Рэйв 06

Автор:
Артем Кастл
Рэйв 06
Аннотация:
Музыкальный фестиваль, на котором все пошлое выходит за рамки. Фестиваль, на котором люди предстают в разных образах. Фестиваль, на котором тайны одной становятся достопримечательностью, а действия другого осуждаются всеми...
Текст:

6


Мы успели на самое интересное. Какая-то говенная группа приканчивала свое выступление и между делом порвала барабанные перепонки всем находящимся рядом со сценой поклонникам хорошей музыки. Солист группы что-то несвязно рычал в микрофон. Мне казалось, что языку в школе его так и не научили. Устремившись за сладкой парочкой к сцене, я услышал лажовую игру гитариста, который даже в паузах лажал. Каждый такт мелодии он обосрал своими уродливыми нотами. На плову держались басист и ударник. Они пытались вытянуть эту кучу дерьма, но их «Титаник» медленно падает в пучину говна. Такое слушать я бы не стал и бесплатно. Честно, как будто кучка тупоголовых придурков решила основать свою команду и поиграть немного в рокеров. К слову – Насте они чем-то понравились. Я долго спрашивал, чем, но она мне так и не ответила. А вот мы с Коляном от них чуть не блеванули. К счастью, эта часть казни прошла. Зал погрузился в темноту. Можно заметить, как эти «музыканты» убирают за собой оборудование.

Отмечу, что музыкантами их назвать нельзя. Так себе сошки. К сцене подвалило людей. Мы отошли назад. Решили держать дистанцию. Не хотелось потом попасть в слэм кружок. Для тех, кто не знает, слэм кружок – это когда десятки пьяных быков устраивают свистопляску, херача всех подряд. Примерно так. Ты непроизвольно можешь попасть в слэм кружок и из тебя там сделают фарш. Будут толкать и перекидывать друг другу как мячик на пляже.

- Как вам эта группа? – повернулась к нам Настя.

- Говно говеное. – ответил я. – Если б я захотел испытать ужасную казнь на себе, я бы попросил кастрировать меня тупой вилкой из детского набора без обезболивающего под песни Джастина Бибера, и при этом всем твердил бы - спасибо за милосердие.

- Как-то жестоко.

- Но правдиво. – поддакнул мне Колян.

- Но ведь они панки.

- Они пытались вести себя как панки, но, если ты не знаешь, кто такие панки, лучше не суйся в это дело. На сцене были нормальные басист и ударник, и 2 высера, которых мы посчитали за гитариста и солиста.

- И высер это мягкое слово против них.

- Вот видишь, Колян согласен со мной. У нас имеется хороший музыкальный вкус. Я торчал с панками, я слушал панк рок. Это ни хрена ни первое, ни второе. Это какой-то низ, просто дно, на которое упасть может каждый. Но лучше обмотаться собственными кишками и петь Кхануку, чем слушать это, или играть в этой группе.

- Я вас не понимаю. Мы пришли за музыкой, а вы ее обсираете.

- Вот именно, - сказал Колян – мы пришли за музыкой.

Я заметил, позади нас небольшую конструкцию, являющуюся вторым этажом для избранных. Я так понял – на второй этаж могут подняться не все. В кресле сидел какой-то парень. Он был одет в рваные джинсы и футболку с логотипом рэйва. Волосы его доходили до подбородка и полностью скрывали лицо. Парень поднялся. В руке он держал банку пива. Свет был направлен на него. Он опустошил банку и кинул ее в одного из своих обкуренных, а обкурены они были все, дружков. Тот только улыбался как умалишенный.

- Мы собрались здесь для воздаяния почестей нашему Богу. Он наблюдает за нами с небес, и мы видим его дары, посланные для удовлетворения потребностей наших. Мы можем беседовать с ним и строим Ему храмы. Памятники свои посвящаем Ему, не надеясь полностью передать облик Его, ибо невозможно это. Но решились мы на другое. Решили отблагодарить Господа Бога за Его деяния. Мы устроили этот рэйв, чтобы показать, как сильно мы любим музыку, которую Он подарил нам и песни, которые нашептал нам. Пускай раскачает нас волна и начнется наше хождение по мукам.

- Хождение по мукам это он верно отметил. – проговорил Колян, осматриваясь по сторонам.

