700 граней (30 серия) – И нам помогут молоко и мед

Автор:
Влад Костромин
700 граней (30 серия) – И нам помогут молоко и мед
Текст:

– Нам надо идти, – тянул Мишку дон Винценцо, – сколько мы еще будем торчать в этом лесу?

– Я устал и хочу спать, – Наганчик устало смотрел в пламя костерка, над которым мирно закипал чайник. – Попьем чайку, послушаем Холмса….

– Чай – божественный напиток, – сказал сыщик, помешивая смычком угли. До этого он пару часов самозабвенно играл на альте «Sherlock Holmes Overture» Дашкевича и теперь присел отдохнуть. – Советую подождать и вкусить благости, послушать чудесную мелодию скрипки, которой больше не сможет насладиться Скрипаль.

– Нам надо спешить, – покачал головой дон.

– Чего вы так рветесь в эту Москву? Суетливый город, ни какого сравнения с Лондоном.

– Мыши, бессмертные мыши!

– Полноте, бессмертных не бывает. Если только Кощей.

– Все равно нам надо в город.

– Не спешите, возможно, вам не надо никуда идти.

– С чего вы взяли?

– Это же элементарно. Если мы все тут собрались, значит, это кому-то нужно. Следовательно, появится кто-то еще.

Послышался сигнал клаксона и на поляну выползла побитая «приора». Антон вскинул карабин, выцеливая пассажиров. Машина остановилась, водитель медленно вышел, держа руки перед собой.

– Антон?

– Нет Антона, – щелкнул предохранитель. – Хранитель я.

– Ты мерзнешь,… я куртку привез…

– Ильмир? – Антон опустил оружие. – Это ты?

– Да, это я.

Мужчины кинулись навстречу друг другу и крепко обнялись.

– Приехал, чертяка!

– Я же обещал!

– Кто это с тобой?

– Друзья, – Ильмир кивнул попутчикам, те стали выбираться из машины. – Адам, Клим, Аслан. А это Антон, к которому мы ехали.

– Хранитель, – поправил Антон.

– Это Хранитель. А с тобой кто?

– Сыщик Холмс, дон Винценцо, шулер Михаил.

– Будем знакомы.

– Странная компания подобралась.

– И не говорите, милостивый сэр Ильмир, – снял шляпу сыщик. – Я так думаю, господа, что мы здесь собрались неслучайно. Давайте сядем и отведаем чаю.

– Хорошо бы покрепче чего – за знакомство, – сказал страдающий похмельем Адам. – У вас нет?

– Нет, – вздохнул сыщик.

Все посмотрели на Антона.

– У меня тоже нет, – смутился он. – Я все больше спички жую…

– А поблизости взять можно? – гнул свое Адам.

– В той стороне есть точка, там цыган продает.

– Я схожу, – вызвался Адам. – Скинемся?

К нему протянулись руки с мелкими купюрами.

– Я с тобой, – решил Клим.

Они нырнули в лес, оставшиеся стали пить чай.

– Держи, носи на здоровье, – Ильмир достал куртку.

– Спасибо! Классная штука! – Хранитель надел куртку, присел, встал, покрутился. – Как по мне сшита. И карманов много. Что это? – достал из кармана коробок.

– Не знаю, посмотри что там.

– Трава… – Хранитель растерянно вертел «корабль». – Сто лет не пробовал…

– Считай, что это подарок.

– Сэр, можно вашу трубку? – спросил Антон сыщика.

– Без проблем, у меня есть специальная, – достал из кармана трубку.

Антон забил, прикурил от палочки из костра, затянулся, пустил по кругу.

– А вы похожи, сэры, – сказал сыщик Ильмиру и Мише, – прямо как братья.

Мужчины переглянулись.

– Определенное сходство есть, – согласился Антон.

– Ты откуда сам? – спросил Ильмир. – Родился где?

– Не поверишь, я албанец.

– Албанец?! Ты?! Я тоже!!!

– Ты?!

– Мишка, ты?!

– Ильмир???

– Это брат мой, что в детдоме сгинул, – смеясь, объяснил Ильмир.

– Ничего себе, – присвистнул горец, – прямо индийский фильм какой-то.

– Брат!!! Мишка!!! – албанец обнимал албанца. – Как ты здесь оказался?

– С Винценцо на Москву шли.

– Зачем?

– Ну, – пожал плечами Наганчик и взглянул на дона.

– Там бессмертные мыши и карта сокровищ, – нехотя буркнул дон.

– Его торкнуло? – шепотом спросил Ильмир.

– Нет, он всегда такой.

– Где ты его подцепил, братишка?

– Это долгая история. А ты куда теперь?

– Не знаю, я к Тохе ехал, куртку вез. Ехал к другу, а встретил брата.

Послышались выстрелы.

– Это у цыгана, – насторожился Хранитель.

– Ребята там! – вскинулся Ильмир. – Надо выручать!

– Минуточку, – сыщик встал и поднял указательный палец вверх. – Не спешите. На палец села пчела. Аккуратно посадил ее на донышко перевернутой кружки, положил рядом пять апельсиновых зернышек. – Смотрите.

– Куда? – не понял Миша.

– Она танцует…

– Торкнуло, – посмотрел на брата Ильмир.

– Нет, сэры, – сыщик начал кружиться, вскидывая руки, – пчелы передают информацию в танце.

– А вы что делаете, Холмс? – спросил Винценцо.

– Задаю вопрос, друг мой. Это же элементарно, – сыщик снова пустился в пляс.

Остальные переглянулись, Антон отложил трубку.

– Возле дома цыгана идет бой, – сообщил сыщик, – с применением огнестрельного оружия.

– Это мы и так знаем, – хмыкнул Аслан. – Спросите, кто с кем, какие силы.

– На дом напали мышь, девушка и парень с мечом.

– Мыши!!! – вскочил Винценцо. – Это они!!!

– Я же предупреждал, сэр дон, что не надо никуда идти, они сами придут к вам.

– Они уже здесь!!! – дон Винценцо схватил мушкет.

– Еще там машина с мертвыми и полуживыми людьми, – продолжал толмачить с пчелиного британец. – Они тоже в кого-то стреляют.

– А с нашими что? – спросил Ильмир.

