Тропа за гранью

Автор:
Strangerbard
Тропа за гранью
Аннотация:
Рассказ написан по мотивам и под впечатлением Мексиканской Книги мертвых.
Текст:

1

    Сквозь ночные джунгли бежали двое, полная луна освещала путь. Черный Коготь оглянулся. Жена держала темп, что вселяло призрачную надежду на спасение. Трехлетняя дочь на руках воина хранила молчание, показывая отцовскую выучку и послушание. Индеец подумал о племени, о своих менее удачливых сородичах. Отряд ацтеков пришел ночью, быстро снял дозорных и атаковал ничего не подозревающих жителей. Большую часть мужчин убили во сне, кого-то оставили, чтобы принести в жертву своим богам в огромных каменных городах. Женщин и детей – увели в рабство. Осталась только семья воина, который бился, сражался с захватчиками, сколько мог, а когда стало ясно, что поражение неизбежно – увел родных далеко в лес. У воина разрушенного племени имелся план действий. Во-первых – он хотел увести своих близких как можно дальше от места побоища. Черный Коготь надеялся, что за одной семьей ацтеки пошлют лишь небольшой отряд. Во-вторых – неподалеку находилось дружественное племя. Единственное, что мучило воина – выбор. Отправиться туда с семьей, означало выдать расположение союзников ацтекам. Был вариант попытаться в одиночку сразиться с отрядом, дав жене и дочери время уйти. К нему индеец слонялся больше всего.

   Время не терпело рассуждений, после нескольких часов изнуряющего бега, воин остановился.

- Что случилось? – тяжело дыша, спросила жена.

- Наши пути здесь разойдутся.

Воин передал ей дочь и поспешил успокоить.

- Мы отошли достаточно далеко от нашей деревни, - сказал он. – Одну семью не могли преследовать всеми силами. Уверен, за нами гонится лишь несколько человек, как я и хотел. Иди на север, к утру, ты должна прийти к племени Черного ягуара, они возьмут вас к себе.

- А как же ты?

- Я приду позже, когда разберусь с врагами.

Зная характер своего мужа, что спорить с ним бесполезно, она лишь обняла его и поцеловала. После чего, взяв дочь, исчезла в лесу. Обернувшись в сторону преследователей, воин вытащил из-за пояса длинный нож из обточенного черного обсидиана.

- Сейчас вы познаете значение моего имени! – прошипел воин. – Мое сердце не ведает жалости к врагам!

   Какое-то время преследователи не появлялись, но через несколько мгновений стал слышен шелест листвы и топот приближающихся ног. Вскоре появились ацтеки. Одетые в шкуры ягуара, они устрашающе смотрелись в лунном свете, словно оборотни, жаждущие крови. Как и предполагал Черный Коготь, за ними шел небольшой отряд. Воинов-ягуаров было трое. Все как всегда хорошо вооружены: двое держали в руках макуавитли*, третий потрясал копьем.

- Я ждал вас.

 С дикими криками преследователи бросились в атаку. Увернувшись от рубящего удара макуавитля, индеец полоснул ножом по горлу его обладателя. Брызнуло красным. Перехватив направленное в грудь копье, вырвал его из рук ацтека. Атаковать бывшего копьеносца Черный Коготь не успел, тому на помощь подоспел товарищ. Взяв меч своего соратника, ацтек теперь орудовал ими двумя, что не давало индейцу возможности подойти близко.

  Отчаявшись, воин погибшего племени метнул нож в грудь обезоруженного противника. Тот увернулся, после чего подобрал упавшее оружие и тоже стал надвигаться на индейца. Зарычав, Черный Коготь сделал выпад копьем, пытаясь атаковать воина-ягуара с двумя макуавитлями. Тот ждал именно этого. Движением одного обсидианового меча блокировал выпад копья, ударом второго, перерубил его надвое. В этот момент вооруженный ножом ацтек подобрался со спины и воткнул клинок по самую рукоятку.

