сразу качали головами и цокали языками, а затем понимающе кивали...

Перестав думать об общем, Дедал начал думать про частное. Куда идти?.. И он как учёный и человек науки пошёл к оракулу. Пройдя несколько кварталов по мощённым вулканическими плитам, он заглянул на 42-ую улицу и полюбопытствовал, что идёт на сцене. Сегодня давали "Сильву". Дедал усмехнулся, свернул к фонтану и пошёл прямиком к греческой церкви. Возле неё уже топтался народ, образуя быстроползущую к оракулу очередь. Заняв место в толпе безликих спин, Дедал усиленно размышлял. Из раздумий его вывел чей-то истеричней крик: «-А-а-а-а! Да-а-а-а! Я изменял тебе, изменял!!! Так и знай! А руку я туда совать не буду!» Это буянил морячок, пришедший с женой. По всей видимости, дородная дама вознамерилась проверить своего благоверного магическим оракулом на предмет супружеской измены. А как гласит легенда: всякий, кто изменял и руку положит оракулу в зево раскрытое, руки той лишится, ибо плата за грех такова. Дородная женщина, услышав чистосердечное признание, даже не собиралась смягчать наказание, а наоборот так приложила своего прелюбодея, что тот мелькнув в воздухе позорными подштанниками, кувыркнувшись, упал в лужу. Водопад брызг полетел на собравшихся, заставив их отскочить в сторону. Мореман – ловелас, почувствовав водную стихию, сразу затих, пуская пузыри и наводя рябь на поверхность лужи. Она контрольно пнула его в полосатый тельняшечий бок, сказав: «Домой, кобелина, даже не суйся!» И смачно плюнув, пошла вверх по лестнице, выразительно покачивая бёдрами. «Лучше б он рискнул.» - сказал сухопарый старичок, провожая её взглядом.

«Ну чего рот-то раскрыл? Вопрошай!»

И Дедала подтолкнули к белому блину мрамора, на котором было высечено свирепое лицо, с раскинувшимися во все стороны волосами и выразительно раскрытым ртом. Серые прожилки в мраморе делали каменное лицо ещё напряженнее. Тёмный провал рта пугающе манил. Глаза оракула близоруко смотрели в лицо Дедала и, ему показалось, что крылья мраморного носа грозно раздуваются. Дедал потёр неожиданно вспотевшую ладонь об тогу, оставив грязный след, и коснулся кончиками дрожащих пальцев - пальцев холодного мрамора. Сзади придушенно зашептали: «В рот руку суй, в пасть пихай, по самые плечи и не труси...». Дедал положил ладонь в зев и постарался как можно увереннее задать вопрос: «О, оракул ответь на мой вопрос. Где найти мне существо одновременно дикое, страшное и свирепое?!»

«Гм Гмонг...» - раздалось из чрева мраморной маски.

«Что?» - спросил Дедал, наклоняясь к самому отверстию рта.

«Иди ты в баню! Громко возвестил оракул» - Дедал опешил.

«В баню, хе-хе, иди! В баню! Оглох, что ли? Сказали же в баню!» - позади, словно эхо оракула закудахтал демос. Дедал пожал плечами, почесал руку и пошёл туда, куда послал его оракул.

Через час с небольшим Дедал оказался в бане. В бане было не людно. Группа из четырёх человек что-то праздновала, трое парились, сидя на карачках, и подозрительно знакомый сухопарый дедок бегал туда сюда с шайкой, расплескивая мыльную пену по ходу своего неровного движения. Дедал вдохнул жаркий воздух парилки, сел на приступок и расслабился. Дзен не шёл, и Дедал стал прислушиваться.

«Давайте выпьем за Женю! - вещал чей-то голос,- он ведь у нас жениться...»

«Вы что, я холостой! Не собираюсь я жениться!...»

(Хохот) «Ну, тогда за холостяцкую жизнь!!!»

Уф, выдохнул Дедал, и побрел в другой зал.

Там было темно и жарко, небольшое отверстие окна было почему-то заложено фанеркой.

« Ну что папаша, попариться решил?» - зычно пророкотал голос во тьме. Дедал аж подскочил.

