700 граней (29 серия) – Эй, ямщик, поворачивай к моргу!

Автор:
Влад Костромин
700 граней (29 серия) – Эй, ямщик, поворачивай к моргу!
Аннотация:
Краткое содержание: Столкновение – Великий Зал Игры – Шанс уйти через окно – Шестнадцатый портал – Близ развалин замка Ро – Потерянный амулет – Город одиноких женщин – Аксиома жизни – Советы – Проклятая вечность – Чудовище Мэриэн – Глаза – Ноябрьская роза – Данаец – Маги: вечер – Толстолобик – Братья по разуму, братья по крови – Тонкий мир – Когда рельсы задрожат – Крысиный рыцарь – Бананы – Звон Стандартов – Цена риска – Чудеса реинкарнации – Цена Силы – Алтарь науки – Транс
Текст:

Краткое содержание: Столкновение – Великий Зал Игры – Шанс уйти через окно – Шестнадцатый портал – Близ развалин замка Ро – Потерянный амулет – Город одиноких женщин – Аксиома жизни – Советы – Проклятая вечность – Чудовище Мэриэн – Глаза – Ноябрьская роза – Данаец – Маги: вечер – Толстолобик – Братья по разуму, братья по крови – Тонкий мир – Когда рельсы задрожат – Крысиный рыцарь – Бананы – Звон Стандартов – Цена риска – Чудеса реинкарнации – Цена Силы – Алтарь науки – Трансверсум (микро-макро) – Особенность господина Кри – В рамках рекламной акции – Книга для одного читателя – Птицы в небе – Человек с тысячью жизней – Убирайся! – Фантомная человечность – Проблема отдельно взятого каравана – Визуал – Из природы зла – Дом на краю тумана – Человек без привязанностей – Психоаналитик для микроволновки – Птицы должны летать – Юлькина сказка – Воспрянувший духом – Метеорология – Небольшая история одного космического путешественника – Тельвар

– Чего не знает Тосол? – в дверь, покачиваясь, вошел Фрэнк.

– Тосол подкрался незаметно. Привет, Фрэнк, – Мартин встал. – Разговор есть.

– Поговорим, – кивнул Фрэнк. – Ребята, заходите.

В дверь протиснулся высокий длинноволосый крашеный блондин в гавайской рубашке, шляпе, похожей на шляпу Майкла Джексона, и полуботинках с дырочками. Вторым был парень в поварском колпаке, черной футболке с мертвой разноцветной бабочкой, с факелом и обрывком каната под мышкой.

– Знакомьтесь, – Тосол обвел офис рукой. – Это Мартин, племяш мой, вон тот пацанчик – бодрячок – Кай Метов, девчонок не знаю. А это Эдвард, – торжественно представил пришельцев, – и как там тебя? Напомни.

– Александр, я, и-к, Гринев, и-к, – парень в пояс поклонился и выронил факел.

– Я Фай, – обиженно сказал Метов.

– Блин пасхальный, какая разница? – удивился Фрэнк. – Все равно Метов, а людям так будет проще запомнить.

– Фрэнк, кто это? – подчеркнуто спокойно спросил Мартин, доставая из стола пару своих боевых томиков.

– Это мои новые друзья, в цирке познакомился.

– Фрэнк, может вашему хору мальчиков из школы для дефективных вернуться в цирк?

– Куда мы вернемся? – удивился Тосол. – Тигры вырвались на волю, там сейчас паника и полиция. Шабаш еще тот, лесные демоны отдыхают. Кстати, у вас тоже мусора под окнами ошиваются… Мы пока тут потусуемся?

– Дядя, тут не проходной двор и не постоялый. Мы работаем.

– Вижу, как вы работаете, – кивнул на Венди Тосол. – Ведете жизнь, какую хотите и когда хотите.

– Девушка получила травму, отдыхает…

– Я бы тоже с ней отдохнул, ха-ха-ха.

Пес выбрался из укрытия, робко гавкнул и завилял хвостом.

– Маринад, и ты здесь?! – обрадовался Тосол и вытащил сигарету.

– Он же Цукат? – удивился Фай.

– Да какая разница? – достал зажигалку. – Заснул Цукатом, проснулся Маринадом, всего делов. Народ сейчас такой, хорошо, если в ухо не нассут, извиняюсь, барышни, если урины не нальют.

– Фрэнк, – Мартин хлопнул в ладоши, привлекая внимание, – тут не курят.

– Марти, не будь буквоедом. Я только чутка затянусь и все. Окошко вон откроем и все будет в норме. Девочка, открой окно.

