Узы Света. Книга 1. Принц демонов и Серафим.

Автор:
Галарина
Узы Света. Книга 1. Принц демонов и Серафим.
Аннотация:
Максак – наследный принц Хаосата, центром силы которого является Кристалл Тьмы в Черной Пирамиде Хаоса. На Максаке сошлись генеалогические линии трех рас: демонов Хаосата, огненных Серафимов и файяров-архангелов. Унаследовал он и способности предков с их атрибутами: от Серафимов ему досталось умение поражать врагов световым «клинком» из ладони, а от файяров – крылья. Файяры – единственная крылатая раса, бывшая элита Хаоса, стоявшая у истоков зарождения полюса Света – Искриора.....
Текст:

Узы Света
Книга 1. Принц демонов и Серафим
Предисловие
**** **** **** **** ****
В существующей Вселенной все имеют своего антипода, своего анти близнеца, полную противоположность, будь то материальные проявления, явления психические, энергетические, или чувственные. Любой возникающий в ней феномен двойственен. Он проявляется в виде отражений в двух противоположных «зеркалах» мироздания: темном и светлом, роль которых выполняют – полюса, являющиеся фокусами антагонистических энергий. Плюс и минус, электрон и позитрон, огонь и лед, свет и тьма, добро и зло, ангел и демон….

Эти два «зеркала»: матрицы мироздания, в которых «свет» и «тьма» сфокусированы в чистом виде, а все отражаемые ими миры являются мирами Теней. В теневых мирах, существующих вдоль силовых линий между полюсами, энергии «света» и «тьмы» смешаны в различных пропорциях. Не является исключением и человек, в теневом сознании которого перемешено добро и зло. Обладая свободой воли, он может выбрать один из фокусов и стремиться к нему, как к центру силы.
В описываемой в романе Вселенной на ее светлом полюсе существует королевство Серафимов – Искриор. С ее противоположной стороны располагается царство демонов – Хаосат.

Сердцевиной светлого полюса является лабиринт синего пламени – Нилам, из центра которого бьет Источник Света – Огненный Лотос. Он генерирует энергию жизни, которая освещает, оживляет и согревает огненные миры Ра и материальные Срединные миры. Четыре «рукава» спирального Лабиринта Нилам простираются через все измерения, являясь источником вод. Женская энергия мироздания Нилам материализуется в лабиринте в виде сапфиров, которые правители Серафимов носят в кольцах. Эти сапфиры имеют постоянную связь с лабиринтом и Огненным Лотосом – источниками светлой силы, которую Серафимы могут использовать для магии или открытия Порталов, чтобы перемещаться в пространстве по Огненной Паутине. К Искриору, истинному миру на полюсе Света, примыкают девять миров Ра, отделенные Полями Сновидений от бесчисленных Радужных миров, которые являются материальными. Жители срединных миров могут попадать в миры Ра только в своих сновидениях, да и то, если их душа готова к путешествию по огненным пространствам Ра.

Столица Искриора – Сапфирион, находится на острове Сияния в Изумрудном море. В плане она имеет форму колеса с улицами-спицами, в центре которого возвышается двухголовая гора Карнак. На одной его вершине возвышается белоснежный дворец правителей, на другой – храм Шивы, через портал которого можно попасть к лабиринту Нилам с Источником Света в его центре. Правят Искриором король Расин и королева Виала, у них два сына и две дочери. Старшего принца зовут Габриэл. В Искриоре днем с неба изливается золотое сияние, а ночное небо полно звезд.
Бесчисленные Радужные и Сумеречные миры-вселенные образуются наложением двух матриц: темной и светлой, расположенных на полюсах мироздания. Искриорцы в срединных мирах известны, как Серафимы, что означает: сотворенные из пламени, а жителей миров Ра – англов, люди называют Ангелами – Вестниками. Англы – посредники. Они наблюдают за жителями материальных миров и доставляют информацию о них Серафимам. И наоборот, доносят до людей послания Серафимов. Попадая в материальные миры, хаоситы, Ангелы и Серафимы материализуются, так как энергия первична, а материя вторична и является ее функцией.

За Радужными мирами, жители которых не владеют магией, следует Пояс Арканов, где можно оперировать магическими силами. Далее идут Болота Хайбита, которые являются переходной теневой зоной между Светом и Хаосом. Здесь действует Черная и Светлая Магия. Зона болот нестабильна и переменчива, в ней обитают разные опасные существа. За Болотами Хайбита начинается царство Хаоса. Пустыня Маат – антипод Пояса Арканов. За ней располагаются Сумеречные миры и Плоскогорье Призраков, где обитают серые вампиры, которые являются Стражами Хаоса, не пропускающими жителей сумеречной зоны в его пределы. За Плоскогорьем следуют Девять Кругов Тьмы, в которых действуют первородные силы Хаоса. Круги Тьмы отделены Пропастью Забвения и горами Грифонов от моря Мрака, в котором плавают Острова Хаоса. В центре моря возвышается остров с высокой скалой в центре, считающийся обиталищем Иштара – демона гнева и пагубной страсти. На вершине скалы находится Черная пирамида, в недрах которой растет Кристалл Тьмы, генерирующий темную субстанцию Хаоса, укрывающую мир Хаосата от излучений полюса Света. Черная Пирамида и Кристалл Тьмы являются местом силы и сердцевиной темного полюса Мироздания.

С утеса стекают потоки воды и лавы. Медуза, солнце Хаосата, имеет вид голубой спиральной туманности и является отражением в его небесах лабиринта Нилам – полюса Света. Кристалл Тьмы окружает огненный Лабиринт, защищающий его от нежелательных гостей. В нем рождаются огненные рубины: концентрированная мужская энергия, основные аспекты которой – хаос и разрушение. Потоками лавы они уносятся в Подземелья Химер, где их и находят. Огневики высоко ценятся в срединных мирах и считаются универсальным платежным средством. Ниже площадки с Черной Пирамидой скалу опоясывает пятиярусный дворец Владыки Хаосата, у ее подножья раскинулись Дворы Хаоса.

Хаосатом называется истинный мир на темном полюсе, а его жители – хаоситами. Они имеют демоническую природу и способны к метаморфозе, поэтому практически бессмертны. Повелитель Хаосата – лорд Сарг, его жена – леди Тэрла. Их наследники: старший принц Максак, принц Форанн, принцесса Залина. Сарг приходится Максаку отчимом: его родной отец Расин – повелитель Искриора, а мать – леди Тэрла. Высшее общество хаоситов разделено на четыре Дома: Дом Владык, Дом Люцифиридов, Дом Драконов и Дом Хранителей, в который входят три клана. Низшее общество слагается из каст. Например: каста землепашцев, каста слуг, каста ремесленников, каста ювелиров. Владыка Хаосата является Хранителем Кристалла Тьмы. Символ Дома Владык – Черный Скорпион. Символ Дома Люцифиридов – Крылатый диск с молнией. Символ Дома Драконов – Глаз дракона в треугольнике.

Излучения Медузы, солнца Хаосата, возбуждает атмосферу, поэтому на небосводе постоянно полыхает Полярное Сияние различной интенсивности. Ночью на черном небе висит большой диск Красной Луны, освещающий мир Хаоса своим кровавым светом. На окраине Хаосата находится плато Огненных Змей, за ним горы Предела и вакуум, в котором дрейфуют астероиды. Пояс Арканов, Пустыня Маат и Болота Хайбита – зоны турбулентности и трансформаций, искривления пространства и времени. Они пользуются популярностью у авантюристов, сталкеров и экстремалов, которые ищут там магические амулеты, артефакты и редкие драгоценности. Под подвалами Дворов Хаоса находится Пекло, от него начинаются Подземелья Химер, в которых также можно найти магические артефакты и огненные рубины. Подземелья Химер, являясь изнанкой мироздания, «подвалом» материального мира, существуют в ином измерении и тянутся от Хаосата под всеми срединными мирами до Искриора. Соединяя оба полюса, Подземелья являются невидимым основанием всего мироздания.

Химеры, обитающие здесь, похожи на огромных гротескных львов. У них короткий рыжеватый мех, темно-рыжая грива, желтые светящиеся глаза, острые уши, большие клыки и длинный хвост с ядовитым шипом на конце, который парализует любого демона Хаоса. Хвост и морда Химеры покрыта мелкой чешуей – коричневого или темно-зеленого цвета. Спастись от Химеры практически невозможно.

Все Мироздание пронизывает объемный Лабиринт Кроноса – структура из Черных Дыр, соединенных каналами, в которых нет времени. Лабиринт Кроноса, как кровеносная система мироздания, объединяет все измерения и является каркасом Вселенной. Перемещение в Черном Лабиринте происходит мгновенно. Повелители Хаосата, имеющие особый «билет» – магический артефакт файярил, могут с его помощью открывать проход в Лабиринт Кроноса и перемещаться в пространстве и между параллельными мирами, используя это «межгалактическое метро». Файярилы создала раса крылатых файяров, которые когда-то жили в Хаосате и были его элитой. Когда Файяр Мерлис, нашедший зерно Света, посадил его на окраине Хаосата, из него возник мир света Искриор. С тех пор мир стал двух полярным. Демонам это не понравилось, и они восстали против крылатой расы, но файяры победили их в сражении. Затем они навсегда покинули пределы этой Вселенной, переселившись на высшие уровни мироздания.

Люди материальных миров называют файяров Архангелами.
Световые потоки, исходящие из Источника в Лабиринте Нилам на Ледяном Плато, заполняют пространство Вселенной Огненной Паутиной, по которой могут перемещаться владыки Искриора, используя магические кольца с сапфирами Нилам. Огненная Паутина, переплетаясь с черными струнами Кроноса, является энергетическим «каркасом» Вселенной. Ледяное Плато на полюсе Света охлаждает Вселенную от жара Пекла Хаоса: только при равновесии этих двух противоположных сил Вселенная может быть стабильна.

Максак – наследный принц Хаосата, родился уникальным. На нем сошлись генеалогические ветви трех рас: демонов-хаоситов, Серафимов и крылатых файяров-архангелов. Унаследовал он и способности предков с их атрибутами: от Серафимов ему досталось умение поражать врагов световым «клинком» из ладони, а от файяров – крылья. Максак был единственным в обоих истинных мирах, кто мог управлять как силами хаоса, так и огня, к тому же он мог материализовать крылья, облекая в материю их невидимый силовой каркас. К тому же он полностью владел метаморфозой и мог убивать светом, против которого были бессильны все демонические создания. Наставником Максака становится Дарк – воин из королевского рода фангиров: ягуаров-оборотней.

Владыка Хаосата лорд Сарг решает убить сына короля Расина – наследного принца Габриэла, чтобы посадить на трон Искриора своего пасынка Максака, распространив, таким образом, власть демонов на все миры. Максак узнает, что Габриэл находится в одном из срединных миров, где живет как обычный человек. Став совершеннолетним, он отправляется в путешествие, чтобы найти брата, связанного с ним узами Света, и спасти его от демонов-убийц. Найдя брата и незаметно оберегая его от нападений, Максак сохраняет инкогнито: он не знает, как Габриэл отнесется к известию, что у него есть сводный брат – демон. Они становятся друзьями, но оба скрывают свое истинное происхождение.

У Максака, выросшего в одиночестве, кроме Габриэла и Дарка, немного друзей – один из них, Даниэль – обычный человек, второй – черный дракон. Ему повезло найти свою любовь: познакомившись с кузиной, сестрой Габриэла, Максак влюбляется в нее. Все хорошо, если бы не было так плохо. Ведь Максак единственный во вселенной, кто может управлять обеими силами мироздания, родился не случайно. За все надо платить, а за свои уникальные способности тем более. Принцу предстоит спасти мир от гибели, пожертвовав всем: родными, друзьями, любовью и, даже, самим этим миром. Но он не тот, кто сдается на милость судьбе. Оказавшись в полном одиночестве в ином измерении и времени, Максак делает все возможное и невозможное для возвращения домой. Он верит, что у него получится открыть запечатанный Портал в храме Шивы, даже, если для этого придется создать новую Вселенную.

**** **** **** **** ****
Принц Хаоса мчится на чёрном коне
Из мрачного замка, что скрыт в вечной мгле.
Где небо несётся, как в призрачном сне,
Спирали Полярных Сияний бросая
И потом холодным струясь по спине.
Бессчётных Миров отражается ряд….
И звёзды кострами в пространстве горят.
В каком из миров он найдет своё «Я»?
То Отраженье зовётся – Земля!
Сквозь мрак первозданный спешит принц туда,
Где светом янтарным пылает звезда.
Всё ближе, и ближе…. И вот Лабиринт
В грозном величье, сверкая, стоит.
Не каждый пройдёт Лабиринт из огня:
Лишь тот, кто поверит в самого себя!
Пройдет принц крещенье Вселенским Огнём,
Чтоб воином-магом стать в царстве своем!

**** **** **** **** ****
Часть 1. Наследник Кристалла Тьмы
**** **** **** **** ****
Глава 1

«Нужно носить в себе Хаос, чтобы быть
в состоянии родить танцующую звезду».
Фридрих Ницше.
**** **** **** **** ****
Отсюда, с площадки на вершине скалы нависающей над пропастью, хорошо видна Черная Пирамида, возвышающаяся над островом, плавающим в водах Хаоса, именуемых морем Мрака. На остров можно попасть по четырем мостам. Собственно это и не мосты в привычном смысле слова, а скелеты огромных змей Хаоса, которые водятся в Болотах Хайбита – зоне Теней, где силы Света и Тьмы борются друг с другом. Странные существа там обитают, а оптические иллюзии в результате интерференции волн сводят с ума. Я сидел на каменном троне, покрытом трещинами и углублениями от украшавших его когда-то драгоценных камней: их выковыряли охотники за сокровищами. Много лет назад на троне также сидел жрец храма, чьи руины находятся на скале позади меня. Храм разрушился в результате землетрясения так давно, что забылось даже его название.

Жрец отсюда наблюдал за Черной Пирамидой, в недрах которой в центре Огненного Лабиринта произрастает Кристалл Тьмы. Раз в месяц он исторгает из себя чистый Хаос. Вот и сейчас из устья на вершине пирамиды источались черные клубящиеся потоки, поднимающиеся кверху и рассеивающиеся в атмосфере. Темная туманная завеса защищала нас от излучений Искриора, другого полюса мира. Я откинулся на спинку трона и задрал голову: Медуза стояла в самом зените, ее спиральные щупальца медленно колыхались. С них истекала легкая тающая дымка газов. Полдень. В это время воздействие излучений Медузы на атмосферу усиливается, поэтому Полярное Сияние наиболее интенсивно.

Вот и сейчас по небу метались разноцветные полотнища, сплетенные из синих, фиолетовых, малиновых, зеленых жгутов. Они колебались, меняли форму, закручивались в спирали, опадали, чтобы тут же возникнуть вновь. Через призрачную разноцветную вуаль, наброшенную на небо, изливалась на мир абсолютная тьма, которую разбавлял только голубой свет Медузы.
Медуза. Так выглядел в нашем мире полюс Света Искриор. Интересно, а как оттуда видится наш мир? – Задумался я. Наверное, в виде серой кляксы на сияющих небесах. Золотой скорпион, обвивавший мое предплечье шипастым хвостом, пошевелился и проскрипел:
- Максак! Ты не забыл предупреждение служителя, что через час ужин. Отец не любит, когда опаздывают.

Я вздохнул:
- Иду. Ох уж эти ритуалы! Когда стану Повелителем Хаосата, я их отменю!
- Когда это еще будет! – Язвительно заметил скорпион.
Это магическое существо подарила мне мать на мой двенадцатый цикл рождения. Я назвал его Арром, что на хаосатском языке означает «Смертоносный». Подобные существа водятся в Пустыне Маат, которая граничит с Болотами Хайбита, но только золотые скорпионы рождаются в огне Источника Света в Искриоре. На вопрос: почему магическое существо со светлой половины мира стало защитником темного принца, мать мне ничего не ответила. Или не захотела отвечать.

Арр весьма полезное приобретение: ударом хвоста с ядовитым жалом он может на несколько часов парализовать любого демона. Или, как телепат, использоваться во вполне мирных целях, например, в качестве переговорного устройства. С ним можно было поболтать, что я особенно ценил, так как собеседников у меня, кроме сводного брата Форанна, не было. Сверстники обходили меня стороной не только потому, что я был старшим принцем, но и из-за некоторых моих особенностей, о которых я расскажу позже. По их мнению, как и, по мнению всех остальных хаоситов, я был выродком, которого давно нужно было сбросить в Пропасть Забвения, что располагалась за горами Грифонов. Я встал с трона, щелкнул по носу Арра, который довольно пискнул, и пошел к развалинам.

К одной из трех сохранившихся каменных колонн, с вырезанными на них древними символами, был привязан Зарг, мой ездовой демон. Зарг был из расы ургалов – туповатых и ленивых демонов-хищников, которые за еду готовы служить кому угодно. Перед поездкой я его хорошо накормил, и теперь он, поджав под брюхо все свои шесть когтистых лап, мирно посапывал, положив короткую зубастую морду на гладкий валун. Длинный шипастый хвост мелко подрагивал. Я подергал его за желто-зеленоватый рог, торчащий посреди лба:
- Вставай, дружище! Пора домой, ужинать.

Ургал, недовольно заворчавший, при слове «ужинать» встрепенулся и шустро вскочил на лапы. Я усмехнулся:
- Знаешь, если ты будешь все время жрать, то превратишься в сарба. – Демон сарб имел шарообразную форму, утыканную иголками.
– Как я буду на тебе ездить, а?

Зарг на мое замечание не отреагировал. Вскочив в седло, я тронул поводья, и мы помчались ко Дворам Хаоса, раскинувшимся у подножья Черной Пирамиды. Дворы окружал сад, в котором росли каменные деревья с полупрозрачными дымчатыми и голубыми листьями, а между ними множество цветов-кристаллов. Мать любила цветы и не скупилась на покупку гномов-садовников. По-моему, их было в саду почти столько же, сколько самих цветов. Прогуливаясь по саду, я то и дело на них натыкался, что меня сильно раздражало – мне хотелось уединения, поэтому я и сбегал при первой возможности на руины древнего храма.

Хаоситы здесь не появлялись, считая это место проклятым, что меня вполне устраивало, и я старательно поддерживал существующее мнение, привнося свою лепту в распространение выгодных мне слухов среди слуг. Бросив ургалу пяток наслингов – пятнистых безволосых крыс хаоса в полметра длиной, я отправился в свои покои, расположенные на верхнем этаже дворца, примыкающего одной стороной к скале. Мать и сестра Залина не любили, когда от меня пахло ургалом, поэтому я тщательно вымылся в водопаде личного небольшого сада, в котором настоящие деревья и кусты из срединных миров росли в больших керамических горшках и деревянных кадках. Сад был разбит на широком каменном уступе, в виде террасы – примыкающей одной стороной к моей спальне. Водопад низвергался из клыкастой пасти демона, чей лик был высечен в скале под нависающими гранитными плитами площадки, на которой стояла Черная Пирамида Хаоса. Подойдя к зеркалу, я задумался, какую бы мне принять форму для ужина, чтобы и народ удивить, и мне было удобно в ней сидеть за столом.

Я со смешком вспомнил, как однажды в детстве приняв форму кургузого бочонка с короткими ручками, еле втиснулся в свое кресло. За столом все давились от смеха. Руки пришлось срочно удлинять, так как я не мог дотянуться ни до одного блюда, за что отчим мне потом сделал выговор: за едой по этикету применять метаморфозу строго запрещалось. Подумав, остановился на форме двухголового поджарого демона. Одна голова пусть ест, а вторая поддерживает светскую беседу: у нас сегодня были гости. А то за разговорами останешься голодным, рассудил я практически. Довольный собой, я облачился в черный камзол, нацепил обязательные для царской особы атрибуты и отправился в обеденный зал.

- Вельможа из клана «Серого паука» с женой и дочерью! Богатый торговец. – Идентифицировал я гостей: темно-серый камзол хозяина был украшен золотой брошью в виде паука, а у его жены золотой паук-кольцо «сидел» на пальце. Да и сам хозяин был похож на эту серую тварь: низкорослый демон, напоминающий пузатый бочонок, посверкивал на меня маленькими красными глазками из-под топорщащихся рыжих бровей. Когда я подошел к столу, троица встала и приветствовала меня, склонившись в низком полупоклоне. Издалека приехали, хотят сосватать дочку за принца.
- «Не выйдет, голубчики!» – Ехидно подумал я, мило улыбаясь обеими головами. Сев около молодой демонихи с кокетливой бородавкой на щеке, я галантно навалил ей полную тарелку еды: пока ест, может и ужин кончится, не придется вести беседу, понадеялся я. Родителям эта семейка, видимо, не приглянулась: они меня перед ними не расхваливали. Демониха со странным именем Чиффа быстро опустошила тарелку. Я вздохнул: надо начинать беседу, и принялся рассказывать ей о том, как провел прошлогодний праздник, посвященный лукавому божку Страсти. Я поведал, что во время игры в догонялки с демонихами, божок так распалил мою страсть, что я откусил одной из них кончик хвоста.

- Ну, не беда! Хвост через пару дней отрос, зато какие воспоминания – не каждую принц почтит откусыванием! – Шептал я ей на ушко, с любопытством наблюдая, как Чиффа из зеленой в крапинку становится серой в пупырышках. Отрастет-то, отрастет, а вот когда откусывают – больно. Ну, теперь с Чиффой покончено: любящие родители не выдадут ее замуж за садиста, да и она едва ли об этом мечтает. Мое настроение улучшилось, а тут и ужин подошел к концу. Мы расшаркались, и я удалился в свои покои, мурлыкая под нос непристойную песенку.

***
За месяц до обряда Выбора Церемониальной Формы я вошел в Черную Пирамиду в сопровождении жреца из клана Безликих. Ходили слухи, передаваемые шепотом, что эти жрецы, всегда закутанные в накидки из змеиной кожи и скрывающие свой лик под маской, вообще не демоны, а наги. Я украдкой пытался рассмотреть, есть ли у идущего впереди жреца руки, или это, в самом деле, подземный змей: Наги как и Безликие обитали в Подземельях Химер, но никогда не вылезали на поверхность. Между Нагами и хаоситами издревле существовала смертельная вражда, потому что эти мерзкие змеи не брезговали закусить попавшимся на их пути демоном. Безликие были хранителями Кристалла Тьмы. Они владели самой ужасной магией – магией Смерти. Где-то в Подземельях у Безликих был храм, в котором они поклонялись, обитающим там паукам: огромным ядовитым Аффелосам и таинственным Хаорам, носителям магических кристаллов в форме пентакля на своей спине. Но никто из хаоситов не видел ни того храма, ни Аффелосов.

Может быть, это был всего лишь миф, распространяемый жрецами, чтобы никто из демонов не совался в их пределы. А вот с Хаорами Повелители Хаосата были знакомы не понаслышке: перед совершеннолетием принцы спускались в Подземелья Химер, чтобы встретиться с ними. Хаор сам выбирал себе носителя и становился кольцом силы на его пальце. Как уж он определял, кто достоин его, а кто нет – никто не знал!
Жрецы из второго клана – клана Змея Аписа, обитающего в Великой Пустоте, проводили обряды в храмах. От обычных демонов они отличались наличием шипов вдоль позвоночника и глазами: узкими, раскосыми, золотистого цвета, ярко светящимися в вечных сумерках Хаосата.

Изнутри пирамида казалась еще огромнее, чем снаружи. Мы направлялись в ее сердцевину, туда, где из Черной Дыры произрастал Кристалл Тьмы, чье основание было погружено в раскаленную магму Пекла. По регламенту я должен был пробыть здесь один без еды и питья три дня, созерцая священный кристалл и предаваясь размышлениям о своей жизни. Несколько раз отчим приводил меня сюда и раньше – лицезреть нашу драгоценность. Сам я пока не мог войти в Пирамиду: у меня еще не было кольца Хаора, открывающего Повелителям все запечатанные двери, и Номед – Страж Двери, меня бы не пропустил.

- Да и успею ли я найти кольцо в Подземельях Химер: до инициализации осталось совсем мало времени? – Размышлял я, следуя за высокой фигурой в плаще из узорчатой змеиной кожи. Низко опущенный капюшон скрывал лицо, но я успел разглядеть одетую на него маску змеи с белыми слепыми бельмами в прорезях на месте глаз.
- Похоже, это правда, что предками Безликих являются Наги – змеи Хаоса! – Вздрогнув, подумал я.

Предками демонов из моего Дома Владык считались гигантские черные скорпионы, смертоносное воинство Шивы, таящиеся во мраке Хаоса. Только мы были нечувствительны к их ядовитым укусам. Татуировка в виде Черного скорпиона была нанесена на моей спине: его клешни лежали на плечах, а шипастый хвост спускался до самого копчика. Когда ее нанесли, я не помнил, наверное, при рождении. Странно, что у моего брата Форанна никаких тату на теле не было. Может быть я тоже – воин Шивы? В нашем царстве Шиву почитали, как Создателя, но я не слышал ни об одном храме, где бы ему поклонялись.

- Надо бы спросить мать! – В который раз подумал я, тотчас же об этом забыв. Подойдя к Кристаллу, жрец воздел руки и пропел несколько мантр. Затем, не взглянув на меня, повернулся и ушел, запечатав дверь заклинанием Привратника.
Я подошел к большому дымчатому кристаллу, торчащему из черного пола, по которому метались красные сполохи от просвечивающей сквозь него магмы Пекла, и провел над ним рукой. Кристалл трансформировался в кресло. Критически оглядев его и слегка удлинив спинку, я наложил на него заклятье Льда.

***
Я сидел на своем кресле, наблюдая за метаморфозами Кристалла – генератора хаоса. Без черной субстанции, исторгаемой им один раз в месяц, жизнь в Хаосате была бы невозможна. Она окутывает наш мир мглой, защищая его от света Медузы.
В царстве Хаоса правит мой отчим, лорд Сарг. Правит давно, очень давно, но скоро Кристалл призовет его к себе, слишком уж он активировался. Черная поверхность трехметрового кристалла покрылась рябью, шипы, торчащие из него во все стороны, втянулись, и он принял форму многогранника, близкой к сферической. Его поверхность теперь состояла из множества мелких пентаклей. Грани, по которым соединялись между собой пентакли, стали наливаться багровым светом, а затем засветились ярко оранжевым, как будто на кристалл накинули огненную сеть.
***
Максак пошевелился и сменил позу: сидеть на жестком сиденье было неудобно.
- Когда стану Владыкой, прикажу принести сюда подушку! – раздраженно подумал он.
Кристалл, превратившийся в гладкую сферу, заключенную в пылающую сеть, отражался в зеркально-черном полу, расцвеченном изменчивым узором из оранжево-красных пятен. Он становился все более нестабильным: внутренний огонь рвался наружу. Пожалуй, через десяток другой циклов Саргу придется войти в Кристалл: чтобы он стабилизировался, ему требуется магическая энергия жизненных форм хаоса. Максак содрогнулся, представив себя на месте отчима. А ведь и ему когда-то придется сделать это, если он не найдет Черного Дракона, которого можно принести в жертву вместо себя. Но их стало мало. К тому же, эти магические, почти бессмертные существа, не горят желанием закончить свою жизнь, растворившись в кристалле, поэтому научились хорошо прятаться от охотников. Саргу за свою долгую жизнь удалось поймать всего двоих, чтобы скормить их артефакту.

Максак отбросил от себя неприятные мысли: Прочь! Прочь! Это будет не скоро. Повелители живут долго, так долго, что жизнь начинает их утомлять.
- Интересно, что происходит с лордом Хаоса, когда он входит в Кристалл? Жрецы говорят, что растворившись в нем, его дух будет вечно существовать в Кристалле, плавая в океане блаженства на Полях Алкалоя.

Сеть погасла, и кристалл снова пошел волнами. Из него выпятился сгусток, принявший очертания демонического лица. Медленно поднялись веки, и на принца вперились светящиеся фиолетовые глаза без зрачков. Лик был незнаком. Может это один из древних правителей, чей дух обитает в Кристалле? Максак облегченно вздохнул, когда лик втянулся внутрь. Артефакт медленно перетек в новую форму: теперь из сферы во все стороны торчали острые шипы. Когда Кристалл из абсолютно черного станет ярко-красным, тогда наступит время Саргу погрузиться в его недра. Дальше тянуть будет опасно.

Максак перевел взгляд на стены зала, покрытые барельефами. Хаос изменчив и нестабилен, поэтому барельефы на стенах постоянно видоизменялись. Изображения драконов, демонов, пауков Аффелосов и других исчадий тьмы текли, трансформируясь друг в друга. Молодой лорд снова посмотрел на Кристалл, который теперь стал похож на арба, ленивого демона притворяющегося куском скалы или валуном, чтобы засасывать в свою утробу зазевавшуюся живность. Его основная форма: черная сфера в красных пятнах и тонких редких иголках.
***
Три дня прошло, Максак с нетерпением ожидал, когда появится жрец: спать еще одну ночь на холодном каменном полу ему не хотелось. Наконец раздался удар гонга, возвещающий о его прибытии. Поднявшись с кресла, принц провел над ним рукой, кресло оплыло и превратилось в небольшую кристаллическую глыбу. Максак пошел вдоль стены к выходу. Впереди, на уровне его головы, из стены вырос закрученный штопором рог. Он дотронулся до него когтем, и рог, дернувшись, втянулся назад.
- «Испугался!» – Подумал принц.
- «Также боятся меня и хаоситы».
- Через три цикла после выбора Церемониальной Формы я войду полноправным членом в общество взрослых хаоситов. Как-то они меня примут в свой круг? – Вздохнул Максак.

По большей части ему приходилось проводить время в одиночестве. Даже сводный брат Форанн стал его сторониться.
- Когда Форанн в последний раз называл меня Максом? – Задумался наследный принц.
- Больше двух циклов назад, пожалуй! Одно дело – брат, другое – будущий

Повелитель всех и вся в Хаосате. Но не только маячившая впереди коронация Максака вызывала его отчуждение у родных и знакомых. Друзей, кроме Форанна и Дарка у него никогда не было, а ведь ему скоро исполнится тридцать циклов, он вступит в полную силу. Осталось только найти кольцо Хаора, которое будет ключом, открывающим перед ним все двери хаосского царства. При инициации он получит ключ Сор-Гора от запечатанных врат Лабиринта на полях Сновидений и от стационарных Порталов. Но больше всего Максак жаждал получить файярил – два сцепленных черных диска с рунами Огня и Хаоса, который носят на груди, на витом шнуре из волос гривы эрибиса – горного барса. Файярил открывал проход в виде Черной дыры в Лабиринт Кроноса, через который можно попасть в любое место во Вселенной. Но это случится позже, когда ему исполнится тридцать три цикла, и он получит разрешение Повелителя путешествовать за пределами Хаосата и Девяти Кругов Тьмы.

***
- Теперь первоочередная задача – добыть кольцо Хаора! – размышлял я, направляясь к выходу из пирамиды, где из двери дружелюбно щерилась рогатая голова Номеда – стража двери. Его красные глаза на темно-коричневой физиономии казались раскаленными углями.

Получив файярил, я хотел посетить Радужные и Сумеречные миры, которые граничили с Болотами Хайбита и были материальными, в отличие от Хаосата. Но больше всего я жаждал увидеть королевство света – Искриор, где правил мой отец. Я мало что знал об этом королевстве, с которым была связана тайна моего происхождения. Дело в том, что я был не такой, как остальные хаоситы. Я был иной и научился с детства скрывать свою истинную форму. Инстинктивная защита! Но если свой облик мне удавалось маскировать, то насчет сокрытия способностей дела обстояли хуже.

**** **** **** **** ****
Глава 2
**** **** **** **** ****
Я шел к своим покоям, оставив позади Кристалл Тьмы. Вспомнив, что ургал в конюшне три дня на голодном пайке, я завернул туда и отпустил его поохотиться, чтобы совсем не обленился. Ургалам, нашим ездовым хищникам, мы иногда давали свободу, хотя стойло они покидали неохотно. Возвращался ургал по зову хозяина, с которым был связан обрядом, проводимым жрецом по достижению хаоситом двенадцати циклов. Во время обряда ургалу давалось имя. Я назвал своего ургала Заргом, что означало «Хитрец».

Шедшая навстречу по коридору служанка матери Шеша остановилась, увидев меня, сложила на груди верхнюю пару рук и склонила голову, прикрыв кожистыми веками круглые желтые глаза. Нижняя пара рук держала малахитовую вазу с красными цветами-кристаллами. Мать любила украшать свои апартаменты цветами, статуями и всякими безделушками, которые вызывали у меня лишь недоумение – зачем захламлять свои покои всякими ненужными вещами. Женщины – непонятные существа. Я кивнул ей и пошел дальше, вернувшись к воспоминаниям о своем первом ритуале, который проводят для хаоситов при достижении ими семи циклов в Лабиринте Зеркал, скрытом от глаз в ином измерении. Обряд начинался в Круглом зале Хрустальной Башни, из которого главный жрец Окригус открывал проход в Лабиринт. До этого возраста хаоситы не имеют устойчивой формы. Их тело изменчиво, они копируют черты родителей, родственников и даже низших демонов. Во время обряда юный демон должен найти в Зеркальном Лабиринте свою Истинную Демоническую Форму. Не найдешь, так и будешь блуждать там до самой смерти, выбраться из него можно только через портал, открывающийся в зеркале с отображением тебя истинного.

Жрец взмахнул жезлом, и в Круглом зале Хрустальной Башни воцарилась тишина. Представители кланов и немногочисленные родственники стояли вдоль стен, наблюдая за церемонией. Сквозь хрустальную остроконечную крышу изливался синий свет Медузы. Кроме него и пылающего в навершие жреческого жезла ярко-желтого кристалла другого освещения не было. Я ежился от холода: на мне не было никакой одежды кроме набедренной повязки. Я стоял в центре зала на синем полупрозрачном кристалле в форме диска, а жрец, в длинном одеянии из драконьей шкуры, подпоясанном черной крученой волосяной веревкой, с золотым амулетом, свисающим с шеи на цепи, чертил вокруг меня вязь огненных знаков. Их пламя отражалось в амулете, в его желтых глазах и в чешуе облачения, расцвечивая ее метущимся узором из оранжево-красных и серебряных бликов, ослепляя меня. Когда круг из символов замкнулся, Жрец надел на меня пояс, набранный из золотых пластин, и защелкнул пряжку.

В его драконьих с черными вертикальными зрачками глазах не было жалости. Думаю, он был бы только рад, если бы я, несущий в себе так ненавидимый демонами свет, сгинул в лабиринте навсегда. Ощутив холодный металл на голом теле, я пришел в ужас: любой металл, кроме золота, для хаоситов был синонимом кошмара – он разъедал кожу и вызывал ожоги. Также металл, в том числе и золото, не был пластичен, не менял форму, поэтому сковывал и обездвиживал любого демона. Только Владыка Хаоса мог этому противостоять, его обучали данному искусству с детства. Жрец вышел из круга и начал произносить заклинание, плетя руками невидимую сеть. Кристаллический диск засветился, а вязь знаков, очерчивающих окружность, вспыхнула красным пламенем, окружив меня огненной стеной, поднимающейся до пояса. Затем, стоя на фосфоресцирующем синем диске, я стал падать в темноту. Когда падение прекратилось, я оказался в Зеркальном Лабиринте. Ряды поблескивающих зеркал, стоящих вплотную друг к другу, тянулись вдаль, образуя изгибающиеся и пересекающиеся зеркальные коридоры. Теперь я буду ходить по ним, пока не найду свою форму, тогда появится выход. Были случаи, когда дети отсюда не выходили, правда, редко, но мне от этого было не легче. Когда я увижу в одном из зеркал свою истинную форму, оно и будет выходом.

- Но как узнать, что эта форма и есть истинная? – Задумался я.
Забыв о страхе, испытанном от прикосновения металлического пояса, я погрузился в новый кошмар – от перспективы остаться здесь навечно. Пол светился красным, по нему пробегали блики, под ним бурлила раскаленная лава Пекла, просвечивающая сквозь полупрозрачные плиты.

Я шел, вглядываясь в изображения на зеркалах, в каждом из них было мое отражение, но все они выглядели по-разному. Десятки Максаков таращились на меня из рам. Я видел себя в различных демонических формах: то черным и клыкастым. То покрытым медной чешуей, с узкими прорезями глаз, горевших синим пламенем. То худощавым и рогатым с клыками, как у ирибиса. Изображения сливались в трансформирующийся образ, словно чьи-то невидимые руки быстро лепили его из пластичной массы, то вытягивая уши, то укорачивая и видоизменяя рога, то прилепляя или отрывая хвост.
Я устал и хотел пить, но зеркала оставались темными и твердыми, будто горный хрусталь. Время исчезло. Сколько я бродил по лабиринту – день или цикл? От усталости все мои страхи прошли. Я шел, прикасаясь в надежде к каждому зеркалу, но ничего не менялось, в них не было моей истинной формы. Усталость стала перерастать в злость. Я зарычал и остановился, вглядываясь в очередного шипастого урода, ехидно подсовываемого мне зеркалом.

- Это не я! Покажи мою суть! – Заорал я в бешенстве, пятерней отталкивая видение в стекле. Из ладони вырвалась вспышка света, и отражение исчезло, зеркало стало черным. Оно меня не отражало, меня не было!
- Прекрасно! – Прошипел я.
- Тогда я нарисую себя сам!

Я успокоил свой гнев и сосредоточился. Вперив взгляд в зеркало, я начал проявлять в нем свой облик. Сначала силуэт: две ноги, две руки и никаких рогов и хвостов. В черном пространстве появилось туманное облачко, которое трансформировалось в силуэт. Ободренный успехом, я продолжил создавать свой образ, сосредотачиваясь на деталях. Первые возникли глаза – светло-серые, искрящиеся, словно редкостные дымчатые топазы, за которые хаотийская модница была готова отдать свою душу, если бы она у нее была. Из туманного силуэта выступило лицо с гладкой кожей, светло-кофейного цвета. Затем густые светло-серые с голубоватым отливом волосы до плеч. Появились руки с короткими когтями, следом нарисовалось стройное тело подростка без всякой чешуи, в коричневой набедренной повязке и золотым поясом на талии. Когти на ногах показались мне длинноватыми, и я их укоротил. Потрогал руками уши – маленькие и не привычной округлой формы.

У хаоситов в моде были большие острые уши торчком и обязательно рога. Я пощупал голову, рожек не было. Мой облик мне нравился, но никого подобного себе я не встречал среди своего народа. И я вдруг отчетливо понял, что ему, народу, мой облик не понравится. И скорей всего, народ потребует моей смерти, так как такому уроду и выродку, каким я буду казаться в их глазах, не место в Хаосате. И уж тем более – на троне Владыки. Я содрогнулся, представив как меня, закованного в железо, бросают в Бездну Забвения, где живут демоны Иноресы высасывающие память, и гигантские черви – пожиратели тел. От меня не останется ничего. Меня снова обуял гнев:
- Ну, нет, я не сдамся так просто! Я замаскирую свою истинную форму до поры, до времени!

Пристально посмотрев в зеркало, чтобы впечатать в память свой образ и закрепить его на генетическом уровне, я закрыл глаза и покрыл тело красной чешуей. Затем изменил пепельный цвет волос на рыжий, удлинил когти, а кристально-серебристый цвет глаз поменял на фиолетовый цвет аметиста. Не забыть пару рожек и уши вытянуть! Хвост не обязательно, только мешаться будет! Открыв глаза, я критически оглядел себя в зеркале и хихикнул:
- Под таким камуфляжем никто не разглядит мою истинную форму. Я готов!
Изображение в зеркале поплыло, и открылся проем во тьму, где парил синий диск. Я шагнул на него и диск воспарил. Вскоре я снова стоял на каменных плитах пола в зале Хрустальной Башни.

Зал был пуст, лишь один служка спал, скрючившись в кресле. Сколько же я отсутствовал? Насколько я знал, поиск формы занимал от нескольких часов до трех дней. После этого срока никто не возвращался. Было, правда, одно исключение, когда искатель вернулся через пять дней. Я подошел к креслу и посмотрел на посапывающего крела – служку при храме. Он сонно зевнул, когда я дотронулся до его плеча, но затем подскочил в кресле и выпучил на меня глаза. Вид у него был такой, словно он увидел перед собой приведение. Взяв себя в руки, он неуверенно спросил:
- Максак, это ты? – Как будто здесь мог оказаться еще кто-нибудь.
- А со стороны я недурно смотрюсь в своей сверкающей огненной чешуе! – Самодовольно подумал я.
- Ишь как крел на меня пялится!
- Долго меня не было? – Прервал я затянувшуюся паузу.
- Сегодня тринадцатый день. Мы уже не надеялись тебя увидеть, но мать приказала мне здесь дежурить на всякий случай.
- Долго пришлось искать самую совершенную форму! – Притворно вздохнул я.
Служка встал с кресла.
- Садись. Я позову жрецов, чтобы они засвидетельствовали твое появление.

Крел подошел к гонгу и стал методично колотить деревянным било в его большую медную тарелку. Я уже начал дремать, когда прибежали жрецы. Вслед за ними появились мать с отчимом. Все были удивлены и озадачены моим возвращением. Сарг не очень бы и расстроился, если бы этого не случилось. Ведь есть еще один наследник, Форанн, который был младше меня почти на шесть циклов. Хотя, как знать! Позже выяснилось, что у него были на меня далеко идущие планы.

***
Это случилось вскоре после рождения Форрана. До этого времени я считал себя обычным хаоситом, но после одной драки все изменилось. Мой детский мир рухнул под тяжестью обстоятельств: я оказался изгоем в своем обществе, пусть и высокопоставленным. Когда я научился ходить и стал осваивать Дворы Хаоса, мать приставила ко мне двух демонов-охранников, которые таскались за мной по пятам, словно на привязи. При Дворах Хаоса жило много вельмож, лордов и стражей с семьями, поэтому недостатка одногодков для игр у меня не было. Обычно я резвился со сверстниками в саду Кристаллов, посреди которого находилось Дымящееся озеро. Через него в виде двух перпендикулярных мостов были перекинуты скелеты лемургов – морских хищников. Они походили на гигантских гусениц с двадцатью ногами, рачьим хвостом и зубастой шарообразной пастью. Тела живых лемургов покрывали зеленые волосы, похожие на водоросли.

Сверстникам не слишком нравилось со мной играть – они боялись, что мои демоны-охранники накажут их, если они обидят меня или причинят вред, даже случайно. А игры юных хаоситов не отличались милосердием. Исподтишка, опасаясь стражей, они смеялись надо мной, называя маменьким сыночком и неженкой. Возвращаясь с прогулки, я допытывался у матери, почему все дети гуляют одни, а меня опекают демоны. Отцу, в конце концов, надоело мое нытье, и когда родился Форанн, меня отпустили в «свободное плавание». «Не жалуйся» – предупредил отец, – «а то я тебе сам добавлю, хлюпик».

Я чувствовал, что отец меня не любит: когда он смотрел на меня, его желтые глаза становились красными, что было признаком гнева. К этому времени я уже не особенно стремился к обществу себе подобных – мне не нравились их жестокие игры.

***
Когда праздновали рождение Форанна, в суматохе про меня забыли. Голодный и злой, я прокрался на кухню, забрался по стене на потолок и повис там, уцепившись когтями за каменные выступы рельефных украшений. Притаившись, я обозревал сверху яства на столах: на рождение сына Сарг пригласил гостей и устроил для них угощение. По кухне сновали низшие демоны всех калибров, готовя праздничный ужин. Я присмотрел себе пирог и напиток из ягод. Приняв форму Серого Нюхача, я тенью скользнул вниз. Эти скользкие твари следят во дворце за слугами и вынюхивают всяческую крамолу. Прислуга их боится и делает вид, что не замечает. Я подошел к столу, взял блюдо и, положив на него пару кусков пирога, кувшин с напитком и кубок, важно удалился. Все делали вид, что меня здесь нет.

В саду, устроившись в беседке около озера, я основательно подкрепился. Пока я раздумывал, чем заняться, появилось трое знакомых демонят. У двоих отцы были поставщиками ко Дворам драгоценностей и украшений. Отец третьего возглавлял дворцовую стражу. Его звали Гленн, и он был маленьким жестоким гаденышем. Я терпеть его не мог! С отвращением я смотрел на его мерзкую рожу с красными пуговками глаз, с тремя острыми рогами на голове. Он был полностью упакован в черную чешуйчатую броню.
- Да ты даже в приличного демона не можешь перекинуться! – Ехидно произнес он.
- Посмотри на себя в зеркало, вылитый наслинг!

Наслингами, крысами хаоса, называли крупных тварей с серой в желтых пятнах голой шкурой, живущих в подвалах и амбарах. Я находился в одной из приятных мне форм: лиловые глаза, черные кудрявые волосы, короткие когти. И смуглая кожа, покрытая мелкими синими чешуйками: показаться перед хаоситами без чешуи, все равно, что выйти на улицу голым.
- Ни рогов, ни хвоста! – Продолжил Гленн и щелкнул своим хвостом с шипом на конце, чуть не распоров мне щеку. Двое его товарищей дружно хихикали за его спиной, иронизируя по поводу моей формы. Они скалили клыки и выстреливали в мою сторону раздвоенными черными языками.
- Тебе в такой форме даже миксу не победить! – Вторили они Гленну, который был их предводителем.

Миксов – домашних зверьков с темно-рыжим мехом, длинными ушками и огромными фасеточными глазами разных цветов, любили держать дома пожилые хаоситки. Я долго терпел, но потом разозлился, и мы с Гленном сцепились в драке. Вывалявшись в песке, мы откатились в сторону от беседки. Мне удалось его, как следует лягнуть, и Гленн отлетел в сторону. Вскочив в ярости, он с ревом бросился на меня, наклонив голову и целясь рогами в грудь. Время замедлилось. Я видел приближающиеся острия рогов, готовые трезубцем вонзиться мне в сердце. Инстинктивно я выбросил вперед ладонь, чтобы оттолкнуть его, понимая, что это не спасет. И тут из моей ладони вырвался ослепительный луч света, сверкающим клинком пронзившим плечо Гленна. Он с воплем отлетел прочь, упав на спину и закрывая глаза руками. Запахло жареным мясом. Одновременно с этим за моей спиной раздалось еще два крика. В недоумении я посмотрел на свою ладонь: что это было? Затем на ребят. Они тоже закрывали глаза руками и жалобно вопили. У Гленна из раны текла дымящаяся кровь. На крики прибежали демоны-садовники и унесли детей. Как потом оказалось, луч света из моей ладони ослепил их, полностью зрение у них так и не восстановилось. На меня же вспышка не оказала никакого воздействия. Рана Гленна долго кровоточила, а шрам остался на всю жизнь.

Хаоситы – высшие демоны, элита Хаоса и как его исчадье, они быстро восстанавливаются. Но не после поражения световым оружием. В царстве Хаоса нет белого света, освещение здесь имеет все оттенки красного, оранжевого, темно-желтого, синего и фиолетового спектра. Зеленый цвет не в почете, он встречается редко. Яркий белый свет опасен для демонов, он их обжигает, а при длительном воздействии – рассеивает, превращая в серый туман. После этого происшествия окружающие от меня в ужасе отшатнулись.

Тут уж матери пришлось признаться, что я – плод любви и ее запретной страсти к Владыке Искриора – солнечного королевства, которого она встретила в одном из сумеречных миров. Хаоситы – мастера менять форму, поэтому нет ничего удивительного, что мать, приняв форму сногсшибательной человеческой красотки, задурила бедному королю голову. Моего отца звали Расином, а Сарг – муж матери, был мне отчимом. Теперь мне стал понятен красный отблеск, появляющийся в его зрачках, когда я попадался ему на глаза.

Я думал, что Сарг после произошедшего закует меня в железо и заточит в Костяной Башне, но случилось странное. Отчим, наоборот, стал проявлять ко мне больше внимания, а красный огонь исчез из его глаз. Теперь они разгорались ярко-желтым светом, когда он задумывался о чем-то, разглядывая меня. Это был взгляд хищника, но он не собирался уничтожить меня, он собирался меня использовать. Вот только как? – Терялся я в догадках.

О царстве света мать рассказала мне немного, а об отце еще меньше. Правитель Искриора Расин был высокого роста, светловолос и сероглаз. А еще он был хорошим фехтовальщиком – виртуозно владел мечом. Даже небольшое ранение стальным клинком смертельно для демона! Поэтому у хаоситов меч был не в почете, мы больше полагались на клыки, когти и магию. Но в Сумеречных и Радужных мирах, куда я намеревался со временем отправиться, магия действовала слабо, а люди ею вообще не владели, поэтому мужчин там учили сражаться на мечах с детства.
Я попросил мать найти мне учителя, который обучил бы меня искусству владения этим экзотическим для нас оружием. На мое удивление такой учитель у меня вскоре появился: это было подарком матери на окончание моего восьмого цикла. Учителя звали Дарк. Он был родом из Сумеречного мира.

**** **** **** **** ****
Глава 3
**** **** **** **** ****
Дарк был полукровкой. Как он говорил, демонической крови в нем набиралось максимум на треть. На остальные две трети он был человеком. Видимо поэтому человеческий облик казался ему ближе. Высокий широкоплечий со шрамами на смуглом теле и руках, он являлся прирожденным воином. Длинные черные волосы, которые Дарк собирал в хвост, всегда были чисто вымыты, а лицо гладко выбрито. Демоническую часть его существа выдавали слегка удлиненные клыки и темно-желтые светящиеся глаза. Он носил сапоги, коричневые кожаные брюки и куртку, от плеч до пояса обклеенную зубами зарпии, которые были прочнее алмаза. Демон зарпия является мелким хищником, похожим на большую зубастую курицу со змеиным хвостом.
Полгода я относился к Дарку с недоверием, но потом мы подружились.

Он стал моим первым другом, Форран тогда был еще слишком мал. За четыре года он сделал из меня искусного бойца на мечах. Когда мне исполнилось двенадцать циклов, Дарк подарил мне настоящий меч. Его металлическое лезвие было упрочнено крошкой из синего алмаза, так как чистый металл в темной материи хаоса прожигал долго незатягивающиеся дыры. До этого я сражался мечом с лезвием из черного обсидиана.
Когда я скучал, сидя за праздничным столом в свой двенадцатый день рождения, меня посетила одна любопытная мысль, касающаяся усиления моей боеспособности. С этого дня я проводил много времени в Подземельях Химер, спускаясь туда тайком, чтобы отыскать россыпи огненных рубинов. Лаз в Подземелья я обнаружил в подвале разрушенного храма. Набрать нужное количество камней мне удалось только через полгода.

После этого я попросил Дарка об услуге, пообещав ему треть камней. На остальные я поручил ему купить в Сумеречных Мирах прозрачный алмаз определенного размера и огранить его. Эти абсолютно прозрачные алмазы, которые называют Слезами Ангелов, торговцы привозили из Радужных Миров. Их находили на Полях Сновидений и в Поясе Арканов около Болот Хайбита, но и там они попадались нечасто. Да и авантюристов, готовых отправиться в эти гиблые места, было крайне мало. Купив алмаз, Дарк должен был найти гнома, который мог бы его огранить особым способом. Выслушав просьбу, Дарк задумчиво посмотрел на меня, но не стал расспрашивать, зачем он мне. Он взял камни и на следующий день отправился в Сумеречные Миры, сказав моей матери, что хочет повидаться с друзьями. Я с нетерпением ожидал его возвращения. Дарк вернулся через полтора месяца, вручил мне ограненный алмаз и взял свою плату.

Положив огненные рубины в кошель на поясе, он сказал, что завтра мы продолжим обучение. Он не стал допытываться, что я сделаю с алмазом, который обошелся мне бешеных денег – огненные рубины дорого ценились во всех мирах.
Дождавшись полнолуния Красной Луны, ночью, когда Медуза зашла за горизонт, я отправился к развалинам древнего храма, которые облазил вдоль и поперек. Луна заливала окрестности своим кровавым светом. В ее освещении статуя демона с отвалившимся крылом из черного базальта казалась темно-красной, будто истекающей кровью. Багровые скалы, отбрасывали острые аспидные тени. Мир, окрашенный в цвета хаоса: черный и красный!

Я остановился у нужной щели, ведущей в подвал храма, и огляделся вокруг: дневное освещение, когда Медуза изливала на землю синеву, мне нравилось больше. Как житель ночи я отлично видел в темноте. Я протиснулся в щель и спустился по сохранившейся лестнице вниз. В центре помещения находился алтарь, на котором стояла каменная чаша в виде массивной вазы на короткой ножке. Из проема в обвалившемся перекрытии на нее падал столб красного света. Я подошел ближе и заглянул в чашу: она как всегда была до половины заполнена дымящейся жидкостью, которая походила на темно-красную, почти черную, кровь. Сколько раз я ни спускался сюда, уровень жидкости не менялся. Как мне удалось осторожно выпытать у Сарга – в этом храме хранился сосуд с неиссякаемым эликсиром Равновесия, который «склеивал» и объединял в единое целое – «несоединимое». Храм разрушился, а сосуд с эликсиром уцелел. Я надеялся, что с его помощью смогу внедрить стержень с диском в ладонь: эликсир должен соединить плоть с алмазом.

Вынув из кошеля на поясе алмаз, я еще раз критически его осмотрел: острый шип с тонким диском на конце, на поверхности которого была нанесена рельефная спираль, в свете Луны казался рубиновым. Осторожно положил алмаз в центр чаши и пошел вокруг нее, произнося заклинание Единения. Символы на чаше начали наливаться багрово-красным светом, а алмаз оранжево засветился, испуская тонкие лучи. Вскоре жидкость стала прозрачной, словно красное вино. Я продолжил читать заклинание.

Алмаз светился все сильнее, наконец, жидкость в чаше закипела. Когда из нее ударил фиолетовый луч, я выхватил алмаз и воткнул его в середину левой ладони. От резкой боли я зашипел и, судорожно вздохнув, с силой снова вдавил алмазный шип в тело. Переведя дыхание, я полюбовался на свою работу: в центре моей ладони сияла небольшая алмазная спираль. Полдела сделано! Собравшись с духом, я выпустил из ладони лучик света и взвыл от резкой боли. В глазах потемнело, но боль вскоре прошла. Дело сделано! Я внедрил в себя концентратор, который отныне стал частью меня. Раньше я испускал из ладони рассеянный луч света, теперь, проходя через алмазный шип и спираль, он фокусировался, превращаясь в световое вращающееся лезвие, против которого не устоит ни один демон. Таким смертоносным оружием не владел никто из хаоситов. Уверен, что он будет столь же убийственен и в срединных мирах. Это мне предстояло выяснить в будущем.

Теперь у меня, Темного Лорда Хаоса, было оружие Света. Оставалось найти кольцо Хаора, источник темной силы. Хаоры – пауки Хаоса, редко кому давались в руки. Капризные исчадья ада сами выбирали себе хозяина – своего носителя. Конечно, в местах присутствия Хаоса я и без Хаора могу использовать его энергию, но это требует ментальной концентрации, а значит времени, и отвлекает от происходящих событий. Во время драки трудно работать «на два фронта»: медитировать и сражаться. Кольцо Хаора всегда готово предоставить тебе столько энергии, сколько пожелаешь, вытягивая ее из разных уровней хаоса и из самого Кристалла Тьмы – Источника темной силы.

Жрецы утверждают, что оно работает даже в Светлых Мирах. Одно такое кольцо с аметистом с гордостью носил на пальце мой дядя Аркандр. Второе, с коричнево-желтым топазом, было у моего отчима Лорда Сарга. Еще тремя кольцами с серо-зелеными камнями владели дальние родственники из нашего Дома Владык, чьим покровителем считался Черный Скорпион. Недаром мать на день рождения подарила мне золотую магическую игрушку в виде скорпиона, кто, как не эта ядовитая, злобная и убийственная тварь больше всего соответствует моим родичам. Да и представители остальных кланов в Хаосате были не лучше, разве что слабее нас – Правителей, в применении магических сил. Всех сановников высшего эшелона власти Повелитель Хаосата Сарг назначал из нашего Дома, а военных архонтов – из Дома Люциферидов. Вторыми по могуществу после Дома Владык считались жрецы из клана Безликих, его символом являлся паук, а главным фетишем – Кристалл Тьмы.

Кольца Хаора различались по мощности воздействия на реальность. Самым сильным считался Хаор, носящий на спине огненный рубин, но таким во Дворах Хаоса не владел никто, как впрочем, и на Островах Хаоса. Мать говорила, что огненным Хаором владел мой дед, но это было очень давно.

Когда Повелитель входит в Кристалл Тьмы, его плоть растворяется в нем, его магические силы переходят в Кристалл, а освободившийся Дух отлетает на поля Алколоя – Поля Вечного Блаженства. Кольцо Хаора, вернувшее себе свой первоначальный вид паука, опускается вниз, к корням Кристалла, уходящим сквозь Пекло в Темные Воды Пустоты. Они выносит его в подземелья Химер, где Хаор мигрирует, пока не найдет себе другого носителя. Когда Хаор почувствует его в Подземелье, он посылает саламандру, чтобы она указала новому хозяину путь к нему. Но будущий носитель должен обладать определенным уровнем силы, пока он не достигнет его, кольцо ему не покажется, оно будет ждать.

Когда мне исполнится тридцать три цикла, я совершу обряд Представления в Хрустальной Башне и обрету свободу передвижения. После этого я смогу покинуть Хаосат и путешествовать в срединных мирах с помощью дисков файярила. Но главным моим желанием было достичь пределов полюса Света и его столицы – Сапфириона, где находилась цитадель моего отца. По окончанию обряда главный жрец Окригус наденет мне на шею шнурок, сплетенный из волос гривы горного барса эрибиса, с черными дисками Файярила, такова традиция. Файярил – Прожигатель Пути состоит из двух дисков: один, с руной огня – Кен, крепится к подвеске. Второй, с руной Хаоса – Ур, притягивается к первому, как к магниту. Если диск Ур бросить на землю, он откроет проход на другой уровень пространства – Черную Дыру, через которую можно ускользнуть от любого врага или просто переместиться в параллельный мир. С ее помощью можно вернуться домой, во Дворы Хаоса, например, или наоборот, незаметно исчезнуть из них. Перемещение происходит мгновенно, Черная Дыра исчезает, а диск, притягиваемый руной Кен, возвращается на свое место на подвеске. Очень удобное и комфортное средство для путешествий по мирам. Главное, мысленно представить, куда тебе надо переместиться. Можно и не представлять, но тогда тебя занесет туда, куда пожелает диск или… Хаор подсуетится.

Все Мироздание пронизывает Лабиринт Кроноса – объемная система вневременных каналов, соединяющих Черные Дыры Космоса. Он сшивает все миры и является его каркасом. Лабиринт тянется от Кристалла Тьмы до Источника Света, соединяя оба полюса. В Черном Лабиринте нет времени, поэтому перемещение происходит мгновенно. Жители Хаоса, имеющие «билет» – магический талисман файярил, с помощью которого открывается проход в Лабиринт, могут перемещаться в пространстве своего мира или между параллельными мирами, используя это «межгалактическое метро».

***
В надежде разжиться кольцом я несколько раз спускался в Подземелья Химер, но безрезультатно. А это не самое приятное место для прогулок. В поисках Хаора приходилось уходить далеко вглубь подземелий. Если бы не мой скорпион, который всегда находил выход, я бы плутал там до конца жизни. В лабиринте подземных пещер, кишащих ядовитыми гадами всех мастей и размеров, легко было заблудиться. Иногда путь преграждали ручьи из лавы, пропасти без дна, тропинки, обрывающиеся в пустоту, серные озера, над которыми висел ядовито-зеленый туман. Я перебрал несколько форм для путешествия по Подземельям и остановился на форме Врана. Во-первых, с крыльями было удобнее преодолевать препятствия, перепорхнул и все. Во-вторых, мелкого черного ворона труднее обнаружить на фоне скал, по которым мечутся тени и отблески пламени. В-третьих, его труднее схватить хищным лианам или притаившимся среди камней демонам-вампирам.

Ну и потом, ворон – магическая птица, исчадья ада его опасаются. Когда мне надоедало блуждать по подземельям, я бросал на землю золотого скорпиона. Он шустро несся к выходу, видимо ему здесь тоже не нравилось, а я летел вслед за ним и благополучно выбирался на поверхность. Иногда выход оказывался далеко от дворца, но это уже мелочи жизни.

Когда я рассказал о своем способе перемещения в Подземельях Аркандру, он очень удивился, что я могу трансформироваться в крылатую форму врана, да еще и летать. Оказывается, хаоситы, владея метаморфозой, могут перекинуться в любую форму, но только не в крылатую.
- Максак, ты уникален! – Сказал дядя.
Но это превращение было возможным для меня лишь в Подземельях Химер.

***
Скоро мне исполнится тридцать циклов, и я должен буду пройти обряд Церемониальной Формы. А у меня до сих пор нет кольца Хаора! Без него я буду выглядеть бледно, а это не к лицу будущему Повелителю Хаоса. Вот и сегодня я решил испытать судьбу еще раз. После завтрака я перебрался через пропасть к развалинам храма и отпустил Ургала, своего ездового демона. Тот помчался в конюшню поближе к своей вожделенной кормушке, где я оставил ему парочку крыс наслингов, и он это видел. А я, пробравшись через руины к лазу, спустился в Подземелья Химер. Сегодня здесь было необычайно тихо и сухо. Я не меняя формы, шел, держась подальше от стен. По дороге разжился парочкой огненных рубинов – пригодятся. Пещеры то сужались, образу узкие коридоры, то расширялись, превращаясь в тоннели, которые освещались бледно зеленым светом, исходящим от лишайника, облепившего стены.

Иногда попадались лианы, крупные соцветия которых фосфоресцировали синими или фиолетовыми огнями. Иногда из-за камней за мной следили красные глаза мохнатых пауков. Однажды тропа привела меня в просторную пещеру, освещаемую бледно-оранжевым светом, идущим от гигантских друз кристаллов, растущих из пола. Посреди нее на постаменте статуя дракона из красно-коричневого минерала расправляла крылья для полета. Она выглядела почти новой. Вокруг постамента росли черные колючие кусты без листьев. Среди них что-то блестело. Я послал туда скорпиона, и он притащил мне хрустальный трехгранный стилет длиной сантиметров двадцать. Рукоять их зеленого змеиного камня была как раз мне по руке. Я заткнул его за пояс и пошел к черному проему на противоположной стороне пещеры. Вступив в неосвещаемый проход, я только перенастроил зрение ни видение в абсолютной темноте, как меня ослепила вспышка желтого света.

Передо мной сидела большая саламандра, ее шкура переливалась всеми оттенками пламени. Я замер. Сердце забилось сильнее – неужели сегодня сбудется мое желание? Посмотрев на меня красными бусинами глаз, саламандра развернулась и поползла по проходу. Ее длинный тонкий хвост извивался между камней, словно красная змея. Мы шли уже с полчаса, и я стал терять надежду: может, это пылающее создание ползет по своим делам, и до меня ей нет дела? Но вдруг саламандра юркнула в сторону и исчезла. Я поднял взор от пола и прямо напротив своего носа на каменном выступе увидел черного паука. На его спине вместо панциря ярко светился красный рубин. Хаор! С огненным рубином! Я не шевелился, не зная, что делать. Паук тоже сидел неподвижно, таращась на меня черными бусинами множества блестящих глаз.

- Хрустальный шип у меня в левой ладони, подставлю ему правую руку! – Решил я и протянул к нему ладонь. Паук перебрался на нее и замер. Потом стал трансформироваться: вытянувшись в длину, он превратился в гусеницу с короткими лапками. Обернувшись вокруг среднего пальца, Хаор закончил преображение, теперь у меня на пальце находилось широкое кольцо из угольно-черного камня с красным рубином в виде пятиугольника, из торцов кольца торчали небольшие тонкие шипы – «ноги гусеницы». На гладкой поверхности рубина был нанесен символ. Я пригляделся: буква «М» в вензелях – первая буква моего имени. Сердце колотилось от радости – я получил самое могущественное кольцо! Осторожно пошевелил пальцами, кольцо не менялось. Скорпион сполз с моего предплечья ближе к ладони и тоже разглядывал кольцо: чувствует потоки энергии хаоса, подумал я.

- Ну, веди к выходу! – Сказал я ему, и, взяв за спину, опустил на камни. Он сделал пару кругов вокруг меня, затем засеменил по тропе. Через час мы выбрались на поверхность. Было раннее утро, красный диск Луны уже коснулся верхнего обреза скал на горизонте. С другой стороны небо окрасилось в синие тона – скоро появится Медуза. Еще через час мы были во дворце. Я почувствовал, что проголодался, и сразу поспешил на кухню, предварительно натянув перчатки. До церемонии не стоит показывать кольцо. Кто их знает этих родственничков, вдруг позарятся на могущественный артефакт, а я еще не в полной силе. Покажу после свершения обряда, решил я.

***
После достижения хаоситами тридцати трех циклов, они могли сами решать свою судьбу. До этого возраста им запрещалось покидать территорию далее Девяти Кругов Тьмы. Обычно молодые хаоситы, достигнув совершеннолетия, отправлялись путешествовать по Сумеречным мирам. Если, конечно, у них был файярил, который при инициации вручали только принцам из Дома Владык и некоторым особо отличившимся молодым хаоситам из других Домов. Я же хотел проникнуть в самый центр солнечных миров – в королевство Искриор, где правил Серафимами мой отец. Мне хотелось его увидеть. Осталось подождать еще три года, и я свободен, как ветер.

Хаосит мог присутствовать в Радужных мирах, только имея при себе янтарный заговоренный амулет, причем сделанный из редкого белого янтаря. Говорили, что это слезы белого Единорога, спящего у камня «Скрижалей» в Туманном Лабиринте. А еще в светлых мирах нужно постоянно носить темные очки. Но если каждый день выпивать глоток вина с растворенным в нем порошком белого янтаря, то можно обойтись и без очков. Хаоситы на всякий случай старались иметь при себе фляжку этого напитка при нахождении на второй половине мироздания. Но я был демоном наполовину, поэтому надеялся, что путешествие по срединным мирам не доставит мне неудобств. Кольцо Хаора теперь при мне, оставалось заполучить файярил и, прощай, Хаосат. Путешествовать я буду не один, Дарк не собирался покидать меня – в вояж по мирам мы отправимся вместе. И этот факт меня очень радовал!

**** **** **** **** ****
Глава 4
**** **** **** **** ****
После обеда мы с Дарком выехали на прогулку. Наши ургалы бодро перебирали лапами по знакомой тропе: они знали, что в развалинах храма смогут, как всегда, поспать и попастись. Я хотел расспросить наставника о Сумеречных и Радужных мирах, по которым он не раз путешествовал. В мирах Ра Дарк не был.
О возникновении Искриора, жители которого назывались Серафимами, мать поведала мне легенду, записанную в «Книге Эрхата» – нашего древнего пророка и мага. Гласила она следующее: однажды молодой лорд Хаосата во время путешествия в Мерцающем Пространстве, находящемся за горами Предела у Великой Пустоты, нашел «зерно света» – ярко сияющий белый кристалл размером с ноготь, с красной искрой внутри. Завернув его в черную материю, чтобы не ослепнуть, лорд Мерлис отправился на один из дальних островов, плавающих в море Мрака.

В середине острова он посадил «огненное зерно», которое окружил магическим защитным лабиринтом, выплавив его рисунок в материи хаоса с помощью кольца силы и магии. В кольцо силы превращается паук Хаор, обитающий в Подземельях Химер, когда находит своего носителя. Кольцами силы владели только представители властной элиты Хаосата. Как гласила легенда, Мерлис был единственным обладателем кольца Хаора с сапфиром. Пламя огненного Лабиринта, созданного с его помощью, было холодным и, как и камень в кольце, имело синий цвет. Мерлис дал Лабиринту имя Нилам, что на хаоситском языке означает «сапфир». Холодное пламя лабиринта Нилам превратило окружающий хаос в лед.

Если в Хаосате самым могущественным считалось кольцо с рубином – сконцентрированной мужской энергией, то сапфир был сконцентрированной женской энергией. После Мерлиса никто в течение прошедших тысячелетий никогда больше не находил в Подземельях Химер колец силы с синим камнем. Но зато кольца с сапфирами стали неизменными атрибутами повелителей Семарглов: с их помощью они получали власть над Огненной Паутиной мироздания. Где они находили сапфиры, мать не знала. Вроде бы их добывали в одном из миров Ра в Голубой пещере, вход в которую охраняли огненные саламандры. Но Тигласс из храма Огня сказал мне, что принцев Искриора наделял сапфирами Источник Света при их инициации в Лабиринте Нилам.
Никто из хаоситов не мог пройти через сапфировый лабиринт кроме самого Мерлиса: синее пламя убивало всех. Прошло время, и кристалл трансформировался в огненный бутон. Когда он раскрылся, превратившись в совершеннейший цветок с лепестками из фиолетового, лилового и бледно-золотистого пламени, из его сердцевины забил фонтан белого света, объединившего в себе все цвета спектра: до этого мгновения белого цвета в темном мире хаоса не существовало.

«Лотос» из пламени стал центром солнечного королевства. Теперь его называют Источником Света или Источником Жизни. Сфера света увеличивалась до тех пор, пока не превратилась в целый мир. Хаос внутри сферы потерял пластичность и стал землей и скалами, на которых выросли деревья. А синее пламя, истекающее из Лабиринта Сапфира, изливалось водой в нижние измерения. Так в возникших позже Радужных и Сумеречных мирах появились реки, моря и океаны. Вкруг лабиринта образовалось ледяное плато, а из Источника родились первые Серафимы. Источник Света генерирует энергию жизни, которая освещает, оживляет и согревает миры Ра и срединные миры, а сапфировый Лабиринт Нилам на Ледяном Плато – снабжает их водами. Мерлис и его жена Ириса стали первыми правителями солнечного королевства, которое они назвали Искриор. От них и появившихся из Источника Света огненных существ – произошли все жители этой страны, которые именуют себя Серафимами, что означает «рожденные из пламени». Первые поколения Серафимов имели крылья, но их потомки стали бескрылыми, так как потеряли способность к метаморфозе. Метаморфоза возможна лишь в мире хаоса, потому что его материя изменчива и пластична, а Огненный мир был миром порядка, стабильности и неизменных форм.

***
Поднявшись высоко в горы, мы отпустили ургалов и устроились на камнях, поросших толстым слоем коричневого пружинистого мха. Дарк достал флягу с вином из обожженной глины, подобную посуду привозили во дворец из срединных миров торговцы. Торговцы Хаосата жили обособленно от остальных: члены их клана обладали способностью долго находиться в человеческих мирах без ущерба для себя. К тому же Повелителем Хаосата их клану была дарована грамота, позволяющая путешествовать по всем мирам в отличие от остальных жителей, которым запрещалось под страхом смерти пересекать границу между Девятым Кругом Тьмы и Плоскогорьем Призраков, где обитали серые вампиры, питающиеся жизненной силой. Вампиры, которых называют призраками из-за способности растворяться в тенях, являются Стражами Хаоса, не пропускающими жителей Сумеречной зоны в его пределы.

Торговцы должны были снабжать Дворы Хаоса и высших лордов ценными и редкими вещами, украшениями и драгоценностями, сделанными в этих многочисленных мирах. Королевский управляющий выдавал им на время поездки артефакты, необходимые для перемещения между измерениями, и грамоту с королевской печатью. Владыки Хаосата, понятно, ни у кого разрешения не спрашивали и путешествовали куда хотели и когда хотели. Мне казалось, Повелитель Хаосата Сарг запрещал демонам шляться по мирам за пределами Девяти Кругов Тьмы из опасения наводнения королевства полукровками с примесью светлой крови, как у меня. Во что тогда превратится Хаос? В окраину светлого мира?

Владыка, наоборот, стремился к расширению своего темного царства, время от времени затевая войны с Радужными мирами. В общем-то, противоборство происходило постоянно в виде стычек в измерениях, примыкающих к Болотам Хайбита. Но воевали там сами жители миров, Хаоситы не опускались до их уровня, так как войны людей практически не нарушали равновесия. Если уж хаоситы и решались на вторжение, то битва происходила в ангельских мирах Ра. Только победа в измерениях, близких к Источнику Света, могла сдвинуть равновесие в пользу Хаоса.

Дарк отпил несколько глотков из фляги и начал очередное повествование о материальных мирах, протянувшихся в пространстве между полюсами мироздания. Из его рассказов я знал, что люди имеют постоянную форму и не могут изменяться, как жители хаоса. Что выглядят они не так, как мы. Что они гораздо слабее, не обладают ни нашей силой, ни способностями, ни магией, но умеют делать много хороших вещей. А еще они умеют летать! Правда, они не имеют собственных крыльев, но придумали летающие машины.

Летать! Это была моя мечта, о которой я ни с кем не делился. Я хранил ее глубоко в своем сердце. Я думал, что раз слабые люди умеют управлять летающими машинами, значит и я смогу! Я, который по сравнению с ними, почти что бог! Неужели я не научусь управлять их аппаратами? Надо только узнать, как выглядят люди, чтобы принять соответствующую форму и не отличаться от них внешностью, иначе они меня изгонят. Дарк говорил, что люди не жалуют демонов. Зная своих сородичей, я этому не удивился.
- В человеческих мирах много интересного, – сказал Дарк, – когда ты пройдешь последний ритуал, мы с тобой отправимся путешествовать.
Я вздохнул: до этого срока оставалось еще три цикла. Пора было возвращаться, мы позвали ургалов. Они прибежали и нетерпеливо перебирали лапами, надеясь на скорую кормежку. Вспомнив о стилете, я вынул его из кармана в седельной сумке и показал Дарку.

- Дарк! Мне нужны ножны для стилета. Закажи у скорняка.
Увидев кинжал, Дарк изменился в лице:
- Откуда он у тебя?
- Нашел в Подземельях Химер, – ответил я удивленно, – а в чем дело?
Наставник пристально посмотрел на меня:
- Это же Гиэра!

Я пожал плечами:
- Никогда не слышал такого названия.
- Это легендарное оружие крылатых для истребления демонов и прочих исчадий хаоса. Я думал, что Гиэры все уничтожены. Оно опасно для тебя и даже для меня, хотя во мне мало демонической крови. Неужели жрецы тебе не рассказывали о файярах и их оружии, и об опасности, связанной с ним?
- Рассказали пару легенд и даже показали золотую статую Крылатого в храме Огня. Я думал, что это сказки, Крылатые ведь не существуют. Или я чего-то не знаю? - Ответил я.
- Сейчас их нет. Но в давние времена их племя жило рядом с хаоситами. Потом хаоситы прокляли их и начали с ними войну. Тогда Крылатые создали магическое оружие Гиэру с помощью которого победили демонов. Затем они ушли путями Кроноса в верхние миры, куда путь хаоситам заказан. Крылатые были элитой Хаосата. Они называли себя файярами – «огненными». После поражения хаоситы принесли файярам клятву никогда больше не воевать с ними и не причинять вреда. Хаоситы попросили файяр уничтожить все Гиэры, чтобы они не попали в руки к людям или потенциальным врагам. Хотя по тому, в каких количествах хаоситы уничтожают друг друга, больше всего они боялись не чужаков, а своих сородичей. Попадись кому из них в руки Гиэра, тот стал бы Владыкой Хаосата, уничтожив половину его жителей.
Со временем файяров обожествили, возник культ Огнекрылых, и сейчас многие хаоситы поклоняются им, как богам.

Я слушал Дарка, раскрыв рот.
- Но почему их прокляли? Почему начали с ними войну? – Недоуменно спросил я.
- А это тайна Хаосата, о которой все знают, но о ней не принято говорить вслух. – Усмехнулся Дарк.
- Дело в том, что Мерлис – создатель и первый правитель светоносного мира Искриора был файяром. И его жена Ириса – тоже. Вот демоны и прокляли файяров за создание Источника Света и Искриора, первого солнечного королевства. Кстати, Мерлис создал первый файярил – Прожигатель Пути. Хаоситы до сих пор не раскрыли тайну файярилов и не могут создавать новые диски. Те, которыми пользуются некоторые из них, сделаны Крылатыми до их исхода. Их берегут и передают по наследству.

Тут я вообще выпал в осадок. Я прохлопал ушами главную тайну мироздания!
Ну, дела! – Сказал я потрясенно.
- И это от меня до сих пор скрывали. А что Крылатые, они больше не появлялись в наших мирах?
Дарк задумался.
- Ходят слухи, что они иногда являются некоторым, но не наяву, а во сне. А еще, их можно встретить в Лабиринте Сновидений. Якобы там есть огненное дерево, около которого лежит камень со Скражалями. Скрижали – это заповеди, написанные файярами для жителей нижних миров, но не все могут найти к ним дорогу. Около Скрижалей лежит большой белый Единорог. Он спит и во сне оплакивает наши несовершенные миры. Из его глаз катятся слезы. Застывая, они превращаются в белый янтарь. Если из белого янтаря сделать амулет, то, имея его, житель хаоса или существо с примесью демонической крови, сможет свободно находиться в Радужных мирах. Свет не будет для него смертельно опасным.

- А еще ходят слухи, что Крылатые иногда рождаются в мире Света, ведь жители Искриора являются их потомками, но это бывает очень редко. По крайней мере, ни я, ни мои предки, не были очевидцами такого события. Но рождается Крылатый файяр не случайно, а приходит с определенной миссией. – Закончил Дарк.
- Пора ехать, а то ургалы совсем извелись. Обжоры! Травы им мало!
Ургалы были всеядны, но предпочитали мясо.
Мы сели верхом и тронулись. Повеселевшие ургалы, пуская слюни, неслись к конюшне, явно стараясь показать рекорд скорости. Когда мы, накормив их, шли к моим покоям, я спросил:
- Дарк, а о какой миссии Крылатого ты говорил? Что за миссия?

Дарк задумался:
- Ну, не знаю. Может быть, файяр рождается, когда миру нужен Спаситель! Возможно, он является, чтобы защитить мир Света от Хаоса. Ты ведь знаешь, что хаоситы не оставляют попыток уничтожить Искриор и Источник Света, чтобы опять остаться единственными и полноправными владыками во Вселенной. К тому же они ненавидят свет и все, что с ним связано.
- Это точно! Знаешь, Сарг несколько раз заводил со мной разговор о том, не хочу ли я лично возглавить войско, когда он начнет очередное вторжение. Мол, мне-то, с моими неординарными способностями, воины света не страшны. Но странно, что он не давит на меня и не приказывает, видимо боится, как бы я не переметнулся на сторону папаши. Ждет, пока я сам созрею. Как ты думаешь, отец знает о моем существовании? От матери я так и не добился ответа. Она вообще на эту тему, видите ли, разговаривать не желает.
Дарк опять задумался. Наконец, изрек:
- Думаю, что не знает! Иначе он дал бы тебе о себе знать за тридцать-то циклов.

***
Разомлевший после прогулки и ужина, я сидел в кресле напротив камина в своих покоях. Мне нравилось смотреть на огонь. Крылатые файяры! У кого бы спросить, как они выглядели? Могли ли они также свободно перетекать из одной формы в другую, как хаоситы? Дарк упоминал, что люди во всех срединных мирах считают их своими крылатыми духами-защитниками.

Я смотрел на пляску языков пламени, а моя память вернула меня в прошлое, в те дни, когда я впервые услышал о Крылатых. Решив, что это всего лишь легенды, я тогда не придал им значения. А зря! Сейчас мне это казалось важным. Может потому, что в моих руках оказался Гиэра – хрустальный кинжал с ручкой из зеленого змеевика.

***
Мне тогда исполнилось девять циклов. Уже год, как Дарк обучал меня владению мечом. С момента, когда лучом света, вырвавшимся из моей ладони, я покалечил несколько демонов-одногодков, прошло более двух лет. Событие стало забываться, но то, что я носитель света, хаоситы не забыли. Отца Гленна Сарг казнил. На всякий случай! Ведь едва ли тот простил бы меня, а зачем иметь такого врага при дворе.
Хаоситы, при их-то продолжительности жизни, были почти что бессмертными. Но в то же время редко кто доживал до трехсот циклов. При их могуществе и почти безграничных возможностях жить в Хаосате им было скучно, поэтому они постоянно дрались на дуэлях.

Иметь армии и затевать войны между кланами во Дворах Хаоса и Девяти Кругах Тьмы строго запрещалось, а вот один на один… да, пожалуйста! Сражаться на дуэлях разрешалось только совершеннолетним, то есть после достижения тридцати трех циклов. И если уж начали драться, то будьте добры, непременно до смертельного исхода. На дуэли сражались специальными дуэльными кинжалами с лезвиями из железа. От раны железом хаосит истекал кровью и не мог восстановиться, поэтому дуэли долго не длились. Бонусом победы над соперником было все его имущество вместе с женами, детьми и слугами.

Жен отправляли в гарем. Лишних слуг продавали в армию Хаосата, а детей – жрецам в храм Анубиса, который находится на одном из отдаленных островов в море Мрака, для принесения ему в жертву. Анубис – древний змей, обитающий в Пустоте за границами Хаоса. Среди хаоситов ходили жуткие слухи, что после обряда жертв съедали Наги, а не мифический Анубис. Вполне вероятно, так как наги тоже были змеями, а этим подземным чудовищам было все равно, кого глотать – архара, гарпию или демона. Так что население Хаосата, скажем так, постоянно само регулировалось и сильно не размножалось. Надоевших наложниц посылали на фермы, за скотом же кто-то должен ухаживать. Там их кормили так плохо, что долго они не протягивали: зачем тратить на них еду, если скоро появятся новые.

Лорды не стремились обзаводиться детьми, соперники им были не нужны: вырастишь сыночка, а он тебя же и прирежет на дуэли, чтобы стать хозяином во дворце. Вот и у Сарга за его почти пятнадцати тысячелетнюю жизнь было всего десяток сыновей, кроме нас с Форанном, но все погибли на дуэлях. Не повезло! В общем, выживали сильнейшие! К концу жизни у глав Домов зов крови, а скорее обычный эгоизм, требовал передать все нажитое «непосильным» трудом своему наследнику. Поэтому меня и Форанна оберегали, учили и тренировали, чтобы один из нас стал Владыкой Хаосата. С Форанном у меня сложились хорошие отношения, потому что я вовремя подсуетился и взял младшего брата под свою опеку и защиту, незаметно направляя его воспитание в нужное мне русло.

Во-первых, потому что ему грозила из-за меня опасность: отблеск моей светлой силы падал и на него. Во-вторых, я хотел, чтобы брат стал мне другом, а не врагом. В конце концов, когда я буду управлять Хаосатом, он может стать Повелителем всех Островов Хаоса. Мне не жалко!
После празднования моего десятого цикла, я решил прогуляться один по Дворам Хаоса. Изменив внешность и преобразившись в демона незаметной наружности, не бросающейся в глаза, я отправился в путь. Как я думал, она не привлечет ко мне внимания, но ошибся: именно моя невзрачность – маленький, худенький ушастый демоненок, как раз и прельстила драчунов. Забияки любят покуражиться над слабыми. О таких «воинах» сложена пословица: «молодец, среди овец, а как увидит молодца, так и сам овца».

Я свернул с площади в проулок, ведущий на берег моря Мрака. Море в лучах Медузы выглядело синим вблизи и темно-фиолетовым у горизонта. Среди серого песка были разбросаны гладкие черные валуны, обкатанные волнами прилива. За широкой песчаной полосой росли редкие высокие кусты с резными зелено-фиолетовыми листьями. За ними находилось несколько рядов деревьев с кривыми стволами, изогнутыми так, словно их скрючило судорогой. На их ветках колыхались редкие пучки серо-голубых длинных и узких листьев. Усевшись на валун, я стал наблюдать за ящером, ловящим рыбу в отдалении. Распахнув кожистые крылья, он парил над водой, высматривая добычу. Я вздохнул – мне тоже хотелось летать. Ну почему мы демоны, обладая способностью метаморфозы, не можем отрастить себе крылья! Я могу превратиться в змею, отрастить себе длинные ноги для быстрого бега, но оторваться от земли не могу? Правда, мне удавалось трансформироваться во врана, но только в Подземельях Химер, где наиболее сильна аура магии.

Медуза зависла над самым горизонтом, скоро появится раскаленный диск Луны. Пора возвращаться, Дарк, наверное, меня уже ищет. Он как-то незаметно из учителя воинскому делу, стал еще и наставником. Я тоже привязался к нему, тем более, что родители не заморачивались моим воспитанием. Мать, наняв Дарка – воина-наемника, решила, что сделала все, чтобы я вырос достойным демоном.
За спиной раздался шорох. Я вскочил и обернулся: пятеро подростков, гораздо старше, чем я, незаметно подкрались и теперь отрезали путь к отступлению, рассредоточиваясь полукругом вокруг меня. У всех имелись прямые острые и длинные рога, предназначенные для боя. Скаля клыки, они плотоядно улыбались в предвкушении забавы. Я решил первым не нападать. Главарь с рыжей лохматой шевелюрой, смотрел на меня черными прищуренными глазами, видимо соображая, что со мной сделать. Просто избить было неинтересно.

- Эй ты, хиляк! Сейчас мы из тебя будем пыль выбивать, а потом утопим! – радостно сообщил он мне.
- Первым займусь им я, а ты поможешь! – Он ткнул когтем в стоявшего рядом черноволосого дружка.
Остальные отошли в сторону, освобождая место для драки. Рыжий с воплем: ату его, рванулся ко мне. Второй чуть приотстал. У меня не было желания убивать, поэтому я просто махнул рукой, срезав им под корень рога, кратким импульсом светового луча, который они даже не заметили. За три года я поднаторел в управлении силой и длительностью импульса, испускаемого из ладони. Дарк заставлял меня тренироваться часами, полосуя скалы в каком-нибудь глухом местечке. Раздался сдвоенный вскрик, и атака захлебнулась: парочка стояла, таращась на остатки своих рогов, лежащие на песке. С оплавленных пеньков, оставшихся от них, стекали горячие капли, оставляя борозды на лбах и щеках. Пятерка в ужасе уставилась на меня, успевшего за эти секунды перетечь в форму мускулистого демона в огненной чешуе.

- Принц! – Пискнул один из них.
- Прочь! – Гаркнул я, и их будто ветром сдуло.
Я перекинулся обратно в незаметную форму и, насвистывая, отправился домой.
- Хорошо иметь такое оружие! Не один меч с ним не сравнится! – Ликовал я.
- Никто из демонов мне не страшен. Подождите, вот вырасту….
Что будет, когда вырасту, я не придумал и поэтому оставил решение данного вопроса на будущее. После этого инцидента мать сослала меня в Храм Огня, который находился на одном из отдаленных Островов Хаоса, разрешив появляться во Дворах один раз в месяц, не более чем на три дня. Сослала вместе с Дарком, конечно, но он не роптал.

Так как у меня еще не было собственного файярила, во Дворец из храма меня доставлял дядя Аркандр, брат матери. У него было трое взрослых сыновей, мечтающих занять трон в Хаосате, если Кристалл призовет Сарга до моего совершеннолетия. Но с каждым циклом надежды их таяли, словно дым. Троица истово меня ненавидела, а меня это забавляло, хотя я и осознавал исходящую от них угрозу в полной мере. Среди демонов упорно циркулировали слухи, что жена дяди – из клана Гарпий, обитающих в горах на границе Девятого Круга Тьмы и в пустыне Маат. Гарпии, которых боялись все демоны, слыли злобными колдуньями.

Они развлекались охотой и убийствами: прикончить демона для них ничего не стоило. Но может это были лишь слухи, пущенные недоброжелателями: леди Эрга была мила и всегда угощала меня сладостями, когда я бывал у них дома на каких-нибудь семейных торжествах.

Я не упускал случай вернуться во дворец, чтобы влиять на Форанна. Я показал ему свою истинную форму, обосновав ее выбор тем, что хочу пожить в срединных мирах среди людей. Так как Форанн был знаком с Дарком, то моя форма его не удивила.
Когда Форанн прошел обряд в Лабиринте Зеркал, он предстал передо мной в виде смуглого черноволосого демона с глазами цвета аметиста и мелкой синей чешуей, без хвостов, рогов и копыт. Когда я поинтересовался, почему он выбрал форму без демонических атрибутов, Форанн ответил, что ему понравилась моя:
- Она у тебя оригинальная! – Хихикнул он.

Я уговорил Дарка учить брата искусству владения мечом. Он согласился, и вскоре Форанн перебрался к нам. Мне стало веселее, да и появился партнер по фехтованию.
В храме я впервые узнал о файярах – Крылатых. Жрец поведал мне легенду, связанную с ними, но не сказал главного: того, что они были создателями королевства Искриор на полюсе Света и самого Источника, который был известен в Хаосате под названием – Огненный Лотос. Однажды жрец привел меня в скрытый дворик, огражденный с двух сторон полуразрушенными каменными стенами, а с третьей стороны – стеной храма. С четвертой стороны дворик заканчивался обрывом: далеко внизу волны моря лизали узкую полоску песка. В его центре на небольшом постаменте стояла высокая золотая статуя крылатого существа.

Я замер, очарованный ее красотой. Свет красной Луны отражался в полированном золоте, и казалось, что статуя сделана из жидкой лавы или текучего огня. Распахнутые за спиной крылья переливались всеми оттенками пламени: от желто-оранжевого до малиново-красного. Существо больше походило на человека, чем на демона. У него не имелось рогов, а крылья были в перьях, в то время как у всех летучих демонических тварей, низших демонов, они кожистые. Обнаженный торс файяра, точно броня, покрывала крупная чешуя. На нем были узкие брюки с ремнем, заправленные в высокие сапоги. В петлю, крепящуюся к ремню, засунут кинжал с узким лезвием: теперь я знаю, что это был Гиэра. На пряжке ремня я разглядел выгравированную руну «Ур», означающую внутренний потенциал, скрытую внутри любого существа энергию, способную проявиться, энергию «зерна», хранящего в себе новую жизнь.

Иногда я уединялся в дворике, чтобы предаться мечтам о будущем. Я мог часами любоваться статуей, которая при Луне становилась огненной, а при свете Медузы – сине-голубой, словно выточенной из огромного сапфира.
Когда я позже путешествовал по Сумеречным и Радужным мирам, то узнал, что во всех мирах файяров называют Архангелами и считают их существами, живущими в невидимом огненном мире.

Мать с отчимом запретили мне появляться в Девяти Кругах Тьмы, а во Дворах не покидать без нужды дворцовые покои: Повелителю Хаосата не нужны были «народные бунты». Демоны ворчали по поводу «исчадья света», обосновавшегося во дворце, но громко не бузили, так как те, кто начинал повышать голос «странным» образом куда-то исчезали. Сарг хотел, чтобы я дожил до совершеннолетия и вошел в силу. Дестабилизация Кристалла, генератора Хаоса, беспокоила его. В любой момент Кристалл мог призвать его к себе, а мы с Форанном еще были малы, да и Черные Драконы, как сгинули, почуяли, наверное, бедолаги, что на них открылась охота. Попрятались в норы, не желая быть засунутыми в Кристалл, чтобы там раствориться, словно креветкам в брюхе осьминога.

Так и текла наша с Форанном жизнь на окраине королевства в забытом всеми демонами храме, под звон мечей, в разговорах с Даргом и немногочисленными служителями. От скуки я пристрастился к чтению древних книг, которые обнаружил в хранилище храма.
Блуждая в очередной раз по его необъятным подвалам, я обнаружил дверь, на которой светился незнакомый мне фиолетовый символ в виде трех окружностей с точкой в центре. В щель из-под каменной двери пробивался свет. Я толкнул дверь и она открылась. За ней оказалось большое помещение со стеллажами, уставленными многочисленными фолиантами разных размеров. У стены стоял длинный деревянный стол, заваленный книгами. На приступке стены над ним горели три свечи. За столом сидел старый демон, который просматривал очередную книгу. Часть из них лежала ровной стопочкой рядом с ним на скамейке. Увидев меня, он оторвался от книги и сказал:

- Принц! Вот уж кого я не ожидал здесь встретить.
Как выяснилось, в это хранилище доставляли все книги, привезенные торговцами. Хранитель книг Тигласс просматривал их, выискивая новые заклинания и сведения о срединных мирах. Также Сарг приказал ему найти уязвимые места в обороне Искриора, он не оставлял надежды сокрушить его, тем более сейчас, когда у него появился такой козырь, как я. Поэтому сюда доставлялись книги и из светлых миров. Многие из них были с картинками. Я стал заглядывать к Тиглассу в хранилище и помогать раскладывать книги по стеллажам, стирать с них пыль и вести записи. Закончив со своими добровольными обязанностями, я усаживался в старое кресло в углу, создавал шар из голубой энергии вместо свечи – этому я научился, экспериментируя со своей светлой половиной личности, и погружался в чтение. Мир оказался огромен и разительно отличался от Хаосата. Его заполняли животные, птицы, растения, люди и механизмы, созданные ими.

Люди не владели магией, позволяющей создавать нужные вещи из темной материи хаоса, поэтому они изобретали подпорки в виде бесчисленных механизмов из железа и дерева. Железо не причиняло им вреда, также как и свет. Из книг я узнал, что самый опасный металл для демонов – это серебро и задумался: будет ли оно воздействовать на меня. Железо, как я уже выяснил, для меня не представляло опасности. А вот, серебро? Я хотел поэкспериментировать с ним, но Дарк категорически запретил мне это делать.

- Тебе что, жить надоело? – Грозно вопрошал он.
Также я пополнил свой багаж заклинаний, выискивая в древних фолиантах редкие из них и мне неизвестные, хотя я был спец в магии. Я старался загрузить в свою память как можно больше заклинаний и магических пассов – неизвестно, что может понадобиться в будущем.

**** **** **** **** ****
Глава 5
**** **** **** **** ****
Я проснулся. Огонь в камине почти угас, но когда я подбросил несколько кусков горючего камня, он разгорелся снова. Предаваясь вечером воспоминаниям, я уснул прямо в кресле. Из амбразуры окна в комнату сочился голубой свет. Утро! Медуза уже поднялась над горизонтом. Подойдя к окну, я заметил в проеме красные всполохи. Вечером я оградил его заклинанием от проникновения, и ночью кто-то пытался взломать защиту, но не получилось. Кто-то хотел проникнуть в мои покои, пока я спал. А где скорпион? Осмотрев комнату, я обнаружил его спрятавшимся под подушкой на диване. Ну, и дела! Чтобы напугать скорпиона, нужно сильно постараться. Кто же это мог быть? Впрочем, чему удивляться: скоро должно произойти знаковое событие – обряд выбора мной церемониальной формы, а там и до совершеннолетия рукой подать. Я коснулся рукой кожаных ножен с Гиэрой: как только Дарк сшил мне ножны из черной шкуры зарпии, которую не брали обсидиановые ножи, я всегда носил кинжал на поясе. У меня было много недоброжелателей в родном королевстве: после моих немногочисленных контактов со сверстниками, они росли как грибы, хотя покалечил я немногих, да и те сами напросились.

Опасен ли Гиэра для меня, ведь во мне половина демонической крови, мы с Дарком выяснять не стали: если опасен, то мне уже будет все равно, так как демоны после ранения и, даже, небольшого пореза файярским кинжалом – не выживают. Надо будет поговорить с Дарком и Форанном по поводу попытки проникновения, решил я. Скорпиона расспрошу позже, сейчас из него слова не вытянешь. А теперь пора и позавтракать. Посадив молчаливого Арра на предплечье, я выглянул в коридор. Никого! Запечатал заклинанием дверь и отправился на кухню.

По дороге я завернул в покои Форанна. Узнав, не ломился ли к нему кто ночью в окно, посоветовал запечатать все проемы заклинаниями и чаще оглядываться, вдруг родственники открыли на нас сезон охоты. За завтраком я поделился своими опасениями с Дарком. Позже, осмотрев стену за окном, он сказал, что тот, кто пытался пролезть в мою комнату, имел не хилые когти, да еще и крылья в придачу. Забраться на верхний этаж по стене было невозможно, так как в щели между камнями при кладке были засунуты осколки вулканического стекла, торчащие из нее словно черные острые лезвия. Я высунул голову в проем и увидел на камнях строенные борозды, сделанные чьими-то когтями.

- Дарк! Может это дракон пожаловал, демоны-то не летают? А может гарпия?
Дарк как-то странно на меня посмотрел и ответил, что драконам в замке делать нечего, они не ввязываются в дрязги людей и демонов, потому что считают их низшими существами. А натравить гарпию невозможно: они делают только то, что сами захотят; и подкупить нельзя, их не интересуют драгоценности и золото. К тому же, напав на сына Владыки, они рискуют разорением своих угодий. На гарпий пару раз уже устраивали облавы, когда те вели себя слишком агрессивно по отношению к хаоситам, поэтому они стали осторожнее.

- Грифон тоже не подходит, у них крылья только для того, чтобы покрасоваться перед самками. Чтобы поднять тушу грифона в воздух, нужна не одна пара крыльев! – Хихикнул Форанн.
Вечером, устроившись в кресле у камина, я просматривал древний фолиант с историями о жизни демонов Хаосата. Дойдя до рисунка охоты на грифона, я вспомнил случай, произошедший несколько лет назад.

Грифоны, были красивыми, но тупыми и агрессивными существами, и не приручались. Их шкуры пользовались повышенным спросом у хаоситов, поэтому численность грифонов неуклонно снижалась. В последние годы они вообще стали редкостью, а мне очень хотелось увидеть живого грифона. Я уговорил Дарка отправиться на экскурсию в горы, где они гнездились. В горы Грифонов, находящиеся за морем Мрака, за один огненный рубин нас отвез на своем корабле торговец: он продавал свои товары на Островах Хаоса. Мы договорились, что через три дня он нас заберет. Торговцы боялись свирепых Химер, поэтому не совались в их подземелья, где только и можно было отыскать эти редкие огненные камни. В подземелья я спускался уже несколько раз, но Химер пока не встретил: то ли они боялись меня и прятались, то ли вообще не существовали, а были всего лишь легендой, придуманной Домом Владык, чтобы отвадить конкурентов от добычи рубинов.

Гнездовье грифонов мы нашли на следующий день, и я вволю налюбовался этими свирепыми хищниками. Грифоны, размером с большого быка, для полета были тяжеловаты, хотя и имели великолепные крылья, которыми пользовались «перепархивая» с утеса на утес. У них был густой темно-рыжий мех, пышная огненная грива, длинный хвост с рыжей кисточкой на конце и мощный загнутый клюв, ударом которого они могли проломить череп кому угодно. Голова и когтистые лапы у грифонов были птичьи, а тело – большой кошки. Размножались они тоже как птицы, откладывая по одному яйцу в цикл. Самки – гривы не имели и крылья у них были темные. Зато у самцов крылья – загляденья, их продавали в сумеречных мирах за большие деньги. Ярко-рыжие перья на кончиках были украшены зелеными или синими пятнами и имели такого же цвета окантовку. К тому же перья светились, чтобы в нашем темном мире самки замечали претендентов издалека. Я с интересом понаблюдал, как массивный и грозный самец, размахивая крыльями, топтался, щелкал клювом и пыхтел, пытаясь обаять грифониху.

На берегу, ожидая торговца, мы присели отдохнуть на поваленном дереве. В воде я заметил большой камень слишком правильной формы и вытащил его, чтобы рассмотреть. Он был похож на черное в зеленых прожилках крупное яйцо. Дарк взвесил его на руке и с сомнением сказал:
- Похоже на яйцо грифона, но слишком тяжелое, может просто камень. Да и черное оно какое-то!
- А ты видел грифоньи яйца? – Спросил я.

Дарк ответил, что не видел. Я решил забрать яйцевидный камень с собой. Дома, спустившись в подвал дворца, где бил источник горячей воды и была устроена большая купальня, сделал углубление в камне и положил его туда. Я подумал, что если это яйцо, и его будет омывать горячая вода, то из него обязательно кто-нибудь вылупится. Дарк отнесся к моей затее настороженно:
- А вдруг вылупится какой-нибудь василиск ядовитый? – Ворчал он.

Прошло два месяца: яйцо оставалось без изменения. Мы решили, что это просто камень и забыли о нем. Прошло еще несколько месяцев. Однажды, когда я в очередной раз спустился в купальню, чтобы помыться, то увидел, что «камень» расколот на две половинки, а рядом с ним в воде сидит черное, словно уголь, существо на четырех кошачьих лапах с головой на длинной змеиной шее и шипастым хвостом. Увидев меня, оно стало жалобно пищать:
- Есть, наверное, хочет! – Догадался я.
Посадив существо к себе на плечо, я поднялся в покои и скормил ему свой ужин, принесенный служанкой. Пришлось потом самому идти на кухню за второй порцией. Затем я позвал Дарка, чтобы он идентифицировал существо. Увидев чернявого, Дарк ахнул:
- Это же детеныш черного дракона! Что ты с ним будешь делать? Может отдать его кристаллу?
Но мне стало жалко дракона, которому я уже успел дать имя:
- Его зовут Зеараг – «Темный». Пусть подрастет, а потом мы его отвезем подальше от Дворов, на какой-нибудь остров.

Дарк, скрепя сердце, согласился. Зато Форанн был в восторге:
- Настоящий черный дракон! – Сказал он в восхищении, когда я показал ему Зеарага.
Из всех драконов черные были самыми крупными, злобными и опасными. Они обладали огромной магической силой: не зря Кристалл Тьмы из всех существ – принимал в себя только их. Вспомнив об этом, я взял слово с обоих, что никто о драконе не узнает. Отгородив часть купальни с драконом, я запечатал туда проход для всех, кроме меня и Форанна с Дарком. Мы решили, что как только он повзрослеет и сможет охотиться, Дарк отвезет его в горы. Прошло три месяца. Дракон жил в подвале, целыми днями нежась в теплой воде. Однажды вечером, Дарк, наблюдая, как дракон скачет по подвалу, пытаясь взлететь, сказал:
- Дальше тянуть нельзя. Если он научится летать, то ты от него не избавишься – он будет возвращаться. Я договорюсь с одним демоном-перевозчиком и отвезу его в горы Грифона. Придется не пожалеть рубинов!
- У меня есть запас камней. Договаривайся! – Решил я.

Поздно вечером я скормил Зеарагу большой кусок мяса, сдобренный сонной травой. Когда он уснул, Дарк засунул его в кожаный мешок, и мы окольными путями пробрались на берег, где ждал демон с лодкой. Я передал Дарку кошель с мелкими огненными рубинами и он, забросив мешок с Зеарагом в лодку, отчалил. Вернувшись, Дарк сказал:
- Демон-перевозчик остался в полной уверенности, что мы с тобой кого-то прихлопнули, и я отвозил тело в горы, чтобы спрятать концы в воду. Он будет молчать, так как боится, что мы и его можем убить. Думаю, мы этого лодочника здесь больше не увидим.

Я усмехнулся:
- Ну, чего еще можно ожидать от принца с моей репутацией?
Некоторое время я грустил по Зеарагу, к которому успел привязаться, хотя и понимал, что на свободе ему будет лучше. Во дворце его ждала смерть в Кристалле: отчиму пока не удавалось разжиться черным драконом. А вот насчет себя я решил, что мне в Кристалл ни в коем случае соваться нельзя: свет для него все равно, что детонатор, рванет так, что от Хаосата останется только черный дымок. Этот вывод улучшил мое настроение – теперь я мог вздохнуть спокойно и жить долго и счастливо.

***
Незаметно подошел день церемонии, когда я должен был предстать перед хаоситами во всей своей красе: в церемониальной форме. В ней я должен буду являться на все государственные торжества. В этой форме народ будет узнавать меня, и никто не смеет ее копировать под страхом смерти. Хаоситы постоянно меняли свои личины. С одной стороны, большое влияние на их вид оказывала капризная мода, с другой: пакостить ближнему своему гораздо удобнее инкогнито.
Для Формы в память о Зеараге я выбрал черный цвет. И назло всем – зеленый. Зеленый цвет напрочь игнорировался хаоситами, потому что он был слишком популярен в срединных мирах у простолюдинов, а еще потому, как мне казалось, что большинство из них были дальтониками.

Я критически оглядел свое отражение в зеркале: черная блестящая чешуя с темно-зеленой окантовкой покрывала тело словно броня; на спине из позвоночника прорастали острые шипы-лезвия; вместо рук и ног – когтистые лапы. Я щелкнул когтем по одному из четырех клыков, торчащих изо рта – кажется, перестарался с длиной! Немного укоротил нижние клыки, теперь хорошо. На голове два прямых острых рога в центре черепа и два закрученных в спираль по сторонам – эти для украшения. Сияние светло-серых с искорками глаз было видно даже при свете свечей. А самое главное, третий глаз на лбу, закрытый.

Пусть все гадают, почему он закрыт! Но слух пустить надо: чаще слухи убивают быстрее оружия. Скажу, что третий глаз – магический: когда я его открываю, он испускает убивающий луч света. Пусть боятся!

В этом образе я стал похож на черного дракона. Драконы – магические существа, живущие в двух мирах. Создания Хаоса и Тьмы, они носят в себе свет разума. Между ними и мной много общего. Ну, что же, я почти готов! Я надел черный камзол с темно-зеленой отделкой, кожаный пояс с золотой пряжкой и пристегнул Гиэру – на всякий случай! Накинув на плечи красный плащ, скрепил его на плече застежкой в виде скорпиона из эвдиалита. Этот редкий черный камень с багровыми кристаллами вкраплений доставляли во дворец из отдаленного Радужного мира. С древности талисманы из эвдиалита носят при себе воины, так как магические свойства камня защищают носителя от ранений и делают его неуязвимым. А еще эвдиалит рассеивает морок и наведенные чары.

Черный скорпион – знак клана и непременный атрибут формы для церемоний. Хотя у меня уже есть один – золотой, а второй, в виде тату, на спине, усмехнулся я. Арр таращился на меня со своего насеста, к такому моему виду он еще не привык. Я посадил его на предплечье, и скорпион привычно обвил руку длинным хвостом. Он так и не сказал, кто пытался влезть в мое окно. Точнее, сказал, что не знает, но почувствовал необычайно сильную волну магии. Странно, а я даже не проснулся. Обычно, я мгновенно реагирую на чужое магическое присутствие. Перчатки я надевать не стал. Во-первых: на когтистые лапы их сложно натянуть. Во-вторых: все должны узреть кольцо Хаора с кроваво-красным рубином на моем… гм… «пальце». Я дохнул на рубин и потер его полой красного плаща, с удовлетворением отметив, что камень отлично гармонирует с его цветом.

Дарк и Форанн ждали меня за дверью в коридоре. Форанн был в одежде серо-фиолетовых цветов – под цвет своих аметистовых глаз. А Дарк – в черном колете и бордовом кафтане, хотя обычно носил одежду в коричневой гамме.
- Сегодня он оделся в тон со мной, – отметил я.
За его плечом торчала рукоять меча с навершием в виде головы ирибиса – горной кошки: Дарк сегодня вооружился клинком из сплава металла с серебром.
- Тоже подстраховался! – Отметил я.

***
В огромном дворцовом зале было полно народу: ждали моего прибытия. Церемония оказалась долгая и нудная. Жрецы что-то гундосили себе под нос, я особенно и не прислушивался. Затем прочли заклинание, закрепляющее мою Форму. И, наконец, преподнесли мне ключ Сор-Гора от стационарных Порталов и от запечатанных врат Лабиринта на полях Сновидений: теперь я смогу пройти мимо охраняющих их злобных магических грифонов, жаждущих поживиться искателями приключений. Ключ представлял собой браслет с желтыми полупрозрачными топазами. При активации топазы начинали светиться. Браслет настраивал ауру в унисон с вратами и внутренним пространством изменчивого Лабиринта Сновидений, на краткое время врата открывались: зеркальная субстанция между ними теряла твердость и становилась проницаемой. Также браслет активировал любые стационарные Порталы. Когда жрец надел мне на руку браслет, камни засветились и стали мигать – браслет настраивался на мои характеристики.
- Да, многие технологии древних утеряны! – Вздохнул я.
- Остается беречь то, что осталось нам от предков!

Народ в храме, да и позже, на площади, не роптал при виде меня. Кому хочется сгинуть в Пропасти Забвения: серые нюхачи так и шныряли в толпе – подслушивая, вынюхивая, запоминая, чтобы потом донести, кому следует. Все прошло мирно.
После церемонии я с облегчением разоблачился в своей комнате и спустился в подвал, чтобы расслабиться в ванне с горячей водой из подземных источников. Дарк и Форанн присоединились ко мне.
Через три дня дядя Аркандр перенес меня и Дарка в Хрустальную Башню, где я в течение года должен был усваивать науку управления государством, преподаваемую жрецами.

***
За время обучения мне пришлось проштудировать множество пыльных фолиантов. Я изучил историю Хаосата и его двух войн с Искриором, узнал много нового о кланах и территориях Девяти Кругов Тьмы. В общем, загрузил в свою голову кучу нужной и ненужной информации, о которой забыл сразу же, покинув Башню. Пусть уляжется в голове, когда будет нужно, я ее оттуда извлеку.

Прошло еще полгода. Мне было скучно, и я увязался за матерью, когда она отправилась на острова Хаоса в храм Огня, который она посещала раз в цикл для отправления ритуала Почитания Предков. Мне захотелось снова увидеть статую Крылатого. Раньше меня не интересовало, почему она выбрала для поклонения именно этот храм. Но в этот раз я задумался: уж не является ли моя мать тайной почитательницей культа Огнекрылых файяров? Я решил это выяснить.

Хранитель обрадовался, увидев меня. Он сказал, что нашел, то, что я просил: книгу «О животных, демонах и иных существах Хаоса». Я собирался ознакомиться с теми, кто населял подвластные мне в будущем Пределы. И не столько из любопытства, сколько из собственной безопасности: я желал знать, чего мне ожидать от встречи с кем-нибудь из них, и какими магическими способностями они обладают.

- Теперь мне будет, чем занять себя в ближайшее время! – Обрадовался я.
Я попросил старого демона проводить меня в дворик со статуей файяра: у меня были к нему вопросы, которые я хотел задать наедине. После того, как мы некоторое время полюбовались статуей в лучах Луны, я спросил:
- Хранитель, эта статуя изображает абстрактного файяра или конкретное лицо? Демон резко повернулся и удивленно уставился на меня.
- Как, разве королева не поведала тебе, что это ее предок. Да и твой тоже!
Теперь пришла моя очередь удивляться. Выходит на мне скрестились две линии Крылатых: одна со стороны отца, так как все искриорцы были потомками файяров. А вторая со стороны матери, которая имела предка файяра.
- Как это случилось, ведь Крылатые не жаловали демонов.
- Так-то так, – вздохнул Хранитель, - но в жизни всякое бывает. Правда, в истории Хаосата подобный случай был единственным, поэтому его не афишируют.
- Очень давно, когда файяры еще жили рядом с нами, один из них по имени Герион влюбился в принцессу Кэру из Дома Владык. Встречались они тайно, но когда у нее родился крылатый сын, все тайное стало явным. Гериона срочно женили на файярке, с Кэрой он больше не виделся.

- А что сын? – Спросил я.
Ребенка хотели отдать Крылатым, но они отказались взять его, так как он был полукровкой: он родился с черными крыльями, в то время как у файяров крылья были красные или синие. Дарэл, такое имя дала сыну Кэра, остался жить среди демонов, когда он вырос, то стал их Правителем. Крылатых наследников у него не было. У его потомков крылатые дети тоже не рождались, видимо файярская кровь оказалась сильно разбавленной демонической.
Теперь мне стала понятна привязанность матери к этому храму. Сколько же семейных тайн мне еще предстоит узнать?

**** **** **** **** ****
Глава 6
**** **** **** **** ****
Сарг еще пару раз заводил разговор о войне с Искриором и о моем в ней участии, но я твердо стоял на том, что об этом говорить рано. Сначала мне нужно изучить обстановку в сумеречных мирах и, по возможности, в мирах Ра. Для этого, как только мне исполнится тридцать три цикла, я отправлюсь в длительное путешествие вместе с Дарком.

Когда осталось полцикла до моего совершеннолетия, я заболел. Это было тем удивительнее, что демоны вообще не болеют. Так как я был демоном лишь наполовину, то окружающих мое недомогание не слишком удивило. У меня заломило лопатки, потом воспалилась и набухла спина от лопаток до пояса. Я потерял аппетит и подолгу лежал в купальне в теплой воде: она немного успокаивала боль. Дарг осмотрел спину, но ничего не нашел. Прошел месяц, но все оставалось без изменений, к тому же меня стало лихорадить: я, то покрывался холодным потом, то горел в огне. В конце концов, мать решила отправить меня в храм Нагов – к целителям. Он находился далеко в горах Грифона, и добраться до него можно было с помощью дисков файярила.
И вот однажды утром мать, дядя Аркандр и мы с Дарком перенеслись в этот храм Путями Кроноса. Дарг предварительно напоил меня отваром трав снимающих боль, потому что мне было трудно ходить – спина болела так, словно из нее выдирали лопатки. Оставив меня на попечение лекарю Шелиху, мать с дядей удалились. Шелих, осмотрев спину, намазал ее какой-то вонючей дрянью и дал мне снотворное. Я проспал два дня, стало немного легче. Дарк не давал мне залеживаться и заставлял совершать длительные пешие прогулки.
- Если будешь все время лежать, ослабеешь. Двигайся! Воин должен уметь переносить боль. – Ворчал он.
Я, стиснув зубы и временами постанывая, пробирался между валунов – тропинок в горах не было. Дарк беззаботно посвистывая, шел позади. Меня злило и удивляло его равнодушие к моим страданиям, я от него такого не ожидал. Когда я начинал возмущаться, он только посмеивался:
- Терпи, все болезни когда-нибудь заканчиваются.
- Садист! – Шипел я от боли.

***
Я мало ел и порядком исхудал. Наконец я почувствовал себя лучше, спина перестала воспаляться, а опухоль опала и уже меньше беспокоила. Я сказал Дарку, что проголодался. Он пошел на кухню, чтобы распорядиться насчет ужина, а я решил прогуляться к обрыву, который находился недалеко от храма. Усевшись на валун, я наблюдал, как Медуза медленно скользит к линии горизонта, окрашивая море Мрака в синие и фиолетовые тона. Было тихо, но что-то меня насторожило. Я обернулся и обвел взглядом храм и прилегающие к нему горы. Никакого движения. Вдруг темная тень сорвалась с ближнего утеса и понеслась ко мне. Я поднял руку с алмазной спиралью в ладони, чтобы нанести удар клинком света, но не стал этого делать, разглядев, что ко мне планирует небольшой черный дракон. Приземлившись на склоне, дракон проехал по инерции несколько метров, тормозя когтистыми лапами. Вытянув ко мне голову с узкой зубастой пастью, он дружелюбно курлыкнул. Это был Зеараг. И он узнал меня. Не он ли пытался влезть ко мне в окно? Может поэтому меня и не встревожило во сне наличие магии, видимо я подсознательно не воспринимал его, как врага?
- Зараг! Какой ты стал большой! Я рад, что ты выжил, и у тебя все хорошо!
Я посмотрел на его блестящую чешую, отливающую синевой, он выглядел здоровым и упитанным. Дракон, переваливаясь, словно, большая четырехпалая курица, подковылял ближе и еще пару раз курлыкнул. Я решил, что он тоже рад встречи, и мне не стоит его опасаться.
- Возможно, мы даже станем друзьями! – С сомнением подумал я, вспоминая все, что знал о черных драконах. Они были жуткими эгоистами и индивидуалистами, вели скрытный образ жизни и не приручались.
Послышался шум осыпающегося гравия: к нам с мечом в руке бежал по склону Дарк. Дракон посмотрел на него, и, обдав меня порывом ветра от взметнувшихся крыльев, взлетел. Заложив вираж, он скрылся среди горных пиков.
-Это был Зеараг? – спросил Дарк.
- Да! До сих пор в себя прийти не могу от удивления: столько времени прошло, а он меня узнал! – Ответил я.
- Я так и решил, но не был уверен! Он не выглядел агрессивным. Похоже, между тобой и им сохранилась связь! Надо же, не думал, что черные бестии способны привязаться к кому-то! Ладно, пошли ужинать, а то жаркое остынет!
Дарк употреблял в пищу только мясо без приправ, что меня порой удивляло. Конечно, у каждого свои пристрастия, но отказываться от пирожных, фруктов, горячего шоколада… этого я не понимал. Иногда я пытался соблазнить его чем-нибудь вкусненьким, но он только посверкивал на меня своими желтыми глазами, смачно обгладывая очередную кость. Как вскоре выяснилось, не только мать и жрецы утаивали от меня правду, но и Дарк. Дарк, с которым я был знаком столько циклов, и которого, как считал, изучил вдоль и поперек, скрывал тайну, повергшую меня в шок. Узнал я ее случайно.

***
Несколько дней назад в храме появилась мать. До церемонии совершеннолетия оставалось три месяца, и она решила узнать, как у меня дела. Она принесла мне книгу из Храма Огня, которую я забыл во дворце, и к чтению которой из-за своей болезни так и не приступил. Я обнадежил ее, что мне уже лучше, но я еще с месяц побуду здесь, чтобы вылечиться до конца. Довольная, она отбыла во дворец.
В течение недели по вечерам я, почитывая на ночь древний фолиант, обрастал сведениями о многочисленных разновидностях демонов и животных, обитающих в хаосе и о существах срединных пространств, протянувшихся от Кругов Тьмы до Миров Ра. Особенно меня интересовали малоизведанные и опасные области, такие как пустыня Маат, Плоскогорье Призраков, Пояс Арканов, в которых магия была наиболее сильна. Интересно было узнать о Полях Сновидений и скрытом там Лабиринте, в котором смешались все времена: блуждая в нем, можно попасть в прошлое или будущее, а можно и вообще заблудиться в его постоянно трансформирующейся туманной структуре.
Дойдя до описания Пояса Арканов, я уж совсем собрался закрыть книгу и отправиться на покой, но перевернув страницу, передумал. С цветной картинки на меня скалился клыкастый ягуар редкостной окраски – черный в золотисто-рыжих пятнах. А рядом с ним был изображен смуглый человек в черной кожаной одежде с такими же ярко-желтыми глазами, как у ягуара, и мечом за спиной. Его черные волосы были собраны в длинный хвост. Человек был разительно похож на Дарка, хотя чертами лица и отличался от него.
Подпись внизу гласила: «Ягуар-оборотень из королевского рода. Считается практически вымершим. В живых остались считанные экземпляры. Владеет сильной магией. Одиночка. Оборотень истреблен охотниками из-за необыкновенно красивой шкуры; клыков и когтей, являющихся сильными защитными амулетами от драконов и всякой нечисти, обитающей в Болотах Хайбита. Амулеты пользуются большой популярностью у сталкеров и искателей сокровищ в этих Болотах. Люди срединных миров боятся оборотней и считают их врагами, поэтому людям-ягуарам опасно появляться там. Собаки и кошки их хорошо чуют, что их и выдает. Как только люди заподозрят, что среди них появился оборотень, они начинают на него охоту. У них есть даже специально обученные псы, которые не боятся идти по следу ягуара. Демоны тоже не приветствуют людей-ягуаров. Между демонами и оборотнями издавна идет непрекращающаяся война. При любой возможности демоны стараются убить оборотней, поэтому ягуары их ненавидят. Ареал обитания ягуаров-оборотней как обычных, так и королевских, ограничен Поясом Арканов, где люди и демонические существа выживают с трудом», и отдаленным районом в горах Грифона.
Я заворожено смотрел на рисунок. Дарк! Неужели он… оборотень? Не может быть! Я был потрясен.
Да что же это такое! В последнее время все так и валится на мою бедную голову! То болезнь скрючила. То дракон нарисовался – здрасьте, не ждали? И что мне с ним делать – дружбу завести? Теперь Дарк оборотнем оказался! И все врут, врут и врут! И скрывают важную информацию, даже мать! А я выгляжу полным лохом! Доверчивым глупым миксой, над которым все потешаются!
От этой мысли меня окатило гневом, я зарычал. Мне хотелось бить, крушить и убивать. Темная половина моей сущности бесилась от унижения и от неуважения – меня, принца хаоса можно обманывать, мол, он ничего не заметит, потому что туп, слеп и глуп, словно сарб безголовый.
- А ведь так и есть! – Тоскливо подумал я, остывая.
- Я слишком доверчив, это воздействие моей светлой половины! Но я не искриорец, я хаосит, будущий Повелитель! Непозволительно быть таким идиотом! Я – принц! И не одна тварь не смеет меня использовать в своих интересах и насмехаться надо мной! Даже Сарг, хоть он и Повелитель половины мира. – Гнев вспыхнул вновь.
- Нет, так не пойдет, нужно взять себя в руки и все обдумать!
Открытую книгу я оставил на столе, так, чтобы Дарк утром ее сразу увидел.
- Посмотрим, как ты среагируешь! – Со злорадством прошипел я.
Ночью мне приснилось, что я лечу над морем к замку на скале. Потом вдруг вспоминаю, что у меня нет крыльев и летать я не могу. Как только я об этом подумал, стал стремительно падать с высоты в воду. Меня обуял страх и я проснулся. Я лежал на спине, а на груди у меня сидел золотой скорпион и смотрел на меня красными бусинками глаз.
- Максак, ты забыл, как летать? – Проскрипел он: Арр был телепатом, поэтому мог легко «считывать» мои сны и мысли.
- И ты туда же! – Возмущенно сказал я, скидывая его на постель.
- Тоже мне умник выискался! Ползи лучше на кухню и скажи, чтобы принесли завтрак. Я есть хочу.
Удивительно, но он послушался и засеменил к двери, попросив ее «распечатать» от заклинания. Я выпустил его из комнаты и озадаченно посмотрел вослед: обычно скорпион на мои приказы не реагировал, считая ниже своего достоинства бегать по поручениям, для этого есть слуги.
- Да, в мире явно, что-то происходит! – Почесал я затылок и отправился в купальню: чешуя запылилась и потускнела, не мешает ее, как следует, отдраить.
Когда я чистый, размякший, сияя начищенной чешуей, вошел в спальню, Дарк, отодвинув книгу на край стола, с аппетитом завтракал. На его тарелке оставался один кусок мяса, а на второй – аккуратной горкой возвышалась груда обглоданных костей.
- Теперь понятно, почему ты так любишь мясо! Кошки – они мясоеды. – Сказал я, с любопытством наблюдая за его реакцией.
Дарк даже ухом не повел. Бросив очередную кость к остальным, он тщательно вытер губы и руки салфеткой. Затем, отвалившись на спинку, внимательно посмотрел на меня.
- Почему ты столько лет морочил мне голову? Почему не сказал, что ты оборотень? Котяра шерстистый!
- Кто бы говорил! – Ухмыльнулся Дарк.
- А ты-то кто?
От такой наглости я онемел.
- Я? Демон! У нас чешуя! – С вызовом заявил я.
- Подумаешь, чешуя! – Фыркнул Дарк.
- Дело не в чешуе, а в том, что ты тоже оборотень! И потом, я тебя не обманывал: то, что во мне две трети от человека, правда. И лишь одна треть – демонической породы, пусть я и оборотень.
Значит, ты не отрицаешь, что ты оборотень-ягуар? – Спросил я.
- Не отрицаю. Тебе это неприятно. Ты имеешь что-то против?
- Нет, – пожал я плечами, – но мне обидно, что ты скрывал это. Ты мне врал! А мать с Саргом знали, кто ты?
- Знали.
- И молчали, – возмущенно взвился я, – вот так всегда. Все, никому больше не доверяю и всех подозреваю! Кроме Зеарага! Так он и говорить не может, только курлычет.
- А почему ты согласился стать моим наставником в военном деле, вы же демонов терпеть не можете?
- Я слыл лучшим мечником в Сумеречных мирах. Сражался как наемник в войнах королей и местных эрлов. Тэрла нашла меня и лично попросила стать твоим учителем фехтования. Разве мог я отказать королеве? Еще она гарантировала мне защиту, сохранение тайны и хорошую оплату. К тому же в Хаосате нет этих мерзких шавок и котов, которые впадают в истерику, стоит приличному оборотню оказаться рядом с ними.
- Оплату! Конечно, как я сразу не догадался! А как же ты жил среди людей, если там полно собак и кошек? – Полюбопытствовал я.
- Раздобыл у элфов специальную мазь – начисто отшибает запах оборотня. Стоит, конечно, недешево, но зато позволяет жить спокойно.
- Элфы? А это еще кто такие? – спросил я.
- Лесные люди: торговцы, травники и целители, обладают магическими способностями. И лучники отличные. А вот на мечах плохо бьются, так как хиловаты будут. Зато их «родственники» – элфины, отличные бойцы. Они в основном воюют, как наемники. – Ответил Дарк.
– Как твоя спина?
- Почти не болит, но чешется, сил нет. Я уже косяк в спальне стесал, пришлось избавиться от чешуи на ночь. – Ответил я.
- Раз чешется, значит заживает. – Философски заметил Дарк.

***
Три дня я дулся на Дарка, потом сдался. Мы снова начали тренировки с мечами. Спина чесалась, но болеть перестала. Один раз нас проведал Зеараг, но ненадолго. Да, и что ему тут было делать? Посмотрел, что все в порядке и улетел восвояси.
Закончив тренировку, мы с Дарком сидели на валунах у обрыва. Голубая Медуза, медленно колтыхаясь, висела над горизонтом. Фиолетово-малиновые спирали небесного Сияния, окружавшие Медузу, сегодня были необычайно яркими. Я чувствовал себя неспокойно. Хотелось куда-то бежать, рычать или… летать. Вспомнился сон, когда я парил над морем. Я встал и подошел к обрыву, посмотрев вниз, где темно сапфировые волны бились о скалы. Под лопатками нестерпимо засвербело. Я выгнулся дугой назад и резко распрямился. За спиной что-то щелкнуло. Почувствовав толчок в спину, я дернулся вперед, чуть не свалившись с обрыва. Удивленный, я резко повернулся, сдвигаясь вправо и выхватывая Гиэру. Но рядом никого не было. Только Дарк, поднимаясь с валуна, смотрел на меня выпученными глазами и показывал пальцем куда-то за мою спину. Шагнув от обрыва, я сделал полуоборот вокруг оси. Пусто! С недоумением я снова повернулся к Дарку, который теперь стоял в трех шагах от меня и таращился на что-то поверх моего плеча. Я обернулся: над моим плечом простиралось вверх большое крыло! Перья: темно-синие у основания, сапфировые на остальной поверхности, с огненной окантовкой по краю крыла, шевелил ветер. Я стал поворачиваться вокруг оси, стараясь его рассмотреть, но крыло двигалось вместе со мной. Я оцепенел, осознав тот факт, что крыло – часть меня. В растерянности я обернулся к Дарку, его лицо выражало восхищение.
- Максак! У тебя прорезались крылья!– В восторге завопил он.
- Файяры не меняли свою форму, как демоны, значит ты лишь наполовину файяр, а наполовину демон. Ты мутант!
- Сам ты мутант! – Возмущенно огрызнулся я, пытаясь рассмотреть свои крылья. Теперь я их ощущал, так же, как ощущаешь собственную ногу или руку.
- Что мне теперь с ними делать? – Я слегка пошевелил крыльями.
- Они что, так и будут торчать за спиной, и кафтан не наденешь!
- Так сверни их! – Приказал Дарк.
Я наклонил крылья вниз, теперь треть крыла лежала в серой пыли. Я сжал кулаки и напряг спину: крылья подобрались, сложились гармошкой и теперь висели, плотно прижимаясь к спине. Чувствовалось тепло, будто на нее набросили одеяло. Я все еще не мог прийти в себя от случившегося. И тут в голове появилась нехорошая мысль:
- Дарк, ты знал, что моя «болезнь», может этим закончиться? Ну, конечно, ты знал! То-то ты посвистывал и чуть ли не мурлыкал, когда я стонал от боли. Оборотень проклятый! Ты опять мне лгал!
Восторженная улыбка исчезла с лица наставника:
- Мы с целителем подозревали, но не были уверены, поэтому не хотели вводить тебя в заблуждение. Может ты и в самом деле подцепил какую-то заразу! Подумай сам Максак, ведь ничего подобного в истории Хаосата, да и Искриора, не случалось!
- Откуда нам было знать. – Возмущенно закончил он.
- И, правда, откуда! Но мог бы хоть намекнуть! Так я что, теперь смогу летать? – Растерянно спросил я.
- Ну, не сразу, не сразу. Придется поучиться. Завтра и начнем тренироваться! – Жизнерадостно воскликнул Дарк.
- А сейчас сворачивай крылья и пошли ужинать, я проголодался!
- Как сворачивать? – недоуменно спросил я.
- Так же как ты укорачиваешь клыки или рога, или совсем их убираешь. Между крыльями и рогами нет никакой разницы, понял! Видоизменись, перейди в форму без крыльев.
Я сосредоточился и… крылья исчезли.
- А вдруг они не появятся больше? – Испугался я.
- А куда они денутся, спокойно! Завтра поэкспериментируем, не беспокойся напрасно. Нервный ты какой-то стал со своей болезнью! – Ехидно произнес он.
Я разозлился и ничего не ответил, вдруг почувствовав, что у меня впервые за много дней появился сильный аппетит, я хотел есть. За ужином я налегал на мясо.
- Помедленней, а то мне ничего не останется! – Ворчал Дарк.
Я только ухмылялся.

**** **** **** **** ****
Глава 7
**** **** **** **** ****
Утром мы с Дарком отправились в горы подальше от храма Нагов. Вместе с нами пошел и целитель: он жаждал увидеть мои крылья. Я не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о них до дня моего совершеннолетия, поэтому попросил Дарка и Шелиха хранить эту новость в тайне. Я решил вернуться во Дворы Хаоса за три дня до церемонии. За оставшиеся же два месяца я должен был полностью овладеть искусством полета. Помочь в этом мне никто не сможет, оставалось уповать только на самого себя.
Мы шли около часа. Наконец, спустившись в распадок между двумя рядами горных пиков, остановились. Отсюда храм не был виден. Дарк с целителем сели на валуны, а я встал лицом к Медузе, заливающей призрачным голубым светом все вокруг. Сосредоточившись мысленно на предстоящей трансформации, постоял несколько секунд, затем отпустил свой разум и перетек в свою истинную, теперь крылатую, форму. Раздался хлопок, я почувствовал, как за спиной развернулись крылья, и ощутил их тяжесть. Хранитель вскочил с камня и восторженно воскликнул:
- Огнекрыл! Я думал, что они существуют только в легендах. Максак, ты файяр!
Он упал на колени и начал произносить слова восхваления крылатому племени. Я свел крылья перед собой: в сполохах Полярного сияния синие перья сверкали сапфировым блеском, а кончики крыльев были окантованы огненно-золотистым пламенем.
- Ну, лети! – Напутствовал меня Дарк.
Я побежал по распадку, стараясь равномерно взмахивать крыльями, но у меня это получалось плохо. К тому же я не решался оторваться от земли: не давал страх падения с высоты. После часа бега, подпрыгиваний и прыжков с высоких валунов, я запыхался. С непривычки начало ломить лопатки. К тому же я был еще слаб после длительного воздержания от еды во время «болезни». Дарк сказал, что на первый раз хватит, пора возвращаться: время обедать.
К полдню следующего дня я так и не смог взлететь. Дарк недовольно резюмировал, что летаю я не лучше курицы, которая водится в Срединных мирах.
- Есть один способ, как быстро научиться летать! – Подумав, сказал он.
Я вопросительно на него посмотрел.
- Ты знаешь, что драконы выводят потомство в гнездах, которые сооружают высоко в горах – на вершинах или на карнизах над пропастью. – Продолжил он.
- Когда птенец готов, мамаша дает ему пинка!
- И что? – Спросил я.
- Ничего! Он падает в пропасть! И, инстинктивно, пытаясь спастись, осваивает первые навыки полета. Ни один дракон еще не разбился! И все великолепно летают! – ответил Дарк.
- Ты хочешь спихнуть меня в пропасть? – Возмущенно воскликнул я.
- Ты прыгнешь в нее сам. В конце концов, Максак, ты принц или нет? Ты должен перебороть свой страх, иначе из тебя не получится Владыки Хаосата.
- Когда ты научишься летать, тогда я исполню твою просьбу – перекинусь и покажусь в зверином облике. – Посулил он мне в качестве поощрения.
- Находиться рядом со мной на земле в этот момент опасно, так как в шкуре ягуара верх берет непредсказуемая натура хищника. Я могу тебя покалечить.
- Ну, это вряд ли, – подумал я, – ты не знаешь моей силы, мне оборотни не страшны.
- Если же ты будешь парить в небе, то я буду спокоен! – Закончил он.
Мне казалось, что Дарк лукавит. Думаю, что и в образе зверя он себя прекрасно контролирует.
Вечером, запечатав охранными заклинаниями окно и дверь, я расположился у камина. Скорпион залез на свой насест и оттуда наблюдал за мной. Я злорадно представил, что произойдет на церемонии в честь моего совершеннолетия. Я появляюсь в своей истинной форме: это непременное условие обряда. Все «лежат в обмороке», потому что моя человеческая внешность не имеет почти никаких демонических атрибутов. Ну, так: небольшие когти, местами мелкая чешуя, пожалуй, и все. Демоны считают людей слабаками, чем-то наподобие микс ходящих на задних лапах. А тут – наследный принц! Какой поднимется вой и ропот! И тут я разверну свои крылья! Все падают ниц! Занавес!
Да, вовремя у меня крылышки прорезались, а то изгнали бы меня из царства Хаоса как урода-мутанта. И это в лучшем случае! О том, что было бы в худшем, мне думать не хотелось. Как только закончится церемония по поводу моего Совершеннолетия, мы с Дарком сразу же отбываем в один из Сумеречных миров. И ищи – свищи ветра в поле! Пока Сарг жив я не вернусь в Хаосат. Жаль Форанн не может поехать со мной: но ничего, буду его навещать изредка, но тайно. Для начала я планировал посетить некоторые из Сумеречных и Радужных миров, затем пройти Туманный Лабиринт на Полях Сновидений, которые являются переходной зоной между материальными и не материальными – огненными, мирами. За Полями Сновидений простираются девять миров Ра, населенных англами, которых люди называют Ангелами, и царство Серафимов – Искриор, где правит мой отец Расин. Англы – посредники. Они наблюдают за жителями материальных миров и доставляют информацию о них Серафимам, а до людей доносят их послания. Жители Срединных миров могут попадать в миры Ра только в своих сновидениях, да и то, если их души готовы к путешествию по огненным пространствам Ра. В Легендах говорится, что в Туманном Лабиринте можно оказаться в будущем и узнать свою судьбу. Если она тебе не понравится, то ее можно изменить, но за это придется дорого заплатить! Так что стоит десять раз подумать, а нужно ли…. Кто даст гарантии, что новая дорога жизни приведет тебя к счастью? Вдруг – все наоборот, будет еще хуже?
Столица Серафимов Сапфирион, где находится королевская резиденция, конечная цель моего путешествия. Там проживают мои родственники, с которыми я связан узами света, но ни отец, ни мои сводные братья и сестры не подозревают еще о моем существовании. То-то они удивятся, когда я объявлюсь! Но пока моя ближайшая цель: один из Сумеречных миров. Дальше я не загадывал.
На следующий день мы не стали спускаться в распадок, а, наоборот, поднялись в горы, обрывающиеся в пропасть с противоположной стороны. Я решился прыгать!
Встав на краю пропасти, я посмотрел вниз: из туманного одеяла, укрывавшего дно ущелья, торчали острые пики скал. Высоко! Падать придется долго! Сейчас или никогда! Отойдя на несколько шагов от обрыва, я принял крылатую форму.
- Стой! – Проскрипел скорпион.
Распустив витки хвоста, он шустро спустился по мне вниз и засеменил к валуну, лежащему невдалеке. Забравшись на него, Арр соизволил пояснить:
- Я тебя здесь подожду: скорпионы – не летучие мыши!
- Не хочешь посмотреть на мир сверху? – Ехидно спросил я.
Скорпион повернулся ко мне хвостом, демонстрируя полную незаинтересованность, и промолчал.
- Ну что же, составь компанию Дарку, чтобы ему не было скучно, пока я летаю! – Ответил я.
Сведя крылья перед собой, я разбежался, и на взмахе – прыгнул. Порывом ветра мне их чуть не вывернуло, но я сгруппировался, напряг мышцы спины и резко «загреб» крыльями воздух, так, как лодочник орудует веслами. Падение прекратилось, я летел. Позади, что-то восторженно вопил мне вслед Дарк. Стараясь дышать в ритме взмахов, я сосредоточился на полете. Через некоторое время, немного освоившись, я слегка расслабился и осмотрелся. Подо мной проплывали острые горные пики; ущелье, укутанное синим туманом; вдалеке справа была видна главная башня храма Нагов, ее золотой купол в лучах Медузы казался изумрудным. Меня охватил дикий восторг, страх исчез: я лечу! Через полчаса полета я вполне освоился со своими крыльями, даже научился поворачивать, правда, пока по широкой дуге. Развернувшись, я полетел назад, туда, где оставил Дарка.
Дарк со скорпионом сидели вместе на одном валуне. Я приземлился рядом с ними и убрал крылья, приняв обычную форму. Дарк встал:
- Я вижу, все в порядке! А я тебе, что говорил! – С облегчением в голосе произнес он.
Скорпион забрался на свое место у меня на предплечье и притворился наплечным доспехом, делая вид, что все так и задумывалось, а вовсе он не испугался! Я не стал над ним насмехаться.
На третий день моих тренировочных полетов появился Зеараг. Сначала я услышал хлопанье крыльев, затем большая тень накрыла меня сверху. Пристроившись рядом, Зеараг, чуть не свернув шею, удивленно таращился на меня и восторженно курлыкал. Я испугался, что он заденет мое крыло, но дракон держался на безопасном расстоянии, и я успокоился. «Видимо тебе скучно одному-то летать», – подумал я, «радуешься, что появился товарищ по полетам».
Он стал прилетать каждый день, и мы играли с ним в догонялки. Игра помогла мне полностью освоить все нюансы полета и лучше управляться со своими крыльями. Через пару недель я летал как ас.
За две недели до обряда вечером появился дядя Аркандр. Оглядев меня с ног до головы, он изрек:
- А ты стал лучше выглядеть! Но еще слишком тощий и бледный!
Я усмехнулся:
- Что, во Дворах меня уже похоронили?
- Все с нетерпением ждут известия о твоей «преждевременной» кончине и надеются хорошо погулять на поминках!
- Что так? – Поднял я бровь.
- Тэрла, когда вернулась последний раз после встречи с тобой, со слезами на глазах рассказала твоей тете Эрге о том, как ты плох. Какой ты худой, хилый и слабый, и что едва ли дотянешь до своего совершеннолетия. Если учесть, что беседа проходила в кухне полной слуг, то слух об этом мгновенно разлетался по всему Хаосату, а не только по Дворам Хаоса.
Я хмыкнул:
- То-то здесь не появилось не одного наемного убийцы! Видимо решили, что это излишне. Думаю, все будут приятно удивлены, когда я «чуть живой» появлюсь во Дворах.
- Собственно, я за тем и явился, чтобы переправить тебя домой! – сказал Аркандр.
- Дядя, я хочу еще недельку поднабраться здесь сил. К тому же я буду точно уверен, что меня за это время никто не попытается отравить. А лучше, десять дней! Три-четыре дня мне вполне хватит, чтобы подготовиться к церемонии, и чтобы слуги сшили мне костюмчик по росту. Я жду тебя через десять дней, идет!
- Хорошо, как пожелаешь! – Ответил дядя.
- Как твой сын Арпис? Он-то точно расстроится, увидев меня во здравии.
Арпису, старшему сыну дяди, было двести тридцать лет. Он мечтал о престоле Хаосата и ненавидел меня и Форанна, которые были досадными препятствиями к его мечте.
- Думаю, Максак, из тебя получится правитель лучше, чем из моего сына. Он слишком импульсивный, неуравновешенный. И слишком злобный. Увы! – Вздохнул дядя, – наследственность.
- Все плохое он унаследовал от матери. Кстати, не советую тебе попадаться ей на глаза! Ты же знаешь все эти дворцовые интриги! Да, я через месяц хочу отправиться в путешествие по Срединным мирам. Давно мечтал, а то во Дворах стало скучно.
Я в изумлении уставился на Аркандра: видимо Эрга сильно его достала, если он собрался от нее сбежать.
- Ты серьезно! А Эрга, что думает по этому поводу.
- Она будет только рада, что я перестану путаться у нее под ногами.
- Мы с Дарком тоже отправимся в Срединные миры, пока не знаем куда, да, собственно, это и не имеет значения.
Дядя отбыл, пообещав вернуться за мной через десять дней. На следующий день я напомнил наставнику об его обещании показаться мне во всей ягуаровой красе. Дарк вздохнул:
- Хорошо! Только мне, чтобы перекинуться, нужно время и уединение. Это вы, демоны, можете быстро менять форму, а оборотням оно дается тяжело.
Скорпион теперь летал со мной, ему даже понравилось. Он осмелел и пытался мной командовать:
- Лети туда! Там мы еще не были. Спустись пониже – мне плохо видно, что там внизу.
Иногда я потворствовал ему, но чаще игнорировал его «просьбы». Сложив крылья, я сидел на камне и ждал Дарка, который ушел, чтобы перекинуться в одиночестве: он говорил, что трансформация – зрелище не из приятных. И вот, на высокий валун передо мной вскочил ягуар. Он был огромен и великолепен. Черная, как сама Тьма, шерсть в рыжих пятнах, была густой, блестящей и длинной. Раскосые глаза полыхали желтым огнем. Длинные верхние клыки белыми кинжалами торчали из пасти, словно у вампира.
- Дарк! – Сказал я, вставая в восхищении.
- Ты великолепен. Красавец!
Ягуар самодовольно ощерился в улыбке и грозно рыкнул. Скорпион вдруг полез мне на голову и, обвив хвостом горло, сдавил его так, что я чуть не задохнулся.
Я возмущенно завопил:
- Арр! Ты что делаешь? Смерти моей хочешь! А ну, брысь на место! Это же Дарк!
Скорпион смущенно вернулся на предплечье, проскрипев:
- Нечего ему было рычать! Мне-то что: я золотой! Ты о себе подумай! Надо было его, как следует накормить утром, вдруг он голодный!
Ягуар что-то пробулькал: наверное, это был смех.
Я летел низко, любуясь бегом ягуара. Он, казавшийся сверху стремительной черно-рыжей змеей, словно тек, лавируя между валунами, иногда перемахивая их в прыжке или просачиваясь сквозь узкие расщелины. Скорпион, чуть не сваливаясь с руки, вытягивал голову, высматривая его внизу. Я был счастлив. До нашего отбытия из храма Дарк еще пару раз обращался в ягуара, и мы вдвоем, а иногда и втроем, когда к нам присоединялся черный дракон, одолевали по многу километров. После пробежки Дарк удовлетворенно говорил:
- Ну, наконец-то я размялся, а то совсем лапы силу потеряли.
Я его подначивал:
- Так ты бы чаще на четвереньках бегал, чтобы «лапы» тренировать, но он не обижался.
Десять дней пролетели незаметно. Вечером из черной дыры, открывшейся прямо в моей спальне, появился Аркандр. Мы с Дарком были наготове: простились с целителем Шелехом, и дядя перенес нас во дворец, в мой садик с водопадом рядом с покоями. На следующий день пришел демон-портной, чтобы снять мерку. Мне нужен был верх особого покроя, чтобы я мог свободно и быстро высвободить крылья. Демон с помощью уменья и магии наряд создал за день.
Тэрла проведала меня и пришла к выводу, что моя болезнь прошла полностью, и выгляжу я, хотя и худым, но здоровым. Про себя я подумал, что тратя столько сил на полет, я едва ли потолстею, если, конечно, не есть как ургал.
Настал день моего совершеннолетия. Накануне вечером я принял свою основную форму. Раздевшись до пояса, я подошел к зеркалу и критически себя рассмотрел. У меня был высокий рост. Демоны имели массивные, широкоплечие, мощные фигуры, но были низкорослыми. Я был выше всех на две головы и тонок. Необычный для демонов льдистый светло-серый цвет глаз делал мой взгляд пронзительным и властным. Светло-пепельные, отливающие голубизной, слегка волнистые волосы спускались ниже плеч. Спереди я заплел их в две тонкие косицы, вплетя в них нить с мелкими рубинами: под цвет кольца Хаора. Кольца, так поразившего моих сограждан во время обряда принятия Церемониальной Формы. Из-за усиленных полетов моя грудная клетка и плечи раздались вширь, хотя сам я остался стройным и худощавым. Я развернул крылья: словно два синих сполоха, окантованных огненно-золотистым пламенем, взметнулись над плечами. Мне нравилось, как я выгляжу. Понравлюсь ли я народу, меня не волновало – мне было все равно. Послезавтра нас с Дарком в Хаосате уже не будет!
Обряд Совершеннолетия проводили в Костяной Башне, названной так потому, что ее стены были сложены из гигантских костей всевозможных тварей хаоса. Венчал ее длинный и острый хрустальный шпиль. Просторная площадь перед башней была полностью заполнена хаоситами. Народу хотелось увидеть меня в истинной форме, в которой совершеннолетний должен предстать перед миром. Некоторые принимали ее всего-то раз в жизни, но закон есть закон. Так как слухи о моей скорой кончине не оправдались, то хаоситы теперь заключали пари о том, долго ли я еще протяну. Ставки были приличные, сообщил шпионящий для меня скорпион. Поэтому всем было интересно взглянуть на меня поближе. Однако, хаоситы сходились во мнении, что долго я не проживу – в хаосе мне не выжить: светлое наследие меня убьет. Хаос, самый сильный растворитель. В нем исчезают целые миры, распадаются в пыль галактики, а тут какой-то демон полукровка…. Правда, единственный в своем роде – никогда до сих пор в Хаосате не рождались дети с примесью светлой крови. А если выживет? Не приведет ли это к появлению толп подобных мутантов, которые заполонят темное царство? Да, моя особа пользовалась большой популярностью!

***
Двое жрецов распахнули передо мной створки деревянных врат, украшенных драгоценными камнями. Когда я вышел в зал для церемоний, шум стих. Я встал около парящего в воздухе зеркального диска, укутанный в длинный черный плащ с капюшоном. На диске лежал вожделенный мною файярил – пропуск в иные миры. С ним я мог телепортироваться куда угодно в мгновение ока.
Позади меня на возвышении стояли два трона с высокими спинками, на которых восседали Сарг с Тэрлой. Троны были изготовлены из огромных бивней морских дьяволов и украшены самоцветами, сверкающими в свете оранжевых магических шаров, парящих над возвышением. В самом зале было сумеречно. Форанн и младшая сестра Залина стояли по бокам тронов. Все они были в одежде фиолетовых оттенков. Позади тронов с мечом за спиной возвышался в черном камзоле Дарк. Охрана! Он зорко рыскал взглядом по сторонам.
Жрецы пропели свои песнопения, обойдя несколько раз вокруг меня с красными свечами, горевшими ядовито-зеленым пламенем. Затем трое подошли ближе, а остальные отошли в сторону. Главный жрец Окригус встал передо мной, остальные двое по сторонам, чтобы разоблачить меня. В храме наступила тишина: все затаили дыхание. Жрецы сняли с меня плащ. Я поднял голову и посмотрел на толпу. Несколько секунд тишины, затем ропот, который раздавался все громче и громче: как я и предполагал.
- Поведение толпы так предсказуемо! – Со скукой подумал я, выжидая, когда негодование достигнет максимума.
Стали слышны отдельные выкрики смельчаков:
- Да он светлый! Он не демон! Он не может править! Человек! Изгнать!
Сарг молчал, видимо он тоже был потрясен моей формой. Осмелевшая толпа все больше ярилась. С улицы в открытые врата протискивались новые группы демонов. Я с любопытством наблюдал за всеми.
На руке пошевелился скорпион и посоветовал:
- Пусть Дарк обратится в ягуара и всех порвет, на клочки!
- Надо же, магическая тварь, а посочувствовала! Скорпион привязан ко мне, надо быть к нему внимательней, он один из моих немногих друзей! – С грустью констатировал я.
- Ну, пора привести толпу к повиновению!
Я резко простер перед собой руки ладонями вниз и проревел:
- На колени!
И приняв крылатую форму, распахнул крылья. Все ахнули. Затем наступила гробовая тишина: огнекрылые файяры считались у хаоситов высшими существами. Демоны помнили, что файяры победили их в древности и привели к повиновению. Многие тайно их почитали. Я взмахнул крыльями и полетел над толпой, делая круг вокруг зала. Раздался общий вздох и присутствующие стали падать на колени.
- Огнекрыл! Файяр! Огнекрылый!
В голосах слышались восторг, удивление, недоумение, страх, но не было враждебности. Толпа приходила в экстаз. Вопли становились громче:
- Огнекрыл! Принц! Слава тебе! Принц! Слава! – Захлебывалась толпа в крике.
Я опустился возле сверкающего диска и кивнул жрецу на файярил, лежащий на нем. Он понял. Все еще с выпученными глазами, жрец надел мне на шею сдвоенный черный диск с рунами – мой пропуск в новую жизнь.
Я повернулся к демонам и поднял руку, они благоговейно замолчали.
- Благословляю вас на долгую и счастливую жизнь! – Все-таки я будущий правитель, а это мои подданные!
Сделаем вид, что их поношение мне все равно, что чих миксы. Толпа благодарно зашумела. Я подошел к Саргу с Тэрлой, сидевшими с отвисшими челюстями, преклонил колено и опустил крылья:
- Отец! Мать! Благословите!
Подняв голову, я встретился с восторженными взглядами Форанна и Залины.
Сарг, наконец, пришел в себя. Поднявшись, он возложил руки мне на голову и наложил на меня охранное заклинание.
Мать преподнесла в подарок артефакт, Всевидящее Око: зеркало из полированного гематита, позволяющее связываться на расстоянии. Надо было лишь вызвать в своем воображении образ нужного тебе демона, человека или места, и зеркало превращалось в портал, через который можно было видеть вызываемого и общаться с ним. Он также мог видеть вызывавшего его через «окно», открывшееся в пространстве. Нужная вещичка!
После этого, сделав еще кружок под сводами храма, я вылетел на улицу и, под восторженные крики народа, полетал над площадью, чтобы все могли меня, как следует рассмотреть. Затем взял курс на дворец.
Мы с Дарком заранее разложили огненные камни в два мешочка – один будет храниться у него, второй у меня. Это единственное, что мы взяли из Хаосата: в новом мире камни нам пригодятся. После завтрака я простился с родными, пообещав Форанну навещать его и не забывать общаться через Око, и мы покинули Дворы Хаоса. Цель путешествия задал Дарк. Мы встали рядом, и я бросил файярил на землю: он расползся черной кляксой, в которую мы одновременно шагнули. Миг тьмы и вот уже мы стоим на берегу моря. Ночь, на небе мигают непривычные для меня звезды. Но на горизонте уже видна розовая полоса, значит, через час другой наступит рассвет. Вдалеке белеют крыши большого города. Мы вышли на дорогу, ведущую к нему, и отправились в путь. В срединных мирах нет магии, а люди ненавидят и боятся демонов, поэтому нужно быть осторожными с использованием файярила для телепортации – надо привыкать вести себя, как обычные люди.

Словарь:
Резиденция (лат. residentia) - местопребывание главы государства, правительства или посла иностранного государства.

**** **** **** **** ****
Глава 8
**** **** **** **** ****
Через два часа мы подошли к небольшой гостинице на окраине города, в которой Дарк пару раз останавливался. Город, названия которого я не запомнил, не произвел на меня особого впечатления: от миров хаоса он отличался слишком узкими улицами и толпами народа, сновавшими по ним, хотя день был будничный. Местные жители обладали демоническими атрибутами, так как этот мир находился недалеко от Кругов Тьмы, но у них не имелось в наличие хвостов, только маленькие рожки, серая или серо-голубая кожа без чешуи и торчащие изо рта клыки. Они были коренасты и приземисты, с крупными чертами лица. Небо днем было непривычного цвета – грязно-серого, а Медуза светила ярче. По ночам я залезал на крышу гостиницы и часами любовался подмигивающими звездами: в Хаосате звезд не было. Через три дня я начал скучать. Дарк сказал, что мы будем двигаться к светлым мирам постепенно, чтобы мои глаза адаптировались к свету. В третьем по счету Сумеречном мире Олиор нас нашел дракон.
Я сидел на плоской крыше дворца местного правителя, самого большого здания в городе Айнахе, и смотрел на звездное небо – это стало входить в привычку. Зрелище мириад огоньков просвечивающих сквозь пелену дымки хаоса, периодически исторгаемой Кристаллом, мне не надоедало и настраивало на лирический лад. Я даже сочинил одно стихотворение, правда, короткое, всего из четырех строчек.

Лишь крылья ночи за спиной
В безмолвии летят,
Да капли звёзд над головой
Алмазами блестят.

Легкая мгла постоянно затягивала небеса в Сумеречных мирах, становясь темнее во время активации Кристалла Тьмы, и почти рассеиваясь к концу цикла. Я предавался созерцанию небесных огней в одиночестве, Дарк относился к этому скептически и предпочитал крепкий сон. Когда на горизонте появилась изумрудная полоса, означающая приближение рассвета, и я уже собирался телепортироваться в свою комнату, как вдруг заметил тень, перемещающуюся на фоне звезд, и решил подождать. Она бесшумно и быстро приближалась, явно нацеливаясь на меня. А может, хотела просто составить мне компанию и посидеть рядом, любуясь звездным небом?
- Вряд ли! – усмехнулся я.
Когда тень приблизилась, я услышал шум крыльев и с изумлением разглядел силуэт дракона.
- Неужели – Зеараг? – Удивился я.
Это был он. Ловко приземлившись на крышу рядом со мной, Зеараг приветливо закурлыкал. Черный дракон еще подрос, он был уже размером с грифона.
- Как ты нашел меня? Ведь мы перемещались между мирами по Черным Путям с помощью файярила и поэтому не оставляли следов.
Дракон закрыл глаза и как будто уснул. Я с недоумением смотрел на него: что это с ним, может, устал? Но вдруг услышал в голове голос, голос дракона, он общался со мной телепатически.
- Максак, почему ты не слышишь меня? Я с тобой говорю! – Голос у него был намного приятнее, чем «скрип» Арра.
- Я слышу, слышу тебя! – Удивленно воскликнул я.
Дракон радостно захлопал крыльями, чуть не скинув меня с крыши.
- Ну, наконец-то! А то я думал, ты совсем глухой!
- Давай, ближе к делу! – Рассердился я.
- За тобой от Хаосата тянется темный след! Я по нему и летел через миры! Ты же принц, носитель хаоса! Но ты недолго задерживался в каждом городе, поэтому я догнал тебя только сейчас! – И Зеараг радостно курлыкнул.
- Ну, дела! Значит, любой убийца может меня найти по следу? Надо это обмозговать, такой расклад мне не нравится.
- Не бойся, теперь я с тобой и смогу защитить! – Дракон выпятил грудь колесом и дохнул дымом.
- Ты еще не можешь изрыгать огонь!
Дракон сконфуженно потоптался, словно большая четырехпалая курица, и со вздохом телепатировал:
- Не могу… пока! Но научусь!
Начинало светать, я зевнул.
- Мне нужно поспать, а ты спрячься за городом в горах: если жители тебя увидят, то за тобой начнется большая охота. Понял!
Дракон согласно кивнул и, оттолкнувшись лапами от крыши, взлетел. Я посмотрел ему вслед и покачал головой:
- Надо же, он разговаривает, а я думал – тварь бестолковая! Впрочем, драконы считаются магическими существами порожденными хаосом, по этой причине они могут изрыгать огонь, так почему бы им и не общаться телепатически!
Еще раз зевнув, я бросил диск файярила на крышу и прыгнул в раскрывшийся под ногами черный колодец. Через секунду я оказался в своей комнате. Черный провал схлопнулся, и диск снова очутился у меня на груди, прилипший ко второму диску большего размера. Руна Хаоса багрово светившаяся на нем медленно угасала. Я упал на кровать и мгновенно уснул. Проснулся в полдень. Дарк сидел в кресле и ремонтировал свою кожаную сумку.
- Ну, наконец-то! Я думал, что ты до вечера проспишь! Со своей любовью к звездам ты скоро превратишься в ночную летучую мышь!
Я подскочил в кровати и сел, соображая, приснился мне Зеараг или я, в самом деле, с ним общался. Дарк, перестав шить, удивленно посмотрел на меня.
- Кстати, о летучих мышах. Я сегодня ночью пообщался с одной… очень большой черной «мышью», к тому же говорящей!
Дарк подозрительно сощурился:
- С мышью ты общался в своем кошмарном сне? С тобой все в порядке!
Я рассмеялся:
- Вполне. Представь: сегодня на крышу рядом со мной приземлился Зеараг, он тоже оказался любителем звезд.
Дарк распахнул глаза:
- Ты шутишь? Как он мог нас найти, да еще перемещаясь между измерениями?
- Вот в том-то и проблема! Оказывается, за мной их Хаоса тянется такой черный шлейф, что увидеть его не сможет только слепой. Я не имею в виду людей, он виден лишь для хаоситов. Этот шлейф вроде канала в пространстве, и пока он не рассеется по нему можно перемещаться. У Зеарага выходит такая крепкая связь со мной, что ему даже диски файярила не понадобились, чтобы висеть у меня на хвосте. К тому же не забывай, драконы – древние существа, владеющие сильной магией! Видимо поэтому они могут пересекать границы миров, создавая что-то вроде временных порталов.
- Это плохо, – встревожено произнес Дарк, – тогда ты в опасности!
- У меня есть решение проблемы, нужно лишь время. Не беспокойся.
- И все-таки нам нужно отсюда убраться и как можно быстрее. – Категорично заявил он.
На закате мы собрали вещички и переместились в горы прямо из моей комнаты.
- Зеарага мы нашли быстро: он лежал в закутке между двумя теплыми валунами, греясь под последними лучами Медузы, и сытно срыгивал.
- Зеараг! Надеюсь, ты поохотился на дикого барана, а не на фермерскую овцу? – Спросил я.
- Не беспокойся, я был осторожен! – Прошелестело в голове.
- Так, значит, ты украл у людей и нагло сожрал домашнюю скотину! – Сердито рявкнул я.
Дракон поднял голову:
- Извини, больше не буду! Очень хотелось кушать, я за вами гнался почти без отдыха, оголодал!
- Ладно, – смилостивился я, – но чтобы больше этого не повторялось, ты ставишь под угрозу жизни всех нас!
Дракон опять задремал.
- Дарк, пусть он часок поспит, а я тебе хочу кое о чем рассказать.
Мы нашли безветренное местечко между валуном и скалой, откуда хорошо просматривался склон, и я поведал Дарку свои мысли.
- Дарк, сейчас мы перемещаемся по Черным Путям с помощью файерила только в те места, где ты уже был: ты вызываешь их в своей памяти. Но в мирах Ра ты не был. Выходит, или нам нужно искать проводника, который там уже побывал, или…. Или воспользоваться способом, который я придумал, сидя на крыше.
- Что за способ! – Заинтересованно спросил Дарк.
- Выбирать место для перемещения с помощью Всевидящего Ока Сета! Недаром же его так называют! Черное зеркало: Око Сета – аналог файярила, только в меньшем масштабе. Мы можем использовать его в качестве подзорной трубы. Оно открывает проход небольшого диаметра в иное измерение, полностью в него не просунуться, но руку или голову – можно. Ты же знаешь, что я могу менять габариты и размеры тела! Так вот, я вытянул свою голову, уменьшил ее размер, удлинил шею и высунул голову с той стороны, чтобы оглядеться.
- С ума сошел, – воскликнул Дарк, – а если бы тебе ее кто откусил?
- Обижаешь! Сначала я, перемещая зеркало, осмотрел окружающую местность. Но зеркало небольшое и показывает лишь фрагменты пейзажа, а вот своими глазами увидеть, совсем другое дело. К тому же, можно послать на разведку скорпиона!
- Допустим! А как ты будешь выбирать нужное направление?
- Это я тоже продумал! Недаром я в храме прочитал кучу умных книг! Источник Света в Искриоре и Черный Кристалл Тьмы в Хаосате – это два полюса сил, в которых расположены Истинные царства Света и Хаоса. Остальные миры, которые люди называют параллельными, являются их отражениями, каждый из которых формируют обе силы. Наиболее мощное притяжение между полюсами лежит на прямой линии, которая соединяет центры сил. Сама эта прямая является осью Лабиринта Кроноса, то есть основным Путем, вокруг которого образуются миры Отражений и разветвленная сеть его черных путей. Все теневые миры, формируемые двумя фокусами мироздания, соединены с центральной «черной струной» путями Кроноса низшего порядка.
Любуясь звездами на крышах миров, я поэкспериментировал с Оком Сета. Если, активируя зеркало, я вызывал перед собой образ Медузы, то открывался проход в мир, лежащий на этой прямой в направлении полюса света. И наоборот. Открывая портал в «зазеркалье», я в результате трех-четырех его сдвигов находил место приемлемое для перемещения с помощью файярила.
- А как ты сдвигал точку обзора Ока: мини-портал на том конце черного пути? – Поинтересовался Дарк.
- Я научился сдвигать его мысленным усилием. Также можно мысленно удлинять «путь» или укорачивать его, перемещая портал уже не в одном каком-то мире, а между мирами.
- Ты делаешь успехи, – сказал Дарк, – среди людей стал бы великим магом. Правда, в магов они не верят, представляешь.
Я засмеялся:
- Мы для них боги: темные или светлые, но боги. Люди даже не подозревают, что боги порой живут среди них.
Дарк хмыкнул:
- Мы мастера маскировки и перевоплощений, непревзойденные лицедеи и притворщики!
Медуза уже скрылась за горизонтом, но было еще светло. Горы стали сине-фиолетовыми. Кубики домов, сложенных из розового и белого туфа, казались отсюда сахарными украшениями на шоколадном торте. Последний закатный луч Медузы, принявшей в этом мире форму бледно-голубой спирали, потух, и город скрылся в лиловой дымке. Я разбудил дракона, и мы переместились в новый мир, на черном небе которого висели над горизонтом три голубых Луны.

***
После ужина в таверне мы возвращались в свои комнаты в небольшой городской гостинице, когда я, наконец, задал Дарку вопрос, который давно вертелся на языке:
- Дарк! А как твое настоящее имя? Ты ведь королевского рода, а Дарк звучит как-то не по-королевски.
- Это сокращенное имя от Даркриф Арр Шааг. – Ответил Дарк, поправив перевязь с мечом за спиной. Потом пробурчал:
- Пожалуй, надо купить лошадей! Не царское дело ходить пешком, да еще носить на себе меч, кольчугу, одежду, воду….
- Дарк, Дарк, остановись, хватит брюзжать. Я забыл тебе еще кое-что сказать. С помощью Ока Сета мы в любой момент можем добыть для себя все, что пожелаем, в любом из миров. Стоит только протянуть руку сквозь зеркало и взять, а найти то, что нужно, не проблема.
- Дарк остановился, посмотрел на меня и сказал:
- Ты хотел сказать – стащить! То есть, украсть!
- Позаимствовать! – Поправил я его.
- Король без королевства и наследный принц Хаоса без зазрения совести, ворующие все, что попадется им под руку! Ну и парочка из нас получилась. Ах, да, еще дракона забыл, который нагло таскает у селян скот!
Дарк покрутил головой и расхохотался.
- Не все подряд, – обиженно поправил его я, – а только то, что необходимо в нашем путешествии. Видишь ли, телепортироваться с лошадьми будет проблематично, дракона-то еле протаскиваем через эти «кротовые норы». Да и обрастать хозяйством мне совсем не хочется, налегке лучше путешествовать и скрываться от врагов. Я чувствую их дыхание на своих пятках!
- Пятках? – Хмыкнул Дарк.
- Ты прав! Ну, все, я пошел спать. Не забудь запереть охранными заклинаниями дверь и окно. С этими словами он удалился в свою комнату.

***
А я сел в кресло у камина, расслабился и приступил к плетенью запорной «крышки» для Черной Дыры. Сначала я активировал кольцо Хаора. Красный рубин в паучьем кольце разгорелся и запылал, словно раскаленный уголь. Черные лапки, иголками торчащие из ободка кольца, удлинились и стали истекать дымными струйками темной силы хаоса. Я сосредоточился, потянул струи на себя и начал сплетать их в узор, скрепляя его узлами и склеивая заклинанием, слова которого вплетались в него в виде огненных знаков. Я плел его около часа, усложняя и упрочняя висевший в пространстве передо мной огненно-черный узорчатый диск. Завязав последний узелок и произнеся слова завершения, я поставил на нем свою «печать», наложив сверху свое полное истинное имя принца Хаоса: Максак Ириагэль ил Ферах. Когда вязь синих знаков имени легла на узор из черных нитей силы и огненных знаков заклятья, вокруг него разлилось голубое сияние, обволакивая созданный «щит» защитным полем. Теперь пробить или уничтожить этот магический «щит» не сможет ни одно создание хаоса. Подумав, я впаял в его центр белую звезду, знак моей светлой силы. Затем снял файярил с шеи и отлепил диск с руной Огня от диска с руной Хаоса, уменьшил созданный «щит» до его размера и внедрил в него. Когда энергетический «щит» оказался внутри, я соединил оба диска. В момент соприкосновения руны на обоих дисках ярко вспыхнули.
Я удовлетворенно вздохнул:
- Дело сделано! Теперь при каждом отбытии через портал, открываемый файярилом, он будет запираться в точке входа магическим «щитом», который я создал. Любой, идущий по моему следу, дойдя до «щита», не сможет пройти через него и проследить мой путь дальше. Теперь мы в безопасности. Я запечатал окно и дверь заклинаниями и довольный лег спать.

***
Следующий мир, в котором мы остановились, назывался Сакатэя, по имени почитаемой в нем богини. Весь следующий день мы с Дарком осматривали город Илион, расположенный на большом острове у подножья высокого вулкана. С другой стороны Илиона до самого горизонта расстилался свинцово-серый океан. Город жил за счет рыболовства и овощей, выращиваемых на теплых склонах вулкана. Почва, удобренная пеплом, который во время давнего извержения покрыл остров, приносила хорошие урожаи.
Зеараг блаженствовал, часами лежа в теплой воде озера, образовавшегося в кальдере вулкана. В озере водилось много рыбы, на которую дракон охотился прямо на мелководье. Наевшись, он выползал на темно-красный раскаленный песок пляжа и зарывался в него, чуть ли не по самую шею. У меня затеплилась надежда, что он захочет остаться в этом драконьем раю и не потащится за нами следом. Возможно, Зеараг так бы и сделал, но событие, произошедшее на двадцать второй день нашего пребывания в Илионе, изменило его, еще не оформившееся окончательно, решение.
Во время нашего трехнедельного пребывания в Илионе – здесь было так спокойно, тихо и красиво, что мы расслабились и решили задержаться в городе подольше. Каждое утро я плавал в океане. Мне нравилось, нырнув, рассматривать обитателей морского дна: рыб, всех цветов и размеров, от которых рябило в глазах; белые и розовые кораллы, населенные странными созданиями, похожими на крабов с огромными клешнями, шустро ползающих по дну. Иногда подо мной медленно проплывали белые скаты со змеиными шипастыми хвостами.
Потом мы сидели с Дарком на открытой веранде кафе, пили сок, смотрели на океан и слушали монотонный плеск волн. На третий день я спросил Дарка, где он пропадает по утрам. Дарк помолчал, но потом ответил, сказав, что разминает лапы.
- Ты охотишься на горных коз? – Удивился я.
- А потом, как ни в чем не бывало, наворачиваешь по три мясных блюда на обед?
Дарк, смущенно откашлялся и сердито пояснил:
- Я же сказал, что разминаю лапы: я охочусь, но не убиваю коз и не ем сырое мясо. Я цивилизованный оборотень королевских кровей и ем его в жареном виде. И аппетит после пробежки у меня хороший!
И он вызывающе посмотрел на меня светло-карими глазами, к которым я никак не мог привыкнуть. В сумеречных мирах Дарк носил линзы: ярко-желтые глаза, да еще светящиеся по ночам, могли его выдать.
Потом мы гуляли по городу, в котором было много древних полуразрушенных храмов, колоннад, фонтанов, статуй воинов с мечами и крылатых богинь. Вечером я проведывал Зеарага, а Дарк сидел на набережной, наблюдая за гуляющей публикой или, сидя у камина в домике, который мы сняли на месяц, читал местные газеты. Он говорил, что изучает жизнь людей.
Так прошло три недели. В этот день, как всегда я перенесся на берег вулканического озера, но дракона не обнаружил: видимо ему надоела рыба, и он решил поохотиться на диких коз, подумал я.
Прислонившись спиной к торчащему из песка теплому камню, я смотрел на птиц, ловящих рыбу. Я уже начал дремать, как чувство опасности, ледяной волной омывшее мозг, заставило меня вскочить. И вовремя! Я быстро осмотрелся, активируя кольцо Хаора. В нос ударил смрадный запах, и из-за камней метрах в ста дальше по берегу выскочило пять гаргулов – волков хаоса. Их длинные зубастые рыла были опущены к земле, вынюхивая мой след, поэтому они не сразу заметили меня, стоящего в тени большого валуна. Вожак поднял голову. Его, светящиеся в наступающих сумерках, красные глаза встретились с моими. Он издал низкий рык и остановился. Стая, подняв торчком длинные уши, изучала меня, прикидывая, опасен ли я. Видимо решив, что нет, они вздыбили рыжие иглы, покрывающие их тела вместо шерсти и затоптались на месте, ожидая, когда вожак даст команду нападать, но тот медлил. Длинные острые и очень твердые иглы с зазубринами на кончиках исключали возможность нападения на них любого противника. Впиваясь в тело, они кромсали его, будто сотни лезвий.
За несколько секунд задержки я, вытянув из паучьего кольца черные нити хаоса, сплел большую сеть, упрочив ее заклинанием. Когда стая бросилась ко мне, я начал трансформацию, превращаясь в чудовище, покрытое красной непробиваемой чешуей, с когтями-лезвиями, длинным шипастым хвостом и с острыми прямыми рогами на клыкастой голове. Разогнавшись, стая не сразу смогла затормозить и, пробежав по инерции, оказалась в пределах досягаемости. Я метнул сеть, поймав в нее троих гаргулов: они оказались обездвижены. Взревев, я бросился к оставшимся волкам, и ударом лапы содрал с одного из них шкуру – чулком. Вожак, узнав меня, пятился, хрипя и припадая к земле, понимая, что он обречен. Первым ударом хвоста я подбросил его в воздух, вторым – разрубил надвое. Я был зол:
- Как! Твари хаоса посмели напасть на своего принца!
Красная пелена застилала глаза. Я остановился, приходя в себя – чувство опасности исчезло, все враги были повержены. Я трансформировался обратно в человеческую форму, подумав:
- Хорошо, что я не оборотень, и могу быстро видоизменяться. Дарку пришлось бы рассчитывать в такой ситуации только на меч.
Глубоко вздохнув, я успокоил дыхание и отправился к трем живым пленникам, чтобы выяснить, кто их послал. Но было поздно: гаргулы вспыхнули зеленым пламенем и рассыпались искрами, не оставив даже пепла. Через несколько секунд сгорели и мертвые волки. Обследовав пространство, внутри сети, я увидел исчезающие следы заклинания «адского пламени».
- Тот, кто послал гаргулов по моему следу, умен, – подумал я, – позаботился уничтожить все следы в случае неудачи. Но в то же время, это и радует: значит, он не очень-то рассчитывал на легкую победу.
Я распустил узлы заклинания, и сеть рассеялась в пространстве. Пока я раздумывал, что делать дальше, чуть ли мне не на голову свалился с неба черный дракон в растрепанных чувствах. Обнюхав меня, он телепатировал:
- Максак! Что случилось? Я почувствовал, что тебе грозит опасность и сразу же прилетел? Чем здесь воняет? Кто тебе угрожал! Куда они делись!
- Тихо! Успокойся! Все уже позади! Если ты заткнешься, и не будешь плавить мне мозги, я расскажу.
Зеараг замолчал и сел на задницу, словно большая собака с крыльями. Мне стало смешно. Я подробно, сдерживая смех, поведал ему о том, что произошло.
- Завтра утром мы с Дарком покинем этот мир. Теперь у нас есть защита, и никто больше не сядет нам на хвост.
Я рассказал ему о проделанной ночью работе и спросил:
- Ты остаешься здесь?
- Нет, – послал мне мысль Зеараг, – я с вами!
- Может быть, все-таки останешься, тебе здесь будет хорошо! – Уныло спросил я.
Дракон покачал головой:
- Я с вами!
Я вздохнул:
- Ну, тогда до встречи утром!
Бросив файярил, я нырнул в разверзшийся черный колодец и через мгновение очутился в комнате гостиницы рядом с камином.

**** **** **** **** ****
Глава 9
**** **** **** **** ****
Мы совершили еще несколько прыжков по мирам, задерживаясь в каждом из них на неделю другую. Люди в основном отличались только цветом кожи, волос и ростом. Жители одного мира были высокими и темноволосыми с серой кожей; в другом мире: коренастыми и рыжеволосыми с красновато-коричневой кожей. В одном из миров строили круглые каменные здания, в другом – в виде кубов, сложенных из синего кирпича, в третьем это были деревянные дома с островерхими крышами, стены которых украшала резьба. Мне было интересно постигать разнообразие мироздания, но после, кажется пятнадцатого города, интерес начал быстро угасать. Я сказал об этом Дарку, и он решил:
- Теперь мы переместимся в последний из Сумеречных миров, за которым располагается пустыня Маат и Болота Хайбита. А дальше видно будет!
- А что делать с Зеарагом? Нельзя брать дракона с собой с Радужные миры: он создание Хаоса, ему там нечего делать, да, боюсь, и излучение Медузы будет для него не безопасно.
- Зеарага мы уговорим остаться в пустыне Маат, это родина драконов. Драконихи именно там стараются отложить яйца: во-первых, в пустыне безопасно, никто в здравом уме туда не сунется. Во-вторых, там сильна магия, в которой они чувствуют себя комфортно. Самцов, после кладки яиц драконихи изгоняют, но молодых, вроде Зеарага не трогают. У молодых драконов пустыня вроде клуба знакомств и обучения жизненным навыкам. Драконы учатся драться за дам и за свой ареал охоты. А драконихи – своим женским штучкам. В последнем Сумеречном мире мы с ним поговорим на эту тему. Скажи, что будешь общаться с ним через Всевидящее Око.
- Хорошо.
На том мы и порешили. После создания мною магического «щита», закрывающего за нами проход при перемещении, нападений больше не было. Последний сумеречный мир Амон оказался призрачно светел: на перламутрово-фиолетовых небесах истекали газом рукава Медузы, принявшей вид сверкающей белой спирали. Городские здания из розового и светло-серого гранита утопали в голубых, фиолетовых и лиловых деревьях. Город Ториэн делила на две части река, через которую было переброшено пять ажурных мостов. В городе было много памятников древнему воителю Тору, который когда-то сражался во главе войска с иноземными захватчиками и одержал победу. В Ториэне мы пробыли несколько дней, хотя я горел желанием скорее перенестись в Радужные миры и не хотел здесь надолго оставаться. Задержаться пришлось из-за меча. Дарк сказал, что недалеко от города в Песчаных холмах живут гномы, которые изготавливают отличные мечи упрочненные магией, и предложил мне приобрести у них меч, достойный принца. Я согласился. На третий день после прибытия в город мы переместились к холмам.
***
В принципе, в Радужных мирах меч мне был нужен только для «занятий спортом», как проинформировал меня всезнающий Дарк, так как в них использовалось совсем иное оружие, убивающее на расстоянии. Я тоже мог убивать на расстоянии, используя силу хаоса или света, но в срединных мирах оружие «работало» на других принципах. Дарк называл их механическими силами. С трудом, но мне удалось уразуметь, что они собой представляли: оружие тоже было механизмом, поражающим пулями на расстоянии. После разговора об оружии я задумался – удастся ли мне вписаться в жизнь общества, совершенно для меня не знакомую и чуждую. К тому же я не мог применять там свои способности и силу, я должен стать «как все» и не выделяться.
С помощью зеркала Сета я нашел в ближайшем к нам Радужном мире место, где мы с Дарком спрятали свое оружие и амуницию. Во-первых, таская их с собой, мы привлекали излишне внимание окружающих. Во-вторых, зачем изображать из себя верблюдов, если я в любой момент при помощи дисков файярила мог доставить нас к тайнику, взять все, что требуется, и переместиться назад. В-третьих, в этом укромном местечке в горах никто не мешал нам с Дарком тренироваться, оттачивая мое умение биться на мечах.
Потратив неделю на поиск места, где можно устроить тайник, я обнаружил в горах полуразрушенную гробницу из красного гранита. Обследовав окрестности, мы с наставником пришли к выводу, что здесь уже много лет не ступала нога человека: демонов, кроме редких торговцев, в Радужных мирах не было. Очистив пол от обломков рухнувшей части стены, я обнаружил люк в подвал. Там в одной из ниш мы и спрятали свои вещи, хорошо ее замаскировав. Поверх я наложил заклятье, скрепив его собственной печатью.
После создания магического «щита», запирающего порталы-червоточины, я таким же образом создал еще две собственные печати: Запирающую и Отпирающую, которые внедрил в диск файярила с руной Огня, чтобы они всегда были под рукой. Никто из демонов Хаосата и жителей подвластных нам – Владыкам Хаоса, Сумеречных миров не мог взломать мою печать, печать с клеймом принца Хаоса.

***
На следующий день мы отправились в подземный город гномов Аргард в надежде купить там меч. Высмотрев через зеркало Сета подходящее место, мы переместились. Мы стояли на вершине холма, поросшего невысоким буро-зеленым кустарником с мелкими звездчатыми листьями. Перед холмом расстилалась пустыня из бледно-зеленого с голубизной кварцевого песка. Гряда холмов крутой дугой протянулась по краю пустыни, ограниченная с обеих сторон острыми пиками гор, вонзающихся на горизонте в светло-фиолетовое небо. С противоположной стороны к Песчаным холмам подступала широкая река, за которой начинался лес. На вершинах соседних холмов возвышались разноцветные хрустальные купола, служащие для освещения подземных дворцов гномов, украшениям которых позавидовал бы любой правитель из сопредельных миров.
Нас заметили. Гномы, снующие у подножия холма, остановились и стали глазеть на гостей, столь неожиданно возникших из пустоты. Так как гномы были знакомы с файярилами – Прожигателями Пути, они не слишком удивились. Мы спустились по каменной лестнице, идущей от небольшой смотровой площадки, расположенной около выхода из купола, к подножию холма. Навстречу нам не спеша выдвинулся коренастый и широкоплечий гном, чья макушка едва достигала моего плеча.
- Чем могу служить? – Вполне миролюбиво приветствовал он нас.
- Мы ищем подходящий меч для этого молодого человека, моего ученика! – Ответил Дарк, снимая темные очки.
Я очки снимать не стал, а только глубже натянул на лоб козырек летнего кепи. Гном в сапогах до колен и кожаном коричневом камзоле, видимо, был старейшиной. Он оглядел меня с головы до ног и с сомнением произнес:
- Не похож он на мечника: слишком худой, слишком высокий…, ему нужен легкий клинок!
- Не суди по внешнему виду! – Насмешливо парировал наставник.
- Нам нужен лучший меч. Платим огненными рубинами – так что посредственность не предлагай!
Гном еще раз прошелся по нам взглядом, теперь более внимательным.
- По вашему виду не скажешь, что вы богачи. Покажите камни, тогда и разговаривать будем.
Дарк развязал свой поясной мешочек и достал два крупных рубина, заигравших на свету кроваво-алыми отблесками. Глаза гнома разгорелись не хуже этих рубинов. Теперь он от нас не отцепится, пока что-нибудь не впарит, подумал я с усмешкой. Гном махнул рукой, приглашая нас следовать за ним.
- Меня зовут Огг, – соизволил, наконец, он представиться, – я главный оружейный мастер. Как вас зовут путники, я не спрашиваю. Едва ли вы назовете мне свои настоящие имена.
Как оказалось позже, Огг, «по совместительству», был еще и королем гномов. Внутри подземелья было чисто, просторно и довольно светло. На каменных стенах были высечены в виде барельефов картины из жизни гномов; массивные каменные квадратные колонны, идущие по периметру зала, на всю высоту украшала резьба из переплетения лиан, цветов, ящериц и птиц. Пол выстилали светлые полированные плиты, на которые падали из-под купола разноцветные пятна света. Сам купол, опирался на каменный обод, подпираемый круглыми тонкими свечами колонн из розового мрамора.
Гном провел нас по широкому коридору, освещаемому жуками-светляками, копошащимися в больших стеклянных шарах: от них исходил мерцающий холодно-голубой свет.
Открыв кованую медную дверь, Огг сообщил:
- Это кладовая, где хранится товар на продажу.
Мечей было штук двадцать, но все их Дарк отверг, да и меня ни один не привлек. У Огга на лице отразилось разочарование, он задумался: упускать огненные камни ему явно не хотелось.
- А, ладно! – Махнул он рукой.
- Все равно она ни одному гному не подходит. – Сказал он, направляясь к каменной полке, на которой стоял небольшой сундучок. Открыв его ключом, висящим на шее, на золотой цепи, он извлек оттуда одеяние, покрытое крупной черной чешуей, дающей синие блики, и протянул мне.
- Возьми в руки! Чувствуешь, какая она легкая! Совсем невесомая!
- Что это? – Спросил я.
- Чешуйчатая «кольчуга» короля элфинов, погибшего в последней битве Света и Тьмы тысячу семьсот лет тому назад. Она сделана из шкуры Небесного дракона, которые давно вымерли и упрочнена элфинской магией. Ни один меч не сможет ее разрубить, да и сносу ей не будет. Возьмите вместо меча – от сердца отрываю!
- И что, она пролежала в твоем сундуке столько лет? – Удивился я, разглядывая необычный доспех, переливающийся у меня в руках всеми оттенками темно-синего цвета.
- Красивый был дракон! Недаром его называли Небесным, шкура точно сапфировая! – Подумал я, взвешивая на руках легкую чешуйчатую «кольчугу».
- Это добыча моего прадеда – короля, с поля боя. – Добавил гном, внимательно наблюдая за моей реакцией на доспех.
- Ценная вещь и редкая. – Вздохнул Огг.
- Я слышал, что существуют еще только две подобные ей: одна у короля элфинов, что правит сейчас, вторая – у старшего принца, но они перламутрового цвета. А кольчуга из шкуры черного небесного дракона, которые давно вымерли, единственная в своем роде. Никто не давал за нее стоящую цену, вот и хранил. А вам продам, если подойдет, за три камня. Примерь! Тебе должна быть впору – элфины похожи на тебя: такие же тощие и высокие.
Дарк хмыкнул. Мне кольчуга сразу понравилась так, что я отвалил бы за нее и все пять камней, если бы Огг попросил. Я старался сдерживать свое восхищение, но гнома не проведешь. Я уже видел, как он мысленно потирает свои лапки, точнее, лапищи.
Положив кольчугу на полку, я снял очки, кепи и плащ. Услышав сдавленный возглас гнома, я резко обернулся. Огг, раскрыв рот, уставился на Арра. Любопытный скорпион, которому надоело сидеть в темноте под плащом и притворяться браслетом, вытянув голову, рассматривал кольчугу, посверкивая красными глазками.
Гном поднял голову, и мы встретились взглядами. Его глаза чуть не вылезли из орбит. С воплем:
- Милорд! Помилуйте, стар стал, не узнал вас, милорд! – Гном бухнулся на колени.
Я досадливо поморщился:
- Огг, встань! Я здесь как частное лицо! И у меня к тебе просьба: не говори никому, что я был у тебя. Договорились! Я путешествую инкогнито. Вставай!
Ошеломленный гном, кряхтя, поднялся.
- Повелитель! Так кто ж не слышал о вашем золотом говорящем скорпионе! Вас из-за него любой житель узнает, не то, что демон. Да и глаза у вас редкостного цвета: прозрачные, как вода, а сверкают, словно горный хрусталь! Если хотите, можете скорпиона мне на хранение оставить, до своего возвращения.
Арр аж взвился, чуть не свалившись с моего предплечья:
- Нет! Максак, не оставляй меня в этом каменном мешке! Я все равно сбегу! – Проскрипел он.
- Успокойся, Арр! Я тебя не оставлю, ты мне нужен: кто же нам еду будет добывать через Око Сета. Что-нибудь придумаем! Слезай!
Скорпион перетек на полку и устроился на моем плаще, а гном взял кольчугу за плечики и подал мне:
- Одевайте, принц!
Когда я надел кольчугу, севшую на меня, будто, вторая кожа, Огг достал из сундучка наборный золотой пояс с пряжкой из желтого янтаря и застегнул его у меня на талии. Дарк ахнул:
- Максак! Это твое! Ты выглядишь в ней как истинный принц-воин!
Гном открыл дверцу, стоящего рядом шкафа, на которой с внутренней стороны висело большое зеркало. Я подошел и посмотрел на свое отражение. В этой кольчуге я снова стал принцем. И пояс был необходимой, завершающей, деталью, не хватало только меча под стать. Кольчуга ждала меня больше тысячи лет и дождалась, мне не хотелось ее снимать.
Я кивнул Дарку:
- Расплатись! И добавь еще один камень – от меня! Дарк зыркнул на меня по рысьи, но, молча, достал четыре камня и протянул их Оггу.
Огг замахал руками:
- Милорд! Не надо платы! Почту за честь подарить ее вам! Носите на здоровье!
Гном все еще выглядел потрясенным: не часто к тебе в дом является кронпринц Хаосата – будущий повелитель темной половины всего Мироздания! Пусть пока он еще наследный принц – второе лицо после отца, это почти ничего не значит. Его власть над всеми Сумеречными мирами и Девятью Кругами Тьмы – безгранична!
Я задумался: раз моя тайна открыта, надо использовать гнома в своих интересах!
- Огг! Бери камни! Я не возьму кольчугу без платы. И к тому же хочу попросить тебя об услуге: стань моими глазами и ушами! Недавно мы повстречали гаргулов – волков-убийц! С ними я расправился, но могут появиться другие. Я хочу узнать: кто их послал? И по чьему следу они идут? Едва ли по нашему следу, так как они знают, что со мной им не справиться. Ты не против того, если я буду связываться с тобой через зеркало Сета и узнавать, что происходит в Ториэне и его окрестностях?
- Повелитель, я счастлив услужить вам! Положитесь на меня. Я сохраню вашу тайну – никто не узнает о вашем присутствии здесь и о кольчуге тоже. Я стану сообщать вам обо всем, о чем смогу узнать!
Тут он стал бить себя в лоб и стенать:
- Какой я глупец! Как я мог забыть!
Я с удивлением посмотрел на него.
- Милорд! У меня нет меча, но я знаю, где вы можете его достать. Никто не смог его взять, а вы сможете. Я в этом не сомневаюсь.
Я прервал его эмоциональную речь:
- Это интересно! И где же?
- Надо идти в Пустыню Маат. Далеко! Дня три по пустыне полной всяческих гадов!
Я снял кольчугу и отдал ее Дарку, для упаковки. Арр занял свое место на моем предплечье.
- Ты знаешь то место, можешь его представить мысленно? – Спросил я гнома.
- Да! – Удивился он.
- Тогда проблемы нет – мы пойдем Темным Путем Кроноса! У меня есть файярил! – Я показал ему сдвоенный черный диск, висящий на шее.
- Ты когда-нибудь ходил путями Черного Лабиринта?
Огг покачал головой:
- Нет, милорд, никогда!
- Не бойся! Мы с моим наставником не раз путешествовали таким образом! Давайте, прямо сейчас и двинемся в путь!
Я мысленно потянулся к Зеарагу и приказал ему ждать нашего возвращения здесь. Зеараг обедал, поэтому благосклонно воспринял эту новость. На сытое брюхо хорошо вздремнуть, а не тащиться куда-то в пустыню, где рыщут Химеры, гаргулы и гарпии.
Я приказал Оггу сосредоточиться на том месте, куда мы отправимся.
- Когда будешь готов, хлопни меня по руке. Я открою проход и прыгну первым. Потом прыгай ты, только быстро, не задерживайся. А Дарк будет замыкающим.
Так мы и сделали. И через несколько секунд оказались посреди зеленовато-голубой пустыни около островка серых скал. В одной из них я заметил черный лаз, уходящий под землю. Лаз был большой.
- Вот он! – Услышал я голос Огга.
Обернувшись, я увидел недалеко от нас сверкающий в лучах Медузы голубыми сполохами кристалл: он походил на призрачный двухметровый палец, указующий в небо. Кристалл стоял на круглом гранитном постаменте, высотой с полметра.
Когда мы подошли к полупрозрачному кристаллу, я увидел замурованный в нем меч. Меч я рассмотреть не смог, так как он был в черных ножнах, оплетенных узором из золотой проволоки. Из ножен торчала длинная витая, чтобы не скользила ладонь, серебряная рукоять с простой перекладиной и навершием в виде ограненного темно-синего сапфира.
- Серебряный! – Сказал Огг и с опаской посмотрел на меня.
Я понял его опасения: серебро обжигает демонов и, даже, убивает. Но мы с Дарком уже выяснили, что ни железо, ни серебро мне не опасны, об этом я и сказал гному.
- Тогда он ваш! – С облегчением воскликнул Огг.
Я сосредоточился и расфокусировал зрение. Мир изменился. Теперь я видел его энергетическую матрицу, сплетенную из темной энергии хаоса и сияющих нитей света. Меч находился в коконе из черных нитей, значит, заклинания накладывал темный маг. И видимо очень давно. Возможно, меч был спрятан после Битвы Света и Тьмы, и ему столько же лет, сколько и кольчуге. Я насчитал семь заклинания наложенных одно на другое и сплетенных вместе в единую конструкцию. Тут главное, не ошибиться. Я создал заклинание Пути в виде маленького черного паучка и пустил его вдоль силовой линии, связывающей все заклинания. Прослеживая путь «паучка», я определил последовательность наложения заклятий. Распечатывать их нужно в обратном порядке: от последнего к первому.
Активировав Отпирающую печать в диске файярила с руной огня, с моим личным клеймом, я приступил к работе, открывая последовательно все семь «замков» сложного охранного заклинания. Когда последний узел, вспыхнув черным пламенем, рассеялся в пространстве, кристалл рассыпался на мелкие осколки, которые превратились в капли воды и впитались в песок, похожий на раскрошенный лед. Меч упал к моим ногам. Я поднял его и выхватил из ножен. Клинок полыхнул черной молнией в моей руке. На аспидном лезвии светились синим огнем руны хаоса, огня и победы. Острие лезвия сверкало полированным серебром, обрамляя угольный клинок полосой белого пламени. Я поднял меч над головой:
- Нарекаю тебя Руфаргом – «Черной молнией». Отныне это твое имя!
Меч, словно услышав меня, ответил синими вспышками рунических знаков.
Дарк, осмотрев меч, сказал:
- Древний клинок, элфинский! Кован из серебра и небесного железа с добавлением дробленных черных алмазов, а острие лезвия – с добавлением пыли прозрачных алмазов. Упрочнен магией хаоса: видишь вокруг него темная дымка.
Я сказал:
- Посмотри внимательней: он тянет силу из моего кольца Хаора. Что ж, они с кольцом нашли общий язык, значит, он будет всегда облечен в силу тьмы, которая страшна для созданий света. Не принадлежал ли он тому же элфинскому королю, что и кольчуга, ведь тот сражался на стороне Хаосата? «Лапки» кольца истекали тонкими струйками темной силы, окутывая клинок в дымчатый кокон.
- Позже я наложу на него свое заклятье, а сейчас пора возвращаться, а то Огга, наверное, ищут. Огг, мне с тобой не расплатиться! Я вынул из своего кошелька на поясе еще четыре огненных рубина и протянул гному:
- Возьми, ты заслужил. Спасибо, Огг!
- Милорд, я ваш преданный слуга! – Сказал гном, принимая от меня камни. Он выглядел довольным: получить за один день сокровище из восьми крупных огневиков, когда и один-то камень, считался целым состоянием! Этих камней хватит всей его многочисленной семье, чтобы прожить безбедно, по меньшей мере, год.
Я настроился на зал в подземном дворце Огга и метнул под ноги диск. Мы прыгнули в разверзшийся черный колодец и через несколько секунд уже стояли на плитах зала под куполом, сделанным в виде разноцветного витража. Забрав кольчугу, мы распрощались с гномом и переместились к Зеарагу, который безмятежно спал, посвистывая носом, среди нагретых камней на вершине холма.

**** **** **** **** ****
Часть 2. Быть человеком
**** **** **** **** ****
Глава 1
**** **** **** **** ****
На следующее утро мы втроем отправились в пустыню Маат, чтобы найти пристанище для Зеарага. Дракон заметно подрос. Хорошо, что Черная Дыра Файярила не обладала материальными свойствами и при попадании в нее перемещаемого объекта его размеры значения не имели, а то нам было бы не протащить его с собой Путями Кроноса. Мы телепортировались к островку серых скал, около которых нашли вчера черный меч. Зеараг кружил в небе, осматривая окрестности, а мы с Дарком размышляли, что делать дальше: нужно было пополнить запас огненных камней, который в нашем путешествии сильно усох. Я хотел спуститься через лаз в скалах в Подземелья Химер, чтобы заняться поисками огневиков и звездчатых сапфиров. Дарк мог пойти со мной, но дракона пришлось бы оставить одного, а укрыться в пустыне от врагов было негде. Если гаргулы – волки-хаоса и химеры не имели крыльев, то гарпии могли летать. Дракону, коль они почуют его и объявятся, одному несдобровать.
Но судьба сама преподнесла нам разрешение проблемы. Я услышал телепатический крик Зеарага: «Химеры!

Они приближаются к вам». Мы спрятались за валунами недалеко от лаза под землю. Вскоре появились три химеры, совершающие странные акробатические прыжки. Мы с любопытством наблюдали за их необычными действиями. Когда они приблизились, мне стало понятно, что химеры охотились на песчаных червей, несколько штук которых, не имея времени зарыться в песок, метались между ними. Толстые фиолетовые черви метра полтора длиной то шустро катились колесом, то резко отталкиваясь хвостом с утолщением на конце, прыгали вперед сразу на несколько метров. Химерам, наконец, удалось поймать парочку червяков, и они устроили непродолжительный пир. Только после этого они обратили внимание на парившего над ними дракона, но так как приземляться он не собирался, быстро потеряли к нему интерес и направились к лазу. Подойдя к скалам, они почуяли нас с Дарком и решили продолжить охоту, видимо мы показались им вкуснее червей.

Мы могли бы переместиться отсюда при помощи файярила, но мне пришла в голову одна мысль, и я хотел попробовать ее реализовать. Я обозначил ее Дарку. Он перекинулся ягуаром и затаился, а я вышел из укрытия и спустился вниз к приближающимся химерам. Химер воочию я видел впервые, и они произвели на меня должное впечатление. Три огромные саблезубые твари, покрытые коротким темно-рыжим мехом, ростом с меня, с зеленой чешуйчатой мордой и светящимися желтыми глазами расходились в стороны, чтобы взять меня в полукруг. Их длинные хвосты, также покрытые темно-зеленой чешуей с ядовитым шипом на конце, нервно били по песку.
Стоя у скал, я смотрел, как они приближаются, припадая на передние когтистые лапы. Я трансформировался: увеличил свой рост, покрыл тело темно-красной чешуей, отрастил когти…. Движение химер замедлилось. Метрах в десяти от меня они остановились, и стали нервно принюхиваться. Я выпустил из ладони лезвие света и провел черту посредине между нами. Песок оплавился и начал пузыриться. Химеры припали к земле, прижали большие острые уши и ощерились. Затем средняя, самая крупная, вдруг взвизгнула и, припадая к песку, поползла ко мне. У линии она остановилась. Я ждал. Вслед за ней к линии подползли остальные две: они меня узнали. Ну, что ж! Теперь попробую донести до них свой приказ: если дракон может общаться со своим повелителем телепатически, то почему бы химерам – магическим тварям хаоса, не уразуметь, чего я от них хочу.

Вытащив из кожаного мешочка на поясе огненный рубин, я показал его химерам и приказал:
- Принесите мне таких камней, сколько сможете набрать в пасти! Немедленно! Идите, я буду ждать здесь. И не вздумайте скрыться, я вас найду! – Рыкнул я для острастки.
Химеры метнулись к лазу. Зеараг сообщил, что будет охотиться на песчаных червей, он, видите ли, их еще не пробовал. Дарк-леопард поднялся на скалу и растянулся там, пригревшись в лучах Медузы, чей жар в пустыне ощущался сильнее, чем в Сумеречных мирах. Ну, а я тоже решил не тратить время зря: материализовав крылья, я поднялся в небо. Научившись летать, я испытывал наслаждение от полета. Когда мы с Дарком отправлялись к Красной гробнице, где прятали свое оружие и амуницию, как бы я не уставал после фехтования на мечах, я всегда выкраивал время, чтобы полетать.
Я нарезал круги вокруг серого островка скал, на вершине которого черным пятном растекся леопард, зорко осматривая холодно-голубую с зеленоватым отливом пустыню, но ни гарпий, ни гаргулов видно не было, и я расслабился. Прошел час. Я приземлился и сел недалеко от лаза, ожидая химер. Я не сомневался в том, что они вернутся. Порой меня самого удивляла та власть, которую я имел над живыми существами подвластной мне половины мира. Я еще не привык к роли Владыки. Прошел еще один час. Сверху спустился наставник в своем обычном облике и присел рядом, разглядывая мою чешую.

- Ну, ты прямо дракон! – Фыркнул он.
На всякий случай я не сменил демоническую форму, в пустыне Маат надо быть готовым ко всему. Дракон вдалеке прыгал по песку, загребая лапами искрящийся песок: закусив фиолетовым червяком, он охотился на пустынных крыс.
Еще через полчаса из лаза появились Химеры. Склонив головы, они приблизились и, раскрыв пасти, высыпали к моим ногам целое сокровище. Огненные рубины разных размеров лежали вперемешку с голубыми и синими сапфирами, в глубинах которых мерцали искры белого огня. Это были тоже редкие камни, их называли звездчатыми сапфирами. Такого богатства нам с Дарком хватит на год безбедной жизни в людских мирах.
- Благодарю вас! – Сказал я химерам.
- Я буду помнить об услуге, которую вы мне оказали. Вы свободны.
- Меня зовут Сэрга. Мы рады служить тебе, Повелитель! – Услышал я мысленный посыл крупной химеры со светлым пятном в виде ромба на груди.
Химеры, пятясь задом, исчезли в лазе. Дарк собирал камни в мешочек и удивленно бубнил:
- И как это тебе удается, ума не приложу!
- Сам не понимаю! – Вздохнул я.
- Я еще не знаю до конца предела своих возможностей, но постигаю их на практике.
Рядом, сыто отрыгивая, плюхнулся дракон. Я бросил на песок файярил, растекшийся в круг абсолютной тьмы, в который наша троица и «нырнула». Через неуловимое мгновение мы оказались стоящими на песчаном берегу голубого озера, находившегося высоко в горах. Далеко внизу под нами расстилалась голубая пустыня Маат, за которой начинались болота Хайбита: область искривления пространства и времени. Болота – место, где происходит постоянная структуризация хаоса и его распад. Болота – зона турбулентности, где нет ничего постоянного, где энергия упорядочивания борется с энергией разрушения, где энтропия одновременно стремится к максимуму и минимуму, где не действуют никакие законы.
Вечерело. На темнеющем небе появились первые звезды.
- Пора позаботиться об ужине. – Сказал Дарк.
Сытый дракон устроился на теплом валуне и задремал. Я с помощью Зеркала Сета нашел подходящий ужин и, открыв проход, послал за ним скорпиона. Тот, зажав в клешнях наполненные снедью тарелки, передавал их мне через зеркало-портал с той стороны. Скоро совсем стемнело, и Дарк развел костер. Поужинав, мы сытые и усталые, устроились у костра, погрузившись в свои мысли. Завтра пристроим дракона к сородичам и махнем в Радужные миры.

***
Утром, переместившись поближе к небольшому ущелью, где кучковались молодые драконы, мы спрятались за камнями, чтобы понаблюдать за Зеарагом. Драконы приняли его благосклонно, и он телепатически передал, что у него все хорошо, и мы можем продолжить путь, а он будет ждать нашего возвращения здесь, среди своих сородичей.
- Но, если мне станет скучно, я прилечу к вам! – «Обрадовал» он нас на прощанье.
Мы с Дарком с помощью файярила отправились в заранее выбранное место. Первую остановку в незнакомых мирах мы обычно планировали где-нибудь в безлюдных горах. Вот и сейчас мы стояли на склоне потухшего вулкана около полуразрушенного замка. У его подножья за полосой леса начиналось поле. А на горизонте в лучах заходящей Медузы сверкали хрустальные шпили большого города. Обследовав замок, мы решили позже перенести сюда свое оружие и вещи. Здесь же на всякий случай спрячем и часть драгоценных камней. За сохранившейся стеной обнаружилась выложенная каменными плитами площадка пригодная для тренировок с мечами.
В новом мире по светло-голубому небу плыли гонимые ветром перламутровые облака, а Медуза из голубой спирали превратилась в бледно желтый диск в белом ореоле. На окраине города нам удалось снять небольшой каменный особняк с садом. Первые месяцы я постигал людские науки, штудируя книги, которые брал в библиотеке местного университета. Мне было интересно узнать, как люди представляют строение мира, в котором они обитают, но на который не могут влиять. Мир казался им стабильным, вечным и неизменным. Я хмыкал, читая их научные труды, но, к своему удивлению, нашел в них много знаний, которые мне были неизвестны. Обладая феноменальной памятью, за пять месяцев я изучил физику, математику, химию и астрономию. Все эти знания касались того клочка пространства, в котором обитала данная цивилизация. Параллельные миры казались им чистой фантастикой. О Лабиринте Кроноса – кровеносной системе мироздания, они вообще не имели никакого представления. Население миров Хаоса знало владык Хаосата в лицо, в то время как в Радужных мирах их Владыки, обитающие на полюсе Света – в Искриоре, считались мифическими богами, поэтому сведения о них были весьма скудными и мифологизированными.

Прежде, чем отправляться в солнечное царство моего отца, я хотел добыть сведения о его семье: женат ли он, есть ли у него дети. Я был бы рад, если у меня вдруг окажется еще один брат. Это дело я поручил Дарку, у него были связи с торговцами Сумеречных миров, которые проникали даже в миры Ра. Я же использовал зеркало Сета, подсматривая и подслушивая, а также скорпиона. Любопытный скорпион оказался пронырой и отличным шпионом. Правда мне пришлось изрядно попотеть, создавая заклинание «Невидимости», скрывающее его как от людей, так и от демонов.
Осмотревшись и вжившись в реалии конвергентных миров, я задумался над тем, чем мне заняться в первую очередь. Побывав в нескольких мирах, мы с Дарком выбрали теплый и солнечный Асуах, решив задержаться в нем на несколько лет. На берегу моря в пригороде мы купили дом с бассейном и садом. За нашим садом начиналась степная полоса, на которой пасся табун рыжих лошадей. Дальше, у подножья невысоких гор пролегала стрела автобана, по которому проносились редкие автокары. Мы купили парочку лошадей, так как я просто влюбился в этих сильных и грациозных животных и с удовольствием бы занялся верховой ездой, но вот они не отвечали мне взаимностью, чуя мою нечеловеческую сущность. Я был для них непонятным и опасным зверем. А тут еще и Дарк-оборотень: как не мазался он своей элфийской мазью, все равно лошади при его приближении становились беспокойными и начинали метаться по загону. Пришлось с сожалением отказаться от этой затеи и отпустить лошадей на свободу. Но ездить с ветерком мне хотелось, поэтому я вступил в местный байкерский клуб и приобрел себе железного коня.

Освоив мотоцикл, я стал своим среди грубоватых и независимых байкеров, с удовольствием гонял с ними по ночному автобану и носил черную кожаную куртку с цепями и заклепками. Дарк устроился тренером в школу боевых искусств, где была секция, в которой учили сражаться на мечах. В основном в ней обучали владению холодным оружием артистов, снимающихся в псевдоисторических сериалах. Когда я ближе познакомился с членами байкерского клуба, меня заинтересовал один из них – Даниэль. Точнее, его профессия: он был инструктором по пилотированию небольших вертолетов в частном авиаклубе. Там обучались на пилотов зажиточные люди, из тех, кто мог позволить себе иметь собственный вертолет. У меня вертолета не было, но научиться летать на нем я жаждал. Я не хотел накладывать не Даниэля заклятие, поэтому постарался просто расположить его к себе. Постепенно мы сдружились. Руку черноволосого сероглазого Даниэля от запястья до плеча обвивал синий чешуйчатый дракон, выполненный в японской технике ирэдзуми. Дракон во всех мирах олицетворяет абсолютную силу, власть и мудрость. Тату с изображением дракона, нанесенное в данном стиле, считалось мистическим щитом человека, охраняющим и оберегающим его от негативных энергий, и наделяющих носителя его качествами. Когда я ради любопытства поинтересовался, почему он сделал тату в виде дракона, Даниэль пояснил, что дракон символизирует мужское начало: смелость, храбрость и силу. Потом он вздохнул и сказал:
- В природе такое разнообразие животных и птиц, а вот драконы есть только в мифах. А жаль, что в реальности они не существуют, они были бы украшением нашего мира.
- Слышал бы тебя Зеараг, – подумал я, – ты стал бы его самым обожаемым другом. Он падок на лесть.

С помощью Даниэля и своей способности влиять на людей с помощью чар, я поступил в авиаклуб. Даниэль, конечно, стал моим инструктором. Три месяца я изучал матчасть, правила полетов и занимался на тренажере. Затем месяц летал «вторым пилотом» с Даниэлем, осваиваясь в воздушном пространстве. Мой первый полет, когда я сам сел за штурвал вертолета, а Даниэль занял место стажера, состоялся в конце весны. Сады уже отцвели, но трава еще не выгорела на солнце и на зеленых лугах полыхали огнем алые маки и синели ирисы. Я летел над разноцветными лугами вдоль небольшой речки, направляясь к одинокой скале. Ее острый пик служил нам при полетах ориентиром. Облетев ее, я направил вертолет к серому квадрату нашего небольшого аэродрома. Река казалась длинной змеей, чья чешуя сверкала, отражая солнце. На голубом небе не было ни облачка. Вдалеке в туманной дымке простиралась водная морская гладь. Мне хотелось петь, но я не знал ни одной песни, поэтому включил радио. Я был счастлив.
В конце лета я получил права и стал дипломированным пилотом малогабаритного вертолета. Я освоил свою первую профессию, как простой человек. Чтобы закрепить навыки и иметь возможность летать, я устроился в компанию, организующую для туристов обзорные экскурсии. Туристы любовались сверху шпилями городских соборов, старинным замком-музеем в центре города, чьи белые башни и их красные черепичные кровли наводили на мысль о сказочном великане, обитающем в нем. Затем я пару раз облетал вокруг города, чтобы мои пассажиры могли насладиться великолепным ландшафтом, проплывающем внизу. Так прошел год, и наступило следующее лето. Казалось, ничто не нарушит наше сонно-идиллическое царство, местного разлива. Время от времени я связывался с Форанном, который рассказывал мне, что происходит во дворце; гномом-оружейником Оггом по поводу гаргул; с Зеарагом; иногда с дядей Аркандром, чтобы узнать новости Хаосата. Зеарагу уже наскучило общество своих собратьев, и он рвался присоединиться к нам, но мне пока удавалось останавливать его порывы.
О моем отце и его семье удалось узнать немного. Расин после встречи с Тэрлой, моей матерью, женился на троюродной сестре Виале. Старший сын – принц Габриэл на семь лет младше меня, значит, сейчас ему двадцать девять. Затем по возрасту идут принцессы Миэла и Олисия. Самый младший принц Кариэн, ему тринадцать лет. Меня интересовал Габриэл, который в настоящее время также как и я путешествовал по Радужным мирам, но все попытки найти его не увенчались успехом.
В начале лета пришли тревожные сообщения от Огга и из дворца: активизировались гарпии и волки хаоса – гаргулы. Во дворце Форанн видел Шарка – князя серых вампиров с плоскогорья Призраков, беседующим с Саргом. Серые вампиры могли растворяться в тенях и во тьме, становясь практически невидимыми. Владыки использовали их как шпионов и тайных убийц, так как вампиры питались жизненной силой, высасывая ее из существ, после чего те погибали. Дядя Аркандр сообщил, что, наконец, нашел подходящий Радужный мир-вселенную под названием Орихан и на днях отправляется в путешествие. А между делом, вскользь, упомянул, что из дворца куда-то исчезли пятеро демонов из личной охраны королевы. В свою охрану Тэрла набирала самых сильных из джасров – искусных воинов-убийц из личной гвардии Владыки Хаосата, охраняющих дворец и королевскую семью. Что-то затевалось. Я решил инкогнито посетить Дворы Хаоса, чтобы собрать информацию лично. Все указывало, что началась охота, но не на меня. Тогда на кого же? У меня были нехорошие предчувствия, но плохо было то, что я не понимал подоплеку происходящего.

**** **** **** **** ****
Глава 2
**** **** **** **** ****
Я был безотказным пилотом – летал порой семь дней в неделю, иногда с раннего утра до поздней ночи, поэтому, когда мне нужны были дни для собственных нужд, начальство подписывало заявление без вопросов. Сегодня, в воскресенье, после обеда я был свободен. Зайдя в контору, предупредил руководителя полетов, что в конце следующей недели мне потребуется три дня, чтобы решить некоторые личные проблемы. Командир авиаотряда, подписал заявление, не спрашивая, зачем я их беру. Когда я сказал Даниэлю, что уезжаю по делам, тот ухмыльнулся:
- Опять по девочкам?
Лгать не хотелось, поэтому я только пожал плечами и улыбнулся. Я, в самом деле, иногда «отрывался» пускаясь во все тяжкие. Встречался с девицами, высматривая их через Всевидящее Око Сета, я только в отдаленных городах, а то и вообще, в параллельных мирах, и выносил не более трех свиданий с каждой новой пассией. Если встречаться чаще, то они начинали воспринимать тебя как постоянного ухажера, безумно влюбленного, предъявляли на тебя повышенные права и считали, чуть ли не своей собственностью. Поэтому я часто менял своих партнерш по сексу. Отказа мне не было, девушкам я нравился, особенно, если снимал темные очки при знакомстве: увидев мои льдисто-серые глаза, они впадали в полный восторг. В первый год моего путешествия я часто встречался с женщинами, потом новизна отношений с прекрасным полом исчезла, и мне хватало одной встречи в месяц, а то и в три.
Сегодня была очередная годовщина создания нашего байк-клуба «Черные вороны», и мы решили устроить сабантуйчик на природе. Я заехал за Даниэлем, арендовавшим небольшой домик на тихой малолюдной улочке. Загрузив багажники мотоциклов банками с газировкой, батонами и брикетами с древесным углем, за который были ответственными, мы отчалили.

В оговоренном месте, где скалы подступали почти к самому берегу, уже начали собираться байкеры, некоторые были с подружками. Несколько ребят купалось в море, с которого дул легкий освежающий бриз. Я положил банки с газировкой в родник, бьющий у подножья скалы. Над ним кто-то соорудил навес от солнца, впрочем, вода в роднике и так была ледяной, она не успевала нагреться.
На большом плоском камне лежала куча хвороста для костра – его мы разожжем, когда стемнеет. У костра уютно посидеть вечером, слушая песни под гитару. Двое ребят возились с мангалом, рядом с которым стояла кастрюля с мясом: несколько девушек шустро нанизывали его на длинные шампуры. В клубе состояло около пятидесяти ребят, которые разделились на три группы. В нашей компании было двенадцать холостяков в возрасте от восемнадцати до сорока лет. Мне в этом году исполнялось тридцать шесть, но выглядел я лет на двадцать, не больше.
В конце дня сытые и осоловевшие мы сидели под большим пляжным зонтиком, наблюдая, как огромный красный шар солнца сползает к линии горизонта. Вот исчез последний луч, и на берег опустились сумерки. Компания решила искупаться, и с воплями понеслась в воду. Я остался один. Тревожные мысли о происходящем в Хаосате не давали возможности отдаться веселью и безмятежности. Быстро темнело. Я поднялся, чтобы разжечь костер. Хворост разбросало ветром, я стал собирать его и складывать горкой. Обернувшись, посмотрел на берег, где Даниэль с двумя парнями стоял на берегу спиной ко мне, остальные мокли в воде. Ни спичек, ни зажигалки у меня не было, поэтому, поколебавшись, я протянул руку над хворостом, сосредоточился и тихо произнес истинное имя огня. Возникшее пламя, взревев, мгновенно охватило кучу хвороста. Я поднял руку выше, и огонь взметнулся следом, словно стараясь лизнуть мою ладонь. Отступив на шаг, я повернулся и увидел изумленные глаза незаметно подошедшего Даниэля.
- Как ты это сделал? – Потрясенно спросил он.
Выругавшись про себя: надо быть осторожнее, я состроил невинное лицо и спросил:
- Что сделал? Просто поджег хворост, он сухой, вот и горит как порох.
Даниэль растерянно посмотрел на меня. Помолчав, взял оставленную кем-то на валуне пачку, вынул сигарету и сказал:
- Дай зажигалку!
Я опять тихо выругался и сделал вид, что ищу ее на песке.
- Уронил, наверное!
- Я так и думал! Не было ее у тебя, ты ведь не куришь! – Произнес он. Подойдя к своему мотоциклу, взял из кармана брошенной на него куртки зажигалку, закурил и вернулся ко мне. К костру подтянулись мокрые купальщики, и он больше ничего не сказал, но весь вечер я ловил бросаемые им на меня задумчивые взгляды.
- Вот вляпался! – Скрипел я зубами.
Следующие два дня до моего отбытия Даниэль не вспоминал об инциденте и вел себя, как обычно, но в последний день спросил:
- Ты на байке завтра поедешь! Если нет, то я могу подвести тебя до вокзала.
Даниэль был в курсе, что мои любовные встречи всегда проходили или в соседних городках, или в местах весьма отдаленных от Асуаха. Хотя Асуах, являющийся центром прибрежного района, был довольно крупным городком, в котором проживало почти сто тысяч населения, мне совсем не улыбалась «случайная» встреча с одной из моих бывших настырных подружек, от которых я ускользал не попрощавшись.
- Спасибо. Меня подвезет сосед по дому. Я уже с ним договорился. – Соврал я.
Проблема стала нарастать, как снежный ком. Теперь придется, в самом деле, просить Дарка, чтобы он меня подвез, например, в аэропорт – это ближе, чем вокзал, да и народу там больше. Дарк тоже обзавелся мотоциклом, чтобы ездить в Школу Боевых Искусств на работу.
- Вы снимаете дом на двоих? – Удивился Дан.
- Ты мне не говорил! Я думал, ты один живешь.
- Это мой троюродный дядя – дальний родственник. Он старше меня и, так сказать, за мной присматривает.
- Если у него есть мотоцикл, почему он не вступает в наш клуб?
- У него другие интересы.
- И кем он работает? – Даниэль был настойчив.
- Он тренер в Школе Боевых Искусств. Учит артистов биться на мечах так, чтобы это выглядело реалистично! – Скрывать правду уже не имело смысла.
Глаза Даниэля загорелись:
- Твой дядя бьется на мечах! Вот здорово! А ты об этом даже не обмолвился.
- Ну, ты и скрытный! Это же не тайна? А можно с ним познакомиться?
Пришлось пообещать Дану, что познакомлю, когда вернусь. Даниэль помолчал, потом спросил:
- А ты тоже владеешь мечом? Ведь дядя тебя, наверное, обучил? Не поверю, что живя рядом с мастером меча, ты не захотел научиться этому искусству!
Я нехотя сознался:
- Да, он меня обучает, но мне до него далеко. Да и кому это сейчас нужно!
Даниэль долго смотрел на меня, потом задумчиво произнес:
- Считал тебя своим другом, но, выходит, я тебя совсем не знаю: ты не тот, кем кажешься.
- Считал? А сейчас что, не считаешь? – Удивился я.
- Я не знаю, кто я для тебя. А сам-то ты, кем меня считаешь: другом или просто коллегой по работе?
Я успел привязаться к Дану – не так много в моей жизни было друзей, если не сказать, что их совсем не имелось кроме брата и наставника. Поэтому я искренне заверил его, что дорожу нашей дружбой. И что, обязательно познакомлю его с Дарком.
Когда я рассказал о происшествии наставнику, он предложил немедленно убраться из этого мира:
- Исчезнем и все!
Но я видел, что ему нравится работа тренера, да и жизнь наша только устаканилась, а снова скакать, как кенгуру, по мирам мне не хотелось.
- Оставим вопрос до моего возвращения, а завтра отвези меня в аэропорт. – Попросил я.

***
Вечером я «вынырнул» в покоях Форанна: он был предупрежден и ждал меня. Через месяц ему исполнится тридцать циклов, а у него еще не было кольца Хаора – кольца силы. Я обещал присутствовать на празднике принятия им церемониальной формы. Форанн два раза спускался в Подземелья Химер, но пока безрезультатно. Его проводником там была черная летучая мышь Хега, размером с ладошку, подаренная ему матерью на двенадцать циклов. Мышь, как и мой скорпион, была магическим существом. Обычно она сидела на его правом плече, посверкивая желтыми глазками, но могла и летать. Арр относился к Хеге снисходительно, а она его при моих встречах с братом старательно игнорировала.
Хотя Форанну до совершеннолетия запрещалось покидать Хаосат, я умыкал его оттуда, когда был свободен от полетов. В потайном месте в горах, где мы с Дарком прятали оружие и огненные камни, Форанн продолжал совершенствовать свое владение мечом. В качестве учителей и спарринг партнеров поочередно выступали мы с наставником.
Переговорив с Форанном, я отправил его на поиски Аркандра, решив начать расследование происходящего во Дворах Хаоса с него. Я надеялся, «приперев дядю к стенке», выбить из него сведения об Эрге. Интуиция подсказывала мне, что тетка играет в разворачивающихся событиях не последнюю роль, проталкивая старшего сына Арписа к порогу трона.
Форанн привел дядю и удалился.
- Что-то случилось? – Поинтересовался Аркандр.
Я ответил уклончиво:
- Через месяц у Форанна важный день, вот я и хотел с ним заранее переговорить об этом. Ну, и тебя повидать.
- Расскажи мне о мире, где ты остановился. Я твердо решил покинуть Дворы и уже купил себе остров в Сумеречном мире Орихан. Называется Чардис.
После моего отъезда из дворца дядя уже исчезал из Хаосата на полгода, но потом вернулся. Тогда он путешествовал в Сумеречных пространствах, находящихся за Девятью Кругами Тьмы. А измерение Орихана, располагалось ближе к Болотам Хайбита, теневой зоне, граничащей с Радужными мирами, где дни уже были светлые. В Хаосате же днем было также темно, как и ночью, только вместо кровавого освещения от Красной Луны с небес изливался синий призрачный свет Медузы. Я рассказал ему о мире Асуах, в котором мы с Дарком жили уже довольно продолжительное время. Потом спросил:
- Дядя, твоя жена Эрга – гарпия? Я хочу знать.
- Вот сам у нее и спрашивай, а я на эту тему не желаю разговаривать. Пойду, пожалуй. Рад был тебя повидать.

Дядя поднялся с кресла и направился к двери. Я тоже встал и преградил ему путь:
- Аркандр, ты не выйдешь из этой комнаты, пока не ответишь на мои вопросы. Я требую, чтобы ты рассказал мне все о своей жене и о том, что она и Тэрла замышляют. Ты ведь не будешь отрицать, что что-то происходит. Я хочу знать – что!
Дядя остановился:
- Ты требуешь! Ты можешь от меня чего-то требовать? – Саркастически изрек дядя, покрываясь черной чешуей и отращивая клыки, одновременно увеличиваясь в размерах.
- Не наглей, а не то я устрою тебе выволочку, чтобы научить уважать старших.
- Дядя! Ты забыл, что я могу любого демона убить светом?
Дядя остановился и задумался:
- Максак! Неужели ты можешь меня убить? Я думал, мы друзья!
- Убивать тебя не входит в мои планы, а вот покалечить могу: раны от светового лезвия заживают долго, а шрамы остаются на всю жизнь.
Я демонстративно чиркнул лучом из алмазной спирали, внедренной в ладонь, по полу гостиной – мрамор зашипел и начал пузыриться. Дядя посмотрел на проплавленную в полу канавку и вздохнул:
- А ты садист! Нечего мне тебе сказать, я ничего не знаю.
- Ну, тогда я превращу тебя в статую, и ты будешь стоять в моей гостиной до тех пор, пока не захочешь все рассказать.
Я увидел, что Аркандр, заговаривая мне зубы, плетет заклинанье Льда, вытягивая нити хаоса из своего кольца Хаора с фиолетовым аметистом, чтобы сковать меня в ледяной броне. Я активировал руну Огня в файяриле и заклинание «Щит», хранившееся в диске с этой руной. Дядя, швырнув в меня черную кляксу заклинания, бросился к двери, но оно растаяло, не долетев до меня, нейтрализованное файярилом, руна Огня на котором на мгновение полыхнула пламенем. Я метнул «Щит» и запечатал им дверь. Аркандр налетев на его силовое поле, отскочил от него, словно мячик, и удивленно уставился на меня:
- Что это? Я не знаю такого заклинания. Ты сам его «сплел»? Ты умеешь делать такие штуки?
- Да, дядя! Я много чего умею, поэтому лучше тебе все мне рассказать! Давай выкладывай!
Но дядя не собирался сдаваться на мою милость. Он подошел к проему окна, в которое лился свет Красной луны, и выглянул наружу: мои покои находились на верхнем этаже дворца. Аркандр быстро трансформировался в помесь змеи и сороконожки: такая длинная змея с множеством ног, и шустро полез в окно. Я метнул удавку, предусмотрительно сплетенную из жгутов силы и висевшую у меня на запястье. Зацепив дядю за хвост, я не церемонясь, выдернул его из окна. Дядя, шмякнувшись об пол, тут же превратился в огромную тушу шипастого оскаленного демона:
- Как ты смеешь, сопляк, так обращаться со мной? Мне больше пятисот лет, а тебе еще и пятидесяти нет! – Гневно взревел он.

Я хлопнул себя по лбу:
- Аркандр! Я же тебе подарок принес! Как я забыл! У тебя же неделю назад был день рождения: пятьсот пятьдесят пять лет! Просто магическая дата!
Дядя, остывая и сдуваясь в размерах, заинтересованно посмотрел на меня:
- Я думал, ты забыл об этом!
- Ну, Аркандр, как я мог забыть!
- Ну, и где он, подарок?
Я подошел к кожаному рюкзаку, лежащему в нише у камина, и вынул из него пояс с кинжалом в ножнах. Подарок по моему заказу сделал гном Огг со своими подручными за один огненный рубин. Я выплатил Оггу уже столько огневиков, что, по-моему, он теперь смотрел на меня, как на неожиданно открывшуюся «золотую» жилу, которую ему разрабатывать и разрабатывать.
На поясе из узких золотых пластин и широких вставок из черного оникса, украшенных аметистами и сапфирами, висели ножны из черной кожи в золотом обрамлении с узором из мелких черных алмазов. Пояс смотрелся богато и необычно. Когда я вынул из ножен кинжал с узким серебряным лезвием, упрочненным пылью из синих алмазов, темно-фиолетовые, почти черные, глаза Аркандра полыхнули красным пламенем: подарок пришелся ему по душе. Демоны, как и драконы, падки на золото и драгоценности. Ручка кинжала была выточена из черного оникса, а перекрестье украшено с обеих сторон аметистами – под цвет дядиного паучьего кольца силы.
- Серебряный кинжал – эффективное оружие от любых демонов! – сказал я, вручая Аркандру подарок.

Дядя так растрогался, что, махнув рукой, решил поделиться со мной информацией. Его жена Эрга оказалась из рода гарписов-амфибий, обитающего на дальних островах Хаоса. К гарпиям они отношения не имели. Это был немногочисленный род морских демонов, контакты которых с остальными кланами сводились к торговле рыбой. Их магия была связана с водой. Гарписы были рослыми демонами без чешуи и отличались своеобразной красотой: у них были черные, без белков, глаза; светло-серая кожа и черные или зеленые волосы. Зеленый цвет волосы принимали, если в них поселялись мелкие водоросли.
Теперь мне стало понятно, зачем дяде пришлось разориться на большой аквариум со стеклянными стенками, занимавшим половину одного из залов во дворце: его жена должна была проводить в нем часть времени, так как без воды у гарписов пересыхала кожа и жабры. Вот почему дядя скрывал, кем являлась Эгра: женитьба на амфибии выглядела экзотично для демона из Дома Владык Хаосата. Все это было интересно, но не проясняло ситуацию.
- Дядя, ты не знаешь, по чьему следу пустила Тэрла гаргул и джасров из своей охраны? – Я решил не говорить ему о своей стычке с гаргулами – волками хаоса.
- Логично было бы думать, что, по моему следу, но это ведь не так? И не на Форанна, который сейчас находится во дворце, а охота идет в срединных мирах.
Аркандр саркастически хмыкнул:
- А ты не догадываешься? Впрочем, интриги они и есть интриги – сразу не разберешься что к чему? Во дворце покушаться на сыновей правителя – себе дороже, сам знаешь, что Сарг не церемонится и быстро ликвидирует всех попавших под подозрение, не разбираясь виновен тот или нет. Другое дело, когда охота идет в срединных мирах далеко от глаз Сарга. До меня дошли слухи, что – да, вначале некоторые во Дворах хотели устранить тебя, чтобы неполноценный демон-полукровка не сел в будущем на трон. Но Тэрла предложила им лучшее решение проблемы: как тебя удалить из Хаосата, и Искриор под себя подмять.
- Какое же? – Удивился я.
- Торговцы – шпионящие для нашего Дома в срединных измерениях, донесли, что старший сын короля Искриора Габриэл уже несколько лет путешествует по Радужным мирам. И тут Тэрле пришло в голову, что если посадить тебя на трон в солнечном королевстве, то его можно захватить без напряга и военных действий. Сарг с Эргой одобрили данный вариант, да и Акриаха это тоже устраивало: ликвидировать, таким образом, главного претендента на трон Хаосата. Ну, а дальше сам догадайся. Короче, пока ты там загораешь с Дарком на пару у моря, тебе готовят плацдарм «для посадки» на трон Искриора – в будущем.
Я просто онемел – такой вариант мне даже в голову не приходил. Когда я пришел в себя, то спросил:
- Во-первых, у Расина есть еще младший сын, Кариэн. Во-вторых, с какой стати король Расин откажется от трона в пользу сына полукровки с примесью демонической крови?

Аркандр удивленно взглянул на меня:
- Полукровки? Да ты же почти чистокровный файяр – огнекрыл, причем единственный в своем роде! Файяры считаются высшими существами, как в мире Хаоса, так и в светоносном королевстве Серафимов! В обоих мирах тебя будут считать полубогом! Ты – без конкуренции! Только заикнись, жители Искриора тебя на ручках до трона донесут и бережно туда посадят!
Я почесал затылок:
- Я не думал о таком повороте дела? А меня спросил кто-нибудь, чего я хочу?
- Максак! Правители не распоряжаются своей судьбой, это судьба распоряжается ими! А вот за трон Хаосата, если Сарга заберет кристалл, будет грызня. Я не завидую твоему брату!
- Мне не понятно только, какой интерес в этой комбинации у старого мага? Он же бездетный! У него, что, есть протеже, ради которого он старается? Если так, то я хочу знать, кто этот «крадущийся в тени»! Кто он – мой потенциальный враг?
- Попробую узнать! – Ответил дядя.
- А ты будь осторожен и чаще оглядывайся!

***
Аркандр, положив подарок в мой кожаный дорожный кофр, который я ему презентовал, довольный удалился, а я отправился в покои Форанна. Он был в опасности, но у меня появился план. Я сообщил брату новость и рассказал о своем опасении. Мы решили, что я попрошу Дарка найти для него учителя из клана фангиров – оборотней-ягуаров, который будет не только обучать его биться на мечах, но и охранять до тех пор, пока Форанн не станет совершеннолетним и не присоединится ко мне в срединном мире. Я оставлял брата с тяжелым сердцем: действовать надо было быстро. То, что Дарк поможет, я не сомневался, но нужно было еще найти Габриэла и защитить его, ведь он ничего не подозревал о готовящемся покушении. Бросив диск с руной Хаоса на пол, я прыгнул в раскрывшуюся у ног черную дыру и оказался в своей спальне. Посмотрев в окно, я увидел, что в Асуахе наступило раннее утро. У меня был свободен еще целый день.

**** **** **** **** ****
Глава 3
**** **** **** **** ****
Утром я разбудил Дарка, мы сели на мотоциклы и поехали в знакомое кафе на берегу моря, открывавшееся очень рано. Кроме небольшого зала, там были кабинки, в которых можно было общаться без свидетелей. За завтраком я рассказал наставнику обо всем, о чем узнал во дворце. Поведал и о своих опасениях. Услышав о пламенном желании моих родичей видеть меня восседающем на троне Искриора, фангир даже перестал обгладывать кость и с изумлением уставился на меня.
- Да, у них далеко идущие планы. Значит, Сарг с Тэрлой хотят устранить старшего принца Искриора, а ты против. Другой бы демон радовался. Максак, ты даже не видел своего сводного братца, может он отъявленный негодяй. Ну и что, что он принц Света? Можно подумать в Искриоре обитают одни ангелы небесные! Сарг так дело обставит, что его смерть будет выглядеть естественно. Например, погиб на дуэли. Или – несчастный случай. Король в горе, а тут ты нарисуешься, глядишь, он и утешится заменой, тем паче ты старший из принцев.
- Дарк, что ты несешь? Нам надо срочно найти Габриэла, я хочу узнать брата поближе, познакомиться с ним, может даже подружиться. Сразу открываться ему я не собираюсь. Постараюсь защищать его так, чтобы он ничего не заподозрил: во-первых, не хочу, чтобы у него сложилось негативное мнение о моей семье. Во-вторых, я не знаю, как он воспримет известие, что его сводный брат – хаосит. Сначала понаблюдаю за ним. А ты ничего нового не узнал?
- Пока нет. – Ответил Дарк.
- Ну, а как насчет телохранителя для Форанна?
- Есть идея! Я попрошу сегодня провести тренировку с начинающими своего ученика. А мы с тобой отправимся в мой дворец, давно я там не был! Сейчас правит ягуарами мой родственник по матери. Он из третьей линии родичей королевской крови, в то время, как я единственный из прямых наследников. Когда я отказался от трона, пришлось ему брать бразды правления в свои руки. У него есть сын Мурилл, вот он-то нам и нужен! Сильный воин и на мечах бьется отлично. Я думаю, он согласится пожить несколько лет в Хаосате, пока Форанн не достигнет совершеннолетия.
После завтрака мы ненадолго заглянули в Школу Боевых Искусств, а потом отправились в родные края Дарка. Мне было интересно посмотреть на его родовитое гнездо. Но сначала мы наведались к нашему тайнику в горах – в полуразрушенную крепость, чтобы экипироваться: не являться же к оборотням в человеческой одежде. Я с удовольствием облачился в новую кольчугу, сапоги и прицепил на спину ножны с черным мечом. Хоть я и привык к человеческой одежде, но все равно чувствовал себя в ней словно голым – то ли дело в доспехах с Руфаргом за плечом и с Гиэрой на поясе, теперь я снова ощущал себя принцем и воином.
- Отлично выглядишь! – Сказал оборотень, одобрительно оглядев меня.
- Это не драные джинсы носить!
Я хмыкнул:
- Во всем есть своя прелесть! Ну, давай – веди!
Дарк сосредоточился, представляя визуально место, куда мы намеревались переместиться. Я бросил на землю диск файярила, и мы вместе прыгнули в разверзшуюся у ног черную «пасть» портала.

***
Мы стояли в ущелье, полого спускавшемся к серому замку, вырубленному прямо в скалах. Вместо окон – узкие бойницы: это был замок-крепость. Если бы не большие врата, украшенные золотыми горельефами в виде леопардов и священных символов рода фангиров, да мощеная плитами площадь перед замком, то он был бы совсем не заметен. Цитадель Дарка находилась в распадке, окруженном скалами, из которого вели два выхода, в одном из них мы и находились. Второе ущелье спускалось в долину, где протекала река. Дарк задумчиво произнес:
- Когда я покидал его четверть века назад, он выглядел гораздо хуже. И в нем жил всего десяток старых слуг, которым некуда было идти. Они остались, чтобы присматривать за замком. Сейчас он отремонтирован. Странно! Кто же и, главное зачем, привел его в порядок?
Мы пошли к замку, посматривая по сторонам – за нагромождениями валунов у стенок ущелья могли прятаться стражники. Но нас окликнули с балкона только у ворот. Дарк назвал свое полное имя, наступила тишина, затем из ворот высыпало несколько стражников и слуг. Стражники были молодые, поэтому едва ли знали короля в лицо. А вот слуги узнали и со слезами приветствовали его:
- Милорд, наконец-то вы вернулись! Насовсем ли! Наш народ столько лет не имел сведений о вас, что уже пошли слухи о вашей гибели!
Как оказалось король оборотней-ягуаров Оригэль послал своего сына Мурилла а замок Дарка, приказав его отремонтировать, охранять и содержать в порядке, чтобы он всегда был готов к возвращению истинного короля, от имени которого он правил. Дарк не посвящал меня в свое прошлое. Только здесь я узнал от Оригэля, почему он оставил свое королевство. У Дарка были жена и десятилетний сын, которые погибли при нападении гарпий на цитадель во время его отсутствия. Он очень горевал об их утрате и не мог оставаться в своем замке, где все о них напоминало.
Я решил, что, именно поэтому он согласился тренировать меня – я был тогда чуть младше его сына. А потом он привязался ко мне, к тому же я стал его единственной семьей. Я не стал спрашивать наставника об этом, да и так все было ясно.
- С того события прошло много времени – двадцать восемь лет! Не пора ли ему снова жениться? – Подумал я.
- Сестра Мурилла Омра совсем не дурна собой. И, по-моему, Дарк ей приглянулся! Конечно, мне будет его не хватать, но для него лучше заиметь настоящую семью и родить собственных детей. – Размышлял я, потягивая из бокала пряный напиток из лесных ягод.
Мурилла не пришлось уговаривать: ему было скучно сидеть в горах с небольшой группой сородичей из клана фангиров-оборотней. Он был рад отправиться во Дворы Хаоса, оставив на хозяйстве сестру. После моего общения с Тэрлой через Всевидящее Око, она поговорила с Саргом: тот согласился предоставить Муриллу покровительство в обмен на защиту Форанна и обучение его воинскому искусству.
Завтра у меня был рабочий день, поэтому вечером я перенес Мурилла в покои Форанна и вернулся с Дарком в Асуах, чьи кварталы располагались узкой лентой вдоль морского побережья. Наставник не захотел покидать меня в это сложное время, но согласился, чтобы я его иногда переносил в замок с помощью файярила. Форанн, увидев меня в новой кольчуге с мечом Руфаргом за спиной, загорелся запечатлеть мой героический образ на портрете. Он взял с меня слово появляться у него по вечерам, чтобы позировать художнику, которого найдет.
- Скоро твой день рождения и портрет будет отличной памятью об этом событии. Тебе будет приятно посмотреть на себя молодого лет эдак через пятьсот! – Сказал он, подмигнув.
Я пообещал, хотя не был уверен, проживу ли столь долго. Два раза в неделю, как обещал, я отправлялся темными путями Кроноса в Хаосат. Через три недели мой парадный портрет в полный рост, высотой почти полтора метра, был готов. На нем я стоял на вершине утеса, положив одну руку на голову стоящего рядом черного в желтых пятнах ягуара, а второй рукой держался за золотой пояс, на котором висел гиэра – кинжал файяров. На пальце сверкало кровавым блеском кольцо Хаора. Слева от скалы в туманной фиолетовой дымке угадывалось море Мрака. Медуза только всходила: ее не было видно, но из-за горизонта разливалось голубое сияние, придающее пейзажу призрачный вид, а моей коже голубоватый оттенок. Чешуя черной кольчуги бликовала синими отблесками. Из-за моего левого плеча возносилось перекрестие Руфарга, с навершием увенчанным сапфиром. На диске файярила, висевшем на груди, багрово светилась руна Хаоса. Завершал портрет длинный ярко-красный плащ, развивающийся за спиной, словно огненное крыло.
Когда Форанн вручал мне портрет, пришел Аркандр – ему захотелось увидеть мой царственный образ, запечатленный на полотне. Портрет ему понравился.
- Надо будет и свой портрет заказать, только большего размера, этот мелковат, на стене смотреться не будет.
Форанн фыркнул:
- Дядя, ты лучше прикажи изваять свою статую в полный рост, чтобы тебя со всех сторон можно было рассмотреть.
Аркандр задумался:
- А что, дельная мысль. Закажу и золотую статую, и портрет! – Решил он.
Мы с Форанном переглянулись и улыбнулись. Дядя подарил мне на день рождения золотую цепь для дисков файярила, обозвав шнурок из волос гривы эрибиса – горного барса, «веревкой, недостойной такого редкостного амулета».
Мне портрет понравился, хотя я на нем немного смахивал на ворона с синюшным оттенком. В Асуахе я повесил портрет в спальне, в нише около кровати, так, чтобы из комнаты его не было видно. Мы с Дарком жили уединенно, никого в гости не приглашали, но все-таки выставлять себя в таком виде на обозрение случайных посетителей не хотелось. Для окружающих я был обыкновенным парнем, повседневной одеждой которого были потертые джинсы или шорты – с футболкой и кроссовки. Выделялся я только высоким ростом и светло-пепельной шевелюрой. То, что я постоянно ходил в черных очках, никого в нашем южном городе, плавящемся на солнце, не удивляло.
На портрете же я был изображен как воин знатного происхождения: в сапогах до колен, узких брюках и тонкой чешуйчатой кольчуге. На мне было все черное, кроме шелкового красного плаща. А пояс из золотых колец, перстень и золотой налобный обруч с рубинами – явно были атрибутами принца: короли носили короны. Художник не забыл и о скорпионе, обвивавшем мое предплечье в виде необычного браслета. Дарк был польщен, что его изобразили рядом со мной, пусть и в виде ягуара.
После моего возвращения Даниэль не напоминал о моем обещании, но в первый же выходной день я пригласил его вечером в Школу боевых искусств. Два часа мы сидели на скамье у стены и наблюдали, как Дарк проводит занятие с группой из восьми человек. Ребята тренировались уже несколько месяцев, поэтому довольно ловко управлялись с мечами.
- А ты почему не занимаешься? – Спросил Дан.
- Обычно мы с Дарком тренируемся дома, на берегу, на свежем воздухе. А в школе я ему помогаю в группе начинающих.
- Я никогда не видел упражнений с холодным оружием, это здорово! Красивый вид спорта! – Вздохнул Даниэль.
- Вот бы мне так научиться! Как думаешь, твой дядя возьмет меня в группу?
- Я поговорю с ним. Если у тебя хорошая реакция, то думаю, возьмет. Это опасный вид спорта, нужно уметь концентрироваться, мгновенно принимать решения и не бояться блеска стали.
После занятий мы проводили Даниэля до дома и поехали к себе. Дарк поворчал, сказав, что нам ни к чему заводить слишком тесные отношения с окружающими, так как это опасно, мы можем себя чем-нибудь выдать, в каких-нибудь деталях, но все-таки согласился взять Дана в группу начинающих.
В частном авиаклубе, где работал Даниэль, стало меньше клиентов, поэтому он перешел на работу в нашу туристическую компанию, специализирующуюся на авиа экскурсиях. Теперь мы с ним виделись чаще. Мне казалось, что Даниэль, уйдя с головой в новое увлечение, забыл об инциденте с костром, списав на то, что ему все показалось. Но спустя некоторое время он стал задавать вопросы, касающиеся моей личной жизни. Его интересовало, почему я не хожу на дискотеки и в бары: выпить парочку слабых коктейлей вне работы пилотам не запрещалось. Почему редко отдыхаю в компании байкеров?
- Неужели тебе не скучно сидеть одному дома? – Спрашивал он.
- Чем ты занимаешься в свободное время?
Знал бы он, что этого времени у меня нет, так как я тратил его на занятия по фехтованию с мечом, на поиски через Всевидящее Око Габриэла, на плетение заклинаний, которые всегда должны быть под рукой. Еще я общался с Форанном, иногда связывался с Оггом и Аркандром, чтобы узнать новости. Недавно Аркандр все-таки покинул Дворы Хаоса и обосновался на острове в южном море. Для строительства дворца он нанял мастеров из отдаленного измерения – в этом ему помог его знакомый элф. Дворец получился грандиозный с трехуровневым подвалом, с множеством статуй, украшений и светильников, которые дядя, не мучаясь совестью, натаскал из сопредельных миров. Впрочем, все проекты дяди отличались масштабностью и размахом, на мелочи он не разменивался. Чтобы все было большим и сверкало, за его любовь к золоту я с иронией сравнивал его с драконом.
- Аркандр, у тебя душа дракона, почему ты родился демоном? – Подначивал я его.
Пару раз я навестил его, на острове было уютно, но слишком скучно. Целыми днями валяться на пляже, а вечерами глазеть на закат мне бы быстро надоело, но дядя наслаждался одиночеством, если это можно было так назвать, так как он набрал целый штат смазливых служанок.
Даниэль несколько раз после работы приглашал меня к себе – поболтать, выпить холодного сока. Стояла жара, поэтому не хотелось даже пива, от спиртного начиналось сердцебиение, а голова превращалась в гудящий колокол. Я чувствовал, что Даниэлю очень хочется побывать у меня в гостях, но он был тактичен и не напрашивался: ждал, пока я сам приглашу. Вскоре я сдался. Мы договорились с Дарком, что позовем Даниэля в гости на его половину дома. У Дарка в квартире было пусто, как в собачьей, точнее – ягуаровой конуре. Дома он проводил мало времени. Когда Дарк не был занят на тренировках, мы с ним отправлялись в соседний мир в наше тайное место, чтобы потренироваться. По ночам он иногда отрывался в шкуре ягуара, а потом спал где-нибудь в лесу, забравшись на дерево.
Моя же половина состояла из просторной кухни-столовой с верандой, выходящей на песчаный пляж, спальни с большой ванной и каминного зала. Дарк старался сделать обстановку моих покоев достойной принца: полы во всех комнатах были застелены дорогими персидскими коврами. На стене в столовой висело экзотические панно в виде резной деревянной решетки с драконами и вьющимися виноградными лозами. По бокам от камина стояли восточные скульптуры из темного дерева, изображавшие демонов: наверное, для того, чтобы я не забывал, кто я есть. Все это было добыто в сопредельных мирах и перебазировано в наш дом. С помощью скорпиона он натаскал из музеев, через зеркало Сета, массивных кубков из цветного стекла оправленных в серебро и серебряных блюд. Я не слишком сопротивлялся, так как привык жить дома в роскоши, и голые стены меня не вдохновляли. В общем, интерьер моего жилья был рассчитан явно не на пилота мелкого турагенства, хотя удивленному посетителю я мог бы сказать, что у меня богатые родители и это было бы правдой.
Мы собирались пригласить Даниэля на следующей неделе, но наши планы не успели осуществиться. В среду я освободился в два часа дня. Даниэль еще не вернулся с полета, он задерживался, но я не стал его ждать и поехал домой, так как Дарк должен был появиться дома через пару часов. Надо было к его приходу раздобыть ужин. Он заказал, как всегда: мяса, мяса и еще раз мяса.
Я поплавал в море и принял душ. Затем мы со скорпионом совершили вояж по ресторанам и с помощью зеркала Сета разжились двумя десятками всевозможных блюд, не забыв про пару бутылок красного вина и о минеральной воде. Загрузив тарелки и бутылки в холодильник, я уселся в шезлонг на веранде и стал ждать Дарка, наслаждаясь видом моря. Скорпион, взгромоздившись на спинку шезлонга, бубнил над ухом, что ему скучно сидеть целый день одному в доме, к тому же он не сможет защитить меня, если на меня нападут. Я вздохнул:
- Я не могу здесь носить тебя в виде браслета – это не Хаосат. К тому же ты слишком большой и похож, скорее, на плечевой доспех, чем на браслет. Все будут обращать на нас внимание, и информация об этом может достичь ушей врагов. Я могу сделать тебя невидимым, но не осязаемым: кто-нибудь случайно может «нащупать» тебя на моей руке.
В конце концов, чтобы отвязаться от него, я пообещал иногда брать его с собой в полет в рюкзаке. Он, наконец, замолчал.
- Ты бы лучше, чем летать со мной на вертолете, добыл бы мне сведения о принце Габриэле, – сазал я.
В это время кто-то просигналил у ворот на дороге. Я вышел на крыльцо и увидел Даниэля, стоявшего рядом со своим мотоциклом. Я спустился, открыл калитку и вышел к нему.
- Арбалет, такая кличка была у руководителя байк-клуба «Черные вороны», срочно собирает народ, сбор через час. В эти выходные праздник святого Егория, покровителя скалолазов. Нас пригласили принять участие в шоу в городе, а потом поехать вместе с альпинистами с ночевкой в бухту Кривой Зуб. Мы еще успеем пообедать где-нибудь в кафе.
Я подумал о холодильнике, забитом тарелками с первоклассной едой, там вполне хватит на троих, так как мы со скорпионом явно пожадничали. Я вспомнил о скорпионе и у меня чуть не остановилось сердце: я не приказал ему спрятаться, а этот любопытный негодяй, ведь и не подумает убраться. В лучшем случае изобразит золотую статуэтку, а плетение заклинания невидимости требовало много времени.
Но я решил рискнуть, понадеявшись, что у скорпиона все-таки хватит ума убраться с глаз долой.
- Я заказал нам с Дарком еду в ресторане, ее уже доставили. Дарк приедет с минуту на минуту. Пообедай вместе с нами. – Предложил я Дану, подумав, что вопрос с приглашением в гости решился сам собой. Тем более, что в гостиной кроме ковра и панно, в общем-то, ничего компрометирующего не было.
Даниэль не возражал. Я открыл ворота, он завел свой мотоцикл во двор и спрятал его в тень под навесом, обвитым диким виноградом. Мы прошли через столовую на веранду, скорпиона нигде не было, и я вздохнул с облегчением. Мы только успели выпить по стакану холодного сока, как приехал Дарк. Пока он мылся, я сервировал стол.
- Ты это вся заказал для вас двоих, или вы ждете гостей? – Удивленно спросил Даниэль, увидев стол заставленный тарелками.
- Нет, мы никого не ждали, но видимо, я сегодня слишком проголодался, вот и переборщил. И это оказалось кстати!
Со своей половины пришел Дарк и мы сели ужинать.

**** **** **** **** ****
Глава 4
**** **** **** **** ****
Мои опасения не оправдались – Даниэль не проявил любопытства и не рвался осматривать мои покои. Скорпион тоже не показывался, где-то затаившись. Но я рано радовался.
Мы полчаса посидели на веранде, разговаривая и переваривая обед. Когда Даниэль и Дарк увлеклись обсуждением, какой клинок эффективней в бою: прямой обоюдоострый меч или кривой ятаган, я незаметно удалился в спальню, чтобы переодеться в байкерский прикид. Взяв небольшой рюкзак, который я всегда носил с собой, так как в нем, в потайном отделении, был спрятан Гиэра, я обнаружил, что он стал странно тяжелым. Заглянув внутрь, я обнаружил там скорпиона. Золотая бестия, обвив длинный хвост вокруг туловища, тихо лежала в рюкзаке, посверкивая на меня красными бусинами глаз. Даже в таком компактном виде, скорпион занимал треть рюкзака. Я, молча, вытряхнул его на кресло, закинул рюкзак на спину и вышел из спальни.
- Ну, что, Даниэль, поехали! Я готов! – Сказал я, входя на веранду.
- Дарк, посуду мыть – твоя очередь. – На ходу бросил я Дарку, хотя посуду мы сроду не мыли, отправляя пустые тарелки через Всевидящее Око Сета туда, откуда умыкнули их накануне со снедью.
Оседлав своих железных коней, мы с Даном отправились на встречу с Арбалетом.
Вечером Скорпион мне сказал:
- Я придумал, как мне путешествовать с тобой, не привлекая внимания. Я стану украшением твоего мотоцикла!
Я вытаращил на него глаза:
- Как это?
- Ну, я буду сидеть на руле мотоцикла и смотреть вперед. Стану твоим впередсмотрящим! Заодно и покатаюсь с ветерком, а то ты что-то давно не летал, небось, уже и крыльями махать разучился!
- А ты, друг, что-то наглеть стал. Смотри, как бы я тебя не превратил в золотой подсвечник или в какую другую деталь интерьера.
- Преврати меня лучше в человека! – Заявил скорпион.
От неожиданности я чуть заикаться не стал. Потом, давясь смехом, ответил:
- Из тебя получится слишком мелкий человечек, тебе не кажется?
- Но ты ведь можешь превращаться в огромного злобного монстра! Почему бы тебе не добавить мне массы?
- Никогда не думал о такой возможности! Себя я переформатирую, использую ткань хаоса, а вот кого-то другого изменить я могу только с помощью заклинания, но со временем оно теряет силу, его энергия рассеивается в пространстве. Но я подумаю над этим вопросом! – Сказал я.
Мне стало интересно, я никогда не пробовал переформатировать другое существо, а ведь такое умение может стать своеобразным оружием.
- Превратить большого врага в мелкую крысу – будет забавно! – Решил я.
Надо обмозговать эту идею и сплести работающее заклинание-программу.

***
Закончив экскурсионные полеты, мы с Даниэлем решили поужинать в кафе. У Дарка занятия в Школе Боевых Искусств заканчивались поздно, так что я могу с ним поужинать еще раз. Солнечный диск висел над горизонтом, словно раскаленное око гневного бога. Было жарко. Даниэль заказал себе сок, а я шоколад со льдом. Единственное, к чему я пристрастился в Радужных мирах, это шоколад! Никогда не считал себя сладкоежкой, а тут – на тебе!
- Странный ты, – удивлялся Дан, – все пьют кофе, а ты шоколад!
Не объяснять же ему, что в Хаосате шоколада не было. Раньше. Сначала я подсадил на него Форанна с Тэрлой, и мать стала требовать, чтобы я доставлял ей во дворец какао-порошок. А там мода на этот напиток начала быстро расходиться по Дворам Хаоса и далее по всему Хаосату. Когда торговцы избавили меня от обязанности снабжать дворец какао, я вздохнул с облегчением. Хороший урок! Сделай другим добро, а они тебе тут же на голову сядут.

***
- Как вы живете? У вас в кухне нет даже плиты, я уж не говорю о посудомоечной машине! – Задумчиво сказал Даниэль, помешивая соломкой в бокале. Неужели вы утром даже яичницу себе не жарите? Не надоедает постоянно в кафе ездить, особенно в выходные?
- У нас СВЧ! – Ответил я, умолчав о том, что мы с Дарком варим в ней только кофе и шоколад, да и то тогда, когда есть настроение и время. Я поспешил сменить тему:
- Давай составим список того, что нам нужно будет закупить для вылазки в Кривой Зуб.
Список получился небольшой, в основном: вода, овощи и мясо для шашлыка. Закупив продукты в соседнем магазине, мы отвезли их к Даниэлю, и я поехал домой. Пока ждал Дарка, я успел связаться с Аркандром и Оггом, но новостей о Габриэле не было. Утешало то, что если мы не можем его найти, значит и убийцы из Хаосата, тоже. Судя по всему, у Габриэла была хорошая защита.
За ужином мы с Дарком решали, что делать с Зеарагом: дракон не желал больше оставаться в пустыне Маат и изводил нас своими просьбами присоединиться к нам, что было категорически невозможно. Я решил его обхитрить. На следующее утро, как только начало светать, мы отправились в пустыню Маат темными путями Кроноса. Вынырнув из черной дыры недалеко от ущелья, где кучковались молодые драконы, я через зеркало Сета вызвал его к себе. Зеараг был вне себя от радости, что на этот раз мы явились сами, а не общались с ним через Всевидящее Око. Я сказал, что мы его забираем с собой и поручаем ему ответственное дело – охранять мой меч, элфинскую кольчугу и огненные рубины: наше сокровище. Услышав о сокровищах, дракон «навострил уши». Это было ему по душе: чем скажите еще заниматься драконам, как не охранять сокровища?
- А золото у вас есть?
Я сказал, что нет.
- Ну, хотя бы украшения или золотые кубки? – С надеждой спросил Зеараг.
- Есть мой золотой пояс, – ответил я.
- Маловато, – загрустил Зеараг. Я пересказал наш телепатический диалог Дарку, и он успокоил дракона, пообещав, что в скором времени добудет кубки, монеты и, даже, золотую цепь, которую тот сможет носить на шее. Зеараг повеселел.
Я бросил диск Файярила и мы прыгнули в образовавшуюся Черную дыру. Через несколько секунд мы оказались около полуразрушенной крепости, где хранили вооружение и огневики. Показав Зеаругу «сокровища», чтобы он не сомневался, мы с помощью Файярила переместились в столовую своего дома, оставив его на вверенном ему посту.
Через два часа у меня начиналась экскурсия, и я отправился на аэродром нашего туристического агентства.
Позже Дарк выполнил свое обещание с помощью скорпиона и Зеркала Сета, ну и моей, конечно. Мы добыли для дракона дюжину золотых кубков, пару блюд, несколько подсвечников, статуэтку какого-то божка и длинную золотую цепь с изумрудной подвеской. Цепью украсили дракона, а остальное сложили в нише залы с камином: часть стены была обвалена, и Зеараг через пролом мог пролезать в зал и любоваться на свои сокровища. Теперь, когда у него было дело, он перестал нам надоедать. Чтобы дракону не было скучно, мы время от времени его навещали.

***
Наступил праздничный день. Проехав с флагами и вымпелами с изображением Святого Егория колонной по городу, мы сложили их в микроавтобус сопровождения и вслед за группой альпинистов выехали к месту отдыха на побережье. Саркен, руководитель секции альпинизма, остановился у подножия высокой скалы, называемой Кривым Зубом. В планы альпинистов входило соревнование на скорость подъема, призом для победителя был новый мотоцикл, который стоял на подиуме в их клубе.
Наша компания, в которой насчитывалось шестнадцать человек: двенадцать парней и четыре девушки, расположилась дальше по берегу, за поворотом.
Первым делом мы поплавали в океане, так как было жарковато. Потом поставили тент, чтобы укрыться в его тени. На меня жара не действовала – я сидел на валуне в сторонке и незаметно наблюдал за ребятами. Хотя я уже четвертый год жил среди людей и вжился в образ, мне было интересно наблюдать за их повседневной жизнью, так отличающейся от жизни в Хаосате.
Даниэль вертелся около сестры своего друга Алекса. До того, как мы с ним познакомились, у него было трое друзей. Но когда мы с ним сошлись поближе, он почти перестал с ними общаться, предпочитая мое общество. Инстинктивно его притягивала ко мне тайна, которую я носил в себе. Кира, худощавая кареглазая шатенка, была простым и веселым существом. Она часто и охотно смеялась и не забивала себе голову глобальными мировыми проблемами. Даниэлю она нравилась, но как часто бывает, ее сердце принадлежало другому – моряку торгового флота, который постоянно находился в плаванье. Спев несколько песен под гитару, все разбрелись по берегу: искать плавник для костра: его волны в достаточном количестве исправно выносили на берег, поэтому не было нужды везти с собой дрова. Я присоединился к Дану с Кирой. Мы решили прогуляться вдоль берега, а собрать плавник на обратном пути. Завернув за каменный выступ, мы увидели, что дальше пляж расширяется – скалы отступили от побережья вглубь, изгибаясь полукругом и образуя небольшую бухту, в центре которой из воды торчал большой камень, похожий на голову дракона, высматривающего что-то на берегу. Может быть свою жертву. Черные провалы глаз и ощеренная пасть, из «шеи» торчат три шипа…. Сердце дернулось и зачастило, мне стало тревожно, как будто в предчувствии опасности. Я ментально просканировал пространство: посторонних рядом не было. Стояла тишина, только волны слегка плескались, накатывая на берег.
- Ой! Смотрите, там горные лилии! Какие красивые! – Воскликнула Кира. Я посмотрел наверх: на скале, метрах в пятнадцати от земли рос большой куст огненно-рыжих лилий, но добраться до него без снаряжения было невозможно. До десяти метров по высоте в скале имелись выступы и трещины, но дальше шла ровная, будто стесанная, поверхность, на которой не за что было ухватиться.
- Без снаряжения не достать! – Сказал я вслух, так как видел колебания Даниэля. Он явно прикидывал, сможет ли добраться до цветов, ему явно хотелось преподнести их Кире.
Она разочарованно вздохнула:
- Да, высоко! Надо будет попросить кого-нибудь из альпинистов, может они согласятся подняться и сорвать цветы!
Я видел, что Дан, из-за неспособности достать эти лилии, чувствует себя неловко. Мы пошли назад, подбирая по дороге плавник.
Покончив с шашлыками и помокнув в прохладной морской воде, все забрались под тент. Кто дремал на надувных матрасах, кто разговаривал, но Дан был молчалив и задумчив. Меня это беспокоило. К нам подошло несколько ребят из компании альпинистов. Они завели разговор о следующем мероприятии, которое намечалось через три недели. Я отвлекся. Было уже часов пять вечера. Море напоминало огромную растекшуюся до горизонта лужу жидкого золота. Над водой кружились чайки, высматривая добычу, иногда камнем падая вниз. Я погрузился в состояние сна наяву. Сквозь пелену, обволакивающую мозги, доносилось журчание разговора и далекие крики чаек. Вдруг меня что-то вырвало из оцепенения. Тревога снова сжала сердце. Я стряхнул с себя остатки сна и лени и огляделся. Костер погас, потускневшее солнце опустилось еще ниже к туманной линии горизонта. Ребята лежали под тентом и лениво переговаривались. Даниэля среди них не было. Из воды выходили, отжимая мокрые волосы, девушки. Из ребят никто не купался. Словно молния меня пронзила догадка. Я вскочил:
- Алекс, где Дан?
- Не знаю, тут был, – недоуменно ответил он.
- Пошли со мной, быстрее! У меня плохое предчувствие! – крикнул я. Выдернув из лежащих на камне джинсов ремень, я рванул по берегу к бухте за скалой. Предчувствие меня не обмануло: завернув за выступ, я увидел Даниэля: он висел на скале, до лилий оставалось еще около трех метров. Алекс присвистнул:
- Сумасшедший!
- Я за ребятами и снаряжением: без него Даниэля не снять! – Крикнул он уже на бегу. До альпинистов было метров триста, но я понял, что они не успеют. Я видел, что Даниэль цепляется за поверхность скалы из последних сил. Или он упадет и разобьется, или… я его спасу! Я зарычал – про себя, выбора у меня не было. Застегнув на поясе ремень, я передвинул петлю для ножа на правый бок. Подойдя к скале, посмотрел на Даниэля и немного сдвинулся в сторону, чтобы он не сверзься мне на голову. Прибежали остальные ребята из нашей компании. Они были растеряны, так как ничем не могли помочь Дану. Я прижал ладони к скале и видоизменил их и ступни ног, «вырастив» на них присоски.
Я мог бы развернуть крылья и спасти Даниэля за несколько секунд, но этого делать было нельзя – мы присутствовали в мире людей инкогнито, и они не должны были, увидев мое превращение в крылатого монстра, усомниться в его реалиях или в зыбкости его границ. Придется изображать из себя крутого альпиниста.
- Ты что, собираешься подниматься без страховки? – Услышал я чей-то обеспокоенный возглас.
- Это безумие. Как ты его спустишь, даже, если доберешься до него?
Отвечать я не стал. Оттолкнувшись от камня, на котором стоял, я подпрыгнул и прилип к скале в метре от основания. Присоски держали хорошо, но удержусь ли я на скале, если Дан будет падать, а я его подхвачу.
- Поднимусь выше, тогда выпущу когти – сейчас нельзя, будут видны следы, а это опять вопросы.
Когти у меня были твердые, как алмаз и легко вонзались в камень. Я пополз по стене, стараясь подниматься медленно, чтобы это выглядело естественно. Но делал я это все-таки быстрее, чем поднимался бы профессиональный скалолаз, так как Дан мог сорваться в любую секунду. На половине пути я удлинил ногти на руках и ногах, превратив их в когти. Внизу стояла гробовая тишина. Дан продержался. Обхватив его за талию левой рукой, я сдернул Даниэля со скалы, посадив себе на бедро. Он уцепился за мою шею. Его дыхание было прерывистым, а тело сотрясала мелкая дрожь.
- Дан, вдень ступню правой ноги в петлю на моем ремне: у тебя будет опора.
Он не пошевелился. Я, вцепившись левой рукой, которой обхватывал Даниэля, в скалу, освободил правую и сам вдел его ногу в кожаную петлю, так ему будет легче держаться. Взглянув вниз, я увидел, как по берегу к нам бегут альпинисты со снаряжением, и начал спуск.
Дана, наконец, немного отпустило, и он смог выдавить из себя:
- Что ты делаешь, мы не сможем вдвоем спуститься, ты сорвешься!
- Расслабься и сядь удобнее мне на бедро. – Ответил я, продолжая спускаться, теперь можно было не торопиться. Когда до низа оставалось метра три, я втянул когти, чтобы они не крошили скалу. Еще немного, и мы на земле. Я вынимал ступню Даниэля из петли, одновременно убирая присоски на своих ладонях и подошвах. Затем опустил его на песок, так как ноги Дана не держали, и повернулся к толпе. Здесь стояли обе группы – человек тридцать с лишним. У всех было изумленные лица.
- Максим, ты что, в цирке работал? – Спросил Саркен, руководитель секции альпинизма.
Я пожал плечами:
- Занимался одно время альпинизмом. Бросил, когда стал учиться на пилота. – Солгал я.
А что еще мне оставалось делать? Только врать, врать и врать!
- Это невозможно! Невозможно спуститься без страховки по такой крутой и практически гладкой поверхности, да еще таща на себе человека! Не могу поверить своим глазам! – Сказал кто-то в толпе.
Остальные молчали, приходя в себя от испуга за Даниэля и от той эквилибристики, которую я им только что продемонстрировал. Чтобы разрядить обстановку, я переключил их внимание на Даниэля:
- Ему нужно отдохнуть, а лучше поспать немного. – Сказал я.
Ребята очнулись, двое помогли Дану подняться, и повели к лагерю. Там его уложили под тент, а я незаметно набросил на него слабое заклинание сна – через час оно рассеется в пространстве. Потом принес воды и разжег без всякой магии костер, чтобы вскипятить воды для чая. Даниэль проснулся через полтора часа, выглядел он отдохнувшим. О происшествии никто не заговаривал. Солнце закатилось за горизонт. Мы еще час посидели, наблюдая, как меняются краски заката. Все чувствовали себя уставшими из-за пережитого волнения, поэтому рано легли спать.
Мне не спалось. Я лежал на спине, на надувном матрасе, и смотрел на звезды. Здесь небо не затягивала мгла хаоса, поэтому звезды были видны во всей своей красе. Они мерцали на чернильном небе, словно мелкие бриллианты. Я мог смотреть на них часами, это было необыкновенное зрелище.
Утром встали рано, собрали пожитки и поехали в город, даже чай пить не стали. Я распрощался с Даниэлем около его дома, он был немногословен.
День был не рабочим, и по дороге я задумался о том, чем мне заняться. Дарк встретил меня словами:
- Ну, наконец, вернулся! Есть новости. Мои информаторы достали портреты Расина, его жены и старших детей: принца Габриэла и принцессы Миэлы.
Дарк в городе завел целую когорту знакомых торговцев, промышляющих в соседних мирах артефактами и разными редкостями, и местных гадалок, которым они сбывали свою продукцию. Он обещал заплатить огненный рубин тому, кто доставит ему сведения о Габриэле или принесет портреты членов семейства короля Искриора, поэтому они «рыли носом землю», стараясь заполучить огневик.
- Где они, покажи! – Я сгорал от нетерпения.
Дарк принес деревянную резную шкатулку, вынул из нее первую овальную миниатюру и подал мне. С портрета на меня смотрел молодой сероглазый мужчина со светло-русыми волосами до плеч. Его голову венчала золотая корона, украшенная золотистыми топазами, прозрачными алмазами и сапфирами. Отец! Я походил на него, но не так, чтобы наше сходство бросалось в глаза: Габриэль его не заметит, и это хорошо. Я подошел к зеркалу и посмотрел на свое отражение – внешностью я больше пошел в мать. Глаза и волосы у меня были отцовские, но гораздо светлее. Тогда я еще не знал, что редкий цвет глаз и волос мне достался от деда – отца Расина Торгеона. Отец на миниатюре выглядел не на много старше меня.
Дарк подал мне следующую миниатюру. На портрете была изображена красивая рыжеволосая зеленоглазая женщина – королева Виала, моя мачеха. Я усмехнулся:
- Интересно, как она поведет себя, когда узнает о моем существовании. Едва ли королева в курсе, что ее муж имел связь на стороне и у нее есть взрослый пасынок.
У Габриэла, как и у матери, были огненно-рыжие волосы, но глаза – золотисто-карие. Солнечный принц! Мы с ним были похожи и, даже, более, чем я ожидал, но резко отличающиеся по цвету волосы и глаза скрадывали это сходство. Если я не откроюсь ему, он никогда не заподозрит о нашем родстве. Это было мне на руку.
Последним Дарк подал мне миниатюрный портрет принцессы Миэлы. Мое сердце дрогнуло: на портрете была изображена миловидная девушка с зелеными глазами и копной рыжих волос на голове. Она не была идеальной красавицей, но я не мог отвести от нее глаз – не хватало еще мне влюбиться в свою сводную сестру. Видимо я слишком долго смотрел на ее портрет, потому что Дарк деликатно кашлянул и спросил:
- Ну как тебе братец? Я не ожидал, что он окажется таким рыжим.
Я оторвался от созерцания Миэлы и сложил все миниатюры обратно в шкатулку. Мне захотелось немедленно отправиться в Искриор, чтобы найти отца и познакомиться с Миэлой. Но Габриэлу грозила опасность, а я до сих пор не знал, где его искать. К тому же я еще не узнал, кто послал по моему следу волков хаоса – горгулов. Сначала надо было разобраться с этим.
- Дарк, не пора ли нам наведаться в гости к химере – узнать новости и пополнить запасы камней.
Дарк вздохнул:
- Думаю, стоит, так как мы поистратились, оплачивая розыски твоих родственников.
- Решено! Завтра отправляемся в пустыню Маат! – Подвел я итог нашего разговора.

**** **** **** **** ****
Глава 5
**** **** **** **** ****
На следующий день после ужина Дарк прицепил на пояс кожаный подсумок для камней, и я открыл проход в Черный лабиринт Кроноса. Несколько мгновений – и вот мы уже стоим около скалы, торчащей среди пустыни, словно огромный белый клык зверя хаоса. Медуза, сползающая к горизонту, заливала пустыню синевой. В ее освещении песок, днем имевший цвет бирюзы с зеленоватым оттенком, сейчас превратился в сапфировое море, не хватало только парусника на горизонте.
Я уселся на плоский валун около входа в подземелье Химер и сосредоточился. Установив ментальную связь с Сэргой, я приказал ей принести очередную порцию огневиков и сапфиров. Я не брал за раз много кристаллов: это было лишнее, так как в любой момент мог явиться в пустыню Маат, где «меченая» – моя знакомая химера Сэрга, вынесет из подземелий столько камней, сколько потребуется.
Пока мы ждали химеру, я рассказал Дарку о происшествии с Даниэлем на берегу во время праздника.
- У меня не было другого выхода, Дарк! Если бы я его не спас, он бы разбился. Даниэль мой друг, я не мог допустить его гибели.
Дарк некоторое время молчал, потом сказал:
- Здесь становится опасно, Максак! Надо уходить! Миров много, так же, как и времени у нас – найдем другой. Нам нельзя привязываться к людям: они мало живут, в то время как мы по сравнению с ними практически бессмертны. Будешь заводить друзей среди людей, тебе придется часто их терять. Подумай об этом.
Он был прав. Мне нечего было ему возразить, но я не мог исчезнуть, оставив Даниэля в недоумении, неведении и беспокойстве обо мне. Что он подумает? Это было бы предательством. Предавать первого появившегося у меня друга я не мог и не хотел, поэтому я сказал:
- Дарк! Если мы вдруг таинственно исчезнем никому ничего не сказав, пойдут домыслы, которые обрастут мифами. Лучше остаться и сделать вид, что ничего не произошло. Давай, не будем пороть горячку! Ничего непоправимого не случилось. Я впредь буду осторожнее.
- Ну, хорошо! Но еще один прокол, и мы двигаемся дальше.
Я облегченно вздохнул, хотя на сердце скребли кошки: меня беспокоили альпинисты, свидетели спасения Даниэля. Как они отнесутся к моей «виртуозной» технике скалолазания? Не придадут ли этому слишком большого значения? Время покажет.
Из лаза появилась химера. Приблизившись, она вывалила из своей огромной пасти приличную кучку редких драгоценных кристаллов. Телепатически она сообщила, что три дня назад около скалы появилась стая серых вампиров-призраков, умеющих растворяться в тенях и способных высасывать из живых существ их жизненную силу.
- Но мы их прогнали! ¬– Сказала она.
- В подземелье они не спускались.

Я несколько раз посещал это место, и моя энергетика оставила здесь след – мой магический «запах». Видно их направляет сильный темный маг, но пройти за мной Путями Кроноса они не смогут, никто из хаоситов не способен взломать мой магический щит, запирающий за нами с Дарком порталы входа и выхода в Черном Лабиринте Кроноса. И все же они идут по моему следу!
Я сообщил об этом Дарку.
- Не пора ли нам выяснить, кто гонит по твоему следу тварей Хаоса. И как они хотят тебя завалить? Неужели они надеются с тобой справиться? ¬– Удивленно спросил наставник.
- Не думаю, что им нужен я. Они рассчитывают через меня выйти на Габриэла, так как знают, что я его ищу. Кто-то донес, что мы интересуемся принцем! – Ответил я.
- Может быть и так! – Задумчиво протянул Дарк.
Мы распрощались с химерой. На прощанье я сказал:
- Я подумаю, как тебя отблагодарить, Сэрга! Я ценю твою помощь!
- Спасибо, Повелитель! – Припала на передние лапы химера.
- Я всегда готова тебе услужить!
Я бросил диск с руной Хаоса на землю, и мы с Дарком прыгнули в раскрывшийся черный колодец первозданного мрака.

***
Зеараг встретил наше появление довольным курлыканьем, прыжками и взмахами крыльев, сметающих каменное крошево вокруг нас на расстоянии нескольких метров. Я иронично называл это действие «ритуальным приветствием». Дракон еще подрос. Он всегда с нетерпением ожидал нас не только потому, что скучал по нашей компании, но и в предвкушении возможности увеличить кучку своих сокровищ. Камни, которые мы время от времени здесь прятали, мы же потом и забирали, и это Зеарага сильно расстраивало. Поэтому Дарк стал каждый раз приносить какую-нибудь вещь: украшение с драгоценными камнями, статуэтку из золота, золотые монеты или еще что-нибудь в этом духе лично для него. Вот и сейчас пока Дарк расстегивал свой подсумок, дракон в нетерпении перебирал лапами, пыхтел и пытался сунуть туда свой нос. Дарк вытащил золотой канделябр, который они со скорпионом с помощью зеркала Сета умыкнули из очередного храма, и вручил его Зеарагу. Тот осторожно взял его лапой и запрыгал на остальных трех к проему в стене, чтобы добавить его к своей золотой груде сокровищ. Я заметил, что он уже еле пролазит в разлом стены. Активировав внедренный в ладонь алмазный шип, я расширил проем с помощью светового клинка, моего смертоносного оружия. Шип играл роль концентратора, превращающего испускаемый мною через ладонь поток света в лезвие меча, рассекающего материальные предметы и убивающего созданий Хаоса. Мне не приходилось сражаться с людьми в материальных мирах, но, думаю, и человеческую плоть он тоже рассечет с легкостью.

Пока Зеараг, засунув голову в нишу стены разрушенного замка, любовался своей увеличившейся грудой сверкающего добра, мы с Дарком положили часть камней в хранилище. Потом достали клинки, надели доспехи и два часа «плясали» танец мечей. Затем, спустившись к озеру, мы смыли пот и немного поплавали. Надо было возвращаться: уже начинало светать, и меня ждала работа: сегодня по плану было три часовых обзорных экскурсии. Пора превращаться из Воина Хаоса в пилота срединного мира. Даниэль на несколько дней уехал на ферму к родителям, сказав, что ему нужно восстановить душевное равновесие после той эмоциональной встряски, когда он оказался на пороге гибели. У меня было в запасе несколько дней, чтобы выстроить линию поведения с Даном, после его возвращения.
Проинструктировав Зеарага, чтобы следил за окрестностями и вел себя осторожно, мы отбыли. Активировав зеркало Сета, я отправил скорпиона за завтраком в очередной ресторан, а сам обошел вокруг дома. Ничего подозрительного я не обнаружил, никаких следов, магии или навешанных заклятий: твари хаоса пока нас не обнаружили.
Скорпион расстарался: натащил всяческих блюд, напитков и даже чашку горячего шоколада лично для меня – я был растроган таким вниманием. Мы с фангиром быстро позавтракали, оставшуюся еду сложили в холодильник, грязные тарелки вернули в ресторан и отправились по своим делам.

***
Вечером, наплававшись в море, я сел в шезлонг и засмотрелся на причудливый облачный замок на горизонте, сотканный из огня и золота. Очнувшись через полчаса, я рассудил, что потратить весь вечер на созерцание заката: невосполнимая потеря времени. Дарк из спортивной школы должен был вернуться поздно. Я свистнул скорпиона, гонявшего крабов, вылезших на берег, чтобы поохотиться на жучков, и телепортировался с помощью файярила во Дворы Хаоса. Мне захотелось увидеть брата и узнать новости Хаосата.
Переместившись в свои покои, я переоделся, сменив одежду срединного мира на одеяние принца Хаосата. Форанн с Муриллом только что вернулись с тренировки и собирались ужинать. Я присоединился к ним. Брат сообщил, что во дворах с обеда наблюдается какая-то суета, поэтому после ужина мы с ним отправились на разведку. Спустившись на второй этаж, мы вышли на балкон внутреннего дворика, идущий по всему периметру здания. На площади перед арочным проходом, ведущим к наружным воротам и мосту, стоял приличный отряд воинов-хаоситов в полной боевой экипировке. Судя по вымпелам и красной броне, это были джасры. Джасры – военная элита, служили во Дворах Хаоса и были личной охраной Сарга и королевы Тэрлы. Командовал ими генерал-архон Суккур: двоюродный брат Сарга, моего отчима.
- Так, затевается что-то серьезное, если решили задействовать джасров – самых сильных, злобных и опасных воинов Хаосата! Давай сойдем во двор и порасспросим дядю. – Предложил Форанн.

Мы спустились вниз и, стоя на крыльце, осмотрели двор: Суккура там не было, но он вышел почти вслед за нами. Его сопровождало двое сотников.
- Максак! Кого я вижу! Не часто ты нас балуешь своим вниманием! – Воскликнул дядя, увидев меня. Я отметил, что Суккур был возбужден: его глаза горели холодным синим пламенем.
- Что привело тебя во дворец? Хочешь отправиться с нами на охоту? – Спросил Суккур.
- Ну, сначала я хотел бы узнать, на кого вы собрались охотиться?
- На черного дракона. Ты же знаешь, насколько Повелитель Сарг заинтересован в поимке этой огнедышащей бестии, Кристалл нестабилен – нужна кровь и магическая сила дракона для его стабилизации. Вампиры-призраки прислали гонца с сообщением, что в пустыне Маат появился молодой черный дракон. Мы надеемся на успех – с молодым легче справиться, чем со старым чешуйчатым прохиндеем.
У меня похолодело в груди: он говорил о Зеараге. Хорошо, что мы забрали дракона из пустыни и поселили в горах сумеречного мира Осир, где правила темная принцесса Ниония. В этом уединенном месте, около старинной полуразрушенной крепости не было никаких следов живых существ, кроме козерогов, на которых охотился Зеараг.
- И когда же вы планируете вернуться, – спросил я, – я никогда не был на обряде Поглощения кристаллом Мрака дракона? Хотелось бы посмотреть, как это происходит.
Дядя задумался:
- Надеемся управиться за неделю, сначала нужно будет за ним понаблюдать и выработать план поимки, чтобы не улизнул в последний момент, как уже случилось в прошлом году. Сарг тогда рвал и метал, чуть самих нас в кристалл не засунул! – Усмехнулся дядя, тряхнув гривой черных волос.
- Ну что ж, желаю успеха! Буду связываться с Форанном через Око Сета, чтобы узнать, когда вы появитесь. Кстати, как вы собираетесь его транспортировать? Дракона придется для этого погрузить в магический сон, а весит он немало.
- Да, это проблема! Но мы купили у элфов левитирующую платформу. Пришлось отвалить порядком золота и огненных рубинов. Элфы умеют хорошо сочетать технику с магией, в этом им не откажешь.
Суккур попрощался с нами и направился к отряду: он решил не полагаться на подчиненных, а самому возглавить столь ответственную компанию.
- Ну, что ж, прогуляйтесь! – Злорадно думал я, глядя в спину дяди.

***
Вернувшись, я обнаружил в гостиной встревоженного Дарка:
- Ты куда делся? Уже заполночь, а тебя нет, хоть бы записку написал или через зеркало связался. – Ворчал он.
- Я был в Хаосате! – Ответил я и рассказал, что Суккур отправился в пустыню Маат за черным драконом.
- Поздновато они собрались! – Хмыкнул Дарк.
- Да, тебе записка – была воткнута в дверную ручку.
Записка оказалась от Саркена – руководителя секции альпинистов. Он писал, что не застал меня дома и зайдет завтра вечером. Я вздохнул:
- Все-таки придется как-то объяснять свое уменье лазать по скалам. Ладно, что-нибудь совру, не впервой. Похоже, я становлюсь прожженным лжецом!
- Да уж, постарайся, чтобы это выглядело реалистично. – Ехидно посоветовал Дарк

***
Наше турагентство, специализирующееся на авиа экскурсиях, называлось «Ангел». По этому поводу Дарк шутил: «Хорош Ангел, принимающий на работу демонов!». Когда желающих обозреть с высоты птичьего полета шедевры местной архитектуры, ступенчатые пирамиды или развалины древнего храма в горах за пустыней было много, приходилось летать до позднего вечера, но сегодня я освободился рано. Приняв душ, я оседлал мотоцикл и помчался в наш загородный дом, решив до прихода Саркена связаться через Всевидящее Око Сета с гномом. Огг сообщил, что в их краях появились странные существа-призраки, которые могут прятаться в тени, сливаясь с ней.
- Что-то они тут вынюхивают, похоже! – Сказал гном-оружейник.
Я сказал, что это демоны-вампиры, высасывающие жизненную силу. Железо и серебро для них смертельно, как и стрелы с металлическими наконечниками. Гном обрадовался:
- Ну, раз есть против них оружие, то мы с ними справимся.
Я задумался – обычно серые вампиры, являющиеся Стражами Хаоса, не пропускающими жителей сумеречной зоны в его пределы, так далеко от Плоскогорья Призраков, где они обитают, не заходят. Плоскогорье находится между Сумеречными мирами и Девятью Кругами Тьмы. И опять они появились там, где недавно был я. Не ошибусь, если среди них окажутся и серые нюхачи – эти идут по следу лучше любых ищеек.
Пока я, сидя на веранде, размышлял: не связаться ли с Аркандром, раздался шум мотоцикла – приехал Саркен. Я спустился во двор и открыл ворота. Саркен был в черных кожаных брюках, которые он носил даже в сильную жару, и в серой футболке с изображением головы орла. Сняв шлем, он поздоровался. Взгляд темно-карих раскосых глаз Саркена под «крыльями» тонких черных бровей был таким же пронзительным, как и у орла на его груди. Саркен был индейцем с кожей цвета темной бронзы и восточными чертами лица. Он пригладил свои густые и длинные иссиня-черные волосы и сказал:
- Извини за беспокойство, но надо поговорить.
Мы расположились на крытой веранде – солнце еще припекало. Я молчал, предоставив ему возможность первому начать разговор.
Саркен помялся, потом взял себя в руки и произнес:
- Мы с ребятами поднялись на скалу, там, где ты спускался с Даниэлем, со страховкой и крючьями, и пришли к выводу, что спуститься оттуда без снаряжения, да еще с человеком на себе, невозможно. Это выше человеческих сил.
Он пристально посмотрел на меня и добавил:
- Ты не снимаешь темных очков! У тебя светобоязнь? Никогда не видел твоих глаз. Кстати, какого они цвета?
- Это так важно для тебя? – Усмехнулся я.
Заготовленные слова застряли у меня в горле: он бы все равно не поверил в мои фальшивые утверждения, что я такой крутой альпинист, поэтому я промолчал.
- Нет, в самом деле! Мне как-то некомфортно разговаривать с тобой, когда ты в очках. Может, снимешь все-таки?
Я вздохнул, снял очки и поднял взгляд на Саркена: тот вздрогнул.
- Никогда в жизни не видел таких светлых глаз! Как сверкающий лед! Они у тебя в темноте, случаем, не светятся?
- Нет, не светятся. Но они у меня чувствительны к свету, поэтому приходится носить очки.
- Так что, тебе нечего сказать? Насчет твоих способностей? – Настойчиво спросил Саркен.
- Знаешь, я так испугался за Дана, что не думал о том, смогу или нет снять его со скалы. Сейчас и сам не понимаю, как мне удалось его спустить. Я плохо помню, как все происходило!
- Насчет способностей: мой двоюродный брат был профессиональным военным альпинистом, – вдохновенно сочинял я очередную ложь, - он меня и обучил всем тонкостям скалолазания. После его гибели я перестал заниматься альпинизмом, но навыки остались.

Саркен смотрел на меня с явным сомнением во взгляде, и я решил сменить тему:
- Пойду, принесу чего-нибудь холодного!
На веранду выходило две двери: левая дверь открывалась в столовую, туда я и направился. Вторая вела в мою спальню. Взяв из холодильника две запотевшие бутылки лимонада и тарелку с бутербродами, я вернулся на веранду. Саркена не было, зато дверь в спальню была приоткрыта. Я чертыхнулся: отлично помню, что закрыл ее изнутри, а выходил на веранду через столовую. Видимо любопытный скорпион опять подслушивал.
Поставив тарелку с бутылками на стол, я вошел в свою комнату. Саркен стоял посреди спальни и озирался:
- Ничего себе гнездышко? Где ты такой ковер надыбал?
- Дарк где-то раздобыл – не ходить же по голому полу.
С того места, где мы стояли, моего парадного портрета не было видно: я специально повесил его так, чтобы он не бросался в глаза. Портрет висел у изголовья кровати в нише за пилоном – два несущих пилона отгораживали часть комнаты, где и стояла кровать. Я надеялся, что Саркен не сунет туда свой нос. Он прошелся по комнате, посмотрелся в большое зеркало в деревянной резной раме, подошел к книжному шкафу. Глянув на корешки книг на верхней полке, удивленно спросил:
- Ты читаешь книги на иностранном языке? На каком языке они написаны?
- Я собираю старинные раритетные издания, неплохое вложение денег. Книги написаны на разных языках, некоторые из них уже «мертвые».
Не мог же я сказать ему, что это книги на языке Хаосата. Я взял десяток фолиантов из хранилища в Храме Огня, чтобы изучить на досуге древнюю историю своего мира, которым мне, может быть, придется править.
- Странные у тебя увлечения! – Зыркнул на меня Саркен взглядом и двинулся дальше.
В спальне у меня ничего «компрометирующего», в общем-то, не было, кроме портрета: стол с настольной лампой под зеленым абажуром, удобное кресло, шкаф для одежды и книжный, кровать. Ничего особенного. Я незаметно огляделся, высматривая скорпиона, но он благоразумно спрятался. Саркен взял со стола фигуру крылатого файяра их красного янтаря:
- Это кто, Архангел? – Спросил он.
- Да, Гериан – повелитель огненной стихии. Тот, что сражался с драконом мрака.
Саркен подошел к пилону, и мое сердце замерло.
- Кровать у тебя царская, из музея умыкнул? – Пошутил он.

Знал бы Саркен, как он был близок к истине! Кровать Дарк умудрился стащить из дворца одного высокопоставленного сановника. Саркена заинтересовало изображение двух золотых драконов извивающихся на черном атласном покрывале, и он шагнул к кровати, чтобы их рассмотреть. И тут его взгляд упал на мой портрет – Саркен застыл, а я застонал, про себя, конечно.
- Это, ты? – Потрясенно произнес он, подходя к картине.
- Родственники подарили на день совершеннолетия. Правда, здорово. Я тут, как сказочный принц. – Жизнерадостно воскликнул я: ситуацию нужно было спасать.
Саркен долго молчал, не отводя взгляда от полотна. Потом повернулся ко мне и бегло оглядел с ног до головы:
- Странный подарок! Видать и родственники у тебя тоже странные! – Саркастически произнес он.
Больше Саркен ничего не сказал, но вид у него был задумчивый. Я видел, что мое присутствие стало его напрягать, как будто я вдруг из друга и коллеги Даниэля неожиданно превратился в опасного незнакомца. Саркен старался на меня не смотреть.
- Дан говорил, что ты хорошо владеешь мечом? – Неожиданно спросил он.
- На портрете ты тоже с мечом изображен.
- Не то что, хорошо, но владею.
В высокой траве у веранды зашуршало. Я успел рассмотреть золотую вспышку – скорпион! Саркен обернулся на шорох.
- Кошка, наверное, мышей ловит! – Успокоил я его.
- Странные у вас тут кошки водятся. – Усмехнулся Саркен.
- Вчера на той стороне дороги напротив ваших ворот я видел следы, только, судя по отпечаткам лап, кошка та была видать размером с корову.
Я задержал дыхание: «Чертов Дарк, мне все время напоминает, чтобы я был осторожен, а сам оставляет следы. Чертов оборотень!».
- У нас здесь спокойно. Тут рядом табун лошадей пасется, уж они-то почуяли бы зверя и подняли шум. Недавно где-то на побережье останавливался цирк шапито, может от них кто сбежал! – Равнодушно сказал я, выдохнув, хотя мне хотелось зарычать и кого-нибудь покусать. Что за день!
- Я вообще-то хотел пригласить тебя в нашу секцию инструктором. – Сказал Саркен.
- Но раз ты с этим завязал, то едва ли согласишься? – Вопросительно посмотрел он на меня.
- Ты прав! С альпинизмом покончено. Извини.
Мне показалось, что он вздохнул с облегчением.
Мы выпили еще по стакану лимонада, и Саркен уехал. А я еще полчаса сидел на веранде и скрипел зубами. Ситуация все больше выходила из-под контроля.

***
- Надо отвлечься и успокоиться. Навещу-ка я дядю на его необитаемом острове! Выпьем настойки с мандрагорой, пообщаемся, потом полетаю, и все будет хорошо.– Решил я и связался через Всевидящее Око – магическое гематитовое зеркало, с Аркандром. Как я заблуждался! Дядя обрадовался:
- Давно ты не давал о себе знать, а мне есть, что тебе показать.
- Ни слова, – предвосхитил он мой вопрос, – ты должен увидеть это сам, давай, перемещайся!
- Аркандр, ты меня заинтриговал! Освободи угол веранды, я сейчас открою туда Портал, – сказал я, отлепляя диск Хаоса от диска Огня и бросая его перед собой на пол.
- Удобная все-таки эта штука – файярил! – Подумал я перед тем, как прыгнуть в разверзшуюся под ногами Черную дыру.
Аркандр, нетерпеливо ходивший по веранде, поспешил мне навстречу. Н-да! От моей скромной веранды с деревянным полом эта отличалась как дворец от лачуги: серые мраморные плиты красиво сочетались с узорчатыми малахитовыми вставками. Посередине веранды на трех золотых львиных ножках стоял круглый столик с розовой мраморной столешницей, уставленный хрустальными графинчиками, фужерами и вазами с фруктами и пирожными. На двух креслах с высокими резными спинками не погнушались бы сидеть и особы королевского рода. Дядя был в своем амплуа!
- Сначала выпьешь чего-нибудь или посмотришь на мое приобретение! – Спросил он.
- Сначала смотреть! Потому как я догадываюсь, что после просмотра мне в любом случае захочется выпить, чтобы прийти в себя от потрясения.
Дядя хохотнул:
- Ну, идем!

Мы спустились с веранды и по дорожке, выложенной белыми и розовыми плитками, прошли к углу дома. За ним обнаружился большой черный куб с гофрированными воротами. По фасады шел ряд узких и высоких окон. Дядя открыл с помощью пульта ворота, и мы вошли внутрь. Я в замешательстве остановился. Внутри стены здания также были облицованы черной вулканической породой, с которой контрастировал пол, выложенный плитами из малиново-розового родонита. Под потолком распластался синюшный осьминог: «ног» у него было, правда, раза в два больше, который в каждом щупальце держал по матовому шару.
- Оригинальный у тебя светильник! Что это за тварь на потолке – кальмар из моря Мрака?
- И где мы, дядя? Как это столь странное сооружение называется? – Спросил я.
- Это – гараж!
- Га-а-раж! – Я даже заикаться стал.
- А, по-моему, больше похоже на гробницу! Я уж думал, ты себе кенотаф соорудил!
- А какой, по-твоему, должен быть гараж у демона из Дома Владык? – Обиделся Аркандр, но тут же забыл об обиде, увлекая меня к невысокому подиуму в центре гаража. На нем стояло нечто, укрытое черной блестящей пленкой.
- Смотри и восторгайся! – Провозгласил Аркандр, сдергивая пленку.
Я оторопел: да, дядя умеет поразить! И отвлечь тоже – все мысли о Даниэле и моем скалолазном опыте вылетели из моей головы, словно шершни из горящего гнезда. На подиуме стоял… мотоцикл, но какой!
Словарь
Канделябр (фр. свеча) – большой подсвечник для нескольких свечей.
Кенотаф (гр.) – пустая ложная гробница.

**** **** **** **** ****
Глава 6
**** **** **** **** ****
Несомненно, это был мотоцикл: два колеса, руль, хромированные гидроцилиндры…. Но вид несущей рамы не имел ничего общего с привычной глазу формой этого транспортного средства. Исполнение мотоцикла было похоже на инсталляцию какого-нибудь современного «Дали», смешавшего вместе такие авангардистские направления, как сюрреализм и поп-арт с реализмом. Основа мотоцикла была выполнена из вороненой стали в виде морской амфибии, покрытой сверху черной драконьей чешуей. Для Аркандра ввиду его демонической природы чистое железо было опасно, оно обжигало кожу.
- Интересно! Где Аркандр столько чешуи раздобыл? – Удивился я.
- Впрочем, у торговцев можно найти все, что душа пожелает!
Загнутый петлей русалочий хвост изображал сиденье со спинкой; неестественно вывернутые когтистые трехпалые руки – были рулем; отливающие синевой и медью спинные плавники обхватывали и скрывали рулевую колонку.
- Индивидуальное исполнение. Дизайн разработали элфы по моим наброскам. – С гордостью просветил меня Аркандр, похлопав гарпису по черному чешуйчатому хвосту.
- И покрыли весь мотоцикл составом из измельченного белого янтаря, слез Единорога, спящего в Лабиринте Туманов. Так что металл мне стал неопасен!
- Максак, ты с таким восторгом отзывался о езде на мотоцикле, когда был у меня в прошлый раз, что я решил тоже попробовать себя в роли гонщика. – Продолжил Аркандр.
- Ты ведь знаешь, что я не чураюсь экстрима! Он помогает бороться со скукой жизни. И, знаешь, мне понравилось! Но все мотоциклы выглядят слишком примитивно, поэтому я сделал заказ гномам на эксклюзивное изделие. И вот, что получилось! Такого уж точно ни у одного смертного нет!
- Аркандр, ты в своем репертуаре! У людей это называется выпендреж, между прочим.
Я, наконец, обрел способность двигаться и подошел ближе. Моя догадка подтвердилась, в оскаленной физиономии гарписы явно проступали черты Эрги, жены дяди, правда клыки, торчащие из-под верхней губы, были явно преувеличены. Сильно же она достала Аркандра, если он решил отомстить ей таким странным способом, усмехнулся я.
- Чтобы фигуру русалки так функционально вписать в мотоцикл! Тут не обошлось без гномьей магии. – Сказал я.
- Ты прав! Гномы в этих делах умельцы!
- Дядя, а ты не боишься, что Эрга прознает о твоей причуде?
- Не узнает, – хмыкнул Аркандр, – во-первых, я купил у элфов защитный купол и установил его над островом. Так что меня теперь во внешнем мире как бы и нет. Во-вторых, гостей у меня, кроме тебя не бывает. Но ты ведь не расскажешь ей?
- Конечно, нет, дядя! Можешь на этот счет не беспокоиться. Тем более, что из хаоситов я доверяю только Форанну и тебе.
Я еще раз всмотрелся в искаженное злобой лицо гарписы: выражение на нем было такое, словно она хочет вцепиться клыками в наездника и бесится, что ей это не удается.
- Аркандр, ты, наверное, испытываешь острое чувство наслаждения и мести, когда ездишь на своем мотоцикле.
- Да, уж! Знаешь, я проложил на острове сеть дорог, теперь мне есть, где погонять на нем. Максак! – Изменил дядя тему разговора:
- У тебя не найдется горсточки мелких огневиков или огнистых сапфиров: я поистратился на купол и мотоцикл? Да и гарем свой содержать надо!
- Кстати, дядя, а где твои гурии? Что-то их не слышно и не видно.
- Когда они мне надоедают, я погружаю их на несколько дней в магический сон. Выдерживать их постоянно – невозможно, но и без них скучно.
- Камнями я поделюсь! – Ответил я.
- Расскажи подробнее о куполе. Почему я прохожу сквозь твою защиту?
- Защита создается тринадцатью кристаллами. Самый крупный установлен в центре острова, а остальные двенадцать расположены по его периметру. Активируются и настраиваются специальным пультом. Прошлый раз я снял характеристики твоего биополя, ввел их в систему и открыл тебе доступ сюда. – Объяснил дядя.
- Как ты заметил, купол еще защищает от Солнца. Истинные хаоситы плохо переносят его свет, даже с защитными амулетами. Ты полукровка, тебе легче приспособиться к яркому освещению.
И в самом деле, то, что я принимал за постоянную облачность, было действием купола: он пропускал лишь часть солнечных лучей, поэтому на острове всегда царили легкие сумерки. Я здесь мог обходиться без темных очков.
- Заглядывай ко мне чаще! – Попросил Аркандр.
- А то у меня нет напарника для спарринга на мечах. Совсем разучусь драться, – вздохнул Аркандр, – люди не подходят, а с хаоситами я не хочу связываться. Пойдем-ка, потренируемся, племянник.
- Конечно Аркандр, я буду тебя иногда навещать. Здесь можно свободно полетать, а в срединных мирах я постоянно опасаюсь, что меня кто-нибудь увидит, хотя мы с Дарком и забираемся высоко в горы.
Аркандр был одним из лучших фехтовальщиков на мечах в Хаосате, поэтому я с удовольствием «потанцевал» с ним пару часов. Потом искупался в океане, немного отдохнул и с наслаждением размял крылья, но через час полета мне наскучило нарезать круги над островом, и я спустился на веранду, где кухонная обслуга заканчивала сервировать столик с ужином. После ужина я собрался восвояси, пообещав дяде вернуться через три дня с огневиками: он их менял на золотые монеты этого мира, на которые покупал у торговцев все, что ему требовалось. Для этого Аркандр раз в месяц наведывался в город на побережье под названием Икиас. У него, как и у меня был собственный файярил – Открыватель Путей, и источник темной силы – кольцо Хаора с аметистом.

***
Сидя в одиночестве на веранде: Дарк на неделю отправился в свой дворец-крепость, чтобы повидаться с Омрой, я нехотя ковырял в тарелке вилкой. Два дня назад я доставил Дарка в родные пенаты, где его радостно встретили родичи, присматривающие за дворцом. Поужинав в обществе оборотней, я вернулся назад. Скорпион, обычно любящий поболтать, сидел на столе, не шевелясь, и молчал. Он был телепатом и чувствовал мое раздражение и усталость.
Последние дни выдались тяжелыми: сильный ветер поднимал мелкую пыль в воздух, ухудшая видимость и стремясь сдуть вертолет в море. Все время полета я был в напряжении. Я посмотрел на небо. Раскаленный шар Солнца, словно гигантский желток, просвечивающий сквозь коричнево-желтую пылевую завесу, медленно стекал в море, приобретшее такой же грязно-желтый цвет. Я отодвинул тарелку и задумался, вспоминая разговор с Даном.

***
Саркен после нашей встречи больше не появлялся на моем горизонте, но вчера вечером, когда я вернулся с полетов, на моей веранде обнаружился хмурый Даниэль. Он вернулся из поездки раньше, чем я предполагал. Когда я поздоровался, он только кивнул, глядя на меня исподлобья. Принеся из холодильника бутылку с ледяной водой, лимон и стаканы, я сел напротив Дана и выжидающе уставился на него.
- Покажи! Покажи свой портрет!
- Саркен рассказал, – продолжил Дан, видя, что я не пошевелился, – он на него произвел неизгладимое впечатление. И еще он сказал, что – то ли с портретом что-то не так, то ли с тобой. Ты изображен на нем в каком-то странном месте и в странном одеянии. И еще…, – Даниэль замялся, – когда он смотрел на твой портрет, ему показалось, что на нем ты и есть настоящий, а в реальности – фальшивый, хотя этого не может быть. Ты нас, Максим, совсем запутал своими необычными поступками: то дрова пальцем поджигаешь, то по скалам лазаешь, нарушая все физические законы. Кстати, Саркен на месте твоего спуска обнаружил странные следы: похоже слово «странный» наиболее точно тебя характеризует, – усмехнулся Дан, посмотрев на меня и снова уткнулся взглядом в стол.
- Как будто в скалу дюбели забивали, – продолжил он, – и еще борозды, словно следы от когтей.
Я побарабанил пальцами по столу. Даниэль внимательно посмотрел на мою руку, но, конечно, никаких когтей не увидел. Я поднялся:
- Идем! Видимо хороший художник написал мой портрет, если он на Саркена так подействовал!
Я открыл дверной замок, и мы вошли в комнату. Даниэль здесь не бывал, поэтому с интересом огляделся. Я подошел к кровати и махнул рукой в сторону портрета:
- Вон он, любуйся! А я пока ужин подогрею, есть хочется.
С этими словами я удалился, оставив его созерцать мою царственную особу на полотне. Поставив тарелки на поднос, я вышел на веранду – Даниэля там не было. Когда я зашел в спальню, он все еще стоял около кровати и пялился на мой портрет.
- Зачем я его повесил, надо было спрятать куда подальше, в кладовку, например, или вообще оставить под охраной дракона в горах. Да, как-то я легкомысленно к этому отнесся! – С раздражением подумал я.
Даниэль, наконец, оторвался от созерцания картины и повернулся ко мне:
- Классно ты здесь выглядишь! Просто потрясающе – Саркен был прав! А что это за украшение такое у тебя на плече? Золотой жук? И почему один.
Я вздрогнул, представив, как рассерженный таким сравнение скорпион выскакивает из-под кровати, и быстро поправил Дана:
- Это наплечный доспех в виде скорпиона, он защищает руку вместо щита. Понятно!
- Пошли ужинать, жаркое остынет. – Сказал я и вышел из спальни.
Ужин прошел в молчании: беседа не клеилась. Даниэль молчал, иногда бросая взгляд на дверь спальни: видимо не мог выкинуть портрет из головы. Я собрал грязную посуду на поднос, и уже хотел отнести его в кухню-гостиную, когда Дан спросил:
- Это не та черная «кошка» с картины гуляла вокруг твоего дома?
Хорошо, что я не успел взять поднос, а то бы грохнул его на пол от неожиданности. Видимо у меня был такой обалдевший вид, что Даниэль сказал:
- Да пошутил я, ты чего?

- Достали вы уже меня со своими шуточками и предположениями! – Прорычал я, хватая поднос и ретируясь с веранды. Выпив полбутылки ледяной воды из холодильника, я, наконец, взял себя в руки: хорошо, хоть Дан не знает, что Дарк оборотень, и что он угадал насчет следов. На портрете-то был изображен именно Дарк в образе черного ягуара. Даниэль ушел, сказав, что завтра выходит на работу.
Утром оказалось, что мой вертолет на два дня поставили на плановый техосмотр, и я свободен. Настроение по-прежнему было никакое, и я решил, что надо напиться. Написав записку, что два дня буду отсутствовать, я попросил передать ее Даниэлю. Дома я запер все комнаты, кроме гостиной, наложив на замки соответствующие заклинания. Окна запирались изнутри комнат, к тому же на них стояли решетки, так что влезть в мою комнату было невозможно. Гостиную, бывшей по совместительству кухней и столовой, оставил открытой, так как предчувствовал, что Дан явится, чтобы покопаться в моих вещах, ну пусть воспользуется хотя бы холодильником.
Посадив скорпиона в рюкзак, я отправился за камнями для дяди к Зеарагу. Достав из тайника камни, я взял рюкзак, чтобы их туда положить. Скорпион, обернув хвост вокруг туловища, сидел рядом на валуне: когда у меня плохое настроение, лучше молчать и не путаться под ногами, это он уже усвоил. Дракон лежал напротив и задумчиво рассматривал Арра. Мне стало любопытно, и я настроился на его волну:
- Что это ты разглядываешь скорпиона, будто первый раз его видишь? – телепортировал я ему.
- Он золотой! – Изрек Зеараг.
- Жаль только бегает. Если бы ты превратил его в статуэтку, он бы стал украшением моей сокровищницы. Зачем он тебе, может, отдашь? – С надеждой посмотрел на меня дракон.

Я расхохотался. А скорпион, который легко читал мысли, встал на ноги и зашипел:
- Это меня-то в статуэтку? Да из тебя получится целая золотая гора, если поколдовать, вон какую тушу тут отъел. Сейчас ужалю в нос, и станешь, не золотой, а дохлой статуэткой.
Дракон флегматично изрек:
- А я могу тебя расплавить – дохну и все, будет вместо тебя золотой блин.
Я, давясь от смеха, еле выговорил:
- Хватит ругаться. Вы оба мне нужны. А ты Зеараг смотри, как бы твоя жадность тебя не погубила.
Обиженный скорпион залез ко мне на предплечье и подозрительно зыркал оттуда на дракона. Я положил в рюкзак кошель с камнями для Аркандра и черный кожаный доспех для тренировок. Подумав, взял перевязь с мечом Руфаргом и, повесив ее на плечо, телепортировался к дяде на остров.
- Кстати, забыл, как его остров называется, надо будет спросить. – Подумал я перед прыжком в Черную дыру.

***
Когда я высыпал на стол из кошеля камни, дядя обрадовался.
- Что я тебе должен за них?
- Ничего, это подарок за твое гостеприимство.
- Спасибо, Максак! Ты меня выручил, этих камней мне надолго хватит.
Я хмыкнул: без сомнения, при гипертрофированной любви Аркандра к роскоши, он их быстро спустит. Поставит, например, собственную гигантскую золотую статую перед дворцом, или бассейн размером с озеро. С него станет. Да и от скуки ему надо же чем-то заниматься. Они с Зеарагом похожи: гребут под себя все золотое.
- Аркандр, у меня впереди два свободных дня, и я хотел бы напиться.
- Ты серьезно? На тебя не похоже. Случилось что?
- Пока еще нет, но скоро придется поменять место жительства. Окружающие начали на меня коситься. Только мы с Дарком обустроились…. К тому же я еще никогда не напивался, как следует. Хочу получить новый опыт! ¬– Заявил я.
- Хорошо! – Обрадовался дядя.
- Давно у меня не было достойного собутыльника. А то, знаешь, одному пить скучно, поэтому я уже почти стал трезвенником.
Для начала я покатался по острову на дядином мотоцикле, потом мы с ним провели бой на мечах. Наконец жара начала спадать, и мы устроились за столиком с бутылками и закусками. Пить просто так было неинтересно, и мы решили играть в карты: кто проигрывал, тот выпивал бокал вина. Игрок из меня был плохой, поэтому я часто проигрывал. Дяде это надоело, и он стал жульничать. Когда я его уличал, он ворчал, что я выпью все его запасы вин, а он так и останется трезвым. Через два часа я сказал, что вино слишком слабо действует:
- Нет ли у тебя, Аркандр, чего-нибудь покрепче? – Спросил я.
Дядя спустился в подвал и принес несколько бутылок элфийской настойки с корнем мандрагоры.
- Эта на тебя подействует, не сомневайся! – Успокоил Аркандр.
Чтобы ускорить дело, мы начали бросать кости: у кого выпадет большее число, тот и пьет. Тут мы стали пить на равных. Когда подоспело время ужинать, сделали перерыв. После ужина я решил размять крылья и полетать. Трансформировавшись, я поднялся в воздух, но меня почему-то все время сносило на пальмы, хотя ветра не было. Скорпион благоразумно остался на земле.
Дядя наблюдал за моими зигзагами в небе, лежа в шезлонге. Я приземлился рядом с ним и пожаловался на деревья, хватающие меня за ноги.
- Полетаю над океаном, там нет деревьев! – Сказал я.
- Утонешь! И потом, ты не сможешь пролететь сквозь купол! – Хихикнул дядя.
- Это еще почему? – Возмутился я.
- Я настроил его сегодня так, чтобы для тебя он стал непроницаемым, потому что я не хочу, чтобы ты утонул. С кем я тогда буду пить? – Насмешливо ответил он.

***
- На следующий день мы встали поздно. День уже перевалил за полдень. Есть не хотелось, голова была как треснутый кокосовый орех, и я решил поплавать. Края купола, накрывающего остров, отстояли от него на полкилометра. К тому же оказалось, что Аркандр вчера пошутил, купол для меня был «прозрачен». Я плавал в прохладной воде до тех пор, пока в голове не прояснилось. Остров, сверку похожий на панцирь черепахи, так и назывался – Чардис: гигантская морская черепаха.
Ближе к вечеру, облачившись в легкие воинские доспехи, мы с Аркандром вновь начали поединок на мечах. С потом выходили остатки хмеля. Мы были равноценные бойцы, никто не хотел уступать, поэтому наш бой длился долго. Вконец измотанные, мы упали в кресла на веранде. Аркандр спросил:
- Ну что, твое настроение улучшилось?
Я подумал и ответил, что, по-моему, стало еще хуже. Тогда Аркандр сказал:
- Значит, мы вчера мало выпили, надо повторить.
Позвонив в колокольчик, он приказал слуге принести из подвала настойки из мандрагоры и морской орхидеи.
- Из орхидеи – забористее, пояснил дядя, она немного ядовита, действует как слабый наркотик. Я взял бутылку и сквозь зеленоватое стекло с подозрением посмотрел на «орхидею»: на цветок она походила мало. Из серого чешуйчатого шара выходил пучок тонких щупалец, колышущихся, когда я встряхивал бутылку.
- И мы это будем пить? – С сомнением спросил я.
- Это очень редкая настойка, свободно ее не купишь, и стоит дорого. У меня всего три бутылки, но чем не пожертвуешь ради племянника! – Хмыкнул дядя.
- Попробуй!
Он наполнил мой бокал. Я выпил. Вкус на удивление был приятным. Дядя, потягивая свою «орхидею», с интересом наблюдал за мной. Через пару минут с моим зрением что-то произошло, окружающее стало резким и выпуклым, словно я смотрел сквозь лупу. Воздух наполнился мерцающими искрами.
- Не волнуйся, скоро пройдет, это с непривычки! – Успокоил Аркандр.
Мы выпили еще по бокалу и, правда, я почувствовал себя лучше, все заботы и волнения исчезли, только стало грустно. Очень грустно. Я судорожно вздохнул.
- Ты чего? – Забеспокоился дядя.
- Дядя! Я кажется, влюбился. – Изрек я.
- О, неужели, это интересно! И кто же она?
- Принцесса!
- Это правильно: принц должен влюбляться только в принцесс! – Одобрил Аркандр, пытаясь вытащить за щупальце из бутылки «орхидею», чтобы закусить ею.
- И где же ты нашел принцессу, я кроме твоей сестры, что-то других не знаю! – Удивился дядя.
- Это моя сводная сестра из Искриора. Ее зовут Миэла! У нее такие рыжие волосы! – Мечтательно протянул я.
Дядя выронил бутылку, которая упала на пол и разбилась.
- И где ты с ней познакомился? Ты, что, был в Искриоре? – Удивился Аркандр.
- Нет. Но Дарк купил у торговцев миниатюры с портретами королевского семейства Искриора. Я влип! – Уныло констатировал я.
Дядя поднял с пола «орхидею» и, держа ее за щупальце, внимательно рассматривал. Выглядела она синюшно. Бросив ее в вазу с фруктами, он взял оттуда яблоко.
- Правильно, незачем есть ядовитых гадов! – Одобрил я его действие и выбросил «орхидею» на клумбу около веранды.
- Покажи портрет-то! – Попросил дядя.
- Да и на остальных твоих родственников интересно взглянуть. Наши семейства никогда не встречались. Да-с, все время в состоянии войны. А был бы мир, ездили бы друг к другу в гости! Слушай, – оживился дядя, швыряя остатки яблока на ту же клумбу, – когда ты женишься и станешь правителем Искриора, я приеду к тебе. Возьмешь меня в советники?
- Аркандр! С чего ты решил, что я буду королем Искриора – там своих принцев хватает, да и отец умирать не собирается.
- В Хаосате насчет тебя уже все решено: быть тебе королем светлой половины мира! А ты что против? – Удивился Аркандр.
- Поживем – увидим! – Дипломатично ответил я, не собираясь развивать эту тему.
Мы раскупорили бутылку с мандрагорой, выпили еще и ею же закусили. Мне уже было все равно.
- Где портреты, неси! – Потребовал Аркандр.
- Так они там, в доме, который мы с Дарком купили!
- О! Значит идем к тебе в гости! Я ведь у тебя еще не был, посмотрю, как ты устроился! – Воскликнул дядя, вставая с кресла и пытаясь найти точку равновесия.
- Идем, – согласился я, – где мой меч? Руфарг я здесь не оставлю, вдруг не вернусь! Дядя, так мы что, отправляемся в полном боевом облачении?
Аркандр задумался, потом развел руками и пошатнулся:
- Знаешь, кажется, я сейчас не в состоянии разоблачаться, а потом облачаться…. И во что? Прыгаем так, берем портреты, я быстро осматриваю твое жилище, и сразу назад! Идет!
- Идет! Берем и назад, не задерживаемся, чтобы нас никто не увидел, хотя там кроме лошадей в поле никого нет.
Дядин тренировочный доспех был великолепен, как и все его вещи. Поверх черного одеяния ниже колен из кожи зарпии, с разрезами от пояса – спереди и сзади, был одет золотой чешуйчатый панцирь с диском на груди с изображением скорпиона, символа нашего Дома Владык. На плечах из него торчало по три коротких шипа. Талию обхватывал пояс, набранный из узких вертикальных золотых пластин, украшенных аметистами в тон кольца силы. На поясе в черных ножнах, обрамленных золотом, висел подаренный мной на его день рождения кинжал. Широкие браслеты, также из золотых пластин с аметистами, обхватывали запястья. Черные кожаные брюки были заправлены в высокие темно-серые сапоги. Темно-каштановые волосы Аркандра были забраны в хвост при помощи золотой спирали. Сила, истекающая из кольца Хаора, подсвечивала изнутри радужки его глаз, светившиеся в темноте фиолетовым светом. Аркандр по человеческим меркам был очень высоким, но все-таки ниже меня. Стройный и широкоплечий он свел бы с ума любую красавицу срединного мира, но не в демонической форме: чешуя, клыки и когти резко убавляли его обаяние.
Мое воинское одеяние было проще: черная кожа, короткий колет с золотыми заклепками – поверх такого же, как у Аркандра длинного одеяния из кожи зарпии: подарок дяди, высокие сапоги, наборный золотой пояс, браслеты….
Аркандр взяв с подставки меч, тыкал им за спину, пытаясь попасть в ножны.
- Дядя, ты сейчас себе ухо отрежешь! – Я подошел к нему, отобрал клинок и со второй попытки попал в его ножны.
- Теперь ты мне помоги, только осторожно, не воткни меч в спину! – Напутствовал я его, подавая Руфарг.
Вдруг раздался шорох, и на веранду влетел скорпион.
- Максак, ты что, хочешь меня здесь оставить? – Обиженно спросил он своим скрипучим голосом.
- Ой, извини, – спохватился я, – совсем забыл о тебе. Залезай на свое место, мы отправляемся.
Скорпион шустро забрался на мое плечо, обвил гибким хвостом предплечье и замер, превратившись в часть доспеха. Я бросил диск файярила под ноги, схватил дядю за пояс и мы ухнули во тьму.
Вынырнули мы на веранде моего дома. Солнце уже зашло, стояли фиолетовые сумерки. Дядя, сделав несколько шагов в сторону, хотел сесть на стоящий у стола стул, но промахнулся и с грохотом и лязгом приземлился на пол. Я попытался его обойти, чтобы добраться до выключателя и зажечь свет.
Свет зажегся сам. Напротив меня у дверного проема с потрясенным лицом и «квадратными» глазами стоял Даниэль. Впрочем, выражение моего лица было не лучше, но он едва ли это заметил. Первая мысль, появившаяся из пустоты поглотившей сознание, была:
- Хорошо, что я не надел кольчугу короля элфинов, а то все выглядело бы так, словно я выпрыгнул из собственного портрета.

**** **** **** **** ****
Глава 7
**** **** **** **** ****
Даниэль был в полном потрясении от нашего появления. И не удивительно: сидишь ты себе в тишине в столовой поглощенный в свои мысли, потягиваешь холодный чай с лимоном, и вдруг с грохотом и лязгом тебе чуть ли не на голову сваливается странная парочка в доспехах и при мечах, будто вынырнувшая из древних веков. Да, к тому же еще и в сильном подпитии.
- Вы что, в фильме снимаетесь? – Спросил он срывающимся голосом.
Дело в том, что Дарк преподавал в Школе Боевых Искусств технику владения мечом для киноартистов, игравших в псевдоисторических сериалах. Их небольшой киногородок раскинулся в живописной долине у подножия гор, на расстоянии двухсот километров от города. С противоположной от гор стороны мимо него протекала река. Молодежь старалась попасть в массовку фильма, чтобы, с одной стороны –подзаработать, а с другой – поучаствовать в битвах, примерив на себя роль воина прошлых веков. Почувствовать в руке тяжесть меча и встретиться с врагом, пусть и не настоящим, лицом к лицу, это гораздо интереснее и опаснее, чем стрелять из автомата по противнику, находившемуся далеко от тебя.
- На массовиков вы не похожи. Вас что на главные роли пригласили? – Вопрошал совсем обалдевший Даниэль.
Вдруг он замолчал, уставившись на мое плечо. Я в недоумении скосил глаза: Даниэль смотрел на скорпиона.
- Так он существует в реальности? Скорпион, то есть – доспех! Я думал, что художник его выдумал! Красивый! И так сверкает! Он что – золотой? А твой пояс и браслеты – тоже из золота?
- А то из чего же! Уж не думаешь ли ты, что мы подделку на себя наденем? – Обиженно произнес Аркандр, наконец, поднявшись с пола.
- Кто это с тобой, Макс? Я его не знаю.
- Это мой дядя Аркандр. Он решил меня проведать, ненадолго. Вот мы с ним и отметили… встречу.
- Понятно. Но почему вы в таком странном виде? – Допытывался Дан.
- И почему я не слышал, как вы пришли? Кстати, как вы добирались до дома? Вы что, пили где-то в городском кафе в доспехах и с мечами? Ну, вы даете. Нет, но почему я ничего не слышал, вы же так шумите!
- Наверное, ты задремал! – Внес идею дядя.
- Максак! Ты не представишь своего симпатичного друга? – Продолжил Аркандр, ухмыляясь.
- Это Даниэль, мой напарник по полетам. – Ответил я, соображая, как выкрутиться из опасной ситуации. Даниэль явно не рвался нас покидать.
- Почему вы назвали его Максаком? – Удивленно спросил Дан.
Я пожалел, что не Зеараг, и не могу откусить дяде голову.
- А как мне его звать, если он Максак! – Вытаращился на Даниэля Аркандр.
- Даниэль, тебя в детстве всегда звали по имени? – Вмешался я.
- У тебя не было какой-нибудь клички или прозвища?
- А! Так это твое прозвище. Странное какое-то!
Дядя мерзко хихикнул:
- Максак, а как тебя коллеги по работе-то кличут?
- Как-как, как положено – Максим, хотя чаще просто Макс.
- И тебе, дядя, тоже лучше звать меня Максом.
- Хорошо, Максак! Извини, – Макс! Привычка! – Осклабился дядя, ситуация его явно забавляла.
Даниэль разглядывал скорпиона:
- Здорово сделан, как настоящий! – Я задержал дыхание, но скорпион не пошевелился. Может его, как и дядю, тоже забавляло происходящее?
- Неужели золотой? Сколько же он весит? Да и откуда у вас столько золота? Макс, вы что, с дядей – миллионеры что ли?
- Меньше слушай пьяного дядю! – Пробурчал я.
- О! Хорошо, что напомнил! Теперь нас полный комплект! Лучше всего пить втроем – таковы традиции этого мира! – Радостно провозгласил Аркандр.
- Максак, то есть, Макс! У тебя найдется что выпить?
Я понял, что отговаривать дядю от выпивки бесполезно, поэтому со вздохом ответил утвердительно:
- Есть, но только вино!
- Неужели даже настойки из мандрагоры не найдется? – Удивился дядя.
- Мандрагоры! Но ведь ее не существует! Это сказочное растение, колдовское! – Недоуменно произнес Даниэль.
- Колдовское растение или нет, а настойка из него крепкая получается. Да и закуска из корня неплохая! Максак, тебе понравился корешок? Ты так смачно им хрустел! – Спросил дядя, лукаво поглядывая на меня.
Дядя развлекался, зная, что при Даниэле я не превращу его в жабу или в какую-нибудь другую мелкую нечисть вроде наслинга, что он в полной безопасности. Мне оставалось только представлять, как я его трансформирую в червяка и отрываю голову, хотя найти у червяка голову проблематично.
Я заметил, что Аркандр как-то слишком заинтересованно смотрит на Даниэля. Похоже, он пресытился своими «гуриями» и ищет новые развлечения. Сибарит чертов! Только этого мне не хватало! Чем бы его отвлечь: уныло подумал я.
Я никогда не смотрел на Даниэля с точки зрения плотских отношений. Все мои помыслы связаны с принцессой Миэлой. Да и Даниэль ни в чем таком замечен не был, тем более, что ему нравится Кира. Думаю, дядю ждет облом, если он что-то замышляет. Впрочем, может, я ошибаюсь насчет нечестивых дядиных помыслов. Я посмотрел на Дана: он был чертовски привлекательным парнем. Уж точно немало девиц сохнет по нему. Но Аркандр со своей демонической красотой и обаянием в человеческой ипостаси, был просто неотразим. Такой «донжуан» соблазнит кого угодно.
- Так! Надеюсь, они видятся в первый и последний раз, я позабочусь об этом. – Решил я.
- Аркандр, пойдем, переоденемся! А ты Даниэль, приготовь, пожалуйста, холодный чай с лимоном.
После того, как Дан стал бывать у нас в гостях, мы с Дарком все-таки купили электроплиту и оборудовали кухню в соответствии с человеческими мерками необходимости. Чтобы не было вопросов!
- А у тебя есть, что мне предложить? – Недоверчиво спросил Аркандр.
- Найду что-нибудь! – Ответил я, увлекая дядю в свою спальню, где стоял шкаф с одеждой. Я переоделся в ставшие привычными джинсы и футболку без рукавов. Скорпион вертелся под ногами и канючил, чтобы я взял его с собой на веранду:
- Мне скучно. Я хочу быть рядом с вами на веранде, пусть даже в качестве «статуэтки».
Я подумал и решил, что лучше держать скорпиона в поле зрения, чтобы он чего-нибудь не учудил.
- Хорошо! Но смотри, если ты пошевелишься и напугаешь Даниэля, я попрошу дракона тебя расплавить! – Пригрозил я ему.
Скорпион обиженно проскрипел:
- Если Даниэль твой друг, почему бы тебе ему не открыть всю правду?
- Потому что нас в этом мире быть не должно! Наше явное вмешательство изменит ход событий и нарушит его равновесие. А так как сопредельные миры связаны друг с другом невидимыми силовыми полями, то это вызовет лавинообразные изменения и может привести к их коллапсу. Они просто схлопнутся. Мы, жители темного полюса силы, обладаем слишком большой мощью и влиянием на промежуточные миры-отражения, расположенные между двумя центрами силы. Мы не должны вмешиваться в жизнь людей.
- Да ты только и делаешь, что вмешиваешься! – Скептически заметил скорпион.
- Вот поэтому и придется покинуть этот город! – С грустью ответил я.
- Когда вернется Дарк, мы решим данный вопрос!

***
Аркандр наотрез отказался надевать кроссовки или сандалеты и остался в брюках и сапогах, но согласился облачиться в черную футболку, да и то, думаю, потому, что с нее скалилась морда леопарда.
- Носишь «портрет» Дарка на груди? – Хмыкнул дядя, надев футболку и разглядывая себя в зеркале.
- Интересно было бы посмотреть на реакцию Даниэля, если бы он узнал, что тусуется в компании двух высших демонов! – Мечтательно заметил он.
- Аркандр! Надеюсь, ты не подложишь мне такую свинью? И где ты поднабрался этих словечек – типа «тусуется»?
- Да не беспокойся! Это я так, теоретически…. А, словечки? Это от элфа Эрисэля! Мы с ним иногда встречаемся в городе Икиасе на побережье, играем в карты и пьем настойку из мандрагоры, которой он меня и снабжает. Кстати, если тебе нужна настойка, могу познакомить. Он контрабандист, торгует алкоголем и артефактами. Защитным куполом я разжился с его помощью.
- Спасибо дядя, может позже.
«Не мешало бы познакомиться с этим элфом. Контрабандисты путешествуют по всем мирам. Он может обладать сведениями о нахождении Габриэла», – подумал я. Я взял подмышку скорпиона, и мы с дядей пошли на веранду. Даниэль еще был на кухне, отгороженной теперь ажурной перегородкой от столовой. Я посадил скорпиона на полку около двери, откуда он мог наблюдать за нашей компанией, и отправился в подвал за вином и ветчиной. Обычно мы все доставали через Зеркало Сета, но всегда имели в подвале стратегический запас мяса и вина на непредвиденный случай.
Даниэль пить отказался: у него на следующий день намечались по плану три экскурсии – первый вылет с раннего утра, так что ему нужно было быть в форме. Я тоже не горел желанием напиться, в моем бокале почти не убывало. Зато Аркандр выпил всю бутылку. Дядя в основном общался с Даниэлем: расспрашивал его о работе пилота, о жизни, шутил. Он сказал, что тоже хочет совершить экскурсию на вертолете, поэтому оплатит полностью рейс, так как не желает, чтобы ему мешали посторонние туристы. Я молчал и злился. Аркандр делал вид, что не замечает моих красноречивых взглядов, которыми я его изредка награждал.
В три часа ночи, когда край неба начал светлеть, Даниэль, наконец, собрался уезжать:
- Надо немного поспать, а то не смогу пилотировать машину.
Мы встали из-за стола, Аркандр на удивление выглядел почти трезвым, и пошли с Даном к его мотоциклу, который стоял с другой стороны дома. Перед полкой у двери в столовую Даниэль остановился, чтобы еще раз полюбоваться на скорпиона. У скорпиона по сравнению с его обычными хитиновыми «сородичами» был длинный змеиный хвост, словно у василиска. Хвост он обвивал вокруг предплечья до самого локтя, защищая руку, а клешни и голова защищали плечо.
- Из чего у него сделаны глаза: камни похожи на рубины, но внутри какая-то светящаяся точка, из-за чего глаза выглядят как настоящие? – Спросил Дан.
- Это редкие рубины, которые называются огненными. В центре камня находится линза, которая фокусирует свет, поэтому, кажется, что камень светится изнутри.
- Никогда не слышал о таких рубинах, впрочем, я никогда не интересовался драгоценными камнями. – Ответил Даниэль.
Мы попрощались и он уехал.
- Аркандр! Я думаю, ты не собираешься здесь задерживаться. Сейчас я тебе покажу портреты королевской семьи, раз обещал, и провожу до твоего острова. Потом махну к дракону: оставлю там свою амуницию и меч.
Я достал из тайника миниатюры и разложил их на столе.
- Вот, познакомься с новыми родственниками, дядя!
Аркандр рассмотрел портреты и вынес резюме:
- Принцесса хороша, но и королева выглядит потрясающе!
- Познакомишь с ней, когда войдешь в их семейство? – Спросил, дядя, подмигнув.
- Аркандр, уймись. Иди, переодевайся в свою броню. Пора двигаться.

***
Проводив Аркандра, я почувствовал, что после «застолья» и прыжков по Черному Лабиринту мироздания, мне необходимо перед работой выспаться и завалился спать. Ближе к вечеру мы со скорпионом с помощью зеркала Сета натаскали еды из облюбованных нами ресторанчиков и сервировали стол. Время от времени я подбрасывал хозяевам заведений, из которых мы умыкали еду, золотую монету или огнистый сапфир, чтобы компенсировать наше воровство. Стоимости одного камня хватало, чтобы со спокойной совестью анонимно питаться в ресторане целый год, но мы постоянно меняли свои «пищевые точки». Затем отправился за Дарком в его замок-крепость, где он гостил. Он меня уже ждал и мы сразу телепортировались обратно.
После ужина я рассказал ему, как опять вляпался, да еще и Аркандра засветил.
- Во-первых, Даниэль уж точно поинтересуется, где дядя обитает. Во-вторых, я показал Аркандру дорогу сюда, а он, кажется, положил глаз на Даниэля и может появляться здесь и без уведомления о своем «прибытии». Аркандр со своим демоническим обаянием и магией может соблазнить даже статую, вдруг Даниэль не устоит.
- Дарк, я не хочу терять друга, но не знаю, что делать.
Дарк задумался:
- Может мне перекинуться в ягуара и загрызть его?
- Как бы он тебя не загрыз. Но, кроме шуток, Дарк, я созрел: пора исчезнуть из этого мира. Но не сразу, придется немного задержаться, хочу убедиться, что дядя не протопчет сюда дорогу. Не оставлять же Даниэля ему на растерзание.
- Хорошо. Дом оставим за собой, продавать не станем. Может быть, придется еще здесь появиться. И куда же мы отправимся, ты уже решил?
- Да! Мы отправляемся на Поля Сновидений. Пора воспользоваться ключом Сор-Гора и пройти Туманный Лабиринт. В нем можно увидеть будущее и, если Лабиринт покажет мне, где находится Габриэл, я смогу переместиться к нему.
- В Лабиринте ткань реальности слоистая и изменчивая, словно туман, гонимый ветром – файярил там может быть бесполезен. – Сказал Дарк.
- Проверим! Дарк, ты не обязан следовать за мной. Я пойду один, а ты оставайся с Зеарагом. Когда я найду Габриэла, то вернусь за тобой. В этом Лабиринте легко потерять друг друга, а без ключа Сор-Гора и файярила тебе оттуда не выбраться.
- А вдруг тебе потребуется помощь? Нет, я пойду с тобой. И не спорь, одного я тебя не отпущу в это непредсказуемое место.
Я засмеялся: Дарк при всем своем желании не сможет меня остановить, я сильнее его во многих смыслах, сильнее в магии, быстрее в трансформации, могу летать, в конце концов. И у меня есть средство мгновенного перемещения по черным Путям Кроноса – файярил. Глаза Дарка вспыхнули желтым, даже линзы этого не скрыли:
- Я знаю, о чем ты думаешь! – Прорычал он.
- И все-таки мы идем вдвоем.
- Как скажешь, отправляемся вместе, – улыбнулся я, – но сначала хочу повидаться с одним элфом-контрабандистом, знакомым Аркандра. Вдруг он что-нибудь знает о принце Искриора. А сейчас пора спать, мне завтра на работу, отпуск закончился.

***
Неделя прошла спокойно. Встреча с элфом оказалась безрезультативной, но я купил у него несколько бутылок настойки с корнем мандрагоры – на всякий случай. Эрисэль – элф контрабандист, оказался высоким, худощавым и черноволосым. На темном лице изумрудами горели зеленые кошачьи глаза. На его кожаном поясном ремне висели в ножнах два кинжала. Не сомневаюсь, он прекрасно владеет не только кинжалом – орудием шпионов и тайных наемных убийц, но и мечом. Элф хоть и выглядел худым, но дохляком не был: руки у него были длинные и жилистые, какие обычно бывают у мечников. Позже я узнал, что он был метисом: его отец был воином из рода элфинов, а мать – целительницей из рода элфов. Что само по себе было удивительно, так как элфы и элфины враждовали и не смешивались между собой. Эрисэль стал изгоем, ни тот ни другой род его не принял, поэтому он был одиночкой, как и я. Но у меня были друзья и брат, а у него, судя по всему, не было никого. Во время разговора мы присматривались друг к другу. Я решил, что за огневики он согласится на меня поработать, если возникнет такая надобность. Похоже, и он думал о том же, как меня использовать с выгодой для себя. В общем, знакомство оказалось полезным.
Дядя совершил полет на вертолете и остался доволен. Отделаться от меня ему не удалось – я сопровождал его на экскурсии в качестве личного гида. Два дня назад Дарк закончил последние тренировки с очередной группой «воинственных» артистов, и Школа Боевых Искусств – при киностудии, закрылась на каникулы. Даниэль пару раз допытывался, как все-таки меня зовут: Максак или Максим. Скорпион подрался с бродячей собакой – победа осталась за ним, огромный лохматый пес с визгом ретировался. Дарку, когда он в очередной раз отправлялся на ночной гон, я посоветовал заметать за собой следы хвостом. Он обиделся и следующий вечер со мной не разговаривал, но потом мы помирились.
Я работал по скользящему графику, и очередной выходной день пришелся на понедельник. Накануне вечером я отправился во Дворы Хаоса – нужно было предупредить Форанна о том, что мы с наставником отбываем на Поля Сновидений, чтобы пройти Туманный Лабиринт. К тому же у Эрги был день именин, и не поздравить ее было бы непростительной ошибкой. Пришлось сначала заглянуть к гномам, чтобы найти в их сокровищнице подарок достойный супруги дяди Аркандра. Огг-оружейник расплылся в улыбке, увидев меня: мое появление означало прибавление в его сундуке еще как минимум одного огнистого рубина. За диадему какой-то давно почившей царицы Сумеречного мира пришлось заплатить ему два рубина средних размеров. Огг остался доволен.
Появился во Дворах и Аркандр. Праздник во дворце дяди был «многолюдным», ярким и шумным. Моя особа, упакованная в парадную форму клыкастого демона покрытого ярко-огненной чешуей, пользовалась повышенным вниманием. На дохляка я не походил, чем многих разочаровал. Моя смерть отодвигалась в туманные дали, и все, сделавшие ставку на мою скорую кончину, проиграли. Скорпион, прикрытый заклятьем невидимости, шнырял между ног гостей, подслушивая, и периодически снабжал меня свежими сплетнями и новостями.
Сестра Залина за годы, проведенные мною вне дома, стала совсем взрослой, и у нее появилось немало ухажеров. Но она не обращала на них внимания и ходила за мной хвостом весь вечер. У нас с ней были теплые отношения, я не забывал баловать ее подарками и раньше, и теперь, когда изредка навещал брата. Она стала красавицей: смуглая кожа, бронзовая чешуя, длинные черные волосы и глаза цвета темного рубина. Я не видел в Хаосате ни одного демона достойного ее руки. Надежда была на принца Кариэна, брата Габриэла. Правда, с младшим принцем Искриора я еще не был знаком, но надеялся, что выглядит он не хуже брата.
В конце праздника тетя Эрга подарила нам с Форанном по Грайкулу. Грайкулы, обладающие кристаллической псевдо жизнью, представляли собой светящиеся желто-оранжевые сферы небольшого диаметра. Их носили в виде серег, кулонов, подвесок или крепили к поясу на цепочках. Чем больше было жизненной силы у носителя, тем ярче светились Грайкулы, которые были большой редкостью и стоили бешеных денег. Деревья, на которых созревали Грайкулы, не приживались при пересаживании и росли в труднодоступных и опасных для жизни местах. Их находили на окраине Хаосата, у подножья гор Грифонов, где разряды молний выжигали все живое. Грайкулы росли в янтарных наростах, похожих на полупрозрачные раковины, на стволах каменных деревьев. Я был удивлен таким щедрым подарком.

- Не задабривает ли меня Эрга, как будущего Владыку? – Терялся я в догадках.
- Хотя вряд ли. Тогда в чем тут подвох?
Вернувшись в наш дом в Асуахе, я сел у камина и, расширив диапазон зрения, осмотрел дар, но никаких магических «навесок» на всех уровнях спектра на нем не обнаружил и успокоился. Как позже оказалось – зря! Недаром люди говорят: «опасайтесь данайцев дыры приносящих».
Грайкул был заключен в тончайшую золотую сеть, к которой крепилась цепочка. Я повесил его на шею и посмотрел в зеркало: на фоне черного диска файярила подвеска смотрелась великолепно. Она слегка пульсировала и светилась, словно маленькое солнышко: моя жизненная сила была огромна.

***
В субботу вечером Дарк сказал, что нашел в горах интересное место, и что мне стоит его посмотреть.
- До него ходу около часа, можно прогуляться пешком. А то ты все: или на мотоцикле, или на вертолете – совсем ходить разучишься! – Ворчал Дарк.
Я только хмыкнул: почти каждый вечер я бился пару часов на мечах то с Дарком под присмотром дракона, то с Аркандром на его острове. Да еще летал, разминая крылья как минимум полчаса.
В воскресенье у меня был выходной, и я согласился пойти в пеший поход – для разнообразия. Встав пораньше, я соорудил бутерброды с ветчиной и сыром, чтобы не заморачиваться с обедом, и положил их в рюкзак. Воду решили пить из горных ручьев. Скорпиона я в рюкзак сажать не стал, пусть бежит сам, в горах безлюдно, никто его не увидит. Но на всякий случай я наложил на него заклятье невидимости.
Мы завтракали, когда приехал Даниэль. Он спросил Дарка – не потренирует ли тот его, пока Школа Боевых Искусств закрыта. Дарк ответил – отпуск, значит отпуск, ему тоже отдыхать нужно.
- А почему ты своего друга не просишь? – Удивился Дарк.
- Так Максим сказал, что он мечом владеет слабо!
Дарк чуть не подавился куриной ножкой и удивленно воззрился на меня.
- Да он просто лентяй! Слушай его больше, он отличный боец. Макс, почему бы тебе иногда не размяться с Даниэлем! – Спросил Дарк, невинно глядя на меня.
Я смотрел на Дарка в замешательстве: что это на него нашло?
- Дарк преувеличивает, но мой уровень все-таки выше твоего, поэтому два раза в неделю, например, перед ужином, мы можем тренироваться. Но тебе придется у нас ночевать, не стоит одному ездить ночью. До города далековато добираться, местность вдоль берега пустынная и в горах водятся горные кошки. Они хоть и небольшого размера, но когти и клыки у них приличные, вполне могут напасть, если голодные.

Даниэля предложение ночевать у нас обрадовало, по-моему, он вообще готов был перебраться к нам, если бы были лишние комнаты, и мы бы его пригласили.
- Куда вы собрались с утра пораньше? – Спросил Дан, кивая на мой рюкзак.
- Решили прогуляться в горы вместо тренировки. – Ответил я.
- К тому же Дарк в горах нашел какие-то развалины, вот в тот район мы и пойдем. Хочешь присоединиться? Возьмем мечи, потренируемся, там нам никто не помешает. Разомнемся и древности осмотрим.
- С радостью! – Оживился Даниэль.
Я скептически его оглядел:
- Наряд у тебя не для похода по горам. Пойдем, я дам тебе плотные брюки и ботинки.
Выйдя на веранду, мы надели рюкзаки и закинули на плечи перевязи с мечами. Даниэль с Дарком пошли к воротам на противоположной стороне дома, а я остался, чтобы запереть двери, выходящие на улицу с кухни-гостиной. Сам не знаю почему, я активировал запирающее заклинание в файяриле и запечатал им все двери. Выйдя на улицу, я запечатал еще и окно в мою спальню, решив довериться своей интуиции.
До места добирались чуть больше часа. Дарк вел нас без тропы. Подъем был довольно крутой, да еще приходилось то огибать валуны или осыпи, то прыгать по камням наподобие горных козлов. Даниэль выдохся, но не жаловался.
Мы поднялись на небольшое плато, соседствующее с группой невысоких скал, образующих своеобразный лабиринт.
- Это там! – Махнул рукой в сторону «лабиринта» Дарк.
Погода стояла солнечная, на небе ни облачка, от раскаленных камней полыхало жаром, но когда мы вошли в тень между валунами – высотой в полтора моих роста, резко потемнело. Тень казалась чем-то материальным, как будто проход был заполнен темной водой. Даниэль, шедший между мной и Дарком, стал нервно крутить головой. Я почувствовал присутствие темной магии. Место мне не нравилось, но надо было посмотреть, что там нашел Дарк, поэтому я не стал ничего комментировать.
Зато скорпион, на которого я весьма осмотрительно, кроме покрова невидимости наложил еще и заклинание немоты, бубнил у меня в мозгах:
- Максак! Здесь опасно! Куда мы идем? Надо повернуть назад. Здесь магия хаоса!
- Я чувствую ее, успокойся. Мы должны увидеть то, что нашел Дарк. – Телепатически ответил ему я, проверяя, как выходит из ножен на поясе Гиэра – убийца демонов: легендарный кинжал Крылатых, найденный мною в Подземельях Химер.
- Похоже, мечи нам сегодня пригодятся! – Подумал я и не ошибся.

**** **** **** **** ****
Глава 8
**** **** **** **** ****
Минут через десять мы вышли на ровную площадку, усыпанную мелким щебнем. Дальше хода не было, плато заканчивалось обрывом в долину. По его краю лежало несколько больших валунов, а в центре площадки возвышался черный трехметровый конус, словно изгрызенный гигантскими гусеницами. Отверстия на поверхности конуса светились тусклым красноватым светом. Земля у его подножия была вспучена, как будто он только что вылез из-под нее наподобие чудовищного гриба.
Я вспомнил, что в одном из манускриптов, хранившихся в храме Огня, было описание этого творения Хаоса. Конус являлся жилищем аргусов, которых называли еще ледяными вампирами, высасывающими тепло и энергию из всего, что попадалось им на пути. Хотя правильнее было бы их называть генераторами энтропии, потому что там, где они появлялись, жизнь исчезала. Позади себя они оставляли пустыни покрытые серой пылью. Аргусы походили на больших полупрозрачных медуз, передвигающихся при помощи ложноножек. Встречая на пути большой объект, они сливались в одно, капле подобное существо, и обволакивали его прочной тонкой пленкой. По мере вытягивания жизненной силы из жертвы, пленка становилась все холоднее и холоднее, превращаясь в ледяную броню. Аргусы обитали в Подземельях Химер, этих адских подвалах Хаосата, протянувшихся под всеми срединными мирами вплоть до Полей Сновидений, являющихся областью, где начинают проявляться из небытия материальные миры. Поля Сновидений – та зыбкая, призрачная и неустойчивая зона, где Невидимое начинает обретать Форму. Ледяные вампиры перерабатывали излишек энергии Хаоса, не давая ей вырваться из Подземелий Химер наружу и погубить срединные миры-отражения, являющиеся когерентными мирами, возникшими от наложения излучений двух матриц Мироздания: Искриора – светлого полюса, в огне которого кристаллизуется материя, и Хаосата – темного полюса, где властвуют силы Хаоса.
Путь из Подземелий наружу – в срединные миры Аргусам был заказан. Подземелья существовали в другой мерности и для материальных миров являлись метафизическим пространством, поэтому ледяные вампиры не могли трансмигрировать в миры отражений – барьер между разномерными пространствами был для них непреодолим. Но, однако, они здесь! Кто же им помог внедриться в этот мир?
Я расширил диапазон своего видения и быстро осмотрелся. Так и есть! Это место прикрыто колпаком наведенного поля, переливающегося всеми цветами спектра. Поля, похожего на огромный мыльный пузырь, выдавленный в пространство материального мира из Хаоса. Попасть внутрь него могли лишь хаоситы, то есть мы с Дарком. Для обычных людей этот конус просто не существовал, они видели лишь пустое каменистое плато. Даниэль смог пройти внутрь пузыря, только потому, что находился рядом со мной. Сколько же времени конус, словно огромный черный паук, поджидал свою добычу, не сомневаясь, что когда-нибудь Дарк его обнаружит. Я редко ходил в горы, да и то только с ребятами из клуба альпинистов. А вот Дарк постоянно «разминал лапы», гоняя по горам коз в облике ягуара.
Воспользоваться внутри «пузыря» диском файярила невозможно – об этом позаботились его создатели, локализовав данную часть пространства. Если уйти черными путями Кроноса невозможно, значит, надо выбираться из «пузыря» обычным путем.
- Что же нам помешает это сделать? – Подумал я.
- Но когда мы выберемся из «пузыря», быстро убраться отсюда можно будет только через Черную дыру, а значит, придется открыться Даниэлю, признаться ему, кто мы такие. Это совсем не входило в мои планы.
Все мысли: анализ и выводы, промелькнули в мозгу со скоростью молний, заняв всего несколько секунд. Но оказалось, что вернуться тем же путем, которым мы пришли, уже не возможно, он оказался отрезан. Закричал Даниэль, указывая на темное пятно, быстро перемещающееся слева на откосе скалы по направлению к нам. Секундой позже Дарк указал рукой за мою спину, еще пара «пятен» спускалась по скале справа.
- Аффелосы! Дарк, отдай один из мечей Даниэлю! К бою! – Крикнул я, выхватывая из ножен Руфарг.
- Хорошо, что мы взяли с собой мечи! – Промелькнула мысль.
Но Дарк уже и сам все понял: передав меч Даниэлю, стоявшему между нами, он шагнул вперед и в сторону, чтобы не задеть его при замахе. Дарк нес в ножнах за спиной два своих клинка – мы хотели потренировать Дана. Теперь клинки пригодились. Еще у меня был с собой Гиэра – стилет с хрустальным лезвием, чей удар смертелен для демонических существ. А вот «лезвие» света, которое я испускал из алмазного шипа, вживленного в ладонь, было сейчас бесполезно. Мой враг, зная об этой моей способности: убивать созданий Хаоса смертоносным «клинком» света, решил нейтрализовать его с помощью Аргусов, поглощающих любую энергию. Он был слишком самонадеянным, с его точки зрения я казался уязвимой добычей. Но враг ошибался! Меня не так-то просто убить! Я погасил, заливающую сознание холодную ярость: сейчас не время для эмоций!
Яд пауков Аффелосов не может убить принца Хаосата, но способен «затормозить» на время мои реакции, превратив в сонную муху, которую легко спеленать или убить. Значит, мой убийца или его слуга должен здесь присутствовать, затаившись среди валунов и выжидая удобный момент, чтобы нанести смертельный удар. Но он плохо меня знает. Я зарычал, красная пелена ярости пронеслась сквозь мозг ледяной волной, но я вновь сконцентрировался. Спокойствие! Бросив взгляд назад, я увидел, что Дарк уничтожил первого паука, следующий был на подходе. Даниэль стоял ко мне спиной в боевой стойке. Он не мог видеть мои действия, поэтому я одним взмахом руки испарил приближающихся ко мне мохнатых чудовищ, превратив их в два темных облачка поплывших прочь.
Из нижних отверстий на черном конусе полезли целые полчища пауков. Я примерился и испарил первые ряды нападающих. Дарк с Даниэлем отбивались от одиночных пауков, спускающихся к нам сверху по скале, им было не до меня. Я уничтожил еще несколько штук справа от себя на вертикальной скальной стене, но их было слишком много. К тому же из отверстий на конусе начали «выдавливаться» желеобразные полусферы аргусов, которые, как большие белесые капли стекали к его основанию и, отращивая ложноножки, шустро семенили к нам. Аффелосы расступились, пропуская Аргусов, которые сливались в мутную волну, надвигавшуюся на нас словно цунами. Мой «световой лазер» был против них бессилен. Пауки, рассредоточась, стали подбираться к нам с двух сторон. Я уничтожил часть со своей стороны. Даниэль вдруг начал сползать на землю, теряя сознание: на него попал яд паука. Надо было выбираться. То, что Даниэль без сознания, было мне на руку: я теперь мог не стесняться в средствах. Распылив первые ряды паучьего войска, я облек свои невидимые крылья в материю, трансформируясь в крылатую форму. Мутная волна слизи была на полпути к нам. Пауки остановились, выжидая.
- Дарк! Уходим! – Крикнул я, хватая левой рукой Даниэля за ремень брюк и взлетая вместе с ним. Дарк бросился к проходу, откуда мы вышли, на бегу перекидываясь в ягуара. Взмахом руки я уничтожил пауков, рванувшихся вслед за ним. Остальные притормозили: твари безмозглые, а подыхать не хотят! Волна аргусов вытянулась клином и потекла за Дарком, но его скорость была выше, да и не он был объектом нападения, а я уже стал для них недосягаем. Дарк черной молнией несся по лабиринту скал. Хотя мне было не до веселья, я не мог сдержать смешок – уж больно комично выглядел огромный ягуар, перепоясанный на спине крест-накрест ремнями с ножнами и мечами. И когда только он успел взять второй меч, выпавший из руки Даниэля? Даниэль по-прежнему был без сознания. Как только доберемся до Аркандра, я его вылечу. Домой я решил пока не возвращаться, слишком близко он находился от черного конуса, проросшего из Подземелий Химер. Я вспомнил о скорпионе, позабытом в пылу сражения.
- Бегу с Дарком! – Услышал я его лаконичный телепатический посыл и облегченно вздохнул.
Когда Дарк выбежал из лабиринта скал на плато, я приземлился рядом с ним и, не мешкая, метнул диск файярила под ноги. Разверзшаяся пасть Черной дыры поглотила нашу компанию, чтобы через несколько секунд выплюнуть на веранде дома Аркандра. Предупредить его о нашем прибытии – не было времени, поэтому он порядком удивился, увидев меня с Даниэлем в сопровождении черного леопарда, выскочивших из появившейся воронки мрака, словно чертиков из бутылки.
Аркандр сидел около стола, накрытого к полднику. Неподалеку от него стояла статуя полуобнаженной танцовщицы, отлитая из черного вулканического стекла. Ее руки и щиколотки украшали золотые браслеты, а голову – диадема. Видимо, очередное приобретение Аркандра для его коллекции женских скульптур. Да и стол был новым: выполненный в виде щита из красного дерева, окольцованного золотым ободом. Щит лежал на спине черепахи, вырезанной из одного куска бледно-зеленого нефрита. Аркандр скупал у торговцев все, что выглядело изысканно и оригинально. Подозреваю, что в трехуровневых подвалах его дворца находятся залежи золотых предметов, украшений, музейных артефактов, мебели, статуй и прочих сокровищ. Хорошо, что Зеараг об этом не подозревает, а то он быстро бы променял меня на дядю и обосновался в его подвалах. Надо будет как-нибудь попросить Аркандра провести мне экскурсию по его «музею».
- Вы как раз к обеду! – Радостно провозгласил Аркандр, вставая, но осекся, увидев, что Даниэль, свисающий с моего плеча, без сознания.
- Что с ним?
Я кратко ввел его в курс дела. Подойдя к софе, стоящей в углу веранды, я положил на нее Даниэля. Взял стул и, попросив не мешать, сел рядом с ним и сосредоточился. Вытянув огненную нить из рубина в кольце Хаора, я начал плести заклинание исцеления. Нужно было очистить кровь Диниэля, которая стала темной, от яда. В огненную сеть я вплел прохладные струи голубой энергии воды для охлаждения крови и белые спирали света. Темную энергию Хаоса я не использовал.
Когда я завязал последний «узел», мерцающий ячеистый кокон, которым теперь был окутан Даниэль, ярко вспыхнул и завибрировал. Внутри голубого сияния, Даниэль казался еще бледнее, чем был. Я увидел, как из его тела начали выделяться черные капли яда и со вспышкой сгорать в коконе.
Оставалось ждать, когда энергия заклинания израсходуется, выполнив заложенную в него программу. Прошел час. Когда черные капли, наконец, перестали появляться, кокон потускнел и стал еле виден. Выждав несколько секунд, я взмахом руки рассеял остатки энергии в пространстве, и свечение рубина в кольце Хаора померкло. Даниэль заворочался, приходя в себя. Я быстро наложил на него заклятье сна и он, повернувшись на бок, уснул.
- Ну, теперь можно и пообедать! – Сказал я.
- Аркандр, у тебя есть во что переодеться, да и душ не мешало бы принять, а то после боя мы с Дарком оба в пыли и потные.
Я произнес слова снятия заклятий невидимости и немоты, и у моих ног проявился Арр.
- Ну, наконец-то ты вспомнил обо мне! – Проскрипел он обиженно.
- Только об одном Даниэле и думаешь!
- Ты что – ревнуешь! – Удивился я.
Скорпион не ответив, демонстративно удалился в сад и исчез в кустах.
- Я совсем забыл о нем, когда мы убегали от пауков и аргусов! Вспомнил, когда летел с Даниэлем, тогда Арр мысленно ответил, что бежит с Дарком.
- Что! – Взвился со стула Дарк, принявший свой обычный облик.
- Бежит со мной? – Возмущенно завопил он.
- Да эта золотая сороконожка ехала на мне верхом, как будто я ее личное транспортное средство.
От неожиданности я онемел, а потом принялся хохотать, представив эту комичную картину. Аркандр хмыкнул и сказал:
- Так вы будете мыться или нет? Я проголодался.
Дарк перестал ворчать, только когда маленький демон-поваренок поставил перед ним большое блюдо с мясом «на костях».
На рассвете я переместился на плоскогорье и, приняв крылатую форму, осмотрел место, где мы обнаружили черный конус. Инопузырь исчез, а с ним и пауки-аффелосы с аргусами, генераторами энтропии. Затем я обследовал наш дом – все сигнальные и защитные заклинания были целы, никто внутрь проникнуть не пытался, да и смысла в этом не было. Вернувшись на остров к Аркандру, я забрал Даниэля, Дарка и скорпиона, который так и просидел в кустах все это время, опасаясь оборотня, и перенес всех в наш дом.
Там я снял заклятье сна с Дана. Проснувшись, он недоуменно огляделся, не понимая, как оказался здесь. Вспомнив бой с пауками в горах, он спросил:
- Пауки! Это сон или они, в самом деле, на нас напали? И как я здесь очутился?
- Ты потерял сознание от яда, попавшего тебе на кожу. Мы с Дарком перенесли тебя сюда и дали противоядие.
Я налил бокал вина, настоянного на какой-то мокрице, которое всучил нам Аркандр, уверяя, что оно отлично бодрит, и протянул Даниэлю.
- На, выпей, поднимет твой жизненный тонус!
- Что это были за твари, – спросил Дан, – никогда не слышал о существовании таких огромных пауков!
- Это Аффелосы, они обитают в пещерах под землей и плохо переносят дневной свет. Наверное, их что-то потревожило, раз они выползли из своих щелей.
После завтрака, Даниэль уехал домой, а мы с наставником вернулись к Аркандру: мне надо было кое-что выяснить.

- Аркандр! Как давно ты познакомился с элфом? Он мог донести на меня, после нашей встречи, больше ни с кем из нелюдей я не общался в последнее время.
- Я познакомился с ним через торговца, снабжающего Дворы артефактами и драгоценностями, сразу же, как поселился здесь.
- Ладно, займусь им позже!
- А сейчас вы отдыхайте, а я немного поколдую! – Сказал я и, оставив Дарка с Аркандром на веранде, удалился в отведенные мне покои.
В комнате, освещенной только огнем из камина, царил полумрак. Окна были задернуты плотными темно-зелеными шторами: дядя, как порядочный демон, не любил яркого света. Хотя на его острове солнечный свет частично гасился защитным куполом, частично рассеивался, создавая подобие неба, постоянно затянутого дымкой облаков, на улице было все-таки светло.
Сняв с шеи золотистую сферу Грайкула, я удобно устроился в кресле и расслабился. Посмотрим, что я упустил? Держа сферу за цепочку, я стал внимательно ее рассматривать, переводя зрение в разные режимы видения. Все было чисто. И только, когда я расширил диапазон зрения до максимально возможного уровня, когда окружающий мир превратился в хаотичное цветовое панно пульсирующих энергетических потоков, я обнаружил внутри сферы Грайкула красную точку: внедренное заклинание было создано магом высшей квалификации. От красного огонька тянулась вдаль почти невидимая нить темной силы, значит, создал его хаосит.
- Ну, что ж посмотрим, кто этот умелец! – Озадачился я.
Потянув из кольца Хаора поток силы, я создал заклинание Охотника, придав ему форму крылатого Сфинкса Хаоса. Посадив Сфинкса на тонкую «нить» темного тумана, выходящую из сферы, подаренной мне Тэглой, я активировал зеркало Сета, пропустил через него поток силы, связывающий меня с неизвестным соглядатаем, и отдал приказ Охотнику. Сфинкс помчался вдоль пути, а я стал наблюдать его бег в магическом зеркале.

Силовая линия, приближаясь к полюсу Хаоса, расширилась, темный силуэт Охотника тоже подрос. Он сначала бежал по тропе, как будто сотканной из черного дыма, затем расправил крылья и взлетел. Пейзажи, мелькающие по сторонам, стали изменяться с такой скоростью, что удавалось зафиксировать только их отдельные фрагменты. Охотник, словно крылатый болид, несся сквозь миры. Вскоре он достиг Хаосата, где была ночь, и на небе висел багровый диск Луны. По мере движения Охотника свет Красной Луны тускнел, я уже с трудом различал окружающее. Тот, кто соединил меня с собой тонкой струной хаоса, жил на окраине Хаосата. Через некоторое время красное освещение исчезло, но становилось светлее: в окружающем пространстве усиливалось призрачно-зеленое свечение радиации. Охотник приближался к плато Огненных Змей. За ним располагались горы Предела, обрывающиеся в Великую Пустоту, где не было ничего: ни света, ни хаоса, ни жизни, ни смерти. Пустота, в которой, как в скорлупе яйца, покоилось наше Мироздание, два конца которого являлись полюсами силы, соединенными между собой циркулирующими между ними энергетическими потоками. В потоках плавало неисчислимое множество срединных миров – отраженных копий полюсов сил, в которых свет и хаос смешивались между собой, образуя миры, далекие от совершенства своих матриц, миры теней.
Плато озарялось разрядами гигантских молний, расцветающими на нем, словно ослепительные стволы странных деревьев. Маг жил в мрачном замке-крепости на вершине утеса, которой стоял на границе плато и гор. Звали его Акриах ил Умрок, он был дальним родственником лорда Сарга – Правителя Хаосата.

Говорили, что ему более ста тысяч лет, и он так давно не покидал своего замка, что хаоситы забыли, как Акриах выглядит, и шутили, что маг врос в пол в своих покоях и превратился в чешуйчатое ящеро-дерево. Шутили, правда, с опаской и оглядкой, потому что его боялись, слыл он могущественным и жестоким чародеем. Акриах, когда был молодым и самонадеянным, потерпел жестокое поражение от магов Искриора: силы Хаоса периодически вели войны с силами Света, так было всегда. С тех пор он и удалился на край Хаосата, где возвел крепость и закрыл всем демонам туда доступ.

Я потрясенно соображал, чем так заинтересовал этого замшелого мага, что он решил меня уничтожить. Видимо все дело в моей родословной: я был демоном, в котором соединились силы света и хаоса, а Акриах ненавидел представителей полюса света.
- Неужели за прошедшие тысячи лет он так и не изжил чувство унижения от проигранной битвы и ненависти к Серафимам? Для того чтобы его победить, мне придется поднапрячься! – С грустью констатировал я.
- А может дело в том, что я наполовину файяр – огнекрылый, которых на обоих полюсах мира почитают как Архангелов: сыновей-воинов творца мироздания Шивы. Шива – Высшая реальность, Начало всего, Создатель Вселенных и всего сущего с помощью силы, называемой Шиваи. Шива посылает в материальные миры свои Аватары в качестве Спасителей и Учителей человечества, проявляясь там в трех ипостасях: Сивары-Демиурга, Сатурна – Повелителя Кармы и бога войны Син-Арея. Файяры-архангелы являются его крылатым воинством. Его магическое оружие: Трезубец – непобедимо.

Но если я файяр, значит моя сила и мои способности выше, чем у всех остальных, но я никогда ими не пользовался и поэтому не знаю пределов своих возможностей. У меня нет в этом мире наставника, который подсказал бы, как их активировать. До всего приходится доходить самому методом проб и ошибок.
- Когда придет время, в момент наивысшей опасности, эти знания откроются мне, ибо они хранятся в моих генах! – Решил я.
Пока я размышлял о новом повороте событий, Охотник приближался к замку Акриаха. Он летел в разрядах чудовищных молний вдоль темного пути, идущего высоко над плато и исчезающего в его окне. Замок не отличался изяществом архитектурного стиля. Вырубленный прямо в скале, он выступал из нее серо-сизыми гранями призм и кубов, окружающих главенствующий цилиндр центральной башни, над которой развевался красный стяг с изображением черного дракона. Маги и их семьи входили в Дом Дракона, символом которого был глаз дракона в треугольнике.
Пролетев над широким консольным балконом, Сфинкс-охотник нырнул в светящееся тускло-желтое окно и затаился на вершине полупрозрачной кристаллической колонны, стоящей посреди зала. От нее исходило ядовито-зеленое свечение.
- Чародей разжился индивидуальной радиоактивной «печкой», чтобы греть старые кости и подпитывать себя энергией! – Хмыкнул я.

Радиация у плато Огненных Змей зашкаливала. Но то, что смертельно для обычного человека, для жителей хаоса воспринималось как жар южного солнца для людей. Хаоситы считают территории с радиацией районами наиболее комфортного отдыха. Но так как подобные места располагаются обычно на отдаленных мрачных окраинах, где постоянно бьют разряды молний, а в небесах, словно прозрачные стекловидные дирижабли барражируют хищные плазмозавры убивающие разрядами молний, то желающих там поселиться – не находится. Как, впрочем, и отдыхать тоже.
- Да, старый маг весьма эксцентричный демон, если живет в таком районе. Но зато он получает колоссальную энергетическую подпитку, потому и прожил так долго. – Размышлял я, рассматривая убранство комнаты, своей простотой контрастирующее с вычурностью покоев Аркандра.

Акриах ил Умрок расположился в кресле у камина спиной ко мне и внимательно слушал молодого демона с темно-синей чешуей, сидящего рядом. Темно-красные кожаные доспехи, украшенные золотыми накладками и знаком золотого скорпиона на груди, указывали на его принадлежность к джасрам – личной охране Дворца и покоев Повелителя Хаосата. Я активировал маячок, «приклеенный» к макушке Охотника. Маленький голубой шарик, видимый только мне, всплыл над Сфинксом; я направил его к каменной скульптуре демона, стоявшей у стены на возвышении. Маячок влетел в хрустальный глаз посреди лба изваяния и там замер. Теперь я в любой момент могу переместиться сюда с помощью диска файярила, вынырнув рядом со статуей из черной дыры Лабиринта Кроноса или открыть в это помещение окно-портал с помощью зеркала Сета для шпионажа.

- Теперь послушаем, что говорит Акриаху молодой демон! – Сказал я Арру, залезшему мне на плечо и заглядывающему в зеркало.
Чтобы меня не видели и не слышали на том конце Всевидящего Ока, я наложил на него заклинание – одностороннюю «линзу», запирающую открытый канал. Черноволосый демон с серо-голубыми глазами и закрученными в кольца рогами цвета слоновой кости докладывал магу о событиях во Дворах Хаоса. Значит, простой информатор! Для меня интереса не представляет, но все-таки следует за ним понаблюдать некоторое время, так как он, может быть, имеет собственный файярил. Возможно, он является дальним родственником мага – файярилами так просто не разбрасываются. Хотя маг такого статуса вполне мог изыскать диски для своего шпиона: добираться-то до него далековато, а о стационарном Портале в его крепости я что-то не слышал. Если только сведения о нем не держали в строжайшей тайне! Но зачем?
Установив зеркало на подставку рядом с креслом, я встал, подошел к сервировочному столику и налил себе бокал легкого вина. Снова устроившись в кресле, я увидел, что демон-информатор, собирается уходить. На его когтистом пальце я заметил перстень с печаткой из снежного обсидиана в форме головы горного барса ирибиса. Ирибис – большая светло-дымчатая кошка, славилась коварством, беспощадностью и бесстрашием. Ее боялись даже демоны-хищники ургалы, которые были в два раза крупнее ирибисов и имели внушительную зубастую пасть, похожую на драконью.
- Ну, что же, запомним, какой символ ты избрал для себя, Исин! – Этим именем называл его маг.

- Носимые знаки дают нам отличную характеристику! – Сказал я, усмехнувшись, и бросил взгляд на кроваво-красный камень своего паучьего кольца силы.
После ухода Исина, старый маг встал с кресла и я, наконец, смог его рассмотреть. Он был очень смугл, худощав, быстр в движениях. Годы выдавала только кожа лица, похожая на опаленный огнем пергамент, обтягивающий череп. На темном лице полыхали, словно раскаленные красные угли, глаза. Одет маг был в черную кожу – не то, что Аркандр, носивший дома яркие атласные халаты, расшитые фазанами, павлинами или драконами. Черные пряди волос, чередовавшиеся седыми, были стянуты на затылке в воинский хвост. Я провел ладонью по своей короткой стрижке – позор для принца Хаосата, короткие волосы носили воины низшего звена, а лорды – только длинные локоны, которые у людей были прерогативой женщин, поэтому, чтобы не выделяться в здешнем обществе, мне пришлось расстаться со своим хвостом.
Понаблюдав за магом еще некоторое время, я прервал контакт – поверхность зеркала подернулось рябью и застыло льдистой пленкой. Прежде, чем отправиться на Поля Сновидений, предстояло найти ответы на некоторые вопросы. Я взял ручку и набросал в блокноте несколько пунктов – в порядке их выполнения. Теперь ужинать и спать, последние дни я не высыпался. Арр куда-то исчез, наверное, пошел на охоту, ну, ему-то спать не требуется.

**** **** **** **** ****
Глава 9
**** **** **** **** ****
Утром я поехал в свое агентство и подал заявление об увольнении, сославшись на форс-мажорные обстоятельства личного плана. Затем отправился к адвокату и написал дарственную на Даниэля – пусть дом принадлежит ему. Я решил, что это лучший вариант, так мы сможем иногда посещать Даниэля, и нам будет, где незаметно перекантоваться несколько дней.
Вечером у меня состоялся нелегкий разговор с Даниэлем, но он оказался сообразительнее, чем я думал, и, связав нападение на нас в горах с неожиданным отъездом, понял его причину.
- Так значит, нападение пауков не было случайным, на вас кто-то охотится, поэтому вы и уезжаете? Или бежите? – Спросил он.
Я не стал отрицать данный факт, но ответил уклончиво.
- Но кто мог натравить на вас этих исчадий ада? Человеку такое не под силу, только магу. Говорят, они еще существуют и скрытно живут среди людей. В это с трудом верится, но странные события, которые стали происходить после знакомства с тобой, Максим, изменили в какой-то степени мое представление о мире. Не удивлюсь, если ты сам являешься таким магом, но ты ведь не признаешься? – Вопросительно посмотрел на меня Даниэль.
Я замялся, потом решил открыть часть правды:
- Я не отношусь к Ордену магов, но обладаю кое-какими способностями, которые тебе могут показаться мистическими. Маги не любят конкурентов, поэтому нам с Дарком нужно исчезнуть. Когда мы обоснуемся на новом месте, я навещу тебя.
- Тогда я переберусь к вам, здесь меня ничего не держит.
- А Кира?
- Ну, вы же знаете, что ей нравится другой. Это еще одна причина отсюда уехать, а пока я покараулю ваш дом.
- А что твой дядя Аркандр? – Спросил Дан.
- С дядей все в порядке, но тебе с ним лучше не встречаться.
Даниэль отвернулся и, помолчав, продолжил:
- Твой дядя лишь немного старше тебя, но уже сказочно богат, а у тебя ничего нет кроме этого! – Кивнул он на стоявший в углу мой упакованный рюкзак.
- Где твой меч и доспех в виде скорпиона? И портрет, где ты изображен в таком странном виде – принца-воина? – Спросил Даниэль.
- Остальные вещи я оставил в специальном хранилище в Школе Боевых Искусств, заберу позже. Не везти же с собой клинок! – Соврал я.
- Макс! Скажи правду, как твое настоящее имя: Максим или Максак? Хотя имя Максак я никогда не слышал прежде. – Спросил на прощанье Дан.
- Родители назвали меня Максаком, но так, как ты и сказал, оно слишком экзотическое, поэтому я изменил его на Максима. И документы у меня выправлены на Максима. Поэтому и тебя прошу звать меня Максимом и не брать пример с Аркандра, которому нравится меня поддразнивать.
- Понятно, – сказал Даниэль, – только не понимаю, почему это надо было скрывать.
- Потому, – подумал я, – что имя Максак многим слишком хорошо известно! И не все они мои друзья. И еще потому, что на меня кто-то охотится, и я не хочу афишировать свое местопребывание, хотя после полутора лет спокойной жизни в Асуахе меня все-таки выследили.
Но Даниэлю я ничего не сказал. Вечером мы с Дарком отправились во Дворы Хаоса Путями Черного Лабиринта, моментально перенесшего нас в мои дворцовые покои. Переодеваясь к ужину, я разглядывал свой парадный портрет, висевший теперь в моих покоях. В срединные миры я его больше брать не буду, уж слишком мой вид на портрете отличался от образа среднестатистического человека материального измерения.
На ужине в кои веки собралась вся семья. Форанн за годы моего отсутствия заметно вырос и возмужал. Сестра Залина стала совсем взрослой. После ужина Дарк с Муриллом пошли в сад, чтобы наедине обсудить проблемы клана фангиров – ягуаров-оборотней, к которому они принадлежали. Но я думаю, что обсуждать они будут грядущую женитьбу Дарка на сестре Мурилла – Омре. В последний наш разговор Дарк сказал, что женится сразу после нашего возвращения из Туманного Лабиринта. А я уединился в своих покоях, чтобы создать несколько магических программ-заклинаний, которые могут понадобиться нам в скором путешествии по Полям Сновидений.
Но мое занятие пришлось отложить. Только я, закончив второе заклинание, прикрепил его к диску файярила с руной Огня, в дверь постучали. За дверью стоял Исин гор Торнаг собственной персоной. Я его узнал, но виду не подал. На этот раз на нем не было красных доспехов воина-джасра. Он был облачен в черные узкие брюки, сапоги до колен и длинный кафтан цвета индиго, на рукаве которого сверкал золотой трезубец: знак предводителя джасров – элитного отряда воинов-убийц, и две перекрещивающиеся золотые молнии: знак аншеф-архона – второго по званию после генерал-архона Суккура, который командовал всей армией хаоситов.
Выражение его лица было непроницаемо, но во взгляде серо-голубых глаз сквозило любопытство – он впервые видел перед собой столь скандально известного кронпринца Хаосата.
Представившись по всей форме, джаср передал «просьбу» Сарга – Повелителя Хаосата, немедленно явиться к нему на аудиенцию. Шагая вслед за Исином, чей черный хвост волнистых волос мотался у меня перед носом в такт его шагов, я размышлял на тему: что случилось, и почему Сарг сам не сказал о желании встретиться со мной на ужине. К чему такой официоз? Разве только… для того, чтобы столкнуть нас с Исином? Откуда он вообще взялся во дворце, да еще в таком звании? До моего совершеннолетия и отбытия из дворца его здесь не было. И во время моих редких визитов в отчий дом – я с ним не сталкивался. Странно! Правда, общался я во Дворах в основном с братом, заглядывая к Саргу и Тэрле на пару минут из вежливости.
Повелитель встретил меня сидя на троне в черном с вишневыми вставками камзоле, с золотым диском, висевшем на груди, но без короны на голове – значит, визит не официальный. Я вздохнул свободнее. Исин, проводя меня в тронный зал, ушел. Мы остались вдвоем с отчимом. Сарг внимательно меня оглядел:
- А ты изменился! Мальчиком уже не выглядишь! Это хорошо! – Сказал он, вставая с трона.
- До меня дошли слухи, что ты ищешь встречи с принцем Габриэлом. Интересно знать – зачем? Хочешь убить или у тебя другие планы? – Спросил он, подойдя ко мне и вперившись взглядом в лицо. Но я не собирался лгать, а намеревался озвучить правду, но не всю – частично:
- Для начала хочу посмотреть, что он собой представляет, – с небрежным видом ответил я, – втереться к нему в доверие, познакомиться поближе…. Но, главное мое желание, померяться с ним силой – на всех планах. Сойтись с ним в поединке на мечах. Выяснить, кто из нас лучше владеет магией и профессиональнее оперирует потоками энергий.
- Максак, ты сомневаешься, что сильнее принца Габриэла? – Удивился отчим.
- Ты, владеющий силами обоих полюсов мира? Ему-то силы Хаоса не подвластны, к тому же ты Огнекрыл, можешь летать как дракон. – Усмехнулся отчим.
- Это так! Но я полукровка и не знаю своих сил. Вполне возможно я обоими силами владею плохо, в то время, как он владеет одной, но в совершенстве. Вот поэтому я и хочу сойтись с ним в поединке, чтобы выяснить это и покончить со своими сомнениями. Поединок должен быть честным, убить из-за угла, значит остаться в неведении насчет своих возможностей.
- Что ж, это разумно! – Похвалил Сарг.

- Но ты не можешь убить его в открытом поединке. Принцесса Искриора его сестра и она, в этом случае, не согласится стать твоей женой! Убить принца тебе все равно придется, но при встрече, о которой кроме тебя никто знать не будет, понял!
- Вы хотите женить меня на светлой принцессе? – Удивился я.
Это входило в мои планы, а вот убийство Габриэла – нет. Но я не стал озвучивать свои мысли вслух. Пока Сарг действует в моих интересах, мы «партнеры», а потом – видно будет. По крайней мере, я выяснил, что до сих пор он «не вставлял палки мне в колеса». Что ж, сменим тему!
- Сарг, а откуда взялся Исин? Кто он такой? До моего отбытия в срединные миры его во дворце не было! Из какого он Дома?
- Исин из Дома Люциферидов. Его прислали служить во дворец хорошо подготовленным воином, поэтому он быстро продвинулся по службе. Ты ведь знаешь, что Люцифериды, лучшие воины Хаоса. А появился он во дворце через пять месяцев после того, как ты покинул Хаосат, когда я решил набрать еще один отряд джасров для охраны Форанна. Подробностей о его семье я не знаю. Джасрами занимался Суккур, уверен, он знает все о его семье.
- Мне нет дела до его семьи! Спросил так, из любопытства! – Соврал я.
На самом деле появление Исина, информатора Акриаха, меня беспокоило и тревожило. Исин не был рядовым воином: в качестве командира джасров он имел доступ ко всем помещениям дворца. Он представлял угрозу, так как был слишком близок к Форанну, и поэтому я хотел знать о нем все.

Надо будет порасспросить о Исине не только Суккура, но и Мурилла: он, как учитель фехтования и телохранитель Форанна, должен был контактировать с джасром. Сарг наполнил два бокала вином и протянул один мне. Мы сели в кресла у камина, на противоположной от трона стороне зала. Потягивая вино, я размышлял об услышанном и обдумывал, как лучше приступить к разговору о старом маге.
Высшее общество Хаосата делится на четыре Дома: Дом Владык, Дом Люциферидов, Дом Драконов и Дом Хранителей.
Дом Владык – Хранителей Кристалла Тьмы, к которому относился и я – был самым немногочисленным. Трон наследовал старший из принцев, если ему посчастливится, конечно, остаться в живых. Конкуренция была жесткой и кровавой, выживал сильнейший. В последнюю сотню тысяч лет династия не прерывалась, до Сарга правил отец матери Торгал, который пожертвовал собой для стабилизации Кристалла Тьмы, который его поглотил. Вотчиной нашего Дома являлись Дворы Хаоса, которые представляли собой комплекс зданий, расположенных у подножия Черной Пирамиды, где рос Кристалл Тьмы – сердце нашего мира. В комплекс входили дворцы, башни, храм и сады.

Нашим символом был черный скорпион. Черные скорпионы хаоса всегда сопровождали лорда Шиву, готовые покарать любого, на кого им укажет Господь.
Дом Люциферидов объединяет династии воинских родов, из которых набирались стражи-джасры для Дворов Хаоса, и формировалось войско Хаосата, ведущее локальные бои на границе миров Ра и обеспечивающее порядок в Сумеречных мирах. Люцифериды вели свой род от огнекрылых файяров. Моя мать Тэрла и генерал-архон армии Суккур были из этого Дома. Символом Люциферидов был крылатый диск с молнией. Замки и крепости Люциферидов находились в самом центре гор Грифонов, среди водопадов, непреступных пропастей и долин с гейзерами, в которых всегда стоял туман, скрывающий их от чужих глаз.

Дом Драконов – объединяет магов Хаосата, повелевающих темными силами. Орден Сина, образованный ими, существует много уже тысячелетий. Свои службы и обряды маги проводят в Хрустальной Пирамиде, где хранится магический артефакт – Посох Сина. Син был файяром, но из-за его занятий темной магией был изгнан из высших измерений в царство Хаоса, где стал основателем крылатой династии. Символ их Дома: глаз дракона в треугольнике.
Четвертый – Дом Хранителей, объединяет три клана жрецов: Безликих, Змея Аписа и Тота.
Тотемом клана Безликих, ведущих свой род от нагов – подземных змей, является паук Хаор. Их божество имеет вид паука, вместо головы у которого змеиное туловище трехголового Нага с шестью скорпионьими клешнями. Жрецы этого клана охраняют Кристалл Тьмы и проводят ритуалы в Черной Пирамиде. Их храмы и жилища располагаются в подземных пещерах на окраине Грифоньих гор около пропасти Забвения, откуда сеть подземных ходов доходит до Дворов Хаоса и Черной Пирамиды. Ходили легенды, что они с помощью магии приручали злобных грифонов и летали на них. Их главный паучий храм, охраняемый пауками Аффелосами, находится в Подземельях Химер, являющейся изнанкой мира: посторонние туда не допускались. Да я и сомневаюсь, чтобы кто-то в здравом уме захотел сунуться в это змеино-паучье логово. Ядовитые гигантские пауки Аффелосы были их послушными слугами.
В клан Змея Аписа входят жреческие семейства хаоситов. Их главным храмом является храм Огня, тотемом – Саламандра. Жрецы клана Аписа от обычных демонов отличаются наличием шипов вдоль позвоночника и глазами: узкими, раскосыми, золотистого цвета, ярко светящимися в вечных сумерках Хаосата. Змей Апис – считается родоначальником черных драконов Хаосата.

Клан Тота объединяет всех Целителей. Главным храмом жрецов-целителей считается храм Нагов. Символ клана – летучая мышь. Тот – маг-целитель, жил в Хаосате в древние времена. В настоящее время является покровителем целителей и врачевателей.

Остальное общество хаоситов состоит из низших каст: землепашцев, слуг, ремесленников, ювелиров и так далее.
- Стоп! – Я подскочил в кресле, чуть не выронив пустой бокал.
- Аффелосы! Как же я раньше не подумал, что нападение пауков могло быть инициировано Безликими.
Сарг с любопытством посмотрел на меня:
- Вспомнил что?
- Недавно на меня в горах напала свора Аффелосов! Не приложили ли к этому руку жрецы?
- Ну, Аффелосы тебе не угроза, ты мог от них улететь! Или уйти Путями Кроноса!
- Мог бы, но сначала мне нужно было выбраться из локального пузыря Хаоса, выдавленного в срединный мир, внутри которого Пути не открываются. К тому же меня пытались переварить Аргусы, выдавливающиеся из пор черного конуса, словно мутная слизь. Они нивелировали мою силу, гася «клинок света». Я не знаю способа, как можно вообще с ними справиться, если они поглощают и перерабатывают любую энергию, только увеличивая свою мощь.
- Кто-то серьезно за тебя взялся! – Задумчиво проронил Сарг.
Он встал с кресла, подошел к окну и закрыл его.
- Попробую выяснить, кому ты перешел дорогу! Максак, будь осторожней!
- Что с Черным Драконом: удалось поймать его? – Спросил я.
Сарг оживился:
- Недавно нашли логово одного старого дракона, пока за ним наблюдаем – не хочется, на сей раз, промахнуться!
Я решил воспользоваться моментом, чтобы навести справки о маге, и спросил:
- Почему бы тебе не обратиться за помощью к древнему магу Акриаху ил Умроку, который, как я слышал, живет у плато Огненных змей. Он не сможет отказать тебе – Повелителю Хаосата. Уж он-то найдет способ, как нейтрализовать дракона.
Сарг задумался, потом ответил:
- Акриах не выползает из своей берлоги и не желает ни с кем общаться, но можно попробовать связаться с ним при помощи Зеркала Сета – Всевидящего Ока.
- Разве ты никогда с ним не встречался, никогда не общался? Может, к нему послать кого-то с подарком, это будет учтивее, чем связываться через Око.
- Нет, я никогда не контактировал с ним, не было надобности – я и сам могущественный маг, но вот с черными драконами вышла осечка, так как они являются магическими существами и, к тому же научились хорошо прятаться.

Так значит, повелитель не причастен к нападению пауков! Сегодня же нанесу визит Тэрле, интересно, что она знает о маге. А может – это происки Эрги, которая мечтает убрать претендентов на трон с дороги сына.
От Сарга я отправился в покои Форанна, чтобы проверить его Грайкул, но он оказался чист: никаких навешанных заклинаний. После общения с Тэрлой я узнал, что Акриах все-таки один раз посетил Дворы Хаоса. И было это…, когда родился я, точнее на тридцать третий день после моего рождения – на церемонии Представления меня остальным трем Домам Хаосата. В этот день принято дарить подарки, и Акриарх преподнес Тэрле золотой налобный обруч с огненным рубином, который она вручила мне на мое совершеннолетие. Интересный факт.
Когда я спросил Тэрлу, где она достала подаренный мне Грайкул, и нельзя ли там разжиться еще одним, нужным мне в качестве подарка для Залины на ее день рождения, она ответила, что выменяла его у мага на артефакт из сокровищницы дворца. На вопрос, как происходил обмен: через зеркало Сета или напрямую, мать сообщила, что связалась с Акриахом через Зеркало, но артефакт ему доставил Исин.
- Почему – Исин? – Удивился я.
- Исин приходится ему внучатым племянником, и он хотел с ним познакомиться. Мать Исина Морла – троюродная сестра Акриаха: она вышла замуж за воина и перешла в клан Люциферидов, с Акриахом с тех пор Морла не общалась. Сам Акриах из Дома Дракона, но его мать – из Дома Владык.
- Вот как! Я не знал об этом, впрочем, как и о существовании самого Исина до вчерашнего дня.
О том, что я подсматривал за встречей мага с джасром, никому знать не обязательно!
- Исин после знакомства продолжил общение с дядей? Он встречается с ним? Дело в том, что столь могущественный чародей мог бы помочь Саргу в поимке найденного черного дракона, а Исин мог бы помочь наладить контакт с Акриахом.
- Нет, Исин с ним не встречался, я бы знала.
Значит, Исин видится с магом тайно! Видимо Акриаху удалось уговорить племянника сделаться своим соглядатаем во Дворах Хаоса. А не с его ли помощью Исин стал предводителем джасров во дворце Правителя? Интересно, на каких условиях?
- Исин – темный джокер! – Решил я.
- Надо все о нем разузнать и не следует выпускать его из поля своего зрения!
Из разговора с Тэрлой выходило, что она ничего не знает о нападении на меня. Вечером я поделился добытыми сведениями с Дарком и сказал, что хочу совершить экскурсию в Подземелья Химер, но возьму с собой только скорпиона, так как я должен быть мобилен. А проводником у меня будет наша знакомая химера. Дарк возражал, но я настоял на своем.
- К тому же я обещал химере вознаграждение за услуги, а принц должен выполнять свои обещания.

Утром мы со скорпионом отправились к Оггу. Гном расцвел в улыбке, когда я, вынырнув из разверзшейся в его хоромах черной дыры, поприветствовал его. Мое появление сулило умножением его богатств.
- Огг, думаю, в твоем сундуке найдется еще место для очередного огненного рубина: мне нужен красивый ошейник. Золотой с самоцветами.
Гном раскрыл рот от удивления:
- Милорд! Не сочтите за дерзость, но зачем вам ошейник? Может лучше золотую цепь?
Теперь настала моя очередь разинуть рот:
- Огг, ошейник мне нужен для предводительницы химер Сэрги – я ей обещал, да все некогда было к тебе наведаться.
Старый гном расплылся в улыбке:
- Простите милорд, не так понял! Есть у меня один ошейник, по размеру, пожалуй, подойдет. Гном удалился в кладовую, а я расположился в кресле около огромного камина: в подземных помещениях гномов прохладно и сыро даже в самый жаркий день. Вскоре он вернулся с ошейником и боевым топориком – Огг всегда старался всучить мне еще что-нибудь вдобавок к тому, что требовалось.
- Вот! Ошейник от горного льва: его котенком нашел в горах мой прадед, вырастил и приручил. Давно лежит без дела. А это чудный бронзовый топорик с лезвием, упрочненным алмазной крошкой – в бою незаменимая вещь. Износу ему не будет. Рукоять из черного дерева, прочного как камень. – Нахваливал он топор.
Я взвесил его в руке, топорик был хорошо сбалансирован с удобной рукоятью. На топорище стояло клеймо в виде отпечатка лапы с когтями.
- Это клеймо фангиров – оборотней-ягуаров: королевского рода, - сказал гном и, перевернув топорище другой стороной, указал на небольшой знак короны.
- Беру! – Сказал я, решив подарить его Дарку. Может быть, этот топорик когда-то принадлежал его предку. И где гном находит все эти артефакты? Чего только нет в его сундуках «на всякий случай».

Ошейник, затейливо сплетенный из золотой проволоки и украшенный изумрудами и золотистыми топазами, мне понравился. И диаметр был подходящим – если три, таких как я, встанут рядом, то он вполне будет впору на нашу утроенную талию. Я отдал Оггу-оружейнику два огневика, и мы расстались довольные друг другом. Скорпион, слезая с плеча в моих покоях, проскрипел?
- А мне ты никогда подарков не дарил.
- Что же тебе можно подарить? – Хмыкнул я.
- Разве только кольцо на хвост. Или в нос.
Арр обиделся, и целый час на меня дулся.
На следующий день после завтрака я, прихватив скорпиона, телепортировался в горы к дракону, где облачился в кольчугу и вооружился мечом Руфаргом. Зеараг рвался меня сопровождать, но я сказал, что он слишком большой, и застрянет в первом же лазе, да и сокровище без охраны останется. Он подумал и согласился с тем, что один я тоже справлюсь с врагами, да и какой демон посмеет напасть на своего принца. Напившись воды из родника, я бросил под ноги файярил и прыгнул в раскрывшийся темный зев.

Через мгновенье я материализовался у входа в Подземелья в пустыне Маат. Вскоре на мой телепатический призыв из него показалась рыжая морда Сэрги. Увидев меня, она выбралась наружу. У химеры было мускулистое поджарое тело, покрытое темно-рыжей шерстью. Она была высокой: ее холка находилась на уровне моего подбородка. На Сэрге вполне можно было ездить верхом, но сомневаюсь, что найдется безумец, решившийся на такой поступок. Я к таким точно не относился.
- Мой Повелитель! Рада тебя видеть! – Прозвучал ее хриплый рыкающий голос у меня в голове.
- Тебе нужны огненные камни?
- Камни потребуются, но позже. Сначала проведи меня к паучьему храму Безликих – давно хотел на него взглянуть. Знаешь, где он находится?
- Знаю. Там опасно. Я проведу тебя, иди за мной, Повелитель.
- Подожди! Я принес тебе подарок, как обещал. – Сказал я, доставая из подсумка золотой ошейник, со сверкающими зелеными и золотистыми камнями.
- Предводительница Химер достойна самого лучшего украшения! – Сказал я.
Сэрга склонила голову, я надел ошейник и защелкнул застежку.
- Золото и изумруды отлично смотрятся на фоне твоего рыжего меха.
Сэрга горделиво выпрямилась и оскалилась в подобие улыбки:
- Благодарю Повелитель. Еще ни одна из нашего племени не удостаивалась подарка! Всегда рада услужить тебе.
- Ну, идем, веди! – Сказал я.

Мы вступили в сумеречный проход, и я перенастроил зрение на ночное. Скорпион стек с моего плеча и пристроился сзади, охранять тылы. Я заранее озаботился плетением заклинаний, поэтому сразу же укрыл нас покровом невидимости и заключил в сферу, поглощающую звуки, издаваемые нами. Сфера заполнилась легкой дымкой хаоса, истекающего из рубина в кольце Хаора. Мы шли по каменному лабиринту, который – то расширялся, то сужался. Мелкие пятнистые ящерицы и крысы-наслинги порой пересекали тропу, не обращая на внимания на нашу компанию – мои заклинания делали нас невидимками. Один раз я заметил в стороне белеющий скелет гигантского подземного червя.
По дороге мы пересекли три большие пещеры. Посреди первой тускло мерцало озеро, наполненное густой черной субстанцией. Его поверхность покрывала серебристая паутина, которая медленно поднималась в воздух и таяла. Во второй, из серого камня пола, словно призрачные колонны, прорастали прозрачные кристаллы кварца. Временами по их поверхности змеились молнии, а с острия в потолок били электрические разряды.

Третья пещера была разделена глубокой пропастью, по дну которой медленно текла лава. Через нее был переброшен каменный мост без перил: не я один ходил этим путем. Мы минули пещеру и вступили в узкий проход, стены которого покрывала, светящаяся мертвенным синим светом, плесень. Шли уже около двух часов, и я стал подумывать: не перекинуться ли мне в ворона, как Сэрга мысленно передала, что мы приближаемся к храму и скоро встретимся со Стражами. Когда мы вышли из прохода, я увидел небольшую площадь, в центре которой находилась черная стела с изображением паука на передней грани. Ее охраняло двое Стражей: каменные змееподобные ящеры, глаза которых горели тусклым желтым светом.
- Находятся в «спящем режиме», – вспомнил я термин компьютерщиков Радужного мира, в котором сейчас жили мы с Дарком.
От площади начиналась широкая лестница, ведущая к паучьему храму. Жрецов не было видно, и мы, проскользнув мимо ящеров, вступили на лестницу. Я активировал кольцо Хаора и принял демоническую форму, покрывшись чешуей и отрастив парочку рогов:
- Надо быть готовым ко всему.

**** **** **** **** ****
Глава 10
**** **** **** **** ****
Лестница, ведущая к воротам храма, была не высокой, поэтому я решил прогуляться пешком. Химеру, поблагодарив, я отпустил восвояси, так как возвращаться собирался через Портал храма: я надеялся, что он там есть, попадают же как-то туда Безликие. Диски файярила были только у главного жреца Окригуса – остальные жрецы пользовались Порталами, соединяющими храмы с Дворами Хаоса. Значит, и в храме Хаора, расположенном в Подземельях Химер, должен быть Портал. Иначе, как жрецы проникают из него на верхний уровень? Перемещусь в храм Нагов, а оттуда выберусь, используя свой диск. Огненными рубинами я разжился по дороге: у Сэрги в подземелье было несколько тайников, куда она по моей просьбе складывала найденные огневики, чтобы быстро вынести их из Подземелья, когда они мне потребуются. По пути мы один такой тайничок и распотрошили.
Скорпион забрался на мое плечо, чтобы обозревать окрестности с высоты. Защитные руны на ступенях вспыхивали голубым пламенем при моем приближении, но «опознав» меня, медленно гасли – для принца Хаосата путь был открыт. Никто из демонов, кроме клана Владык и Безликих не мог спускаться в Подземелья Химер, а тот, кто рискнул спуститься – отсюда не вышел. Только мы – Владыки, могли противостоять разлагающему влиянию Хаоса, универсального растворителя всего вещественного, в любом его аспекте.

Сюда, в Подземелья стекались отходы со всех материальных миров – все умершее, сгнившее, разложившее, отжившее свой век. Здесь оно полностью растворялось в источниках и служило «темной водой», из которой появлялись и материализовались новые формы материи: живой и неживой. Люди называют эти «воды» Темной Материей. Один их таких источников я и видел в первой пройденной пещере, где из озера заполненного черной субстанцией всплывали невесомые зеркальные нити, из которых плелись невидимые формы-матрицы всех вещей верхнего мира.
Я шел, задумчиво размышляя о том, кто же из демонов жаждал моей смерти и что он от этого выиграет. Бросив взгляд на врата, я остановился в удивлении: они не приблизились, хотя, как мне казалось, я поднимался уже довольно долго. Обернувшись назад, я обнаружил, что так и есть – подножие удлинившейся лестницы оказалось далеко внизу. Фигуры каменных демонических стражей выглядели отсюда игрушечными.

Я вздохнул, в подземельях все было непредсказуемо и нестабильно: изнанка мира! Ткань, из которой сформирован «подвал» Хаоса, была пластичной и изменчивой. В подземельях периодически возникали мигрирующие хронопузыри. Лопаясь, они создавали гравитационные волны, изменяющие картину здешнего мира. Вот и сейчас вид храма начал искажаться и уменьшаться, будто я смотрел на него в огромную лупу с ее обратной стороны. Материализовав крылья, я оттолкнулся ногами от ступени и взмыл вверх. Через несколько минут полета на пределе сил я проткнул стенку хронопузыря, он лопнул, осветив на миг пространство ядовито-зеленым светом. Храм принял свой первоначальный вид, и я приземлился около его закрытых врат.
У меня, внедренные в диск файярила с руной Огня, хранятся две «печати»: Отпирающая и Запирающая. Я создал их, покидая Хаосат, на всякий случай, и они не раз выручали меня. Я произнес формулу «активации», и спираль Отпирающего заклинания выплыла из диска на моей груди. Разворачиваясь в стрелу, оно поплыло к вратам, внедрилось в запутанный каркас светящихся силовых линий, оплетающих их, и завибрировало, настраиваясь на частоту чужого заклинания. Через минуту, когда частоты совпали, силовые линии потускнели и погасли: проход был свободен. Энергетическая стрела свернулась в спираль и снова исчезла в диске файярила.
Я приоткрыл створку ворот и скользнул внутрь. Чтобы попасть в храм, нужно было пройти через лабиринт.

Я посмотрел вверх – его стены не достигали потолка. Отлично! Здесь не ожидали крылатых гостей! Легко взмыв вверх, я заскользил над лабиринтом, протянувшимся на целый километр – в нем можно было плутать целый цикл и не найти выхода. Анфилада арок, начинающаяся за лабиринтом, вывела меня в зал, впрочем, назвать его обычным залом было бы опрометчиво. Огромное пространство, в котором доминировали два цвета: красный и черный, а на дне медленно вращались две сцепленные спирали. Одну спираль образовывали потоки лавы, стекающие по разломам в полу к факелу из плазмы в ее центре. Он возносился вверх в виде пульсирующей огненной колонны, чья вершина терялась во тьме каменного купола. Пол вокруг факела, словно чешуей, был покрыт аргусами, генераторами энтропии, перерабатывающими избыток энергии Хаоса.
Вторая спираль формировалась из вырабатываемой аргусами черной субстанции, которая стекала в бездонные колодцы, наполняющие озера в Подземельях Химер, с поверхности которых испарялись серебристо-зеркальные нити Фохата. Из Фохата плетется основа всего сущего, в том числе и «паутина» наших мыслей.
Я облетел зал по кругу, стараясь не опалить крылья. Сверху обе спирали сливались в знак Дао или Ян-Инь: так называют его жители срединных миров.
- Интересно, откуда они узнали, как выглядит одно из двух сердец Мироздания, вечный двигатель Темного Полюса мира, его Перпетуум-мобиле, если никогда не бывали в подземных храмах Хаосата? – Озадачился я вопросом.
- Кто им поведал об этом? Неужели файяры, известные людям как Архангелы, в их откровениях верующим.

Миновав проем, я оказался в новой анфиладе арок, приведшей меня в следующий зал. В нем царил сумрак, освещаемый лишь факелами, горевшими тусклым мертвенно-зеленым пламенем. Факела были расположены полукругом вокруг статуи паучьего божества, находившейся у противоположной стены. Большая скульптура гигантского паука стояла на круглом постаменте. Вместо головы у него было змеиное туловище трехголового нага с шестью скорпионьими клешнями, глаза которого светились лиловым огнем. В зале было пусто. Я приземлился напротив этого «кентавра» – помеси змеи, паука и скорпиона: странному богу поклоняются Безликие, ведущие свою родословную от нагов.

В следующем зале пара крелов – мелких демонов прислужников, подметала мусор у жертвенника, среди которого я заметил кости и рога животных. В стороне лежала пара грифоньих крыльев. Судя по количеству костей, жертвоприношения приносились постоянно.

Бесшумно пролетев над крелами, я оказался в широком проходе, стены которого украшали горельефы гигантских нагов с волнистой гривой вдоль хребтов и двумя прямыми рогами на голове. Я медленно полетел вдоль коридора, рассматривая скрученные в кольца массивные тела нагов, выступающие из стен. Вдруг каменные изваяния змей зашевелились и начали сползать на пол. Они раскачивались и крутили головами, раскрывая слепые глаза, в которых разгоралось красное свечение. Борозды от их тел, остающиеся на стенах, затягивались, будто камень потерял твердость, превратившись в вязкую серую глину.

Меня прошиб пот: как я мог забыть о стражах храма Хаора! Они почуяли меня, но пока не видели. Наги могли исторгать из глаз огненные лучи, испепеляющие любого незваного гостя или просто раздавить чужака в своих каменных объятиях. Я поднялся под потолок и увеличил скорость. Когда я подлетал к проему, ведущему в следующий зал, сзади по своду чиркнул огненный луч – меня обнаружили. Скорпион пискнул и сильнее сжал мою руку хвостом. Я обернулся и увидел, как огромные змеи, покрытые каменной чешуей, с горящими глазами, устремились к проему вслед за мной. Посреди открывшегося моему взору круглого зала каменный дракон держал в своих когтях полированное медное зеркало: видимо это и был портал. Раздумывать было некогда! Я отлепил от файярила диск с руной Хаоса и метнул его в сверкающее зеркало. Диск черной кляксой прилип в центре медного круга, которая начала стремительно расползаться, открывая Портал, в который я и нырнул, сложив крылья, словно рыбка в прорубь. Магический щит в файяриле, предусмотрительно созданный мною, запечатал проход: Стражи не смогут последовать вслед за мной.

Вывалившись из Портала в храме Нагов, где меня когда-то лечил Шелих, я некоторое время сидел на полу, приходя в себя. Знакомых лиц в подземном храме Хаора не обнаружилось, но зато я оставил у выхода из лабиринта маячок: теперь могу открывать туда проход с помощью файярила – я намеревался пошпионить за храмом в будущем, чтобы определить, кто из демонов верхнего уровня там появляется. У Безликих, пытающихся меня устранить, как препятствие на пути захвата власти в Хаосате, должны быть сообщники. В том, что на меня ведут охоту Безликие, я уже не сомневался: пауки аффелосы, напавшие на меня, подчинялись только им.
Прежде, чем отправиться во дворец, я решил заглянуть в библиотеку в надежде найти какой-нибудь интересный фолиант. Я полагал, что там в это время никого не окажется, мне совсем не хотелось встречаться со жрецами и объяснять свое неожиданное появление в храме.

Скорпион уже успел обследовать зал с Порталом, который здесь выглядел как медный щит для гонга, и снова взгромоздился мне на плечо. Стараясь не шуметь, я приоткрыл резную деревянную дверь в библиотеку и заглянул в помещение, там было пусто и тихо. Закрыв за собой дверь, я осмотрелся. В камине горел огонь – его поддерживали постоянно, чтобы прогревать воздух. В сыром холодном помещении книги покрывала плесень, они портились и сгнивали. В окно была видна голубая Медуза, зависшая над горизонтом – ранний вечер. Можно полчаса порыться в книгах перед возвращением во дворец. Я шагнул к стеллажам, которые стояли у стен, оставляя проход между ними. Ни один звук не нарушал тишины хранилища, но меня что-то насторожило. Я остановился и послал телепатический приказ скорпиону разведать обстановку, набрасывая на него покров невидимости. Он легко соскользнул с плеча.
Я мысленно потянулся к кольцу силы – рубин вспыхнул кровавым глазом, и взялся за рукоять меча. Руфарг с шипящим свистом выскользнул из ножен: на черном лезвии полыхнули синим огнем руны. Меч активировался, вытягивая из кольца Хаора энергию и окутываясь в темную дымку хаоса с синими сполохами от рун. Сапфир в навершие Руфарга засветился. Я ждал.

- Берегись! Здесь воин! – Раздался в голове скрипучий голос Арра.
Я шагнул вперед. Из-за третьего стеллажа в проход метнулась высокая фигура в колете из кожи серой Зарпии с обнаженным мечом в руке. Я поднял свой меч, окутавшийся голубой паутиной молний и замер, встретившись глазами с воином: это был Исин. Зрачки его глаз расширились, на лице читалось удивление. Впрочем, мое лицо выглядело не менее удивленным. Вот уж кого не ожидал здесь встретить!
Узнав меня, Исин опустил меч, отступил на шаг и склонил голову:
- Милорд!
- Исин! Наши пути в последнее время стали часто перекрещиваться, причем в самых неожиданных местах…. Ты не находишь это странным?
Исин посмотрел на меня исподлобья:
- Всему есть объяснение, милорд.
- Интересуешься действием ядов или составом бальзама от раны, нанесенной серебряным лезвием? – Спросил я: жрецы-целители собрали большую библиотеку манускриптов на соответствующие темы.
- Или ищешь заклинание по моментальному удушению?
- Ходят слухи, что в древности жрецам было известно заклинание неуязвимости в бою, – вздохнул Исин, – любой воин был бы рад обладать им. Но я пока его не нашел. Не желаете чаю из горных трав, я недавно заварил, еще горячий? – Предложил он, вкладывая меч в заплечные ножны. У него это получилось ловко, попал с первого раза.
- Спасибо, с удовольствием выпью чашку чая. А закуски какой-нибудь у тебя не найдется, я уже и не помню, когда ел.

Он с любопытством посмотрел на меня – я был при полном воинском облачении, но не спросил, откуда я появился и почему вооружен, как для боя.
- Сейчас принесу с кухни бутерброды. Я быстро!
- Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал о моем присутствии здесь! – Предупредил я его.
- Не беспокойтесь, я никому не скажу о вас принц! – Бросив на меня удивленный взгляд, он ушел.

Я позвал Арра и приказал ему занять свое место на плече:
- Возможно, нам придется убираться отсюда очень быстро! – Пояснил я ему.
Отойдя в конец комнаты, я стал читать названия фолиантов на их корешках. Меня заинтересовала одна книга, где описывалась давняя битва демонов и нагов с принцем мира Ра – Руматой. Я быстро пролистал ее и решил взять с собой, чтобы почитать не спеша в своих покоях. В ней говорилось, что предводитель демонов влюбился в человеческую принцессу и украл ее. Брат принцессы Румата вступил в битву с царем демонов и его войском, чтобы ее освободить. Меня стало любопытно: полюбила ли принцесса повелителя демонов? И чем закончилась эта великая битва. Я сел за стол в ожидании чая и задумался: сможет ли полюбить меня рыжеволосая принцесса солнечного царства Миэла, если узнает, что я демон.
Скоро появился Исин с корзинкой бутербродов и чайником кипятка. Я налил травяной заварки, плеснул в бокал кипятка и принялся за бутерброды. Исин посмотрел на отобранную мной книгу, усмехнулся, но ничего не сказал. Мне начинало нравиться его сдержанное и ненавязчивое поведение.

- Похоже, у него неплохой характер и мы могли бы подружиться, – подумал я, – если бы он не был одним из кандидатов в мои смертельные враги. Слишком неожиданно он появился во дворце. Слишком быстро продвинулся по служебной лестнице. И нападение на меня было совершенно, вскоре после его прибытия во Дворы Хаоса.
- Кто ты, Исин? Друг или враг? – Думал я, поглощая бутерброды и поглядывая на Исина, тактично отвернувшегося к камину и высматривающему что-то в огне, пока я ужинал.

Выяснив, что у Исина нет файярила, я предложил ему отправиться во дворец вместе со мной. Он согласился. Насчет файярила я ему не поверил: как же он тогда попадает в замок старого мага? - Наличие у себя дисков держишь в тайне! Это правильно, иначе у окружающих возникнет вопрос – откуда они у тебя? По статусу файярил тебе не положен! Загадочная ты, однако, личность! Или все-таки в замке мага имеется стационарный Портал!- Размышлял я, поглощая бутерброды.
Закончив с ужином, я поднялся, положил книгу за пазуху и подозвал джасра. Бросив диск под ноги, я взял Исина за ремень и мы прыгнули в черный колодец безвременья, чтобы через несколько секунд вынырнуть в моих покоях. Дарк, сидевший в кресле с книгой в руках, увидев, что я не один, вскочил и схватил меч, лежащий на столе перед ним. Узнав Исина, он вытаращил глаза, но только пожал плечами. Исин сразу же ушел.
- Где ты его подхватил? – Полюбопытствовал Дарк.
- Вот уж не ожидал увидеть тебя в компании с джасром – профессиональным убийцей!
Он принес бокалы и бутылку вина. Мы сели у камина, и я рассказал ему о моем путешествии в храм Безликих.

***
Во дворце готовились к торжественной церемонии по случаю дня рождения Форанна, которое должно было состояться через три дня. Ему исполнялось тридцать один цикл. Для подарка я заказал Оггу золотую кольчугу для дворцовых церемоний. На ее нагрудном медальоне будет изображена летучая мышь с распростертыми крыльями из черного янтаря. Завтра надо будет забрать кольчугу у гнома! К кольчуге, сплетенной из тонкой золотой проволоки, Огг должен найти подходящий пояс из черной кожи с перевязью для меча.

Жаль, что на праздник нельзя пригласить Даниэля – я соскучился по нему, но навестить не мог. При прощании я сказал, что мы с Дарком уезжаем очень далеко, и поэтому вдруг «нарисоваться» у него в доме выглядело бы странно. Порой наша тайная жизнь в срединных мирах начинала меня тяготить: я превратился в лицемера и лжеца, но выхода из ситуации не видел. Вздохнув, я отложил книгу с легендой о Румате и отправился на кухню в надежде чем-нибудь перекусить.
Вернувшись в свои покои, я застал там Аркандра, читающего мою книгу. Он также прибыл на празднование дня рождения Форанна. Увидев меня, дядя приветливо махнул рукой, не отрываясь от книги. Дочитав страницу, Аркандр закрыл том и посмотрел на меня.
- Максак, я прихватил бутылку твоей «любимой» настойки с мандрагорой! – Ухмыльнулся он.
- Дядя! Твоя настойка и дракона с ног свалит, я лучше выпью вина.
- Э, нет! У меня есть новость, после которой тебе непременно захочется чего-нибудь покрепче!
Я насторожился:
- Что за новость?
- Это касается Суккура! Но это между нами: он нам обоим головы оторвет, если узнает, что мы распускаем о нем сплетни! Сознаюсь, я по возможности собираю сведения о родне и нашем близком окружении. Иметь компромат на родственников и знакомых очень полезно! – Хихикнул дядя.
- Недавно познакомился я с одной симпатичной прислужницей из жреческого клана. Удалось выудить из нее интересные сведения: мандрагора и огневики творят чудеса! – Осклабился Аркандр.
- Дядя, не тяни зарпию за хвост, говори уж!
Аркандр придвинулся ко мне ближе и понизил голос:
- У нашего убежденного холостяка вроде бы есть взрослый сын, который тайно воспитывался матерью в Доме Люциферидов, но сама она из нашего Дома Владык. Выйдя замуж за воина, она перешла в его клан. Ты понимаешь, что это значит! Сын Суккура третий в ряду претендент на престол после тебя и Форанна. Пока Форанн во дворце, думаю, ему ничего не грозит, но как только он покинет Хаосат – он в опасности!
- И кто же его сын? Ты выяснил?
- Точно неизвестно, но все указывает на Исина гор Торнага, которого он так быстро приблизил к себе. У тебя это не вызвало недоумения?
- Вызвало, Аркандр! Если это правда, то вопрос о внезапном появлении его во дворце и молниеносном вознесении к верхам власти отпал бы. Нельзя ли еще чего-нибудь выудить из твоей знакомой.

Аркандр смущенно кашлянул:
- Нельзя. Таких свидетелей в живых не оставляют!
- Ты ее убил? - Негодующе спросил я.
- Сначала переспал с ней, а потом сломал шею? Так?
- Так! - Не смущаясь, подтвердил Аркандр.
- Максак! Пожив среди людей, ты совсем очеловечился. Что-то я не наблюдал у тебя угрызений совести, когда ты в юности кромсал лучом света, испускаемым из ладони, своих врагов: лишал их рогов и глаз, а то и жизни. А они ведь были демонами, твоими будущими подданными.
- Я был молод и плохо владел собой! Ты уверен, что она рассказала тебе все, что знала?
- Вполне! Теперь нужно искать другие источники информации.
- Аркандр! Каким образом у этой прислужницы, причем из другого Дома, имелись подобные сведения?
- Ее мать, низшую жрицу, отправили помогать молодой демонессе, когда та рожала. Все жрицы владеют лекарским искусством и помогают при родах. Когда родился мальчик, ее оставили прислуживать и ухаживать за младенцем. Мужа у демонессы не было, но в ее покои иногда наведывался Суккур. Когда мальчику исполнился год, демонессу выдали замуж за знатного воина из Дома Люциферидов. Жрицу-прислужницу убили вместе с дочерью: так считали. Но на самом деле сестра жрицы подменила племянницу на демоненка из обслуги. Ей было тогда восемь циклов. Когда она выросла, то узнала Суккура. Она уверена, что он и есть отец того ребенка.
- Что она рассказала о его матери?
- Мать была дальней родственницей известного мага Акриаха, живущего уединенно на краю Хаосата. Маг появился в покоях демонессы всего один раз, сразу после родов, и произвел на дочь жрицы, помогавшей матери прислуживать, неизгладимое впечатление.
- Не сомневаюсь! - Я вспомнил высокую худую фигуру старого мага, затянутого в черную кожу, и его красные глаза, горящие на темном лице, словно два угля.
- Аркандр! Я должен верить тебе на слово? Может ты все придумал! Тем более, что свидетельницы уже нет. Может быть, у тебя есть личные причины, по которым ты желаешь смерти Исину? Может быть, ты хочешь убрать претендента на пути к трону своего сына Арписа. - Я впился взглядом в лицо Аркандру, стараясь прочесть на нем признаки смущения или неуверенности, но дядя был серъезен.
- Максак! Ты для меня больше сын, чем Арпис. У меня с ним не сложились отношения. Ты же знаешь, он играет в команде Эрги, своей матери. Разве это Сарг рассказывал тебе о мире и обучал тебя, когда ты был маленьким. Даже, когда Дарк стал твоим наставником, мы проводили много времени вместе. Ты забыл?
- Я помню дядя! И ценю наши отношения, у меня не так уж много друзей, и ты один из них. Но я знаю также, что ни одному из демонов нельзя доверять. Я приму к сведению все, о чем ты мне рассказал. Надо предупредить Форанна и Мурилла, пусть они держатся, как можно дальше от Исина, но пока я не удостоверюсь, что он враг и жаждет моей смерти, я буду только наблюдать за ним. Я не стану пытаться убить его, время терпит. Не хочу наживать врагов в виде Акриаха и Суккура. Но если я выясню, что он - угроза Габриэлу, я не стану раздумывать и уничтожу его.
- Вот это речь принца! Так держать! Добросердечие не лучшая черта характера для Повелителя Хаосата! Будешь мягкотелым и жалостливым, свои же подданные разорвут на клочки! - Аркандр потрепал меня по плечу.

- Интересно, Сарг догадывается, кто такой Исин? - Спросил Дарк, когда я пересказал ему разговор с Аркандром.
- Едва ли, - ответил я, - иначе у нас во дворце уже была бы заварушка. Сарг и Суккур сцепились бы в драке, словно два гаргула. Хотя…. Сарг хитер и терпелив как змей в засаде. Возможно, он специально приблизил Исина к себе, чтобы держать его в поле зрения, и ждет удобного момента, чтобы нанести удар. Ведь ему надо уничтожить одновременно и Исина, и Суккура, иначе не избежать кровопролития во дворце со многими жертвами. Есть и третий вариант. Сарг не раз заводил со мной разговор о войне с мирами Ра. Войска в битву с Серафимами поведет генерал Суккур. Есть надежда, что он и Исин погибнут в сражении, тогда все разрешится само собой к удовольствию Сарга. И в Хаосате не будет волнений. Ведь если Суккур выступит против Сарга в Хаосате, чтобы завоевать трон для сына, то у каждого за спиной будут его приверженцы, и война ни на жизнь, а на смерть будет непредсказуема и разрушительна для нас. Если же они падут в битве на полях Ра, то проблема решится без лишних осложнений.

Я отправился к Форанну и предложил ему выгулять ургалов - наших ездовых демонов-хищников.
- Давай прокатимся до старого храма в горах, а то ургалы совсем обленились, только жрут и спят. И надо поговорить перед нашим отъездом! - Мы с Дарком собирались отбыть сразу же после торжеств по случаю дня рождения Форанна на Поля Сновидений, которые отделяли бесчисленные Радужные миры от девяти миров Ра. Я хотел пройти Туманный Лабиринт, в котором можно увидеть возможные варианты своего будущего. С его помощью я надеялся отыскать Габриэла, который находился сейчас в одном из Радужных миров. Пришло время встретиться со своим братом.
Я подождал, пока Форанн с Муриллом переоденутся в костюмы для верховой езды, затем мы отправились в конюшню, где нас ждали Дарк и Аркандр.
**** **** **** **** ****
Словарь:

Горельеф (фр.) – высокий рельеф. Скульптурное изображение, выступающее над плоскостью стены более, чем наполовину своего объема.

**** **** **** **** ****
Часть 3. Встреча на перекрестке миров
**** **** **** **** ****
Глава 1
**** **** **** **** ****
Закончив обсуждать новость, принесенную Аркандром, мы расположились на теплых камнях древнего храма, переваривая полученную информацию. Казалось совсем недавно я, сидя на каменном троне, на котором сейчас устроился дядя, наблюдал за истечением дымки хаоса из черной пирамиды, а прошло уже почти пять лет. Сегодня пирамида была спокойна. Красная Луна зависла над ее гранью, бросая на пирамиду и море Мрака кровавые отблески. Ургалы дремали на небольшой поляне фиолетового вереска позади нас. Скорпион залез на верхушку покрытой трещинами стелы и оттуда бдительно наблюдал за периметром, а мышь Хега порхала над головами. Не хватало только Зеарага. Черный дракон в горах мира Осир ревностно охранял вверенные ему сокровища. Мы с Дарком часто его навещали. Впрочем, мы не тратили времени даром, а усердно рубились друг с другом на мечах, чтобы не потерять сноровку. Или я летал вместе с драконом, разминая крылья. Зеараг был счастлив сопровождать меня в полете, это было какое-то разнообразие в его уединенной жизни. Впрочем, драконы – жуткие эгоисты и индивидуалисты, поэтому он не жаждал общества других крылатых.
Черные шпили дворца вонзались в небо, расцвечиваемое на горизонте зелеными сполохами сияния. За годы, проведенные в срединных мирах, я привык к свету солнца и ночному небу, усеянному мириадами мигающих звезд. Но сейчас я понял, как соскучился по Хаосату, это мой мир, и когда-нибудь я вернусь сюда, чтобы править им. Я поднялся – пора возвращаться.

Ургалы бодро бежали по горной тропинке в предвкушении скорой кормежки. Да и мы проголодались, поэтому сразу направились на кухню, где на плите всегда стоял котел с горячей мясной похлебкой. Утром я отправился к Оггу за подарком для Форанна: кольчуга была великолепна – гном не зря слыл искусным мастером ковки. Летучая мышь из черного янтаря на нагрудной пластине казалась точной копией Хеги, только раза в два крупнее.

После окончания празднования дня рождения Форанна и завершившего его ужина, гости разъехались. Остались мы с Дарком и Аркандр. Дядя пообещал мне присматривать за Даниэлем издали, но я не очень ему поверил.
Мы с Дарком не знали, что нас ждет в Лабиринте Туманов, поэтому взяли с собой фляжки с водой и по паре бутербродов. Еще я положил в рюкзак зеркало Сета – пригодится. Наконец, надев кольчуги и прицепив мечи, мы распрощались с Форанном, Муриллом и Аркандром и переместились в заранее разведанное место на Полях Сновидений. Оно находилось недалеко от врат в Лабиринт. Круглые врата, к которым вело несколько каменных ступеней, были врезаны в стену из серо-голубых мегалитов метров двадцати высотой плотно подогнанных друг к другу. Верхний образ стены окутывал туман, сползающий оттуда вниз белыми космами, которые таяли в воздухе, не достигая ее середины. Врата обрамляла кайма из полупрозрачного голубоватого камня, на которой по периметру были выбиты двенадцать рунических знаков.
Верхняя руна путешествий – Рейдо, обозначающая как обычную Дорогу, так и Путь любого существа во времени и пространстве, уготованный Судьбой, управляла Космическими законами

Справедливости и Порядка на этом пути. Нижняя руна – Перт, была руной Скрытых неисповедимых путей, полных тайн, сюрпризов, потерь и находок. Она есть Принцип, на основе которого формируется Судьба каждого. Слева была выбита руна Огня – Кен, рассеивающая тьму, позволяющая ясно видеть окружающее. Справа – руна защиты и самообладания Альгиз. Эта руна, гарантирующая победу и безопасность в сражениях, горела и на лезвие моего черного клинка Руфарга.
Дарк, сосчитав руны, сказал:
- Думаю, двенадцать остальных рун вырезаны с обратной стороны ворот.
- Проверим, когда войдем! – Ответил я.

Мы поднялись по ступеням к вратам – порталу в мир, схожий с пространством сновидений, где все многослойно, фантомно и непредсказуемо, где из множества возможностей ты можешь выбрать только одну, которая и станет реальностью. Главное, не ошибиться. Это изменчивое пространство потенциальных событий простирается между материальными срединными мирами и мирами Ра, невидимыми для обычных людей. Дарк приложил ладонь к слюдянистому веществу, похожему на лед, которое заполняло врата.
- Ну, и как мы войдем? Ты знаешь, как активировать твой ключ Сор-Гора?
Я посмотрел на браслет: желтый камень светился золотистым светом, значит, браслет активировался, но врата оставались закрытыми. Тогда я осмотрел стену около ворот: с правой стороны в метре от крыльца из нее выступала медная труба. Подумав, я сунул туда руку с браслетом.

Руны начали наливаться золотым пламенем, а слюдянистая поверхность в проеме озарилась синими внутренними сполохами. Через несколько секунд раздался щелчок и преграда исчезла. Руны медленно погасли. За круглым проемом я увидел пожухлую траву, среди которой росли редкие кусты, покрытые мелкими красными листиками. Дорожка из серых каменных плит шла от ворот и исчезала в белой стене тумана. Перешагнув проем и спустившись по ступеням, мы оглянулись: проем затягивался льдистой субстанцией.

- Не сходи с тропы, пока мы не увидим, то, что нужно, – предупредил я Дарка, – иначе можем оказаться в смежных пространствах, которые здесь пересекаются, пронзая друг друга: тропа, словно ось, идущая сквозь веер миров.
Мы тронулись в путь. Стояла абсолютная тишина. Сквозь медленно перемещающиеся клубы тумана по сторонам временами были видны призрачные пейзажи, полупрозрачные храмы, площади с фонтанами и тенями людей на них. Один раз, словно огненный болид, рядом пролетела большая птица, вместо перьев, окутанная языками пламени.
- Это же птица Рох! – Пораженно воскликнул Дарк.
- Я думал, что они давно вымерли и сейчас не существуют!
Во вселенной можно найти все, если хорошо поискать. Главное знать, где искать! – Хмыкнул я.

Мы шли уже несколько часов, а вокруг кроме наслоений фантомно-призрачных пейзажей ничего не наблюдалось. Я уже совсем было решил предложить Дарку сделать остановку и перекусить, как заметил впереди темные пятна. По мере приближения к ним, они стали приобретать очертания лошадей. Дарк, задумавшись, шел, опустив голову, и не смотрел по сторонам. Я окликнул его:
- Дарк! Смотри – лошади!
- Где? Я только что думал о них. Точнее о том, что нам не помешала бы парочка крепких лошадок, что-то я уже притомился.
Мы поравнялись с тройкой гнедых лошадей, чьи узкие, длинные и клыкастые головы походили на драконьи морды. Они вытянули к нам шеи, навострив длинные уши и оскалив острые зубы с торчащими изо рта изогнутыми клыками, и издали низкий вибрирующий звук.
- Что-то мне расхотелось ехать верхом! – Сказал Дарк, берясь за рукоять меча.
Лошади не тронулись с места, только проводили нас злобными взглядами желтых глаз с вертикальными зрачками. Мы облегченно перевели дух, когда они остались позади, скрывшись за туманной пеленой.
- Похоже, здесь нужно быть осторожнее в желаниях! А вообще это идея! – Сказал я.
- Думаю, неправильно – просто идти, положившись на судьбу. Так можно проплутать в Лабиринте годы.
- Ага, в качестве шагающих скелетов! Что-то я не видел по дороге харчевней! ¬– Обронил Дарк.
- Давай остановимся и перекусим! И я хочу выяснить: действует ли здесь Всевидящее Око Сета. Мы сели прямо на каменные плиты тропы, съели все бутерброды и запили водой.

- Надо было больше еды взять. Давай, проверь зеркало – и достань-ка нам с его помощью еще бутербродов. – Проворчал Дарк, вытряхивая крошки из моего рюкзака.
Я взял обсидиановое зеркало и попробовал активировать его. Оно посветлело, но кроме клубящегося тумана на его поверхности ничего не появилось.
- Зеркало здесь не работает! – разочарованно сказал я.
- Значит и файярил не поможет нам отсюда выбраться.
- Что же делать? – Уныло спросил Дарк, заглядывая в зеркало.
На плече зашевелился скорпион, сполз по руке и тоже уставился в зеркало. Вначале пути он бодро бежал впереди нас, потом ему надоело, он забрался на плечо и, сказав, что поспит, превратился в часть доспеха.
- Есть идея! – Ответил я.
- Надо сосредоточиться и представить – то место, которое нам нужно!
- А ты знаешь, как оно выглядит? – Подозрительно уставился на меня Дарк.
Я пожал плечами:
- Весьма приблизительно. Только по описанию из манускрипта. Там сказано, что «посреди пустыни, в которой песок переливается, словно перламутр, растет дерево с огненными цветами. Ночью его горящую крону видно издалека. Рядом с деревом находится пирамида из прозрачного аметиста. На четырех ее гранях, на языках четырех рас: черной, белой, красной и желтой, высечены скрижали, соблюдая которые человечество обретет бессмертие». – Продекламировал я цитату из книги пророка Эрхата.
- Скрижали – это десять заповедей моральной этики, предназначенные для низших материальных миров. – Пояснил я.

- Это все? – Спросил Дарк.
- Нет. Дальше там написано следующее: около Скрижалей лежит спящий Единорог. Из его глаз капают слезы, которые превращаются в белый янтарь: Единорог оплакивает несовершенство мира. Время от времени к Скрижалям приходят жрецы, чтобы прочесть заповеди и донести их до людей. Однажды аметистовую пирамиду захотел похитить демон, но Единорог проснулся и испепелил его молнией из своего рога.
- Белый янтарь ценится среди демонов, его иногда находят в пустыне Маат. Демоны перетирают янтарь в порошок и добавляют в вино. Выпивая по глотку этой настойки в день, они могут переносить солнечный свет Радужных миров. Порошок янтаря спасает их от ожогов кожи и ослепления. Все это интересно, но какое отношение к нам имеют Скрижали и Единорог.
- Никакого, – ответил я, – но недалеко от дерева есть колодец с водой Вдохновения, к которому наведываются Пегасы. Они пьют из колодца, а затем делятся вдохновением с поэтами и художниками низших миров.
- Ты решил стать поэтом, чтобы сочинять баллады для своей принцессы? – Удивился Дарк.
- А я думал, мы ищем Габриэла.
Я подмигнул ему:
- А что, несколько глотков из колодца не помешают. И тебе тоже.
- Вот еще! Я воин, а не сочинитель сонет! Ты не мог бы объяснить покороче, что мы ищем?

- У этого колодца есть еще одно свойство: если представить человека или место, то желаемое проявится на его поверхности. Жрец из храма Огня сказал, что если в этот момент бросить в него диск файярила, то откроется портал в это самое место. У меня с собой есть портрет Габриэла. Я надеюсь увидеть его, и мы переместимся. Я закрою нас сферой невидимости. Звуки она тоже не пропускает. Затем я оставляю там маячок-заклинание, и мы возвращаемся во дворец. Связь налажена! Потом осмотрим тот мир с помощью зеркала Сета, подберем подходящее обмундирование и отправимся на новое место жительства. Устроимся в гостинице, а дальше посмотрим.
- А к чему там горящее дерево? Какой от него прок? – Спросил Дарк.
- Не знаю! Возможно, оно играет роль маяка. Ночью в пустыне его хорошо видно.
- Возможно, если не будет тумана, а он здесь везде. Надоело плутать в этих заблудившихся облаках.
- Стало темнее! Тебе не кажется? – Спросил я.
- Как же мы пойдем в темноте, факел с собой мы не взяли. – Забеспокоился Дарк.
- Нам нужно думать о горящем дереве, – напомнил я, факел только помешает. Давай еще пройдемся по тропе.

Мы шли уже около часа. Надвигались сумерки. Туман из белого стал голубым, в нем замерцали искры света, похожие на светлячков. Впереди замаячило большое темное пятно, на сей раз оказавшееся лежащим сфинксом песочно-рыжего цвета. Каменный Сфинкс с кошачьей грацией вытянулся вдали от тропы. У него была женская голова. Тропа завернула и, когда мы приблизились к нему, мне удалось разглядеть лицо – оно показалось знакомым! Всмотревшись, я узнал в нем черты Омры и рассмеялся:
- Дарк! Видно Омра занимает в твоих мыслям много места, если ее образ материализовался в оборотня такого гигантского размера. Ты думал о ней?
Дарк смущенно хмыкнул:
- Ну…, в общем да! А о чем еще думать, идя в этом нескончаемом тумане.
Мы постояли некоторое время, рассматривая скульптуру женщины-ягуара, затем двинулись дальше. Темнота наступила неожиданно, будто выключили освещение.
- Теперь думаем о дереве! – Сказал я.
Мы сразу и не заметили, как плотная белая пелена окружающая нас осталась позади. Вокруг нас простиралась пустыня, освещаемая светом, исходящим от белого песка. По нему пробегали волны энергии, окрашивая его в нежные цвета перламутра: розовые, малиновые, зеленые, фиолетовые…. Пустыня переливалась и мерцала, словно драгоценный камень. Мы стояли зачарованные невиданным зрелищем.
- Смотри! Там огонь! Это дерево! Нацелимся на него! – Сказал я, увидев впереди пятно света.

Воодушевленные скорым окончанием пути, мы быстро зашагали по тропе, надеясь, что она выведет нас, куда надо. Через час уже можно было рассмотреть дерево, окутанное пылающей кроной. Оно приближалось слишком медленно, и я решил ускорить процесс. Не сводя взгляда с тропы, я представил, что дерево стремительно вырастает в размерах. Через несколько минут раздался удивленные возглас Дарка. Я поднял взор: дерево было совсем близко.
- Оно приблизилось рывком, будто нас к нему притянуло! – Испуганно сказал Дарк. Потом подозрительно посмотрел на меня:
- Это твои штучки?
Я только ухмыльнулся – получилось!
- Я представил, что оно рядом!
- Так какого черта мы тащимся к нему уже несколько часов, если ты мог сократить путь. – Возмутился Дарк.
- Эта идея мне пришла в голову только сейчас!
Темно-малиновый ствол дерева, будто выточенный из огромного рубина, слегка пульсировал. Развесистая крона истекала потоками пламени. Они срывались с веток огненными язычками, которые тут же исчезали, а на их месте вырастали новые. Песок вокруг дерева переливался всеми оттенками красного и желтого. Жара я не чувствовал – пламя было холодным. Мы долго стояли, любуясь феерической картиной.
Наконец, оторвавшись от сюрреалистического зрелища, мы двинулись дальше и вскоре оказались у круглого каменного колодца. Вода в нем выглядела как черное зеркало. Вдали виднелась фигура Единорога, подсвеченная огнем. Перед ней я разглядел темный контур пирамиды, отбрасывающий на белый песок фиолетовую тень.
- Это же пирамида со Скрижалями! Подойдем к ней! – Предложил Дарк.
- Утром посмотрим, а сейчас давай спать. Я снял перевязь с мечом и, упав на теплый песок, с наслаждением вытянулся.
- Пить хочется, а вода кончилась! – Сказал Дарк.

Я фыркнул:
- Значит, быть тебе пиитом – пей из колодца.
Дарк ничего не ответил и растянулся рядом. Оставив скорпиона на страже, мы провалились в сон.
Когда я проснулся, Дарк уже сидел в тени колодца, положив меч в ножнах на колени. Мы как будто находились на дне огромного стакана: туман ровной белой стеной окружал нас со всех сторон на расстоянии около полукилометра. Сверху нависало жемчужно-серое небо, сквозь которое просвечивало солнце.
- Проснулся! Пошли к пирамиде, прочтем наставления файяров и свалим отсюда, пока я не умер от жажды и голода!
Я умыл лицо водой из колодца, она была прохладной и слегка покалывала кожу. Зачерпнув ее в ладонь, я сделал глоток:
- Вода, как вода, обыкновенная.
Наполнив фляжку, я напился из нее. Дарк с подозрением наблюдал за моими действиями, потом тоже наполнил флягу:
- Будь, что будет! Пророки иногда ошибаются!
Я представил своего наставника в муках творчества и фыркнул:
- Нет такой магии, которая сделала бы ягуара поэтом – в лапах держать перо – неудобно!

Единорог вблизи оказался весьма крупным животным – лежа, он в холке достигал двух с половиной метров. Его шерсть отливала серебром.
- Как живой! Даже отдельные шерстинки видны. – Удивился Дарк.
Я расширил диапазон зрения: страж и пирамида находились в коконе силового поля, на которое сверху была накинута охранная энергетическая сеть, ее узловые точки слабо светились.
- Он и есть живой, просто закапсулирован в коконе поля, где время равно нулю.
Дарк шагнул к пирамиде, пройдя через сеть: она засветилась, по ней пробежали зигзаги молний, но ничего не произошло. Я тоже подошел к пирамиде, которую Дарк обходил по периметру.
- Здесь нет надписи на языке Хаосата! – Недоуменно воскликнул он.
- Заповеди написаны для низших миров, а не для демонов с Серафимами – ты забыл?
На гранях трехметровой пирамиды из фиолетового полупрозрачного аметиста медленно мигрировали цепочки слов. Словно странные рыбы, проплывая от одного ребра до другого, они, то погружались в глубины кристалла, становясь черными тенями, то поднимались к поверхности грани, наливаясь золотым пламенем. Я почувствовал, что ток моих мыслей замедляется, и я впадаю в созерцательное состояние. Окружающее исчезло, пирамида приблизилась, увеличиваясь в размерах. Я оказался внутри кристалла, в его бесконечном серебристо-фиолетовом пространстве, мимо меня проплывали огненные знаки, из которых я не мог сложить слова. Сложить слово – это казалось мне очень важным. Я плавал в фиолетовом свете, растворяясь в нем, становясь одним из этих знаков. Я пытался вспомнить свое имя, но не мог. Я стал никем, каплей в море энергии.
Неожиданно в тишине раздался громкий звук, пространство пошло рябью и я выпал из него.

Я лежал около пирамиды. Рядом с песка поднимался Дарк, ошарашено тряся головой. Вдруг он замер, глядя на что-то позади меня. Я сконцентрировался и вскочил – Единорог открыл глаза и смотрел на нас, подняв голову на длинной изящно выгнутой шее. У него были темно-изумрудные глаза, светящиеся как у кошки. Он мотнул головой и то ли чихнул, то ли хрюкнул.
- По-моему он смеется! – Сказал Дарк.
- Если бы не он, мы бы так и остались около пирамиды, превратившись в высушенные мумии. – Ответил я.
Единорог фыркнул и завозился, меняя позу. Затем положил голову на согнутые ноги и затих. Огненная сеть поля погасла.
- Идем отсюда скорее, – сказал Дарк, поворачиваясь к пирамиде спиной, – пока она снова нас не затянула.
- Похоже, не обязательно читать письмена: пирамида – устройство, впечатывающее заповеди прямо в твою сущность. Файяры умели делать удивительные вещи, мой браслет – ключ от лабиринта, тоже изготовлен ими. Думаю, и сам Лабиринт их рук дело, он что-то вроде хроно-пузыря, внутри которого «стены» между мирами истончены, и их легко можно преодолеть. – Пояснил я Дарку.
- А Единорог находится около пирамиды, не столько для ее защиты, сколько для спасения идиотов, которые решили на нее поглазеть. По крайней мере, кучи скелетов около пирамиды я не заметил. – Закончил Дарк мою мысль.
Днем неподвижная поверхность воды в круглом колодце казалась большим зеркалом, в глубине которого мерцали медленно кружащиеся рои искр. Мы умылись, в пустыне становилось жарковато. Я достал из рюкзака портрет Габриэла, и мы с Дарком забрались наверх каменной кладки колодца.

Я сосредоточился на портрете, затем, держа его в памяти, перевел взгляд на воду. Серебристая поверхность колодца стала темнеть и на ней начало проступать изображение. Через несколько секунд оно сделалось четким и объемным: я как будто смотрел через окно в другой мир. Рыжеволосый парень в комбинезоне сидел около большого колеса: Это был Габриэл. Я мысленно отодвинул изображение, чтобы увидеть окружающее. Изображение отъехало вдаль, и я ахнул: колесо принадлежало вертолету.
- Похоже, нас связывают не только узы света, но и любовь к полетам! – Потрясенно подумал я.
- Даже вид транспорта мы выбрали один и тот же. Хотя еще надо уточнить, может он и не пилот.
Я сунул портрет за пазуху и мысленно активировал заклинание невидимости: из файярила выплыл небольшой сгусток энергии, увеличился в размерах и заключил нас в защитный пузырь. Габриэла кто-то позвал, он встал и ушел. Отлично! Я кинул диск с руной Хаоса в колодец, ухватил Дарка за ремень и мы прыгнули в открывшийся портал.

Через мгновение мы оказались около вертолета, стоящего на бетонной площадке. Рядом находился еще десяток небольших винтокрылых машин. Вокруг простиралась раскаленная пустыня. Метрах в пятистах отсюда подпирали небо огромные пирамиды, целые искусственные горы, рядом с которыми лежал большой Сфинкс. Я вытащил из кармана черные очки и нацепил их на нос: хорошо, что я всегда ношу их с собой. Габриэл около соседней машины разговаривал с двумя людьми в таких же комбинезонах, как и он, видимо пилотами.
- Мы что, попали в страну гигантов? – Задумчиво спросил Дарк, обозревая пирамиды.
- Если они и жили тут, то давно вымерли! – Успокоил я его, указав на автобус, из которого вываливалась группа туристов.
- Интересное место. Жарко, точно в пекле! Ты попал домой! – Усмехнулся Дарк.
Я прикрепил одно заклинание-маячок к хвосту вертолета, второе к небольшому рюкзаку, лежащему в салоне. Я очень, старался, плетя эти заклинания, ведь Габриэл был не простым человеком, а принцем из светлого полюса мира – Искриора, а значит, сильным магом. Правда, Серафимы владели магией света, а свои заклинания я сплел из темных «нитей» хаоса, но Габриэл мог почуять чужеродную энергию.
- Надеюсь, он их не заметит! – Прошептал я.
- Дело сделано, теперь домой! – Повернулся я к Дарку.

Мы отошли за хвост вертолета, чтобы не было видно, как открывается портал. Я бросил под ноги диск файярила, и мы прыгнули в открывшийся темный тоннель, перенесший нас прямо в мои покои во дворце. В Хаосате был вечер.

**** **** **** **** ****
Глава 2
**** **** **** **** ****
Поужинав, мы с Дарком решили навестить Форанна. В его гостиной мы встретили Аркандра, с удивлением услышав от него, что в Хаосате минуло десять дней, хотя в Лабиринте мы пробыли чуть больше суток. Брат и дядя начали беспокоиться, не получая от нас никаких вестей. Мурилл, наставник Форанна, даже предлагал отправиться вслед за нами, чтобы выяснить, что случилось.
- Лабиринт, странное место. Не знаешь, чего от него ожидать! – Пожал я плечами.
- Но теперь все проблемы позади: мы нашли Габриэла. Пару недель потратим на исследование места его проживания и работы, а затем отправимся туда сами.
Радужный мир-вселенная, где обосновался Габриэл, назывался Дариор, а планета – Земля. Город Лергос находился на берегу моря в стране выжженных солнцем пустынь, песка и пирамид, где дождь шел раз в году, и этот день был большим праздником. Габриэл выбрал страну с сухим жарким климатом. Она называлась Египтом. Не было ничего удивительного в том, что принц из огненного мира предпочел данный регион. Мне тоже понравилось это «теплое» местечко. Брат, как и я, выбрал работу пилота в туристической фирме. Мыслили мы с ним одинаково: среди большой массы перемещающихся людей – постоянно меняющихся туристов, легче затеряться. Вертолетный парк был тоже внушительным, поэтому не все пилоты были знакомы друг с другом. Об общении с ними вообще речи не шло: после утомительного дня пилоты стремились поскорее добраться до дома, чтобы отдохнуть. В целях безопасности туристов в вертолете по инструкции летало двое пилотов – мало ли, что может приключиться с человеком, вдруг с сердцем там станет плохо, или еще чего. Но в связи с этим рабочий день удлинялся, так как пока один пилотировал вертолет, второй бездельничал, как говорил мой бывший начальник. Я-то почти не уставал, а вот люди к концу смены сильно выматывались.

Иногда я через Зеркало Сета заглядывал к Даниэлю. Прошел месяц, как мы расстались, но он до сих пор выглядел грустным. Часто вечерами сидел на веранде нашего бывшего дома и часами смотрел на море. Я надеялся, что со временем он снова обретет радость жизни, забудет меня с Дарком и вернется к своим друзьям. Я ругал себя за то, что не догадался сделать ему подарок на память обо мне, который уменьшил бы его горечь от расставания. Как-то Аркандр, который на время переселился со своего острова во дворец Сарга, чтобы быть в курсе моих поисков брата, и обосновался в покоях по-соседству со мной, увидев, что я наблюдаю за Даниэлем в Зеркале, сказал:
- Может, мне навестить его? Что-то он невеселый!
- Думаешь, если ты один раз нагрянешь в гости, так ему станет легче? Скорее, после твоего «отъезда», ему будет еще хуже – ты разбередишь его еще незажившую рану. Подождем!

Перед тем, как покинуть Дворы Хаоса, чтобы отправиться на встречу с братом, видя постоянную печаль на лице Даниэля, я решил, пусть и с опозданием, сделать ему подарок, а заодно и повидать его еще раз. В качестве подарка мне нужен был хороший меч, поэтому я отправился в Аргард – подземный город гномов, находящийся недалеко от Ториэна. На участке степи, протянувшемся широкой полосой вдоль реки, возвышались невысокие холмы, на вершинах которых сверкали на солнце разноцветные хрустальные купола, служащие для освещения подземных дворцов гномов. Огг, увидев меня, возникшего в зале из черного «колодца», тут же хлопнувшегося, просиял:
- Повелитель! Ты стал частым гостем у нас! Рад видеть тебя, ты приносишь мне удачу! – Сказал он, вставая с кресла у очага.
- Удачу! – Хмыкнул я про себя.
- Правильнее сказать – увеличиваю твое благосостояние, заполняя заветный сундук огненными рубинами и сапфирами.
- Пора тебе, Огг, заказывать новый сундук, старый, наверное, ты уже забил под завязку? – Пошутил я.
Огг улыбнулся, поглаживая седую бороду, заплетенную в косу, и промолчал.
- На сей раз, мне нужен хороший меч, а также пояс и черные ножны в серебряной оправе. Хочу сделать подарок другу. Найдется у тебя что-нибудь подходящее? – Спросил я.
- Есть! Я недавно выковал меч с навершием из лунного камня. А к нему сшил ножны и пояс из черной кожи с серебряными накладками. Пряжка пояса тоже из лунного камня, который отлично смотрится с серебром. Но хаоситу он не подойдет! – Гном с сомнением посмотрел на меня.
- Не переживай! Подарок мне требуется для человека Радужного мира, а людям серебро не страшно.

Гном повел меня в свою заветную кладовую и достал из сундука меч. Комплект мне понравился, и я взял его, не торгуясь, выложив два огневика и три «слезы» Единорога. Прежде, чем уйти от Скрижалей, мы набрали полный кожаный мешочек янтаря, похожего на крупный белый жемчуг. Янтаря около Единорога было много, видимо к пирамиде давно никто не наведывался.
Следующим вечером я поделился своим планом с Дарком. Он решил присоединиться ко мне, ведь Даниэль был его учеником, и он успел к нему привязаться. Переместившись путями Кроноса, мы оказались в старом доме, где прожили больше года. Сервировав с помощью скорпиона и Зеркала Сета легкий ужин, мы сели на веранде и стали ждать Даниэля. На скорпиона я набросил заклинание невидимости. Я выбрал из своих костюмов самый простой, решив не переодеваться в одежду этого мира, так как задерживаться здесь мы не намеревались. На мне были сапоги до колен, черные узкие брюки, серая шелковая рубашка и черный кожаный колет до бедер: без рукавов, со шнуровкой впереди. Завершал наряд простой кожаный пояс с золотой пряжкой и гиэрой в ножнах. Дарк надел черные замшевые брюки и безрукавку, высокие сапоги и к ним – темно-красную рубашку. Наши наряды выглядели непривычно, но не экзотично.
Через полчаса раздался шум мотоцикла. Я слышал, как на кухне хлопнула дверца холодильника, затем скрипнула дверь, ведущая на веранду. Я обернулся: Даниэль стоял на пороге с бутылкой холодной воды в руке и, не веря своим глазам, таращился на нас. Я встал:
- Даниэль! Решили тебя проведать! Как ты!
Он, наконец, очнулся и бросился к нам.
- Макс, Дарк! Это вы? Я думал, что больше вас не увижу! – Радостно воскликнул Даниэль, обнимая нас с Дарком.
- Вы надолго? – Выжидающе уставился он на меня.
- Завтра мы уедем! Мы приехали ненадолго, чтобы попрощаться, потому что отправляемся очень далеко, гораздо дальше того места, чем живем сейчас. Моему родственнику нужна наша помощь. Мы направляемся к нему и, возможно, видимся с тобой в последний раз.

Даниэль помрачнел.
- Ты голоден? Давайте поужинаем, у нас впереди вся ночь, будет время поговорить и поделиться новостями. – Сказал я.
Быстро перекусив, мы, словно в старые добрые времена, расположились в креслах на веранде, наблюдая, как заходит солнце и мир погружается в сумерки. Я спросил, как у него дела с Кирой. Даниэль ответил, что ее моряк сгинул где-то в заморских странах, и он с ней недолго встречался.
- Но она оказалась слишком меркантильной, мне стало с ней скучно.
- Нам не о чем было даже поговорить, ее безразличен окружающий мир. Общих интересов тоже не нашлось, поэтому я расстался с ней. С вами было гораздо интереснее общаться.

Он помолчал:
- Я пытался восстановить связи со своими старыми знакомыми, но и они показались мне скучными. Мотоциклы, секс и танцы – этого мне теперь мало. В общем, сейчас я один. С вашим отъездом из моей жизни исчезло ощущение тайны, которая маячила впереди, и которую хотелось разгадать. Теперь все предсказуемо, серо и уныло. И так будет всегда: работа, дом. Потом семья, дети и снова работа, одни и те же полеты с туристами по кругу. Мир будто погас.
- Так живут все люди и находят в этом радость. А дети? Разве тебе не хочется иметь своих детей?
- Может быть позже. Сейчас я ничего не хочу.
- Как там твой дядя, Максим? Он не приедет погостить? – Сменил Даниэль тему разговора.
- Ты хочешь его увидеть?
- Да, хочу. Он веселый, много чего знает, рассказывает захватывающие истории, в которые невозможно поверить. Любит пошутить. А как на мечах сражается! Дарк, кто же будет теперь меня учить биться на мечах?
Дарк вздохнул:
- Ну, школа же не закрылась. Теперь там главным тренером работает мой бывший ученик – Степан. Ты же его знаешь.

Я поднялся:
- Даниэль, я привез тебе подарок. Пусть останется на память о нас с Дарком.
Я прошел в угол веранды, где рядом с рюкзаком стоял кожаный кофр. Открыв его, я вытащил меч в ножнах, а из рюкзака достал пояс.
- Держи! Это тебе! Оттачивай свое мастерство! Даже, если умение владеть мечом в жизни никогда не пригодится, это занятие достойное мужчины. Оно дает ощущение уверенности в своих силах, учит хладнокровию и смелости, оно даст тебе ту радость жизни, которую ты сейчас утратил.
Даниэль осторожно взял меч и потрясенно сказал:
- Это мне? Максим! Но это слишком дорогой подарок! Сколько он стоит?
- Забудь о цене. Она не главное.
- Он великолепен! Разве я достоин того, чтобы владеть таким оружием?
- Человек достоин всего, чего заслуживает. Больше уверенности в себе, Даниэль!
Даниэль оглядел наши с Дарком наряды и сказал:
- Этот меч подходит к вашей одежде, но не к моим джинсам и футболке! Иногда мне кажется, что вы вообще не из нашего мира, но это ведь невозможно. Мир только один. Откуда вы приехали? В каком городе жили раньше? Почему вы не рассказываете о своем прошлом, что в том тайного? – Даниэль тоскливо посмотрел на нас.
- Вы сами – сплошная загадка для меня. Меч – архаичное оружие, но по тому, как вы им владеете, этого не скажешь. Может вы путешественники во времени, а? – Он вопросительно взглянул мне в глаза. Я отвел взгляд.
- Я даже не знаю, сколько вам лет! Выглядите не старше меня, но ведете себя так, как будто, по крайней мере, в два раза старше, чем кажетесь!
- Даниэль! Извини, но мы не можем тебе ничего рассказать о нашем прошлом и будущем. Это опасно для тебя, да и для нас тоже.

Я пообещал Даниэлю передать его просьбу Аркандру:
- Думаю, Аркандр сможет иногда навещать тебя, чтобы продолжить уроки фехтования.
- И еще, Даниэль, – я взял со стола фотографию в рамке, на которой мы были изображены втроем: я, Дарк и Даниэль, – убери эту фотографию подальше и никому не показывай! Это может стоить тебе жизни. Нас ищут враги. В подробности я тебя посвятить не могу, да и не надо тебе ничего знать, так безопасней. Если кто-то явится к тебе и скажет, что его послал я, Дарк или Аркандр – не верь! Нужно будет с тобой связаться, приедет кто-нибудь из нас троих. И никому не признавайся, что ты с нами знаком. Это для тебя тоже смертельно опасно. Не верь никому и не сознавайся в знакомстве с нами! – Повторил я.
- Понял?
Я никогда не фотографировался, чтобы не оставлять следов. Но в тот праздничный день мы с Дарком уступили просьбе Дана и сфотографировались вместе с ним. Во дворце, в моем бюро, запечатанном заклинанием, лежал такой же снимок.
Под утро Даниэль пошел к себе в комнату, чтобы вздремнуть перед работой. Утром мы распрощались с ним, сказав, что за нами должны заехать. По-моему, он этому не поверил, но промолчал. После его отъезда мы телепортировались в Хаосат.
Я рассказал Аркандру, что подарил Дану настоящий меч, и он с энтузиазмом пообещал тренировать его и присматривать за ним. Мне оставалось только смириться с их сближением.

Даниэль не знал, что я сделал ему еще один подарок, более важный, чем меч. Я внедрил в его ауру заклинание: программу регенерации, обновляющую клетки тела и быстро излечивающую от любой болезни. Болеть он теперь не будет никогда. Я наградил его почти бессмертием по человеческим меркам, ведь здоровым и молодым он доживет до трехсот лет и даже более. Конечно, по сравнению с продолжительностью моей жизни – сотни тысяч лет, это капля в море. Демоны умирают только от удара железного или серебряного лезвия или, если лишатся головы. А вот Серафимов можно убить черным клинком хаоса, таким, как мой меч Руфарг, а удар серебряного меча для них не смертелен.
- Но догадается об этом подарке Даниэль еще не скоро, сейчас ему лишь двадцать шесть лет. – Подумал я.

Наконец мы собрались и втроем: я, Дарк и Арр покинули Хаосат и отправились в город Лергос на планете Земля. Она располагалась в Радужной области, являющейся зоной светлых миров под управлением Расина. Материализовавшись в парке, посреди которого был небольшой водоем, мы осмотрелись. Стоял тихий поздний вечер. Полная Луна, зависшая над пальмами, отражалась в неподвижной воде. Небо здесь было усеяно россыпью звезд, а в Хаосате звезд нет. Пройдя сквозь пустынный парк, мы вышли к гостинице, облюбованной заранее, и сняли два номера.
Через несколько дней Дарк приобрел небольшой дом, где мы и расположились. Затем я транспортировал Дарка в его крепость в горах – готовиться к свадьбе, а сам стал выжидать удобного момента, чтобы приблизиться к Габриэлу. Он жил на отшибе за городом.

Его дом был предпоследним в ряду таких же белых кубиков с плоскими крышами, растянувшихся цепочкой вдоль берега моря. На противоположной от моря стороне вдоль них шла грунтовая дорога, заканчивающаяся у последнего дома. За дорогой рос засушенный колючий кустарник, за ним несколько рядов пальм: единственные деревья, которые выживали в этом сухом, жарком климате. Дождь здесь считался чудом и божьим даром: когда небеса раз в году разверзались – этот день объявлялся праздничным. Климат меня устраивал: сухо и жарко, что еще надо исчадию хаоса. За пальмами, постоянно машущими своими листьями-опахалами, словно они собирались взлететь, но никак не могли оторвать чешуйчатый ствол от грунта, протянулась широкая полоса с пожухлой травой. Дальше – зубцами упирались в вылинявшие небеса ржавые скалы, за которыми простиралась безжизненная раскаленная днем пустыня. Мелкий серо-коричневый песок здесь был везде: скрипел на зубах, оседал толстым слоем на полу в доме, попадал в миску с супом и в чай. Мне пришлось немало поэкспериментировать, пока я не сплел нужное заклинание, запечатывающее окна и двери в доме от попадания песка, но не препятствующее проникновению через него воздуха и Арра. Любопытный и деятельный Арр по ночам вылезал в окно, чтобы погонять ночную живность. Я прикрыл его сферой невидимости, чтобы он не сверкал в ночи своей золотой «шкурой». Днем он тихо сидел в доме, я запретил ему выходить, пока меня не было.

С помощью трех огненных рубинов мне удалось «уговорить» хозяина крайнего дома продать его мне. Я поселился рядом с Габриэлом, но ему не показывался. Купил себе навороченный мотоцикл, черную кожаную безрукавку в заклепках и брюки. У Габриэла тоже был мотоцикл, без этой двухколесной лошадки добираться до наших домов было бы проблематично, никакой транспорт сюда не ходил.
Я узнал все о фирме, где он работал, и решил устроиться к нему вторым пилотом. Выждав момент, я нейтрализовал его напарника, худого чернокожего эфиопа, с помощью заклинания сделать это было не сложно. В результате моего магического воздействия у него начались головокружения, и ему пришлось уйти с работы. Ну, я не садист, поэтому через месяц эфиоп выздоровеет без всяких последствий для себя. Расчистив место, я пришел наниматься в пилоты. Все прошло гладко: когда мне нужно, я просто парализую собеседника своим демоническим обаянием. Меня приняли. На следующее утро, оставив скорпиона охранять дом, я поехал на аэродром. Переодевшись в комбинезон и взяв гермошлем, я сложил вещи в шкафчик и отправился искать начальника авиаотряда, который должен был представить меня Габриэлу.
Подходя с неразговорчивым спутником к стоянке вертолетов, я издали увидел рыжую шевелюру брата, сердце дернулось и забилось быстрее – надо же, я волновался. На меня не похоже, но не каждый день знакомишься с собственным братом, который о тебе понятия не имеет. Первая встреча с Габриэлом! Как она пройдет, почувствует ли он что-то или примет меня равнодушно, как постороннего, не имеющего к нему никакого отношения.

- Впрочем, почему он должен чего-то почувствовать, – с досадой подумал я, – он не знает о моем существовании и еще долго не узнает, а может и никогда! Но, не буду загадывать!
Габриэл, нагнувшись, осматривал колеса. Когда мы подошли, он выпрямился и посмотрел на меня.
- Ну, вот, Габриэл! Твой новый второй пилот. Надеюсь, хоть с этим ты сработаешься, а то они у тебя что-то долго не задерживаются! – Представил меня начальник по имени Керим, вытирая пот со лба. С утра уже было жарко. Он сказал еще пару фраз и ушел. Я снял очки.
- Габриэл! – Сказал брат, протягивая руку, так здесь было принято у мужчин здороваться.
Когда наши ладони соединились, я почувствовал легкое покалывание:
- Это дали о себе знать узы света, связывающие нас, брат! – Подумал я, задержав на секунду его руку, и впервые посмотрел ему в глаза: они были светло-карие, искрящиеся внутренним светом. Ярко рыжие волосы под лучами солнца костром горели на голове. Он был мечен огнем: принц огненного мира! Заметив, что Габриэл смутился, я отвел взгляд: никто не мог выдержать пристального взора моих ледяных глаз.
- Ты огонь, я – лед! Сможем ли мы с тобой стать друзьями, или превратимся во врагов? – Думал я, пока он вводил меня в курс дела.
- Время покажет, брат! Мы встретились! И сейчас это главное.
- А все-таки, он что почувствовал! – Решил я, видя, что Габриэл украдкой кидает на меня любопытные взгляды.
Он поднялся в вертолет. Я, подождав, пока кучка туристов из подъехавшего микроавтобуса, займет свои места, тоже залез в машину, убрал лестницу и захлопнул дверцу. Проверив, все ли пристегнулись ремнями, я сел на место второго пилота. Мой первый рабочий день вместе с братом – начался.

**** **** **** **** ****
Глава 3
**** **** **** **** ****
Когда мне исполнился двадцать один год, я решил повидать мир. Родители не возражали. Воспользовавшись советом своего дяди Эриана, который был старше меня на десять лет и много путешествовал, я выбрал рекомендованный им один из Радужных миров. Планета, на которую мы отправились вместе с ним, называлась Земля. Эриан считал, что Земля самая красивая планета из всех, на которых он успел побывать. Неделю он просвещал меня в географии, а затем оставил одного, как я и хотел, а сам отправился на поиски какого-то артефакта с группой таких же, как он, авантюристов. Несколько дней я просматривал проспекты, которыми в гостинице был завален стол в вестибюле, решая, куда бы отправиться. А затем, кинув в рюкзак пару смен одежды и зубную щетку, я отправился в Рим. Я бродил по древним развалинам, поражался Колизею, вечерами гулял по улицам в толпе туристов и был счастлив. Затем последовали сумеречная Барселона с ее мрачной готикой; шумный Париж, в котором смешались все цивилизации; холодный пасмурный Лондон и множество других городов. Мир пестрой лентой проносился мимо меня и, наконец, я остановился. В путешествиях и переменах мест незаметно прошло два года. Очарование новизной исчезло. Восприятие притупилось.

Я устал от шумных людских толп, от мелькания городов и лиц, захотелось тишины и одиночества. Я решил перестать прожигать жизнь и заняться делом, чтобы осуществить свою мечту – стать пилотом. Для начала – окончил авиамеханический факультет Массачусетского технологического института. Получив диплом и проработав год техником на небольшом частном аэродроме, я поступил в летный колледж, чтобы получить специальность «пилот вертолета гражданских авиалиний». Выбирая специальность между пилотом легкомоторных самолетов и гражданских вертолетов, я выбрал второе, так как вертолет был более мобильным и мог приземляться, где угодно. Через два года я получил диплом пилота и, отпраздновав свое тридцатилетие, задумался над тем, куда податься.

Я сидел на диване в номере небольшой гостиницы, затерявшейся на узких улочках Праги. На экране плазменного телевизора с выключенным звуком, занимавшего треть стены, проплывали виды пустыни, верблюды и, вместо гор, на горизонте вздымались к небу правильные треугольники пирамид. За окном второй день моросил дождь, а в телевизоре от песка поднималось дрожащее раскаленное марево, и в блеклом выцветшем от солнечных лучей небе не было ни облачка. И я вдруг до дрожи в сердце почувствовал, как мне не хватает света и тепла. Решено! Египет!
Через три дня, оформив документы и договорившись по интернету с туристической фирмой о работе, я вылетел в Каир. После шести часов лета спускаясь по трапу самолета, я с наслаждением вдыхал раскаленный воздух Египта, ощущая, как горячие солнечные лучи обжигают кожу лица. Как же я соскучился по свету в сумеречной и дождливой Европе, в которой провел последние годы.

Фирма располагалась в небольшом городке на побережье Красного моря, недалеко от Каира. Город назывался Лергос. Здесь было спокойнее и безлюднее по сравнению с Каиром, заполненным толпами туристов всех мастей, рас и национальностей. Работа мне нравилась: я возил богатых путешественников, которые предпочитали перелет к древним храмам на вертолете долгой поездке на автобусе или внедорожнике по пыльной пустыне. Первое время я ходил вместе с группой, слушая экскурсовода и рассматривая достопримечательности, оставшиеся от фараонов, а когда досконально изучил древние руины, то стал оставаться у вертолета. Сидя в его тени, я дремал или предавался размышлениям о жизни бренной. По регламенту я должен летать со вторым пилотом, вдруг мне станет плохо, тогда вертолет поведет он. Пилоты почему-то у меня не задерживались. То ли им не нравилась моя неразговорчивость и нежелание общаться, то ли еще чего, но, полетав со мной месяц-другой, они уходили. Начальство уже начало роптать, что на меня пилотов не напасешься, и что я какой-то невезучий. Вот и сейчас мой второй пилот Салех – худощавый серьезный эфиоп, завтра меня покидает, последнее время ему что-то нездоровится. Он решил подлечиться, а потом устроиться пилотом в другое туристическое агентство, поближе к дому. Турфирм в Египте было больше, чем грибов. Ха-ха! Грибов здесь отродясь не видали и даже не знают, что это за «фрукт»!

Я сидел в тени гигантской колонны Храма Ком Омбо, расположенного на возвышении глинистого берега. Отсюда открывался великолепный вид на Нил. Храм Ком Омбо построен во времена правления династии Птолемеев более двух тысяч лет тому назад по местному летоисчислению. Вечерело. Ночь уже набрасывала на пустыню свое фиолетовое покрывало. Оранжево-красный закат окрашивал воды Нила в цвет крови. Показалась моя группа туристов: трое мужчин в возрасте устало семенили за молодым шустрым гидом, которому не терпелось скорее очутиться дома. Пора в кабину, второй пилот уже давно там, под кондиционером, а мне нравится жара. Холод я переношу плохо.

Вечером я провел последнюю тренировку со своим дядей Эрианом, гостившим у меня уже третью неделю. Дядя, брат матери, был старше, чем я, и слыл в нашей семье авантюристом. Несколько раз в году он навещал меня, чтобы потом отправить домой подробный отчет о моих делах. Я, за девять лет своего отсутствия, появлялся дома три раза и считал, что этого вполне достаточно. Выдерживал я там не больше недели, так как уже на второй день мне становилось скучно.

Дядя увлекался фехтованием на прямых мечах, к чему с восьми лет пристрастил и меня. Он же стал и моим тренером. Думаю, столь частое его появление объяснялось не столько беспокойством о племяннике, сколько желанием как следует поразмяться и помахать мечом: мы отлично бились с ним в спарринге. Я специально снял на берегу Красного моря небольшой домик с подвалом, который переоборудовал в спортивный зал. Вот только, жаль, постоянного партнера по мечу у меня не было.
Одно время Эриан служил во французском легионе. Потом ему захотелось свободной жизни, и он ушел оттуда по окончанию контракта. После этого ездил по миру, нанимаясь в частные военные компании. Больше полугода он нигде не задерживался: дядя не был привязан ни к одному месту в мире, так же, как и я. Его, как и меня, гнала вперед жажда перемен, в этом мы были с ним похожи. А вот внешность у нас разная, хотя мы и являлись близкими родственниками. У меня были светло-карие глаза и ярко-рыжие волосы, а у него – длинные темно-каштановые волосы, цвета пережженного кофе, которые дядя собирал в хвост, когда тренировался с мечом, и темно-серые с фиолетовым оттенком глаза. Оба мы были высокого роста, худощавого, но крепкого телосложения.

Я поставил мотоцикл в небольшую деревянную пристройку, которую использовал как гараж, и помчался к морю. Рыбы разноцветными молниями метнулись из-под ног. Забежав на глубину, я нырнул, с наслаждением ощущая, как прохладная вода смывает с меня пыль, пот и усталость. Поплавав с полчаса, не вытираясь, пошел в кухню-столовую с выходом на открытую веранду. Живот подвело от голода. На кухне пахло жареным мясом, которое Эриан готовил виртуозно. Положив в тарелку риса, овощей, мяса и вылив сверху полбутылки кетчупа, я навалился на еду. Эриан сидел напротив, потягивая красное вино из бокала.
- Габриэл! Мой рейс на Милан завтра в десять утра. Проводишь? У тебя ведь выходной.
- Конечно, Эриан! Обязательно! Чтобы я своего любимого дядюшку не проводил! – Весело воскликнул я, но погасил улыбку, увидев его сосредоточенный взгляд и нахмуренные черные брови.
- В чем дело, дядя? Что-то случилось?
- Нет, но у меня какие-то гадостные ощущения. Знаешь, как будто на тебя накатывается каток, а ты его не видишь!
Я с недоумением воззрился на Эриана: чтобы такой бывалый вояка говорил о предчувствиях! На него это не похоже.
- Гэбриэл! Если тебе вдруг понадобится помощь, сразу же звони, я прилечу. И если случится что-то неординарное, сообщи немедленно!
Апатит пропал окончательно. Я отодвинул от себя тарелку с остатками риса. Интересно, он о себе беспокоится или обо мне: недоуменно подумал я. Но вытягивать из Эриана сведения дохлый номер. Если он не желает развивать эту тему, значит просить бесполезно.
- Взаимно, Эриан! – Ответил я.
Утром я проводил его в аэропорт. Я возил туристов, купался в море, в свободное время ездил поглазеть на остатки древней цивилизации, но слова Эриана не шли у меня из головы. Мое безмятежное существование было омрачено, я стал подозрительным.

***
В понедельник начальник авиаотряда представил мне нового коллегу.
- Габриэл! Максим будет твоим вторым пилотом. Я ввел его в курс теоретически, а ты покажи на деле – практически. Расскажи обо всех нюансах наших туристических маршрутов.
Мой рост был метр девяносто девять, поэтому в толпе низкорослых египтян я выглядел Эйфелевой башней. При виде Максима я подумал:
- Теперь у нас в отряде две башни!
Я протянул ему руку и представился:
- Габриэл!
- Макс! – Ответил он.
Когда наши ладони соединились, между ними проскочил разряд: в сухом климате Египта все наэлектризовано. Странно, но, несмотря на жару, рука Максима была холодной, будто он только что вымыл руки ледяной водой.
Максим был таким же высоким, как и я. У него были светло-русые, я бы даже сказал – светло-пепельные волосы и серые глаза невероятной прозрачности. Очень светлые глаза: холодно-льдистые. И в них не наблюдалось даже намека на дружескую улыбку. Я вздрогнул, когда встретился с его пронзительным немигающим взглядом, слишком уж отстраненно и настороженно он смотрел на меня и, как мне показалось, изучающе. Видимо, почувствовав мое замешательство, он быстро отвел взгляд в сторону.
- Да, с новым пилотом будет не просто, похоже, он такой же «любитель» общаться, как и я – волк-одиночка. Нет, не волк, а снежный барс, так точнее.
Вздохнув, я ввел Максима в курс дела. Он, молча, выслушал и не задал ни одного вопроса.
- Неразговорчивый! Ну, что ж, будем играть в молчанку вдвоем. Может это и к лучшему, не станет лезть в душу, расспрашивать о родителях и хобби или предлагать выпить пива вечерком….

В первые же дни полетов с Максом я заметил, что чувствую себя рядом с ним «не в своей тарелке», неуютно, но в чем дело не понимал. Находясь в его обществе, я ощущал ничем не объяснимое беспокойство. Я решил, что виной этому странное предупреждение Эриана, из-за которого я стал слишком подозрительным и мнительным, но все-таки подумал, что надо познакомиться с Максимом ближе. В среду был день профилактики, поэтому последний мой экскурсионный полет заканчивался в три часа дня. Я предложил Максиму вместе поужинать в небольшом кафе, расположенном на берегу моря. На удивление он согласился. За ужином ни он, ни я не касались нашего прошлого и родни, говорили на отвлеченные темы и о работе. К концу вечера я решил, что он нормальный парень, а у меня паранойя, наверное, от жары.
Я был удивлен, когда узнал, что он поселился в соседнем доме. У меня опять появились подозрительные мысли:
- Странное совпадение! Это случайность или нет?

Прошло три недели, я стал привыкать к новому пилоту, поселившемуся рядом со мной, в стороне от города. Волей неволей, но из-за этого факта мне пришлось проводить вместе с ним часы досуга, отказываясь от своего вожделенного уединения. Мы вместе плавали в море, сидели вечерами на веранде, любуясь закатом и потягивая холодный манговый сок. Парень как парень, но была в нем какая-то загадка.
Однажды мне не спалось. Необъяснимая тревога сжимала сердце. Я вспомнил слова Эриана, сказанные на прощанье. Проворочавшись с полчаса на диване, я решил прогуляться. Огромный диск полной Луны висел над плоскими крышами одноэтажных глиняных домов, тянувшихся вдоль берега. В окнах Максима было темно. Подойдя к его дому, я остановился под оконным проемом:
- Спит, наверное, без задних мыслей! – С завистью подумал я и хотел уже пройти дальше по улице, как услышал, что Макс негромко с кем-то разговаривает: окна в частных домах в Египте были без стекол, но с металлическими решетками. Слов я разобрать не смог, уловил только насмешку и иронию в его голосе. Ему кто-то отвечал скрипуче и язвительно. Меня разобрало любопытство: мы расстались пару часов назад, он был один. Откуда мог появиться ночной гость? Голоса замолчали. Мне стало неловко: что, если Макс выглянет в окно и увидит меня? Я решил вернуться к своему дому.

Прошел несколько метров, как вдруг впереди через дорогу метнулась большая черная тень. Бездомных собак в нашем районе не наблюдалось, да еще таких: размером с теленка! Гулять расхотелось. Я вошел внутрь, закрыл дверь на щеколду и погасил свет. Было душно и жарко, ни ветерка. Налив из холодильника стакан воды, и добавив в него пару кубиков льда, я, стоя у окна, стал с наслаждением не торопясь пить. Во дворе близко друг от друга росли две старые пальмы. Я обратил внимание на тень от них – за пальмами кто-то стоял! Но я только что там проходил. Я потер глаза и снова взглянул, никого. Показалось? Чертовщина какая-то. Опустив металлическую решетку окна, пошел спать. Когда я уже засыпал, проваливаясь в сон, за окном раздалось рычание, а потом короткий звериный вопль. Утром я сходил к пальмам, но на сухой глинистой почве никаких следов не было – значит показалось. Зато у угла дома я обнаружил черное пятно приличного размера, смахивающее на засохшую кровь.

В бардачке вертолета у меня лежал скоростной многозарядный пистолет: на Востоке, где постоянно идут локальные войны, купить оружие не проблема. Второй такой же пистолет я хранил дома: с оружием чувствуешь себя увереннее. Но сегодня, надев летную форму, я прицепил к ремню ножны с кинжалом, спрятав их под рубашкой навыпуск. Кинжал с серебряной ручкой в виде бегущего леопарда и с узким длинным лезвием из сплава серебра со сталью, больше походил на миниатюрный меч. Его подарил мне Эриан на семнадцатилетие.
Каково же было мое удивление, когда и у Макса на поясе я увидел кинжал, вырисовывающийся под тонкой фирменной рубашкой. Заметив взгляд, он усмехнулся и, кивнув на мое лезвие, сказал:
- Значит, не только я слышал ночью какое-то завывание. Похоже у нас на улице завелась бешеная собака.
- Ага, – подумал я, – уж не ты ли перерезал ей глотку? Странно, что потеряв столько крови, она смогла убежать.
Но вслух свое мнение высказывать не стал. Наши два дома стояли на отшибе: я долго искал себе такое уединенное убежище. За хижиной Макса домов вообще не было, только песчаный пляж; от моего же до предыдущего строения – порядочное расстояние. После того, как мы с ним познакомились ближе, он сказал, что я могу называть его сокращенно – Максом, но сам всегда называл меня полным именем. Дорога из города заканчивалась у дома Максима. Вдоль дороги в несколько рядов росли большие пальмы, защищающие дома от мелкой каменной осыпи, приносимой ветром с предгорья. За ними тянулась полоса пожухлой травы с редкими колючими кустами, потом каменистое плато и дальше – скалы. Я вспомнил тень человека за пальмами: а может, это мне и не показалось, возможно, там, в самом деле, стоял человек, прирезавший позже псину. Надо будет вечером поискать в камнях ее труп.
- Но все же я склонялся к мысли, что убить собаку мог только Макс, чужие по ночам здесь не ходят, но он бы сказал мне об этом. Зачем ему скрывать! – Недоумевал я, но Максим промолчал.

Трупа собаки я не обнаружил, да и черное пятно к вечеру исчезло, прямо испарилось! Несколько дней прошли спокойно. В выходной день я намеревался совершить небольшое путешествие по окрестностям: в четырех часах езды на мотоцикле от Каира находится так называемая Белая пустыня с огромными каменными грибами. Дорога к ней проходит через совершенно фантастическую Черную пустыню с ее аспидными камнями и черным песком. Максим сказал, что у него дела в Каире, но если он быстро освободится, то может быть доберется и до белых пустынных «грибов» и найдет там меня. Набив багажник мотоцикла бутылками с водой, я затемно отправился в путь. Черная пустыня произвела на меня удручающее впечатление: готовый уголок ада на земле, чтобы грешникам не надо было долго туда добираться. Не хватало только рекламного таблоида, что-нибудь вроде – «Быстрое жарение на чертовой сковородке».

Белой пустыни я достиг, когда солнце стало основательно припекать. Уставший и пыльный, я сидел в тени огромного гриба из белого известняка и с наслаждением пил прохладную воду. Возвращаться решил вечером: четыре часа в раскаленной пустыне даже для такого любителя жары, как я, тяжкое испытание. Отдохнув, стал на мотоцикле переезжать от одного чуда природы к другому, временами отдыхая в их тени. Я находился в полном одиночестве в пустынном безмолвии. Туристов, наезжающих сюда небольшими группами на внедорожниках, сегодня не наблюдалось: то ли мне повезло, то ли я забрался далеко от Каира.
День стал клониться к вечеру, я решил немного отдохнуть и отправиться восвояси. Расположившись на пригорке среди обломков древних скал самого фантастического вида, разбросанных по пустыне необъяснимой силой, я пил уже теплую воду и обозревал расстилающийся передо мной сюрреалистичный вид. Вдруг боковым зрением заметил мелькнувшую справа между валунами большую черную тень. Странно! Если бы это было животное, то я бы услышал шорох – пройти по мелкому, осыпающемуся под ногами щебню, беззвучно было не возможно. Может птица! Я слышал участившиеся удары своего сердца. Тишина!

Положив бутылку в багажник, вытащил оттуда пистолет, который взял сегодня с собой. Прежде, чем сесть на мотоцикл, надо осмотреться. Похоже, расплодившиеся черные псы выживают даже в бесплодной и выжженной пустыне! Я медленно обошел кусок скалы, за которую метнулась тень. Никого. Ну, что ж, пора ехать! Засунув пистолет за ремень брюк, я быстрым шагом направился к мотоциклу. И в эту минуту на меня со спины кинулась какая-то тварь. Я успел заметить накрывающую меня тень – впереди, под ногами, и инстинктивно рванувшись влево с разворотом, отшиб ее рукой в сторону. Не удержавшись на ногах, упал и заскользил вниз по щебенке. Пистолет выпал из-за ремня и отлетел в сторону. Сердце остановилось в предчувствии: мне конец! Хотя я соскальзывал вниз по небольшому склону, мне удалось быстро подняться на ноги. Я увидел как большой черный и лохматый зверь с длинной зубастой пастью и красными, налитыми кровью глазами, несется ко мне сверху. До него оставалось несколько метров.
- Он опрокинет меня своим весом! – Пронеслась в голове мысль.
В это время из-за моей спины метнулась человеческая фигура. Это был Максим! Схватив чудовищную зверюгу за холку, он легко остановил его бег в шаге от меня и полоснул сверкнувшим на солнце узким лезвием кинжала по горлу. Зверюга взвыла и, поливая щебень дымящейся кровью, метнулась за валуны. Через несколько секунд ее вой стих.

Ошеломленный, тяжело дыша, я смотрел на Максима, не в силах вымолвить ни слова.
- Как ты, в порядке? – Спросил Макс, быстро меня оглядев.
- Укусить тебя эта тварь не успела, хорошо! – Успокаивающе проговорил он, оттирая пылью с песком лезвие кинжала с ручкой из темно-зеленого камня.
- Во время я успел! – Сказал он.
- Я увидел тебя издали. Оставил байк внизу, поднялся наверх, а ты исчез. Стал искать, увидел твой мотоцикл, потом тебя. А тут эта зверюга выскочила из-за обломка скалы: не знал, что в пустыни расплодились одичавшие собаки.
- Собака! Да это монстр какой-то, исчадье ада! Глаза кровью налитые.
- Бешеная, наверное, – сказал Максим, засовывая кинжал в ножны, – заблудилась, а на жаре без воды взбесилась. Но с ней теперь покончено. Едем домой? Скоро темнеть начнет.
- Да, возвращаемся. В пустыне ночью опасно!
Я был рад, что возвращаться назад буду не один.
- Ты спас мне жизнь! Спасибо! Не знаю, как тебя отблагодарить. Теперь я твой должник!
Он пристально посмотрел на меня и сказал:
- Кто знает, может, когда-нибудь и ты спасешь меня. Жизнь непредсказуема, всякое случается. Поезжай, я спущусь следом, мой мотоцикл недалеко.
Я надел шлем, сел на мотоцикл и стал медленно съезжать с холма, лавируя между острых камней. До дома мы добрались, когда солнечный диск почти достиг линии горизонта.
Ложась спать, я задумался: а не купить ли мне облегченный автомат с укороченным прикладом – ситуация нравилась мне все меньше.
- Надо связаться с Эрианом и посоветоваться! – Решил я и провалился в сон.
Мне приснилось, что я заблудился в лабиринте подземных пещер и никак не могу оттуда выйти. Наконец, впереди забрезжил свет. Я облегченно вздыхаю:
- Выход!

Но тут слышу шипение над головой. Свет моего фонаря выхватывает свисающую с потолка большую летучую мышь с красными глазами. Из ее пасти торчат клыки. Она начинает трансформироваться и превращается в крылатого человека демонического вида. Он спрыгивает вниз, преграждает путь и, пока я изумленно его разглядываю, выхватывает прямо из воздуха черную сеть и набрасывает на меня. Тело деревенеет – я не могу пошевелить ни ногой, ни рукой. Сеть кажется сплетенной из струй дыма. Я понимаю, что меня обездвижили с помощью заклинания, которое я вижу в виде дымчатой сети. Человек с крыльями как у летучей мыши, одетый во все черное, разглядывает меня и ухмыляется, показывая внушительные клыки. Его глаза светятся, словно красные угли. Затем вынимает из ножен на поясе кинжал. В свете фонаря, выпавшего из моей руки и откатившегося за спину, я вижу, что лезвие кинжала черное. Мне перехватывает дыхание: это кинжал хаоса, единственный вид оружия, способный меня убить. Я скрежещу зубами от бессилия. Вдруг моя тень, протянувшаяся до крылатого демона, раздваивается, сдвигается вправо и замирает, как будто рядом со мной кто-то стоит. Пытаюсь рассмотреть его боковым зрением, так как шею повернуть не могу. Никого не видно.
- Возможно, он стоит чуть дальше, за мной! – Решаю я.

Демон, шагнувший ко мне, останавливается, вглядываясь в того, кто мне невидим. Я прислушиваюсь: не слышно ни дыхания, ни шороха, словно тень отбрасывает эфемерный призрак. Сверкнувшее лезвие вылетает из-за моего правого плеча и вонзается в горло демона. Он корчится, оседает кучей тряпья и растекается черным дымным облачком, из которого выпадает кинжал со сверкающим лезвием, то ли серебряным, то ли хрустальным, и ручкой из зеленого камня.

Я просыпаюсь, еще темно, на светящемся циферблате наручных часов – три часа ночи. Некоторое время лежу, вспоминая сон. Сердце бьется учащенно от испуга, который я испытал во сне. Наконец я успокаиваюсь и засыпаю с мыслей, что уже видел где-то этот кинжал с зеленой рукоятью.

**** **** **** **** ****
Глава 4
**** **** **** **** ****
У меня не выходил из головы эпизод моего спасения Максимом в пустыне от красноглазой твари. Я, несмотря на свой совсем не атлетический вид, был силен, очень силен. Максим был худее меня, но, судя по всему, в силе мне не уступал. А может даже и превосходил. И это было странно. Жители тех мест, откуда я родом, были выше ростом и намного сильнее, чем население стран, которые я посетил в этом мире, в том числе и Египта, где я сейчас жил. Мне очень хотелось узнать, откуда Макс родом. Но так как я не горел желанием делиться с ним сведениями о своей прошлой жизни и родне, то и его не спрашивал о семье и родине. Начни расспрашивать, придется коснуться и собственной биографии, а это было исключено, и на то у меня были веские причины. Если бы Максим жил в моем родном городе, то имея такую неординарную внешность и силу, он не остался бы незамеченным. Я бы имел о нем сведения, но он был явно с других краев. Тогда откуда? Эта неизвестность меня беспокоила, как и сам Максим. Я решил в первый же свободный от полетов день отправиться к Эриану, чтобы посоветоваться.
Путешествуя, я так и не обзавелся партнером по спаррингу на мечах, не было достойных соперников кроме Эриана. С дядей я виделся редко. Эриан по натуре был авантюристом, и, что называется, постоянно искал приключений «на свою голову», из которых, тем не менее, всегда выходил сухим, как гусь из воды. Он много путешествовал, долго не задерживаясь на одном месте, и часто оказывался в эпицентре какой-нибудь очередной заварушки, будь то война, запрещенные бои без правил или охота за подводными сокровищами. Как говорил Эриан: «Я не рожден для тихой семейной жизни. Мне нужно, чтобы жизнь вокруг бурлила, била в барабаны и грохотала, как водопад»!
Я отвлекся от своих мыслей и посмотрел на часы – было уже поздно, но спать не хотелось. Решил прогуляться. После знойного душного дня было приятно пройтись по холодку, любуясь звездным небом. Максим рано ложился спать, я же часто гулял перед сном – в последнее время, вооружившись пистолетом и кинжалом. Но был у меня и еще один интерес.
Однажды проходя вечером около дома Максима, я услышал, как он разговаривает с обладателем скрипучего голоса. Мы с Максимом расстались тогда буквально пару часов назад, и я не слышал, чтобы мимо дома кто-то проезжал. У Макса не должно было быть никаких посетителей, однако с кем-то же напарник общался! Мне он на следующий день ничего не рассказал. С тех пор я, гуляя, проходил мимо его окон, но больше никаких разговоров с таинственным посетителем услышать не удалось.
Я вышел на дорогу. Напротив, над горными вершинами, похожий на древнюю египетскую ладью, рожками вверх – всплывал месяц. У Максима в гостиной горел свет. Дойдя до дома Макса, я увидел на белой занавеске окна, в которое была вставлена лишь металлическая решетка, его тень, барражирующую туда-сюда. Я подошел ближе и прислушался: Максим снова с кем-то беседовал, только на этот раз голос был не скрипучий, а приятный баритон. Что за странные ночные гости появляются у моего напарника, о которых он мне ни гу-гу, а ведь мы с ним вроде как друзьями стали! Суть разговора уловить не удалось, он велся слишком тихо. Я вернулся к своему дому и забрался на его плоскую крышу. Привалившись спиной к вентиляционному коробу, я решил понаблюдать – вдруг увижу посетителя, не собирается же он у Максима ночевать.
Прошел час, я начал зевать. Вдруг из дома вышел Максим, постоял, озираясь, и двинулся в мою сторону. Я замер, надеясь, что в тени короба меня трудно заметить. Фиксируя внимание на Максиме, я вдруг на периферии зрения заметил мелькнувшую через дорогу за его домом большую черную тень. Она метнулась между камнями и исчезла. Неужели опять появилась черная псина? Первым побуждением было окликнуть Максима и предупредить, но что-то сдержало мой порыв, и я не пошевелился. Максим, дойдя до моего дома, немного постоял, словно прислушиваясь, что происходит внутри, затем быстро удалился. Когда свет в его окне погас, я спустился с крыши и вошел в дом. Заперев дверь, я лег спать, но сон не шел. Проворочавшись с час, я, наконец, уснул.

Встав рано утром, я прежде, чем поплавать в море, осмотрел территорию около дома Макса, но на каменистой почве следов не сохранилось. Вечером после полетов мы с напарником зашли в кафе поужинать. О своем ночном визитере Максим умолчал, но известил меня, что на следующей неделе ему потребуется три дня отпуска: его родственник женится, и он хочет присутствовать на его свадьбе.
- Придется тебе пару дней летать одному! Руководитель полетов согласился отпустить меня на два дня, плюс один день падает на выходные.
- Хорошо, без проблем, раз начальство не возражает, я тем более!
Его отсутствие решало и мою проблему: в выходной день я собирался отправиться к дяде и ломал голову над тем, как объяснить Максу свое отсутствие – разве только свиданием. Постоянных пассий у нас с ним не было и на редкие «рандеву» мы ходили отдельно друг от друга.

***
Когда я вечером заявился к Эриану, он удивился:
- Не часто ты балуешь меня своим вниманием! Случилось что?
Я рассказал ему о своем новом напарнике, странных совпадениях, о нападении черной твари и о своих подозрениях. Дядя задумался, потом сказал, что с этим нужно разбираться на месте.
- Хочу познакомиться с твоим напарником. Может быть, удастся что-нибудь о нем узнать!
Потом неожиданно сменив тему, предложил навестить родных:
- Ты помнишь, что у Кариэна завтра день рождения? Давай, отправимся на денек к тебе домой! Родители будут рады, да и брат с сестрами.
Я согласился, так как и сам уже начал скучать по родным пенатам. От Сапфириона, где я раньше жил вместе с семьей, родного дома и его уклада я отвык, хотя за долгие годы моего отсутствия там ничего не изменилось. Зато изменился я сам. Когда я уезжал, чтобы повидать мир, мне исполнился двадцать один год, Миэле тогда было – одиннадцать, Олисии всего – семь лет. А сейчас это уже взрослые девушки, невесты. Самому младшему из нас, Кариэну, завтра будет пятнадцать лет. В подарок я преподнесу ему меч в богато украшенных ножнах, древний раритет, купленный в Каире на аукционе по распродаже музейных ценностей. Возможно, он принадлежал какому-то фараону. Брат делал успехи в фехтовании – он, как и я увлекался боем на мечах.

***
Родные нашему визиту обрадовались. Сестры, никогда не покидавшие Сапфирион, требовали, чтобы я подробно рассказывал о древних храмах и гробницах фараонов, к которым я доставлял туристов на вертолете. Миэла заинтригованная моими рассказами о пирамидах и каменном Сфинксе пристала с просьбой взять ее с собой, чтобы она могла все увидеть собственными глазами, в конце концов, я не выдержал ее натиска и согласился.
- Хорошо! Погостишь дней десять, не больше, и вернешься домой. Так как я целый день занят на работе, то показывать тебе древности будет Эриан. Он согласился задержаться на время в Лергосе, чтобы быть твоим гидом и телохранителем. А я прокачу тебя на вертолете вместе с экскурсионной группой.
И тут я вспомнил о Максиме, о котором за встречами с родней совсем забыл.
- Что-то не так? – Спросила Миэла.
- Чего скис?
- Совсем забыл о своем напарнике – втором пилоте! Он живет в соседнем доме. Придется вас познакомить, хотя мне совсем не хотелось бы этого делать.
Миэла заинтересованно посмотрела на меня, но расспрашивать о напарнике не стала. На день рождения брата было приглашено много гостей, которые, как мне показалось, больше внимания уделяли мне, а не имениннику. Было понятно – почему! Я слишком долго отсутствовал и слишком редко появлялся в столице. А так как я был старшим принцем, и должен был наследовать корону и трон, то интерес к моей особе был повышенным.
Кариэн обрадовался моему подарку и тут же предложил опробовать меч в поединке. Затем был праздничный обед… ну, в общем, все прошло так, как обычно бывает на всякого рода торжествах. Поздно вечером мы вернулись в Лергос – уже втроем. На следующий день я взял Миэлу с собой. На вертолете она летала впервые, и было в восторге от полета. Пирамиды ее поразили:
- Наверное, в древние времена здесь жили титаны! – Изумленно произнесла она, впервые увидев их.

На следующий день дядя свозил ее в Луксор, а еще через день вернулся Максим. Утром, когда мы с ним стояли у вертолета, он, наблюдая за подъезжающим микроавтобусом с экскурсантами, сказал:
- Заходи сегодня вечером, поужинаем вместе. Я привез с собой несколько бутылок редкой настойки – попробуем!
- У меня гости, так что я приду не один, если ты, конечно, не возражаешь. Ко мне приехали сестра Миэла и дядя Эриан. Эриана я сам попросил погостить, чтобы он присматривал за сестрой, пока я на работе.
Максим резко повернулся ко мне, вскинув голову. Его глаза сверкнули холодным белым пламенем, такое бывает, когда поворачиваешь ограненный кристалл кварца на свету, и на его гранях вспыхивают яркие солнечные зайчики. Я остолбенел. Солнце в этот момент светило ему в лицо, на него я и списал данный эффект.
- Сестра? – Спросил он с каким-то странным выражением на лице.
- Ну, да, Миэла, старшая сестра! Познакомишься с моими родственниками.
- Буду рад познакомиться с твоей сестрой и дядей! Я закажу ужин с доставкой на дом в ресторане.
- Не беспокойся, в такую духоту есть не хочется. Напитки и легкую закуску мы принесем с собой. У Миэлы с дядей сегодня был длительный вояж по древним развалинам в пустыне, так что самым желанным «блюдом» для них будет холодная вода с лимоном.
В этот день Максим был задумчив и молчалив. Пару раз даже не сразу реагировал, когда я к нему обращался.
- Может он теряется в женском обществе? – Недоумевал я, удивленный такой реакцией на предстоящее знакомство с моими родными.

Эриан с Миэлой вернулись поздно, они были усталые, но довольные экскурсией по Луксору. Когда мы вышли из дома, огненный диск солнца уже почти касался линии горизонта, а на небе разгорались первые звезды. Максим сидел на ступенях крыльца, поджидая нас. Вскочив, он поспешил навстречу. Простой наряд: белая рубашка с коротким рукавом, черные брюки и широкий темно-серый кожаный пояс, на серебряной пряжке которого был выгравирован скорпион, шел ему. Светло-пепельная шевелюра и льдистые глаза на загорелом лице дополняли образ. Он выглядел эффектно, и мое сердце дрогнуло в предчувствии: не стоило его знакомить с сестрой. Но было уже поздно что-либо изменить.
Когда я представил их друг другу, то понял: дело дрянь. Моя надменная и высокомерная с воздыхателями сестра, смотрела на высокого Макса, раскрыв рот. На ее лице читалась гамма эмоций – восхищение, удивление, даже, я бы сказал, благоговение: так смотрят на высшее существо. А судя по Максу, стрела проказника Амура, вонзившаяся ему в сердце, была размером с хорошее копье. Не удивлюсь, если завтра Миэла заявит, что мне срочно нужна домоправительница и поэтому, она остается. И что один я тут совсем зачахну. А может даже научится жарить яичницу нам с Максом на завтрак, хотя это вряд ли. Я посмотрел на Эриана: похоже, он полностью разделял мою точку зрения.

Я кашлянул, чтобы напомнить застывшей парочке о себе. Те, наконец, очнулись. Максим предложил сестре руку и повел ее в обход дома на веранду, которая находилась со стороны моря. Мы с Эрианом отстали. Дядя тихо сказал:
- Ты о чем думал, Габри! Следовало бы тебе на следующей тренировке отрубить, если не голову, то уши!
Я только вздохнул, возразить было нечего. За столом Миэла, из которой обычно энергия и эмоции били фонтаном, сидела тихо, как мышка. Молчаливая мышка, что меня даже порадовало. Максим открыл бутылку настойки с корнем внутри:
- Настойка женьшеня, – сказал он, – его корень похож на человечка.
- Или на корень мандрагоры! – Добавила Миэла.
- Ну, да! Мандрагора! Такой сказочный корешок, который пищит, когда его вытаскивают из горшка! – Быстро дополнил я.
- Так выпьем настойки из сказочного корешка! – Сказал Максим, наливая в мой бокал.
В брошенном на меня взгляде мне почудилась усмешка.
- Габриэл! Нам с тобой по глотку! Завтра в полдень вылет – везем экскурсантов.
- Отличная настойка! Никогда такой не встречал! Где ты ее раздобыл, Максим? – Спросил Эриан.
- У меня тоже есть дядя, а у него – знакомый контрабандист. Он и меня с ним познакомил. Я попросил его достать настойку для свадьбы родственника, но несколько бутылок оставил себе.
- Так вот, что за ночной гость был у напарника, – догадался я, – а приплыл он видимо на лодке с парусом – фелюге, поэтому и шума не было.

Мы переглянулись с дядей, похоже, он подумал о том же. Вопрос решался просто, а я подозревал Максима непонятно в чем.
- Твой дядя, видать, спец по винам! – Предположил Эриан.
- И не только по винам, – усмехнулся Макс, – он во многом разбирается. Например, в музейных ценностях, в золотых монетах и украшениях, в древних статуях и артефактах, в драгоценных камнях…. Ему бы драконом родиться!
- Почему драконом? – Удивилась Миэла.
- Ну, драконы тащат себе в пещеру все золотое и блестящее. Натащат кучу, потом лягут сверху и охраняют. У моего дяди такие же повадки – драконьи.
Миэла захихикала:
- Дядя-дракон! А ты познакомишь нас с ним?
- Дядя у меня в гостях еще не был. Думаю, можно его сюда вытащить ненадолго, ему будет интересно посетить местные базары и аукционы, но вы же с Эрианом скоро уедите!
- Мы пробудем здесь еще неделю. – Со вздохом ответила сестра.
- Твой дядя, наверное, утонченный изнеженный сибарит! Лежит на софе с золотыми львиными ножками, пьет вино из хрустальных бокалов и любуется окружающей его роскошью. – Поддела Макса Миэла.
- Ну, не такой уж он и изнеженный! – Обиделся за родственника Макс.
- Он отлично бьется на мечах, это его хобби! Едва ли найдется ему достойный противник!
- Он мечник! Тогда нам непременно нужно с ним познакомиться! – Загорелся Эриан.
- Я тоже неплохо владею мечом и хотел бы с ним сразиться в дружественном поединке. Хочу посмотреть, так ли хорош твой дядя, как ты его расхваливаешь!
- Хорошо, попробую с ним связаться. Мы с ним недавно виделись на свадьбе родственника, но думаю, я не слишком ему надоел, и он согласится приехать на несколько дней.
- Максим! А ты владеешь мечом – неужели дядя тебя не научил этому искусству? – Спросил Эриан.

Максим замялся, но потом ответил:
- Да, я тоже бьюсь на мечах. И когда мы с Аркандром встречаемся, то становлюсь его спарринг партнером. В юности он изредка меня тренировал, но основным учителем у меня был другой – тот родственник, у которого я только что гулял на свадьбе. Его зовут Дарк, и он был мне вместо отца, которого я не знаю. А с отчимом у меня довольно прохладные отношения.
- Ты никогда не встречался со своим отцом? Его, что, нет в живых? – Удивилась Миэла.
- Он жив, но мать никогда не рассказывала мне, кто он и где живет. Я узнал об этом только недавно.
- Ты хотел бы с ним встретиться? – Спросила сестра.
- Возможно! Но проблема в том, что отец не знает о моем существовании – мать не поставила его в известность о моем рождении. Как это будет выглядеть: приходит к нему незнакомый мужчина и заявляет, что он его сын! Это будет выглядеть странно! А как это известие воспримет его жена, его дети? И как я докажу, что его сын? А мать на эту тему даже разговаривать не хочет! Возможно, лучше всего, оставить все, как есть! Зачем ворошить прошлое? – С грустью в голосе закончил Максим.
- Ты не прав! Тебе нужно встретиться с отцом! Его дети, думаю, будут рады, что у них появится такой брат, как ты! – Сказал я.
- А ты, Габриэл, был бы рад, если бы у твоего отца оказался бастард? – Спросил Макс и, прищурившись, посмотрел мне в глаза.
- Не знаю! Хотя иметь много братьев, это совсем не плохо. – Я пожал плечами.
- Жаль, что мы не прояснили вопрос об умении биться на мечах раньше, но теперь мы можем вместе тренироваться. Меч, такое оружие, упражняться с которым нужно постоянно, а не время от времени. – Сменил я тему, отвлекая его от грустных мыслей.
- Давай, завтра вечером и начнем! – Предложил Максим.
- А мне можно посмотреть на ваш поединок? – Спросила Миэла.
- Только не завтра! – Хором ответили мы с Максом. Эриан хмыкнул.
- Нам надо приноровиться друг к другу, узнать технику боя партнера, чтобы не поранить его, а твое присутствие будет нам мешать. – Поспешно пояснил я.
- Ну, хорошо, я подожду! Но вы от меня не открутитесь! – Сердито заявила Миэла.
Дядя Максима не заставил себя долго ждать: через два дня вечером, когда мы всей компанией ужинали у Макса на веранде, подъехало желтое такси, из которого вылез высокий стройный мужчина. Его темно-каштановые волосы были забраны в хвост, державшийся при помощи застежки в виде золотой сеточки с аметистами. Крупные фиолетовые аметисты также украшали его перстень и пряжку ремня, выполненную в виде двух сцепившихся клешнями золотых скорпионов. Я отметил, что такой же скорпион красуется и на пряжке ремня Максима:
- Похоже, у них семейная страсть к этим ядовитым тварям! – Усмехнулся я.

В вырезе серой рубашки из тонкого шелка с пуговицами-жемчужинами была видна толстая золотая цепь. Наряд дяди Макса довершали черные вельветовые брюки, заправленные в высокие серые мокасины и кинжал в черных кожаных ножнах на поясе.
- Да, недаром Максим сравнил его с драконом – к золоту он явно не равнодушен! – Мелькнула у меня мысль.
Дядя достал с сиденья небольшую спортивную сумку, в которой, как оказалось позже, были бутылки с настойкой убойного действия из какой-то синюшной морской орхидеи. Других вещей у него не было. Мы встали из-за стола и спустились со ступеней, чтобы приветствовать родственника Максима.
- Аркандр! – Представился он.

Я заметил, что они с Эрианом очень похожи внешне: одного роста, худощавые, темноволосые, быстрые в движениях и двигаются с кошачьей грацией. Фехтовальщик сразу распознает в них «танцоров» с мечами. Аркандр остался у Максима до отъезда Миэлы и Эриана. Они вдвоем сопровождали сестру на экскурсии и быстро сдружились друг с другом. У Аркандра и Эриана нашлось много общего помимо внешнего сходства: оба были опытными фехтовальщиками на мечах; слегка язвительными, но шутки их не были злыми; обоим был присущ дух авантюризма и жизнерадостность, с ними не было скучно.

Когда гости разъехались, несколько дней мы с Максимом ходили грустные, но потом жизнь вошла в свое русло: днем полеты, вечером схватки на мечах до седьмого пота. У Максима оказался оборудованный для тренировок подвал, он позаботился об этом при ремонте дома. Когда я спросил – с кем же он тренировался, Максим с заминкой ответил, что пару раз приезжал Аркандр, а вообще он надеялся найти себе тренера. Я все больше проникался к нему симпатией и был рад, что обрел друга, до этого мне приходилось общаться с Эрианом, который был старше меня, или с младшим братом, друга-ровесника у меня никогда не было. Сестра, как я и предполагал, стала здесь частым гостем, чему я, помня о нападениях черных звероподобных собак, не был рад. Отношения у Максима с Миэлой развивались стремительно. Перспектив на брак с сестрой у Максима не было никаких, но он об этом не знал, а сестра ничего не хотела слышать о разрыве отношений. Это было связано с тайной моей семьи, посвятить в которую Максима я не мог, что ввергало меня в грусть. Мы несколько раз общались с Эрианом на эту тему, но, не видя решения проблемы, оставили все как есть.

В конце концов, частые отлучки сестры заинтересовали отца, и однажды, когда она в очередной раз гостила у меня, он явился собственной персоной, чем поверг меня в ступор: отец выезжал за пределы государства только при чрезвычайных обстоятельствах. И именно в этот вечер Миэла с Максимом, прогуливающиеся по берегу Нила натолкнулись на следы кровавого побоища.

***
Максим был не из тех людей, кого можно легко вывести из себя или испугать, в этом меня убедило его хладнокровное поведение при нападении красноглазой твари. Но, когда, прибежав с сестрой с пляжа, Максим увидел моего отца, он так сильно побледнел, что я забеспокоился и, как оказалось, не зря. Узнав об их приключении, я списал это на страх за жизнь Миэлы, хотя вначале решил, что Максим так среагировал на Расина. Максим никогда не встречался с моим отцом и не знал, как он выглядит, но при их встрече мне показалось, что он сразу узнал – кто это. Хотя, вероятнее, просто догадался!

Случилось следующее. Максим с Миэлой пошли прогуляться вдоль берега и, разговаривая, не заметили, что отошли далеко от дома. Время перехода грани между днем и ночью полно волшебства. Когда сумерки приглушают краски, окутывая мир в лиловую вуаль вечера – наступает время для влюбленных. Сразу после захода солнца, когда небеса на горизонте еще полыхают золотом и пурпуром, воды широкого Нила окрашиваются в цвета пламени. Граница между небом и водным зеркалом исчезает, и окружающий пейзаж принимает фантастический вид. Огромный призрачный диск Луны, всплывающий над темным участком горизонта, добавил сегодня мистический штрих в окружающую картину. Полнолуние! А в полнолунье магические силы достигают максимума. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Максим и Миэла потеряли счет времени.

***
Поздоровавшись с отцом, Миэла взволнованно сказала, что они с Максимом обнаружили трупы пяти элфинов, вооруженных до зубов и убитых странным оружием.
- Мы шли по кромке песка у воды и вдруг услышали тихие стоны, которые раздавались со стороны крупных валунов, лежащих на границе песчаной полосы пляжа: скалы в этом месте подходили близко к воде. – Начала она рассказывать.
- Максим направился туда, чтобы посмотреть, что случилось. Он сказал, что, возможно, со скалы сорвался какой-нибудь одинокий турист экстремал. Я пошла вместе с ним, так как не хотела оставаться одна. Среди камней мы обнаружили тяжелораненого элфина-воина, он был без сознания и умер, когда мы оказывали ему помощь. Потом за соседним валуном мы увидели еще одного мертвого элфина. Всего их оказалось пятеро, и все они были при оружии, но воспользоваться им не успели. Похоже, прячась среди камней, они кого-то выслеживали, потому что лежали не рядом, а на расстоянии друг от друга. На них напали неожиданно и убили так быстро, что они не успели дать отпор.
Отец сказал, что он с Эрианом сходит к месту убийства, чтобы осмотреть тела и похоронить элфинов. Элфины, Хранители Порталов и ключей Сор-Гора, были расой воинов и магов, в то время как родственные им элфы, занимающиеся торговлей и врачеванием, были отличными лучниками и хорошо разбирались в травах. Элфины отличались от элфов более темной кожей и высоким ростом.
- Максим нам покажет место, а вы Аркандр оставайтесь здесь с Габриэлом для охраны дома и Миэлы. Кто знает, может не всех элфинов там перебили. Да и где находится сейчас убийца – тоже не известно. Лучше вам вообще из дома не выходить. Закройте все двери. Мы осмотрим тела и похороним их под камнями. – Приказал он.
Никто не посмел ему возразить, хотя я видел, что Аркандру хотелось пойти вместе с отцом. Но он только сказал:
- Максим, возьми свой пистолет и пару обойм к нему. Будьте осторожны, убийца может быть где угодно.
Вооружившись кинжалами и пистолетами, они ушли. Эриан прихватил с собой меч, на всякий случай!

Вернулись они через три часа. Мы собрались на кухне. Я заварил свежий чай, а Аркандр открыл последнюю бутылку своей экзотической настойки. Все сидели задумчивые: объяснения происшедшему около пляжа ни у кого не было. Эриан сказал, что элфинские воины убиты не мечом, а непонятно чем.
- Как будто их прикончили циркульной бензопилой! У одного отрезана голова, второй вообще пополам распилен, у третьего отсечены обе ноги и часть плеча.
- Что же это за оружие? Не бензопилу же, в самом деле, убийца носил с собой. Да и мечи нынче не в ходу, архаичное оружие. – Сказал я.
- К тому же один убийца не мог так быстро убить пятерых вооруженных до зубов наемников: они даже не успели среагировать, а ведь элфины слывут умелыми воинами. Значит, убийц было как минимум двое. – Продолжил Макс.
- Да, я слышал, что элфины служат наемниками, но их принимают на службу, только когда идут боевые действия. Тогда возникает вопрос: что они делали на пустынном пляже? Ведь войны здесь нет! – Недоуменно спросил Эриан.
- И кто, а главное, зачем их убил? – Задумчиво продолжил я.
- Не нравится мне все это! – Произнес Расин.
- Миэла! Тебе больше не стоит навещать брата, это опасно! – Сказал он и посмотрел на Максима.
- Да, вы правы! Не стоит ей здесь больше появляться. – Грустно подтвердил он.
Я заметил, что Расин весь вечер был задумчив и время от времени бросал пристальные взгляды на Максима. Эриан и Аркандр остались бодрствовать всю ночь, время от времени осматривая через окна территорию. Когда я пришел в спальню к отцу, чтобы пожелать ему спокойно ночи, он стал расспрашивать меня о Максиме, но я ему мало что мог рассказать – Максим, как и я, был не разговорчив и своего прошлого не касался. Утром мы с Максом отправились на аэродром, а когда вернулись, то ни отца с сестрой, ни Аркандра уже не было. Эриан, прощаясь со мной перед отъездом, спросил:
- Габриэл! Ты заметил, что Максим похож на Торгиона – твоего деда? Расин думает, что он может быть нашим дальним родственником – ходили слухи, что дед улучшил человеческое племя своими генами, оставив в срединных мирах несколько бастардов. Расин хочет, чтобы ты узнал больше о Максиме. Попробуй ненавязчиво выяснить, кто он и откуда!

Я пораженно уставился на него:
- И в самом деле! А я все думаю, почему мне его лицо кажется знакомым, будто я его уже где-то видел! Похож…, только у деда глаза не такие светлые, к тому же он носил бородку. Да и разница в возрасте: молодым Торгиона я видел лишь на портрете, но это было давно. Я помню его в зрелом возрасте. Когда он погиб, я был еще ребенком. Нет, это просто совпадение!
- Глаза у Максима странные! Это точно! Ни у кого таких кристально-светлых глаз я не видел. – Задумчиво произнес дядя.
После разговора с Эрианом у меня остался осадок в виде зудящего беспокойства: что-то тревожило меня в Максиме, но я не мог понять – что!

**** **** **** **** ****
Глава 5
**** **** **** **** ****
После очередной тренировки на мечах с Дарком, я переправил его в крепость к Омре и вернулся назад. Через неделю Дарк и Омра поженятся. В качестве свадебного подарка, я подарю ему фангирский топорик с королевским клеймом, который купил у Огга. Как мне удалось выяснить, почти шестьсот лет назад он принадлежал их королю, герою битвы с элфинами. Как уж он попал в загребущие руки Огга, в его заветный сундучок с артефактами, можно только гадать!
Полетав с драконом, чтобы размять крылья, я почувствовал, что проголодался, и решил наведаться в Хаосат:
- Пообедаю, а заодно навещу Форанна и узнаю дворцовые новости.

Форанн приказал слугам принести обед на двоих в свои покои, и мы, совмещая приятное с полезным, провели час вместе, беседуя и насыщаясь. Еда в срединных мирах была неплохая, но все-таки готовить так, как во дворце, там не умели. Затем я решил нанести визит матери: прибыть во дворец и не навестить ее, выглядело бы оскорбительно. Меня ожидал сюрприз – в коридоре, ведущим к ее гостиной, я столкнулся с Эрисэлем. Какие дела у королевы могут быть с элфом контрабандистом? Настойку с мандрагорой он доставляет не в гостиную повелительницы, а на кухню, где все дела ведет кухонный демон Хаак. Я вспомнил Хаага – седого, похожего на старый замшелый пень демона. Ему было, наверное, столько же лет, сколько и самому дворцу.
- Милорд! – Поклонился элф.
- Какая неожиданная встреча! Я думал – вы сейчас путешествуете в срединных мирах! – Приветствовал меня Эрисэль.
Он посмотрел на мою кольчугу, и на его лице отразилось изумление:
- Милорд! Ваша кольчуга сделана элфинскими мастерами, и она очень древняя! Никогда не видел ничего подобного! – Сказал он, разглядывая ее.
- Позвольте спросить, откуда она у вас? Редкостная вещь! Такой и царь элфинов похвастаться не может! – Спросил он, зыркнув на меня своими зелеными, сверкающими словно смарагды, глазами. Мне не понравилось выражение его лица при этом, хотя оно тут же расцветилось «приветливой» улыбкой, приоткрывшей верхний ряд тонких и острых, словно у хищника, зубов. Мне показалось, что больше всего ему хочется вцепиться этими зубами мне в глотку, а не расшаркиваться передо мной. Он знал, что это за кольчуга и кому она раньше принадлежала!
- Купил за несколько огненных рубинов на распродаже! – Пожав плечами, спокойно ответил я, наблюдая за ним.

Он все-таки не смог скрыть свои чувства, и мимолетная гримаса злобы исказила его лицо. Темные элфы, так же как и демоны, были исчадиями хаоса, но продолжительность их жизни была гораздо меньше, чем у нас – в среднем лет семьсот. Их кожа была темно-коричневой, словно обуглившееся дерево. Волосы у них были в основном черные, темно-пепельные или каштановые с рыжим оттенком, а глаза – зеленые, серые или золотистые. Темные элфы – элфины, хорошо видели в темноте и глаза у них светились как у кошек. Их небольшие и острые уши, были подвижными – слух у элфинов был идеальным. Из-за худобы и высокого роста элфинов можно было бы назвать изящными, но в их облике и манере двигаться было что-то паучье, неприятное. Эрисэль, ничего больше не спросил и, откланявшись, пошел дальше.
- Похоже, у меня появился еще один враг! А может и вся элфинская рать! – Подумал я и, как оказалось, не ошибся: не прошло и месяца, как на меня было совершено первое нападение.
***
С Даниэлем я не виделся, но его пару раз в месяц навещал Аркандр. Даниэль не спрашивал, откуда тот появляется и куда исчезает, не разрешая себя провожать. Он смирился со странностями нашей компании. Аркандр связывался со мной, и я перед каждым его посещением осматривал окрестности, мне помогал проныра скорпион. Затем я наблюдал издали, как Дан и дядя бьются на мечах. Даниэль был прирожденным воином и со временем станет искусным бойцом. Мое магическое вмешательство в его ауру, сделало его тело абсолютно здоровым, а также многократно увеличило его силу и выносливость.

Рыская по окружающим горам в поисках соглядатаев и врагов всех мастей, я случайно наткнулся на Портал. Помог найти его мой ключ-браслет Сор-Гора, который был настроен на излучения порталов – «дверей», ведущих в Лабиринт Кроноса. Раса элфов делилась на темных и светлых, враждовавших между собой за власть над этими проколами в ткани мироздания. Хранителями Порталов были темные элфы, но ключей Сор-Гора было больше у элфов-торговцев. Однажды, поднявшись на очередную вершину в горах, я подошел к большому валуну, чтобы укрыться в его тени от палящего солнца и передохнуть. Я бы на этот валун и внимания не обратил, но мой браслет активировался, желтые камни в нем засветились и замигали. Обследовав валун, я нашел скрытное металлическое устройство, внедренное в его поверхность. Я сунул внутрь него руку с браслетом и в мгновение ока оказался внутри камня, который теперь казался прозрачным цилиндром гораздо большего размера, чем валун. Через стекло я видел окружающий ландшафт, а снаружи это был непрозрачный камень. В боковой поверхности цилиндра на равном расстоянии друг от друга находились три арочных проема, испускавшие синий свет.

Шагнув в один из них, я очутился на белых плитах террасы, расположенной в горах невысоко над морем. Позади меня возвышалась металлическая конструкция, из которой я только что вышел. Она состояла из трех выгнутых наружу серебристых труб, на которых лежала такого же цвета полусфера: что-то вроде беседки без стенок, внутри которой угасало голубое свечение. Над фиолетовым морем на фоне лилово-сизого неба висели три бледно зеленых Луны. Серый песок пляжа и голубые кусты у подножья скал дополняли картину. С моря дул легкий ветер. Я долго стоял на террасе, любуясь необычным видом. Затем над морем появились тени. По мере приближения я рассмотрел, что это существа похожие на крылатых змей. Их чешуя отливала зеленью в свете Лун, а на их спинах сидели воины с пиками.

- Наверное: стражи врат! – Подумал я и, бросив на плиты диск файярила с ярко вспыхнувшей огнем руной Хаоса, прыгнул в черный колодец, раскрывшийся у ног.
Я показал Портал, замаскированный под камень, Аркандру и предупредил, чтобы он держался от него подальше, так как здесь могут появляться элфины, стражи Порталов.
- Думаю, ключей Сар-Гора у них немного, поэтому они не могут контролировать вся Порталы, но лучше рядом с ним не ходить!
Но мне самому было интересно побывать в новых мирах, поэтому я несколько раз использовал его, за что я и поплатился. Как-то, совершив прыжок наугад, я вышел наружу. Свет полуденного солнца и его отражения в гранях кристаллов, усеивающих поверхность вокруг Портала, ослепили меня, поэтому я не сразу заметил вооруженных до зубов элфинов, расположившихся недалеко от него. Увидев, что Портал активировался, они направились к нему, рассредоточиваясь и окружая выход из Портала.

Сработала моя интуиция и выучка – я вступил в бой, еще не адаптировавшись к освещению, хотя для перенастройки зрения мне понадобилось всего несколько секунд. Увидев перед собой злобные лица элфинских воинов, жаждущих заполучить кольчугу, сняв ее с моего трупа, я не стал раздумывать и активировал огонь солнечного сплетения. Парируя мечом удары наседающих элфинов, я лучом из ладони другой руки превратил сразу двоих в темные облачка дыма. Мах рукой полукругом, и первый ряд нападающих исчез. Остальные на миг опешили: им еще не приходилось встречаться со мной в бою лицом к лицу, а слух о моем «клинке света», рассеивающем созданий хаоса в дым, они видимо посчитали преувеличенным. Но отступать им было некуда, и они снова ринулись в бой. Отряд был небольшой, человек пятнадцать, поэтому я покончил с ними быстро. Потом пожалел, что не оставил одного в живых, чтобы тот донес до своих сородичей мысль: нападать на принца – смертельно опасно. В следующий раз так и поступлю. А то, что он будет, я не сомневался: элфины открыли на меня охоту, чтобы вернуть кольчугу своего короля, погибшего более тысячи лет тому назад.

Но кольчуга мне и самому нравилась, и отдавать ее им я не собирался – переживут, даже, если для этого мне придется изрядно проредить их популяцию. Симпатии к этим злобным, коварным и безжалостным созданиям я не испытывал.
Элфины подкараулили меня еще раз. Победа осталась за мной, естественно. Кстати, эту кольчугу из драконьей шкуры, упрочненную их магией, прорубить невозможно – отличная вещь! Во второй раз я одного из них отпустил, нападения прекратились, но я рано успокоился. Как позже оказалось, они придумали новый коварный план.
После второй стычки с элфинами я решил, что пришло время посетить Эрисэля, за которым я наблюдал после встречи с ним во дворце, внедрив в его ауру «паучка» – небольшое заклинание, выполняющее роль маячка. Я постоянно тренировался в плетении заклинаний и достиг в этом больших успехов. Форанн с завистью говорил, что я родился прирожденным магом и, что конкурентов в ее применении у меня в Хаосате нет.

- Даже старый Акриах против тебя не устоит в магическом поединке! – Утверждал он.
Подсматривая и подслушивая за Эрисэлем, я установил, что он является информатором моей матери во внешнем мире. Вторая задача, которую Тэрла ему поставила: поиски Габриэла. Мать искала моего сводного брата, чтобы уничтожить его. Интересно, что бы сказал мой отец своей бывшей пассии, которая родила от него сына демона, стремящейся теперь убить его старшего сына – обладателя светлой силы?
Эрисэль обитал на старом заброшенном кладбище, где когда-то хоронили в гробницах лордов одного из Сумеречных миров. Гробницы были похожи на небольшие дворцы. В подвале одного такого полуразрушенного «дворца» он и организовал себе весьма впечатляющее уютное убежище, изысканно и богато обставленное. Там же элфин хранил и свои контрабандные товары. Когда я показал Аркандру его склад с настойкой из мандрагоры, у того загорелись глаза.

- Этот скряга требует за каждую бутылку настойки непомерную плату, а теперь мы можем брать ее бесплатно! – Обрадовался он.
- Элфин ведет учет своих бутылок, именно потому, что настойка очень дорогая. Он сразу заметит пропажу и догадается, кто хозяйничает в его подвалах – все знают, что у меня есть Зеркало Сета. Мы возьмем только один раз и все! – Отрезал я.
- Не хочу выглядеть в его глазах мелким воришкой!

Скорпион переправил нам из подвала через зеркало десять бутылок, которые мы с Аркандром честно поделили. Подкараулив, когда Эрисэль после сытного ужина расположился в кресле у небольшого камина и, пригревшись, начал дремать, ему, при полном параде: в кольчуге и с мечом за спиной, явился я. Для полного устрашения я отрастил себе пару острых рогов и длинные когти.

Когда перед его креслом разверзся черный провал и оттуда материализовался я, Эрисэль от неожиданности замер, даже не попытавшись встать, чтобы приветствовать принца Хаосата, как того требует этикет. Нарушителям этикета Сарг, не раздумывая, сносил головы, но я не Сарг, поэтому только усмехнулся, увидев ужас на его лице.
- Успокойся, Эрисэль! Я пришел не убивать тебя, а нанять на работу. Я знаю, что ты шпионишь для моей матери и хочу, чтобы ты стал «двойным агентом» – пошпионил и для меня.
Элфин, наконец, отдышался и выполз из кресла, чтобы поклониться:
- Милорд! Какой неожиданный визит! – Промямлил он.
Осознав, что я не собираюсь рассеивать его в туманное облако: о такой возможности ему уже наверняка доложили соплеменники, он быстро взял себя в руки.
- Что вы хотите знать, милорд?
- Меня интересует Исин. Исин гор Торнаг. Кто он? Что он? Чем занимается, кроме службы в отряде джасров? Его связи. В общем – все явное и тайное. Что его связывает с Тэрлой и магом Акриахом ил Умроком, с которым он встречается в его крепости? Узнай, все, что сможешь! Связь через моего брата Форанна: ты говоришь ему, что хочешь меня видеть, он передает мне!
Я вынул из кошеля на поясе два огневика среднего размера и положил на столик около кресла:
- Один тебе, второй на непредвиденные расходы! В средствах не скупись, надо будет, получишь еще.
- Благодарю милорд!
- Да, и еще…. Прекрати поиски принца Габриэла! Имитируй, делай вид, что усердно выполняешь поручение Тэрглы, но – только вид. Иначе….
Я небрежно махнул рукой, прочертив световым клинком черту у его ног. Плитки пола вспучились и зашипели. Между нами в полу пролегла глубокая черная борозда. Эрисэль посерел и отшатнулся. Я поднес к лицу коготь и сдул с него несуществующую пылинку:
- Отличное устрашение этот «фокус»! Действует на всех одинаково, будь то мой дядя Аркандр или элфин.
- Я все понял милорд! Ваш покорный слуга! – Склонился в полупоклоне Эрисэль.
- Ну, мне пора. До встречи!
Бросив диск под ноги, я исчез в появившемся черном колодце, сразу же схлопнувшемся.
- Интересно, куда выбросят Черные Пути того, кто прыгнет в него следом за мной? Куда отфутболит его магический запирающий Щит, который не дает преследователям выследить мои перемещения? Впрочем, это не важно! – Размышлял я, переодеваясь в джинсы и рубашку под взглядом, наблюдавшего за мной Зеарага.
- Плохо не иметь собственной шкуры! – Философски заметил дракон.
- Приходится натягивать на себя разные тряпки!
Он оглядел свою чешую и довольно фыркнул. Я не удержался и тоже фыркнул:
- Зеараг! А ты лентяй! Не хочешь научиться говорить вслух!
- Зачем? – Удивился дракон.
- Если и так все понятно! Странные вы, что люди, что демоны. А Ангелы – они какие? И почему они называют себя Серафимами? Когда ты познакомишь меня с Габриэлом? – С любопытством начал допытываться он.
- Познакомлю, когда он узнает, кто я на самом деле! А пока он считает меня человеком и не знает, что мы братья. Я наблюдаю за ним! Простые Ангелы обитают в мирах Ра, а Серафимы – на полюсе Света в Искриоре! Серафимы – это высшие Ангелы, их природа – огненная! Габриэл – Серафим, так как он является принцем Искриора! Мне кажется, что Габриэл не плохой Ангел, только еще слишком молодой и неопытный. Приходится его защищать, но он об этом не догадывается!

Я снова фыркнул:
- Что бы подумал Ангел, узнав, что его защищает демон? Забавно!
Распрощавшись с Зеарагом и прихватив горсть огненных рубинов, я переметнулся в свой дом на побережье. Несколько часов сна и на работу. Раздеваясь перед сном, я снова фыркнул:
- Работающий демон, для которого все богатства мира находятся на расстоянии вытянутой руки! Нонсенс! Но мне нравится… работать, то есть летать на этих людских металлических стрекозах, правда без крыльев.
Я зевнул и провалился в сон.

***
Я смотрел в огонь камина, сидя в кресле в своих дворцовых покоях во Дворах Хаоса, и размышлял о том, в каком виде мне завтра появиться на фангирской свадьбе. Однозначно, что моя особа привлечет не меньшее внимание, чем Дарк с Омрой. Дарк! Даркриф урр Шааг, последний представитель прямой королевской линии фангиров – оборотней ягуаров. Мой наставник, учитель фехтования и друг. Хорошая получилась из нас парочка: демон и оборотень-ягуар, чьи расы находятся в состоянии кровавой постоянной и бескомпромиссной войны – когда я стану правителем мира хаоса, то покончу со всеми распрями и войнами! Принц и король, отказавшийся от трона. Не только по Хаосату, но и по всем срединным мирам о нас ходят легенды. Третьим в нашей «компании» стал человек одного из Радужных миров – Даниэль, но об этом знают единицы. Возможно, скоро мы превратимся в квартет, если к нам присоединится Габриэл – Серафим, Ангел Света. Я очень на это надеюсь. Габриэл! Габриэл эр Авакара, наследный принц Искриора и мой сводный брат, о чем он еще не догадывается. Но мы уже встретились! Пока я не знаю, как преподнести ему новость о том, что у него есть брат демон. Как он ее воспримет, ведь ангелы и демоны враждуют, и война между нашими царствами длится бесконечно, то разгораясь, то затухая. Я вздохнул:

- Не густо у меня с друзьями! Дарк, Даниэль, мой брат Форанн, дядя Аркандр…. Еще черный дракон со скорпионом! С Зеарагом мне повезло: трудно найти более добродушное и незлобивое существо! А ведь черные драконы считаются самыми злобными, коварными и кровожадными тварями, не способными к дружбе и состраданию. Кроме того они жуткие эгоисты, поэтому проводят жизнь в одиночестве. Когда Зеараг вылупился из яйца, первым, кого он увидел и кто заботился о нем, был я. Поэтому он считает меня своим приемным отцом – об этом дракон однажды мне сообщил, чем привел меня в полное замешательство. Но я не стал его разубеждать: других-то «родственников» у него не было, пусть будет хоть демон-отец. А так как вся компания Зеарага были мы с Дарком, то он перенял от нас и наши черты характера. Например, не воинственность и умение ценить жизни любых существ. Я саркастически усмехнулся: знал бы дракон, сколько сотен этих ценных существ я уже лишил жизни без всякого сожаления. А мой золотой магический скорпион Арр настолько очеловечился, живя со мной в срединных мирах, что попросил трансформировать его в человека! Это меня ошеломило, хотя и заинтересовало, но плетение соответствующей программы-заклинания продвигалось с трудом.

- Что-то я впал в уныние! Да, с Даниэлем я расстался, так как не могу открыться ему, что я не человек, и что демон ему не компания. А Дарк женится! Мы будем реже видеться, но от этого он не перестанет быть моим напарником и другом. Надо привыкать к одиночеству. Впрочем, если удастся сделать Габриэла своим другом, то одиночество мне не грозит. И младший брат Форанн скоро станет совершеннолетним и сможет присоединиться ко мне.

Я «стряхнул» с себя тоскливое настроение – будущий владыка Хаосата не должен поддаваться грусти и сожалениям, и поднялся с кресла. Открыв шкаф с одеждой, выбрал бархатный темно-зеленый камзол с длинными рукавами, шелковый плащ цвета изумруда и светло-серую рубашку. Брюки и сапоги черные. Переодевшись, оглядел себя в зеркале. Отлично! Никаких рогов и чешуи!
Зелёный цвет в мире хаоса символизирует вечность, а в срединных мирах считается цветом потустороннего мира – мира демонов, призраков и оборотней. Я задумался – почему? Не потому ли, что зеленый цвет находится в середине радужного спектра? Он словно изумрудная линза разделяет верхний мир ангелов – спектр от голубого до фиолетового, от мира материального – спектр от красного до желтого. Сине-фиолетовый мир ангелов, мир совершенства. Нижний мир людей, красно-желтый – несовершенен. Ну, а мы, демоны существуем посередине, мы не принадлежим ни верхнему миру, ни нижнему. Мы из мира хаоса, смерти и растворения всего в великой Пустоте. Когда человек умирает, он сначала попадает к нам – в мир изумрудный. И только пройдя его, бессмертная Душа перемещается на ангельский план.

Я вздохнул:
- И что это меня сегодня все философствовать тянет?
Дверь открылась: вернулся Форанн со скорпионом. Они ходили на кухню за ужином: чаще всего во Дворы Хаоса я являлся инкогнито, поэтому предпочитал обедать или ужинать в «теплой дружественной компании» в своей гостиной, чтобы никому не попасться на глаза. Сегодня у меня встреча с элфином, о которой никто не должен знать. Брат нес большой поднос с блюдами, а, семенивший за ним Арр, в поднятых клешнях держал чайник с кипятком и корзинку с пирожными. Я освободил его от ноши. А скорпион стал не таким капризным и заносчивым, как в первые годы нашего «знакомства»! Тогда он наотрез отказывался принести еду из кухни или выполнить какое-нибудь мелкое поручение, мотивируя свой отказ наличием слуг.
- Выбираешь наряд для свадьбы? – Спросил Форанн.
- Да! Остановился на этом, плюс меч. В красном я выглядел бы слишком ярко, а это удел молодоженов.
- А я выбрал одеяние в серо-фиолетовых тонах.
Мы поужинали, и я стал дожидаться Эрисэля.
Элфин не заставил себя долго ждать – явился в назначенное время. Его новости не слишком отличались от моих, которые я получил, подслушивая и подсматривая за старым магом Акриахом в его крепости, вырубленной в скалах гор Предела, за которыми не было ничего, кроме Великой Пустоты. Исин доставлял магу новости из Дворов Хаоса и кое-какие деликатесы из срединных миров, поставляемые торговцами. Такие как кофе, чай, специи, сыры и сладости: Акриах оказался еще тем гурманом. Но одна новость меня заинтересовала: у Исина был браслет Сор-Гора – ключ, открывающий Порталы, который он не афишировал. И имелась схема расположения Порталов в срединных мирах, которой снабдил его старый маг.
Значит, собственных дисков файярила у Исина нет, поэтому он может перемещаться только через Порталы. Но тогда как он попадает в крепость Акриаха? Видимо у старого мага в крепости имеется собственный Портал, наличие которого он держит в тайне. Сколько же всего Порталов в Хаосате? Я знал, где расположены два из них: один находится в храме Нагов, второй в подвале нашего дворца – под постоянной охраной воинов-джасров. Имея диски файярила, открывающие проход в черный Лабиринт Кроноса, я мог мгновенно переместиться в любое место, в любом мире, поэтому стационарными Порталами не интересовался. Видимо напрасно.
Элфин выяснил, что Исин с небольшим отрядом джасров постоянно путешествует сквозь Порталы.
- Кого он ищет?
- Точно не скажу, но вроде бы его интересует принц Габриэл. – Ответил Эрисэль.
- И зачем ему принц?
Эрисэль удивленно посмотрел на меня:
- Среди демонов ходят слухи, что Сарг и Тэрла прочат вас на трон Искриора, чтобы вся вселенная оказалась под властью Хаосата, милорд.
- Понятно! Значит за принцем идет охота, чтобы убрать его с моего пути. А он, между прочим, приходится мне братом.
- Разве демонов в стремлении к власти останавливали такие «мелочи», как кровные узы? – С ехидцей спросил элфин.
Я вперился в него взглядом. Усмешка исчезла с лица Эрисэля и он склонился в полупоклоне:
- Простите, милорд. Я просто констатировал факт.
Подавив злость, я спокойно осведомился:
- Ты знаешь, какой мир он посетил последним?
- Мир Осир, милорд!
У меня замерло сердце: Исин идет по моим следам, и они приведут его к Габриэлу! Надо перебазировать дракона с его сокровищами, нашим воинским снаряжением и огненными рубинами в новый мир. После свадьбы Дарка займусь его поисками.
- Кто снабжает Исина информацией?
- Торговцы и серые вампиры-призраки, которые целыми стаями рыщут по всем мирам.
Серые были опасны, их трудно обнаружить. Они могли прятаться в тенях и высасывать из живых существ жизненные силы. Только этой проблемы мне не хватало!
- Интересно, что им пообещал Сарг за участие в поисках принца? – Пробормотал я.

Эрисэль хмыкнул:
- Владыка пригрозил стереть их с лица Хаосата, если они не найдут принца. Если же найдут, то он пообещал им в подарок один сумеречный мир. Сейчас вампирам без повеления Сарга или Тэрлы не разрешается покидать пределы Девяти Кругов Тьмы и Плоскогорья Призраков, поэтому они голодают, питаясь лишь энергией мелких тварей: демонов им запрещено трогать. Им нужны люди, чтобы питаться.
Я поблагодарил элфина и дал ему три мелких огневика на расходы. После ухода Эрисэля я сел у камина – надо было выработать план действий.

**** **** **** **** ****
Глава 6
**** **** **** **** ****
Каждый пилот должен был в совершенстве освоить три – четыре туристических маршрута, чтобы при необходимости подменять друг друга. Да и надоедало изо дня в день летать в одно и то же место, поэтому раз в десять дней пункт назначения менялся. Сегодня мы с Максимом первый раз летели по новому маршруту: очередные древние развалины находились далеко – у подножия Синайских гор, там, где однажды пророку явился сам Господь бог, которому поклоняются люди. Так как все боги живут на полюсе Света в Искриоре, возникшем из первой Искры огня в Хаосе, то, похоже, явился им сам повелитель светлого царства Расин или кто-то из его эмиссаров.
Когда Повелителю демонов надоедала спокойная жизнь, он начинал наступление на миры Света. Войска Хаосата и Искриора сходились в сражении в Поясе Арканов или на границе миров Ра. Намахавшись вволю мечами, воины и правители расходились с чувством выполненного долга, чтобы как следует отдохнуть до следующей битвы, которую никто из них не мог выиграть, потому что равновесие сил – основа существования Вселенной. Сейчас хрупкое перемирие заканчивалось. Хаос подтягивал войска для вторжения в Радужные миры.

***
С северной стороны Синайских гор располагался пещерный храм пророка Ильи и небольшая часовня. Пару лет назад в этом храме обнаружили нижний уровень, который был на несколько тысяч лет старше самого храма. Входы в него были завалены камнями и хорошо замаскированы. В его центре находился, частично разрушенный, спиралевидный лабиринт. Высота подземелья достигала пяти метров. Когда уровень и входы очистили от камней и завалов, на стенах четырех коридоров, ведущих к лабиринту, оказались фрески, выполненные яркими светящимися в темноте красками. Коридоры были ориентированы на стороны света. На фресках были изображены пирамидальные здания и странные инопланетные пейзажи, чернокожие карлики и высокие худые люди с кожей голубоватого оттенка. Так как в пейзажах преобладал красный и оранжевый цвет, то ученые предположили, что это были изображения Марса.

Вроде бы в подземелье нашли даже летательный аппарат из серебристого металла, который быстро увезли в неизвестном направлении. Но может быть, это просто выдумка, чтобы привлечь туристов. Потолок в коридорах поддерживали три ряда колонн из светло-серого гранита. Между колонн когда-то стояли статуи существ с кошачьими головами и воинов нагов, но потом большинство из них почему-то разбили. Фрагменты статуй оставили лежать, там, где их нашли, только очистили от песка и мелких камней. Самая странная скульптура изображала трехголовую кобру с золотыми коронами на головах, готовую к броску. Кобра, выполненная из черного обсидиана, стояла при входе в храм, поэтому ее нарекли Стражем храма. Интересно то, что весь этот уровень в давние времена был затоплен водой, возможно – во времена потопа, о котором говорится в легендах.

Габриэл посадил вертолет на платформу из крупных каменных блоков. Для чего ее соорудили в те давние времена, было непонятно – слишком уж трудоемкое занятие: вырубить в горах, до которых было не меньше километра, огромные плиты, как-то транспортировать их сюда, потом уложить.
Высадив туристов, мы с Габриэлом сели в тени вертолета, чтобы позавтракать. Туристы отошли к краю платформы и столпились около гида. Затем они спустились по ступеням вниз и потянулись цепочкой вслед за гидом к развалинам: храм с лабиринтом находился в горах. Недавно, специально для туристов, к нему подвели широкую лестницу.
Перекусив бутербродами, мы сели на верхнюю ступень и стали наблюдать, как туристы поднимаются по лестнице к входу в пещерный храм.

- Для чего древние соорудили эту гигантскую платформу? Может быть, слухи о найденном комическом корабле не такие уж и слухи? Это сооружение может быть только посадочной площадкой. Ничего другого мне в голову не приходит! – Сказал задумчиво Габриэл.
- Я тоже об этом думал: здесь точно садились или космические корабли, или воздушные суда. Интересно, кто на них летал?
Мы помолчали. Наша группа исчезла в недрах храма. Делать было нечего.
- Габриэл, а не отправиться ли нам вслед туристам. Посмотрим подземный лабиринт. К тому же там прохладно, а здесь Солнце уже начало припекать. Охранять вертолет – нет надобности. Здесь никого нет, вокруг пустыня и дальше – горы.
- Пойдем! – Загорелся Габриэл.
- Мне интересно пройтись по древнему лабиринту. Надеюсь, там нет призраков! – Пошутил он.
- Надо взять фонарики!

Мы закрыли дверцу вертолета, взяли фонари, фляги с водой и пошли к храму. Храм внутри оказался большим, с множеством залов, колоннад, широких коридоров и арок. Барельефы на стенах изображали вереницы жрецов в высоких уборах, несущих подношения царю, сидящему на троне. Нашу группу мы не нашли, поэтому бродили по сумеречным залам вдвоем. Открытые дверные проемы между ними охраняли мраморные львы. Больше всего попадались изваяния черепах разного размера. Но целых скульптур было мало, в основном их отдельные фрагменты, лежащие между колонн.
- Черепахи-то тут почему? – Недоуменно поинтересовался Габриэл.
Наконец мы вышли к полуразрушенной лестнице, ведущей на нижний уровень. Я стал спускаться первым. Пройдя первый пролет, я увидел на стене барельеф, изображающий атакующего скорпиона, и остановился перед ним. Скорпион – символ хаоса, но почему он изображен в этом древнем храме, находящемся в одном из Радужных миров?
- В Египте скорпион является символом богини смерти Селкет и хранителем тайны мира мертвых. А низшие богини-скорпионы в загробном мире служат хранительницами четырех врат Света и Врат Нила, которые отделяют Нил земной от Нила небесного, от Млечного Пути. Интересное совпадение: здесь тоже четыре коридора, которые идут из лабиринта наружу, и расположены они по сторонам света! И один наклонный тоннель спускается с верхнего уровня! – Сказал Габриэл.

Скорпион был знаком моего рода, к тому же у меня имелся свой собственный скорпион – магический защитник, подаренный мне матерью. Вот и сейчас Арр незаметно следовал за мной, как я ему и приказал, поэтому о скорпионах я знал немало. Поинтересовался я и тем, что о них думают люди, относящие мир демонов к загробному миру. Меня это всегда удивляло, так как бессмертные огненные души после смерти отправлялись в мир света – Искриор, а мир Хаоса перерабатывал только их умершую плоть.
- Видимо они не верят в то, что умирает лишь тело, а душа бессмертна, и что правильнее было бы для них загробным миром называть мир Искриора, а не мир демонов – Хаосат! – Подумал я.
- Шаманы считают знак скорпиона самым сильным в магическом отношении, потому что он связан с магией смерти. Скорпион агрессивен, ядовит и безжалостен. Он служит не только богини смерти, но и богу войны Марсу. – Сказал я.
- Так вот почему в коридорах на стенах изображены марсианские пейзажи! – Воскликнул Габриэл.
- Души убитых воинов отправляются на Марс, в царство бога войны Ареса.
- Возможно! – Подтвердил я.
- Я слышал одну интересную легенду о людях-скорпионах, которые являлись выходцами из Хаоса. Но скорей всего, это были демоны, ведь скорпион символизирует демонические силы. К тому же демоны вроде владеют метаморфозом и могут трансформироваться из одной формы в другую.
- И откуда у тебя Габриэл такие познания о демонах? Может один из них у тебя в друзьях числится? – Язвительно спросил я.
Напарник удивленно на меня посмотрел:
- Почерпнул из книги египетских легенд! Могу и тебе дать почитать! – Обиженно ответил он.
- Скажешь тоже, – продолжил он, – разве можно дружить с демоном? Это же коварные и злобные убийцы-маньяки! Правда, я ни одного пока не повстречал!
- Так вот, что мой брат думает о нас, демонах! – С грустью констатировал я.
- Вот и откройся ему, а он от тебя шарахнется в ужасе, да еще и горло попробует перерезать!

Мы спустились до самого низа и оказались в начале прохода с фресками. Покрытие над нами было частично разрушено, в потолке зияли дыры. Свет, падающий через них, высвечивал картины на стенах, казавшиеся в сумраке подземелья объемными: будто мы шли мимо окон, за которыми находился странный мир красных пустынь, белых пирамид и оранжевых перистых деревьев, похожих на гигантские папоротники. На одной из фресок было изображено существо: полудракон-полузмея, с четырьмя лапами и без крыльев, свернувшееся на камне.
- Марсианская химера! – Провозгласил Габриэл.
Я хмыкнул:
- И впрямь химера! Ни дракон, ни змея!
- Можно подумать ты знаешь, как выглядят драконы! Ты их видел? Они существуют только в детских сказках, да романах фэнтези.
Я промолчал. Интересно, что ты скажешь Габриэл, когда я познакомлю тебя с Зеарагом? Это «сказочное существо» выглядит весьма материально и имеет грозный вид и внушительные размеры. Пройдя коридор, мы вступили в спиральный лабиринт, на стенах которого были выбиты незнакомые мне знаки, похожие на руны. В центре лабиринта оказался круглый зал. Пол был вымощен крупной плиткой светло-кремового цвета, местами по ней змеились трещины. На потолке сохранились следы темно-голубой краски. Сверху, из проломов в перекрытии, падали под углом лучи рассеянного света, освещая середину зала, оставляя стены и колонны в тени. Тонкие белые свечи колонн, стоящие вдоль стен, казалось, светились в сумерках. На всем лежала печать невыразимой древности, все завораживало взгляд. И оглушающая тишина безвременья!

На полу в хаотичном порядке лежали разноцветные сферы диаметром не менее метра. Я насчитал девять сфер, выточенных из различных минералов: дымчатого кварца, зеленого нефрита, черного обсидиана, красного гранита…. Все сферы были разного цвета. В середине зала находился самый большой каменный шар бледно-голубого цвета. Он был метра два в диаметре.
- Это же схематичное изображение какой-то солнечной системы. Точно! Было бы интересно взглянуть на нее сверху! – Воскликнул Габриэл.
Мы осмотрели все шары, каждый из них был мечен знаком.
- Максим! Смотри, здесь символ скорпиона! Похоже, эта сфера символизирует планету Марс!
Я подошел к Габриэлу, который стоял около сферы из оранжево-золотистого топаза. На ее поверхности был выбит знак: две волнистые линии пересекала третья в виде молнии с жалом на конце.
- Этот лабиринт с шарами построили твои люди-скорпионы, Габриэл! – Шутливо сказал я.
- А один из них похоронен вон в том саркофаге! Сейчас, как выскочит оттуда – демоны живучие! – Я указал на каменный параллелепипед, лежащий у стены.
- Да у него и крышки-то нет, просто каменная скамейка. – Фыркнул Габриэл.
- Пора возвращаться, а то наши пассажиры будут нервничать, не обнаружив нас около вертолета. Пошли! – Сказал я.

***
Центральный зал освещался через пролом в потолке, а в коридоре, по которому мы сейчас шли, царили сумерки, и мне это не нравилось. Я ускорил шаг. Коридор был широким: два ряда колонн шли вплотную к стенам и один ряд посередине на расстоянии трех метров от них. Около стен между колоннами тут и там валялись обломки статуй – их явно разбили преднамеренно. Мои обострившиеся чувства говорили мне, что мы не одни. Я никого не видел, но знал, что в тенях могли прятаться серые вампиры-призраки. Послав скорпиона охранять тылы и наказав ему не попадаться на глаза Габриэлу, я шел, прислушиваясь к шорохам. Дойдя до поворота в проход, который вел к наружной лестнице, я всей кожей почувствовал: впереди засада. Я подал скорпиону мысленную команду скрытно обойти нас и посмотреть, что там – за поворотам. Максим остановился и стал разглядывать статую, разбитую на три куска. Она представляла собой мужчину с приятными чертами лица, с тщательно уложенными в прическу длинными волнистыми волосами, но со змеиным хвостом, закрученным в несколько колец. В руках он держал короткое копье с крюком.
-Ты знаешь, кто это? – Удивленно спросил Габриэл.
- Это воин-наг. Видишь, он одет в кольчугу и с оружием. – Ответил я, бдительно следя за тенями.
- В тенях прячутся серые вампиры! Они идут к нам навстречу. Их пятеро. – Сообщил Арр.
- Убей, сколько сможешь, остальными займусь я.

Я несколько секунд раздумывал: задействовать файярил, который я спрятал в небольшом подсумке, висящем на брючном ремне. Схватить в охапку Габриэла и исчезнуть, но как он воспримет этот маневр, да и Арра придется оставить, или принять бой? Я тихо зарычал, приходя в бешенство: принцу Хаоса не престало бегать от каких-то серых тупых вампиров, посмевших встать у него на пути! Я активировал световой тор в солнечном сплетении и вынул из ножен Гиэру. В последнее время мы с Габриэлом всегда были при кинжалах, а в рюкзачке я носил скорострельный многозарядный пистолет. В животе на уровне пупка разгорался жар – тор ускорял вращение, вытягивая из пространства невидимые энергетические потоки и формируя в своем центре огненный шар. Габриэл, наконец, оторвался от созерцания статуи, и подошел ко мне, удивленно глядя на кинжал в моей руке.
- Здесь кто-то есть! И этот кто-то не желает, чтобы мы его увидели до того момента, как он на нас нападет! – Сказал я.
Габриэл вынул из ножен свой кинжал с серебряной ручкой в виде бегущего леопарда и с узким лезвием из сплава серебра со сталью прекрасной мадрахской работы и прислушался:
- Я ничего не слышу! Ты уверен, что на нас хотят напасть?
- Уверен!
За поворотом раздался вопль, и упало что-то тяжелое:
- Так, минус один! – Злорадно констатировал я про себя.
- Как ты догадался? – Прошептал Габриэл, но отвечать было некогда – мы услышали приближающийся топот.
Прежде, чем «серые» появились из-за угла – скрываться им уже не было смысла, раздался еще один вой и рык.
- Минус два! – Подсчитал я.
Из-за поворота выскочило трое вампиров. В сумерках их глаза на плоских серых лицах светились желтым огнем. У них были вертикальные зрачки как у кошек, и они также как кошки хорошо видели в темноте. Из ощеренных ртов торчали внушительные клыки, а короткие черные волосы стояли дыбом.
- Кто это? – Потрясенно вскрикнул Габриэл.
- Вампиры! – Коротко ответил я, бросаясь к предводителю и наискосок вспарывая ему грудь лезвием.
«Серый» страшно завыл, упал и забился в конвульсиях. Из раны полилась черная кровь, которая тут же испарялась, превращаясь в темный дымок. Второй, встретившись со мной взглядом, тоже взвыл и метнулся назад за поворот – он меня узнал. Но далеко не убежал, там его нейтрализовал Арр. Последнего, который в замешательстве остановился и оцепенел, с ужасом глядя на меня, я убил коротким импульсом света из ладони. Так как он оказался почти рядом со мной, то Габриэл вспышки света не заметил.
- Не ожидали увидеть рядом с жертвой своего принца? – Безмолвно рыкнул я, убирая кинжал в ножны.

За поворотом было тихо. Габриэл стоял, оцепенело наблюдая, как испаряется кровь вампиров, вытекающая из ран, а их тела сдуваются, превращаясь в чернеющие мумии. Через несколько секунд они рассыпались в труху.
- Извини, что не помог, никогда не видел таких существ. А ты, что – уже сталкивался с ними? – Спросил он, поворачиваясь ко мне.
- Столкнулся как-то один раз. – Ответил я.
- Уж, не в том ли храме, в Фивах, когда ты куда-то исчез, ничего не сказав? – Спросил Габриэл.
- Да, я там убил одного «серого». – Нехотя признался я.
- Почему их зовут «серыми» – из-за цвета кожи? – Поинтересовался напарник.
- Не только! Они умеют прятаться в тени, растворяться в сумерках, словно призраки. Сливаясь с тенью, они становятся невидимыми, поэтому их и прозвали серыми призраками. Пойдем, надо выбираться из этого подземного лабиринта на солнце, там вампиры не страшны. Они жители хаоса. Если вампира поранить сталью, то он погибнет. Не давай вампиру подойти близко: они парализуют жертву ядовитым укусом, а потом высасывают из нее жизненную силу. Аура гаснет и человек умирает. Понял!
- Откуда ты столько про них знаешь, демон тебя возьми? – Удивился Габриэл.
- Умные книжки люблю читать! – Пошутил я.
- А еще есть пословица: помянешь демона, а он уже и тут!
Габриэл завернул за угол и резко остановился:
- Похоже ты прав: он уже тут! – Сказал брат осипшим голосом.
- Кто? – Недоуменно спросил я, обходя его, и тоже замер: в этом коридоре было светлее – со стороны лестницы просачивался свет. На полу лежали три трупа – яд убивал серых, но они не испарялись. На одном из них, голом до пояса, сидел сверкающий Арр, разглядывая его спину, сплошь расписанную синими рунами и магическими знаками. Я сжал зубы, чтобы не рявкнуть на любопытного скорпиона. Увидев нас, он золотой молнией метнулся за обломки статуй и плит.
- Золотой скорпион! Я думал, это выдумки торговцев! – Прошептал Габриэл потрясенно.
- Ты видел? – Обернулся он ко мне и вдруг отпрянул, встретившись со мной взглядом.
- Золотой? На него падал свет от лестницы, вот и показалось! Скорее, его хитиновое покрытие – бронзового цвета! – Спокойно ответил я, делая вид, что ничего не заметил, но сердце на секунду остановилось – неужели он…. Дальше я даже не посмел думать.
- Золотой! Я слышал, как торговцы рассказывали легенду о Золотом Скорпионе принца темного мира. Скорпион, которого он носит на плече, является его личным магическим стражем. Он убивает ядом его врагов, а самого скорпиона убить нельзя, так как он сделан из золота – металлический. – Сказал Габриэл, пристально глядя на меня.

- Ну, этот-то бегает сам по себе! – Ответил я, пожав плечами.
- Да! Но он не бегает один. Говорят, Максак с ним не расстается, а это значит, что принц демонов где-то поблизости.
- Идем, пока нас еще кто-нибудь не попытался сожрать! – Сказал я и, не оглядываясь, направился к лестнице, ведущей из подземного лабиринта на поверхность.
Судя по шагам, Габриэл последовал за мной. День клонился к вечеру, солнце скрылось за легкой пеленой облаков, а бледно-голубое небо превратилось в золотисто-оранжевое. Уцелевшие колонны полуразрушенного храма отбрасывали в пустыню длинные тени, похожие на гигантские пальцы, пытающиеся дотянуться до горизонта. Наш вертолет, припаркованный внизу на древней платформе, сложенной из огромных каменных блоков, отсюда казался серебристой стрекозой с поникшими крылышками. Я посмотрел на часы: до отлета еще час. После того, как мы увидели скорпиона, Габриэл не произнес ни слова. В наших отношениях что-то изменилось, и я со всей остротой ситуации понял, что момент откровенного разговора, которого я так страшился, настал – и не ошибся!

- Стой! Нам надо поговорить! Тебе так не кажется, Максим? Или тебя зовут по-другому? Может Максак? – Раздался твердый голос Габриэла.
- Ну, что ж, в его голосе нет страха, и это хороший знак! – Отметил я, поворачиваясь к нему лицом и встречаясь взглядом. Его светло-карие с рыжими крапинками глаза, отражая закатное небо, приобрели цвет пламени. Он стоял в напряженной позе, слегка наклонившись вперед, правой рукой вцепившись в ремень брюк, но за кинжал не хватался. И он не выглядел испуганным, скорее удивленным, будто сам не верил в то, что сейчас озвучил.

- Слухи, которые доходят из царства демонов, утверждают, что старший принц не похож на остальных его жителей, которые исключительно все темноволосые и темноглазые, хотя, скорее, красноглазые. У принца светлые волосы, а глаза столь прозрачны, что похожи на сверкающий лед, поэтому демоны его не любят. Ну, прямо твой портрет! О принце ходит много странных слухов, некоторые из них просто фантастичны. – Габриэл, произнося эти слова, пристально смотрел на меня, старясь увидеть реакцию, но мое лицо было непроницаемо.
Я достал из кармана сигареты и закурил – недавно я пристрастился к этой пагубной людской привычке. Пагубной – для людей, а для демона самое то: не нам ли приписывают все худшие человеческие пороки.

- Присядем! – Кивнул я на обломки колонн неподалеку.
Подойдя к ним, я удобно устроился на одном из обломков и продолжил спокойно курить. Максак встал напротив и снова уставился на меня.
- Согласен! Давай поговорим начистоту! Да, я – Максак, принц Хаосата! Ну, а кто ты Габриэл? Кто ты такой? И ты выкладывай правду о себе, не уходи от ответа.
Габриэл замешкался, но потом все-таки ответил изменившимся голосом, теперь я уловил в нем нотки страха и недоумения:
- Я Габриэл, принц Искриора!
Я сделал затяжку и выпустил изо рта струю дыма, разглядывая Габриэла и соображая, как сказать ему, что мы братья.
- Может, присядешь? Или так и будешь стоять столбом? Ты загораживаешь мне панораму! Прекрасный закат!
- Тебе, что, больше сказать нечего? – Возмутился Габриэл.
- Тебе что-то нужно от меня? – Помолчав, спросил он напряженным голосом.
- Только не убеждай меня в том, что мы встретились совершенно случайно, я – не поверю!
- Ты прав! Мы встретились не случайно! Я долго искал тебя! Миров много, а ты хорошо скрывал следы.
- И зачем же ты искал меня? Хотел поздороваться? Неужели ради нашей встречи ты освоил летное дело? – Недоверчиво спросил Габриэл.
- Я понятия не имел, что ты пилот вертолета, до тех пор, пока не нашел тебя в Египте, и был очень удивлен, узнав, что мы с тобой выбрали одинаковую специальность! Кстати, как давно ты летаешь!
- Полтора года.
- А я, между прочим, уже три года! Так кто под кого подстраивается?
Габриэл, потоптавшись, наконец, приземлился в отдалении от меня.
- Все-таки он меня опасается! – Решил я.
- Ты не похож на демона! – Сказал Габриэл.
- А ты на Ангела. – Парировал я.
- Все Ангелы имеют крылья: так считают люди. И где твои?
- Зачем они мне? Я в них не нуждаюсь – одна головная боль!
- Тебе не нужны крылья? – Удивился я.

Потушив сигарету, я встал. Габриэл выпрямился и напрягся.
- Расслабься! Я не враг тебе. Ты спрашивал, зачем я искал тебя? Чтобы защитить – кое-кто из Хаосата желает твоей смерти.
- Защитить! Демон-альтруист! Надо же. Зачем тебе это? Сложно поверить в твою незаинтересованность. А, понятно, ты втюрился в мою сестру! Поэтому я тебе нужен? Уж не думаешь ли ты, что родители согласятся выдать Миэлу замуж за демона? Ты спятил!
Я промолчал и, развернув невидимый силовой каркас крыльев, облек их в материю. Два синих опахала с огненной окантовкой взметнулись вверх за спиной. Габриэл вскочил с вытаращенными глазами. Я слегка пошевелил крыльями:
- Нравятся? – Спросил я невинным голосом.
- Крылья? – Потрясенно выдохнул Габриэл.
- Кто ты? До нас дошел слух, что у Максака прорезались крылья, но я не верил. К тому же, если бы они и были, то должны выглядеть как у летучих мышей, и быть черными, ну, или серыми – такими демонов рисуют люди. Ты же файяр, огнекрыл! Но файяры это легенда, сказка давно минувших дней. В нашей вселенной огнекрылых нет, да и были ли они вообще?
- Ну, да, а я кто, по-твоему? Фантом? Плод твоего воображения? Я бы полетал, но не хочу, чтобы меня увидели окружающие: в этом мире крыльям не место! – Сказал я, сворачивая крылья и дематериализуя их.
- А где им, вообще, место? – растерянно спросил Габриэл.
- Так ты кто: файяр или демон? Что ты мне голову морочишь? – Рассердился Габриэл.
- Ну вот, мы и подошли к сути нашего разговора! – Сказал я, подходя к Габриэлу.
- Это еще не все новости на сегодняшний день, которые тебе предстояло узнать. Главная – впереди! Ты готов услышать!
- Говори! – Сказал Габриэл.

Он побледнел при моем приближении, но не отступил.
- Я искал тебя, потому что хотел увидеть своего брата. Хотел познакомиться с тобой… брат!
Зрачки Габриэла расширились, он непонимающе смотрел на меня, нахмурив черные брови, выглядевшие так контрастно по сравнению с его рыжими волосами и зрачками цвета пламени.
- Не понимаю. Что ты сказал?
- Я сказал, что ты мой брат – у нас разные матери, но один отец.
Похоже, эта новость окончательно добила Габриэла – он стоял неподвижно, глядя на меня широко распахнутыми глазами.
- Как это возможно? – Наконец, выдавил он из себя.
- У моей матери была кратковременная связь с Расином, он тогда еще не был женат. Я твой старший брат – ты родился на семь лет позже. Отец не знает о моем существовании: мать не сочла нужным его об этом известить. Вот такие дела, брат!
Габриэл снова плюхнулся на обломок колонны с завитушками и обхватил голову руками. Я ему не мешал осмысливать услышанное. Подойдя к спуску с горы, я посмотрел на вертолет – около него стояло несколько фигур.

- Габриэл, нам пора. Экскурсанты вернулись и ждут нас около вертолета. Ты не против, если пилотировать буду я – по-моему, ты сейчас «слегка» взволнован.
- Слегка? Да у меня такое чувство, будто на голову слон упал! Допустим, все, что ты сказал – правда. И ты полгода изображал из себя напарника и друга, но все это время скрывал от меня – кто ты. И теперь хочешь, чтобы я тебе доверял? А если бы твой скорпион не подставился, ты бы мне так ничего и не сказал? Ответь! – Потребовал Габриэл, подходя ко мне.
Несмотря на нервозность обстановки, я чувствовал себя отлично – разговор состоялся, Габриэл, узнав мою тайну, не отшатнулся от меня с отвращением. С меня будто груз свалился, я надеялся, что со временем наши отношения наладятся и что Миэла для меня не потеряна.

- Не сказал бы. Точнее, сделал бы это позже. Думаешь, так легко было начать разговор? Просто подойти к тебе и: «эй, Габриэл, я демон и еще я твой брат!». Легко? – Рявкнул я. И с горечью добавил:
- Я и нашел тебя затем, чтобы сказать, кто я. Неужели не понятно?
- Да, конечно. Все это так неожиданно! В себя прийти не могу!

Мы миновали площадку перед входом в подземный лабиринт, спустились по лестнице вниз и пошли к платформе. Гид заметил нас и помахал рукой. Ступени на каменную платформу, где стоял наш вертолет, были высокими и наполовину разрушенными.
- Габриэл! Я прошу тебя пока не говорить о нашем разговоре Эриану – повремени! Страшно подумать, как он может среагировать! Нам надо время, чтобы обсудить возникшую проблему.
- Аркандр знает, кто я?
- Да, знает.
- А он и Эриан сдружились! У них много общего!
Габриэл резко остановился:
- Э…. так твой дядя демон?
- Чистопородный! Из клана Правителей!
- Ну, дела! – Только и нашелся, что ответить Габриэл.
- Хорошая у нас компания подобралась! Ты это хотел сказать? – Хмыкнул я.
- То ли еще будет, когда я познакомлю тебя со своим наставником и учителем боя на мечах! Дарк – из клана фангиров – оборотней-ягуаров! Да еще королевского рода!
Габриэл при этих словах споткнулся на выбитой ступени и чуть не упал, я еле успел схватить его за ремень брюк. Он посмотрел на меня:
- Максак! Сколько у тебя за пазухой еще подобных новостей? Давай уж, вываливай всех своих «слонов», а то швыряешь по одному! Но, похоже, я уже перестал удивляться! – Устало бросил Габриэл, и бегом преодолев последние ступени, не оглядываясь, направился к вертолету.

Открыв дверцу, он подождал, пока гид и туристы поднимутся на борт, убрал лестницу и сел на место второго пилота. Я занял место первого пилота. Мы взлетели: через час будем на месте. Быстро темнело. Прямо по курсу всплывала яркая, как фонарь, Луна. Полнолуние. Время демонов. Я включил радио – исполняли знакомый хит. Откинувшись в кресле, я начал негромко подпевать. Габриэл хмыкнул.
- А знаешь, я рад, что ты – мой брат! – Сказал он.

**** **** **** **** ****
Словарь

Эмиссар (лат.) – посланный. Лицо, посылаемое политической или государственной организацией, обычно в другую страну, с неофициальной миссией, преимущественно секретной.
Метаморфоза (греч.) – полное превращение, совершенная перемена формы.

**** **** **** **** ****
Глава 7
**** **** **** **** ****
Отношения с Габриэлом наладились быстрее, чем я ожидал: сказалось то, что до моего признания в родстве с ним, мы стали хорошими друзьями, а сложившиеся стереотипы трудно поменять. Со дня нашего «повторного» знакомства прошло больше месяца. Один раз я рискнул взять брата с собой в Хаосат, посвятив в эту тайну Форанна и его наставника Мурилла из клана фангиров – ягуаров-оборотней. Все прошло без осечек, никто не почувствовал присутствие светлого принца во дворце. Так как я сам излучал светлые эманации, то они у чувствительных к ним темных магов уже давно перестали вызывать тревогу, видя меня во дворце, они попросту не обращали на них внимания. Да никто и не ожидал от меня такой наглости: притащить во дворец принца с полюса Света, которого некоторые мои родственники разыскивали по всем мирам, жаждая убить, чтобы открыть мне путь к престолу Искриора. К этим некоторым относилась и моя мать.

Когда я в очередной раз связался через зеркало Сета с Форанном, он сказал, что Сарг приказал мне прибыть через три дня во Дворы Хаоса. Я задумался:
- Наверное, опять предложит поучаствовать во Вторжении в Радужные миры!
Удачно все сложилось так, что в этот день я был свободен. Габриэла я решил взять с собой, не рискуя оставлять его одного без присмотра – Дарк отсутствовал. Во дворец мы явились накануне вечером. Оставив Габриэла в покоях Форанна, я отправился к матери – поприветствовать, узнать новости и попытаться выведать, почему Сарг захотел срочно меня увидеть.
- Интересно, куда пропал Исин? – Размышлял я по дороге.
- У Тэглы спрашивать бесполезно, все равно не скажет, если только случайно не проговорится.
Я пока не внедрил в его ауру маячок, боясь, что старый маг, обнаружит его при встрече с Исином, но оставил магического Охотника в замке Акриаха, который наблюдал за всем, что там происходило. С помощью телепатии Охотник передавал мне накопленную информацию в виде образов и звуков, когда я открывал к нему канал через Всевидящее Око Сета, в этот момент зеркало работало совсем как телевизор, только магический. В последнее время Исин у мага не появлялся.
Войдя в небольшой круглый зал, из которого коридор вел в покои матери, я остановился.

У Ока Хаоса: черной полусферы высотой чуть больше метра, выступающей их пола цвета пепла, стоял, как будто поджидая меня, Исин. Ну, дела! Он охотится за мной, я ищу его по всем мирам, а встречаемся опять перед покоями матери. Случайная встреча или он знал о моем прибытии во дворец? Через порталы сюда можно быстро добраться. Наши дороги слишком часто пересекаются Исин, ищейка Тэглы! Не пресечь ли мне твою жизнь? В груди заклокотало, меня стал охватывать гнев. Я глубоко вздохнул и погасил его. Еще не время! Убью его, наживу врага, более сильного, чем он, маг Акриах не простит смерти племянника, да еще единственного претендента от его клана на царский трон.

Бесшумно ступая, я направился к погруженному в созерцание Исину. Черный глаз Хаоса, соединенный с Лабиринтом Кроноса, по которому к нему стекала информация со всей вселенной, мог показать картинку любого из миров или искомого человека. Мог показать, а мог и не показать. Чтобы выявить нужную информацию среди бесчисленного множества миров, нужно быть сильным магическим оператором и уметь сосредотачиваться так, чтобы энергия мысли приобретала концентрацию алмазной стрелы и при полете не рассеивалась в пространстве. К тому же нужно знать, куда ее направить, в какой мир. Их множество, а существ, обитающих в них и того больше. Обычно Глаз Хаоса кормит тебя расплывчатыми неясными образами, струйками тумана, проплывающими по его поверхности, а то и вовсе показывает пейзажи или города, которые совсем тебе не интересны. Даже моя мать не часто получала от него нужную информацию. Зачем и кто вывел канал в виде полусферы перед ее покоями, я не знал. Тигласс, библиотекарь из Храма Огня говорил, что этому «Глазу хаоса» не меньше десяти тысяч лет.

При прохождении Лабиринта Кроноса с помощью дисков Файярила я запирал проходы за собой магическим щитом: заклинанием с моей личной печатью и со знаком моей светлой силы. Никакая информация не могла просочиться через него, а значит, не могла отобразиться в «Оке хаоса». В этом я был твердо уверен.
- Кого высматриваешь, Исин? Не меня, случаем? – Спросил я, подходя со спины к джасру и бросая через его плечо взгляд на полусферу.
Изображение песчаного берега, голубого неба и сверкающей на солнце воды потускнело и исчезло в серой рваной пелене. Значит, королева разрешает своему стражу пользоваться магическим Оком? Это интересно!
- Выбираешь место для проведения отдыха?
Джаср вздрогнул и, отступив с кошачьей грацией, повернулся ко мне. Взгляд серых глаз был спокоен.
- Приветствую вас, мой принц! – Сложив ладони рук у груди, Исин слегка поклонился.

Исин находился в своей обычной форме воина-джасра, в которой было больше от человека, чем от демона. Длинные черные волосы забраны в хвост, перевитый золотой нитью. Над глазами вместо бровей идет ряд коротких костяных шипов. Синяя чешуя, покрывая лоб, спускается двумя клиньями на скулы. Над острыми небольшими ушами – короткие прямые рога, украшенные золотыми колпачками. Кожа лица и рук с когтями, покрытыми синим лаком, серо-голубая. Этим же лаком покрыты и надбровные шипы. Темно-красная броня выполнена в виде драконьей чешуи. И множество золотых украшений: кольца, браслеты на запястьях, на предплечьях; налобный обруч; ажурное золотое полукружье на груди – в виде широкого золотого воротника. Ножны меча и двух кинжалов на поясе тоже богато обрамлены золотом. Я, чьи украшения составляли лишь скорпион на предплечье и кольцо Хаора, в простом черном камзоле и Руфаргом за спиной по сравнению с ним выглядел как воин низшего звена, а не принц.
Пока я разглядывал его, Исин терпеливо ждал.
- Исин, я что-то пропустил? Ты одет как для какой-то торжественной церемонии.
- Вы милорд слишком долго отсутствовали в Хаосате, стали забывать наши праздники. Сегодня праздник – день почитания наших огнекрылых предков, а вы наполовину Файяр. Вы будете сегодня на вечерней церемонии главным лицом для поклонения!
Я удивленно вытаращился на него. Ну, дела! Так вот для чего Сарг приказал мне явиться во Дворы Хаоса. Как же я забыл об этом, вот уж некстати это празднование. Придется Габриэла оставить одного в покоях Форанна, а мне этого не хотелось совсем. Надо «слетать» за Дарком, и чтобы об этом никто не узнал.
- Спасибо, что напомнил. Так, кого ты высматривал в Глазе? Последнее время творятся странные вещи, и если я узнаю, что к этому приложил руку ты, то тебе, Исин, не поздоровится! – Сказал я, чувствуя, как гнев на джасра вновь поднимается во мне, но я сдержал себя.
- Я ваш слуга, милорд! – Ответил, вновь сделав знак приветствия и почитания, Исин.
- У меня нет причин враждовать с вами. К тому же я служу вашей матери и выполняю ее поручения!
- Матери! – Заскрипел я зубами – ее интриги и маниакальное желание убить моего брата, выводили меня из себя, но что я мог поделать.
- Значит, ты – орудие Тэглы, проще – наемный убийца!

В моем голосе появились рычащие нотки.
- Милорд! Я вам не враг!
- Зато я могу стать твоим врагом Исин! – Прорычал я, отращивая клыки.
Исин побледнел и отшатнулся.
- Подумай об этом! Подумай, кому ты должен служить! – Рыкнул я и, отвернувшись от джасра, направился в коридор, ведущий к покоям матери.
Мне предстоял непростой разговор, касающийся Габриэла, поэтому я хотел предстать перед ней во всеоружии. Шагая по коридору, я преображался, принимая свою самую устрашающую демоническую форму. Все высшие демоны владеют метаморфозой, но я научился пользоваться ею в совершенстве, потратив немало времени на создание и закрепление магией нескольких видов своих форм. Теперь, чтобы перетечь в одну из них, мне требовались секунды. Я преобразился не зря, войдя в приемные покои матери, я остолбенел. Мать величественно сидела на своем троне в новой форме: в виде дракона с гибким телом змеи, покрытым зеленой чешуей, положив мощные когтистые лапы на подлокотники. Вот только плоское «лицо» ящера с желтыми глазами и торчащими вверх острыми ушами больше походило на кошачью морду, вымазанную в зеленке. Я не сдержал смешок.

- Ты что, надо мной смеешься? – Взревел, вскакивая, «дракон».
- Как ты смеешь проявлять неуважение к матери? Совсем от рук отбился! И это наследный принц! Будущий король, нет, император, всего мира! Слишком много времени ты провел в срединных мирах, не пора ли тебе вернуться домой, сын? Не можешь убить принца Искриора? Хорошо! Это сделает другой! У меня есть воин, который выполнит за тебя эту работу! – Говорила она низким рычащим голосом, подходя ко мне.
- Исин! – Взвыл я про себя.
- Я уничтожу тебя раньше, чем ты посмеешь подойти к Габриэлу на расстояние удара меча. – Решил я, сжав клыки.
Красная пелена бешенства застилала глаза, но я сдержался: нужно быть терпеливым и хитрым притворщиком. Нельзя себя выдать, иначе мать может спутать все мои планы. Я улыбнулся:
- Ты выглядишь слишком изящно для дракона, мать! Твои … гм – конечности, смотрятся грубовато на такой гибкой стройной фигурке! – Сказал я, скептически рассматривая ее мощные ступни с длинными, как у грифона, когтистыми пальцами.
- Надо сделать их поменьше, чтобы они соответствовали остальному! – Льстиво сказал я.

Мать задумалась. Я отметил, что ее план моего подавления и устрашения своим видом не удался. В свои редкие посещения я являлся к ней в человеческой форме с мелкими демоническими атрибутами: клыки, когти, витые рога для украшения, синие чешуйки на руках, лбу и вокруг глаз. Но сейчас в виде высокого демона в огненной чешуе на спине, черной – на груди и лице, рогами и шипами, я выглядел внушительно.
Правда, с шипами вдоль хребта я переборщил, теперь из-за них и на кресло не сядешь, придется всю аудиенцию стоять: трансформироваться на приемах и за обеденным столом даже среди семьи этикет запрещал. Кроме того я оказался выше ее ростом: она едва доставала до моего мощного плеча и это ее злило. Мать не ожидала от меня такой «подлости» и была раздосадована.
- Ну, сейчас ты хоть на демона похож! А то совсем вжился в человечий облик! И чем тебя эти ничтожества привлекают? Слабые смертные, магией не владеют, трансформироваться не могут!
- Кто тот воин, которому ты хочешь поручить убить принца? – Невинно поинтересовался я.

Мать подозрительно на меня воззрилась:
- Это тебе не обязательно знать. Не хочу, чтобы он неожиданно исчез! – Она погрозила мне когтем.
- Твое коварство и жестокость не имеют границ! Все демоны это знают и боятся тебя! Отличные черты характера для будущего правителя! – Самодовольно произнесла Тэгла.
- Но меня ты не проведешь, Максак! Иди, готовься к церемонии – тебя сегодня будут чествовать. Мы с Саргом решили провести сегодняшние торжества с размахом, чтобы подданные не забывали о тебе, пока ты удовлетворяешь свое любопытство в срединных мирах. До нас доходят странные слухи, сын. Говорят, ты летаешь на огромном черном драконе! Это правда?
- Мать, разве можно удержаться на спине этого бронированного кровожадного чудовища. К тому же в срединных мирах драконов нет, там их считают сказочными существами. Интересно, кто распускает обо мне такие лживые слухи?
- Но, если они и лживы, то тебе только на руку, Максак! – Похлопала Тэгла меня по плечу когтистой лапой.

После разговора с Тэглой о Габриэле я откланялся и ушел. По дороге я размышлял, что убить Исина незаметно во дворце – не получится. Нужно его выманить из Хаосата, но как? И прикончить его надо так, чтобы Акриах не заподозрил меня в убийстве. Посоветуюсь с Дарком, вдвоем мы справимся. Пришел твой конец, Исин. Я ни сколько не сомневался, что единственный, кто может убить Габриэла, это Исин, воин-убийца и верный слуга моей матери. И ему было выгодна эта смерть – я займу трон Искриора, и он становится вторым наследным принцем в Хаосате после Форанна. Да, но чтобы сесть на трон, ему нужно убрать с пути и моего младшего брата.
- Это еще один повод, чтобы убить тебя, Исин! – Думал я, сжимая рукоять меча, висевшего на поясе, на моей шипастой спине его было не приспособить.
Вернувшись в покои Форанна, я рассказал о встрече с Исином и разговоре с матерью.
- Тэрла сказала, что в Хаосате ходят слухи, будто я укротил огромного черного дракона и летаю на нем. – Сказал я со смешком.
- Правда, не понятно, зачем мне дракон, если я сам могу летать! Ох уж эти сплетни! Никакой логики.
- Слухи не рождаются на пустом месте! – Задумчиво произнес Габриэль.
- У тебя нет случайно знакомого дракона, а? Ты, насколько я понял, больше общаешься с разного рода экзотическими существами, чем с демонами. Форанн, когда рассказывал мне о Хаосате, сказал, что здесь водятся настоящие драконы. Правда, их осталось очень мало – ваш кристалл Тьмы слишком прожорлив!
Я чуть не подавился сигаретой, которую как раз раскуривал, и раскашлялся. Габриэл подозрительно на меня покосился.

- Вообще-то близко подходить к этим кровожадным и злобным чудовищам не советую. Они обладают сильной темной магией, к тому же, и летать умеют, не забывай. Ах, да! Они телепаты, имей в виду!
- А ты откуда знаешь, что они телепаты? Приходилось общаться? Давай, колись!
- Ну, в общем, ты прав, есть у меня один знакомый дракон. – Сознался я.
Все равно скоро мне придется познакомить брата со всеми своими друзьями. Почему бы не начать с дракона? Зрачки Габриэла расширились.
- Ты шутишь или говоришь правду? – Растерянно спросил он.
- То ты утверждаешь, что они исчадье ада. То вдруг сообщаешь о знакомстве с одним из них! Не пойму я тебя Максак, странный ты демон!
- Вот именно: почему бы одному исчадью ада не подружиться с другим? – Заржал я.
- Это правда! У него даже имя есть – Зеараг!
О том, что Зеараг считает меня своим папашей, я умолчал, боясь, что Габриэл начнет подшучивать надо мной, а я этого не терпел.
- Ну, раз уж ты теперь знаешь о его существовании, то придется вас познакомить. Зеараг этого давно ждет: ему, видишь ли, хочется узнать, как выглядят Ангелы, так что не разочаруй его!
- Широкий у тебя Максак, круг общения, как я погляжу! – Покрутил головой брат.
- Ты не устаешь меня удивлять!
- Чтобы расположить к себе дракона, запасись золотыми побрякушками! – Продолжил я.
- Драконы их обожают. Если ты преподнесешь ему в дар золотое украшение, да еще с самоцветами, его сердце растает, и он станет твоим лучшим другом в надежде получать от тебя подобные подарки постоянно при встречах для пополнения своей сокровищницы. Копить сокровища – цель жизни всех драконов, впрочем, как и гномов. – Усмехнулся я.

С помощью файярила я быстро транспортировал Дарка из его дворца-крепости среди скал в покои брата, где оставил под его защитой Габриэла. Отличная вещь этот файярил! И как только большинство жителей миров без него обходятся? Пришлось еще навестить Зеарага: не мог же я явиться на прием без кольчуги короля элфинов, убитого в бою больше тысячи лет тому назад! Сделанная из шкуры небесного дракона с помощью магии, она была непробиваема, легка и не мешала движениям. О моей чешуйчатой кольчуге уже начали слагать легенды, и демоны мечтали увидеть ее воочию.
- Так пусть узрят!
Черная кольчуга, отливающая сапфировым блеском, на мне смотрелась отлично.
- В ней ты похож на меня! – Восхищался Зеараг, топорща чешую.
Вернувшись во дворец, я переоделся. Надел серебристо-серую рубашку из кожи морского змея, сверху эльфинскую кольчугу и перевязь с мечом. Форанн закрепил золотыми фабулами на моих плечах алый длинный плащ и надел на голову обруч, украшенный огненным рубином.

- Отлично смотритесь, мой принц! – Сказал он и поклонился.
Я с удивлением отметил, что этот поклон не был шутливым, он сделал его с серьезным видом. Из зеркала на меня смотрел незнакомец: одеваясь для сражения, я не разглядывал себя в зеркалах. А в срединных мирах в отражении я лицезрел привычный образ молодого загорелого человека в форме пилота или одетого в шорты и футболку. Сейчас же я видел принца. Как одеяние меняет человека! Я оставался в своем привычном человеческом облике, и мне было плевать на то, что подумают обо мне мои подданные. Я развернул крылья и пару раз хлопнул ими.
- Никак не могу привыкнуть к твоим крыльям! – Восхищенно произнес Форанн, поглаживая их.
- Максак! Ты выглядишь точно как Архангел на иконах в Радужных мирах. – Сказал Габриэл и тоже погладил мои крылья.
- Они такие мягкие и красивые! Каково это – быть крылатым? – Задумчиво спросил мой недавно обретенный брат.
- Подумать только: ты единственный среди Серафимов, Ангелов и демонов, у кого есть крылья! Невероятно! – Воскликнул он.
- Говорят, Файяр рождается в странные времена! Какую же цену тебе придется заплатить за свои крылья? – С грустью в голосе произнес Дарк.
Все замолчали.

- Дарк! Габриэл! Я наложу на двери запирающее заклинание – никто не сможет сюда войти. Ужинайте, да смотрите не объешьтесь! – Весело сказал я, бросив взгляд на стол, уставленный яствами, хотя на душе у меня словно скребла коготками микса.
Я запечатал дверь, и мы с Форанном отправились в Храм, находившийся недалеко от Черной пирамиды, где сегодня приносили подношения и совершали поклонения Файярам, моим далеким предкам, от которых я унаследовал редкий дар – крылья. Храм Предков был сооружен у подножья водопада на небольшом скалистом острове в виде панциря гигантской черепахи, разделяющем водопад на два потока. Через бурлящие струи воды к храму были переброшены мосты из скелетов огромных змей Хаоса, которые водятся в Болотах Хайбита – пространстве, где встречаются силы Света и Тьмы. Зона болот нестабильна и переменчива. В ней действует как светлая, так и темная магия. Болота Хайбита – зона турбулентности и трансформаций материи, где искривляется пространство, а время нелинейно. Я шел по плитам моста, уложенным на ребра скелета змея, которые были вытесаны из редкого полупрозрачного минерала, добываемого в Опаловых горах. Кровавый свет полной Луны, преломляясь в кристаллической структуре плит, делал их похожими на сгустки пламени, колеблющегося и вспыхивающего снопами искр у меня под ногами. Сегодня полнолуние – любимое время оборотней. По бокам шли ряды острых слегка искривленных шипов, тоже бликующих огненными сполохами в свете Красной Луны. Между шипов были натянуты в несколько рядов золотые цепи, которые исполняли роль перил этого сюрреалистичного моста.

Слух о моем присутствии на празднестве разнесся по всему Хаосату, поэтому поглазеть на меня собрались демоны со всего королевства. Огромный Храм Предков не вместил всех присутствующих. Толпы подданных не только заполнили площадь перед храмом, но и теснились на уступах скал, которые двумя полукружьями охватывали ее от храма до мостов. С противоположной от храма стороны площадь заканчивалась обрывом в пропасть, где несся бурлящий поток. У края пропасти стояла трехметровая скульптура Файяра, отлитая из чистого золота. Скульптор хорошо передал его стремительное движение перед взлетом: последний шаг к обрыву, толчок ногой, развернутые за спиной крылья, отведенные назад руки, повторяющие их движение…. Чешуя, покрывающая обнаженный торс Файяра, переливалась всеми оттенками огня и золота в лучах Луны. Взметнувшиеся длинные волосы – собранны в хвост…. На ремне брюк, заправленных в высокие сапоги на каблуках, висел Гиэра, легендарный кинжал крылатых. Я случайно нашел Гиэру в Подземельях Химер, и был единственным его обладателем.

Пройдя мост, мы с Форанном остановились. От моста до входа в храм, образуя коридор, стояли два ряда воинов-джасров в своих красных доспехах. Я обернулся к брату:
Ты иди в храм, а я немного полетаю – наши подданные жаждут лицезреть Файяра во плоти! – Усмехнулся я и, распахнув невидимые крылья, облек их в материю.
Площадь взорвалась восторженными криками. Оттолкнувшись ногами, я легко взмыл над толпой. Часть хаоситов, в порыве восторга, простерла ко мне руки, часть опустилась на колени.
- Максак! Файяр! Принц! – Крики и возгласы слились в один приветственный вопль.
Я, не спеша, сделал три круга над площадью: пусть полюбуются на меня вволю. Влетев в проем высоких распахнутых ворот, я облетел два раза по периметру храма и завис в центре. Внизу бесновались в экстазе демоны, а на возвышении, облокотившись на поручень кресла, за толпой с задумчивым видом наблюдал Повелитель Хаосата – Сарг, мой отчим. Его бронзовая чешуя великолепно смотрелась на фоне черных доспехов и длинного темно-фиолетового плаща. Три витых рога, грозным трезубцем возносились надо лбом, глаза сверкали желтым пламенем – он выглядел как истинный повелитель Хаоса. Я представил себя на его месте и вздохнул: на владыку Хаосата я не тянул, мое место в Искриоре, там, на троне, я выглядел бы достойно, но не здесь. К Саргу подошел Форанн и склонился в полупоклоне, приветствуя его и Тэглу, сидящую со скучающим видом. Королева была в форме худосочного дракона, позеленевшего то ли от старости, то ли от скуки. Форанн сел на пустое кресло между матерью и принцессой Залиной – нашей сестрой. Пора и мне приземляться! Я опустился рядом с троном, раздумывая: убрать крылья и сесть рядом с Саргом, или остаться стоять, демонстрируя их. Отчим махнул рукой, и вскоре пара коренастых демонов вынесла из бокового проема золотое сидение с круглыми поручнями, но без спинки, чтобы я мог сидеть в крылатой форме. Я хмыкнул про себя – что-то отчим стал таким заботливым! Наверняка ему от меня что-то надо! Хочет, чтобы я прикончил кого-нибудь в срединных мирах, в Хаосате он и сам неплохо разбирается с недругами?

В общем, церемония почитания Файяров – бывших огнекрылых повелителей Хаосата, давно покинувших нашу Вселенную, была длинной, шумной и нудной. Когда она закончилась, я вздохнул с облегчением. Попрощавшись с родственниками, я вылетел из храма и полетел к дворцу. Приземлившись на балконе покоев Форанна, я снял защитное заклинание с дверей и вошел внутрь. Арр стек с моего предплечья и взобрался на шкаф, чтобы оттуда наблюдать за нами и за комнатой на предмет опасности. Устроившись наверху, он посверкивал из темноты красными бусинками глаз. Пока я переодевался, пришли Форанн с Муриллом и мы сели ужинать. Я красочно описал Габриэлу и Дарку церемонию и все, что видел по пути.
- Хотел бы я пройтись по этому мосту из скелета! Жаль, что нельзя выходить из дворца! – С сожалением сказал Габриэл.
- Пройдешься! – Заверил я его.
- Замаскирую под демона так, что ни один хаосит тебя не заподозрит!
- Под демона? – Габриэл подавился от моих слов пирожным и закашлялся.
- Меня под демона? Ну, ты даешь! Принца Серафимов превратить в демона? – Снова ошалело воскликнул он.
- Ну, брат, ну…. У меня просто слов нет!
Я доел жаркое и откинулся на спинку кресла:
- Наконец поел нормально! На этой церемонии чуть с голоду не помер!
Улыбаясь, я посмотрел на возмущенного Габриэла:
- А что? Из тебя выйдет симпатичный рыжий демон!
Форанн фыркнул. Д