Я что — твоя собственность? Глава 80 из романа "Одинокая звезда"

Автор:
kasatka
Я что — твоя собственность? Глава 80 из романа "Одинокая звезда"
Аннотация:
Как Леночка рассказала ребятам об опасности драк и шалостей и дети договорились относиться друг к другу бережнее. И как Гена упрекнул Лену, что он ей больше не нравится, и что она ему на это ответила.
Текст:

— Лена, ты должна ему кое-что объяснить. — Ольга сняла с полки медицинскую энциклопедию. — Вот смотри. Это кожа человека. Под наружным слоем, защищающим внутренние органы, расположены кровеносные сосуды и окончания нервов. Когда Гена ударяет кулаком по телу товарища — а удар у него очень сильный, помнишь, у дяди Отара долго синяк не проходил? — сосуды лопаются и кровь из них выливается под кожу. В этом месте кожа темнеет — образуется синяк. При ударе повреждаются подкожные ткани и возникает отек — припухлость. Ну и, конечно, боль. 

Теперь скажи, кто ему позволяет вредить здоровью детей?
— Да он просто не думает об этом! Наверно, даже не знает, что такое кровеносные сосуды и как получается синяк.
— Вот и объясни ему. И другим ребятам тоже. Возьми в детский сад эту книжку и покажи всем картинки. Расскажи подробно, что бывает, когда они дерутся. При сильном ударе в грудь человек даже задохнуться может. А если в висок, то кровь перестает поступать в мозг и человек может умереть. Ничего, пусть задумаются. Вон, в соседнем дворе мальчики камешками кидались. Вроде бы маленькими, а одному попали в глаз — и что? Без глаза остался. Представляешь, какой ужас! 

Лена, ты должна использовать все свое влияние на Гену и других мальчиков, чтобы эти драки прекратить. Напугай их, как следует. Сговорись с девочками: как только начинается драка, вы перестаете с ними играть. Ты ведь умеешь убеждать. Договорились?
— Ладно, договорились. Действительно, как подумаешь, что кровь выливается под кожу, так даже страшно становится. А куда она потом девается?
— Обычно потихоньку рассасывается. А если крупный сосуд поврежден, то образуется очень большой синяк — гематома. Иногда даже резать приходится, чтоб кровь выпустить. 

Ты, как придешь в садик, сначала поговори с Татьяной Васильевной. Расскажи ей о нашем разговоре и книжку покажи. Пусть она соберет группу, и ты все ребятам объясни. При ней. Я думаю, она тебя поддержит. А с Геной еще отдельно поговори. Скажи, если он не перестанет пускать в ход кулаки, его перестанут пускать в секцию. Ему не для этого показывали всякие приемы. Он обещал слабых защищать — а сам что делает?

Воспитательница горячо поддержала Леночкино предложение поговорить в группе о драках и травмах. Как раз накануне состоялось совещание по проблеме детской жестокости − там утверждалось, что дети по природе своей добры и жалостливы, а жестокими они бывают из-за непонимания последствий своих поступков. Она сама собиралась завести разговор об этом, а тут и Лена подоспела со своим предложением.
Открыв рты и с испугом в глазах ребята выслушали Леночкин рассказ о разорванных сосудах и вытекающей из них крови. С помощью проекционного аппарата Татьяна Васильевна показала на экране картинку из медицинской энциклопедии, чтобы дети своими глазами убедились в правдивости Леночкиных слов. Еще больше впечатлил их рассказ о мальчике, которому выбили камнем глаз. 