– Мальчик, тебе надо, ты и открой, – отрезала Людвига, – а я тебе в горничные не нанималась.

– Фига се, – присвистнул Фрэнк. – Ты вообще знаешь, кто я? Или кто эти люди?

– Без понятия, но мне это малоинтересно, – мимику лингвистки в этот момент было просто невозможно описать. – Тройка напыщенных свиристелей с интеллектом амеб.

– Да это сам Распашный! – ткнул пальцем в покачнувшегося блондина. – Сам, мать его, Распашный!

– И чем он знаменит?

– Ну… – Фрэнк задумался.

– Он тигров дрессирует, и-к, – подсказал Александр. – А еще двух тигров умудрился украсть в Приморье и продать олигархам в Саудовскую Аравию.

– Фрэнк, где ты их находишь? – голос Мартина заметно потяжелел.

– Ну… я же сказал, в цирке. А что такого?

– От твоего Распашного разит, как от винной бочки.

– Ной был алкашом, а достиг всего.

– Это не Ной!

– Ну, так оно так, поэтому тигр и вырвался. Это мы на радостях от знакомства так накерогазились. Мы же раньше в чате всекиноговноточкаком общались, патриотическое кино обсуждали, а тут встретились. Вот и обмыли.

– Патриотическое кино, подумать только!

– Ну, там всякие «Движения вверх», «Защитники», «Лед»…

– Один дурачок, Славик, тоже «Движение вверх» смотрел, – заметила Людвига, – и где он теперь?

– Где? – спросил Фрэнк.

– Завалили придурка из рода Аксельродов и фамилию не спросили. Мир меняется и любованием виртуальным прошлым сыт уже не будешь.

– Это нетипичный случай, пример какого-то долболюба. Все мы умрем, но не обязательно платить своим врагам за это, – кивнул Тосол. – Кай, ты не в обиде, что я твою пятихатку на благое дело пустил?

– Я… – начал Фай.

– Вот и молодец! – обрадовался Фрэнк. – Дай еще.

– Вы ее ту не вернули.

– Не будь занудой, хочешь вот, – посмотрел на спутников, – броги у Эдика купи. Недорого. За штуку отдаст.

– Это мой туфля, – подал голос Эдик.

– Не нуди, пацану будет лестно с твоей ноги говнодавы прикупить.

– А как же я?

– Что я? Разьякался! За тигром надо было смотреть! На какие шиши пить думаешь? – прошипел Фрэнк.

– Ну…

– Вот и молчи в тряпочку, Эйч Пи Бакстер заросший! Так что решил, певец забытый? – его взгляд снова уперся в Фая. – Бери, и да поможет нам Господь наш.

– Я чужую обувь не ношу, – отказался Фай.

– Купишь, будет твоя. Глянь, какие модные. Любой испанский гранд таким рад будет. Эдик бы сам носил, но тебе решил уважение выказать. Бери, пока согласен.

– Не буду я брать, отстаньте!

– Мартин, а ты не купишь? – без особой надежды спросил Тосол.

– Фрэнк, я педерастическую обувь не ношу, ты же знаешь.

– Подумаешь… выискались святоши. Канат тогда купи. Саш, покажи ему канат.

– Мне канат самому нужен, – отказался Александр. – Я им тесто взбиваю для мучкалицы.

– А что такое мучкалица? – заинтересовалась Людвига.

– Про мучкалицу мало кто знает, что это: еда, вымысел или что-то другое.

– И что же это?

– Лично я, блюдо такое готовлю. С толстолобиком.

– Вы повар в цирке?

– Почему в цирке? – удивился Александр. – Я в цирке никогда не был, меня туда не пускают.

– Фрэнк, кто это? – заиграл желваками Мартин.

– Это? – Тосол оглянулся, рассматривая повара, будто видел его впервые. – Это, Сашка, повар-коротковолновик.

– Ты же сказал, что вы познакомились в цирке?!

– Нет, мы с ним на кулинарном форуме при сайте коротковолновиков когда-то познакомились, а сегодня мясо ему продали.

– Какое мясо?!

– Которое Эдик должен был тигру дать… А деньги кончились… я вспомнил про Сашку, решили ему толкнуть мясо, позвонил, забил стрелку… и вот…

– И где мясо?

– Мясо мы продали какому-то похожему на Березовского еврейчику на ржавой «волге», накупили самого дешевого светлого пива и коктейля «Северное сияние», выпили и теперь нам не на что добавить…

– Не на что, и-к, – подтвердил Александр. – Совсем не на что.

