Творец и Муза

  • Жаренные
Автор:
Кактус-чан
Творец и Муза
Аннотация:
Каждому Творцу нужна своя Муза, но когда она появится и что принесет с собой, дано понять не каждому...
Текст:

Мальчик услышал шепот, прерывистый, еле слышный. Оглянувшись по сторонам, ребенок прижал покрепче к себе маленькую игрушку и сделал еще один шаг. И вновь он застыл, словно изваяние, шепот повторился, а ветерок прошелся по ногам, затянутым в тонкие коротенькие носочки.

Вот только что ребенок был в большой комнате, полной всего самого желанного, всех самых удивительных игрушек, он перебирал своими маленькими ладошками кубики и ласкал мягкую шерсть игрушечных животных, но вот он уже в непонятном месте, оно было страшнее, чем на картинках в книгах. Яркие краски комнаты с игрушками сменили темные тона, мягкий ковер превратился в бетонный серый пол и только в руках остался маленький кролик с забавным розовым носиком и черными глазками-пуговками.

Что-то ухнуло, будто сова внезапно оказалась в этом месте, пролетая по ошибке в поисках какой-нибудь мышки, но, еще раз раздавшийся низкий «ух» прервался. Это было внезапно, вот он только-только зазвучал, но невидимый монстр закончил ночную песнь птицы-хищника.

Напуганный и сбитый с толку мальчик растеряно смотрел по сторонам и ничего не видел. Он не мог рассмотреть то, что находилось впереди, а что позади. Даже просто сделать еще один шаг он боялся, ведь рядом есть кто-то. Этот кто-то следил. Этот кто-то вкушал. И этот кто-то шептал. Нежный шепот, приглушенный, он звал к себе, совсем тихо, его едва можно было разобрать.

- Белый кролик, будь рядом со мной, - ласково погладив игрушку по длинным ушам маленькой ладошкой и прижав его к своей груди покрепче, ребенок вдохнул слегка затхлый, пыльный воздух и медленно прошел несколько метров. Каждый шажок раздавался в этом месте громким звуком.

Гулкий звук, а затем скрип прозвучали в тишине, которая до этого нарушалась лишь звуками от шагов. Гулко забилось совсем еще маленькое сердечко ребенка. Оно выстукивало ритм страха и ужаса. И этот ритм являлся самым прекрасным на свете для одного единственного существа.

Вдруг в страшной тишине зазвучала нежная, но очень тоскливая мелодия, пропитаная горем и слезами, пугающая собой и без того напуганного мальчишку, но он лишь крепче сжал мягкого крохотного белого кролика и вслушался в грустные ноты, которые кто-то играл на пианино.

Надрывные звуки переходили в нежные, совсем тонкие и будто показывающие свою мягкость, но все это сплетение мелодии было ужасно тоскливо.

Будто призрак, озаренный лишь каким-то потусторонним светом, на старом круглом табурете сидел мужчина и его длинные узловатые пальцы с заботой и любовью касались старых клавиш музыкального инструмента. Этот человек играл без нот, на специальной подставке не было ничего и казалось, будто при помощи этой мелодии пианист выражает всю свою грусть и печаль по какой-то несбыточной мечте. Он отдавался в плен своих чувств и творил с закрытыми глазами. Листы с нотами были разбросаны вокруг и смяты. Они не нужны тому, кто творит не просто музыку, а настоящий шедевр.

Мальчик, крепко держа белого кролика, испугано смотрел на то, как упоенно творит гений свою душевную музыку и не мог ничего сделать, просто смотрел и пытался сделать еще хоть шаг, чтобы услышать еще, больше.

А длинные пальцы скользили по белым и черным клавишам то быстро и ненасытно, то медленно и робко, будто человек вспоминает, что же это такое играть музыкальную композицию, и рождалось нечто совершенно и недоступное реальному миру, мистическое, волшебное.

Творец не видел ничего вокруг, он просто играл и играл все никак не способный закончить эту партию, он хотел этого, но с каждым разом лишь возвращался в начало и начинал с самой первой ноты и так до тех пор, пока вновь не мог понять, чем же закончить эту историю. Целый рассказ таился в этой мелодии, а ее все никак не могли услышать люди.

На лице мужчины не было улыбки, его лицо было грустным и печальным и казалось, что вот-вот из закрытых глаз польются слезы и тогда и закончится композиция, но только они все не шли и не шли и он играл, отдавая все, что у него было.