Толпе было плевать на этого чудилу с его речью. Видимо он просто брал слово перед очередным выступлением. Этакая минутка славы в пользу церкви. Я не мог подумать о другом. В его речи все было наполнено церковью и восхвалением Всевышнего нашего. Я не атеист и не какой-нибудь придурок, чтобы считать, что Бога нет или, что Ему плевать на нас. Нет. Мне кажется, что кабельное у Него кончилось и Он решил развлечься, создав вселенную за 7 дней.

Зал наполнился красным светом, и мы увидели качающих в такт головой людей. Их были десятки. Те еще металлисты. Многих мы видели на улице. Они как подверженные гипнозу кивали в такт музыке. Как-будто старая старая секта активировалась на обычном фестивале. Играли длинные ноты, а качающиеся головы не прекращали своих движений. Что-то завопил солист. Пока что я не увидел ничего хорошего.

- Что-то не прет. – сказал Николай.

- А ты выпей и все будет лучше. – ответила Настя и взяла из кармана рюкзака Коляна флягу с вином.

Мы пустили флягу по кругу. Приложились все. Я так и вовсе присосался. У меня разболелась голова от этого скребущего по стеклу мела. Это я о музыке. Парни явно взяли не те эффекты. Они звучали дерьмово. Солист начал кричать что-то разборчивое, но большей части не понял никто.

- Вы понимаете, о чем он поет? – спросил я.

- Нет.

- Нет.

- А они понимают?

- А ты думаешь, им оно надо.

- Они неформалы. Мы все такие.

- Ну, если ты неформалка, то я тогда прима Большого театра.

- Хватит уже ее подстебывать.

- Но это так. Тут и не пахнет неформалом.

- Ты просто меня не знаешь.

- Я знаю тебя. Оттого и делаю выводы.

В жизни бы не подумал, что буду неформалке доказывать, что она не неформал. Я и себя не считаю неформалом, но и формалом я себя тоже не считаю. Я пью чуть ли не каждую минуту, ругаюсь, матерюсь, злюсь и выкидываю прочие хреновины. Я обычный козел, но я это признаю, а не выдаю все действия за зачаточные признаки бунтарства. Интересно: а смогу ли я переубедить Настю в том, кто она? Это будет номер.

- Давайте погуляем. Мне эта группа не понравилась. – предложила она и направилась к бутику с аксессуарами. Мы последовали за ней.

- А что такое, почему тебе они не понравились? – спросил Колян.

- Они депрессивные. Как будто мы в секте застряли.

- И не говори. – согласился я.

Пока они целовались у бутика я взял флягу с вином и направился его рассматривать. Диски, футболки и прочая хренотень. То, что мне не нужно. Честное слово. Я бы пережил без футболок и дисков, но эти целующиеся малость раздражают. Не люблю, когда кто-то выставляет напоказ свои чувства. Даже если они, так сказать, в зародыше.

- Ты чего отошел? – спросил подошедший Колян.

- Я не люблю смотреть на ваши сосательные движения.

- Мы тебя стесняем?

- Нет. Просто я не сторонник этого показательного шоу.

- Ты странный.

- Все мы странные. Нормальные люди сюда бы не пришли.

- О чем вы? – вмешалась Настя.

- Он недоволен нами. – произнес Колян, положив руку на сердце.

- Почему?

- Мы выставляем свою любовь напоказ.

- Ой понеслась. – присвистнул я, успев отойти от бутика.

Я услышал звонкий такой голос Насти, адресованный мне.

- Ну и что, что мы любим друг друга? Мы где хотим, там и целуемся!

- Целуйтесь. Только меня не заставляйте стоять рядом.

- Ладно. Пошли перекурим.

- Я не курю.

- А ты не кури. Рядом постой с нами и все.

- Отлично. Ты дымишь, а я наблюдай.

- Поболтаем о чем-нибудь. Тут все равно тухляк.

Колян взял у меня флягу. Мы снова пустили ее по кругу.

- Это верно. Тухлячок тот еще. Надеюсь, дальше будет лучше. Честно, не пойму, зачем это лирическое отступление.

- Может оно дальше будет объяснено.

- Тут все упоротые, объяснений не будет.

Мы вышли на улицу. На фестивале можно выходить и входить. Главное охране показать печать с одуванчиком. Пока мы курили выступили 2 группы. Но ни одной хорошей среди них не было.

Другие работы автора:
0
140
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирина Коняева №1