– Может вам уже хватит? – спросил Чернокнижник. – Расходитесь по домам.

– Мне идти некуда, – пустил слезу Эдуард. – Меня теперь посадят из-за тигра.

– А там тебе будет тумба-юмба, – утешил Тосол, – и без вазелина. То-то местные жопотрахи на тебе оторвутся, такой цирк устроят…

– Фрэнк, тебе никто не говорил, что у тебя мозгов нет? – спросил Мартин.

– Я знаю, что у меня мозгов нет, но это не только не мешает мне говорить, но я еще и обучающие тренинги провожу.

– Вам лучше уйти отсюда, от греха подальше.

– Не, а чо? – внезапно начал бычить Эдик, размахивая массивной рандолевой печаткой на пальце.

– А не чо!

– Ты чо, Дукалис? Да у меня сам Укупник в корешах!

– Фрэнк, убери этого черта, а то я за себя не ручаюсь.

– Эдик, пойдем, – потянул буяна за рукав Тосол.

– Кто он такой? Чего это чмо, меня, заслуженного циркача, V.I.P-клиента «Рокетбанка», выпроваживает? Я не Сергей Будник, а он не «Сбер», подобного обращения с собой не позволю! – вырвал рукав из рук Тосола и шагнул к Мартину. – Да ты знаешь!..

Продолжить он не успел. Томик «Гарри Поттер и тайная дырочка» просвистел в воздухе и врезал в туповатую голову. Раздался звон, будто в чугунный котел ударило дубовой полено. Гордый носитель пижонских брогов рухнул на пол. Шляпа отлетела к Маринаду, который незаметно подгреб ее поближе, видимо, в комплект к кубанке.

– Понял, – Тосол примирительно выставил ладно, – все понял. Мы уходим.

– И ты должен Фаю штуку, – тяжелым голосом напомнил Чернокнижник.

– Лады, – Фрэнк пятился к выходу. – Без проблем. Башмаки можем и бесплатно оставить и шляпу…

– Засунь их себе в … – Мартин оглянулся на девушек. – Кстати, – вспомнил, – в выброшенном тобой шкафу был один сапог… До конца недели он должен быть здесь. Понял?

– Понял, понял.

– Падаль эту напыщенную забрать не забудьте.

Тосол и повар-коротковолновик подхватили чванливого дрессировщика и исчезли из офиса.

– Собаку забыли… – сказал Метов. – Догнать?

– Можно я себе возьму? – спросила Людвига.

– В счет счета за экспертизу? – мгновенно сориентировался Мартин.

– Хорошо, – вздохнула девушка, – я вижу у вас тут трудно деньги вырвать.

– Кризис, – развел руками Чернокнижник. – Мы не олимпийцы, на бюджете не сидим, приходится экономить на всем.

– Что будем с ним делать? – спросил Александр в коридоре. – На себе что ли эту тушу попрем? В нем девяносто пять кг, не считая говна, это я как профессионал говорю.

– Давай в туалет затащим и в кабинке оставим, – решил Фрэнк, – если выживет, то сам пускай выпутывается, а если нет, то пускай эти жлобы, – понизив голос, кивнул за спину, – с ним носятся. Все равно они источник скверны в этом районе, я их давно знаю. А я жмуров таскать не подписывался.

Дотащив до туалета, аккуратно усадили Эдика на унитаз. Тосол не утерпел и снял с тела броги, широкий кожаный ремень, толстую цепуру и печатку.

– Зачем тебе эта дешевка? – не понял Александр, почесывая бабочку на футболке.

– Цыганам скинем, будет на похмелку.

– Думаешь, возьмут?

– Конечно, это же можно потом какому-нибудь лоху впарить.

– Тогда бери.

– Что делать будем? У тебя есть поблизости, у кого занять?

– Я и так всем должен, – вздохнул Александр.

– Ты? Ты же поваренок, не куришь, почти не бухаешь, с факелами тренируешься. Зачем тебе деньги?

– Занимал на кулинарные эксперименты.

– Чудак-человек, но пусть. Совсем никого?

– Есть Леха Донован, он может дать.

– Погнали! – оживился Тосол. – Возьмем бабосов, потом в казино, я тебя сведу с Мишей Наганчиком…

– Есть проблемка.

– Какая? Я решу любую проблему, – подумав, снял с циркача брюки и аккурано сложив, спрятал за пазуху. – Не зря меня зовут Фрэнк нет проблем.

– Он не тут, он в Колпино.

– Это что за еб…ня? Где это?