«Не бойся, меня Арончик зовут - рокотало с высоты не человеческого роста, - банщик я!..»

«А э у а ы» - промямлил Дедал.

«Ты что, глухонемой?» - прогудела туманная мгла.

«Да» - Ответил Дедал, понимая, что зря он начал эту игру в глухонемого, ведь он даже в самодеятельности никогда не участвовал...

«Понятно» - ответило что-то в темноте и Дедал начал различать контур говорящего. И чем больше различал, тем больше его охватывал ужас.

«Ты это, не бойся, я ведь только с виду страшен...». И оно вышло в свет. Огромный рослый бугай, весь в мышцах, словно бодибилдер перед выступлением в престижной номинации "Мистер Олимп". Из одежды на нем была небольшая набедренная повязка, а вот остальное заставило Дедала пустить струйку отчаяния и страха, ибо в место ног у него были копыта, а вместо человеческой головы могучие плечи венчала бычья голова с острыми рогами, на которые была одета банная шапочка.

«Так, вот и чудненько, я смотрю шлаки уже выходят» - пророкотал человек-бык, глядя на лужу в которой стоял Дедал. Ноги у Дедала подкосились, в глазах потемнело, и он, словно через вату услыхал:

«Щас веничком побью, сразу в себя придёшь, банька с веничком она ведь...»

Дальнейшее ускользнуло от Дедала вместе с сознанием. Очнулся он от того, что его охаживали веником от которого было больно, но и неимоверно хорошо, и это неимоверно хорошо было когда переставали хлестать. После экзекуции Дедал и правда пришёл в себя, успокоился, спокойно поговорил с Арнчиком, потом они пошли покурить кальян.

Затем очень долго смеялись. Видимо этот рыжий, нахального вида кальяньщик с золотыми зубами, чего-то добавил для рекламы заведения. Потом Дедал предложил Арончику работу в лабиринте и зычное имя Минотавр. Арончику-Минотавру все очень понравилось, но для проформы он поклянчил хороший оклад и крутой прикид. Оклад Дедал замял, а вот по поводу прикида пообещал золоторунную накидку. Минотавр аж заелозил на скамейке от радости.

«Слушай, Дедал, - говорил Минотавр, шевеля ноздрями, - а золото на руне 584 пробы будет?»

« Даже не сомневайся, именно 584!» - утвердительно кивал Дедал, думая покрасить овечью шкуру из золотого баллончика с краской. Тут главное чтоб красного не было, а то ещё взбеситься...

Потом они ударили по рукам и Дедал, радостный и чистый, вышел из бани под проливной дождь. Но этот атмосферный казус ничуть не расстроил великого инженера и он, напевая из "Поющих под дождём", пританцовывая, пошёл к дому. Возле столба Дедал решил выкинуть залихватское танцевальное коленцо, дабы ещё больше удивить прохожих своим солнечным настроением, но не удержался на скользких вулканических плитах и упал в мягкую грязь сточной канавы. Тут же выскочил из неё как чёртик из табакерки и радостно брызгаясь и кидаясь грязюкой побежал разгонять обалдевших от увиденного прохожих. Позже абсолютно голый Дедал бежал по улицам притихшего греческого городка и будил, уже уснувших граждан криком: «Ну почему я не участвую в самодеятельности?!!». Гром вторил его крикам, молнии, словно магниевые вспышки фотоаппаратов, фиксировали его замысловатые танцевальные па, а дождь неистово стучал и хлопал крупными каплями по плоским крышам, словно требуя выхода на бис!

К утру все затихло и рассвет робким лучом коснулся бледных еще влажных стен низкорослых домиков с лужами на крышах в одной из которых вяло плавал утонувший ночью комар. В розовом кустарнике утрешняя птаха смело защебетала, но тут же осеклась и затаилась, словно не могла решиться будить людей или дать им ещё поспать перед началом новой эпохи в правлении Миноса.

18.08.16 (Минск)

Другие работы автора:
0
157
16:38
+1
На мой, неискушенный взгляд, юмор удался. smile
21:13
Спасибо)
Загрузка...
Илья Лопатин №1