  Черный Коготь умел терпеть боль. Этому его научил отец. Единственное, что охватило воина погибшего племени - чувство сожаления. «Нет!»: подумал индеец. «Я не могу так уйти…» Последним, что он увидел, стали ухмыляющиеся лица его врагов. Тот, что держал два макуавитля сказал: «Мы позаботимся о твоей жене и дочери!» Громогласный хохот солдат ацтеков стал последним, что он услышал.

2

   После того, как пелена густого тумана рассеялась, вокруг появились звезды. Настоящий круговорот, каждая из которых, размером с кулак. Черный Коготь летел с огромной скоростью, о которой раньше и не мечтал. Его тело одеревенело. Попытавшись пошевелить рукой, он не почувствовал ровным счетом ничего.

    Впереди показалось что-то. Воин погибшего племени присмотрелся. Он летел к большой площадке, на которой виднелась одинокая фигура. На ровном каменном круге, парящем в межзвездной пустоте, возвышался воин. На его голове красовался пышный убор из красных перьев. Черный Коготь хотел что-то сказать, но не смог. Он знал, что предстал перед богом Тецкатлипокой, тем самым, что определяет дальнейшие судьбы умерших душ. Только когда полет закончился, и ноги воина коснулись твердыни, вернулась подвижность и речь.

- Теперь тебе позволено говорить, человек, - прогремел голос бога. – Я чувствую тяжесть на твоем сердце, поведай, откуда она.

Помолчав несколько минут, собираясь с духом, Черный Коготь посмотрел в глаза богу, который будет решать судьбу его души, и сказал.

- Я погиб в бою с врагами, народом ацтеков, - сказал воин погибшего племени. – Беспокоит меня, что после моей смерти некому защитить жену и дочь. Ацтеки сильны и безжалостны, они наверняка продолжили погоню.

 Несколько мгновений Тецкатлипока изучал человека. Его взгляд светился силой и спокойствием. Бог взмахнул руками так неожиданно, что Черный Коготь невольно вздрогнул. В руке повелителя страшного суда появился щит. Большой, переливающийся всеми цветами радуги. Повелитель загробного мира поставил его на каменную твердыню и к удивлению воина погибшего племени, щит стал показывать момент его гибели. Изображение воспроизвело последнюю битву Черного Когтя. То как его убили собственным ножом и действительно продолжили погоню за женой и дочерью. Всемогущий бог наверняка знал, дальнейшую историю беглецов и мог легко показать ее, но не стал. Блестящий щит погас и растворился в воздухе.

- Мне все ясно, - сказал Тецкатлипока.

- Ты можешь вернуть меня назад?

- Никто отсюда не возвращается, - прогремел голос повелителя чистилища.

- Думаешь, твоя гибель заслуживает снисхождения, человек? Таких, как ты сотни. Погиб в бою, значит, проявил слабость. Поэтому ты пойдешь к вратам загробного мира тернистым путем. Мое решение окончательно.

В индейце проснулась злоба. Ему сильно захотелось вгрызться зубами в горло этого бога ночи. «Попробовал бы он драться с тремя воинами, будучи обычным человеком!» Но любые его попытки пошевелиться, и броситься на исполинскую фигуру, не увенчались успехом. Его тело снова потеряло чувствительность, ноги оторвались от каменной твердыни и перед глазами снова забушевали россыпи звезд, которые постепенно увеличились, перекрывая весь обзор, после чего все вокруг померкло.

3

  Черный Коготь пришел в себя из-за больших дождевых капель, методично бомбардирующих его тело. Открыл глаза, рывком поднялся на ноги. Вокруг шумели джунгли. Знакомый ему до боли ночной лес, как раз неподалеку от того места, где он бился с ацтеками.