– На Ижоре…

– Что за Ижора такая? Что ты вола крутишь? Это где?

– Это река под Питером.

– Ты чего, того? – постучал себя по лбу. – Как мы туда без денег доберемся? А так он переслать не сможет?

– Он не пересылает, он айки-до занимается, им нельзя деньги переводить.

– Сектанты, значит… На телефон положить если? Тоже нельзя?

– Мы же пропили телефоны…

– Засада… – Тосол звучно почесал заросший затылок.

– Слушайте, я слышал, есть такая услуга «Говорящее такси». Там можно бесплатно доехать.

– Что за кидалово?

– Я сам не пробовал, но слышал.

– Пошли, с рецепшена вызовем.

– Девочка, – сходу напористо сказал Диане Тосол, – Мартин сказал, от вас позвонить можно.

– Звоните на здоровье, – поставила телефон на стойку.

– Какой номер? – повернулся к повару.

– Сейчас, – напряг память, – 353-34-33.

– Алло, здравствуйте, можно заказать такси? А это точно бесплатно? Да? Нам за город. Тогда приезжайте, – Фрэнк продиктовал адрес. – Чудаки какие-то. Спасибо, девушка. Пошли, сейчас приедут.

Вышли на крыльцо, дивясь на толпу сектантов. Подъехало старое Peugeot 206 цвета стали.

– Кто заказывал такси на Дубровку? – спросил одетый в бейсболку «Brutto» усатый таксист.

– Мы, – Тосол подтолкнул Александра. – Садись.

Сели на заднее сиденье.

– Меня Сергей зовут. Куда поедем?

– Надо до цыгана одного доехать, это за городом. А у вас точно бесплатно? – Фрэнк поерзал по сиденью.

– Можете не сомневаться.

– Поехали.

Машина выбралась из толпы, влилась в транспортную артерию и вскоре попала в пробку.

– Я стихи пишу, – сказал Сергей. – Послушайте. Гаврила был олигофреном, любил он с шайбою хоккей. Как вам?

– Ну, – Александр поводил рукой в воздухе, подбирая слова.

– А вот еще. Гаврила был мужчина видный, лишь стоит заглянуть под стол.

– Это как? – не понял Фрэнк. – В смысле, у него был под столом?

– Нет, ростом невелик. А вот еще: служил Гаврила извращенцем, Гаврила олимпийцем был.

– Парень, может ты заткнешься? – не выдержал Тосол.

– Не могу, это же «Говорящее такси», – пожал мощными плечами Сергей. – Молча катайтесь на платном. Будете платить?

– Хорошо, – Фрэнк скрипнул зубами, – мы слушаем, не отвлекайся.

– Гаврила не любил Данилу, Гаврила Гаруса любил. Узнал про Гаруса Данила и топором его убил! Как вам?

– Нормально, – от покрасневшего лица Фрэнка можно было прикуривать. – И хуже встречали.

– Гаврила санкций не боялся, на санкции он болт ложил!

– В этом что-то есть, – сказал Александр, судорожно стискивая факел.

– Пошел Гаврила в президенты, глядит, а март уже прошел!

– Если деньгами, то сколько? – тяжело ворочая челюстями, спросил Фрэнк.

– Могу счетчик включить, но сами понимаете, недешево. Включаем?

– Нет!

– Гаврила стал биатлонистом, но клюшкой задевал за снег.

– Позвольте, – не понял Александр, – при чем тут клюшка? В биатлоне нет клюшек.

– Как при чем? – Сергей подмигнул. – С хоккея в нем торчала.

– Сергей, тебе ремень не нужен? – Фрэнк достал трофей. – Кожаный, дорогой…

– Спасибо, мы вещами не берем, у нас политика такая. Вот еще, слушайте. Гаврила был крутым барыгой, у «джентльменов» брал х-а-а-а…. – накинутый на шею ремень прервал словесный понос.

– Вот так, – Тосол отпустил ремень. Он не знал, что невольно выполнил клятву лежащего в заплеванном проулке лейтенанта Саблина.

Сергей вывалил посиневший язык и уронил голову на грудь.

– Ты его того? – дрожащим голосом спросил Александр.

– Да, того.

– Это ты его легко, я бы помучил, петролхэда этого болтливого! Вставил бы ему факел и поджег! Что с телом будем делать? На выезде могут мусора стоять.

– Посадим сзади и рожу кепкой прикроем, за пьяного сойдет. На свалке выбросим.

Фрэнк перетащил тело назад, устроил на сиденье, сам перелез вперед:

– Поехали!