А ребенок смотрел на это и страх постепенно исчезал, становясь таким же невесомым как самая легкая дымка. Все исчезло, ни черных стен, ни холодного бетонного пола, лишь легкий ветер, который гармонировал с музыкой и привносил чуть больше скорби в эту не самую легкую музыкальную историю.

Забыв про все на свете, ребенок все так же стискивая кролика с розовым милым носиком, мальчик подошел к большому пианино и встал рядом с музыкантом, который никак не отреагировал, лишь вновь начал с самого начала мелодию. Озаренный светом он не видел ничего, но чувствовал абсолютно все и даже то, что рядом кто-то появился.

И тут на бледных губах появилась робкая и несмелая улыбка, и открылись поразительной своей красотой глаза. Абсолютно белые они смотрели в никуда, но они лучились обретенным счастьем. Его слышат, он, наконец, это смог ощутить и передать во все концы мироздания то, что едва ли кто-то сможет понять.

И мелодия взметнулась ввысь, пальцы касались клавиш как никогда до этого. С радостью, с упоением и наслаждением, которого еще никогда до этого не было.

И мальчик, смотря на радость этого взрослого мужчина, слыша то, как он играет, улыбался вместе с ним.

Искусная игра прервалась, так же как и началась - внезапно и так нежно как никогда до этого. Но черные стены не вернулись, до сих пор на мужчину был пролит не яркий, но фантастичный свет и грустный ветер забирал последние отзвуки фортепиано, унося вдаль, там, где им место.

Подойдя ближе, ребенок, напоследок сжав игрушку посильнее и посмотрев в черные глазки, оставил свою самую дорогую часть себя, посадив белого кролика на музыкальный инструмент, на край клавиш.

- Спасибо, - мужчина не повернулся, чтобы сказать это единственному слушателю, он просто улыбался.

Закрыв свои слепые глаза затянутые белесой дымкой, человек запрокинул голову, ощущая невозможную заполненость. Он до сих пор слышал последние аккорды и гордился ими, радовался как никогда до этого. И несколько крохотных соленых слезинок покатилось по худому изможденному лицу.

Мужчина встал со своего места и протянул ладонь мальчику. И он принял ее, с радостью коснулся большой руки своею маленькой ладошкой, и повел вперед, больше не боясь темноты и странных звуков и до сих пор чувствуя эмоции от того, как этот человек играл мелодию души. Все страшное осталось позади и там где они ступали, лился не яркий свет.

Маленький белый кролик с забавным розовым носом так и остался сидеть на том самом фортепиано, он смотрел своими глазами-пуговками и ждал, когда же зазвучит эта мелодия вновь и хозяин снова прижмет его к себе как в первый раз, чтобы не бояться темноты. И до сих пор легкий ветерок гуляет по тому месту, где когда-то играл Творец, и его сопровождала Муза… 

Другие работы автора:
+2
611
12:58
+2
Идея понятна и любопытна — мальчик в образе Музы и слепой Творец. Ошибок, конечно, непростительно много — произведение нужно вычитывать еще много раз, прежде чем его удастся «причесать». Мне кажется, в вас родилась идея, и вы так поспешили скорее запечатлеть ее на бумаге, что совсем не прочитали то, что получилось. Голые эмоции никогда не превращаются в законченные произведения — их нужно для начала обточить.
В одном из первых предложений:
«прижал к себе маленькую игрушку покрепче»
Я бы перефразировал так:«прижал покрепче к себе маленькую игрушку» — согласитесь же, звучит получше?
С запятыми беда. Над этим тоже нужно как следует поработать, прежде всего — внимательно вам же и перечитать несколько раз вашу миниатюру. Приведу примеры:
«И вновь он застыл словно изваяние, шепот повторился, а ветерок прошелся по ногам затянутым в тонкие коротенькие носочки»
а должно быть:
«И вновь он застыл, словно изваяние, шепот повторился, а ветерок прошелся по ногам, затянутым в тонкие коротенькие носочки»
или вот:
«большой комнате полной всего самого желанного» — «большой комнате, полной всего самого желанного»
вот тут, например, тоже ошибочка:
«черными глазками пуговками» — «черными глазками-пуговками».

