Однодневка

Автор:
Странный
Однодневка
Аннотация:
Запоздалая зарисовка на день святого Валентина. Вероятно, 18+.
Текст:

Однодневка



Утро четверга белым бело от снега. Ночью шел мелкими, как соль, крупицами. Шум машин невнятно летит с дальнего конца улицы, от перекрестка с проспектом. Что-то не так с правым глазом. Склеен. Просыпаюсь, тру пальцами. Вижу сосульку в амбразуре окна.

Похолодало. Это ощущается сквозь одеяло. Согретый мной воздух отличается от воздуха квартиры. Глухие звуки, скрип металла и гидравлики. Прибыл мусоровоз, он словно флагманский корабль муниципального флота.

Холодный линолеум обжигает босые ноги. Возле окна сквозняки. Я чувствую это и вижу, как слегка колышется занавеска. Тучный мужчина в бежевом пуховике разгребает лопатой снег. Шторы в окне напротив задернуты. Там живет девушка. Иногда она забывает отгородиться от мира, и я могу смотреть, как она раздевается или одевается. Но, честно говоря, чаще всего мне наплевать.

Сдержанно мочусь в унитаз. Веющий мочой парок касается ноздрей. И вправду похолодало. Хорошо это или плохо? Солнечно.

Открываю кран. Струя бежит в раковину. Дурацкие смесители. Миллиметр, и прохладная вода превращается в кипяток. Что с глазом? Гляжу в зеркало. Первое впечатление – будто я всю ночь рыдал. Глаз красный и воспаленный. Под ним обвис фиолетовый полумесяц. Гной в уголках и на ресницах. Комочки совсем как хлебные крошки, смоченные слюной. Я не дрался и не пил. Наверное, коньюктивит. Или бешенство. Как проявляется бешенство?.. Глаз в прожилках. Он намерен слезиться. Меня тянет моргать.

Умывшись, иду на кухню. Обои мятного цвета. Нет, блевотного. Как посмотреть. Включаю радио. Открываю банку с кофе. Запах вырывается наружу. Он словно встревоженное привидение.

Сегодня день святого Валентина.

Отвалил каши в тарелку и бросил в микроволновую печь. В железной кружке на плите нежится молоко, правее – кофейник.

- А еще есть «Приведение», - говорит диктор на радио. – Очень трогательная и чувственная лента с Патриком Суэйзи и пучком Оскаров.

Всего одним, подумал я. Вупи Голдберг за лучшую женскую роль второго плана. В эфире обсуждают лучшие фильмы о любви. Меня это ,в принципе, не смущает, но и не трогает.

- Весна на заречной улице…

- Неспящие в Сиэтле…

За весь фильм Том Хэнкс и Мэг Райан были в одном кадре не больше пары минут.

- … Дом у озера…

Жаль, когда неплохие по задумке сюжетные твисты фантастического характера берут и портят излишними соплями. В пример тому еще и «Меняющие реальность» с пополневшим Мэтом Дэймоном. А вот «Исходный код» - образцовый представитель категории, когда начальную идею все-таки не загубили.

- Москва слезам не верит…

Советское кино. Что тут скажешь? Ломти хлеба в хлебнице отвердели. Открываю плавленый сыр со вкусом салями.

- Унесенные ветром…

Пятидесятые. В те времена экранизации были очень странные. Взять «Жизнь взаймы» по Ремарку – с путаницей имен, изменением национальностей персонажей – зачем это? Я не читал «Унесенные ветром» и не смотрел.

- Красотка.

- С легким паром…

- Три метра над уровнем неба…

- … Рассекая волны, - сказал кто-то. В эфире на мгновение повисла тишина.

Извращения, эпатаж, ужас и безысходность. Фон Триер. О любви ли это? Когда жена еб@тся с другими перед парализованным мужем по его же просьбе? Кофе топорщится в кофейнике, скулит микроволновка. С аппетитом кусаю бутерброд.

- Обещать не значит жениться…

- Свадьба лучшего друга…

- Дневник памяти…

Смешиваю кофе с молоком. Ставлю тарелку с кашей на стол, нарезаю колбасу.