Дети сидели притихшие и молча переживали услышанное. Ведь многие из них тоже любили швырять друг в друга разные предметы, в том числе и камни. Но никто не задумывался о возможных последствиях.
После Леночкиного выступления Татьяна Васильевна предложила ребятам самим рассказать об известных им несчастных случаях, произошедших из-за детской шалости. Все хором закричали, перебивая друг друга.
— Стоп! — остановила их воспитательница. — Как вы считаете, сколько человек может одновременно говорить, чтобы их услышали и поняли другие?
— Два! — выкрикнул кто-то.
— Давайте попробуем. Саша и Катя, рассказывайте.
Саша и Катя одновременно заговорили, стараясь друг друга перекричать. Ничего понять из их рассказа было нельзя. Все засмеялись. Тогда Лена предложила:
— А давайте говорить по очереди. Поднять руку и ждать своей очереди. Тогда все всех услышат, и никому не будет обидно.
Так и решили. Настенька, поднявшая руку первой, рассказала, как у них во дворе мальчики прыгали по крышам гаражей и двое сорвались. Они упали между гаражами, и их очень трудно было вытащить, а сами выбраться не могли — один сломал ногу, а второй ушиб позвоночник. Они очень кричали и плакали от боли. Теперь оба в больнице, а один из них "спинальник". И врачи говорят, что он ходить уже не сможет.
— Бедняжка! — пожалела его воспитательница. — Вы видите, к чему приводят такие шалости. Представляете: всю жизнь лежать! Ни побегать, ни попрыгать. Не дай бог, никому такое.
— А у нас один мальчик ударил другого палкой по голове, — сказал Саша Оленин, — и тот, стал рвать, а потом потерял сознание. Упал и лежит. Врачи сказали, что у него сотрясение мозга.
— А у нас мальчишки дразнили собаку. Она одного из них укусила и убежала. Так ему стали много уколов делать в живот. От бешенства. Так было больно, что он орал.
— Так ему и надо! — сказал Гена. — Будет знать, как собак дразнить.
Рассказав еще ряд похожих историй, ребята договорились, что теперь будут относиться друг к другу бережнее. Но все признали, что совсем не драться очень трудно, иногда просто руки чешутся — так хочется кого-нибудь стукнуть.
— Так стукни себя! — под веселый смех предложила Лена. — И удовольствие получишь, и сдачи не будет. А я предупреждаю: увижу, кто дерется, в этот день с ним не играю. И остальным девочкам предлагаю делать то же самое.
Девочки согласно захлопали. А самые заядлые драчуны присмирели. Ведь без девочек скучно — никакая игра не в радость. Они зачастую и дрались, чтобы привлечь их внимание. Придется его привлекать другим способом. Поневоле задумаешься.
Во время этих разговоров Гена сидел с надутым видом. Все это ему сильно не нравилось. Он прекрасно понимал, что Леночкины слова относятся прежде всего к нему. Единственно, чего он не понимал: почему ей недостаточно его дружбы? Ну пусть еще и Маринкиной. Зачем ей общество других ребят, и особенно, Саши Оленина? И почему она первая заговаривает с Ирочкой Соколовой, которая ее терпеть не может? Сама приглашает ее играть и “в ручеек” выбирает.
— А мне со всеми интересно, — отвечала Лена на его упреки. — Тебя я уже знаю как облупленного. Книжек ты не читаешь и ничего нового рассказать не можешь. А про близнецов я больше тебя знаю. Потому что играю с ними чаще, чем ты.
— Но ведь с ними неинтересно! Они же ничего не умеют, кроме как орать.
— Очень даже интересно! Они уже смотрят на меня. И улыбаются мне. И гу-гу говорят. Я их уже почти различаю. И за погремушкой следят. Каждый день у них что-нибудь новенькое. А ты к ним даже не подходишь. Брат называется! И учти — если ты снова будешь драться из-за меня, я с тобой дружить вообще перестану. И дяде Отару напишу. Тебя драться учили, чтобы слабых защищать, а не обижать.
— Да, а зачем ты разрешила вчера Сереже Новикову проводить себя домой? Я сзади шел, как чужой.
— А что, нельзя? Мне Сережа очень интересно рассказывал, как он с мамой и папой ездил летом в Прибалтику на машине. Представляешь: они сразу видели три дождика. Над ними солнышко светило, а сзади и с боков видны были тучки и из каждой шел дождик.
— Сочинял, наверно. Чтобы ты его слушала.
— Ничего не сочинял! И про Финский залив рассказывал. Это тоже море, только холодное. И там, представляешь: до самого горизонта камни торчат из воды. Такие большие, черные, валунами называются. И как они в лесу ягоды собирали — голубику и бруснику. Я же тебя звала послушать, ты сам не захотел с нами идти. Плелся сзади — действительно, как чужой.
— Просто, я тебе больше не нравлюсь! Тебе другие мальчики стали нравиться. Даже с близнецами тебе интереснее, чем со мной.
— Гена, ну что ты говоришь! Человек не может нравиться просто так — человек может нравиться чем-то! Если с ним интересно или он добрый, хороший. Умеет что-то делать лучше других. Помнишь, какой ты туннель построил? Никто такой не умел. А сейчас ты только дерешься лучше всех. Потому что старше всех и тренируешься. Даже играть с тобой неинтересно. Как только проигрываешь, сразу бросаешь игру. Скажи, почему я должна все время быть только с тобой? Я что — твоя собственность? Почему нельзя играть всем вместе? Чтобы и ты, и я, и еще кто-то. Ведь так веселее?

0
242
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации