Она проснулась с предчувствием счастья. Глава 97 из романа "Одинокая звезда"

Автор:
kasatka
Она проснулась с предчувствием счастья. Глава 97 из романа "Одинокая звезда"
Аннотация:
Как Маринка Башкатова с утра почувствовала, что с ней сегодня должно случиться что-то прекрасное, и стала готовиться к этому.
Текст:

Воскресным сентябрьским утром Маринка Башкатова проснулась с предчувствием счастья. Едва открыв глаза, она почувствовала, что сегодня с ней случится что-то совершенно потрясающее. Такое состояние ей уже было знакомо. Однажды в ее душе зародилось подобное лихорадочное ожидание какого-то сказочного события. И оно произошло: ей позвонили из редакции местной газеты и сообщили, что в ближайшем номере будет напечатано ее стихотворение про собаку. Она была тогда на седьмом небе от счастья.

Трижды за ночь Маринка просыпалась от мысли, что завтра сможет купить в ларьке "Союзпечати" газету со своим стихотворением. Утром она скупила все экземпляры этой газеты и, притащив их в школу, произвела настоящий фурор, воспоминание о котором долго грело ей душу.
Еще не открыв глаза, Маринка стала прокручивать в уме предстоящий день. С утра надо выучить английский и решить десяток задач по алгебре: завтра предстояла контрольная. Математичка надумала проверить у них остаточные знания — что они успели растрясти за лето, а что осталось в голове. Еще надо подготовиться к семинару по истории. Никакой радости во всем этом определенно не было.
Что еще? Убрать квартиру, приготовить обед — родители приедут вечером с дачи. Не будет обеда, съедят ее, Маринку. Тоже мало радости.
А вот здесь теплее: в три часа очередной музыкально-поэтический салон "Пушкинский бульвар".
Дважды в месяц местные поэты и музыканты собирались во Дворце народного творчества на улице Пушкинской. Там можно было почитать свои стихи, послушать новые песни, попеть под гитару, а то и просто потрепаться за жизнь. Счастливчики, умудрившиеся напечататься в какой-нибудь газетке, а то и издавшие за счет спонсоров или собственный тоненькие книжечки стихов, хвастались своими достижениями и щедро их раздаривали.
Как раз к сегодняшнему салону Маринка написала пять новых стихотворений, которые ей самой очень нравились. Она надеялась, что они понравятся и кому-нибудь из издателей, изредка захаживавших на их встречи.
Определенно сегодня повезет, думала Маринка, одеваясь, вот бы все пять напечатали. Марь Петровна меня тогда на руках носила бы, и пятак по литературе был обеспечен.
Она стала копить предвкушение счастья, убеждая себя, что оно случится, обязательно случится, не может быть, чтобы не случилось.
Выскочив в магазин за хлебом, Маринка поразилась ослепительной яркости этого дня. Осень еще совсем не чувствовалась. Небо было синим-синим, лаковые листья тополей блестели на солнце и стайки воробьев весело щебетали, перелетая с одного куста сирени на другой под умильным взглядом большого серого кота, примостившегося на ветке жерделы. Да, в такой замечательный день непременно должно было случиться что-то из ряда вон выходящее.
От этой мысли ожидание необычайного еще более усилилось. Маринка даже подумала, что может быть, простой публикацией дело не обойдется, − может, ей наконец повезет и удастся выпустить целую книжечку стихов. Вдруг какому-нибудь богатенькому Буратино, случайно забредшему к ним в салон, так понравятся ее стихи или она сама, что он предложит взять на себя расходы по изданию книжки. Ведь повезло одной местной поэтессе подобным образом − а ее стихи ничуть не лучше Маринкиных.
Держать в руках книжечку своих стихов, перелистывать ее страницы, любуясь портретом на обложке, подписывать, раздаривая знакомым, — это была хрустальная Маринкина мечта. Она представила, как приносит стопку книжечек в класс, дарит одноклассникам и учителям, преподносит Никите Сергеевичу и завучу. Как изумленно они смотрят на нее, поражаясь ее таланту. И от этих прекрасных грез ей захотелось, как в детстве, попрыгать на одной ножке.
Стихов Маринка за свою жизнь успела написать великое множество. У Лены на лоджии лежало около десятка тетрадок с Маринкиными стихами. Лена с Геной были ее первыми слушателями и верными поклонниками.
Маринке очень нравилось облекать мысли в рифмованные фразы, где было много воздуха и красивых звуков. И еще она давно заметила, что мысль рифмованная доходит до ума и сердца слушателей гораздо быстрее и вызывает больше эмоций, чем высказанная в прозе. Любая банальность, сказанная языком прозы, так и остается банальностью, тогда как облеченная в рифму, она порой делается откровением.
Маринка не любила литературу, как предмет, но любила русский язык за красоту, звучность и меткость выражений. Стихи она писала давно, еще с детсадовского возраста. Ей собственные стихи нравились все больше и больше — а это верный признак, что они чего-нибудь да стоят. Ведь помните, как у Булгакова Мастер спрашивает поэта Бездомного, хороши ли его стихи. И как тот отвечает: “Они ужасны!”. А вот если бы Мастер спросил об этом ее, Маринку, она бы ответила: “Они прекрасны!”. Потому что никто лучше самого поэта не чувствует, хороши ли его стихи или нет.