Фон Триер быстро тонет в потоке типовых западных представителей кинематографа.

Я разбит. Сижу в баре на одной из мелких улочек-паутинок проспекта. Тяну пиво из мутного бокала. Жую сдобную булочку. Ем сладкое — со мной такого давно не происходило.

Через какое-то время вошла и уселась напротив высокая женщина. Старше меня лет на восемь, а то и на все десять. Волосы выбелены и темны только у корней. Снимает пальто. Она в синем платье с пуговицами цвета морской волны. Платье говорит, будто она ждет кого-то. Женщина заказывает салат, жареную картошку, соус и апельсиновый сок. Еду приносят, и она ковыряет в тарелке вилкой. Она никого не ждет.

Я разбит. Соус льется мимо картошки на столешницу. Толкаю ей стопку салфеток. Улыбается. Говорит, какой красивый вечер. Я отвечаю — да. Кусает губы.

-Вы часто здесь бываете?

-Нет. Зашел случайно. Спокойное место.

-Это точно. Говорят, в таких местах удобно наблюдать за людьми.

-Да. Какие они, люди?

-Что?

-Ничего.

Волосы сбрызнуты лаком. Щеки пухлые, румяные. Нижняя губа оттянута. Зубы ровные. Пахнет не ею, а ее едой. Говорит, что одинока, живет недалеко отсюда. Когда наклоняется , платье топорщится, и видны верхушки грудей.

-Простите мое любопытство, но чем вы занимаетесь?

Нет желания говорить правду. Говорю первое, что приходит в голову.

-Возглавляю бухгалтерский отдел в одной частной фирме.

-Правда?

-Да.

-Вы не похожи на бухгалтера... Скорее на актера или писателя. Вы как-то странно смотрите.

Я смачиваю влагу. Наверное, глаз напоминает сливу.

-Простите за слезы. Вы не причем.

-Ха-ха, - неужели это шутка?

-Продуло.

-Бывает.

Допиваю пиво. Беру еще кружку. Она заказывает вермут с водкой. Говорит об отце, работавшем доктором в частной клинике. О том, что его вышибли за пьянство. О том, что она умеренная секретарша в юридической конторе. О том, что бывала в Париже целых три раза. Я говорю, что Париж — красивый город. Краснея, спрашивает, не хочу ли я зайти к ней. Посмотреть фотографии. Их целая куча. Я разбит.

Поднимаемся на лифте. Она звенит ключами. Словно это отмычки. Общий коридор чистый, свежая побелка. Прошли в тяжелую черную дверь ее квартиры. Бледная гостиная. Ваза с цветами на столе. Наверное, купила себе сама. Говорит, чтобы я садился. Может, я хочу выпить? Можно, она будет называть меня по имени?

Звенит бокалами на кухне. Я сдергиваю с полки книгу. Островский. «Гроза». Импотенция и истощение актуальности в литературной вселенной. Том напоминает обезличенный строительный блок.

Она приносит бокалы. Бутылка в шкафу. Коньяк — пахнет остро и возбуждающе.

-Вы много читаете? - спрашиваю я.

-Да. А ты?

-Не очень, - смена местоимения звучит отчаянно и натужно. Она старается не выдать это.

Коньяк греет горло. Острота остается на губах. Вываливает мне на колени ворох фотографий. Я пригвожден к месту. Обездвижен. Любуюсь видом с Эйфелевой башни, Лувром, Собором Парижской Богоматери, Пантеоном и Триумфальной аркой. Мы сидим так довольно долго, часов до одиннадцати. У соседей слышно телевизор. Может, идет «Рассекая волны». Наконец, последняя фотография тонет в стопке «просмотренные».

-Боюсь, мне пора.

-О нет, прошу вас, не уходите, - снова «вы».

-Ничего не поделаешь.

-Пожалуйста, останьтесь. Вы у меня первый гость за полгода. Едва ли не пришествие Христа.

-Видите ли, дело в том, что мне нужно выгулить пса.

-Хах. Неужели он не может потерпеть до утра?

-Я бы не хотел проверять...