– Пчела не отличает, где чьи, – вздохнул Холмс и снова закружился.

Пчела тоненько захихикала.

– Что она говорит? – спросил Аслан.

– Это неинтересно.

– Почему же? – спросил Миша. – Нам интересно.

– Говорит, что ее зовут Майя и предлагает вечером замутить…

– Чего?! – вытаращился Миша.

– Элементарно, просто на нее дым из трубки попал, – проявил дедукцию англичанин. – Все, больше мы от нее ничего не добьемся, – поднял трубку и пыхнул. – Все-таки, у нас в Суссексе пчелы целомудреннее.

– Что будем делать? – Ильмир взял ситуацию в руки, будто оплетенный цветными проводками руль.

– С оружием негусто, – Антон кивнул на мушкет дона.

– У меня есть револьвер и хлыст, – сказал подданный британской короны, – и я неплохо боксирую.

Вдали снова затрещали пистолетные выстрелы, потом дважды бухнуло ружье.

– Оружие добудем в бою! – вскочил Миша. – Искупим вину кровью!

– Боевой у тебя брат, – одобрительно усмехнулся Аслан, вставая и оправляя килт. – Добре.

– За мной! – Наганчик кинулся на выстрелы.

Эмиру и Динь сели в желтое такси с водителем в оранжевой майке.

– Привет, – сказал мордатый водитель с залысинами, – меня зовут Корбен Даллас. Вам куда?

– Вот сюда, – протянул бумажный огрызок самурай. – Поймете?

– Сынок, я и на «Флостон Пэрадайз» разберусь, а не то, что в Замкадье, – Корбен тронул машины с места. – Кстати, вы в курсе, что в Замкадье все не так как здесь?

– Нас уже предупредили.

– Все равно, пока сам не увидишь, не поверишь.

– Вы везите, не отвлекайтесь от дороги, – Эмиру взял в руки дайто, закрыл глаза и начал мысленно молиться.

Господин Кимота тихо попискивал в его кармане.

– Вот из-за чего пробка, – нарушил молчание таксист, объезжая перевернутый ПАЗ-ик и стараясь не подавить собирающих что-то на асфальте людей.

– Корвин, остановите, – велела девушка. – Это Кощей, – сказала Эмиру девушка и высунулась в окно. – Здорово, однояйцевый!

– Привет, Рында, – не остался в долгу Кощей. – А где твой придурок с молоком на губах?

– В армию забрили. И это было не молоко…

– Давно пора, а то все ныкается под юбками. Сама как?

– Отлично, в Японию уезжаю!

– Смотри на сеппуку не нарвись.

– Постараюсь. Ты как? Помощь не нужна?

– Нет, справлюсь, – Кощей кивнул на девушку. – Смотри, какая у меня невеста новая.

– А Марья где?

– В Сколково подалась с Иваном Дурецаревичем. Они там теперь бюджет осваивают на всякие нано-чудеса.

– Устроилась, значит. Ладно, бывай – нам пора.

– В гости приезжайте. Яичницей с утятиной и зайчатиной накормлю, – захихикал вслед Кощей.

– У тебя с ним что-то было? – бесстрастно спросил самурай.

– Что ты?! Он же старый, песок уже сыплется. Не ревнуй, Эмиру, я люблю только тебя!

– К друзьям едете? – спросил Корбен. – На пикник?

– Нет, – ответил Эмиру.

– Падлу одну замочить, – объяснила Динь.

– За что? Денег должен?

– Он родню шефа Эмиру подло убил.

– Вот гад! Вам помощь не нужна?

– Это долг чести, – отрезал самурай. – Его нельзя передать.

Возле замаскированной под мусоровоз командно-штабной машины собралась куча мордатых мужчин в камуфляже.

– Весь массив оцепим войсками и прочешем! – говорил одетый в красную спортивную куртку, сидящий на мотоцикле Ducati Diavel.

– Позвольте, Дмитрий Олегович, – возразил сухопарый высокий в очках, – войсковая операция дает кучу трупов, а нам нужны живые.

– Зачем?

– Затем, что нужны показания в суде, чтобы мы могли потребовать выдачи Лужка!

– Свидетелей я вам кучу могу подогнать, только Ахматовичу позвоню.

– Нам нужно бритов убедить, а не свое быдло, – возразил сухощавый. – Нужен настоящий процесс, а не «дело врачей».

– Лужка я бы без всякого суда! Он мне еще с 2005 года в печенках сидит, с его информационными бойкотами!

Подъехала ржавая «волга», Абрам Борисович присоединился к совещанию.

– Что решили, панове? – спросил он.

– Абрам Борисович, – сплюнул мотоциклист, – я, православный патриот, за такие слова могу, как таксу, в жидкость засунуть.

– Дмитрий Олегович, не хотел тебя обидеть, – примирительно выставил ладони чернявый, – просто к слову пришлось. Кстати, к слову, мясо никто не желает купить?

– От Ивановича? – насторожился кто-то.

– Нет, что вы. Отличная свинина, сам бы ел. Никто не возьмет? Может хоть ты, Петр Петрович?

– Спасибо, я еще колбасу не поел.

– Ладно, я возьму, такс подманивать, – решил мотоциклист, – только после совещания. Продолжим. Я предлагаю общевойсковую операцию.

– Я против, – сказал Петр Петрович. – А вы, Абрам Борисович, что скажете?

– Сделаем так, чтобы никому не было обидно. Массив оцепит Росгвардия, а в него запустим группу.

– Спецназ Мусорной полиции ждет ваших указаний! – козырнул одетый в оранжевый жилет поверх живописного рванья статный молодец. – Генерал Чистосугробов!

– Генерал, ваших «голубей» запускать рано, сначала отправим тех, кого не жалко. А вот и они.

Подъехал автозак.

– Зеки? – удивился Дмитрий Олегович.

– Спецконтингент – террорист Савл по кличке Старец. По нему давно «вышка» плачет.

– А если он сорвется в побег?

– Массив же оцеплен.

– Ну, а если?

– С ним будет конвоир и охранник.

– Это все? хлипкий охранник какой-то. Может робота какого, вроде Федора, а?

– Мы будем наблюдать с дронов и спутников, кроме того, скоро прибудет еще одна группа подозреваемых, среди которых мой агент.