«Неужели вернулся?»: подумал воин. Из одежды на нем лишь набедренная повязка и плетеные сандалии. Почти также, как перед боем с ацтеками, только обсидианового ножа не хватало для полного сходства. И семьи тоже. При воспоминании о жене и дочери, его сердце дрогнуло. Он побежал к месту, где по мнению воина находилось племя Черного ягуара. Быть может еще не поздно, и он успеет раньше врагов. Когда он неожиданно очутился на ровной поляне, в центре которой из земли торчал десяток копий, он понял, что ошибался. Воин не вернулся домой, а попал на очередной круг бесконечного ада.

  Остановившись, воин уничтоженного племени весь обратился в ощущения. Если бы он не поддался эмоциям, оказавшись в родной среде обитания, то сразу распознал подвох. Во-первых, даже атмосфера вокруг искрила напряженностью, словно в пасмурный день перед грозой. В его родных джунглях гораздо спокойней. Во-вторых, Черный Коготь посмотрел на небо. Привычные созвездия исчезли, чужой мир жил своей жизнью.

  Словно в подтверждение мыслям, сзади послышался глухой шорох, словно по травяной подстилке леса тянут толстый канат. Не теряя времени на раздумья, Черный Коготь метнулся к копьям, торчащим из земли, и выдернул одно. Наконечник был сделан не из обсидиана. Материал, который воин никогда прежде не видел. Серого цвета, блестящий, и как выяснилось при прикосновении, твердый и острый. Решив отложить детальное изучение диковинного копья, воин погибшего племени приготовился к бою, выставив оружие в сторону приближающегося шума. Как оказалось мгновением позже, правильно сделал. Из леса вытек вязкий черный силуэт, и широким ручьем заструился к воину. Когда до него оставалось не более десяти шагов, ручей встал на дыбы.

  Огромный змей, не менее полусотни локтей в длину, раздул широкий капюшон и немигающим взором уставился на человека. Ни с чем подобным воин погибшего племени еще не встречался. В юности, в одной из первых своих охотничьих ходок вместе с матерыми ветеранами племени, случилось нечто похожее. Тогда мужчины его племени охотились на анаконду. Тварь, конечно, была меньше этой, но успела убить одного из бойцов отряда. А сейчас Черный Коготь оказался наедине с монстром.

  Воин уже занес копье для первого выпада, но его взгляд встретился с немигающим огнем глаз змея. Сначала улетучился весь воинский задор, а потом странная усталость и безвольное состояние начали окутывать воина. Разумом он понимал, что поддается чарам огромной твари, но тело уже сдавалось. Копье выпало из рук, он сам опустился бы на землю следом, как вдруг позади монстра раздался оглушительный крик. В этом голосе чувствовалось что-то отрезвляющее и властное, от чего несостоявшаяся жертва монстра вернулась в сознание. Силы снова наполнили тело. Моментально подняв копье, Черный Коготь снова приготовился к бою.

  Змей тем временем обратил свое внимание на чужака, помешавшего расправе над податливой жертвой. Воин невольно вздрогнул, увидев своего спасителя. Перед монстром стоял высокий мужчина в невиданной одежде из шкур, расшитых тонкими узорами, каких ему никогда не доводилось видеть. Длинные волосы чужака спадали на плечи, в руках он держал оружие, напоминающее макуавитль, только без обсидиановой кромки, блестящий длинный меч с загнутым лезвием.

  Монстр сделал резкий выпад всем телом, неизвестный воин легко увернулся. На месте где он мгновение назад стоял, сомкнулись зубы твари. В свете чужеродных звезд блеснуло лезвие клинка и опустилось на шею змея. Раздалось громкое шипение, словно на горящие угли плеснули водой. Брызнула желтоватая жидкость. Отчаянно шипя, тварь с той же быстротой, что и появилась, направилась назад в черную полоску джунглей.

- Ты кто, незнакомец? – спросил Черный Коготь, с интересом разглядывая своего спасителя.

Воин в расписной одежде улыбнулся.

- Я Тулмэйо из Толлана, столицы народа тольтеков**, - сказал он.

Лицо спасенного вытянулось от удивления.

- Ты тольтек? – спросил он. – Это не возможно.