Такси тронулось, но сразу остановилось – об капот ударился вышедший из узкого проулка парень в камуфляже.

– Сбили! – заорал Александр.

– Не ори, разберемся, – Фрэнк вышел из машины. – Ты чего, парень?

– Увезите меня отсюда! – прошептал раненый.

– Увезем, не вопрос. Саш, помоги мне.

– Засаду устроим здесь, – решил Саблин, осматривая загаженный проулок рядом с Лаврушинским переулком. – Тут поблизости проход в Театр Теней.

– Командир, думаешь, они сюда придут? – спросил Сашка – сапер.

– Уверен, они ящик должны запеленговать. Ты, салага, будешь ждать с ящиком, а мы замкнем проулок.

– Дайте мне оружие, – попросил Сережа.

– Ты стрелять умеешь?

– Нет.

– Какое тогда тебе оружие? Еще нас с Сашкой подстрелишь сдуру.

– Дайте тогда оружие с одним патроном…

– Зачем? – старлей откинул капюшон гидрокостюма.

– На всякий пожарный случай.

– Слышь, дух, – влез сапер, – не поможет тебе ствол. Твое оружие это мозги, в крайнем случае их раскидывай. Командир, как мы их узнаем?

– Узнаем, – лейтенант задумчиво точил саблю, – непременно узнаем.

– Ты уверен, что нам сюда? – дергался Оливье. – Стремное какое-то место.

– Уверен, у меня же не ГЛОНАСС, – ответил, глядя в навигатор Гийом Доран. – Уже немного, вот сюда.

Француз и полуфранцуз вошли в проулок, пройдя мимо вонючих мусорных контейнеров.

– Я пришел с миром! – навстречу шагал дикого вида парень с жестяным ящиком на голове.

– Ты кто? – спросил Доран, потянувшись к оружию.

– Ох полным полна моя коробочка, – запел парень, ногами изображая какое-то убогое подобие хип-хопа, – есть и ситец и парча. Пожалей душа моя, зазнобушка, молодецкого плеча.

– Засада, – прошептал Оливье и, выхватив «Глок-19», влепил две пули в лоб парню.

– А-а-а! – закричал Саблин, выскакивая из-за контейнеров и одним молодецким замахом разваливая Дорана от плеча до пояса.

Сабля, звякнув о пряжку ремня, сломалась. Оливье кувыркнулся вперед через левое плечо, паля назад. Саблин рухнул на плитку, зажимая руками простреленное горло. Развернувшись в полуприседе, Оливье послал три пули в голову, добивая старлея. Осторожно поводил стволом по сторонам, сканируя пространство.

– Мой револьвер быстр, – сказал, вставая.

Грохнул выстрел. Нелепо взмахнув руками, псевдо-француз рухнул с пулей в затылке.

– Хорошо смеется тот, – сдул дымок со ствола «нагана» Руиса сапер, наводя «вальтер» на упавшего, – кто…

Хлопок выстрела – судорога мертвого пальца отрубленной руки Гийома. Сашка удивленно посмотрел на простреленную грудь.

– Вот падла нерусская! – пошатываясь, вышел из проулка и упал на капот такси.

– Ты чего, парень?

– Увезите меня отсюда! – прошептал сапер.

– Увезем, не вопрос. Саш, помоги мне.

– Стволы, – прошептал Александр, показывая на зажатые в руках «наган» и «вальтер».

– Не очкуй, пригодятся.

Усадили раненого на заднее сидение рядом с трупом.

– Ящик заберите, это важно, – теряя сознание, прошептал сапер.

– Вдруг там бабло? – решил Фрэнк. – Я схожу.

Осторожно вошел в пахнущий порохом, кровью и гниющими отбросами, проулок. Трупы валяются, кровища, а вот и жестяной ларь с надписью «Пирожки». Завидев Тосола, с ящика неохотно снялись два призрачных грифа и, струясь темным дымом и хрипло каркая по-французски, полетели к МКАДу. Фрэнк привычно обшмонал карманы французов.

– Тьфу ты, достали с этими карточками, штиблетчики проклятые!

Забрал бумажники, паспорта, трубки, снял часы и перстень с отсеченной руки. С шеи Гийона снял серебряный наконечник на шнурке. Стволы брать не стал. Проверил карманы парня возле ящика. Ничего ценного, расческа и носовой платок. Брезгливо выбросил их, подхватил ящик и вернулся к «пежо». Погрузил ларь в багажник.

– Я чуток бабосов поднял, – помахал перед носом Александра лопаниками.

– Так нам больше не надо никуда ехать?