– Хорошо, – Дмитрий Олегович поставил подпись на листе, – план операции одобряю. Под вашу личную ответственность. Что там с мясом?

Абрам Борисович сделал знак водителю, тот достал из багажника куль и принес хозяину.

– Сзади клади и привяжи, – по-барски велел Дмитрий Олегович. – Борисыч, сколько с меня?

– Таки восемнадцать тысяч.

– Чего? – вылупился мотоциклист. – Инфляция всего два с половиной процента, импортозаместились, а тут такие цены?.. Это что, иберийская хрюня, тамошними желудями откормленная? Или Джоржа Клуни любимая чуня?

– Самая что ни на есть отечественная хрюшка, со всем нашим почтением к патриотам. Поддержим, как говаривал покойный Борис Николаевич, отечественного производителя.

– Шутник, – Дмитрий Олегович отсчитал деньги, передал чернявому.

Задергался ящик сзади мотоцикла. Дмитрий Олегович достал из него трубку на витом проводе:

– Слушаю. Да. Что за Маск такой? Таксу он топил? Нет? Тогда свободен! Нам тут такие не надо, – спрятал трубку обратно в ящик. – Это мобильник такой, полностью отечественный, полностью защищенный. М-663СС «Бархат» называется.

– Дорогой? – поинтересовался Петр Петрович.

– Сто пятнадцать штук всего, зато полностью наш. Эксплуатация от минус сорока до плюс шестидесяти, крипто и порнографическая защита, сапфировое стекло. Звонки даже на глубине в метр вод водой и полтора метра под спиртом принимает. Ручная сборка, встроенный тетрис. Голосовая система «Хорошо, Уголь».

– Зело, – кивнул Петр Петрович. – Приобрету себе такой.

– Смотрю, мотоцикл новый, – вклинился Абрам Борисович. – Как машина?

– Этот итальянский жеребец может сравниться только с истребителем СУ-30СМ, – напялил расписанный под хохлому шлем и рванул к Москве.

Из автозака сержант Ермолов и Питер Пенов вывели закованного в кандалы Старца.

– Браслеты снимите и с ног цепи, – недовольно поморщился Абрам Борисович, незаметно подмигивая престарелому лиходею. – Не лошадь на ярмарку ведете.

– Не положено, – ответил Ермолов, не спеша выполнять приказ небритой штафирки, но поймал взгляд одного из камуфлированных, вздрогнул, узнав. – Так точно! – поспешно облегчил участь арестанта, сняв оковы и вручив их ему. – Казенное имущество, – пояснил виновато, – под отчет сдавать.

– Смотрите сюда, – Абрам Борисович ткнул погрызенным карандашиком в карту. – вы должны пройти вот тут, вот тут и вот тут. Если встретите вооруженных людей, то немедленно сообщите. Задача ясна?

– Так точно! – козырнул сержант, а Старец зловеще улыбнулся.

– Топайте.

Питер, сжимая тяжелый АК-74, поежился под бронежилетом и поправил постоянно сползающую на глаза стальную каску времен ВОВ. Старец, сопровождаемый обреченными на заклание агнцами в камуфлированных шкурах, двинулся к лесу.

– Какая-то хлипкая охрана для такого волчуги, – с сомнением посмотрел вслед троице сухощавый. – Особенно этот рядовой. У него еще молоко на губах не обсохло, ботинки еле переставляет, от автомата его качает.

– За него таки попросили, – скорчил значительную мину Абрам Борисович.

– Эх, Борисович, подведешь ты всех со своими гешефтами. За арестанта тоже попросили? – спросил Петр Петрович.

– Можно подумать, ты Савла не знаешь?

– Знаю, не знаю, – понизил голос Петр Петрович, – дело второе. Я много кого знаю, я и Алексея Валентиновича до колбаски и курточки знал, но не кричу об этом на каждом углу.

– Ладно, все, таки, будет хорошо. Организуйте нам кто-нибудь кофе.

Драконов указал жезлом Peugeot 206.

– Добрый день, лейтенант Драконов. Права, документы на машину.

– Шеф, я пассажиров везу, ничего не нарушаю, – пробасил Тосол.

– Перегар от кого? – наклонившись к окошку, принюхался лейтенант.

– Пассажиры бухие, – не смутился Фрэнк. – Смотрите, сзади уже вообще лыка не вяжут.

– В трубочку дышать будем?

– Командир, а можно как-то?..

– Желаете пожертвовать на храм? – перекрестился Кай. – Или будем багажник открывать?

– Почему бы и не пожертвовать на благое дело? – перекрестился и Тосол. – Сколько?

– Сколько совесть подскажет, – Кай кивнул Митяю. Сержант подошел с ящичком. – Сюда кладите.

– На благо, – Фрэнк бросил в прорезь две банковские карточки, недавно принадлежавшие французским шпионам. – Хлебодар вам даром.

– Храни вас Господь, – перекрестил Peugeot Драконов и откозырял Тосолу. – Счастливого пути.

– Пронесло! – перекрестился Александр, когда патруль остался позади. – Я думал все, каюк нам.

– Не очкуй, Сашка! Прорвемся.

– С карточками круто придумал.

– А то, мастерства не пропьешь. Школа жизни, это школа капитанов, – запел Тосол, – там я научился водку пить из стаканов. Школа жизни это школа мужчин, там научился я обламывать женщин!

После долгой скачки по ухабам, Peugeot подъехал к хижине. Козел предупредительно отстучал копытом азбукой Морзе по крыше.

– Вот его хибара, – удовлетворенно сказал Тосол. – В такую глушь забрался, мироед. Ты, Сашка, главное молчи, чтобы не продешевить, базарить с ним я сам буду.

– Чего это козел на крыше?

– Дозорный.

– Серьезно?

– Я что, заика? Да, серьезно.

Фрэнк вылез из машины.

– Будулай! – прокричал он.

Ошивающийся неподалеку жеребчик свалился на траву и совсем по-человечески захохотал. Александр вздрогнул.

– Будулай! – Фрэнк сложил ладони рупором.

– Тосол, ты, масляная твоя душа, – из-за домика вышел рослый цыган в красной шелковой рубахе, черных шароварах и начищенных сапогах. – Сколько лет, сколько зим? – тряхнул гривой густых черных волос. – Я думал, ты сгнил давно, проходимец.