Тулмэйо только вздохнул.

- Это при жизни невозможно, а здесь, за гранью, возможно все.

 Черный Коготь еще с детства слышал легенды о тольтеках, таинственном народе, жившим за две сотни циклов до появления ацтекской империи. Предания о затерянном городе Толлане, столице могучих предков, скрывающей несметные богатства, ходили в родном племени всегда.

- Меня зовут Черный Коготь.

- Вижу по тебе, что ты здесь недавно, поэтому следуй за мной и не задавай лишних вопросов, я сам постараюсь ввести тебя в курс дела, - сказал Тулмэйо, направляясь в туже сторону, куда ретировался змей.

  Воин погибшего племени хотел возразить решению своего спасителя, но видя его уверенный взгляд и походку, не стал спорить и направился за ним.

4

  Какое-то время они шли молча. Черный Коготь послушно шел за тольтеком, тот шел по следу раненного змея. Наконец, видя растерянный вид своего спутника, Тулмэйо остановился и повернулся к нему.

- Мы должны выследить и убить его.

- Чтобы обезопасить свои тылы?

- Не только, если мы покончим с ним, нам будет открыт путь на следующую трапу грани, - сказал Тулмэйо. – Таковы законы пути к вратам загробного мира. Еще вопросы есть?

- Во-первых, хочу поблагодарить за спасение моей жизни, - сказал воин погибшего племени. Буду рад отплатить тебе тем же. Во-вторых, скажи, откуда у тебя такое оружие?

Тольтек улыбнулся и коснулся рукояти своего меча, заткнутого за пояс.

- Мой народ хранил множество секретов, о которых подобным тебе ничего неизвестно, - сказал Тулмэйо. – Ты думаешь, каменные города, в которых живут нынешние народы твоего времени, построены ими?

- Раз вы были столь могущественны, почему вы исчезли?

От этого вопроса улыбка сошла с лица последнего тольтека.

- Всему виной двое людей моего народа, вернее раньше они являлись людьми, великими магами. Один когда-то правил нашим народом, его звали Уэмак. Второго ты знаешь теперь, как бога Тецкатлипоку. Они уничтожили нашу культуру и цивилизацию, но мой дух еще цел, поэтому я отомщу.

На этом разговор закончился. Тулмэйо развернулся и направился прежней дорогой. Ошарашенный услышанным Черный Коготь, побрел следом. Все его взгляды и верования сейчас подвергались сомнению. Он утешал себя только одним – возможно так и должно происходить после смерти. След из желтоватой жидкости и борозда в лесной подстилке оборвался у корней огромного дерева. Оба посмотрели наверх. Кора перобы***, была содрана лоскутами.

- Ушел, - сказал тольтек.

- Что теперь?

- Мы упустили его, - сказал Тулмэйо. – Прошло много циклов, а я так и не сумел полностью победить эту тварь. Все начнется сначала. Змей залечит свои раны, а мы устроим привал прямо здесь, и ты расскажешь мне свою историю, Черный Коготь.

* * *

- Наше племя отличалось миролюбием и уважало соседей, - начал индеец.

Тихо потрескивал костер, блики пламени играли на лицах воинов, придавая каждому слову таинственный смысл.

- Наши мужчины, и я в том числе, были охотниками. Лишь при крайней необходимости мы брались за оружие, и в основном в целях самозащиты. Мы жили хорошо, но скоро наши охотничьи угодья стали уменьшаться. Всему виной народ ацтеков, владения которого постоянно расширялась. Мое племя избегало встреч с этими кровожадными упырями, мы кочевали с места на место, отдаляясь от их границ. Однажды мы опоздали. Они пришли ночью, напали подло. Большинство наших воинов погибло, не успев проснуться. Я одним из первых дрался с ними. Когда стало ясно, что битва проиграна, я увел свою семью дальше в лес, ибо знал, что за нами в погоню пошлют лишь горстку людей, с которыми у меня будет шанс совладать.

Тулмэйо внимательно слушал, глядя на пламя костра.