Она толкает меня обратно на диван, всаживает язык между стиснутыми губами. Слышу, как грохочет ее сердце. Тычет мне в лицо поцелуями. Я ее не знаю. Мне плевать. Пышная, душная грудь. Сильные руки стягивают меня, как обручи. Я разбит. Выкручиваюсь из них, как Гудини из кандалов.

-… Прошу вас, не уходите. Вы не пожалеете, честное слово. Я раньше занималась гимнастикой, могу даже диплом показать. Я … как вам нравится? Не смейтесь! Я в отчаянии. И я так одинока. Я не хочу, чтобы вы уходили. Пожалуйста. Я дам вам тысячу. Нет, пять.

-Простите.

-Умоляю... Десять.

-Это глупо.

-Вам этого мало, вам хочется больше? Я дам еще. Вам будет приятно со мной. Я выброшусь из окна, если вы уйдете.

-Не надо.

-Я умру. Правда, умру.

-Кончай это цирк, - «ты» служит пощечиной. - На улице полно мужчин, ищущих женщин. Тем более сегодня.

-Но я хочу вас... тебя. Не эти волосатые сальные яйца. У тебя красивые руки. И ты молодой. И лицо милое. Даже глаз. Хочешь, я тебя раздену? Я сделаю все.

-Я должен идти.

-У меня есть деньги. Мне нужен мужчина. Я не могу больше выносить одиночество. Почти год прошел, с прошлой весны. В Париже. Умоляю тебя. Неужели не ясно, до чего может дойти женщина? Разве во мне что-нибудь не так? Вот смотри, я покажу... Я не уродина! У меня красивые груди. Я разденусь, и ты увидишь...

-Прекрати.

-Да-да-да, увидишь.

-Я все равно уйду, что бы ты ни сделала.

-Это заставит тебя передумать. Гляди. Вот. Смотри. Видишь?

-Да, прекрасная грудь.

-Дай сюда руку, так... они упругие. У меня не было детей. Чувствуешь, какие твердые?

-Чувствую. Очень красивые, твердые. Но это бесполезно.

-Неужели у тебя даже не встал? Совсем?

-Какая разница?

-Можно, я потрогаю?

-Не надо, там все в порядке.

-Тогда давай я бедра покажу. У меня очень хорошие бедра. Ни жира, ничего.

-Не нужно этого делать. Я и так вижу, что ты фигуристая и стройная.

-Ты не представляешь, какой несчастной я себя чувствую. Ну и плевать. Да, плевать …

-Не плачь. Прости.

-Зачем мне твои извинения?! Я хочу любить. Я умею любить. Ты голубой?

-Считай, что да.

-Зачем ты вообще пошел? Ты же отлично знал, зачем я тебя приглашаю.

-Не знал... знал. Не знаю, знал ли. Просто пошел. Почувствовал себя джентльменом. Получилось глупо.

-И не делай вид, будто деньги не важны! Никакой ты не бухгалтер. Я вижу. Ты так же жалок, как и я!

Падает в рыхлое кресло. Складка на животе переваливается через поясную резинку туго натянутых колготок. Лоскуты волос свисают на шею.

Плачет. Слезы текут по лицу. Я встаю. Из глаза сочится жидкость. Я моргаю и плачу вместе с ней. Переволновалось пиво в животе. Хочется рыгнуть. Я усилием воли сдерживаюсь. Она сидит — снова напротив, на этот раз полуголая. Слезы текут по соскам, срываются каплями вниз, словно по сталактитам в пещере. Ни жалости, ни страсти.

Разворачиваюсь и иду к двери. Окна квартиры выходят на улицу. Надеюсь, во дворе не будет слышно удара.

Дохожу до лифта. Смачно рыгаю. Все песни и фильмы о любви. Что спасет мой глаз? Нажимаю кнопку вызова, но, не дождавшись, иду обратно.

Она думает, что я забыл бумажник или ключи. Но я прикрываю дверь и прохожу на кухню, ставлю чайник на газовую плиту. Хватит на сегодня коньяка и разбитых надежд.

Возвращаюсь в комнату. Говорю:

-Почему бы тебе не поехать в Париж?

-Я была там уже три раза.

-Почему бы тебе не поехать и не остаться?

Другие работы автора:
0
92
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Валентина Савенко №1