– Нет, – Фрэнк хлопнул по протянутой ладони, – еще не сгнил, только разлагаюсь морально, ха-ха-ха.

Умолкший было при появлении цыгана, жеребец снова хохоча начал кататься по траве.

– Решил навестить старого друга, – покосился на весельчака Фрэнк. – Посмотреть, не совсем ты тут плесенью зарос? Не закидали ли тебя мухи какашкой?

– Мои друзья все на кладбище давно.

– Зато им нечего теперь опасаться кроме червей и некрофилов.

– Завязывай с гнилой лирикой, Тосол.

– Будулаша, помнишь, как мы потрошили японских трансформеров, воюющих под звездно-полосатым флагом, на Меконге? А Катманду, помнишь Катманду? Как срезали антенны улиткам?

– Это было давно, Тосол. Говори, с чем приехал?

– Есть хороший товар, – куда-то в сторону сказал Фрэнк.

– Опять приволок какую-то дешевку? Данаец, дары приносящий.

– Нет, что ты. Отличные вещи, никакого подвоха.

– Кто это с тобой? – цыган подозрительно зыркнул на машину.

– Хороший человек, Сашка. Саш, выйди, поздоровайся.

Александр выбрался из машины.

– Здравствуйте, Будулай.

– Кто он? – проигнорировал повара Будулай.

– Повар он, нормальный парень, не хендмейдер какой, факелами жонглирует.

– Повар? Фрэнк, ты в своем репертуаре, ты бы еще из цирка кого-нибудь притащил! Повар, охренеть просто! А в машине кто?

– Не волнуйся, они мертвые, как Розенкранц и Гильденштерн…

– Тосол, ты последние мозги пропил?! Ты зачем сюда жмуриков приволок?!

– Не кричи, Будулай, всех грибников распугаешь. Загонишь дяде Мурату на хинкали, в наваре будешь. У него надежно, как в Мавзолее Ленина.

– Нет, ты не Тосол, ты просто Пипец какой-то!!! Нет больше «Хинкальной», сожгли ее.

– Не шуми. Смотри, что у меня есть, – вывалил на капот ремень, цепочку и печатку.

– Рандолевая дешевка, – презрительно фыркнул Будулай. – Цыганское золото.

– А могу я со Шмулем поговорить? – вкрадчиво спросил Фрэнк.

– Уверен?

– Да.

– Хорошо, – цыган повернул голову на 180 градусов и откинул длинные волосы.

Александр отшатнулся. На затылке было еще одно лицо.

– Таки привет, Фрэнк, – сказало лицо. – Все те же клоуны на манеже.

– Привет Шмуль. Как сам? Артрит тебя не доконал?

– Слава Богу, что не забывает старого еврея. От артрита помогают артроподы в соусе из амеб. Что-то имеешь предложить?

– Вот, – махнул на капот.

– Таки ремешок вроде неплох. Сколько ты за него хочешь?

– Тысяч пять…

– Только из уважения к тебе, Фрэнк, дам две. И не проси больше!

– Две? Побойся Бога, добавь хоть пятихатку!

– Фрэнк, Бог у нас разный, так что ни рубля больше!

– Хорошо, две. Золото возьмешь?

– Эту дрянь? За кого ты меня, таки, принимаешь? За царя Соломона? Эту гадость Будулай возьмет. Что-то еще есть?

– Бумажники кожаные, импорт, фирма, – выложил добычу Тосол.

– Гамонки вроде неплохие. По штуке за каждый. Еще?

– «Ролекс», настоящий.

– Подделка, но из уважения к тебе – семь.

– Стволов пара, вальтер и наган.

– Это к ромалу.

– Есть еще серебро.

– Это что такое? Наконечник вроде?

– Украшение такое.

– Пятьсот.

– Хорошо. А тачку возьмете?

– Эту?

– Да.

– Краденая, если не хуже. Бедный еврей такое не заслужил – к Будулаю. У вас все?

– Нет, еще есть разговор. Нам нужен сапог Сталина.

– Сапог Сталина всем, таки, нужен Идите в музей.

– Нам нужен выброшенный сапог.

– За мусор Сталина нынче какая-то нездоровая возня среди гоев. К чему бы это, Тосол?

– Я не знаю, Лениным клянусь!

– Странно, – прищурил глазки Шмуль, – кому он так нужен?

– Чернокнижнику.

– Мартин так просто суетиться не будет, значит, тут какой-то гешефт… Хорошо, звони ему и скажи, что у меня есть сапог Сталина. Пускай приезжает.

Вдали показалось желтое такси. Козел, словно барабанщик «АС/DC» или Крол, выгодно купивший акции, заколотил по крыше.

– У нас, таки, сегодня день открытых дверей? Или вы хвост притащили?

– Мы тут не при чем, – Тосол сунул пистолеты за ремень, – но осторожность не помешает.

– Таки да, – Двуликий повернулся Будулаем и достал из-за выпущенной рубахи обрез. – Не нравятся мне такие гости. Чкаются тут всякие. Недавно жеребца чуть не украли.

Жеребец захохотал. Александр вздрогнул и в который раз пожалел, что вообще вышел сегодня из дома. Он затравленно посмотрел на Фрэнка.

– Иуда, замолкни бiсова скотина!

Такси остановилось перед Peugeot. Из него вышли самурай с длинным мечом в руке и девушка в коротком зеленом платье. Следом выбрался таксист в оранжевой майке. Все внимательно смотрели друг на друга, прикидывая расклад.

– Ну что, дух, очкуешь? – спросил Ермолов.

– Нет, с чего вдруг? – бодро отозвался Питер.

– Напрасно, должен очковать.

– Да я старше тебя!

– Рот закрой, чмо!

– Хоре галдеть, – сказал Савл. – Разорались как воронята.

– Чего? – не понял Ермолов. – Ты что, давно за щеку не брал? Да я тебя…

Договорить не успел, схватившись за перебитое ударом горло и падая. Старец развернулся к Питеру, вскидывая выхваченный у сержанта АКС74У. Пенов попытался непослушными руками сорвать с плеча автомат. Но запутался и замер, глядя в черную пасть ствола.

– На колени!

Питер послушно рухнул на колени, сложив руки на затылке.

– Вы источник скверны, развели тут Айдахо! Этот пеликан, – ствол на мгновение оставил Питера, щелкнул выстрел, вылетела звонкая гильза, темная душонка Ермолова унеслась в ад, – свое получил, – ствол снова стерег зажмурившегося Питера, – теперь твоя очередь. Как говорится, нах… ваши голубые джинсы. Прощ…

В воздухе вжикнуло и Старец начал медленно заваливаться назад со стрелой, по самое оперение вошедшей в левый глаз. Снова вжикнуло и мертвец обменял на стрелу второй глаз.

– Чего уселся? – послышался знакомый голос. – Яйца высиживаешь?

– Робин, ты? – удивился Питер, оборачиваясь и открывая глаза.

Перед ним стоял молодой мужчина с короткой бородкой, одетый в зеленый плащ с капюшоном. Распахнувшись, плащ показал длинную кожаную куртку, сапоги и голые ноги.

– Я, кто же еще? Не архангел же Гавриил. Ты куда мои штаны дел, бастард?

– Не знаю.

– Не знаешь где штаны? Совсем плох стал? Меньше надо было пиво хлестать. Вот он какой, пивной алкоголизм. Надо будет Малютке Джону рассказать, до чего пенное доводит.

– Не нуди, Роб.

– Где штаны, шулер?! – Робин так встряхнул Питера за шиворот, что у того клацнули зубу, словно у прикидывающегося бабушкой Серого Волка, при виде Красной Шапочки, примеряющей эротическое белье.

– Не знаю я! Меня в армию загребли, а одежду отняли.

– Так что, мне теперь два года или сколько тут сейчас служат, без штанов бегать? У меня скоро простатит и геморрой начнутся! А зима придет?! Буду, как олень Рудольф своими бубенчиками звенеть?! Ты в своем уме?

– Вряд ли, – послышался голос сверху. – Скорее в чужом.

Робин и Питер посмотрели вверх. На ветви дуба уютно устроился крупный кот с блокнотом и красным карандашом.

– Что вы сказали? – переспросил Питер.

– Что все тут не в своем уме. Но сказал это не я, а Чарльз Лютвидж Доджсон, более известный как Льюис Кэрролл.

– Кэрролла, я знаю, – обрадовался Питер, – я с ним бухал.

– Молчи, алкаш малолетний, – оборвал Робин. – И вы бы, любезнейший, шли куда-нибудь.

– Налево или направо?

– На… налево.

– Песен захотелось? – желчно поинтересовался кот. – Может вам еще и сплясать?

– Ты бы помолчал, а то сделаю с тобой то, что мальчик Петя с котом Парамоном из второго подъезда, – пригрозил Робин. – Сиди молча и занимайся лучше своим червяком.

– Хам тележный, – фыркнул кот и пропал.

Послышались выстрелы.

– Стреляют, – вскинулся Робин. – Пошли туда.

– Зачем?

– Придурок, это твой шанс получить медаль или ранение. Комиссуют, вернут штаны. Вперед, дезертир! – пинком поднял Питера в атаку. – Отступать некуда, за нами Москва!

– Вот и не стало Старца, – усмехнулся Абрам Борисович, глядя на широкий экран, куда шла картинка с камер дрона. – Наемники и впрямь есть, а я не верил.

– Верная инфа была, сто пудов, – хмыкнул Петр Петрович.

– С луками прыгают и без штанов. Папуасов каких-то Лужок нанял Москву брать. Все сэкономить хочет, Кепка. Лучше бы кондотьеров из «Моцарта» нанял – дешево и сердито.

– С «Моцартом» сейчас неясно, – возразил сухощавый, – у них непонятки какие-то с пиндосами, все нефтяной заводик в Сирии не могут поделить, не до Лужка им сейчас.

– Если папуасы, то иностранные граждане. А это уже международный терроризм, – подал голос круглолицый генерал ФСБ. – Операцию должны проводить мы.

– Не спешите, Иван Никифорович, – покачал головой Абрам Борисович. – Пока что это единичный случай.

– Вполне может быть свихнувшимся толкиенистом, одичавшим в лесах, – поддержал сухощавый.

– А если гондольеры? – не унимался Иван Никифорович.

– Кондотьеры, – поправил сухощавый.

– Да какая разница, если они в розницу?!

– Вы хотя бы с кокаином в посольстве в Аргентине разобрались, а потом сюда лезли, – срезал сухощавый.

– Это мелочи.

– Ничего себе мелочи, четыреста кэ-гэ кокса.

– Там был не кокаин, а мука!

– Угу, не гексоген, а сахар – слышали уже эту песню, придумайте новую.

– Не спорьте, господа, – влез Абрам Борисович. – Вы же делаете одну работу.

– Работу одну, а бюджет разный, – фыркнул ФСБ-шник.

– Ваш бюджет от меня не зависит. И ваш тоже, Иван Иванович, – покачал головой сухощавому. – Не ругайтесь, вы не у классика. Смотрим, что дальше будет

Адам и Клим вышли к дороге.

– Знакомое место, – усмехнулся Клим. – Главное, к лошадям не лезь.

– Лиц наших не видели, так что не очкуй, все будет пучком. Мало ли тут бродяг чкается?

Перед домом стояли две машины и кучка напряженно застывших людей.

– Погодь, – придержал приятеля Клим. – Там какие-то разборки, давай пока за деревом спрячемся.

– Я Эмиру Сан, – парень выхватил меч из ножен, – пришел забрать жизнь подлого Щелкунчика!

– Слышь, пацан, – Фрэнк незаметно двигал руку к стволу, – у нас тут все нормальной ориентации, щелкунчиков нет. Попутал ты, а за базар можно и ответить.

– Ты кто такой? – начал бычить таксист. – Ты кто?

– А ты кто?

– Погодите, – попросила Динь, – дайте Эмиру сказать.

– Я вызываю гнусного убийцу на честный бой! – выпустил господина Токио Кимото на капот такси.

– Пацан за дело спрашивает, – сказал Корбен, – а ты чего лезешь, пердена старая?

– Кто?! Я?! – Тосол выхватил наган и, наведя в лицо таксиста, спустил курок, глухо щелкнувший по стреляному патрону.

– Падла!!! – пришел в себя Корбен и, выхватив длинную отвертку, кинулся на Тосола. – Порешу мангалора вшивого!

Фрэнк отбросил предательский револьвер, вырвал из-за пояса вальтер и дважды выстрелил в нападающего, но опоздал. Отвертка в руке умирающего Корбена нашла путь меж ребер к сердцу старого греховодника. Будулай вскинул обрез, выцеливая уклоняющегося Эмиру. Из Peugeot вывалился забытый всеми Сашка-сапер и медленно пополз к багажнику. Александр стоял будто соляной столб до тех пор, пока Динь не оглушила его ударом колокольчика.

– Валить надо, – прошептал Адам.

– Подождем, может они убьют друг друга, а мы заберем деньги и ценные вещи.

– Думаешь, там есть деньги?

– Не просто же так они друг друга мочат.

– Может из-за бабы этой?

– Может, но тогда нам баба останется. Смазливая, вроде так.

– Логично, девчонка видная, подождем.

Будулай разрядил в противника левый ствол, но промазал. Попятился к дому. На Эмиру сбоку бросился жеребец, но ловко уклонившись, самурай срубил гривастую голову.

– Мясо будет, – шепотом прокомментировал Адам. – Шашлык обеспечен.

– Сука! – выкрикнул ромал, увидев смерть Иуды, и прицелился в фею, увлеченно пинающую Александра. – Ты забрал Иуду, а я заберу твою женщину!

Эмиру замер.

– Так не пойдет, – крикнул Адам, – не дело прятаться, когда женщине грозит опасность! – выскочив из укрытия, он кинулся к беспечной фее.

Будулай выстрелил. Заряд картечи, нацеленный в голову Динь, угодил в левую лопатку Адама. Сбитая с ног девушка изумленно смотрела на падающего незнакомца. Прыгнув вперед, Эмиру нанес удар, Будулай блокировал обрезом. Звякнул поломанный меч, упал отрубленный ствол. Швырнув в самурая бесполезный обрубок, ромал кинулся к дому. Эмиру выхватил короткий меч, но увидев лицо Шмуля, замешкался.

Выскочившая из-за домика Шпонька воспользовалась замешательством и развернувшись, ударила задними копытами в спину самурая. Эмиру как подкошенный рухнул на землю. Динь, подняв валяющийся вальтер, хладнокровно выпустила оставшиеся в обойме патроны в лошадь. Жалобно заржав, Шпонька рухнула на оглушенного Эмиру и околела.

– Фига се, кровавая жатва, – Клим одел заветную маску ягуара и вышел на поле битвы.

Питер вышел с другой стороны, нервно теребя автомат.

– Динь, и ты здесь?

– Ты что тут делаешь, придурок?

– Ну, типа всех спасаю…

– От кого, от себя?!

– Я…

Выскочивший из домика цыган скосил Питера и Клима очередью из ШКАС[1].

– Голливуду такое и не снилось, – прошептал Абрам Борисович, не отрываясь от экрана. – Надеюсь, запись идет?

– Так точно, – пискнул незаметный техник. – В FullHD качестве, – показал свой смартфон.

– Славно, славно, – покивал головой Абрам Борисович. – Это зрелищнее Ветуры с M134 Minigun[2] в «Хищнике».

– А-а-а! – орал не слышимый за выстрелами Будулай, щепя пулями ни в чем не повинные деревья и дырявя машины.

Одна из пуль, которые, как известно, дуры, снесла с капота Токио Кимота, навеки осиротив Киото. Уронив замолчавший из-за перекоса ленты ШКАС, ромал забежал в дом и вернулся с пулеметом Льюиса[3] в руках.

– Верещагин, выходи с баркаса! – но выстрелить не успел.

Стрела Робина, со смертью Питера потерявшего надежду вернуть штаны, не ведала жалости. Будулай отлетел к стене, пришпиленный двумя угодившими в глаза стрелами. Что-то блеснуло в небе. Вскинув лук, пустил стрелу. Дымящийся дрон рухнул за домиком.

Робин вскрикнул, получив ногой в почку от подбежавшего сзади Наганчика.

–Умри, падла! – Кричал Михаил, пиная ошеломленного защитника нищих, голытьбы и сельской гопоты.

– Погодь, брат, разобраться надо, кто тут за кого, – удерживал Ильмир.

– Что тут разбираться?! Он в плаще и без штанов, значит, извращенец! Урою дрочера!

– Аслан у нас тоже без штанов ходит, но нормальный пацан. Аслан, этот не из ваших?

– Да вроде не похож, – горец с сомнением рассматривал скорчившегося Робина, – но не поручусь. Лица толком не видно, а бубенцы у всех одинаковые.

– Я есть британский подданный, – пропищал Робин.

– А я польский, – Наганчик снова пнул, – что с того? Бьют по почкам, а не по паспорту.

– Позвольте, – отстранил албанца сыщик, – если это действительно подданный ее Величества, то он находится под моей защитой.

– А ты чего лезешь, скрипач? – в запале замахнулся Миша, но поймав в хрюкальце прямой с левой, осекся.

М прошу вас, сэр, – твердо произнес сыщик, – не делать поспешных выводов и не совершать необдуманных поступков.

Вскочившая Динь подбежала к укрытому кобылой Эмиру.

– Живой, ты живой! Мужчины, помогите!

Аслан, Хранитель и сыщик сняли с Эмиру лошадь. Дон Винценцо подозрительно исследовал остатки Токио.

– Обожаю запах свежей крови по утрам, – потянул его кто-то за руку. Дон посмотрел вниз и увидел мерзко улыбающегося Щелкунчика. – Просто щелкунчик, – с этими словами гнусный убийца зажиточных мышей, подпрыгнув, вцепился в горло дона.

Винценцо, уронив бесполезный мушкет, захрипел и свалился на землю. Скрытый от глаз расстрелянной машиной, Щелкунчик терзал несчастного. Только обессиленный Сашка-сапер видел развернувшуюся трагедию. Не в силах позвать на помощь, он выдернул чеку из любимой гранаты. Вспышка взрыва очистила мир от Щелкунчика, гнусного плода экспериментов с атомом в пустыне Невады; дона Винценцо, так и не нашедшего карту сокровищ и Сашки, не дождавшегося дембеля. На капот посеченного осколками Peugeot грохнулась оторванная рука дона.

– Приплыли, – вытер с щеки, порезанной небольшим осколком, кровь Ильмир. – Только этого нам и не хватало.

Зазвонил телефон Клима. Подойдя, Ильмир осторожно достал трубку, нажал.

– Я раньше не хотел вставлять в стихи, как человек неглупый… – раздался быдловатый голос из телефона.

– Нет больше Клима.

– Как это нет? – не поверил голос.

– Убили его… – нажал отбой.

Бдительный козел застучал по крыше. На дороге показался УАЗ камуфлированной расцветки. С другой стороны из леса выскочили двое мужиков с топорами.



[1] ШКАС (Шпитального – Комарицкого авиационный скорострельный) – первый советский скорострельный синхронный авиационный пулемёт. https://ru.wikipedia.org/wiki/ШКАС

[2] «Миниган» (англ. Minigun [ˈmɪnɪɡʌn], армейский индекс – M134, авиационный индекс – SUU-11 и GAU-2 (контейнерный), GAU-17 (станковый), флотский индекс – Mk 25) – название семейства многоствольных скорострельных пулемётов, построенных по схеме Гатлинга. https://ru.wikipedia.org/wiki/M134_Minigun

[3] Пулемёт системы Льюиса (англ. Lewis gun) или просто «Льюис» – британский ручной пулемёт времён Первой мировой войны. Был создан в 1913 году. https://ru.wikipedia.org/wiki/Пулемёт_Льюиса

+3
450
17:10
Вопрос к автору этого произведения На что, по его мнению, должны мотивировать данные описания? Любить родину? Любить женщину? Совершить подвиг? Где здесь самый мощный отрывок, способный перевернуть мировоззрение человека. Подскажите пожалуйста!
17:18
+2
точно, что не любить мужчину — за это поручусь crazy
любовью к Родине там дышит каждая строка blush и ненавистью к тем, кто ее пожирает изподтишка, позвякивая идолопоклонством и попахивая вазелином
17:56
+1
любовью к Родине там дышит каждая строка Вспомнилась песня С чего начинается Родина Вот там действительно каждая строчка дышит любовью к Родине А у вас какие строки более всего дышат родиной? Вот разместите здесь пару тройку предложений, наиболее дышащих.
18:01
+3
если Вы не можете прочесть этого в тексте, то и тезисно не поймете
19:25
+2
Я не автор, но могу заметить, что время соцреализма и линии партии прошло. Сейчас литература развивает постмодернистское направление, для которого характерно обилие аллюзий на прецедентные тексты, авторская ирония, игра с читателем и формой, замена автора на скриптора… Также отмечу, что существует несколько уровней прочтения: как и в «Священной книге оборотня», избыточный натурализм нельзя воспринимать только буквально (впрочем, в постмодернизме читатель сам выбирает уровень прочтения).
Все эти признаки с радостью наблюдаю в текущем творчестве Влада, так как только такая современная литература может действительно развивать прозу и соперничать с мейнстримом, закостеневшем в клише формата и зависящем от прихотей читателей от и до.
19:27
+2
blush ничего не понял, кроме того, что соперничаю с неким Мейнстримом crazy
Это просто **пец, как умно и сногосшибательно. Я тоже не все понял, но на всякий случай помыл руки и покурил. Вот кто ваш главный критик и толкователь. Я в восхищении.
19:42
+1
Вот кто ваш главный критик и толкователь.
она еще и одна из героинь «700 граней» quiet
19:42
+2
Это шифровка для Избранных. Мейнстрим — злодей типа Магнето, им надо его победить: заманивает наивных читателей и питается их душами)) Или потеснить, или попинать: тут уж как получится.
19:45
+1
Хомский расшифрует…
Комсомолка?
19:48
+1
laugh лучше
19:59
+1
Вот кто на меня Хомского
коварно натравливает wonder Понятненько…
20:04
+1
Хомский шифруется сам по себе
даже в друзья добавлять не желает sorry
Да вы что! Ни в одном глазу.
А он что, нападает на вас? Если что — сообщайте, примем меры.
00:30
+1
Ни в коем разе, тут у нас спортивный азарт)) Всё чинно.
08:05
+1
отобьем шифровку…
08:05
+1
главное, что все довольны
18:39
+2
Ну что, круто.
Маленький переполох в большом Замкадье. Немногие вернулись с поля, по всякому им вышла доля. Ну, так-то понятно, хоть и жалко некоторых, но Боливар не выдержит всех. В конце (завтра), вообще должен остаться только один, на один с необразованными, ярмарочными евроклоунами. Холмса, походу, тоже придется выслать — ничего личного, а тот в килте — прошу остаться. С ним отдельный, независимый разговор.
Миша и Ильмир — таки братья навек, были разлучены но соединились. Я так и знал, что демарш на восток, дело правильное. Все-таки солнце знает, откуда вставать и на кого ложить-ся.
И, во-первых: где аннотация и список задействованных работ.
Полный плюс.
18:42
+1
где аннотация и список задействованных работ.