Со стилистикой тоже придется побороться. Я уверен, что некоторые предложения звучат коряво не потому, что у вас плохо с образностью в словах, а потому, что банально поспешили, не взглянув со стороны.
Давайте поглядим, например, вот сюда:
«будто сова внезапно оказалась в этом месте и решила указать на свое местоположение, но еще раз раздавшись низкий «ух» прервался»
Перечитайте. Звучит не очень, и это мягко сказано. Может, вот так будет лучше?
«будто внезапно пролетела сова, захлопав в темноте крыльями; но, еще раз раздавшись, низкий «ух» оборвался»
или
«будто сова, скрытая в тенях, внезапно решила напомнить о себе; но, еще раз раздавшись, низкий «ух» оборвался»
Точку с запятой я поставил здесь потому, что части предложения как бы одновременно связаны по смыслу и довольно-таки независимы.
Бросилось отдельно в глаза вот это:
«звуками от шагов» — правильно, конечно же, «звуками шагов».

Остальные замечания касаются огромного количества лишних местоимений: притяжательных (типа «свой, своя, свои»), указательных («это, эта»). Неоправданно часто используется слово «был» и его производные — от такого нужно избавляться в первую очередь при вычитке.
Успехов с творчеством, надеюсь, вы возьметесь за это произведение и доведете до ума — тогда получится красивая, красочная миниатюра!
13:07
+1
Спасибо большое за критику. Да, проблемы у меня с запятыми, но я обещаю, что отредактирую и, возможно, доработую этот маленький отрывок.
Спасибо еще раз, были бы все так конструктивны.
13:09
+1
Не за что, просто хочется помочь.
Комментарий удален
20:46
+1
Оглянувшись по сторонам, ребенок прижал покрепче к себе маленькую игрушку и сделал еще один шаг
Вот только что ребенок был в большой комнате, полной всего самого желанного, всех самых удивительных игрушек, он перебирал своими маленькими ладошками кубики и ласкал мягкую шерсть игрушечных животных, но вот он уже в непонятном месте, оно было котороестрашнее, чем на картинках в книгах.
Что-то ухнуло, будто сова внезапно оказалась в этом месте, пролетая по ошибке в поисках какой-нибудь мышки,
Напуганный и сбитый с толку зпт
Каждый шажок раздавался в этом месте громким звуком
Гулкий звук, а затем скрип прозвучали в тишине, которая до этого нарушаласьнарушаемой до этого лишь звуками отшагов.
Гулко забилось совсем еще маленькое сердечко ребенка
но все это сплетение мелодии было ужасно тоскливоым
юбовью касались старых клавиш музыкального инструмента
Творец не видел ничего вокруг, он просто играл и играл зпт
Целый рассказ таился в этой мелодии
На лице мужчины не было улыбки, его лицо было грустным
А ребенок смотрел на это и страх постепенно исчезал, становясь таким же невесомым, как самая легкая дымка.
ребенок все так же стискивая кролика с розовым милым носиком после ребенок зпт
ребенок все так же стискивая кролика с розовым милым носиком, мальчик подошел к большому пианино и встал рядом с музыкантом тут путаница с ребенок и мальчик
Абсолютно белые зпт
пальцы касались клавиш зпт
как никогда до этого. С радостью, с упоением и наслаждением, которого еще никогда до этого не было. дважды «Никогда до этого»
И мальчик, смотря на радость этого взрослого мужчинаЫ, слыша то, как он играет, улыбался вместе с ним. взрослый мужчина вообще-то тавтология
не яркий слитно
оставил свою самую дорогую часть себя
Закрыв свои слепые глаза зпт
Мужчина встал со своего места
смысл понятен. рассказ неплох, но перепишите проще. слишком уж нагромождено и много лишнего
впрочем, вы вправе меня не слушать (как Екатерина)
21:17
+1
Будь тема раскрыта в формате «7 предложений», я бы оценила. Зачем размазывать ложку каши по большой тарелке?
Итак, посыл: каждому Творцу нужна Муза.
Мальчик слышит «зов», идёт на него, обнаруживает слепого пианиста (а почему вы его зрения лишили?), поддерживает его своим присутствием.
Страхи и темнота отступили. Кролика то ли забыли на инструменте, то ли оставили намеренно — непонятно. Последнее предложение про ветерок просто добило.
Я не прониклась, извините
10:55
Восславим же священный фокал и приступим.
Каждому Творцу нужна своя Муза, но когда она появится и что принесет с собой, дано понять не каждому...

Да, поймут не только лишь все.
Вообще ассоциации у меня вот такие:
Ассоциация

Ну да ладно. Начинается всё непонятно. Например
но вот он уже в непонятном месте, оно было страшнее, чем на картинках в книгах.

Он видел это место раньше, на картинках? Как он туда попал? Чё вообще происходит?
Вдруг в страшной тишине зазвучала нежная, но очень тоскливая мелодия, пропитаная горем и слезами

Это как?
вслушался в грустные ноты, которые кто-то играл на пианино.

Ноты нельзя играть на пианино, ноты – это обозначение параметров звука. Играть можно мелодию, например.
Надрывные звуки переходили в нежные, совсем тонкие и будто показывающие свою мягкость, но все это сплетение мелодии было ужасно тоскливо.

Я и с первого раза понял, что мелодия была тоскливой, не нужно напоминать.
его длинные узловатые пальцы с заботой и любовью касались старых клавиш музыкального инструмента.

В чём проявлялась эта забота и любовь? Он как-то по особенному суставы пальцев выгибал или что?
Собственно, я к чему это – вам нужно визуализировать происходящее. Вот такие описания не создают картинку. Вы пытаетесь создать атмосферу, но вместо того, чтобы показать тоскливую мелодию, вы просто многократно повторяете, что она тоскливая. Это не работает.
Листы с нотами были разбросаны вокруг и смяты. Они не нужны тому, кто творит не просто музыку, а настоящий шедевр.

Да они, строго говоря, никому не нужны, нотами записывают музыку после того, как нащупали последовательность.
Мальчик, крепко держа белого кролика, испугано смотрел на то, как упоенно творит гений свою душевную музыку и не мог ничего сделать, просто смотрел и пытался сделать еще хоть шаг, чтобы услышать еще, больше.

Тут опять отличный пример. Вы описываете ситуацию со стороны, пытаясь в художественное описание, но всё равно просто перечисляете компоненты, типа, мальчик смотрел, мальчик ничего не мог сделать, и всё. Кроме «испуганного взгляда», чувств тут нет. А ведь передать их можно дофига.
А длинные пальцы скользили по белым и черным клавишам то быстро и ненасытно, то медленно и робко, будто человек вспоминает, что же это такое играть музыкальную композицию, и рождалось нечто совершенно и недоступное реальному миру, мистическое, волшебное.

А вот здесь – хорошо. Здесь вы показываете. Только следите за лексикой – как это, ненасытно скользить по клавишам?
Творец не видел ничего вокруг, он просто играл и играл все никак не способный закончить эту партию

так же как партия рассказа никак не может перейти уже к делу, и раз за разом повторяет описание одной и той же мелодии. Я уже говорил, что такое безумие?
В общем, попытка хорошая, но не слишком удачная. Если отбросить исполнение, что останется в итоге? Сидит чувак и играет мелодию раз за разом, мелодию УЖЕ генитальную, как утверждается в рассказе, но всё время начинает её снова и снова. И только появление мальчика-музы (кстати, почему муза – мальчик?)


позволяет ему её закончить. Но если обратиться к суровой реальности, то она состоит в том, что без музы творец просто не творит вообще. В смысле, наш музыкант просто сидел бы за своим пианино и долбился бы головой о клавиши в тщетных попытках родить мелодию, и только появление музы породило бы собственно музыку. Здесь же получается что-то непонятное. Ну и вопрос, к чему это всё?
14:02
Критики не будет! Увлекло, понесло течением рассказа, я слышала эту музыку, чувства музыканта… В общем, классно!
03:59
На мой взгляд очень много прилагательных и это делает слог очень напыщенным. Например И несколько крохотных соленых слезинок покатилось по худому изможденному лицу.
И еще вот эта фраза —
ветерок прошелся по ногам, затянутым в тонкие коротенькие носочки. Я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, что ноги не могут быть затянуты в короткие носки. Короткие носки — это ниже щиколотки.
Мне не показалось, что мальчик выступил в роли Музы. Он — очень благодарный зритель. А это тоже немало.
12:37
Увлекательный отрывок, прочитала с удовольствием. Но абсолютно белые глаза «поразительной красоты» — ну, не знаю, так ли уж это красиво. Но если хорошенько поработать над текстом, может получиться отличный рассказ. «лился не яркий свет» — здесь «неяркий» надо бы вместе. Можно так: «по ногам в коротеньких носочках». Ну и так далее.
Загрузка...
Илона Левина №2