- Когда я увел семью достаточно далеко, то приказал жене уходить к дружественному племени, а сам принял бой с воинами-ягуарами, - продолжил рассказчик. – Я бился с ними, но проиграл. Из троих воинов сумел убить лишь одного. Остальные, наверное, продолжили погоню и поймали мою семью. Это тяготит мое сердце больше всего, если бы я смог – вернулся и спас свою жену и дочь.

Черный Коготь замолчал.

- Знаешь, почему я так долго нахожусь за гранью? – сказал тольтек.

Воин погибшего племени покачал головой.

- Потому, что иду к вратам загробного мира с одной целью – покарать виновных в гибели своего народа. Уэмак Нечестивый сейчас находится там и служит хозяину преисподней, как верный пес. Я отправлю его в небытие, после чего потребую у владыки загробного мира битвы на равных с Тецкатлипокой. Правда на моей стороне, эти двое знают это, поэтому делают все возможное, чтобы я остался за гранью до конца времен. Если я буду один, возможно им удастся этот замысел, но если у меня будут спутники и верные друзья – они проиграют.

Черный Коготь внимательно слушал, ожидая, что должно произойти необычное, и оказался прав.

- Я хочу предложить тебе выгодную сделку, - сказал Тулмэйо. – Я могу отправить тебя ненадолго в мир живых, в тот самый момент, когда тебя убили, и ты сможешь спасти свою семью. За это ты должен стать моим попутчиком по дороге к вратам загробного мира. Ты понял, что я сказал?

- Да, - ответил Черный Коготь.

- Каково же твое слово? – спросил тольтек.

– Согласен.

5

  Сквозь ночную мглу джунглей, выбиваясь из сил, неслась женщина с ребенком на руках. Едва успевая лавировать между деревьями и не путаться в лианах, она боялась только одного – что не достигнет цели. Собьется с дороги, и они с дочерью погибнут либо в ночном лесу, либо от рук ацтеков. Не в силах больше продолжать бег она остановилась передохнуть. Поставив дочь, уселась прямо на землю. Руки отнимались, ноги, словно налились расплавленным камнем, сердце стучало как ритуальные барабаны ацтеков при жертвоприношении.

- Что с тобой мама, тебе плохо? – пролепетал ребенок.

- Нет, родная, - сказала мать, изобразив вымученную улыбку. – Сейчас немного отдохну, и пойдем дальше.

Внимание женщин привлек шорох и приближающийся топот.

- Это наверное твой отец, - улыбнулась мать.

Когда звуки приблизились, и стал отчетливо слышен топот двух пар ног, она оцепенела от ужаса. Когда воины-ягуары нашли их, женщина, дрожа от страха, лежала на земле, прижимая к себе дочь.

Азартно улыбаясь, воины, сбавив темп, направились к ним.

- Ну, вот и все, грязная дикарка, теперь ты будешь вечно выгребать отбросы за моим народом, как и твое отродье, - сказал воин с двумя макуавитлями. – Ты такая же ничтожная грязь, как и твой мужчина, который дрался как женщина.

- Не троньте дочь! – закричала женщина.

  Как вдруг тень промелькнула за спиной у ацтеков, и вооруженный ножом воин издал дикий вопль. Оставшийся на ногах воин резко обернулся, вскинув оружие. Он увидел окровавленное тело своего товарища, над которым склонился огромный черный ягуар. Дикая кошка ощерилась, с клыков стекали капли крови. Желтые глаза животного горели ненавистью и буквально сжигали ацтека.

Оторопев, воин не сразу ринулся на зверя, потому, как ягуар считался священным животным. В честь него называли воинов ацтеков. Но надо было спасать свою жизнь и отомстить за соратника, поэтому ацтек, подбадривая себя криком, кинулся на зверя, размахивая двумя обсидиановыми мечами, словно мельница. Ягуар как будь то этого и ждал. Ловко увернувшись от одного из макуавитлей, лапой отбив второй, животное мощным ударом раскроила череп воину ацтеков. Испустив дух, воин враждебного народа свалился замертво.