тут их нет, писалось без подпитки извне
Немногие вернулись с поля, по всякому им вышла доля. Ну, так-то понятно, хоть и жалко некоторых, но Боливар не выдержит всех.
в следующей серии мы еще больше героев потеряем quiet
кровавый Костромин требует жертв crazy
Да. Это правильно. Ресурсов у нас хватает. Незаменимых людей нет, так, Лаврентий…
18:50
+1
macho будет, и Лаврентий скоро будет (в 34 серии quiet )
18:44
+1
кстати, давненько вы меня не комментировали sorry
Да вот, все как-то некогда. Серьезная работа, требует серьезного осмысленного подхода. Но я все читал! И по прежнему поклонник, и жду продолжений. С грустью думаю, когда-нибудь придет и последняя грань…
blush вот на таких поклонниках я и держусь
видели, сегодня двое авторов потребовали их убрать из романа?
Видел. Их претензии необоснованны. Работы опубликованы в открытом доступе, ссылки имеются, цитаты мелкие. Предлагаю указать авторство, назвать пародийно-сатирическим сериалом и не обращать внимания на возражения. Или приписать: навеяно, с большой долей вероятности, следующими работами…
19:14
+2
не соглашусь по поводу необоснованности претензий. Это не совсем открытый доступ, на самом деле. Это доступ в рамках конкурса. С этим стоит осторожничать, на мой взгляд. А вот если грамотно установить границы, получить согласие, то со спокойной душой можно творить хоть сериал, хоть сатиру)
обоснованно или нет, не знаю.
кто попросил (потребовал) убрать — ссылки на те работы убрал
19:19
+1
С точки зрения права не обоснованы.
я пытался получить согласие
19:11
+3
Влад, на самом деле, в таком вопросе серчать на авторов нет причины.
Стоит согласовывать с каждым — авторское право все же. Тогда обид не будет.
Думаю, вам это будет так же опытом. А то потом начинаются претензии, что неприятно Автору граней, то бишь вам.
19:19
+2
я уже не первый раз обращаюсь к авторам, с просьбой указать, согласны или нет
например вот: litclubbs.ru/posts/1297-i-vot-prishel-velikii-den.html
умные люди обратились и даже сами стали персонажами романа
19:22
+1
там вы критику предлагаете, а не использование работы))
и вообще, я только из лучших побуждений, между прочим)
чтобы потом не было бед и недопониманий на вашу умную головушку)
там вы критику предлагаете, а не использование работы))
wonder а это для кого написано? «считающий, что ему нужна моя критика (и желающий быть увековеченным в „700 граней“
19:25
+1
не увидела)))
чессна)
видимо, не увидели не только Вы
просто напоминает ситуацию со сборником интервью
маститые авторы с радостью дали согласие на публикацию своих интервью, а пара никому неизвестных нонеймов встали в позу
19:23
+1
один из них — я. второй кто?)
rofl вы слегка не поняли. я про уже вышедший сборник ridero.ru/books/chai_so_slonom/
Вы отказались дать интервью в последующий laugh
19:26
+2
thumbsup хорошо так ответили))))
но сути не меняет)) jokingly
почитайте в моем блоге, сколько копий вокруг этого сборника поломали
19:29
+1
гляну обязательно.
19:36
+2
Нет, авторское право тут не работает, уж извините. Свои обиды и «хочу-не хочу» только, которые Влад из-за врождённого миролюбия пытается устаканить.
19:39
+1
crazy а авторский произвол?
из-за врождённого миролюбия пытается устаканить.
мы, иудеи, народ мирный…
По авторскому — надо полазить. На вскидку — там полная каша. Так что, наш многогранный ирландский иудей, весьма предусмотрителен. А как иначе, иначе давно бы сгинули, как хазары.
19:47
+2
blush стараемся
19:52
+2
Зачем лазить?) Как бы на пародию не распространяется. Самый известный прецедент: «Таню Гроттер» признали пародией, и именно поэтому Роулинг не смогла ничего отсудить. Разговор об авторском праве по факту идёт только тогда, когда печатают тиражи без ведома писателя, и всё. Даже защита чести тут не работает (гражданское право).
19:54
+2
macho круто! кто такая «Таня Гроттер»?
20:01
+2
Гарри Поттер, будь он девочкой и живи в России.
20:04
+1
живи он в России его бы и так сделали девочкой sorry
Как бы да, это логично. Но в праве есть защита использования и героев произведения. Потому и Таня сработала.
Вам спасибо за разъяснения. Вы юрист?
большинству авторов слабых рассказов слово логика неизвестно
20:48
+2
Кратко: если персонаж не зарегистрирован как товарный знак (не произошла коммерциализация для самостоятельного использования персонажа), то нет, он авторским правом не защищается. ГП вроде как был зарегистрирован, но в пародии всё равно даже при этом можно с чистой совестью использовать. Тут и ссылки на произведения, и форма пародии. А вот кавычками цитаты из песен лучше выделить (можно просто ссылки на цитируемые песни дать).
20:50
+1
это если песня целиком
20:55
+1
20:56
+1
wonder какой ужас!
21:03
+1
И имена кое-какие подправьте.
21:06
+1
например?
совпадение по именам может быть совершенно случайным
21:09
+1
Учитесь у Зотова wink
21:11
+1
не имею чести быть знакомым pardon
21:13
+1
Рекомендую Каледина и Алису из «Скелета бога».
21:20
+1
непременно
21:15
+2
Немного другая корочка, не совсем юрист.
21:20
+1
как скажете
22:24
+2
Во-первЫх строкАх сразу хочу заметить, у вас то скрипка, то альт. Ах. как это неправильно.
"— Извините, но это не скрипка. Это — альт." (Альтист Данилов)
Во-вторых строкАх, вы обрусили Холмса. Он рассуждает как классический русский мужик, в классическом-же представлении. Никуда не надо ходить. ничего не надо делать, все случится само-собой. В моем представлении, Холмс, человек деятельный, активный, ничего на волю случая/предопределенности не оставляющий. Но, за это и спасибо. Кто к нам пришел, тот стал нашим.
В-третьих, полностью поддерживаю и согласен с определением LeoNick данной эпопеи, и творчества автора.
От себя скажу по простому, знатное мочилово. Серия впитала все реальные события последних дней (что удивительно. когда все успевает), отражены преобладающие настроения в обществе администрации, и в стране в целом. Однако, с казуистической изворотливостью сохраняется статус-кво британцев-попаданцев. Видимо оставляем пути отхода.
Ну и в -четвертых, хороши местные персонажи. очень колоритен Эмиру. Александр — больше жизни, вы же повар. Закидывайте всех чебуреками. Как жаль, что я так и не увидел Марго Никовну Лео.
Кстати, я пробежался, ни одну серию вроде не пропустил. (+).
22:44
+2
Весьма тонко подметили актуальность серии, жму руку! А Марго Никовна остаётся Марго Никовной, хоть так её зови, хоть нет…
08:01
+1
ведь Лео пахнет Лео, хоть Лео назови ее хоть нет — как тонко подметил другой наш британец, Шекспир crazy
насчет скрипки и альта — мне, как человеку от музыки далекому (победу на районном смотре-конкурсе в далекие детские годы я не считаю достижением) вполне простительно не знать таких тонкостей. знаю только, что виолончелисты весьма состоятельные в России люди quiet
Загрузка...
Book24