– Ты что, Сашок, того? – уселся за руль. – У нас полтора трупа в тачке и ящик из-за которого толпа народа друг друга в капусту покрошила. И ты предлагаешь бросить это все?!

– Я на такое не подписывался!

– Поздно, коготок увяз, всю птичку засушили. Теперь мы поедем до конца! – завел и такси тронулось к МКАДу.

Выскочили за город. Протиснулись мимо аварии: КАМАЗ лоб в лоб столкнулся с пассажирским междугородним ПАЗ-иком. По асфальту, среди разбросанных яблок, ползали люди. Старик в модном свиншоте и драных джинсах, насквозь пронзенный поручнем ПАЗ-а, стоял и командовал сбором плодов. Возле него пристроилась девушка с двумя рюкзаками.

– На Кощея похож, – заметил Александр, кивая на пронзенного.

– Кощей посимпатичнее был.

– Остановимся, поможем?

– Ты в своем уме?! Здесь скоро будет полиция, попадем под замес.

– Забрали паразита! – вбежала в офис Пингвина Динь. – Спасибо вам за совет! Что я могу для вас сделать? – румянцем залилась, глазки потушила скромно, пол башмачком ковыряет, губки язычком облизывает.

– Ну… – Пингвин задумался.

Тей, глядя на розовый язычок, ощутил внезапное волнение в крови, что немедленно выразилось в мощной эрекции.

– Так что мне сделать? – тихо спросила фея.

– Я думаю… – начал Пингвин.

– Мышь! – Динь вскинула колокольчик, намереваясь размозжить череп грызуну, но руку ее удержала мягкая, но непреодолимая сила.

Она оглянулась. Руку держал высокий длинноволосый красавец-брюнет с восточными чертами лица.

– Это не мышь, это мой господин, Токио Кимота, предприниматель из Киото, – сказал брюнет. – И я его охраняю. Пожалуйста, не стремитесь причинить ему вред.

– Из Киото? – вспомнила встречу с призраком Динь. – Скажите, – она вновь залилась румянцем, – а у вас правда ценят таких девушек как я?

– Еще как!

– А как тебя зовут?

– Эмиру Сан.

– А я Динь-Динь, – сделал книксен, блеснув перед Теем желтыми трусиками. – Заберешь меня в Киото, Эмиру?

– Заберу. Только у господина Киоты осталось незавершенное дело. Доделаем и сразу домой.

– Какое дело?

– Кровная месть. За городом скрывается Щелкунчик, когда-то давно убивший семью господина Кимоты. Мы намерены заплатить долг чести.

– Я с вами. Мне эти просто щелкунчики никогда не нравились, слащавые они какие-то.

– Все-таки решили мстить? – хрипло спросил Пингвин.

– Кровь Кимоты вопиет о мщении, – отозвался Эмиру.

– Хорошо, поступайте как знаете, – Пингвин протянул клочок бумаги. – Вот карта. Тут дорога к его хижине. Но будьте осторожны, в тех местах все не такое. Каким кажется.

– Я не устрашился когда сражался с целым отрядом лисиц-оборотней, не устрашусь и теперь!

Подхватив сюзерена и обняв за трепетную талию Динь-Динь, Эмиру покинул каморку.

– Нет лекарства от этой болезни, бича бедных и богатых, белых и черных. – Пингвин достал телефон, набрал номер. – Да, это я. Егор умер, но все идет по плану. Пенова загребли армейские. К Шмулю направляются неуловимые мстители. Понял. Отбой. – Повернулся к Любимому. – Интересно, кого еще нелегкая принесет в наш скромный офис?

– Думаете, будет еще кто-то? – Тей все не мог справиться с эрекцией, жалея, что самурай появился так не вовремя.

– Для полного комплекта не хватает только всадников Апокалипсиса, – Пингвин задумчиво налил в кружку, ранее принадлежавшую 2075, темной жидкости из бутылки с этикеткой «Квасок из Ольховки».

– Будет конец света? – Тей мигом утратил напор крови в пещеристом теле.

– На все воля его, – начал пить квас.

– Странное что-то делается, – лейтенант ГИБДД Кай Драконов посмотрел на проезжающие мусоровозы со спецномерами.

– Чего так? – спросил Митяй, почесав затылок стволом автомата.

– Это физическая защита мусорной полиции, – объяснил лейтенант и перекрестился. – Что им тут понадобилось?

– Может тормознем?

– Они тебя так тормознут, что архиерей не поможет!

– Полигон там дальше, – Бельдыев положил ФЭД на капот и снял солнцезащитные очки, – туда катят.

– Не к добру это, – Кай снова перекрестился, глядя на двух грифов, летящих за колонной.

– В Лондоне, говорят, воронов научили окурки собирать. За орешки из специальных автоматов, – сказал Бельдыев и, достав из-за пазухи свирель, начал тихо наигрывать мелодию песни «Бухгалтер Иванов»[1].

– Это что, – Митяй постучал напарника стволом по плечу, привлекая внимание, – наша мэрия начала голубей дворниками нанимать.

– Да брось ты, – не поверил Драконов. – Голубь птица, конечно, Божия, но не до такой же степени. Гонишь ты. Если только в качестве аллегории сказал?..

– Ничего я не гоню и аллегорий никаких не знаю. Сам такого каждое утро встречаю на углу. Ногами перебирает, подбирает бумажки, конфетные обертки, шелуху от семечек и прочий хлам, который из мусорной урны выпал, сортирует.

– Может случайно?

– Разглаживает фантики и раскладывает их по производителям? – хмыкнул Митяй. – Хороша случайность.

– Наука, – покачал головой лейтенант, – велик Божий промысел.

– Командир, – Бельдыев оторвал свирель от губ, – я бы этих птичек мог снять… Был у нас в подразделении воин один, киборг четвертого класса, Иванович. Содомию за версту чуял… так вот он бы точно сказал, что эти грифы демоны. Может все-таки снять их?

– Ты мне, Юкола, свои спецназовские замашки брось, – как щеткой дворника покачал жезлом Драконов, – ты теперь в ГИБДД, мы тут таким не занимаемся. Бороться с демонами надо духовным оружием, – покачал головой Драконов, м а ты у нас до сих пор не крещеный, в духов веришь, к шаману на камлания ходишь.

– Бог един…

– Бог-то един, а вот конфессии разные и если ты, язычник, уязвишь демонов, то пошатнешь этим веру христианскую, смутишь слабую душу Митяя.

– Как скажешь, командир, – Бельдыев снова заиграл.

Ржавая «волга» со спецномерами остановилась перед патрулем, стоящим под рекламным щитом с нарисованным Мастером Йодой и слоганом «Все для выборов! Все для победы!» Из машины шустро выбрался мелкий чернявый типчик, заросший сизой щетиной. Оправил поношенный пиджачок.

– Здравствуйте, господа полицейские.

– Здравия желаю! – лейтенант не первый год служил, знал, что мелкие упыри с такими номерами не ездят.

– Вы тот самый лейтенант Драконов?

– Так точно!

– Лейтенант, – чернявый достал из кармана мятый лист бумаги, – у меня особые полномочия и я мобилизую вас для спецоперации.

– С руководством согласовали? – Кай брезгливо взял лист, читая.

– Лейтенант, вы читать умеете?

– Умею, но у меня свое начальство. Прошу согласовать с ним.

– Лейтенант, вы чего-то, таки, не понимаете? – насупился Абрам Борисович.

– Все я понимаю, – Драконов стал демонстративно смотреть на поток транспорта. – Хотелось бы увидеть визу непосредственно капитана Копейкина.

– Лейтенант, вы видите, кем подписан документ? – Абрам Борисович потряс бумажкой. – Вы понимаете, сколько раз господин ПЖ вокруг своей «оси» может обернуть вашего капитана и куда потом вам вставить?

– Мне нужен письменный приказ.

Бельдыев заиграл «Первую арию Ивана» из сказки группы «Сектор газа» «Кощей Бессмертный»

– Дисциплина, – процедил Абрам Борисович. – Мяса, кстати, не желаете купить? Недорого возьму. Мясо первый сорт, сам бы ел.

– Так ешьте, – сказал Митяй.

– Свинина…

– Она вкусная, – бесхитростно ляпнул Митяй.– Особенно жареная, с луком.

Абрам Борисович плюнул на асфальт и вскочил в машину.

«Волга» умчалась с неожиданной прытью.

– Тоже демон, – Юкола оставил в покое свирель и творчество покойного Юрия Клинских[2].

– Самый натуральный, – Кай перекрестился.

– Такие демоны из умерших жидов-откупщиков нарождаются.

– Сержант Бельдыев, отставить антисемитизм!

– Так точно отставить антисемитизм, товарищ лейтенант, – лениво отозвался Юкола. – А все-таки нехорошим чем-то в воздухе пахнет…

– То чеснок, – определил бесхитростный Митяй.

Драконов и Бельдыев промолчали, углубившись каждый в свои мысли.



[1] Песня группы «Бахыт-компот»

[2] Ю́рий Никола́евич Клински́х (Хой) (27 июля 1964, Воронеж – 4 июля 2000, Воронеж) – советский и российский музыкант, певец, автор, композитор, основатель и бессменный лидер группы «Сектор Газа». https://ru.wikipedia.org/wiki/Клинских,_Юрий_Николаевич

+2
481
21:45
+2
Ура. Субботнее чтиво подкатило. Ароматно, сочно, стиль выдерживается стойко, много-много афористичных и апофеозных фраз. Цирк закрыт, а циркачи работают. Мучкалица на канате и дрозда в томате. Два салата и гуляш по переулку. И много, много других радостей, принесла нам очередная серия. И все-таки есть фраза дня:
"– Я знаю, что у меня мозгов нет, но это не только не мешает мне говорить, но я еще и обучающие тренинги провожу."
Очень хорошая петелька с сапером Сашкой. И кстати, труп Сергей может загадывать новые стишки, т.к. сидит между Александром и Сашкой, да… Или Фрэнк?
Наметились перемены в судьбе милой Динь-Динь. Возможно она встретится с Сейлор Мун и возникнет новая коллекция трусиков.
Ну и завершает триумфальное шествие, меломан Ю Кола Бельды ев.
В общем — Браво. (+).
21:51
+1
blush
Очень хорошая петелька с сапером Сашкой. в каком плане?
Наметились перемены в судьбе милой Динь-Динь. Возможно она встретится с Сейлор Мун и возникнет новая коллекция трусиков. если доживет crazy
а кто такая Сейлор Мун?
наших БС-овцев узнали? quiet
22:00
+2
Вроде всех узнал. Петелька, это про то, как он выпал на капот (конец эпизода), а потом пошла речь о засаде (начало эпизода).Сейлор Мун
22:09
+2
03:46
+1
Точно всех?
08:56
+1
Хомский он такой, почти как Шерлок Хомский
11:16
+1
А, так вот в чём дело quiet
11:18
+1
только т-с-с-с quiet
11:23
+1
«Цирк закрыт, а циркачи работают» — «Как много в звуке этом...»))
Кстати, тоже на фоне темы труселей возникли ассоциации с Луной в матроске. И Михалычу разгуляй или пересмотр базовых мужских ценностей…
11:24
+1
х-м, что за Луна такая?
11:27
+1
Тут подробнее Ваш соратник излагает (видео): www.youtube.com/watch?v=CQrJeu3-bCM. Могу расписать тут взамен предоставления визуального ряда на стороннем инет-ресурсе.
Кстати, не смотрела, но немного в курсе)) Анимешная история об избранном с налётом хентая.
11:34
+1
лучше распишите blush
11:41
+1
Кстати, сама не смотрела, так что могу ошибаться в деталях. Анимешная история об избранном с легчайшим налётом хентая.
Блондинка-школьница 14 лет (детский подтип ТП) путём суперсил превращается в заставке в длинноногую искусительницу в мини-юбке, чтобы сражаться со силами зла. Тема трусов раскрывается, говорящие коты-наставники и волшебная вундервафля (которая «Лунная Призма, дай мне сил!» и которая по факту используется только для минутной заставки с красочным переодеванием) прилагаются. Это Сейлор Мун (или «Луна в матроске»), а ещё появляются Сейлор Юпитер, Сейлор Венера и т.д.
16:20
+1
предлагаете ввести энту саму вафлю?
что такое ТП?
16:34
+2
Да и так хорошо) Просто ассоциации))
Вундервафля, по версии Луркмора (своего рода словаря интернет-сленга), «чудо-пушка», «меч-кладенец» и прочие фантастические девайсы, которые дают безоговорочное преимущество перед противником. «ТП» же обозначает особь женского пола, не обладающую высоким уровнем интеллекта, но зачастую пытающуюся его продемонстрировать через наличие материальных атрибутов, в простонародье именуемых «понты». Аббревиатура возникла из словосочетания, первое слово которого обозначает не блещущего умом человека, а второе — неблагоприятную ситуацию и эмоциональный отклик на неё.
16:47
+1
сколько много нового я от Вас узнал blush
17:02
+1
Тоже в своё время краснела, когда узнавала…
Аббревиатуру эту, кстати, желательно не использовать в обиходе.
17:04
+1
могут побить?
17:05
+1
И это в лучшем случае!
17:24
+1
опасное дело — писательский труд
то морду набьют, то названье затрут sorry
Загрузка...
Александра Черчень №1