Училась Маринка неплохо, хотя изредка, задумавшись на уроке над поиском красивой рифмы, могла схватить трояк, а то и пару, за невнимание.
Кроме сочинения стихов, Маринка, как и Лена с Геной, увлекалась математикой. Впрочем, этот предмет любило большинство ребят из их класса. Но в отличие от Лены с Геной, твердо решивших поступать в Политехнический на информатику, Маринка еще не определилась с будущей специальностью. Может, она и последует их примеру, а может, — нет. Еще успеет решить, ведь впереди целый одиннадцатый класс. Куда спешить?
Управившись к часу дня со всеми делами, Маринка принялась готовиться к выступлению. Она надела любимое темно-зеленое, украшенное зелеными же стразами платье, так идущее к ее зеленым глазам, серьги и кольцо с бирюзой и обулась в зеленые лакированные лодочки. Сразу сделавшись похожей на Хозяйку медной горы, Маринка достала косметичку и стала прихорашиваться.
Кроме поэтического таланта, она еще неплохо рисовала. Особенно ей удавались хорошенькие мордочки, которыми были разрисованы все ее учебники и записные книжки. С возрастом этот талант Маринка стала использовать для украшения собственной физиономии — и это у нее тоже получалось совсем неплохо.
Прежде всего она закрасила маскирующим карандашом неизвестно откуда взявшиеся два прыщика и несколько веснушек. Затем покрыла тональным кремом сомнительные участки на подбородке и возле носа. Припудрила нос и щеки и слегка их подрумянила. Лицо сразу стало похоже на персик, чего она и добивалась. Чуть подвела брови и нанесла на щеки самую малость румян. Благодаря этому глаза сделались ярче и таинственно заблестели.
Затем Маринка достала из косметички свое главное богатство: тюбик французской туши, загибающей и удлиняющей ресницы. Он был куплен совсем недавно за немыслимые деньги, подаренные ей родней на день рождения. Она еще ни разу не пользовалась этой тушью. Сегодня был самый подходящий повод ее опробовать.
Вынув из тюбика кисточку в блестящей туши, Маринка слегка коснулась ею кончиков ресниц. Результат превзошел все ее ожидания. Ресницы удлинились и загнулись едва ли не до бровей. Глаза стали большими, глубокими и загадочными. Маринка и представить себе не могла, что ее глаза могут быть такими красивыми. Нанеся на губы пудру и слегка их подкрасив, она закончила макияж и оценивающе поглядела на себя.
Да, надо признать, сегодня она особенно хороша. Если не считать Джанелию-Туржанскую, то, пожалуй, красивее ее нынешней в классе нет. С той, конечно, сравнивать себя даже глупо. Но это уже несчастный случай, что такие бывают на свете. Сравнивать себя с ней все равно, что сравнивать Луну с Солнцем. Все девочки давно махнули на нее рукой и перестали комплексовать по этому поводу. Спасибо еще, что Лена всегда вела себя скромно и не выпячивалась. Все потому, что Бог дал вдобавок к ее небесной красоте весьма острый и самокритичный ум, что бывает у их пола, надо признать, крайне редко.
Хорошо еще, что никого из ребят Лена не выделяла, со всеми держалась ровно и приветливо. Поэтому мальчики из их класса, да и не только из их, давно поняли, что влюбляться в нее все равно, что в северное сияние, — холодно и безответно. К тому же рядом с Леной вечно маячила ее тень — мощная фигура верного Гены, до которого большинству ребят никогда не дотянуться. Своей едкой иронией он мог превратить любого из них перед Леной в законченного кретина. Поэтому одноклассницы совершенно перестали ревновать к ней одноклассников.
Еще год назад почти все повлюблялись друг в друга − за редким исключением. К этому исключению относилась и она, Маринка, из-за чего девушка временами чувствовала себя какой-то ущербной. Действительно, большинство одноклассниц уже давно испытало радость первого поцелуя. А кое-кто — и не только поцелуя. Да, что там кое-кто! — больше половины класса. О чем они с удовольствием трепались между собой. А ее, Маринку, еще ни разу по-настоящему никто даже на свидание не пригласил. Нет, вообще-то приглашали, но все такие неподходящие личности, что их можно было не считать. А вот, чтоб подходящий! Увы, такой ей пока не встретился.

0
87
Вика
07:32
Читается на одном дыхании, чтобы поднять настроение. спасибо.
21:55
Спасибо, Вика. Жду еще ваших впечатлений, они мне как автору и педагогу крайне необходимы, а здесь это редкость.
22:52
Легкий, хороший слог. smile Другое дело, что у меня лично как-то не складывается читать «роман с продолжением», да и тема не сказать, чтобы близка.
19:20
Спасибо. Врачи утверждают, что при чтении книг о ранней юности организм настраивается в резонанс с чувствами героев и молодеет. Знакомая психолог лечит «Одинокой звездой» своих пациентов.
Загрузка...
Дарья Сорокина №1