Расправившись с воинами, хищник перевел взгляд на женщин. Они как завороженные наблюдали за происходящим. Однако когда зверь подошел к ним, сразу пришли в себя и дико закричали. Словно почувствовав их страх, зверь остановился и уселся на землю. Его взгляд изменился. Вместо ненависти в нем появились другие эмоции, главным из которых являлась тоска. Посмотрев на женщин еще несколько мгновений, зверь скрылся в лесу.

- Видишь, дочь, это добрый знак, - сказала мать, плача от облегчения. – Черный ягуар благословил нас. Значит, мы дойдем!

 Когда забрезжил рассвет, женщина с ребенком вышли к группе хижин с соломенными крышами. Дошли они благополучно, не встретив никаких препятствий. Лишь изредка женщина оборачивалась, чувствуя на себе чей-то пристальный взгляд, знакомый и теплый. Иногда ей казалось, что ее муж все-таки жив и наблюдает за ней из джунглей, но всякий раз оборачиваясь, она не видела ничего кроме лесной зелени и мелькающей в ней черной тени.

6

  Звезды стали исчезать, небо светлеть, мир за гранью ждал рассвета. Костер догорел, остались только тлеющие угли. Тулмэйо с задумчивой улыбкой смотрел на своего нового товарища. Черный Коготь барахтался на земле, поодаль от костра. Шерсть еще не слезла целиком, но стала значительно реже. Рядом валялись скомканные комки полинялой черной шкуры.

  Когда угли остыли и забрезжил рассвет, тяжело дышащий воин погибшего племени, снова принявший человеческий облик, подошел к представителю исчезнувшего народа.

- Тяжесть сошла с моего сердца, - сказал он. – Теперь я твой вечный должник.

Тулмэйо кивнул и положил руку на его плечо.

- Теперь ты мой брат по пути, - сказал тольтек. – За гранью только путь имеет значение.

  Черный Коготь кивнул. Когда за спиной воинов раздалось зловещее шипенье, они только обрадовались. Разбежавшись, уходя от прыгнувшего с одного из деревьев монстра, воины действовали слаженно, как настоящая команда. Индеец отвлекал змея, а Тулмэйо атаковал его мечом, и наоборот. Воин погибшего племени больше ничего не боялся, его дух окреп. Когда тварь поняла, что атака провалилась и попыталась сбежать, брат по пути тольтека обхватил ее поперек туловища и с радостью наблюдал, как Тулмэйо, улыбаясь и сияя, отсек голову своей почти вечной проблеме. Желтая кровь чудовища точками выходила наружу. Тольтек издал вопль радости и потряс отрубленной головой змея.

- Тецкатлипока, вот так закончатся все твои штучки! – закричал он. - Уэмак Нечестивый, я иду за тобой!

Мир вокруг на мгновение померк, джунгли исчезли, уступив место раскаленной, бело-желтой пустыне.

- Что это? – сказал воин погибшего племени.

- Это новая тропа пути, - сказал Тулмэйо. Голова змеи в его руке исчезла вместе со всем предыдущим пейзажем.

- И что теперь?

Тольтек пожал плечами.

- Я знаю одно, - сказал он. – Надо идти. До врат загробного мира еще очень далеко…

*

*

*

*Макуавитль - метровый деревянный «меч» с лезвиями, образованными вкладышами из острейшего обсидиана.

**Тольтеки - «люди знания». Для ацтеков, пришедших в Теотиуакан в XIV веке, тольтеки были создателями всей культуры.

***Пероба – «янтарное дерево». Достигает высоты около 39 м и диаметра до 1,5 м. Произрастает в Южной Америке.

Другие работы автора:
+2
148
18:27
+1
Ух ты!
Хочется узнать, что будет дальше wassup
19:24
+1
Спасибо за комментарий и интерес )
Загрузка...
Валентина Савенко №1